Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИУЛИАНИЯ
Т. 28, С. 545-555 опубликовано: 19 декабря 2012г.


ИУЛИАНИЯ

Иустиновна Осорьина (нач. 40-х гг. XVI в., Москва - 2.01. 1604, с. Вочнево (Бочнево) Березопольского стана Нижегородского у.), прав. (пам. 2 янв., 10 июня - в Соборе Рязанских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых), Лазаревская, Муромская, супруга прав. Георгия Васильевича Осорьина.

Источники

Основным источником сведений об И. являются Житие святой, сохранившееся в единственном списке сообщение об обретении ее мощей, а также актовые материалы, связанные с дворянским родом Осорьиных.

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Ок. 2004 г. Иконописец И. Дронов (Спасо-Преображенский мон-рь, Муром)
Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Ок. 2004 г. Иконописец И. Дронов (Спасо-Преображенский мон-рь, Муром)

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Ок. 2004 г. Иконописец И. Дронов (Спасо-Преображенский мон-рь, Муром)

Житие И. («Месяца генваря в 2 день успение святыя праведныя Улиянеи, Муромскиа чюдотворицы», или «Житие и преставление святыя, и преподобныя, и праведныя матере нашея Иулиании Лазаревския», или «Месяца генуария в 2 день житие, и пощение, и еже от зде преставление святыя праведныя матере нашея Иулиании, еже от Божия благодати новыя мироточицы, от града Мурома, яко звезду пресветло чудесми и добльствием детелным восиявшую») написал в 20-30-х гг. XVII в. сын святой - выборный дворовый сын боярский и муромский губной староста Каллистрат (Дружина) Георгиевич Осорьин.

Известны ок. 60 списков Жития И., относящихся к 3 редакциям (классификация М. О. Скрипиля, Т. Р. Руди): краткой (первоначальной), пространной и сводной. Краткая редакция представляет собой достаточно бесхитростное повествование Дружины Осорьина, написанное после обретения мощей И. в 1614 (или 1615) г. Данная редакция не получила широкого распространения, она известна в 6 списках XVII - нач. XVIII в. Жизнеописание И. дополнено рассказами о чудотворениях. Число чудес варьируется: 6, 8 и 21. Описание 21 чуда приведено в единственной рукописи - РНБ. Q.I.355, 50-е гг. XVII в., 3 последних чуда датированы 1649 г.

Большая часть сохранившихся списков Жития И., преимущественно XVIII-XIX вв., относится к пространной редакции, созданной, по-видимому, в сер. XVII в. Списки данной редакции делятся на неск. групп и подгрупп. В пространной редакции содержится риторическое вступление или послесловие; повествование дополнено ссылками на Свящ. Писание и сочинения отцов Церкви и церковных писателей о том, что и в миру человек может достичь спасения. Наличие в тексте ряда дополнительных деталей, касающихся родственных отношений И., говорит о том, что и эта редакция была создана при участии Осорьиных.

По наблюдениям Руди, к краткой редакции Жития И. восходит текст из сборника кон. XVII в. ТФГАТО. Собр. ркп. № 262. Л. 467-489, включающий описание 6 чудес. Данный текст, по мнению исследовательницы, представляет собой сводную редакцию Жития И., в основе к-рой лежит краткая редакция, расширенная и переработанная с использованием пространной редакции.

Биография

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1998 г. Иконописец И. В. Сухов (собор Благовещенского мон-ря, Муром)
Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1998 г. Иконописец И. В. Сухов (собор Благовещенского мон-ря, Муром)

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1998 г. Иконописец И. В. Сухов (собор Благовещенского мон-ря, Муром)
И. происходила из старинного рода владимирских детей боярских Недюревых, известных на службе в Москве с кон. XV в. (АСЭИ. Т. 3. С. 141-142. № 104, 105), была дочерью владимирского ключника дворового сына боярского Иустина Васильевича Недюрева († между 1542 и 1551/52) и Стефаниды Григорьевны († после 1547?), в девичестве Лукиной, родом «от града Мурома». Дядя И.- Иван Васильевич Недюрев († после 1556) был влиятельным приказным деятелем в начале правления царя и вел. кн. Иоанна IV Васильевича Грозного. В 1547 г. Иван Недюрев был царским приставом в Саввином Сторожевском в честь Рождества Пресв. Богородицы муж. мон-ре; с этой обителью его род поддерживал тесные отношения (Саввин Сторожевский мон-рь в документах XVI в.: Из собраний ЦГАДА. М., 1992. № 14. С. 22). Очевидно, до 1550 г. И. В. Недюрев вышел в отставку, его имя и имя отца И. не встречается в Тысячной книге 1550 г. и в Дворовой тетради нач. 50-х гг. XVI в.

Родители И., люди зажиточные («имяста… много богатьства и раб множество»), жили преимущественно в Москве «во всяком благоверии и чистоте». Они имели неск. сыновей и дочерей, И. была младшей. Девочка «от младых ногтей Бога возлюби и Пречистую Его Матерь» (Житие Юлиании Лазаревской. 1996. С. 103-104). В 6 лет, после смерти матери, святая осталась сиротой (отец умер раньше). И. забрала к себе «в пределы муромъские» ее бабушка Анастасия Никифорова Дубенская, которая к тому времени была вдовой. А. Н. Дубенская воспитывала внучку в продолжение 6 лет. После смерти бабушки в нач. 50-х гг. XVI в. И. взяла на воспитание в свое муромское поместье ее тетя Наталья «Путилова жена Арапова». Девушка «помногу чтяше тетку свою и дщери ея, и имея во всем послушание и смирение, и молитве и посту прилежаше». Из-за своей аскетичности И. «от тетки много сварима бе, а от дщерей ея посмехаема». Несмотря на это, праведница продолжала строго соблюдать посты. Будучи кроткой и молчаливой, И. не участвовала в играх сверстников, она посвящала свободное время рукоделию, чтобы «обшивать вдов и сирот». В муромской деревне, где жила святая, не было церкви. Агиограф пишет о том, что И. вела праведную жизнь, хотя не ходила в храм, не слушала «словес Божиих», не имела духовного наставника.

Во 2-й пол. 50-х гг. XVI в., когда И. исполнилось 16 лет, она была выдана замуж за зажиточного муромского вотчинника Георгия Осорьина. Венчание совершил свящ. Потапий (в монашестве Пимен, впосл. архимандрит муромского в честь Преображения Господня мужского монастыря) в ц. во имя прав. Лазаря в с. Лазареве (совр. Муромский р-н Владимирской обл.), принадлежавшем Осорьину. По свидетельству Жития И., супруги жили «во мнозе добродетели и чистоте по закону Божию». Утром и вечером они молились, совершая по 100 и более поклонов. Особенно горячо праведница почитала Богородицу и свт. Николая Чудотворца, их образа стояли в ц. во имя св. Лазаря. Прав. Георгий дома читал вслух Свящ. Писание, сочинения Козьмы Пресвитера, жития святых, которые с вниманием слушала его супруга, не знавшая грамоты (отец И. был грамотным (см.: Саввин Сторожевский монастырь в документах XVI в. М., 1992. № 8. С. 14); в роду Недюревых собирали рукописные книги (см.: Каталог славяно-русских рукописных книг XVI в., хранящихся в РГАДА / Сост.: О. В. Беляков и др.; ред.: Л. В. Мошкова. М., 2005. Вып. 1. № 69. С. 209-211)). В отсутствие мужа, находившегося на царской службе, И. занималась рукоделием, а заработанные деньги отдавала нищим и на «церковное строение». Праведница была милостива по отношению к «рабам» (холопам): она «дело по силе налагаше и николи простым имянем не зваше», брала на себя вину за проступки холопов. В Житии И. дважды говорится о нападениях бесов, возмущенных действиями праведницы, от которых ее спасло чудесное вмешательство св. Николая Чудотворца.

Св. супруги, в первую очередь И., много помогали нуждающимся. Во время голода в 1570-1572 гг. И. раздавала нищим хлеб, полученный на пропитание от свекрови. Святая втайне от близких во время «мора» занималась врачеванием, не боясь заразиться. Благотворительность Осорьиных распространялась не только на муромскую вотчину: в 1588 г. в березопольском поместье Осорьиных в Нижегородском у. упоминается ц. во имя вмч. Георгия Победоносца, при к-рой существовали «две кельи нищии, питаются от церкви Божии» (Выпись из нижегородских дозорных книг 1588 г. // Анпилогов Г. Н. Нижегородские документы XVI в. (1588-1600 гг.). М., 1977. С. 174). Вместе со св. супругами жили родители прав. Георгия. В кон. 50-х - 60-х гг. XVI в., когда Осорьин находился на службе в Астрахани, его родители скончались, приняв перед смертью иноческий постриг. И. похоронила их «честно... многу милостыню и сорокоусты по них разда, и повеле служити по них литоргию, и в дому своем покой мнихом и нищим поставляше во всю 40-цу по вся дни». Праведница «и в темницы милостыни посылаше» (Житие Юлиании Лазаревской. 1996. С. 107-108).

Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Роспись придела во имя прав. жен Анны, Тавифы и Иулиании в Троицком мон-ре Мурома. 2008 г. Мастер А. Топорищев
Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Роспись придела во имя прав. жен Анны, Тавифы и Иулиании в Троицком мон-ре Мурома. 2008 г. Мастер А. Топорищев

Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Роспись придела во имя прав. жен Анны, Тавифы и Иулиании в Троицком мон-ре Мурома. 2008 г. Мастер А. Топорищев

У прав. супругов было 13 детей (10 сыновей и 3 дочери), из к-рых 6 умерли в младенчестве. Известны имена 5 сыновей, доживших до совершеннолетия: Григорий (род. ранее 1574), Каллистрат (Дружина; род. в 1578), Иван (род. в 1580), Георгий (род. в 1587) и Дмитрий (род. в 1588). Последним ребенком была дочь, родившаяся в 1590 г. (см. Феодосия (Осорьина), прп.). В 1588 г. погиб старший сын Осорьиных (имя неизв.), в 1589/90 г. в бою с крымскими татарами был убит Григорий. После смерти сыновей И. попросила у мужа разрешения принять монашеский постриг. Прав. Георгий не согласился, но святые дали обет воздерживаться от супружеской жизни. И. продолжала строго соблюдать посты, проводила ночи в молитве. Утром она шла в церковь «к заутрени и к литоргии», затем «ручному делу прилежаше и дом свой богоугодно строяше». Святая «рабы своя довольно пищею и одеянием удовляше и дело комуждо по силе задавааше, вдовами и сироты печашеся и бедным во всем помагааше».

После кончины прав. Георгия (ок. 1592/93), похороненного в Лазаревской ц. «честно», И. почтила его память «пением, и молитвами, и сорокоусты, и милостынею». Согласно Житию И., святая жила вдовой 9 лет, до эпидемии, случившейся в царствование Бориса Феодоровича Годунова, очевидно в 1601-1603 гг. Правда, в Житии говорится о том, что супруги «по разлучении плотьне» жили 10 лет (Там же. С. 108-109, 111), но это известие представляется хронологически неправдоподобным.

После смерти супруга И. посвятила жизнь служению Богу и ближним. Святая ежедневно бывала на богослужении. И. «милостыню безмерну творя, яко многажды не остати у нея ни единой сребреницы», и тогда она «займая, даяше нищим милостыню». Во время мора, голода и сильных морозов, случившихся между 1593 и 1598 гг., И. не посещала Лазаревскую ц., потому что раздала нищим деньги, к-рые ей дали сыновья для приобретения теплой одежды. Однажды священник на службе в храме услышал голос от иконы Пресв. Богородицы: «Шед, рцы милостивой Ульянеи: что в церковь не ходит на молитву? И домовная ея молитва богоприятна, но не яко церковная. Вы же почитайте ю, уже бо она не меньши 60 лет, и Дух Святый на ней почиет». Священник пришел к Осорьиным, «пад при ногу» И., «прося прощениа, и сказа ей видение». Праведница была недовольна тем, что по пути к ней священник говорил о чуде мн. людям, и запретила ему рассказывать об этом. И. поспешила в храм и «с теплыми слезами молебная совершив, целова икону Богородицыну. И оттоле боле подвизася к Богу, ходя к церкви». Продолжая творить милостыню, святая «точию нужные потребы домовъные оставляше, и пищу точию год от года розчиташе, а избыток вся требующим растакаше». В 1601 г., во время всероссийского голода, «в дому... ея велика скудость пищи бысть и всех потребных, яко отнюд не прорасте из земли всееное жита ея... кони же и скоты изомроша». Праведница просила домочадцев и слуг «еже отнюд ничему и татьбе не коснутися». И. обменяла на хлеб все, что имела («скоты, и ризы, и сосуды»), и «челядь корьмяше, и милостыню довольну даяаше, и в нищете обычныя милостыни не розстася, и ни единого от просящих не отпусти тща». В итоге святая «дойде же в последнюю нищету, яко ни единому зерну остатися в дому ея», но «о том не смятеся, но все упование на Бога возложи» (Там же. С. 110-111).

В 1601/02 г. из-за мора И. переселилась из с. Лазарева в с. Вочнево - поместье ее покойного мужа под Муромом. Праведница была огорчена тем обстоятельством, что ближайшая церковь находилась за «два поприща» от ее жилища. Будучи «старостию и нищетою одержима», И. не могла ходить в храм, но молилась дома, имея из-за этого «немалу печаль». Святая освободила своих холопов, «да не изнурятся гладом»; наиболее преданные «обещахуся с нею терпети, а инии отъидоша». И. приказала своим детям и слугам вместе с ней собирать лебеду и кору деревьев, делать из них муку и печь хлеб. Этого хлеба хватало не только для домочадцев, но и для бедных. Нуждающиеся в хлебе говорили другим благотворителям, что они не ходят к ним, т. к. у И. «вельми хлеб... сладок». Соседи И., «изобильны хлебом», посылали на ее двор «просити хлеба, искушающа». Попробовав его, они удивлялись и признавали, что «горазди рабы ея печь хлебов», но не понимали, что «молитвою ея хлеб сладок» (Там же. С. 111-112).

Следует сказать о том историческом фоне, на к-ром поступки И. приобретали особое значение. По свидетельству Авраамия (Палицына), в трудные годы, на рубеже XVI и XVII вв., состоятельные люди в России не хотели делиться с голодающими хлебными запасами, выгоняли своих холопов без отпускных свидетельств, не желая кормить их. Авраамий (Палицын) видел главный «грех всей России» в том, что «не пощадиша братия свои и жита и благая своя заключиша себе». За это Бог покарал страну бедствиями Смутного времени.

26 дек. 1603 г. И. заболела. Несмотря на недуг, она продолжала молиться по ночам, говоря родным: «И у больнаго Бог истязует молитвы духовныя». 2 янв. 1604 г. святая причастилась Тела и Крови Христовых у своего духовного отца свящ. Афанасия, простилась с детьми и слугами, «поучая о любви, и о молитве, и о милостыни, и о прочих добродетелех», и скончалась. Смерть И. сопровождалась чудесными знамениями: «вси видела около главы ея круг злат»; в «клети», где находился гроб, «видела свет и свеща горяща и благоухания велие повеваше». Тело И., согласно ее воле, было перевезено из Вочнева в Лазарево и погребено рядом с могилой мужа, на сев. стороне у храма св. Лазаря, 10 янв. 1604 г.

А. В. Кузьмин

Почитание

Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. арх. Михаила в с. Лазареве. Фотография. Кон. XIX в.
Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. арх. Михаила в с. Лазареве. Фотография. Кон. XIX в.

Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. арх. Михаила в с. Лазареве. Фотография. Кон. XIX в.
После окончания Смутного времени, по-видимому между 1613 и 1615 гг., над могилами св. супругов была возведена теплая деревянная ц. во имя арх. Михаила. Рядом с родителями позднее похоронили схим. Феодосию (Осорьину). Уже в 1-й четв. XVII в. началось местное почитание И. 8 авг. 1614 (или, что менее вероятно, 1615) г. в связи с похоронами Георгия Осорьина (сына И.) был обретен гроб с нетленными мощами И., полный «мира благовонна». После помазания миром исцелились мн. больные. Впосл. сын И. Каллистрат (Дружина) написал Житие святой, он же, вероятно, составил службу И. Каллистрат Осорьин способствовал распространению памяти о своих родителях в муромских землях. Центром почитания И. и ее родственников стал муромский Преображенский мон-рь. К 1649 г. было письменно зафиксировано 21 чудо у гроба святой.

По-видимому, в 1-й пол. XVII в. почитание И. было местным - в Муромском, отчасти Нижегородском и соседних уездах. На это косвенно указывает отсутствие имени подвижницы в «Каноне всем святым, иже в Велицеи Росии» (кон. 40-х гг. XVII в.) соловецкого писателя Сергия (Шелонина). Ситуация изменилась к нач. XVIII в. Семен Денисов (см. в ст. Денисовы), посетивший в 1705-1712 гг. с целью составления «Слова воспоминательного о святых чудотворцах, в России воссиявших» Москву, Нижегородский у. и множество столичных и провинциальных мон-рей, включил в свое сочинение имя И. Почитание И. сохранялось среди старообрядцев (см. ст. Старообрядчество) (в частности, в поморском согласии) (см.: ГИМ. Муз. № 1510, 30-е гг. XVIII в.). Под 2 янв. члены семьи Осорьиных упоминаются в «Алфавите русских святых» старообрядческого мон. Ионы Керженского: «Преподобная Иулияния, Георгии, Димитрии, Феодосия Муромския в селе Лазоревском. И Авраамий Стародубский, внук Иулиянии» (ЯМЗ. № 15544. Л. 7, 1813-1819 гг. (?)).

