Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИУДЕЙСКАЯ ПУСТЫНЯ
Т. 28, С. 442-454 опубликовано: 29 сентября 2016г. 


ИУДЕЙСКАЯ ПУСТЫНЯ

[Иерусалимская пустыня], область в Палестине (совр. территории Израиля и Зап. берега р. Иордан), один из древнейших центров монашеского движения. В наст. время в этом регионе действуют неск. правосл. мон-рей.

География

И. п.- вытянутая с севера на юг полоса между Иудейскими горами и Мёртвым м. шириной 20-25 км, длиной 95 км - от юж. оконечности Мёртвого м. до Вади-Фасаиль. Падение высот контрастно: от 600-800 м над уровнем моря на зап. кромке И. п. до более 400 м ниже уровня моря в 20 км восточнее. Столь же контрастны климатические условия: уровень осадков изменяется с запада на восток с 700 до 50 мм в год, среднегодовая температура вырастает с 17,7 до 25,4°С. И. п. подразделяется на 4 зоны, также вытянутые меридионально. Кромка пустыни, образующая вост. склон Иудейских гор, пересечена неск. глубокими речными долинами; относительно высокий уровень осадков (250-500 мм) позволяет вести земледелие без искусственного орошения. Далее на восток лежит пустынное плато, сложенное меловыми породами с прослойками кремня. Уровень осадков очень мал (100-250 мм), однако на дне каньонов, спускающихся к Мёртвому м., встречаются водные источники, поблизости от к-рых возникали мон-ри. Зимой и весной на плато пасут скот кочевники и жители окраин пустыни. Плато резко обрывается у Мёртвого м.- этот откос составляет 3-ю, почти безжизненную зону. Вдоль подножия 200-метровых обрывов тянется узкая (1-5 км) полоса берега; в прошлом, когда уровень Мёртвого м. был выше, вода местами вплотную подступала к скалам и дороги на побережье не было. 4-я зона - долина Иордана от моря до Вади-Фасаиль - географически не принадлежит к пустынному плато, однако монахи воспринимали ее как часть И. п. Долина представляет собой плоскую равнину шириной в неск. километров между вост. склоном гор и поймой Иордана, к-рый протекает в каньоне с крутыми берегами. Земля долины, сложенная аллювиальными наносами рек, очень плодородна, и на тех ее участках, где есть водные источники, развито земледелие. Крупнейший оазис долины - Иерихон. Основная группа мон-рей здесь возникла у источника Хаджала, в 6 км к юго-востоку от Иерихона.

Резко пересеченный рельеф препятствовал прокладке в регионе дорог, за исключением дороги от Иерусалима к Иерихону по Вади-Кельт. Относительная изолированность И. п. и в то же время соседство с земледельческими областями и Иерусалимом привлекали в этот район монахов. Юго-вост. область пустыни, наиболее сухая и жаркая, оставалась практически необитаемой. В зонах же наибольшей концентрации монашеских поселений расстояние между ними составляло 4-5 км в горах и 1-2 км на равнине под Иерихоном.

Монашество в византийскую эпоху (IV - сер. VII в.)

В этот период И. п. стала средоточием палестинского монашества и превратилась в один из наиболее развитых центров монашеской культуры в христ. мире. По значению в ранней истории монашества с мон-рями в И. п. можно сравнить лишь мон-ри Египта. В этот период территория И. п. оставалась малозаселенной. В основном здесь кочевали различные племена и кланы арабов (сарацин), к-рые пасли скот и жили, как правило, во временных лагерях, иногда укрепленных земляными валами. Именно с ними более всего контактировали монахи сложившихся в И. п. многочисленных мон-рей. Ок. 425 г. по просьбе прп. Евфимия Великого (ок. 377-473) свт. Иувеналий Иерусалимский крестил Аспебета, одного из вождей арабских племен, и возвел его в ранг епископа для поселений бедуинов. Упоминания об арабах содержатся, напр., в сочинении Иоанна Мосха (Ioan. Mosch. Prat. spirit. 21, 136, 155, 160). Отношения монахов с ними далеко не всегда были мирными; встречаются упоминания о нападениях арабов на отшельников и паломников; возможно, были случаи ограбления мон-рей.

Первые сведения о жизни христиан в И. п. традиционно связываются с гонениями имп. Диоклетиана в нач. IV в. Монахами в И. п. становились те, кто предпочитали спасаться в пустыне от преследований (La vie prémetaphrastique de S. Chariton. 1941. P. 13, 26). На развитие монашества в И. п. повлияла близость этого региона к Египту, где находились наиболее ранние известные христ. обители, а также повышенное внимание христ. мира к Св. земле. В IV-VI вв. интенсивно развивалось почитание св. мест, увеличивался поток паломников в Палестину, нек-рые из них стремились остаться здесь и вести аскетический образ жизни. Большинство монахов, о к-рых упоминается в житиях, составленных Кириллом Скифопольским, и в «Луге духовном» блж. Иоанна Мосха, прибыли в Палестину впервые как паломники, возможно, посещали св. места не один раз и постепенно пришли к решению остаться в И. п. вместе с другими анахоретами. Абсолютное большинство известных по письменным источникам монахов IV-VII вв. не были жителями Палестины, но приехали сюда из мн. регионов Востока и Запада Римской империи. Так, в VI в. в мон-ре прп. Феодосия Великого (Киновиарха) в разных храмах литургия велась на греч., арм. и фракийском языках. Т. о., монашество И. п. представляло собой смешанную социальную группу, к-рая не имела к.-л. определенных этнокультурных черт и была объединена общим интересом к Св. земле и стремлением к аскетизму. В этом одно из основных отличий монашества И. п. от монашества Египта того же времени, где наиболее многочисленную группу анахоретов составляли местные уроженцы - копты и греки.

Cведения о появлении монашества в И. п. содержатся в Житии прп. Харитона Исповедника (сер. VI в.; PG. 115. Col. 899-918; La vie prémetaphrastique de S. Chariton. 1940/1941), в к-ром сказано, что прп. Харитон Исповедник происходил из г. Иконий в М. Азии (ныне Конья, Турция). Он поселился в И. п. в 1-й пол. IV в., вероятно вскоре после реформ имп. равноап. Константина Великого, и основал необщежительные мон-ри Фаранская лавра, Дука и Сукийская лавра. Три мон-ря прп. Харитона - единственные известные обители И. п. в IV в.; в Житии прп. Харитона Исповедника говорится, что в то время монахов было еще немного. В «Лавсаике» еп. Палладия Еленопольского упоминаются монахи Елпидий, Генесий, Евстафий и Сисинний, жившие в лавре Дука на рубеже IV и V вв., и монахи Гаддан и Илия, подвизавшиеся в пещерах у Иордана и Мёртвого м. (Palladius. Lausiac. 106-108 // PG. 34. Col. 1213-1215). Одним из важных этапов в развитии монашества И. п. стали события ок. 376 г., когда правосл. монахи Египта подверглись преследованию со стороны находившихся у власти ариан. В Палестину бежали 12 епископов и более 100 монахов; часть из них скорее всего поселилась в первых мон-рях И. п. (Hieron. Chron. // PL. 27. Col. 698-699; Rufin. Hist. eccl. II 3; XI 3-4; Palladius. Lausiac. 117 // PG. 34. Col. 1223; Oros. Hist. adv. pag. VII 33; Socr. Schol. Hist. eccl. IV 22, 24; Sozom. Hist. eccl. VI 20). Это массовое переселение стало одним из условий для более интенсивного развития монашества И. п. и усвоения им опыта егип. анахоретов.

Важнейшую роль в истории И. п. сыграло подвижничество прп. Евфимия Великого, к-рый пришел в Палестину как паломник в нач. V в. и некоторое время жил в Фаранской лавре. В 411 г. прп. Евфимий и его спутник прп. Феоктист из Каппадокии поселились в пещере у Вади-эль-Мукаллик, недалеко от Иерихона. Через неск. лет вокруг их жилища сложился 1-й общежительный (киновийный) мон-рь в И. п.; в дальнейшем он стал известен как Нижняя Киновия, или мон-рь прп. Феоктиста, к-рый был его настоятелем. В нач. 20-х гг. IV в. прп. Евфимий отправился в странствие по окрестным пустынным местам, через неск. лет он вернулся, поселился в пещере недалеко от мон-ря прп. Феоктиста и основал новый мон-рь - лавру прп. Евфимия (близ совр. г. Маале-Адумим). В 428/9 г. свт. Иувеналий Иерусалимский освятил для лавры прп. Евфимия монастырский храм. За свою долгую жизнь прп. Евфимий стал духовным отцом для монахов, пастырей и всей христ. общины Иерусалимской Православной Церкви (ИПЦ). В сер. V в. известны первые примеры своеобразного сотрудничества между лаврами и киновиями И. п. Так, мон-рь прп. Феоктиста служил подготовительной ступенью для молодых иноков, желавших в дальнейшем подвизаться в лавре прп. Евфимия. Мон-ри имели одного управляющего хозяйством и общие земельные владения. В VI в. подобное сотрудничество стало обычаем небольших обителей, образовавшихся рядом с крупными мон-рями Хозива (прп. Георгия Хозевита), прп. Саввы Освященного и др. В этот же период прп. Евфимий ввел традицию ежегодного ухода из мон-рей в пустыню на время Великого поста (Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 13). В таких походах по пустыне определялись места для образования новых мон-рей. Указания на следование этой традиции еще на рубеже VI и VII вв. сохранились в «Луге духовном». Важное нововведение в жизни И. п. связано с подвижничеством прп. Герасима Иорданского, к-рый ок. 455 г. основал мон-рь, сочетавший в себе черты лавры и киновии. Центральные постройки мон-ря составляли единый комплекс, рядом располагались и хозяйственные службы, но часть наиболее опытных монахов жила в отдельных пещерах по обычаю лавры. Подобное сочетание киновии и лавры позднее утвердилось также в мон-рях Каламон и Хозива.

