Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОРМЧАЯ КНИГА
Т. 38, С. 52-58 опубликовано: 4 сентября 2019г. 


КОРМЧАЯ КНИГА

[Греч. Πηδάλιον], название сборников, основную часть к-рых составляют правила Апостольские, Вселенских, Поместных Соборов, отцов Церкви, переведенные с греческого на слав. языки. Состав правил, признаваемых правосл. Церковью, был определен 2-м прав. VI Всел. Собора, а в дальнейшем пополнен правилами Соборов VII Вселенского, Константинопольских 861 и 879 гг. Эти правила создают общность традиции всех правосл. Церквей.

Название «Кормчая книга» появляется в восточнослав. списках Русской редакции с XIII в. («Книга, глаголемая Кормчая») вместе с сохранением названия «Номоканон» и его слав. перевода «Законоправило». Скорее всего оно ориентировано на заглавие учительного сб. «Книга Кормчий, рекше Правитель душевный» (Каталог памятников древнерусской письменности XI-XIV вв. (Рукописные книги). СПб., 2014. С. 237, 240), переведенного в X в. в Болгарии, авторство которого в греч. традиции приписывается имп. Льву Премудрому, а в славянской - прп. Максиму Исповеднику.

В описаниях рус. монастырских б-к в XVII в. употребляют названия «Книга правил святых апостол…» или «Правила святых отец», так же называлась К. к. и при подготовке издания в документах Московского Печатного двора. Название «Кормчая книга» получило развернутое обоснование в анонимном послесловии к печатному изданию («Описание книге сей, глаголемей Кормчей, и к любезным читателем»), после к-рого название получило широкое хождение и повлияло на составление греч. Кормчей (Пидалион).

В научной лит-ре XIX в. как историками, так и филологами Кормчими называются сборники, содержащие своды церковных канонов, в то время как для тематических, сокращенных собраний, а также собраний епитимийного содержания употреблялось в исследованиях и описаниях название «Номоканон». История К. к. рассматривалась в фундаментальных работах Н. В. Калачова, Г. А. Розенкампфа, А. С. Павлова, Никодима (Милаша), И. И. Срезневского, В. Н. Бенешевича, С. В. Троицкого, В. П. Любимова, И. Жужека, Я. Н. Щапова, Р. Константинеску.

С кон. XX в. в серб. (М. Петрович), а затем в болг. (А. Калоянов) и рус. (К. А. Максимович) лит-ре делаются попытки отказаться от названия «Кормчая» для южнослав. списков и вернуться (в соответствии с серб. рукописной традицией) к понятию «Законоправило». Для Устюжской К. к., по предложению Щапова, было дано название «Сборник церковно-юридический». Ценность термина «Кормчая книга» состоит в том, что в нем отражено определенное единство слав. традиции переводов церковных канонов, выражающееся в совпадении текстов отдельных правил и статей в разных редакциях, отмеченном еще Срезневским (Срезневский.1897), но не получившем достаточного изучения и объяснения. Современные болг. исследователи необоснованно пытаются объяснить это единство происхождением переводов из Тырнова (Калоянов. 2012).

По составу слав. Кормчие можно разделить на 2 типа: восходящие к Сборнику в 50 титулов, и к Сборнику в 14 титулов.

Сборник в 50 титулов (Сокращенная Синагога в 50 титулов, по классификации Бенешевича) представлен в составе рукописей: Устюжской К. к. (РГБ. Рум. 230) и Иоасафовской К. к. (РГБ. МДА.1. 54). Перевод этого собрания связывают с морав. периодом проповеди равноапостольных Кирилла и Мефодия и непосредственно со св. Мефодием. В состав Устюжской К. к. входят также древнейшие слав. церковно-юридические памятники: «Закон судный людем», «Заповеди святых отец», а также правила в переводе Древнеславянской редакции и Собрание в 87 главах.