В 1801 г. Владимирский и Суздальский еп. Ксенофонт (Троепольский) запретил служение молебнов И. и ее супругу, иконы святых были изъяты из Лазаревского храма. В 1811 г. мощи святой пострадали при пожаре в Лазаревской ц. В том же году вместо сгоревшего храма был выстроен каменный с главным престолом во имя арх. Михаила, в котором поместили мощи И. В 1867-1868 гг. служение молебнов И. и прав. Георгию возобновилось. В 1888 г. в церкви была устроена рака из кипариса, обложенная позолоченной и посеребренной медью, внутри которой стоял дубовый гроб с мощами И. В 1861 и 1865 гг. Черниговский архиеп. Филарет (Гумилевский) включил жизнеописание И. в свой труд «Русские святые, чтимые общецерковно и местно». В 1893 г. при церкви с. Сергиевского Калужского у. по инициативе потомков святой было основано братство во имя И. Позже в Томской губ. было организовано такое же братство в память подвижницы. Среди учредителей обоих братств был св. Иоанн Кронштадтский. 24 февр. 1924 г. мощи И. были впервые вскрыты (см. Вскрытие мощей). По рассказам прихожан Михаило-Архангельской ц. в с. Лазареве, свящ. Михаил Георгиевский тяжело переживал свое участие в этом событии. По преданию, ему неск. раз являлась И., плачущая и произносящая: «Господи, что сделали!» Священик уехал из села и 4 года не мог служить (Епанчин. 2002. С. 40). После 2-го обследования мощей, состоявшегося 14 дек. 1930 г., гробница И. была передана в атеистический отдел Муромского краеведческого музея, где уже были выставлены раки с мощами святых Константина, Михаила и Феодора (см. Феодор Ростиславич, Давид и Константин), Петра (Давида) Георгиевича и Февронии (Евфросинии) Муромских. Верующие шли в музей на поклонение святыням, поэтому мощи через некоторое время были скрыты в запасниках музея. 20 янв. 1989 г. рака с мощами И. была передана в муромский Благовещенский собор (см. в ст. Муромский в честь Благовещения Пресв. Богородицы мон-рь), 9 июля 1993 г. перенесена в Николо-Набережную ц. в Муроме, где ведется запись чудес, совершающихся по молитвам к И.

В XIX - нач. XX в. почитались связанные с родом Осорьиных св. источники в Лазареве и около с. Дуброва (совр. Селивановский р-н Владимирской обл.). Над св. колодцем в Лазареве стояла надкладезная часовня, разрушенная в 1933 г. В наст. время молебны у источника совершаются в праздник Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня. Св. колодец около Дуброва образовался на месте, где крестьянка обрела чудотворную икону И. с житием. Икону перенесли в храм в Дуброво, но она вновь вернулась на прежнее место. Тогда образ переместили в храм на погосте Муська (Муськово, ныне пос. Новлянка). Храм был закрыт в 1933 г., вскоре разрушен, чудотворная икона И. утрачена. Позднее над источником около Дуброва была построена из кирпича часовня, разрушенная в 1941-1945 гг. По местному преданию, И. неск. раз являлась здесь молящимся. Св. колодец был восстановлен братией муромского Благовещенского мон-ря. В день Св. Духа совершается крестный ход к источнику от храма Св. Троицы в Дуброво (Пасхальный огонь. 2004. № 4/5).

Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. свт. Николая Чудотворца в Муроме. Фотография. 2010 г.
Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. свт. Николая Чудотворца в Муроме. Фотография. 2010 г.

Рака с мощами прав. Иулиании Лазаревской в ц. свт. Николая Чудотворца в Муроме. Фотография. 2010 г.

В нач. XX в. почитание И. было местным, святая названа местночтимой в составленном архиеп. Сергием (Спасским) «Верном месяцеслове всех русских святых, чтимых молебнами и торжественными литургиями» (М., 1903. С. 5). Общецерковное почитание И. установлено включением ее имени в Собор всех святых, в земле Российской просиявших, состав к-рого был определен при подготовке к изданию богослужебных Миней в 70-х гг. XX в. (Минея (МП). Май. Ч. 3. С. 380). Имя И. входит в Соборы Владимирских святых (празднование установлено в 1982), Рязанских святых (празднование установлено в 1987). В 1995 г. при Свято-Троицком храме в г. Осинники (Кемеровская обл.) было создано сестричество во имя И. В 2006 г. учреждено сестричество милосердия во имя И. при храме в честь Успения Божией Матери в Муроме, муромское сестричество входит в состав Георгиевского сестричества милосердия, основанного во Владимире в 1998 г. Подвижнице посвящены еще 3 сестричества Владимирской епархии - в Вязниках, Коврове и Александрове. В год празднования 400-летия преставления святой в ее честь была освящена часовня в с. Лазареве. Неподалеку в лесу находится источник И., освященный 12 дек. 1997 г. Действуют домовые храмы во имя И.: при Муромском ин-те (филиале) Владимирского гос. ун-та им. А. Г. и Н. Г. Столетовых (2004), при Ковровской гос. технологической академии им. В. А. Дегтярёва (2005).

Род Осорьиных (с сер. XVII в. Осоргины) не угас. В роду хранится память о св. предках: к нач. XX в. одного из сыновей (обычно старшего) в семье Осоргиных называли Георгием в память прав. Георгия, девочки часто носили имя Ульяна. По свидетельству нач. XX в., «все Осоргины были не просто религиозны, а глубочайше, непоколебимо верующие» (Голицын С. М. Записки уцелевшего // Наше наследие. 2000. № 57. С. 115). В XX в. мн. представители рода оставили след в истории Православия как в России, так и в эмиграции. 29 окт. 1929 г. в Соловецком лагере был расстрелян Георгий Михайлович Осоргин. О нем сохранились воспоминания: «Осоргин вел свою генеалогию от св. Иулиании. Приверженный семейным традициям, Георгий наследственно был глубоко верующим. Да еще на московский лад! То есть знал и соблюдал православные обряды во всей их вековой нерушимости - пел на клиросах и не упускал случая облачаться в стихарь для участия в архиерейском служении... Осоргин с превеликой твердостью заявлял на допросах: «монархист и верующий»... Георгий был делопроизводителем лазарета... Работал он с редким в лагере рвением: служба давала возможность делать ему массу добра. Не перечесть, сколько выудил он из тринадцатой - карантинной - роты священников, беспомощных интеллигентов! Укладывал их в больницу... Георгий спасал... весь день сновал между лазаретом, ротами, управлением, добиваясь облегчения, переводов, пропусков, льгот» (Волков О. В. Погружение во тьму. М., 1992. С. 171-175). Г. М. Осоргин был расстрелян вслед. доноса, после того как он молился в лагере на пасхальной службе в 1928 г. (в церкви было разрешено присутствовать только духовенству) и затем передал на Анзер для сщмч. архиеп. Петра (Зверева) мантию и Св. Дары (Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956. М., 1989. Т. 2. С. 45; ср.: Лихачёв Д. С. Воспоминания. СПб., 1997. С. 364-366). Брат Г. М. Осоргина Михаил был одним из главных организаторов открывшегося в Париже в 1925 г. Православного богословского ин-та прп. Сергия Радонежского (в наст. время в ин-те преподает сын Михаила Михайловича Николай). На Свято-Сергиевском подворье имеется чтимая икона И. (Свято-Сергиевское подворье в Париже: К 75-летию со дня основания. П.; СПб., 1999). Сын Г. М. Осоргина прот. Михаил в 1987-2004 гг. возглавлял православный приход во имя свт. Николая в Риме, под его руководством приход, состоявший в ведении Западноевропейского экзархата рус. приходов К-польского Патриархата, вернулся в Русскую Церковь.