Рака прп. Феодосия Великого (Киновиарха) в основанном им мон-ре
Рака прп. Феодосия Великого (Киновиарха) в основанном им мон-ре

Рака прп. Феодосия Великого (Киновиарха) в основанном им мон-ре
Монашество И. п. скорее всего было вовлечено в восстание 451-453 гг. против постановлений Халкидонского Собора и деятельности свт. Иувеналия Иерусалимского. Тем не менее следует предполагать, что большинство наиболее активных участников движения составили монахи из обителей Иерусалима и его окрестностей; об участии в восстании монахов И. п. прямых сведений нет. Прп. Евфимий Великий стремился уклониться от настойчивых просьб присоединиться к осуждению Халкидона и вскоре после начала беспорядков удалился на нек-рое время из лавры в пустыню Рува. Вероятно, отказ прп. Евфимия поддержать движение способствовал тому, что мн. монахи И. п. также стали противниками восстания и после возвращения свт. Иувеналия на престол присоединились к нему. О подобном влиянии прп. Евфимия упоминается в Житии прп. Герасима Иорданского, к-рый, в то время еще будучи молод, склонялся на сторону монофизитов, но прп. Евфимий убедил его в необходимости следовать православию (Cyr. Scyth. Vita Gerasimi. 1 // Kyrillos von Skythopolis / Ed. E. Schwartz. Lpz., 1939. S. 176). Т. о., сдержанная позиция значительного числа монахов повлияла на развитие отношений монастырей И. п. и Иерусалимской Патриархии. Со 2-й пол. V в. иерархи ИПЦ проявляют более заметный интерес к развитию мон-рей И. п. После восстания 451-453 гг. в ИПЦ раскол между сторонниками Халкидона и монофизитами продолжался неск. десятилетий. Последствия восстания были преодолены в кон. 70-х гг. V в., когда Иерусалимский патриарх Мартирий заключил с насельниками мон-рей соглашение о восстановлении церковного общения на основе признания Халкидонского вероопределения. Вскоре после этого с Елеонской горы и из башни Евдокии на горе Эль-Мунтар были изгнаны последние монофизиты (Zach. Rhet. Hist. eccl. V 6; Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 45; Idem. Vita Sabae. S. 127). Со времени становления лавры прп. Евфимия монашество И. п. занимает все более значительное положение в ИПЦ. Если в кон. IV - 1-й пол. V в. в среде палестинского монашества еще преобладали городские общины, сложившиеся преимущественно в Иерусалиме, Вифлееме и ближайших окрестностях, то в последующий период, особенно с кон. V в., ведущая роль в истории палестинских анахоретов переходит к региону И. п. Ко времени кончины прп. Евфимия (473) в И. п. по письменным источникам известны 15 мон-рей, большинство к-рых были основаны преподобными Евфимием и Феоктистом.

План лавры Гептастом
План лавры Гептастом

План лавры Гептастом
В кон. V - нач. VI в. особую известность в И. п. приобрели преподобные Савва Освященный (438/9-532) и Феодосий Великий (Киновиарх; ок. 424-529). Прп. Савва из Каппадокии переселился в И. п. в 456/7 г. и нек-рое время жил в монастыре прп. Евфимия, а также в Старой лавре, где игуменом был прп. Феоктист, сподвижник прп. Евфимия. С кон. 60-х гг. V в. прп. Савва жил в отшельнической келлии; в 70-х гг. поселился на склоне Кедронского ущелья, юго-восточнее Вифлеема. В нач. 80-х гг. рядом с ним сложилась новая община - лавра прп. Саввы Освященного (Дайр-Мар-Саба), впосл. наиболее известная обитель И. п. (см. Саввы Освященного лавра). Согласно Житию, прп. Савва основал или возобновил в И. п. также мон-ри: Кастеллион (492), Новая лавра (507), Спилеон (508), Иоанна Схолария (509), Гептастом (510), Занна (511), Иеремии (531). 12 дек. 490 г. Иерусалимский патриарх Саллюстий освятил соборный храм мон-ря, а прп. Савву поставил игуменом (Cyr. Scyth. Vita Sabae. S. 103-104).

План мон-ря Хирбат ат-Дайр
План мон-ря Хирбат ат-Дайр

План мон-ря Хирбат ат-Дайр
Прп. Феодосий был родом также из Каппадокии; в 457 г. отправился в паломничество по Сирии и Палестине; неск. лет провел в мон-ре у башни Давида в Иерусалиме и др. обителях. Ок. 479 г. он основал киновийный мон-рь восточнее Вифлеема, на месте, где, по преданию, в пещере ночевали волхвы (Бейт-Сахур). Ок. 493 г. патриарх Саллюстий поставил прп. Феодосия архимандритом всех киновийных мон-рей И. п., а прп. Савву - архимандритом лавр и отшельнических келлий (Ibid. S. 115; Idem. Vita Theod. S. 239). К сер. VI в. монастырь прп. Феодосия был крупнейшим в И. п.; в нем подвизались до 400 монахов (Idem. Vita Theod. S. 235-241).

Назначение святых Саввы и Феодосия архимандритами лавр и киновий в И. п. является свидетельством сформировавшейся политики Иерусалимской патриархии по управлению многочисленным монашеством. Учитывая уроки восстания 451-453 гг. и большую роль монашества в жизни Палестины того времени, с кон. V в. Патриархия ИПЦ старалась поддерживать киновийные мон-ри в И. п. и контролировать деятельность монахов. Так, в 80-х гг. V в. лавра прп. Евфимия была преобразована в киновию игум. Фидой при участии патриарха Мартирия (Idem. Vita Euthym. S. 62-64). В кон. V в. был преобразован в киновию мон-рь Хозива, который находился на пути паломников из Иерусалима к Иордану и посещался множеством людей. В результате подобных мер в VI в. общежительные мон-ри стали преобладать над лаврами и по количеству, и по числу насельников.

В VI в. монашество И. п. достигло расцвета: в этот период известно о существовании не менее 19 лавр и 44 киновийных мон-рей, из них ок. 40 находилось в пустыне и ок. 20 - в долине Иордана. В основном они вполне соответствовали мон-рям тех же типов в др. регионах Средиземноморья, прежде всего в Египте. Наиболее древними в И. п. были лавры, существенно отличавшиеся друг от друга особенностями устава и видами работ, к-рые выполняли монахи. Как правило, лавры представляли собой конгломерат скальных пещер или небольших домиков-келлий, беспорядочно разбросанных в пустыне и соединенных тропинками. Так, в лавре прп. Саввы неск. десятков пещер занимают оба берега Кедронского ущелья протяженностью ок. 2 км. Центром лавр служили храм и трапезная, стоявшие неподалеку друг от друга, но никогда не объединявшиеся в одном или смежном здании. Такие мон-ри обычно не имели оград или к.-л. укреплений; редко вокруг келлий возводился каменный забор (лавры Марда и Гептастом). Иногда в разных частях мон-ря или вокруг его территории сооружались башни (одна или несколько), к-рые, впрочем, не могли иметь военное значение, но служили лишь неким знаком, оповещавшим о праве монашеской общины на владение занятой ею землей. Киновийные мон-ри (преподобных Феодосия, Мартирия, Евфимия), как правило, представляли собой сложные комплексы построек на относительно ровном участке местности внутри небольшого периметра стен с одними или 2 воротами. Как и у лавр, стены имели скорее символическое, чем оборонительное значение. На территории мон-ря обычно устраивался внутренний двор, в его центре находились одна или неск. церквей. По периметру стен со всех сторон возводились различные жилые и хозяйственные постройки: келлии монахов, трапезные, странноприимницы, мастерские различного профиля. В мон-ре прп. Феодосия были предусмотрены отдельные помещения для престарелых монахов, находившихся на попечении мон-ря, и даже особое место для тех членов братии, на к-рых была наложена епитимия или к-рые по разным причинам подвергались отлучению от литургии и лишались общения с остальной общиной. Иногда киновии, как и мн. лавры, устраивались на склонах вади при комплексах пещер. В этом случае все постройки мон-ря в отличие от построек лавры ставились как можно ближе друг к другу и обносились единой оградой (Хозива, мон-рь прп. Феоктиста).

В VI в. в ряде мон-рей И. п. сложилась группа последователей учения Оригена о предсуществовании душ. Их прибежищем стал мон-рь Новая лавра. В 536 г. его игум. Феодор Аскида был отправлен в К-поль как представитель ИПЦ на Соборе и с этого времени сделал быструю карьеру в столице. Феодор был рукоположен во архиепископа Кесарии Каппадокийской и ок. 20 лет оставался одним из важнейших советников имп. Юстиниана I. Влияние Феодора позволяло оригенистам долгое время присутствовать среди монахов И. п. В нач. 537 г. игумен лавры прп. Саввы Геласий изгнал оригенистов из своего и неск. др. мон-рей; однако Новая лавра оставалась под их влиянием. В кон. 30-х - нач. 40-х гг. в Новой лавре жил известный богослов Леонтий Византийский. Ок. 542 г. Иерусалимский патриарх Петр совместно с игуменами лавры прп. Саввы Геласием и мон-ря прп. Феодосия Софронием отправил имп. Юстиниану прошение осудить оригенистов. В 543 г. император издал эдикт против оригенизма; Феодор Аскида и др. столичные оригенисты были вынуждены согласиться с офиц. позицией власти. После 543 г. оригенисты на некоторое время покинули Новую лавру и ушли в пустыню, но, вероятно, через неск. лет вернулись. В сер. 40-х гг. VI в. положение патриарха Петра и архимандритов Геласия и Софрония пошатнулось, поскольку они выступили против осуждения «Трех Глав», тем самым и против позиции имп. Юстиниана. В 545-546 гг. Геласий совершил поездку в К-поль, пытаясь оправдаться, но не был принят и умер на обратном пути. В 547 г. игуменом лавры прп. Саввы стал оригенист Георгий, причем часть монахов, сторонников православия, покинула лавру. Георгий вскоре был обвинен в нечестии и смещен, но и его преемники по-прежнему разделяли взгляды Оригена. После смерти патриарха Петра в 552 г. оригенисты избрали из своей среды на престол Макария, не согласовав его выдвижение с императором. В это время депутация монахов - сторонников православия находилась в К-поле и предложила имп. Юстиниану избрать патриархом лояльного к властям Евстохия. Юстиниан принял это предложение и приказал изгнать Макария. В нач. 553 г. при поддержке властей патриарх Евстохий изгнал оригенистов из всех мон-рей Палестины и И. п. 21 февр. 553 г. в Новую лавру на их место было отправлено 120 правосл. монахов. Среди переселенных был агиограф Кирилл Скифопольский, ранее подвизавшийся в лавре прп. Саввы. В 50-х гг. VI в. им написаны 6 Житий крупнейших подвижников И. п.: преподобных Евфимия Великого, Саввы Освященного, Феодосия Великого, Иоанна Молчальника, Кириака и Феогния. В 553 г. архимандриты мон-рей И. п. Руф и Конон присутствовали на V Вселенском Соборе в К-поле (Mansi. T. 9. Col. 191-194; ДВС. Т. 3. С. 294-298). Свидетельства противостояния партий в сер. VI в. сохранились в «Луге духовном»: из рассказов старцев Иоанн Мосх узнает о том, что странствующий отшельник (воск) Илия, а также мон. Иулиан из мон-ря прп. Феодосия отказывались вступать в общение с патриархом Макарием в период его пребывания на престоле (Ioan. Mosch. Prat. spirit. 19, 96). Мон. Леонтий, наоборот, был среди оригенистов, в 553 г. был изгнан из Новой лавры, но позднее перешел в православие и стал игуменом мон-ря прп. Феодосия (Ibid. 4). Оригенистский спор, возможно, ослабил мон-ри на плато И. п. После смерти прп. Саввы (532) неизвестно об основании новых обителей в этом районе. Однако мон-ри под Иерихоном и в долине Иордана продолжали развиваться. В «Луге духовном» упомянуты 7 новых обителей близ Иордана, неизвестных в более ранних источниках и основанных, видимо, в сер.- 2-й пол. VI в. (Hirschfeld. 1992. P. 16). Так, авва Антоний назван настоятелем и основателем лавры прор. Илии близ Иерихона (Ioan. Mosch. Prat. spirit. 66).