Арх.: РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Столбцы по Н. Новгороду. № 629/20978. Л. 36-38; Оп. 1. Кн. 293. Ч. 2. Л. 846 об.; РГБ ОР. Ф. 215. Арх. М. М. Осоргина. Картон 3. № 7, 14-17, 19.
Ист.: Кушелев-Безбородко. Памятники. Вып. 1. С. 63-67; Описание о российских святых. С. 245-247; Евгений (Мерцалов), еп. Житие св. прав. Иулиании Лазаревской (в 2 ред.) и служба ей. СПб., 1910; Открытие мощей Улиании праведной // Луч: (Газ.). 1924. 2 марта; Скрипиль М. О. Повесть об Улиянии Осорьиной: Ист. коммент. и тексты // ТОДРЛ. 1948. Т. 6. С. 256-323; Русская повесть XVII в. / Сост.: М. О. Скрипиль. М., 1954. С. 39-47, 200-208, 350-358; «Изборник»: Сб. произведений лит-ры Др. Руси. М., 1969. С. 542-550, 771-772; Повесть об Ульянии Осорьиной / Подгот. текста, коммент.: Т. Р. Руди // ПЛДР: XVII в. М., 1988. Кн. 1. С. 98-104, 612-615; Акафист св. прав. Иулиании милостивей, иже в селе Лазареве, близ града Мурома (1604 г.): Машинопись из алтаря Благовещенского собора муромского Благовещенского муж. монастыря. Житие св. Улиании Лазаревской, Муромской чудотворицы // Жизнеописания достопамятных людей земли Русской, X-XX вв. М., 1992. С. 205-211; Житие Юлиании Лазаревской: Повесть об Ульянии Осорьиной / Исслед. и подгот. текста: Т. Р. Руди. СПб., 1996. С. 102-225; АСЗ. Т. 2. № 337-338. С. 297-298; Сказания о прав. Иулиании, Муромской (Лазаревской) чудотворицы: Житие с акафистом. Муром, 2004.
Лит.: Буслаев Ф. И. Ист. очерки рус. народной словесности и искусства. СПб., 1861. Т. 2. С. 238-268; Филарет (Гумилевский). РСв. 1865. Отд. 1. С. 5-12; Толстой М. В. Юлиания Иустиновна Осоргина, благочестивая и прав. помещица XVI в. // Он же. Рус. подвижники. М., 1868. С. 67-78; Ключевский. Древнерусские жития. С. 322-323; он же. Добрые люди Др. Руси. М., 18962. С. 9-16; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 282-283; Леонид (Кавелин). Св. Русь. С. 180-181; Димитрий (Самбикин). Месяцеслов. Вып. 5. С. 22-23; Лихачёв Н. П. Грамоты рода Осоргиных. СПб., 1900. С. 1-9; Алферов А. Д., Грузинский А. Е. Допетровская лит-ра и народная поэзия. М., 19072. С. 141-150; Евгений (Мерцалов), еп. О церк. прославлении и почитании св. прав. Иулиании Лазаревской: Ист. очерк. Муром, 1910; Толстая А. В. Прав. Иулиания Лазаревская. П., [1927]; Тагунова В. И. Муромские списки «Повести об Иулиании Лазаревской» // ТОДРЛ. 1961. Т. 17. С. 414-418; Greenan T. A. Julianiya Lazarevskaya // OSP. N. S. 1982. Vol. 15. P. 28-45; Alissandratos J. New Approaches to the Problem of Identifying the Genre of the Life of Julijana Lazarevskaja // Cyrillomethodianum. Thessal., 1983. Vol. 7. P. 235-244; eadem. A Reassessment of the Problem of Identifying the Genre of the Life of Julijana Lazarevskaja in the History of Russian Literature // Studia Slavica Mediaevalia et Humanistica: Riccardo Picchio dicata. R., 1986. Vol. 1. P. 1-17; Дёмин А. С. Писатель и общество в России XVI-XVII вв. М., 1985. С. 54-60; Руди Т. Р. Об одной реалии в «Повести об Ульянии Осорьиной» // Лит-ра Др. Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 177-179; она же. Повесть об Ульянии Осорьиной: Лит. история произведения: АКД. Л., 1989; она же. «Повесть об Ульянии Осорьиной» и нижегородские земли // В памяти Отечества: Мат-лы науч. чтений. Горький, 1989. С. 81-87; она же. Краткая редакция «Повести об Ульянии Осорьиной» и «Обретение мощей прп. Ульянии»: Текстол. анализ // ТОДРЛ. 1992. Т. 45. С. 286-304; она же. О тобольском списке «Повести об Ульянии Осорьиной» // Там же. 1993. Т. 48. С. 335-338; она же. О композиции и топике «Жития Юлиании Лазаревской» // Там же. 1996. Т. 50. С. 133-143; Руди Т. Р., Соколова Л. В. Осорьин Каллистрат (Дружина) Георгиевич // СККДР. Вып. 3. Ч. 2. С. 429-433 [Библиогр.]; Сухова О. А. Града Мурома святые // Муромский сб. Муром, 1993. Вып. 1. С. 34-68; Антонов А. В. Частные архивы рус. феодалов XV - нач. XVII в. М., 2002. № 2360-2368. С. 297-298 [Библиогр.]. (РД; 8); Епанчин А. А. «Господь поставил меня собирателем»: Из краевед. архива А. А. Епанчина. Муром, 2002; Милостивая прав. Иулиания Муромская (Лазаревская): К 400-летию со дня преставления. Муром, 2004; Хабарова О. Б. Образ святой мирянки Юлиании Лазаревской в литературе 2-й пол. XIX в. // ДРВМ. 2006. № 4(26). С. 116-122; Сосновцева Е. Г. Методы редактирования житийного текста XVII в.: На мат-ле житий Юлиании Лазаревской и Паисия Угличского // Там же. 2011. № 2. С. 69-76.
А. В. Кузьмин

Иконография

Прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы «Муромские чудотворцы, с житием святых благоверных кн. Петра и кнг. Февронии». 1699 г. (МИХМ)
Прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы «Муромские чудотворцы, с житием святых благоверных кн. Петра и кнг. Февронии». 1699 г. (МИХМ)

Прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы «Муромские чудотворцы, с житием святых благоверных кн. Петра и кнг. Февронии». 1699 г. (МИХМ)
Образ И., по-видимому, был написан еще при жизни Каллистрата (Дружины) Осорьина, когда в Муроме началось почитание его праведной матери. Икона упоминается в Житии И. в связи с одним из исцелений у ее гроба: «Села Лазарева… жене (клирика) Агафии десная рука отъяся… и явися ей во сне блаженная Ульянея, глаголя: «Иди в церковь… и приложися ко иконе праведныя Ульянеи… ко образу ея»; она же сотвори тако…» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. 7-9). Образ, очевидно, находился в ц. Собора арх. Михаила, возведенной в сер. 10-х гг. XVII в. над местом упокоения И., рядом с ц. прав. Лазаря в с. Лазареве под Муромом.

В первоначальный текст Жития, вероятно, самим Каллистратом Осорьиным были внесены нек-рые дополнения и изменения, делающие «самый образ прав. Иулиании более иконописным или аскетичным» (Там же. С. 10-11). При описании успения И. автор нарочито создает зримую словесную «икону»: «…и всем мир и прощение даст, возлеже, и прекрестися трижды, обвив чотки около руки своя последнее слово рече: «Слава Богу, всех ради! В руце Твои, Господи, предаю дух мой, аминь!» И предает душу свою в руце Божий, Егоже возлюби, и вси видевши около главы ея круг злат, якоже на иконах около глав святых пишется» (Повесть об Ульянии Муромской. 1860. С. 67).

В сводном иконописном подлиннике XVIII в., принадлежавшем Г. Д. Филимонову, описана икона, своего рода портрет св. семейства Осорьиных, которая могла быть создана во 2-й пол. XVII в. (судя по замечанию о «старой иконе» и приписке о здравствующем внуке праведницы): «Святыя праведныя Иулиании Муромския на реке Илевне; подобием аки Елисавет, на главе плат зеленой, верхняя риза баканная, исподняя голубая, десница прижата, в шуйце лестовка. А муж ея Георгий надсед, брада аки Григория Богослова, шуба княжеска, киноварная, исподняя зеленая, в шапке; а дщерь ея, инока-схимница Феодосия; на иконе на старой писаны. А сын ея Димитрий, у него ныне сын Аврамий в Стародубском уезде» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 43; см. также: ПЭ. Т. 11. С. 21-22). Подобные описания с некоторыми вариантами встречаются под 2 янв. в подлинниках кон. XVIII в. (БАН. Строг. № 66. Л. 69 об.), 30-х гг. XIX в. (ИРЛИ (ПД). Перетц. № 524. Л. 107). В рукописи XVIII в. из собрания С. Т. Большакова И. тоже сравнивается с прав. Елисаветой (Большаков. Подлинник иконописный. С. 62); в подлиннике 20-х гг. XIX в. сказано: «Подобна аки Елисавет, риза киноварь, испод зелен, в правой руке крест, левая молебна» (РНБ. Погод. № 1931. Л. 86 об.). Важной деталью иконографии И. является изображение лестовки в руке, подчеркивающей благочестие и непрестанный молитвенный подвиг праведницы, как описано в Житии: «Она бо безпрестани, в руках имея четки, глаголя Иисусову молитву…» (Повесть об Ульянии Муромской. 1860. С. 65).

Сохранились сведения об иконах И., к-рые могли быть достаточно ранними и свидетельствовали о почитании праведницы во 2-й пол. XVII в. К ним относят «бывшую в иконостасе Лазаревского храма (ц. Собора арх. Михаила.- О. С.) у северных врат икону правед. Иулиании с молитвою ей» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. 15-16). Упоминается также икона И., писанная «на дереве вместе со святыми Петром и Февронией, Муромскими чудотворцами» (Там же. С. 19). В наст. время иконы И. только с благоверными кн. Петром и кнг. Февронией неизвестны, однако на иконах Собора Муромских святых ее образ традиционно помещался рядом с ними.