«Луг духовный» представляет огромный объем сведений о жизни И. п. во 2-й пол. VI - нач. VII в. Ок. 570 г. Иоанн Мосх поселился в Фаранской лавре, позднее жил в мон-ре прор. Илии, совершал паломничества на Синай и в Египет, посетил большинство обителей И. п. Ему были знакомы настоятели большинства крупнейших мон-рей: архимандриты Конон в лавре прп. Саввы (Ibid. 42), Леонтий и Георгий в монастыре прп. Феодосия (видимо, в разное время; Ibid. 4, 92-94, 109), игумены Григорий в Фаранской лавре (Ibid. 139), Геронтий в монастыре прп. Евфимия (Ibid. 21), Феодор в Старой лавре (Ibid. 188), Агафоний в мон-ре Кастеллион (Ibid. 167), Евстафий в мон-ре Спилеон (Ibid. 186; он же упомянут в Житии прп. Саввы: Cyr. Scyth. Vita Sabae. S. 126), Агиодул в лавре прп. Герасима (Ioan. Mosch. Prat. spirit. 11) и др. В мон-ре прп. Феодосия, видимо, по-прежнему подвизалось наибольшее число иноков. Среди них Иоанн Мосх назвал старцев Феодосия, к-рый прежде был епископом г. Капитолиада, Конона, Феодула, Патрикия и др. выходцев не только из разных провинций, но и из многих социальных слоев визант. общества (Ibid. 4, 22-23, 92-96, 103-104, 109). Большое внимание Мосх уделял лавре прор. Илии, где он подвизался 10 лет и где в то время был великий подвижник пресв. Стефан (Ibid. 62-65, 134). Особенно много сведений в «Луге духовном» содержится о монахах лавры Каламон (Ibid. 26, 40, 46, 98-101, 157, 163). Наряду с киновийными общинами и лаврами в И. п. в уединении подвизалось много отшельников в келлиях вдоль вади и в долине Иордана. Так, в лавре прор. Илии известно предание о Феодосии Молчальнике, к-рый прожил в уединении в пустыне 35 лет (Ibid. 66-68). Старец Варнава долгое время жил в пещере у Иордана, а затем переселился в лавру Башен (Ibid. 10). Подобный образ жизни вели старцы Петр Пустынник, Сисинний, Иоанн Огненный, Александр и др. (Ibid. 19, 92-93, 97, 173, 180-182). Среди подвижников И. п. нач. VII в. также известен прп. Георгий Хозевит, выходец с Кипра, не упомянутый Иоанном Мосхом. Прп. Георгий подвизался в мон-ре Хозива; получил видение о предстоящем разорении Св. земли. Житие прп. Георгия Хозевита было написано учеником преподобного Антонием Хозевитом в сер. VII в. (Antonius Chozibita. 1888).

Период процветания И. п. в нач. VII в. завершился катастрофой. В ходе византийско-персидской войны в 614 г. персид. армия Шахрбараза захватила Иерусалим и всю Палестину. Места паломничества и мон-ри, в т. ч. большинство обителей И. п., подверглись разорению. Погибло много монахов, к-рым не удалось бежать в пустыню (см., напр., Савваитские преподобномученики, 44); их тела долгое время лежали непогребенными. Оставшаяся братия лавры прп. Саввы 2 года жила в мон-ре аввы Афанасия и боялась возвращаться в свою обитель. Братия монастыря Хозива во главе с игум. Дорофеем жила в странноприимном доме в Иерихоне, прп. Георгий переселился в Иерусалим, но затем вернулся в лавру (Ibid. Р. 129-134; Antiochus Sabbaita. Epistola ad Eustathium // PG. 89. Col. 1424-1425; Читти. 2007. С. 254-255). После разорения постепенно началось восстановление нек-рых мон-рей, однако в условиях персид. оккупации, последовавшего за нею араб. завоевания, общего сокращения потока паломников на Св. землю и экономического упадка Палестины вернуть монашество И. п. к прежнему состоянию было невозможно.

Раннеарабский период (634-1099)

Инерция византийской культуры (VII-VIII вв.)

Араб. завоевание Палестины в 30-х гг. VII в. не сопровождалось массовым насилием в отношении местных христиан и монахов И. п. Халифы VII-VIII вв. проводили веротерпимую политику, но отрыв Ближ. Востока от визант. мира вызвал долговременные негативные последствия. Сократились паломничество на Св. землю и материальная поддержка мон-рей, а также приток новых монахов. Мн. обители пострадали от землетрясений 659 и 749 гг. и были заброшены; число населенных монастырей резко уменьшилось. В источниках VII-XI вв. упоминаются немногим более 6 обителей (не считая пещерных келлий отшельников): лавра прп. Саввы, Иоанна Предтечи мон-рь на Иордане, мон-рь Хозива, мон-ри преподобных Евфимия Великого, Харитона Исповедника, Феодосия Великого, Герасима Иорданского.

Мон-рь прп. Феодосия Великого (Киновиарха). Основан ок. 470 г., XIX в.
Мон-рь прп. Феодосия Великого (Киновиарха). Основан ок. 470 г., XIX в.

Мон-рь прп. Феодосия Великого (Киновиарха). Основан ок. 470 г., XIX в.
В то же время в VII-VIII вв. христ. общины Сирии и Палестины динамично развивались; сохранялись основные черты визант. материальной и духовной культуры. Крупнейшие из мон-рей И. п. благодаря опоре на местное христ. население продолжали действовать. Среди монахов, упомянутых в источниках этой эпохи, встречаются выходцы из Палестины, Заиорданья, Юж. Сирии, в редких случаях уроженцы Египта или Сев. Месопотамии, пришельцы из Византии практически не отмечены. Тем не менее монашество оставалось полиэтничным. Все лит. памятники мон-рей до нач. IX в. написаны по-гречески, хотя в них постоянно упоминаются монахи сир. происхождения, нек-рые даже не владевшие греч. языком. Считается, что в Палестине сохранялось груз. монашеское присутствие. В долине Иордана археологами обнаружены фрагменты несторианского мон-ря IX в., построенного по месопотамской архитектурной традиции из кирпича-сырца. Общую численность монахов И. п. по состоянию на кон. VIII в. можно приблизительно оценить в 200-300 чел.

В VII - нач. IX в. монашество И. п. продолжало активно участвовать в церковно-политической жизни христ. мира. На Латеранском Соборе в Риме в 649 г. присутствовала делегация из мон-ря прп. Феодосия, представлявшая палестинских иноков. На Соборе было обнародовано письмо из мон-рей И. п. с призывом выступить против монофелитства, подписанное 5 игуменами и 32 иноками во главе с архимандритом лавры прп. Саввы Иоанном. По рекомендации присутствовавших на Соборе палестинских монахов папа Мартин поставил местоблюстителем ИПЦ еп. Иоанна Филадельфийского, назначив ему в помощь 2 епископов и игумена мон-ря прп. Феодосия Георгия. На VI Вселенском Соборе в К-поле (681) среди представителей ИПЦ был архидиакон из лавры прп. Саввы Андрей (впосл. архиепископ Критский). Вопрос об участии представителей вост. Патриархатов во VII Вселенском Соборе (787) тайно обсуждался визант. представителями с монашеским сообществом И. п. Не желая навлечь на патриархов подозрения мусульм. властей в связях с Византией и нелояльности, монахи отправили на Собор 2 делегатов - Иоанна и Фому, выступивших как местоблюстители Антиохийского и Александрийского престолов. Монахи И. п. часто замещали архиерейские кафедры в городах Палестины и Сирии; Иерусалимские патриархи Фома (807-821) и Феодосий (до 867-880) в прошлом были монахами лавры прп. Саввы. Мон-ри И. п. наряду с Иерихоном находились в юрисдикции одного из архиереев ИПЦ, епископа Иорданского (епископа мон-ря Хор?) (упоминание о нем встречается в Житии Антония-Раваха и др. источниках).

Лавра прп. Саввы в VII-VIII вв. оставалась одним из важнейших духовных и культурных центров всего восточнохрист. мира. Там подвизались поэты и богословы Андрей Критский (70-80-е гг. VII в.), прп. Иоанн Дамаскин (30-40-е гг. VIII в.), Косма Маюмский, агиографы Стефан Савваит Младший и Леонтий Савваит (оба в кон. VIII в.), богослов и полемист Феодор Абу Курра (кон. VIII в.) и др. В VIII-IX вв. мон-ри И. п. стали очагом сопротивления иконоборчеству. В монашеской среде обсуждались и др. богословские вопросы, о чем свидетельствуют полемика прп. Иоанна Дамаскина с Анастасием, игуменом мон-ря прп. Евфимия, выступление в нач. IX в. монахов лавры прп. Саввы против введения в Символ веры Filioque, принятого у «франкских» монахов, поселившихся в то время на Св. земле.

Основным источником сведений о повседневной жизни монашества И. п. является Житие прп. Стефана Савваита Старшего Чудотворца (725-794), написанное его учеником Леонтием в нач. IX в. по-гречески, а в 902 г. переведенное на арабский язык одним из монахов лавры прп. Саввы. Этот памятник во многом близок к таким образцам монашеской лит-ры, как «Луг духовный» Иоанна Мосха, и отражает схожие бытовые реалии и представления о традиции аскезы. Часть монахов продолжала жить уединенно в пещерных келлиях, лишь по воскресеньям они собирались в церкви лавры прп. Саввы. Были отшельники, жившие у Иордана; на время Великого поста нек-рые из монахов по-прежнему уходили на берега Мёртвого м. или в удаленные пещеры. Внутри монашеского сообщества существовала некая иерархия; сохранились сведения о конфликте «новоначальных» монахов с «высокими» старцами лавры. Несмотря на изредка случавшиеся нападения бедуинов на отшельников, монашеская жизнь была довольно спокойной, и среди палестинских христиан бытовало убеждение, что пребывание в мон-ре намного комфортнее, чем в миру. Помимо Стефана источник упоминает и о др. великих подвижниках и чудотворцах, живших в И. п., однако утверждает, что в последние десятилетия монашество в целом изменилось и авторитет подвижников падает, но, возможно, в этих словах отразилось типичное для человеческого сознания пессимистичное восприятие современности. В VIII в. в И. п. монахи вели строгий аскетический образ жизни и готовы были умереть за свою веру, о чем свидетельствуют и судьбы нескольких мучеников, происходивших из их среды. При халифе Абд аль-Малике (685-705) мученическую смерть по ложному обвинению принял монах лавры прп. Саввы Михаил. В 789 г. инок лавры Христофор, бывш. мусульманин, перешедший в христианство, был по приказу халифа казнен за вероотступничество.

Со 2-й пол. VIII в. христ. общины Сирии и Палестины вступили в полосу кризиса, к-рый характеризовался прекращением храмового строительства, оставлением мн. селений, утратой знаний греч. языка и падением лит. активности, изменениями в социальном укладе и мироощущении людей. Эти кризисные явления были усугублены сначала политической нестабильностью в халифате, а затем гражданской войной сыновей халифа Харуна ар-Рашида в 811-813 гг. Мон-ри И. п. стали объектами нападений и грабежей и пострадали очень сильно. В 796 г. в ходе междоусобной войны араб. племен в Палестине группа мятежных бедуинов захватила лавру прп. Саввы; вымогая у иноков монастырские ценности, бедуины убили 20 монахов (Савваитские преподобномученики, 20). Их мученическая смерть была описана монахом лавры Стефаном Савваитом Младшим; это сочинение стало одной из вершин ближневост. агиографической лит-ры. Тогда же разбойники овладели мон-рем прп. Харитона и разграбили его. В 809 г. смуты в Палестине возобновились, снова были разорены мон-ри преподобных Саввы, Харитона и Евфимия; разбойники сожгли мон-рь прп. Феодосия и убили мн. иноков. В 809 и 813 гг. отмечен массовый исход христ. населения из Палестины в визант. земли; в этом потоке беженцев И. п. покинуло немалое число монахов.

Темные века (IX-XI вв.)

Политические потрясения и многократные разорения мон-рей в нач. IX в. повергли монашество И. п. в глубокий кризис. Оскудевает лит. творчество, резко сужается круг источников, позволяющих судить о положении мон-рей. Ж. Насралла назвал следующие 300 лет истории палестинского монашества «великой лакуной». Информация о монастырях И. п. сводится гл. обр. к колофонам рукописей.

Лавра прп. Саввы Освященного. Вид с юго-запада. Основана ок. 480 г., XIX–ХХ вв.
Лавра прп. Саввы Освященного. Вид с юго-запада. Основана ок. 480 г., XIX–ХХ вв.

Лавра прп. Саввы Освященного. Вид с юго-запада. Основана ок. 480 г., XIX–ХХ вв.
Переход ближневост. православных на араб. язык усугубил их изоляцию от Византии и поставил перед христ. книжниками задачу перевода богослужебных текстов и всего корпуса христ. лит. наследия. Этот процесс начался в кон. VIII в. и особенно интенсивен был в IX в. в таких мон-рях И. п., как лавра прп. Саввы и лавра прп. Харитона, а также Екатерины вмц. монастырь на Синае. Среди переписчиков самых ранних датированных арабоязычных мелькитских рукописей известны Стефан из Рамлы, монах лавры прп. Харитона (877), и Антоний/Давид Багдадский из лавры прп. Саввы (885/6). Наряду с переводами создавались оригинальные апологетические и полемические произведения. Первым известным христ. автором, начавшим писать по-арабски, был Феодор Абу Курра (кон. VIII - нач. IX в.), монах лавры прп. Саввы (впосл. епископ Харранский). Арабоязычные христ. тексты призваны были сформировать идентичность палестинских правосл. христиан. В этих апологетических и агиографических сочинениях центральным органом управления мелькитской общины выступал Патриарший престол ИПЦ, высок был авторитет монашества И. п., в первую очередь мон-ря прп. Саввы. Прослеживается даже соперничество этих центров, напр. за обладание мощами почитаемых новомучеников. Впосл. информация о мон-рях И. п. становится все более скудной. Известны неск. груз. рукописей X-XI вв. из лавры прп. Харитона. Александрийский патриарх Илия (964-1000) до возведения на престол был игуменом того же мон-ря. Сохранились 2 рукописи сер. XI в., переписанные в мон-ре прп. Герасима Иорданского. Известны печати Сотериха, еп. Иорданского, кон. XI в., пребывавшего в мон-ре св. Иоанна Предтечи; ряд печатей мон-рей прп. Саввы XI в. и прп. Евфимия X-XI вв. Оживление связей ИПЦ с Византией с сер. X в. стимулировало приток на Св. землю паломников; некоторые из них оставались в мон-рях И. п. Паломническая лит-ра позволяет сделать выводы о сохранении организационных связей между мон-рями. Так, мон-рь прп. Евфимия и, возможно, др. обители выполняли вспомогательные функции при лавре прп. Саввы, куда ссылали провинившихся или отправляли молодых иноков, готовившихся к монашескому пути. В 1009 г. в ходе антихристианских гонений фатимидского халифа аль-Хакима и кампании разрушения палестинских святынь был разорен монастырь прп. Евфимия. К кон. XI в. мон-ри И. п. пребывали в глубоком упадке.

Владычество крестоносцев (1099-1187)

Мон-рь Хозива. V, XIX–ХХ вв.
Мон-рь Хозива. V, XIX–ХХ вв.

Мон-рь Хозива. V, XIX–ХХ вв.
В 1099 г. бóльшая часть Палестины была завоевана крестоносцами и вошла в состав Иерусалимского королевства. Притом что лат. духовные власти подавляли правосл. церковную иерархию и стремились подчинить себе местные мелькитские общины, иерусалимские короли вполне терпимо относились к мон-рям И. п. и оказывали им покровительство. Это объяснялось, в частности, союзническими отношениями крестоносцев с Византией, особенно в правление визант. имп. Мануила I Комнина (1143-1180). Мануил стремился играть роль защитника и покровителя вселенского Православия и жертвовал значительные суммы на украшение палестинских храмов и мон-рей. Активизировалось христ. паломничество на Св. землю, в т. ч. в И. п. Конкуренции между католич. и правосл. мон-рями не возникало и по причинам географическим. Католич. мон-ри, как правило, учреждались в густонаселенных сельских районах, православные - в И. п. Все это стимулировало бурное возрождение монашеского движения в И. п., восстановление ряда заброшенных мон-рей, обращение к разным формам ранневизант. монашества, напр. к столпничеству, а также создание лит. произведений в стиле житийных текстов IV-VII вв.

Самое раннее свидетельство состояния мон-рей И. п. под властью крестоносцев принадлежит рус. паломнику нач. XII в. игум. Даниилу, посетившему лавры преподобных Саввы, Феодосия и Харитона в И. п., а также мон-ри свт. Иоанна Златоуста и Каламон в долине Иордана. В отсутствие в Палестине правосл. патриархов игумен лавры прп. Саввы выступал в роли предстоятеля правосл. населения и духовенства, как то было, напр., во время пасхальных торжеств 1107 г. в Иерусалиме, описанных игум. Даниилом.

Почти 80 лет спустя Палестину обошел визант. паломник Иоанн Фока. Помимо описания мон-рей, виденных игум. Даниилом, он сообщил о восстановлении лавры прп. Евфимия и мон-ря Хозива, мон-рей Каламон и св. Иоанна Предтечи у Иордана. Археологические изыскания подтвердили перестройку мон-рей Хозива и Каламон. В мон-ре прп. Герасима Иорданского сохранилась греч. надпись о его восстановлении в Патриаршество Иоанна (предположительно Иоанна IX; 1156 или 1157 - до марта 1166) и при игум. Иакове. Араб. надписи из мон-рей прп. Герасима Иорданского и Хозива содержат имена мастеров, перестраивавших обители.

Характерной чертой монашеского движения эпохи крестоносцев была смена этнического состава монахов И. п. В XII в. в отличие от раннеараб. эпохи большинство палестинских иноков были выходцами из удаленных стран правосл. мира: больше всего было греков; росло число груз. монахов, к-рые часто фигурируют в паломнической и житийной лит-ре и др. источниках. В палестинских обителях пребывали также выходцы из слав. земель, о чем свидетельствует, напр., Житие прп. Евфросинии Полоцкой. Историки отмечают влияние визант. монашеской традиции на католическое монашество Иерусалимского королевства. Так, до 1116 г. группа лат. клириков восстановила Искушения мон-рь (бывш. лавра Дука) на Сорокадневной горе. Отмечено даже присутствие в лавре прп. Саввы сообщества «франкских» монахов, составлявших одну из неск. автономных этнических групп насельников мон-ря. Мон-ри получали богатые вклады из Византии, Грузии и др. стран; эти средства позволили обителям приобрести значительные земельные владения в Палестине. Известны документы о пожаловании деревень лавре прп. Саввы иерусалимской кор. Мелисендой (1131-1161), а также о различных земельных операциях палестинских обителей. По свидетельству Иоанна Фоки, долина Иордана была покрыта садами, находившимися в совместном пользовании монастырей И. п. Монастыри оставались центрами лит. жизни, там переписывались тексты литургического, богословского, канонического содержания, сохранявшие преемственность правосл. культурной традиции в Палестине. Кроме того, мон-ри активно участвовали в антилат. полемике. Сохранился ряд манускриптов с текстами полемической направленности, созданных в обителях И. п. в XII-XIII вв.