На иконе «древней, греческой живописи» из ц. Собора арх. Михаила И. была изображена вместе с 5 Муромскими чудотворцами. Подобная «древняя» икона находилась некогда в Казанском (Николо-Можайском) храме Мурома (Там же. С. 20, 33. Примеч. 2). Еще один образ (25×28,5 см), происходящий из ц. Успения Богородицы в Муроме, был зафиксирован (без датировки) в учетных документах Муромского музея 30-40-х гг. XX в. (не сохр.?). На нем И. вместе с Муромскими чудотворцами предстояла в молении Спасу Нерукотворному по сторонам «небольшого белого храма» на золотом (вверху) и голубом (внизу) фоне.

Икона с клеймами жития И. находилась в храме погоста Муська до нач. 30-х гг. XX в. и почиталась как чудотворная (не сохр., подробно описана в 1909). Служение молебнов И. не прекращалось здесь даже в период запрета на молебны И. и прав. Георгию с 1801 по 1867-1868 гг. Память святой в храме на погосте отмечалась не 2 янв., а в 10-е воскресенье после Пасхи: «До совершения крестного хода в этот же день перед литургией ходят на озеро Свято - место явления чудотворной иконы, где умываются водою сами и умывают детей своих... особенно богомольцы предпочитают молебствовать пред иконой св. Иулиании с грудными своими младенцами» (Там же. С. 25-26, 34). По местному народному преданию, «икона эта в глубокой давности явилась на озере Святе, отстоящем от погоста на 4-5 верст, откуда и принесена была в храм». Она была помещена в особом киоте за правым клиросом, имела «в высоту до 20 вершков, а в ширину до 12 вершков» (88×52,8 см). В 1932-1933 гг., перед закрытием храма в погосте, икона чудесным образом «ушла» в Лазарево (Епанчин. 2002. С. 40-41).

В среднике иконы И. была изображена в рост, в молении («двуперстно») Спасителю. В 6 клеймах («по правую сторону лика» по 2 в ряд) было представлено: «...в 1-м ее бракосочетание: на главах брачующихся возложены венцы и посреди их совершающий таинство священник, во 2-м - домашняя молитва праведной Иулиании пред образом Спасителя, в 3-м - благопочтительное служение ее своему мужу; изображен сидящим в кресле вельможа, пред ним стоит жена, и посреди их стол, на котором стоит сосуд в виде потира; в 4-м - праведная Иулиания подает милостыню 2-3 нищим; в 5-м погребение ее: видны священнослужители, обстоящие гроб, а в 6-м - обретение св. мощей ее с предстоящим духовенством и несколькими лицами. Стиль письма не итальянский и не фряжский, а скорее древнегреческий» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. 25-26. Примеч. 1).

Иконографическая схема образа во многом связана с памятниками муромского круга XVII в. Первая композиция, представляющая венчание И. и прав. Георгия в храме прав. Лазаря в с. Лазареве, могла восходить к клейму с изображением этого таинства на муромской иконе 1618 г. «Благоверные кн. Петр и кнг. Феврония в житии» (МИХМ, опубл.: Иконы Мурома. 2004. С. 150-167. Кат. 19). Сюжет венчания является редким в рус. иконах. Мотив «спасения в миру», в семье звучит в Житии благоверных кн. Петра и кнг. Февронии, в Житии И. он становится основной темой. Принято считать, что в сцене венчания прав. Георгия и И. был изображен свящ. Потапий (Пимен), после пострига поставленный архимандритом Спасо-Преображенского мон-ря Мурома.

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1925 г. Худож. Д. С. Стеллецкий (ц. прп. Сергия Радонежского, Париж)
Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1925 г. Худож. Д. С. Стеллецкий (ц. прп. Сергия Радонежского, Париж)

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. 1925 г. Худож. Д. С. Стеллецкий (ц. прп. Сергия Радонежского, Париж)

Четвертое клеймо, где И. подает милостыню, тоже близко к аналогичной композиции на иконе благоверных кн. Петра и кнг. Февронии. Их объединяет мотив личного участия в судьбе «сирых и убогих» и раздача милостыни собственными руками, а не через слуг. В 3-м клейме И. была показана как жена в «благопочтительном служении своему мужу». Данная сцена, совсем «мирская», напоминала, вероятно, сюжеты на лубках и предметах декоративно-прикладного искусства XVII-XVIII вв., где было показано правильное поведение жены в семейном кругу, соответствующее предписаниям «Домостроя» - лит. памятника, повлиявшего на произведение Каллистрата Осорьина (Бусева-Давыдова И. Л. Житие Юлиании Лазаревской: Опыт интерпретации // Уваровские чт.-5: Мат-лы науч. конф., посвящ. 1140-летию г. Мурома, 14-16 мая 2002 г. Муром, 2003. С. 106-110).

О почитании в нач. XVIII в. в с. Лазареве И. как святой свидетельствуют рака, устроенная в 1710 г., и сень над ней (1713), а также серебряный крест-мощевик (МИХМ), вложенный в 1704 г. в ц. в честь Собора арх. Михаила в с. Лазареве к мощам праведницы (см.: Сухова О. А. Кресты-мощевики в собр. Муромского музея // Ставрографический сб. М., 2005. Кн. 3. С. 534-536. Кат. 3).

Во 2-й пол. XVIII в. церковные власти начали препятствовать почитанию праведницы. В 1801 г. было составлено секретное следственное дело о гробе И. Из материалов дела известно, что в храме с. Лазарева сложился своеобразный надгробный комплекс: «...рака помещалась на левом клиросе храма, и у «подножия гробного» «стояла» икона праведной Иулиании с житием ее, написанная красками, а на самом гробе лежали две пелены с ее изображением» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. 19). Вероятно, житийный образ у гробницы по составу клейм был близок к явленной иконе из погоста Муська. Лежащие на гробнице 2 пелены с изображениями святой могли выполнять функцию шитого покрова. По описанию неясно, когда они могли быть созданы, но скорее всего ок. 1710 г. Кроме этих произведений в церкви были еще иконы с образом И., 3 из к-рых упомянуты выше в числе считавшихся «древними», а одна «писана на полотне», по-видимому, во 2-й пол. XVIII в. По окончании следствия из храма изъяли все иконы И. и поместили их в ризницу архиерейского дома (Там же. С. 18-19, II). Епархиальные власти предприняли попытку разрушить надгробный комплекс, а гроб зарыть в землю, но по решению Синода гробницу оставили, однако без икон, «писанных во имя тоя Ульянии» (Там же. С. 19, 24).

Описания утраченных икон И. (вероятно, XVII-XVIII вв.) свидетельствуют, что ее иконография развивалась по неск. направлениям и была столь же разнообразной, как и у др. рус. святых, в т. ч. Муромских. Первой (до 40-х гг. XVII в.), очевидно, была ее надгробная единоличная икона, затем написаны аналогичные произведения в качестве молельных образов. Вскоре создали образ, где И. была представлена вместе с мужем и дочерью. Предположительно в это же время появились иконы праведницы в житии. Вероятно, во 2-й пол. XVII в. святая стала изображаться на иконах вместе с др. Муромскими чудотворцами. Ранние произведения «персонального» и житийного типов не сохранились, т. к. были изъяты из церковного обихода в 1801 г., нек-рые пропали после 1917 г.

Иконы, на к-рых И. была представлена в Соборе Муромских чудотворцев, по-видимому, меньше других подвергались запретам. Сохранилось неск. памятников XVII - нач. XIX в. (МИХМ), где в числе др. Муромских святых изображена И. На них запечатлен образ праведницы, каким представляли его люди, знавшие о ней от своих родителей, но в то же время вписанный в рамки канона.

Наиболее ранней в иконографии И. является икона «Муромские чудотворцы, с житием благоверных кн. Петра и кнг. Февронии» 1669 г. (МИХМ, см.: Иконы Мурома. 2004. С. 218-227. Кат. 39) - яркий и своеобразный памятник иконописи 2-й пол. XVII в., свидетельствующий об оригинальной местной традиции, сложившейся к этому времени. Образ был заказан и исполнен в Муроме для посадского храма вмч. Георгия в Кожевниках («7178 г[ода] октябр[я] в… ден[ь] написаны иконы Воскресение Х[ри]стово и муромских чудотворц[ев] и мучеников Х[ри]стовых Еоргия и Никиты и Бориса и Глеба въ стр[ас]тяхъ по обещанию Сидора Матвеева с[ын]а Лопатина»). В дореволюционных источниках И. обозначена как «неизвестное лицо» (Опись древних церквей г. Мурома и древних предметов, в них находящихся, кон. XIX - нач. XX в.: Ркп // Науч. архив МИХМ. № 29. Л. 50).