Айюбидская и мамлюкская эпохи (1187-1516)

В 1187 г. Салах ад-Дин уничтожил армию крестоносцев в битве при Хаттине, овладел Иерусалимом и большей частью Палестины. В ходе этих военных потрясений пострадали некоторые монастыри И. п.: отряд мусульман разорил мон-рь прп. Евфимия, взял в плен его насельников и отправил их в Дамаск. Лат. клирики вынуждены были покинуть мон-рь Искушения на Сорокадневной горе, к-рый впосл. перешел в руки православных. Как мусульм. духовный противовес мон-рям И. п. Салах ад-Дин основал у дороги на Иерихон суфийскую обитель Наби-Муса; при ее строительстве было разрушено неск. десятков окрестных монашеских келий. Изгнание крестоносцев из Иерусалима позволило вернуться в город правосл. патриархам. В то же время, по данным источников XIII-XIV вв., игумен лавры прп. Саввы по-прежнему сохранял огромное влияние в ИПЦ, выступая как 2-е лицо после патриарха. В 1229 г. Айюбиды уступили крестоносцам Иерусалим и Вифлеем; тем не менее позиции ИПЦ в Св. граде не изменились. Власть «франков», судя по всему, не распространялась на территории И. п.

Западный вход в главный храм лавры прп. Евфимия Великого. V в.
Западный вход в главный храм лавры прп. Евфимия Великого. V в.

Западный вход в главный храм лавры прп. Евфимия Великого. V в.
В кон. 20-х - сер. 30-х гг. XIII в. паломничество в Палестину дважды совершил свт. Савва I, архиеп. Сербский, Житие к-рого является главным источником сведений об И. п. в этот период. В нем упоминается о богатых пожертвованиях свт. Саввы палестинским мон-рям, в т. ч. лавре прп. Саввы, мон-рям св. Иоанна Предтечи и Каламон, лаврам преподобных Феодосия и Евфимия, мон-рю Искушения. Однако уже в кон. 30-х гг. XIII в. положение палестинского Православия резко ухудшилось в связи с новым витком военного противостояния мусульман и крестоносцев. В 1244 г. крестоносцы были окончательно изгнаны из Иерусалима. В 1260 г. власть Айюбидов пала под ударом монголов, но и им не удалось удержаться в Палестине из-за сопротивления егип. мамлюков. Вся Палестина и Сирия на 250 лет вошли в состав Мамлюкского султаната.

План мон-ря прп. Герасима Иорданского
План мон-ря прп. Герасима Иорданского

План мон-ря прп. Герасима Иорданского
Мамлюки проводили достаточно жесткую политику в отношении инаковерующих. Зиммии периодически подвергались гонениям и дискриминации. К этому добавились общий упадок земледельческого хозяйства в Сиро-Палестинском регионе, натиск кочевых племен и наступление пустыни. Христ. общины в местностях, примыкавших к И. п., сокращались и архаизировались, ослабевали их связи с монастырями. Обители лишились земельных владений в Палестине, к-рые большей частью были преобразованы в мусульм. вакфы. Теперь монашество И. п. целиком зависело от милостыни, поступавшей из христ. стран.

Монахи гл. обр. приезжали с Балкан и Кавказа, что усугубляло культурно-языковой барьер между насельниками мон-рей и окрестным арабо-христ. населением. В Житии свт. Саввы Сербского упоминаются отдельные колонии груз. и рус. монахов в лавре. Сохранились известная араб. рукопись 1247 г. и 11 греч. рукописей XIII-XV вв., к-рые были переписаны в лавре прп. Саввы. На основании рукописей XIII-XIV вв. из мон-ря ап. Иоанна Богослова можно сделать вывод о смешанном, греко-араб. составе его братии.

Поддержка, поступавшая на Св. землю из Византии, Грузии, Сербии и др. правосл. стран, была недостаточной для выживания обителей И. п. Их история в мамлюкский период по сути представляет собой хронику упадка деятельности монастырей. После XII в. не упоминается мон-рь свт. Иоанна Златоуста под Иерихоном. Последним свидетельством существования лавры прп. Харитона Исповедника стала написанная там в 1223 г. араб. рукопись. На развалинах мон-ря Каламон в XIII в. выросла араб. дер. Хаджала, впосл. тоже покинутая жителями под натиском бедуинов. Свт. Савва Сербский был последним из паломников-писателей, кто посещал обители преподобных Феодосия и Евфимия до их запустения. Рус. архим. Агрефений в 70-х гг. XIV в. видел только руины мон-ря прп. Феодосия. Он же последним упоминает мон-рь Хозива. C кон. XIV в. исчезают упоминания о насельниках мон-ря Искушения. Мон-рь прп. Герасима Иорданского, еще действовавший в 1395 г. во время паломничества Игнатия Смольнянина, был уже заброшен, когда в Палестину пришел следующий рус. богомолец - диак. Зосима (1420-1421). Диакон был последним, кто посетил крупнейший в долине Иордана мон-рь св. Иоанна Предтечи, когда там были монахи. Позднейшие паломники (80-е гг. XV в.) описывают его как пристанище разбойников.

Последним мон-рем в И. п. осталась лавра прп. Саввы. Паломники кон. XIV - нач. XV в. сообщали, что там проживали от 15 до 30 иноков. К кон. XV в. их было 5 или 6 чел., а на рубеже XV и XVI вв. на нек-рое время под натиском бедуинов монахи покинули лавру. Только в 1504 г. (дата условна) она была вновь заселена серб. монахами из мон-ря арх. Михаила в Иерусалиме.

Османская эпоха (XVI - нач. XIX в.)

До сер. XIX в. лавра прп. Саввы оставалась практически единственным действующим монастырем в И. п. На протяжении XVI - 1-й трети XVII в. ее заселяли серб. монахи. Серб. мон-рь арх. Михаила стал метохом лавры в Иерусалиме. По источникам 2-й пол. XVI в., в 2 мон-рях подвизалось от 30 до 80 иноков. Община савваитов не была этнически однородной, в лавре было немало греков и арабов. Корпорация савваитов напоминала монашескую республику, подобную Св. Горе Афон, Синаю или Святогробскому братству ИПЦ. Она обладала автономным статусом и охраняла корпоративные интересы, развивала собственную экономику, опиравшуюся на подворья в разных регионах Вост. Средиземноморья, и этнически окрашенную субкультуру.

Лавра прп. Саввы Освященного. Основана ок. 480 г.
Лавра прп. Саввы Освященного. Основана ок. 480 г.

Лавра прп. Саввы Освященного. Основана ок. 480 г.
Рус. паломник 1560 г. Василий Позняков сообщает также о возрождении мон-ря св. Иоанна Предтечи у Иордана. Однако возвращение туда монахов, видимо, было кратковременным. Посольство Трифона Коробейникова, раздававшее в 1593 г. рус. милостыню палестинским обителям и оставившее подробный их перечень, не упоминало об этом мон-ре.

Лавра прп. Саввы столкнулась с серьезными трудностями ввиду уменьшения поддержки с Балкан и растущего давления бедуинов, требовавших от монахов выплаты дани. С 50-х гг. XVI в. монахи лавры пытались найти себе нового покровителя в лице России. В Москву неоднократно приезжали посольства савваитов; государи жаловали мон-рю щедрую милостыню. Социально-экономический кризис Османского гос-ва кон. XVI в., временное прекращение паломничества и усиление бедуинского натиска привели к упадку общины савваитов. Из-за Смуты в России в нач. XVII в. прекратилась рус. милостыня мон-рю. Оставив в лавре неск. старцев, основная часть монахов была вынуждена переселиться в мон-рь арх. Михаила. Хотя монахи вернулись в лавру и ок. 1612 г. даже возвели там новую башню, строительство окончательно подорвало финансы мон-ря. Возведение башни нек-рые авторы расценивали как отражение конфликта в среде савваитов между сербами и греками и попытку сербов получить часть мон-ря. Вскоре после 1636 г. сербы оставили свои палестинские обители. Иерусалимский патриарх Феофан погасил серб. долги и вернул оба мон-ря под прямой контроль ИПЦ.

В сер. XVII в., при патриархе Паисии, 10-15 монахов возвратились в лавру прп. Саввы. Возможно, в 60-х или 70-х гг. XVII в. лавра снова была оставлена, но в 1688 г. и в нач. XVIII в. патриарх Досифей II в неск. этапов восстановил ее. Мон-рь стал пристанищем престарелых монахов и местом ссылки провинившихся. Паломники нач. XVIII в. писали о 5-15 насельниках монастыря, авторы 2-й пол. XVIII в.- о 20-30 чел. Все припасы в монастырь доставлялись из Иерусалима, монахи жили фактически на осадном положении в окружении бедуинов. После начала Греческого восстания 1821 г. Святогробское братство, разоренное османскими поборами, было не в состоянии откупаться от бедуинов, из-за конфликтов лавры с окрестными племенами еще в кон. 20-х - нач. 30-х гг. XIX в. иноки неоднократно собирались уйти в Иерусалим.

Другие монастыри И. п. оставались необитаемыми, хотя обители регулярно упоминаются в хождениях паломников. Наиболее часто они приходили на поклонение к развалинам мон-рей св. Иоанна Предтечи и прп. Герасима Иорданского, поднимались к пещерам Сорокадневной горы. Изучая паломнические описания XVII-XVIII вв., можно составить представление о прогрессирующем разрушении заброшенных обителей.

XIX-XX вв.

После оккупации Сирии и Палестины в 1831 г. войсками егип. паши Мухаммада Али началась новая эпоха в истории Ближ. Востока. Власти стали целенаправленно подавлять кочевые племена и оказывать покровительство христианам. Политику египтян продолжила османская администрация, с 1841 г. контролировавшая регион. ИПЦ постепенно возрождалась. Местом пребывания правосл. патриархов вновь стал Иерусалим, возрос интерес европ. общества к Св. земле и увеличилось количество паломников из христ. стран, прежде всего из России, к-рая оказывала финансовую поддержку Патриархии ИПЦ. Используя поступавшие средства, патриархи восстанавливали обители И. п. Были возрождены мон-ри св. Иоанна Предтечи, прп. Герасима Иорданского, Хозива (80-е гг. XIX в.), прп. Феодосия Великого (Киновиарха) (кон. 90-х гг. XIX в.). В кон. XIX в. при активном участии рус. паломников и РДМ был восстановлен мон-рь Искушения на Сорокадневной горе, на месте лавры Дука. С кон. XIX в. началось исследование древних мон-рей, к нач. XXI в. археологи воссоздали картину процветания монашества и масштаб монашеской деятельности в И. п. в визант. эпоху. В совр. мон-рях И. п. основную часть иноков, как и прежде, составляют паломники на Св. землю, выходцы из различных стран правосл. мира, преимущественно греки. Мон-ри привлекают большое число паломников. История правосл. монашества И. п. и ее памятников наряду с библейскими св. местами давно стала неотъемлемой частью истории Св. земли. В последние десятилетия XX и нач. XXI в. упадок правосл. общин ИПЦ в Израиле и на палестинских территориях замедляет развитие монашества и уменьшает количество иноков.

Важнейшие мон-ри И. п. в византийскую эпоху (IV-VII вв.)

1. Фаранская лавра (Фаран). Древнейший известный мон-рь И. п. Основан в сер. IV в. прп. Харитоном Исповедником, существовал до VII в. (возможно, до IX в.). С 1903 г. в юрисдикции РПЦ, затем РПЦЗ.

2. Лавра прп. Харитона Исповедника (Сука, Сукийская лавра, Старая лавра, Хирбат-Хурайтун; в 15 км южнее Иерусалима). Основана в 345 г.; существовала до XIII в. Археологами обнаружены фрагменты 35 келий на ступенчатом зап. склоне Вади-Хурайтун на расстоянии 20-80 м друг от друга. Центральный комплекс лавры занимал сев. часть, был треугольным в плане, обнесен стеной с 3 дозорными башнями. Внутри его была по крайней мере 1 церковь. В юж. части мон-ря находилась «висящая келья» - пещера в скале, к-рая почитается как место подвижничества прп. Харитона (Hirschfeld. 1992. P. 23-24, 228-234).

План мон-ря Мартирия
План мон-ря Мартирия

План мон-ря Мартирия
3. Лавра Дука (ныне Искушения монастырь на Сорокадневной горе; греч. Σαραντάριον; Сарандарион, Каранталь). Основана в сер. IV в. прп. Харитоном близ руин хасмонейской крепости Док; обновлена игум. Елпидием в нач. V в. В средние века мон-рь пережил неск. периодов восстановления и запустения. С 1874 г. на его месте поселился рус. инок Аркадий (Конюхов), завершил восстановление греч. архим. Авраамий Пелопоннесец.

4. Лавра прп. Фирмина (Эль-Алейльят), один из наиболее крупных мон-рей в И. п. Основана в VI в. выходцами из Фаранской лавры в неск. пещерах у Вади-эс-Сувайнит; заброшена, видимо, в VII в. Фрагменты келий и центрального комплекса были идентифицированы М. Лагранжем в 1895 г., неоднократно изучались др. археологами. Описаны ок. 40 пещерных келий, расположенных более чем на 3 км вдоль вади. Как и в др. мон-рях, центральный комплекс делился на храмовую и хозяйственную части, находившиеся в отдалении друг от друга. Главный храм средних размеров (7,2×16,4 м), в хорошей сохранности; построен по простому плану - с 1 нефом и 1 апсидой. Главный вход в храм находился с юж. стороны, и при нем был устроен монастырский двор. В зап. части мон-ря была поставлена башня, обозначавшая границу его территории (Desreumaux, Humbert, Nodet. 1978; Hirschfeld. 1992. P. 27, 54-55, 114, 117, 157, 169, 173).

5. Хозива. Мон-рь основан в V в. как лавра; в кон. V в. преобразован в киновию. Возрожден ИПЦ в кон. XIX в.

План Новой лавры
План Новой лавры

План Новой лавры
6. Лавра прп. Евфимия Великого (Великая лавра, Хан-эль-Ахмар, близ совр. г. Маале-Адумим, к востоку от Иерусалима). Основана до 428 г., заброшена в XII в. С XIII в. комплекс построек мон-ря использовался как караван-сарай (араб. Хан-эль-Ахмар). Согласно археологическим исследованиям, мон-рь, реконструированный в кон. V в., представлял собой одну из крупнейших обителей-киновий. Его комплекс был несколько меньше комплексов киновий прп. Феодосия и Мартирия, в плане имел почти правильную квадратную форму (54×65 м) и включал храм, отдельную церковь-усыпальницу прп. Евфимия, трапезные, кельи, окруженные стеной и составлявшие 2 внутренних двора, один из которых был доступен паломникам, а другой предназначался только для монахов. Главный храм, 3-нефная базилика (ок. 20×10 м), согласно Житию прп. Евфимия, освящен в 428/9 г., перестраивался последний раз после землетрясения ок. 660 г. (Hirschfeld. 1993; Murphy-O'Connor. 2008. P. 334-337).

Мон-рь в крепости Иродион. V–VII вв.
Мон-рь в крепости Иродион. V–VII вв.

Мон-рь в крепости Иродион. V–VII вв.
7. Мон-рь Капарвариха. Основан в 425 г. прп. Евфимием при помощи жителей расположенной рядом дер. Аристобулиас, после того как он покинул Фаранскую лавру. В VI-VII вв. бездействовал.

8. Мон-рь прп. Феоктиста (Нижняя Киновия; в Вади-эль-Мукаллик; в 15 км к востоку от Иерусалима), киновийный. Основан ок. 411 г. преподобными Феоктистом и Евфимием как лавра, но вскоре преобразован в общежительный мон-рь из-за больших трудностей в переходах от церкви к кельям по крутым склонам вади (Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 16-18). Главный храм был вырублен в скале; остальные постройки находились рядом с ним на уступе шириной в 25 м, который был укреплен снизу высокой подпорной стеной, частично сохранившейся. Главный вход расположен с запада; от него к храму вела длинная, вырубленная в скале лестница, по ее сторонам находились различные монастырские строения, нек-рые были перестроены в средние века. Вероятно, в VI в., в период расцвета, здесь жили неск. десятков монахов (Hirschfeld. 1992. P. 34-36).

9. Прп. Герасима Иорданского монастырь (Дайр-Хаджала) находился в долине Иордана. Основан ок. 455 г. прп. Герасимом, сочетал черты общежительного монастыря и лавры. Неоднократно приходил в запустение и снова восстанавливался. Разрушен ок. 1734 г. и возрожден в 1882-1885 гг.

10. Лавра Каламон в долине Иордана. Основана в 3-й четв. V в. на месте, где, по преданию, останавливалось Св. Семейство во время бегства в Египет. Главный храм был посвящен Пресв. Богородице. В XII в. мон-рь был укреплен новыми стенами; заброшен во 2-й пол. XIII в.

11. Мон-рь Мартирия (Хирбат-эль-Мурассас; на территории совр. г. Маале-Адумим, в 8 км к востоку от Иерусалима), киновийный. Основан ок. 457 г. Мартирием из Каппадокии (в 478-486 патриарх Иерусалимский), учеником прп. Евфимия, на холме над дорогой из Иерусалима в Иерихон. Пострадал во время персид. нашествия и был заброшен ок. сер. VII в. Согласно археологическим данным, в визант. эпоху монастырь имел квадратную в плане территорию, обнесенную стеной. Внутри находились храм, полы которого были украшены мозаиками с геометрическими узорами, неск. часовен (или небольших церквей), жилые кельи, трапезная, хозяйственные помещения с цистернами для хранения воды и с большим количеством керамической посуды. В сев. части комплекса находилась пещера, где было обнаружено неск. погребений. Вероятно, пещера была местом пребывания Мартирия в период формирования мон-ря. На северо-востоке, за пределами огороженной территории, был странноприимный дом с отдельным храмом. Руины древнего мон-ря изучались в 80-х гг. XX в. группой археологов под рук. И. Магена (служба древностей Израиля) (Christian Archaeology in the Holy Land. 1990; Hirschfeld. 1992. P. 42-45; Magen. 1993; Murphy-O'Connor. 2008. P. 397-400).

12. Прп. Феодосия Великого (Киновиарха) мон-рь (Дайр-Доси). Основан ок. 479 г., после реконструкции в сер. VI в. вмещал до 400 монахов. Возрожден в XIX в.

13. Мон-рь прп. Феогния, близ мон-ря прп. Феодосия Великого (Киновиарха). Основан ок. 475 г., заброшен ок. VII в.

14. Мон-ри прор. Илии (Хирбат- Мугайфир), близ Иерихона. Известны 2 мон-ря с этим посвящением, находившиеся рядом: 1-й основан в V в. учеником прп. Евфимия, 2-й - в сер. VI в. мон. Антонием. Жизнь насельников 2-го мон-ря подробно описана Иоанном Мосхом.

15. Кафизмы мон-рь. Существовал в V-VIII вв. на месте, где, по преданию, Пресв. Богородица отдыхала на пути из Иерусалима в Вифлеем. Рядом находится ныне действующий Илии Пророка мон-рь (Дайр-Мар-Ильяс), основанный, вероятно, в XII в.

16. Лавра прп. Саввы Освященного (Дайр-Мар-Саба; Великая лавра). Основана ок. 485 или 490 г. По оценкам археологов, в VI в. здесь жили до 150 монахов. Все постройки монастыря реконструированы в XIX-XX вв.

17. Лавра Иеремии (Хирбат-эз-Зараник). Основана в 531 г. учеником прп. Саввы Иеремией. Небольшой комплекс из 15 келий. Был заброшен в VII в.

18. Мон-рь Иоанна Схолария (на горе Эль-Мунтар), киновиный. Основан в сер. V в. имп. Евдокией как ее замок или резиденция в пустыне. После ее смерти (469) преобразован в мон-рь; принадлежал монофизитам до кон. 70-х гг. V в. (Cyr. Scyth. Vita Euthym. S. 45; Idem. Vita Sabae. S. 127). На рубеже V и VI вв. здесь подвизалась группа монахов-несториан (в Житии прп. Саввы говорится о 2 монахах). После долгого общения с ними прп. Савва убедил несториан в истинности правосл. вероучения. Ок. 509 г. прп. Савва сформировал для мон-ря общину во главе со своим учеником Иоанном, который в прошлом служил в армии в отряде схолариев. Иоанн был игуменом мон-ря до 545 г. Мон-рь заброшен, вероятно, в VII в.

19. Мон-рь Спилеон (Пещерный; Бир-эль-Каттар), киновийный. Основан ок. 508 г. прп. Саввой. В VI в. здесь жили ок. 20 монахов.

20. Мон-рь Кастеллион (Хирбат-эль-Мирд), киновийный. Основан ок. 492 г. прп. Саввой на руинах крепости Ирода Великого. Комплекс был обнесен стеной (30×40 м), община включала не более 15 монахов (Milik. 1961).

21. Мон-рь Занна (западнее лавры прп. Саввы), киновийный. Основан в 511 г. прп. Саввой (Corbo. Il Cenobio di Zaunos. 1958).