Святые кн. Петр и кнг. Феврония, прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы Божией Матери «Звезда Пресветлая». 1690? г. Иконописец А. Казанцев (?) (МИХМ)
Святые кн. Петр и кнг. Феврония, прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы Божией Матери «Звезда Пресветлая». 1690? г. Иконописец А. Казанцев (?) (МИХМ)

Святые кн. Петр и кнг. Феврония, прав. Иулиания Лазаревская. Фрагмент иконы Божией Матери «Звезда Пресветлая». 1690? г. Иконописец А. Казанцев (?) (МИХМ)

В среднике иконы написаны наиболее известные местные чудотворцы: блгв. князья Константин, Михаил, Феодор, Петр, кнг. Феврония и И. (в наст. время это древнейшее из сохранившихся изображений Собора Муромских святых). Чудотворцы предстоят в молении образу Божией Матери «Знамение» в сегменте киноварного «неба», внизу - темно-зеленый позем с травами и цветами. И. показана крайней справа, в рост, вполоборота к центру, рядом с благоверными кн. Петром и кнг. Февронией, к-рой она уподобляется ростом и отчасти одеждой. Мирское одеяние И. почти не отличается от монашеских риз св. княгини, только более ярких тонов: на голове плат зеленоватого оттенка, верхняя одежда красно-оранжевого цвета с пунцовой подкладкой, нижнее одеяние светло-зеленое; правая рука поднята в молитвенном жесте (кисть сложена «горсточкой», как и у блгв. кнг. Февронии), в левой - четки из белых бусин, названа Ульянией. Время написания образа совпадает с формированием и распространением «Муромских сборников», куда уже было включено Житие И.

Следующее по времени создания произведение с образом И.- икона Божией Матери «Звезда Пресветлая», с припадающими Муромскими чудотворцами (1690?, МИХМ, см.: Иконы Мурома. 2004. С. 284-287. Кат. 53). Редкий по иконографии образ (см. статьи «Звезда Пресветлая» икона Божией Матери, «Звезда Пресветлая») происходит из собора Рождества Пресв. Богородицы в Муроме и приписывается авторству местного изографа А. И. Казанцева. К ногам Богородицы припадают в молении: слева - блгв. князья Константин, Михаил, Феодор, справа - благоверные кн. Петр и кнг. Феврония, И. (крайняя справа). Последняя изображена иконописцем вполоборота к центру, с чуть преклоненными коленями, у нее красивое лицо с большими глазами, тонким носом и маленьким ртом. Она тоже имеет сходство с блгв. кнг. Февронией - цвет одежд праведницы подобен монашеской мантии, красноватой рясе и темному куколю св. княгини, у обеих одинаковое движение рук. Вместе с тем цвета облачений, жесты и детали иконографии И. в основном соответствуют указанию иконописного подлинника: на ней плат и нижнее одеяние зеленовато-коричневатого тона, верхняя «риза» красноватого («баканного») цвета, правая рука прижата к груди, в левой - четки, по типу близкие к лестовке с нашитыми кожаными или ткаными ступеньками.

На муромских иконах И., как правило, изображается возле благоверных кн. Петра и кнг. Февронии напротив группы блгв. князей Константина, Михаила и Феодора. Один из образцов - небольшая икона-пядница «Собор Муромских святых» кон. XVII в. из собрания И. С. Куликова (МИХМ, см.: Иконы Мурома. 2004. С. 278-279. Кат. 51), созданная в то время, когда окончательно сформировалась в церковной традиции, лит-ре и иконографии композиция «Собор Муромских святых». В центре средника - муромский кремль с собором Рождества Пресв. Богородицы, ставший символом «богоспасаемого града Мурома» (по мнению исследователей, с некоторой долей достоверности запечатлен деревянный кремль), слева и справа - по 3 фигуры Муромских святых, молящихся Спасителю за город. И. занимает обычное, крайнее справа место подле блгв. кнг. Февронии (одежда почти тех же тонов, что и у блгв. княгини), в левой руке - белые четки.

Судя по размеру, икона могла принадлежать к числу паломнических и «раздаточных» образов одного извода. Это подтверждается др. близкой по иконографии, стилю и времени создания иконой «Собор Муромских святых» (ЦМиАР, привезена из Хвалынска, куда поступила из Черемшан; см.: Иконы Мурома. 2004. С. 29. Ил. 19). Ее особенностью является изображение фигуры И. в коленопреклоненном молении на переднем плане, отделенной от др. Муромских святых кремлевской стеной. Это соответствует сакральной топографии Мурома и его окрестностей, поскольку мощи св. муромских князей находились в городских храмах, а И. была погребена за пределами города, в церкви с. Лазарева.

Предположительно И.- одна из фигур на раме с Муромской иконой Божией Матери и с предстоящими святыми (XVIII в., ГИМ). Сюжет и иконография указывают на муромское происхождение иконы: в среднике 1-й четв. XVIII в. представлены блгв. князья Константин, Михаил, Феодор, справа от них на раме - благоверные кн. Петр и кнг. Феврония, слева - свт. Петр, митр. Московский (?), и жен. фигура в мирском одеянии, вероятно, И. В верхнем регистре - Муромская икона Божией Матери с предстоящими св. князьями-страстотерпцами Борисом и Глебом, внизу - «Чудесное плавание свт. Василия, еп. Рязанского».

Собор Муромских святых. Икона. Кон. XVII в. (МИХМ)
Собор Муромских святых. Икона. Кон. XVII в. (МИХМ)

Собор Муромских святых. Икона. Кон. XVII в. (МИХМ)
Блгв. князья Константин, Михаил, и Феодор, с Муромской иконой Божией Матери и избранными святыми. 1-я четв., 2-я пол. XVIII в. (ГИМ)
Блгв. князья Константин, Михаил, и Феодор, с Муромской иконой Божией Матери и избранными святыми. 1-я четв., 2-я пол. XVIII в. (ГИМ)

Блгв. князья Константин, Михаил, и Феодор, с Муромской иконой Божией Матери и избранными святыми. 1-я четв., 2-я пол. XVIII в. (ГИМ)

Прекращение служения молебнов И., изъятие икон и запрет на ее новые изображения повлияли на содержание и композицию «Собора Муромских святых». На иконе такого извода, с избранными святыми, кон. XVIII - нач. XIX в. из собрания М. К. Левина (МИХМ; см.: Иконы Мурома. 2004. С. 350-351. Кат. 73) вместо И. рядом с благоверными кн. Петром и кнг. Февронией изображена мц. Параскева Пятница. В среднике маленького 3-створчатого складня с Боголюбской и Муромской иконами Божией Матери и Успением Богородицы, нач. XIX в. (МИХМ; см.: Сухова О. А. Шитый покров Муромских князей // ПКНО, 1990. М., 1992. С. 400. Ил.), среди Муромских чудотворцев на традиц. месте помещена фигура И., но надпись изменена («С Ульянiя мчница»). На нек-рых иконах XIX в. представлено не 6, а 5 Муромских святых (без образа И.).

После возобновления почитания И. еп. Муромский Иаков (Кротков) в 1875 г., «обозревая церковь села Лазарева, открывал гробницу и поручил осмотреть содержимое в гробе, а сам прочитал вслух рукописное житие, плакал и рекомендовал причту села Лазарева совершать молебствие праведн. Иулиании каждый воскресный день». В 1888 г. на средства купца А. М. Никитина была устроена новая рака, и «в 1889 году 15 октября в церкви села Лазарева при великом стечении народа… торжественно совершено было переложение гроба праведн. Иулиании из прежней древней раки в новоустроенную богато украшенную» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. 27. Примеч. 3).

В наст. время в ц. свт. Николая Чудотворца (Набережного) в Муроме находится рака И. с житийными сценами, к-рая была изготовлена в 1888 г. из кипарисового дерева и украшена медными позолоченными чеканными пластинами (изображение Господа Саваофа на крышке не сохр.; см.: Сухова. 2004. С. 118-120. Ил. на вкл.). Непосредственно на гробнице помещалась икона (не сохр., заменена новой) с прямоличным ростовым изображением святой (Добронравов В. Г. Историко-статист. описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1897. Вып. 4. С. 216-217). Сюжеты из Жития И. отображены в 4 клеймах по сторонам раки в овалах с растительным обрамлением: глас от иконы Божией Матери, услышанный иереем об И.; И. раздает милостыню; явление свт. Николая Чудотворца И. (изображен с книгой в руках, как в рассказе о 1-м явлении); преставление И. Если главная тема житийной иконы из погоста Муська - «спасение в миру», то здесь сделан акцент на «спасении в Церкви». Такую интерпретацию Жития связывают с возобновлением почитания И. (Сазонов, Сазонова. 1995. С. 52). Раку И. можно рассматривать как своеобразную житийную икону, где роль средника исполнял образ святой, лежащий на гробнице.