22. Лавра Гептастом (греч. ῾Επτάστομος; Семиустная; Хирбат-Джинджас; в 4 км к северо-западу от лавры прп. Саввы). Основана в 510 г. мон. Иаковом из лавры прп. Саввы близ цистерны под названием Гептастом. В лавре подвизались не более 20 монахов; археологи открыли фрагменты 15 келий. Территория была обнесена хорошо сохранившейся каменной стеной. Кельи делились на юж. и сев. группы; при каждой находилась цистерна для воды. Центральный комплекс состоял из церкви и дополнительных построек, образовавших 2 внутренних двора (Hirschfeld. 1992. P. 29-30).

23. Мон-рь Севериана (близ дер. Бани-Наим), киновийный. Основан в VI в. учеником прп. Саввы Северианом; маленький комплекс с внешней стеной (23×25 м).

24. Лавра Башен (греч. Λαύρα τῶν Πυργίων). Основана в VI в. учеником прп. Саввы Иаковом. Кельи мон-ря были выстроены, вероятно, в 3 и более этажа и по конструкции напоминали башни.

25. Новая лавра (Бир-эль-Ваар). Основана в 507 г. монахами из лавры прп. Саввы в результате раскола общины. До 553 г. была местом развития оригенизма в И. п. Заброшена после VII в. Фрагменты построек и более 40 келий описаны И. Хиршфельдом. Занимала обширное пространство по обоим скалистым берегам Вади-Джихар. Центральный комплекс располагался рядом с местом слияния вади и небольшого ручья и состоял из 2 групп построек, находившихся в 150 м друг от друга. Вост. группа формировалась вокруг небольшой, но, вероятно, богато украшенной церкви (найдены многочисленные обломки мрамора). Зап. группа служила для хозяйственных целей (Hirschfeld. 1990. N 27; Idem. 1992. P. 26-27).

26. Св. Иоанна Предтечи мон-рь на Иордане (Дайр-Мар-Юханна, Каср-эль-Яхуд; см. также Вифавара), близ места крещения Иисуса Христа. Был образован рядом с храмом, который построен на средства визант. имп. Анастасия I на рубеже V и VI вв. Существовал в средние века; запустел в нач. XVI в. Восстановлен в 1873 г.

27. Мон-рь Хирбат-эд-Дайр (древнее название неизв., у Вади-эль-Гар), киновийный. Археологические остатки исследованы Хиршфельдом в 80-х гг. XX в. Комплекс был обнесен стеной, в нем могли жить не более 40 монахов. Территория на склоне вади разделялась на 3 уровня, соединенные лестницами: на нижнем, ближе к воде, находился сад; средний занимали неск. вырубленных в скале церквей и хозяйственные строения; на вершине холма - келлии монахов. Главный храм представлял собой пещеру (25×13 м) с рядом дополнительных помещений, был украшен мозаичным полом. В пещерах находились также погребения основателя мон-ря (неизв.) и нескольких, вероятно наиболее чтимых, насельников. Находки на территории монастыря позволяют предполагать, что он был основан в нач. VI в. и оставался заселенным до сер. VII в. (Idem. 1992. P. 39-42; Murphy-O'Connor. 2008. P. 338-340).

28. Мон-рь в крепости Иродион (визант. название неизв.), на территории дворца-крепости царя Ирода Великого, построенной в 24-15 гг. до Р. Х. Монастырский комплекс с храмом и помещениями монахов существовал в V-VII вв. Для построек были использованы руины зданий эпохи Ирода. От комплекса монастыря почти ничего не сохранилось (Corbo. 1967; Murphy-O'Connor. 2008. P. 319-324).

29. Лавра Марда (на месте иудейской крепости Масада I в. по Р. Х.). Основана ок. 420 г. прп. Евфимием Великим и существовала до VII в. Археологами открыто 13 келий.

30. Лавра Халлат-эд-Данабия (древнее название неизв.), группа пещер и построек на склоне Вади-эль-Маккук. Открыта археологами в 80-х гг. XX в., имела ок. 40 келий и была одной из крупнейших лавр в И. п. Предположительно в IV в. в пещере в восточной части комплекса, где была цистерна с водой, сооруженная еще в I в., впервые селились отшельники. Форма пещеры напоминала храмовую апсиду, что также могло привлечь внимание монахов. Остальные пещеры высекались в скале монахами по мере увеличения общины. Также были келлии, построенные в верхней части склона вади. Главный храм мон-ря (25×9 м) сооружен из скального козырька, к к-рому была пристроена внешняя каменная стена. Внутри сохранились остатки мозаичных полов, несколько захоронений, квадратный бассейн-крещальня. Монастырские постройки соединялись неск. длинными лестницами, также вырубленными в скале. Монастырь был заброшен, вероятно, в VII в. В средние века рядом с монастырем было построено квадратное здание, назначение которого неизвестно (Murphy-O'Connor. 2008. P. 333-334).