В церкви с. Лазарева в почитании и иконографии И. сложились определенные традиции. На фотографии интерьера церкви перед ее закрытием в 1931 г. (МИХМ; см.: Сухова. 2004. С. 120-121. Ил. на вкл.) видно, что около раки находится большая икона И. в рост, со сложенными на груди руками - очевидно, это образ (предположительно посл. трети XIX в.), снятый непосредственно с гробницы. И. изображена в очень скромной крестьянской одежде, что соответствовало представлениям сельского населения о ней. В последние годы жизни И. почти не отличалась обликом от «рабов своих». В 1914 г. в память 300-летия прославления И. причт и прихожане Лазаревского храма заказали к ее мощам серебряный крест с эмалевыми украшениями (МИХМ; см.: Сухова О. А. Серебряные напрестольные кресты в собр. Муромского музея (XVII - нач. XX в.) // Худож. металл России: Мат-лы конф. памяти Г. Н. Бочарова, 22-24 апр. 1998 г. М., 2001. С. 90. Кат. 16; Она же. 2004. Прил. С. 135. Кат. 2. Ил. на вкл.).

Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Чеканная пластина. 1888 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, Муром)
Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Чеканная пластина. 1888 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, Муром)

Прав. Иулиания Лазаревская раздает милостыню нищим. Чеканная пластина. 1888 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, Муром)
Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Посл. треть XIX в. (собор Благовещенского мон-ря, Муром)
Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Посл. треть XIX в. (собор Благовещенского мон-ря, Муром)

Прав. Иулиания Лазаревская. Икона. Посл. треть XIX в. (собор Благовещенского мон-ря, Муром)

Поясной образ И. (со сложенными на груди руками) посл. трети XIX в., принадлежавший свящ. Лазаревской ц. Михаилу Ивановичу Георгиевскому, до кон. 80-х гг. XX в. хранился у жительницы с. Лазарева Е. Н. Калининой, затем был подарен священнику муромского храма Благовещения Богородицы, который увез икону на Зап. Украину. В Благовещенском соборе в иконостасе теплого храма до нач. 90-х гг. XX в. (в наст. время в алтаре) находился небольшой молельный образ И. посл. трети XIX в. такого же извода: на ее голове синеватый плат, верхняя одежда серого оттенка, нижняя - зеленого, обе руки прижаты к груди (Чернышев В. Я. Муромский Спасский мон-рь: Страницы истории. М., 2006. Ил. на вкл.). На иконе (вероятно, XIX в.) из Троицкой ц. в с. Дуброво (Селивановский р-н Владимирской обл., ранее - Муромский у., рядом оз. Свято) И. написана в рост. В кон. XIX - нач. XX в. в домах жителей Мурома и округи были иконы Муромских святых с образом И. (во 2-й пол. XX в. в собрании краеведа А. А. Епанчина было 2 подобные иконы).

Один из потомков И., гродненский губернатор М. М. Осоргин, писал: «В семье всегда чтилась память праведн. Иулиании, как родоначальницы, хотя почитание ее (до 1893 года) и ограничивалось семейным кругом… и даже не было иконы ее у нас… Родившаяся в 1892 году дочь названа мною в честь праведной Иулиании… За неимением в семье иконы правед. Иулиании я обратился в Троицкую Сергиеву лавру с просьбою приобрести икону, и таковых выслали две: одну для братства, другую нам - в семью. Праведная изображена на золотом фоне во весь рост с молитвенным взором, обращенным к небу» (Евгений (Мерцалов). 1910. С. III, 20, 30-31). Об иконах, написанных в ТСЛ в 1893 г., можно судить по совр. списку (в 1999 привезен в Муром из Парижа потомками И., находится в ц. свт. Николая Чудотворца (Набережного), см.: Сухова. 2004. С. 124. Ил. на вкл.). Иконография отличается от местных икон И. кон. XIX в.: праведница представлена в древнерус. богатом одеянии красного цвета (подчеркнута ее сословная принадлежность) на золотом фоне.

В рус. эмигрантских кругах известна икона И. с житийными клеймами, написанная худож. Д. С. Стеллецким в 1925 г. (ц. прп. Сергия Радонежского в Париже, см.: Толстая. 1927; Иоанн (Кологривов), иером. Очерки по истории рус. святости. Брюссель, 1961; Житие Юлиании Лазаревской. 1996. Ил. на обл.; Сухова. 2004. Ил. на вкл.). По предположению Т. Р. Руди, этот художник «был знаком с описанием «древней» иконы св. прав. Иулиании, некогда находившейся в погосте Муськове» (Письмо Т. Р. Руди от 18.07.1988 // Личн. арх. О. А. Суховой). По иконографической схеме произведение Стеллецкого действительно соответствует древнему явленному образу, а репрезентативный облик И. в богатых узорных одеждах следует традиции икон из ТСЛ. Др. образ И. небольшого размера был написан в 1930 г. кнж. Еленой Львовой для дочери М. М. Осоргина в Париже (в наст. время в Санта-Фе, США); по традиции поясное изображение И. в белом плате и красноватых одеждах на золотом фоне исполнено в древнерус. стиле.

В композиции «Собор русских святых» И. представлена на иконах, выполненных мастерами Выголексинского общежительства (оплечный образ в верхних рядах, крайняя справа, в мирском или монашеском одеянии). Так она изображена на образе кон. XVIII - нач. XIX в. (МИИРК), на иконе 1814 г. письма П. Тимофеева из собрания ЦАМ СПбДА и на северодвинской иконе сер.- 2-й пол. XIX в. из дер. М. Горка Виноградовского р-на Архангельской обл. (ГРМ; см.: Образы и символы старой веры: Памятники старообр. культуры из собр. Рус. музея / ГРМ. СПб., 2008. С. 72-73, 82-85. Кат. 62, 70; прорись - Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 462-463), на образе 1-й пол. XIX в. из дер. Чаженьга Каргопольского р-на Архангельской обл. (ГТГ, см.: Icônes russes: Les saints: [Exposition] fondation P. Gianadda. Martigny (Suisse); Lausanne, 2000. P. 142-143. Cat. 52). Святая написана со свитком в руке (крайняя слева в нижнем ряду, в зеленом платье и белом плате) на одной из минейных икон рус. святых кон. XIX в. из старообрядческой Даниловской моленной в Казани (ГМИИРТ). В профиль, с посохом и свечой в руках И. предстает в одной из групп подвижников XVII в. в академической по стилю стенописи работы иеродиаконов Паисия и Анатолия (кон. 60-х - 70-е гг. XIX в.; поновления в 70-х гг. XX в., ок. 2010) в галерее рус. святых, ведущей в пещерную ц. прп. Иова Почаевского в Почаевской Успенской лавре.

Мон. Иулиания (Соколова) написала И. в группе Муромских чудотворцев на иконах «Все святые, в земле Русской просиявшие» 1934 г. (ТСЛ; келейный образ свт. Афанасия (Сахарова)), нач. 50-х гг. XX в., кон. 50-х гг. XX в. (ТСЛ, СДМ; см.: Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001. С. 231-239; этот извод воспроизводили иконописцы в кон. XX - нач. XXI в.). На подготовительных рисунках мон. Иулиании к лицевым святцам рус. святых 1959-1962 гг. (частное собрание, см.: Juliania (Sokolova), nun. Russian Saints = Святые Руси / Ed. N. Aldošina. [Juväskylä], 2000. P. 46) И. представлена под 2 янв. прямолично в рост, в боярской одежде (на голове плат), со скрещенными на груди руками, вместе с прп. Серафимом Саровским. Для издания богослужебных Миней прот. Вячеслав Савиных и Н. Д. Шелягина предложили вариант ростового изображения И. вполоборота влево, в молении пред небесным сегментом с благословляющей десницей Бога (Изображения Божией Матери и святых правосл. Церкви. М., 2001. С. 117).

В 90-х гг. XX в. иконография Муромских святых, в т. ч. И., пополнилась новыми изображениями. Свящ. Н. Н. Абрамов в 1990 г. написал большой ростовой образ И. в местной традиции кон. XIX в., который был положен на раку в качестве надгробного (первоначальный вариант исполнен в древнерус. стиле). Для мон-рей и храмов Мурома худож. И. В. Сухов создал ряд икон местных чудотворцев (см., напр.: ПЭ. Т. 11. С. 22), в частности, неск. вариантов композиции «Собор Муромских святых» с образом И. Так, на иконе 1996 г. (Троицкий жен. мон-рь в Муроме) местные святые предстоят Муромской иконе Божией Матери на фоне 2 соборов, И.- в мирской одежде, близкой по типу к монашеской, крайняя слева во 2-м ряду, над блгв. кнг. Февронией. Образ выполнен по канону и в традициях древнерус. живописи, но не копирует конкретный образец, а является оригинальным произведением. Единоличный образ И. написан Суховым по заказу прихожан муромского Благовещенского собора. В 1997 г., ко дню освящения св. источника во имя И. в с. Дуброве, худож. В. В. Самарова (послушница в муромском Троицком мон-ре) написала копию на картоне с иконы Стеллецкого (хранится в собрании О. Д. Маловой в Муроме, см.: Малова О. Д. Образ милостивой Иулиании в моей судьбе // Милостивая: Прав. Иулиания Муромская (Лазаревская). 2004. С. 228. Ил. на обл.).

Прав. Иулиания Лазаревская. Роспись собора Благовещенского мон-ря в Муроме. 2000–2001 гг. Мастер А. Г. Филиппов
Прав. Иулиания Лазаревская. Роспись собора Благовещенского мон-ря в Муроме. 2000–2001 гг. Мастер А. Г. Филиппов

Прав. Иулиания Лазаревская. Роспись собора Благовещенского мон-ря в Муроме. 2000–2001 гг. Мастер А. Г. Филиппов

В 2000-2001 гг. в приделе во имя ап. Иоанна Богослова Благовещенского собора Благовещенского муж. мон-ря владимирским худож. А. Г. Филипповым в стиле академической живописи кон. XIX - нач. XX в. была расписана алтарная преграда. На ней представлены Муромские чудотворцы, И., похожая на крестьянку с лестовкой в руках, помещена особняком, вне алтарной стены, на простенке справа. Облик праведницы в белом плате и темном «кубовом» сарафане, идущей с букетиком полевых цветов по лугу на фоне реки и башен Муромского кремля, восходит к образам на полотнах М. В. Нестерова (Сухова. 2004. С. 128-130. Ил. на вкл.). Поясное изображение И. в медальоне включено в роспись собора в честь Казанской иконы Божией Матери в Оптиной пуст. (ок. 2002, худож. С. В. Васютина).

К 400-летию преставления И., в 2004 г., возрожден храм в честь Собора арх. Михаила в с. Лазареве. Зап. фасад церкви украсил барельеф работы скульптора И. А. Черноглазова из Владимира: И. вместе с прав. Георгием и прп. Феодосией (отроковица). Тогда же были написаны 2 иконы И. с супругом и дочерью (худож. Сухов, ц. Собора арх. Михаила в с. Лазареве): небольшой образ с ростовыми прямоличными фигурами и икона на гробницу, устроенную над местом, где под спудом почивают мощи прав. Георгия. Там же находится работа владимирского иконописца И. Дронова: И. в молитвенном предстоянии перед образами Спасителя, свт. Николая Чудотворца и перед Муромской иконой Божией Матери на фоне Мурома (стен и башен кремля). Др. образ того же извода письма Дронова находится в Сретенском мон-ре Гороховца. Владимирский иконописец И. Скурихин - автор храмового образа И. (в мирских одеждах, с четками в руке) для домовой ц. Муромского ин-та (филиала Владимирского гос. ун-та), освященной во имя И. в 2004 г.

В том же году был освящен придел во имя прав. жен Анны, Тавифы и И. в муромском Троицком мон-ре, в иконостасе находятся шитые иконы работы сестер обители. Храмовый образ прав. жен в 2006 г. исполнили монахини Давида (Овчинникова) и Августа (Островная): И. изображена прямолично в рост крайней справа, правая рука прижата к груди, в левой четки. Богатое одеяние И. искусно вышито пряденым золотом различных оттенков (от белого до ярко-желтого), лик святой исполнен шелком телесного цвета традиц. атласным швом. В 2008 г. стены придела были расписаны сюжетами из житий св. жен (худож. А. Топорищев из г. Красноармейска Московской обл.). На сев. стене помещена композиция «Прав. Иулиания раздает милостыню» (хлеб), на юж. стене написаны праведные Анна, Тавифа и И.

Совр. иконы И. создаются и за рубежом, напр. в США, где по инициативе потомков подвижницы открыта ц. во имя И. в Санта-Фе (Там же. С. 130. Ил. на вкл.). Иконы из этого храма - поясные изображения И. в богатом древнерус. наряде (платье синих тонов и узорная шуба красного цвета, на голове - белый плат или поверх него шапочка с меховой опушкой).

Лит.: Повесть об Ульянии Муромской // Памятники старинной рус. лит-ры, изд. гр.Г. Кушелевым-Безбородко / Ред.: Н. Костомаров. СПб., 1860. Вып. 1. С. 63-67; Евгений (Мерцалов), еп. О церк. прославлении и почитании св. прав. Иулиании Лазаревской. Муром, 1910; Толстая А. В. Прав. Иулиания Лазаревская. П., 1927; Сазонов С. В., Сазонова Е. И. Иконография Ульянии Лазаревской // Рус. ист. деятели в иконе: Тез. докл. науч. конф., дек. 1989 г. / ЦМиАР. М., 1995. С. 51-53; Житие Юлиании Лазаревской: Повесть об Ульянии Осорьиной / Исслед. и подгот. текста: Т. Р. Руди. СПб., 1996; Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 462-463; Т. 2. С. 139-140; Епанчин А. А. «Господь поставил меня собирателем»: Из краевед. архива А. А. Епанчина. Муром, 2002; Иконы Мурома. М., 2004; Сухова О. А. Образ Юлиании Лазаревской в искусстве Древней Руси и церк. произведениях XIX - нач. XXI вв. // Милостивая: Прав. Иулиания Муромская (Лазаревская): К 400-летию со дня преставления. Муром, 2004. С. 92-135.
О. А. Сухова
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Почитание православных святых Собор Владимирских святых (23 июня) Праведные жены и девы Русской Православной Церкви Иконография праведных и бессребреников Собор Рязанских святых (10 июня) Иулиания Иустиновна Осорьина (нач. 40-х гг. XVI в. - 1604), праведная , Лазаревская, Муромская (пам. 2 янв., 10 июня - в Соборе Рязанских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
См.также:
БОРИС И ГЛЕБ [в Крещении Роман и Давид] (90-е гг. X в.? - 1015), св. князья-страстотерпцы (пам. 2 мая, 24 июля)
ГРИГОРИЙ, ЕВФРОСИНИЯ, АРТЕМИЙ И ДИМИТРИЙ († не позднее 1-й четв. XVII в.), праведные, Китовские, Шуйские (пам. во 2-ю неделю по Пятидесятнице - в Соборе всех святых, в земле Российской просиявших, 7 июня - в Соборе Ивановских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых), иерей, его дочь и миряне
ИОНА (рубеж 80-х и 90-х гг. XIV в., - 1461) митр. Киевский и всея Руси, свт. (пам. 31 марта, 27 мая, 15 июня, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, 23 янв.- в Соборе Костромских святых, 10 сент. в Соборе Липецких свяхых, 10 июня - в Соборе Рязанских святых, 5 окт.- в Соборе Московских святителей)
АЛЕКСИЙ (1304-1378), митр. всея Руси, гос. деятель, дипломат, свт. (пам. 12 февр., 20 мая - обретение мощей, 5 окт.- пяти святителей Московских, в Соборе Владимирских святых, в Соборе Московских святых и в Соборе Самарских святых)
ВАСИЛИЙ еп. Рязанский († 1294 или между 1356 и 1360), свт. (пам. 12 апр., 3 июля, 10 июня - отдельная и в Соборе Рязанских святых, 21 мая - совместно с Муромскими чудотворцами блгв. кн. Константином и чадами его Михаилом и Феодором, 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
ВСЕВОЛОД (ДИМИТРИЙ) ГЕОРГИЕВИЧ (1212 - 1238), кн. мч. (пам. 4 февр., 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) ВСЕВОЛОДОВИЧ (1188-1238), вел. кн. владимирский., мч. (пам. 4 февр., 4 марта, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, в Соборе Нижегородских святых и в Соборе Тверских святых)
ГЛИКЕРИЯ († ок. 1522), прав. дева (пам. 13 мая и в Соборе Новгородских святых)
ДИОНИСИЙ († 15.10.1385, Киев), архиеп. Суздальский, Нижегородский и Городецкий, свт. (пам. 26 июня, 23 янв.- в Соборе Костромских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, в Соборе Нижегородских святых и 6 июля - в Соборе Радонежских святых)
ЕВФИМИЙ (1316? - 1404/05), основатель и 1-й настоятель Евфимиева суздальского в честь Преображения Господня муж. мон-ря, прп., Суздальский (пам. 1 апр., 4 июля, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, в Соборе Нижегородских святыхъ, 6 июля - в Соборе Радонежских святых)
ЕВФРОСИНИЯ (Феодулия, XIII в.), прп. (пам. 25 сент., 20 сент.- в Соборе Брянских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых), Суздальская.
ИАКОВ (XV в.?), прав. Боровичский, Новгородский (пам. 22 мая, 23 окт., в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых)
ИЛИЯ МУРОМЕЦ († 1188 ?), прп., Киево-Печерский (пам. 19 дек., во 2-ю неделю Великого поста - в Соборе всех Киево-Печерских преподобных отцов, 28 сент.- в Соборе Киево-Печерских преподобных отцов, в Ближних пещерах почивающих, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, 10 июня - в Соборе Рязанских святых)
ИОАКИМ И АННА святые, праведные родители Пресв. Богородицы (пам. 9 сент.)