Ист.: Ioan. Mosch. Prat. spirit.; Palladius. Lausiac; Путешествие ко святым местам и в Египет кн. Н. Х. Радзивила. СПб., 1787. С. 135-138; Путешествие во Иерусалим Саровския общежит. пустыни иером. Мелетия в 1793 и 1794 гг. М., 1798; Путешествие в Св. землю свящ. Лукьянова // РА. 1863. Вып. 4. Стб. 342-343; Путник, или Путешествие во Святую Землю Матронинского мон-ря инока Серапиона // Паломники-писатели петровского и послепетровского времени, или Путники во град Иерусалим / Предисл., примеч.: архим. Леонид (Кавелин) // ЧОИДР. 1873. Кн 3. Отд. 5. С. 78-128; Путешествие св. Саввы, архиеп. Сербского: 1225-1237. СПб., 1884. (ППС; Т. 2. Вып. 2(5)); Рассказ и путешествие по Св. местам Даниила, митр. Эфесского: 1493-1499. СПб., 1884. (ППС; Т. 3. Вып. 3(9)); Путешествие Зевульфа в Св. Землю 1102-1103 гг. // Житье и хоженье Даниила, Русскыя земли игумена, 1106-1108 гг. СПб., 1885. Ч. 2. Прил. 5. С. 263-291. (ППС; Т. 3. Вып. 3(9)); Григорович-Барский В. Странствия по св. местам Востока с 1723 по 1747 г. СПб., 1885. Ч. 1. С. 277, 343-350; Повесть Епифания о Иерусалиме и сущих в нем мест / Под ред. В. Г. Василевского. СПб., 1886. (ППС; Т. 4. Вып. 2(11)); Хождение Игнатия Смолнянина. СПб., 1887. (ППС; Т. 4. Вып. 3(12)); Хождение купца В. Познякова по св. местам Востока, 1558-1561 гг. СПб., 1887. С. 61. (ППС; Т. 6. Вып. 3(18)); Antonius Chozibita. Vita S. Georgii Chozibitae / Ed. C. Houze // AnBoll. 1888. Vol. 7. P. 95-144, 336-359; Проскинитарий Арсения Суханова, 1649-1653 гг. СПб., 1889. С. 79, 188, 195-201. (ППС; Т. 7. Вып. 3(21)); Хождение Трифона Коробейникова, 1593-1594. СПб., 1889. С. 99. (ППС; Т. 9. Вып. 3(27)); Иоанна Фоки сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима… кон. XII в. СПб., 1889. (ППС; Т. 8. Вып. 2(23)); Описание св. мест безымянного конца XIV в. СПб., 1890. (ППС; Т. 9. Вып. 2(26)); Повесть и сказание о похождении в Иерусалим и во Царьград черного диак. Ионы Маленького, 1649-1652 гг. СПб., 1895. С. 20, 24. (ППС; Т. 14. Вып. 3(42)); Житие и подвиги иже во святых отца нашего и богоносца Герасима Иорданского // Палестинский патерик. СПб., 1895. Вып. 6; Хождение ко св. местам августинского монаха Иакова Веронского в 1335 г. // СИППО. 1897. Т. 7. № 1. С. 94-115; Житие иже во святых отца нашего Евфимия Великого // Палестинский патерик. СПб., 1898 2. Вып. 2; Житие прп. Кириака Отшельника // Там же. 1899. Вып. 7; Житие и подвизания иже во святых отца нашего Георгия Кипрского, иже в Хузиве // Там же. Вып. 9; Неофит Кипрский, иером. Двадцатилетие, или Продолжение всего случившегося в Православной Иерусалимской Церкви с 1821 г. до настоящего 1841 г. // Мат-лы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX вв. СПб., 1901. Т. 1. С. 133, 155, 168. (ППС; Т. 19. Вып. 1(55)); Κοικυλδης Κ. Μ. Αἱ παρὰ τὸν ᾿Ιορδάνην λαῦραι Καλαμῶνος κα ἁγίου Γερασίμου. ῾Ιεροσόλυμα, 1902; Сказание о мученичестве св. отцов, избиенных варварами сарацинами в великой лавре прп. отца нашего Саввы // Сб. палестинской и сирийской агиологии / Под ред. В. В. Латышева. СПб., 1907. Вып. 1. С. 1-48. (ППС; Т. 19. Вып. 3(57)); Житие и деяния прп. Антония Нового // Там же. С. 209-243; Кипшидзе И. А. Житие и мученичество св. Антония-Раваха // ХВ. 1914. Т. 2. Вып. 1. С. 54-104; Путешествие иером. Ипполита Вишенского в Иерусалим, на Синай и Афон, 1707-1709. СПб., 1914; Kyrillos von Skythopolis / Hrsg. E. Schwartz. Lpz., 1939. (TU; Bd. 49. H. 2); La vie prémetaphrastique de S. Chariton / Ed. G. Garitte // Bull. de l'Instit. historique belge de Rome. R., 1940/1941. Vol. 21. P. 5-50; The Travels of Bishop Arculf in the Holy Land, toward A. D. 700 // Early Travels in Palestine. N. Y., 1969. P. 1-12; The Travel of Willibald, A. D. 721-727 // Ibid. P. 13-22; The Voyage of Bernard the Wise, A. D. 867 // Ibid. P. 23-31; Прокофьев Н. И. Хождение Зосимы в Царьград, Афон и Палестину // Вопросы рус. лит-ры. М., 1971. С. 12-24. (УЗ МГПИ; Т. 455); Жизнь, деяния и подвиги св. отца нашего исп. Михаила, пресвитера и синкелла града Иерусалима // Жития визант. святых. СПб., 1995. С. 242-290; Муравьев А. Н. Путешествие к св. местам в 1830 г. // Св. места вблизи и издалека: Путевые заметки рус. писателей 1-й пол. XIX в. М., 1995. С. 152-155; Хожение архим. Агрефения // Малето Е. И. Антология хожений рус. путешественников, XII-XV вв. М., 2005; «Хожение» игум. Даниила в Святую землю в нач. XII в. СПб., 2007.
Лит.: Nasrallah. Histoire. Vol. 2/2. P. 14-15; Vol. 3/1. P. 69-71; Vol. 3/2. P. 88-90; Муравьев А. Н. История св. града Иерусалима от времен апостольских и до наших. СПб., 1844. Т. 1; Леонид (Кавелин), архим. Сербская иноческая община в Палестине (в XIII-XIX вв.) // ЧОИДР. 1867. Кн. 3. Отд. 3. С. 42-64; он же. Обители, бывшие в пустыне Святого Града в эпоху ее процветания в IV, V и VI вв. // Старый Иерусалим и его окрестности: Из записок инока-паломника. М., 2008 2; Riess M., von. Das Euthymiuskloster, die Peterkirche der Eudokia und die Laura Heptastomos in der Wüste Juda // ZDPV. 1892. Bd. 15. S. 212-233; Каптерев Н. Ф. Господство греков в Иерусалимском патриархате с 1-й пол. XVI до пол. XVIII в. // БВ. 1897. Т. 2. Май. С. 198-215; Т. 3. Июль. С. 27-43; Vailhé S. Les premiers monastères de la Palestine // Bessarione. 1897/1898. T. 3. P. 39-58, 209-225, 334-356; idem. Les laures de Saint-Gérasime et de Calamon // EO. 1898/1899. T. 2. P. 106-119; idem. Les monastères de la Palestine // Ibid. 1898/1899. T. 4. P. 193-210; idem. Le monastère de Saint-Théoctiste (411) et l'évêque de Parémboles (425) // ROC. 1898. T. 3. N 1. P. 58-76; idem. Répertoire alphabétique des monastères de Palestine // ROC. 1899. T. 4. N 4. P. 512-542; 1900. T. 5. N 1. P. 19-48; N 2. P. 272-292; idem. Saint Euthyme le Grand, moine de Palestine (376-473) // Ibid. 1907. T. 12. N 3. P. 298-312; N 4. P. 337-355; 1908. T. 13. N 2. P. 181-191; N 3. P. 225-246; N 4. P. 389-405; 1909. T. 14. N 2. P. 189-202; N 3. P. 256-263; Féderlin J. L. Recherches sur les laures et monastères de la plain de Jordain et du désert de Jérusalem // La Terre Sainte. P., 1902-1904. Vol. 19-21; Vailhé S., Pétridès S. Saint Jean le paléolaurite, précédé d'une notice sur la vieile laure // ROC. 1904. T. 9. N 3. P. 333-358; N 4. P. 491-511; Лопарев Х. М. Визант. жития святых VIII-IX вв. // ВВ. 1910. Т. 17. С. 212-223; 1911. Т. 18. С. 109-121; 1912. Т. 19. С. 2-33; Weigand E. Das Theodosioskloster // BZ. 1919. Bd. 23. S. 167-216; Chitty D. J., Jones A. H. M. The Church of St. Euthymius at Khan el-Ahmar, near Jerusalem // PEFQSt. 1928. Vol. 60. P. 175-178; Chitty D. J. The Wilderness of Jerusalem // The Christian East. L., 1929. Vol. 10. P. 74-80, 114-118; idem. Excavations at the Monastery of St. Euthymius // PEFQSt. 1930. Vol. 62. P. 43-47, 150-153; idem. The Monastery of Euthymius // Ibid. 1932. Vol. 64. P. 188-203; он же (Читти Д.). Град Пустыня: Введ. в изуч. египетского и палестинского монашества в христ. империи. СПб., 2007; Peeters P. La passion de S. Michel la Sabaïte // AnBoll. 1930. T. 48. P. 65-99; Corbo V. C. Il Cenobio di Zannos e il piccolo cenobio della Grande Laura ritrovati nel Wadi el-Nar // La Terra Santa. Jerusalem, 1958. Vol. 34. P. 107-110; idem. L'ambiente materiale della vita dei monaci di Palestina nel periodo bizantino // OCA. 1958. Vol. 153. P. 235-257; idem. La Nuova Laura identificata con Kh. Tina // La Terra Santa. 1962. Vol. 38. P. 109-113; idem. L'Herodion di Giabal Fureidis // LA. 1967. Vol. 17. P. 65-121; Milik J. T. The Monastery of Kastellion // Biblica. R., 1961. Vol. 42. P. 21-27; Savramis D. Zur Soziologie des byzantinischen Mönchtums. Leiden, 1962; Mateos J. L'Office monastique à la fin di IVe siècle: Antioche, Palestine, Cappadoce // Oriens Chr. 1963. Vol. 47. P. 55-88; Laurent V. Le corpus des sceaux de l'empire byzantin. P., 1965. T. 5/2. P. 402-413; Meinardus O. F. A. Notes on the Laurae and Monasteries of the Wilderness of Judaea // LA. 1964/1965. Vol. 15. P. 220-250; 1965/1966. Vol. 16. P. 328-356; 1969. Vol. 19. P. 305-327; Bagatti B. Alla Laura di Fara // La Terra Santa. 1969. Vol. 45. P. 18-24; idem. La laura di Suka sul Wadi Karetun // Ibid. 1971. Vol. 47. P. 336-345; idem. The Church from the Gentiles in Palestine: History and Archaeology. Jerusalem, 1971; Ovadiah A. Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land. Bonn, 1970; Charanis P. The Monk as Element of Byzantine Society // DOP. 1971. Vol. 25. P. 61-84; Chadwick H. John Moschus and His Friend Sophronius the Sophist // JThSt. N. S. 1974. Vol. 25. P. 41-74; Encyclopedia of Archeological Excavations in the Holy Land. Jerusalem, 1975. T. 3. P. 881; Desreumaux A., Humbert J. B., Nodet E. La laure de Saint Firmin // RB. 1978. Vol. 85. P. 417-419; Hunt E. D. Holy Land Pilgrimage in the Later Roman Empire. Oxf., 1982; Ovadiah A., Gomes de Silva C. Supplementum to the Corpus of the Byzantine Churches in the Holy Land // Levant. L., 1982. N 14. P. 122-170; Flusin B. Miracle et histoire dans l'oeuvre de Cyrille de Scythopolis. P., 1983; Patrich J., Rubin R. Les grottes de el-Aleiliyat et la laure de Saint Firmin // RB. 1984. Vol. 91. P. 381-387; Gibson S. Ras et-Tawil: A Byzantine Monastery North of Jerusalem // BAIAS. 1985/1986. Vol. 5. P. 69-76; Hirschfeld Y., Birger R. Khirbet ed-Deir (désert de Juda), 1981-1984 // RB. 1986. Vol. 93. P. 276-284; Griffith S. H. The Monks of Palestine and the Growth of Christian Literature in Arabic // The Muslim World. Hartford, 1988. Vol. 78. N 1. P. 1-28; idem. Arabic Christianity in the Monasteries of IXth Cent. Palestine. Aldershot, 1992; Christian Archaeology in the Holy Land: New Discoveries: Essays in Honor of V. C. Corbo / Ed. G. C. Bottini e. a. Jerusalem, 1990; Hirschfeld Y. Life of Chariton in the Light of Archaeological Research // Ascetic Behavior in Graeco-Roman Antiquity: A Sourcebook / Ed. V. L. Wimbush. Minneapolis, 1990. P. 425-447; idem. The Judaean Desert Monasteries in the Byzantine Period. New Haven; L., 1992; idem. Euthymius and His Monastery in the Judaean Desert // LA. 1993. Vol. 43. P. 339-371; Magen Y. The Monastery of Martyrius at Ma'ale Adumim. Jerusalem, 1993; Pringle D. The Churches of the Crusader Kingdom of Jerusalem: A Corpus. Camb.; N. Y., 1993-1998. Vol. 1-2; Piccirillo M. The Christians in Palestine during a Time of Transition: 7th-9th Cent. // The Christian Heritage in the Holy Land. L., 1995. P. 47-56; Binns J. Ascetics and Ambassadors of Christ: The Monasteries of Palestine, 314-631. Oxf., 1996; The Sabaite Heritage in the Orthodox Church from the V Cent. to the Present. Leuven, 2001; Frenkel J. Mar Saba during the Mamluk and Ottoman Periods // Ibid. P. 111-116; Sharon M. Corpus Inscriptionum Arabicarum Palaestinae. Leiden, 2004. Vol. 3. P. 48-54; Панченко К. А. Монастыри и бедуины в османской Палестине и на Синае (XVI - 1-я пол. XIX в.) // Вестн. ПСТГУ. Сер. 3: Филология. 2007. № 1(7). С. 68-98; Murphy-O'Connor J. The Holy Land: An Oxford Archaeol. Guide from Earliest Times to 1700. Oxf., 2008 5.
К. А. Панченко, И. Н. Попов
Ключевые слова:
Монастыри на Святой Земле Израиль, государство в Западной Азии География. Израиль Израиль. История (см. также Израиль древний) Иудейская Пустыня, область в Палестине, один из древнейших центров монашеского движения
См.также:
ИЗРАИЛЬ государство в Западной Азии
АЙН-КАРЕМ сел. юго-западнее Иерусалима,почитаемое как одно из возможных мест рождения Иоанна Предтечи
ВИФФАГИЯ селение на склоне Елеонской горы, недалеко от Вифании
ГЕОРГИЯ ХОЗЕВИТА МОНАСТЫРЬ см. Хозива, мон-рь
ГЕРАСИМА ИОРДАНСКОГО МОНАСТЫРЬ основан ок. 455 г. прп. Герасимом Иорданским (Палестина)
ИЕРУСАЛИМ город в исторической Палестине, место проповеди, крестной смерти и воскресения Иисуса Христа
ИЗРАИЛЬ ДРЕВНИЙ 1. Одно из самонаименований древнеевр. народа; 2. Общее наименование государственно-политических образований древнеевр. народа на территории Палестины с XI в. до Р. Х. до последних попыток восстановления его политической независимости (нач. II в. по Р. Х.)
ИИСУСА НАВИНА КНИГА 6-я книга Свящ. Писания, следующая за Пятикнижием Моисеевым и повествующая о завоевании и разделе Св. земли (Ханаана) израильтянами под предводительством Иисуса Навина
ИРОД АНТИПА (20 г. до Р. Х. - после 39 г. по Р. Х.), 3-й сын Ирода Великого, тетрарх Галилеи и Переи
ИРОД АРХЕЛАЙ (Архелай; ок. 23 г. до Р. Х.- ок. 16 г. по Р. Х.), старший сын Ирода Великого, этнарх Идумеи, Иудеи и Самарии (4 г. до Р. Х.- 6 г. по Р. Х.)