Сборник в 14 титулов представлен в слав. традиции в разных видах, что связано с различными греч. списками, классификация к-рых была проделана Бенешевичем (Бенешевич. 1905). Согласно этой классификации, слав. перевод сделан с Cинтагмы 3-й редакции (Тарасьевской). Этот перевод представлен в древнейшей Ефремовской Кормчей (ГИМ. Син. 227, 1-я пол. XII в. (?), с восполнениями XIII в.), изданной Бенешевичем с параллельным греч. текстом по рукописям X в. из б-ки Vallicelliana в Риме (Vallic. F 47) и венской XI в. (Vindob. Hist. gr. 56). Перевод Ефремовской Кормчей получил название «Древнеславянская редакция» (Щапов. 1978). В состав Ефремовской Кормчей входит Предисловие (взятое не из Синтагмы, а из Номоканона в 14 титулов); Указатель 14 титулов; собрание Апостольских правил, правил Вселенских и Поместных Соборов и правил св. отцов; 2 статьи Анастасия Синаита, Епифания Кипрского «О ересях», Тимофея пресвитера «О принятии еретиков»; Собрание в 93 главах (Collectio 93 capitulorum; окончание текста утрачено).

Место перевода Ефремовской (Древнеславянской) редакции, представленного только списками восточнославянского происхождения, вызывает споры. Павлов высказывал предположение о переводе этой редакции на Руси в XI в. при вел. кн. Киевском Ярославе (Георгии) Владимировиче Мудром. В новейшее время эту т. зр. поддерживал и развивал Л. В. Милов. В. Ягич отметил отсутствие единства в языке перевода. А. И. Соболевский считал, что перевод был сделан в Вост. Болгарии в X в. Щапов опроверг построения В. Н. Златарского и Троицкого о сознательном редактировании греч. протографа в IX в. для присылки в Болгарию.

К Ефремовскому списку восходят списки К. к. восточнослав. происхождения: Рогожский 3-й четв. XV в. (РГБ. Рогож. 268), Плигинский кон. XV в. (РНБ. F.II. 250), Соловецкий кон. XV в. (РНБ. Солов. 1056/1165) и Троицкий кон. XV - нач. XVI в. (РГБ. Троиц. 207). Константинеску относит к этой редакции и отрывок из сборника среднеболг. извода сер. XIV (?) в. (б-ка мон-ря Драгомирна (Румыния), 1893, 1885), однако применительно к нему вопрос нуждается в дополнительном изучении. Имеется также Уваровский список 1-й пол. XIII в. (ГИМ. Увар. 124-F), представляющий собой сокращенный Ефремовский. Недавно обнаружен древнейший отрывок (2 л.) К. к. этой редакции (Львов. НБ им. В. Стефаника НАН Украины. РКФ 20; кон. XI или рубеж XI и XII вв.), независимый от Ефремовского (Уханова. 2007). В отличие от Ефремовского и Уваровского списков, последние листы к-рых утрачены и текст к-рых обрывается на последних главах Собрания в 93 титула, в др. списках имеются дополнительные статьи: «Великого книжника Антиохийского о календах, нонех и идах», «Образ правые веры» Михаила Синкелла, «Афанасия Александрийского к Антиоху», выписки из «Прохирона» и «Эклоги», относящиеся к браку и поставлению епископов, трактат о К-польском престоле с «проримской схолией». В Соловецком списке имеется также блок статей рус. происхождения, начинающийся правилами митр. Иоанна II, и др. статьи, общие с Новгородско-Синодальным списком и списками Мясниковской редакции. Щапов в соответствии с болг. теорией происхождения памятника датировал его 10-ми гг. X в. К Болгарии Х в. относит перевод и Максимович, составивший словарь памятника (Максимович. 2006). Исследование А. А. Пичхадзе позволяет говорить о наличии как преславской лексики, так и русизмов, что характерно для памятников, переведенных на Руси (Пичхадзе. 2011).

Новый этап в истории греч. и слав. канонических сборников был связан с появлением толкований на каноны Алексия Аристина, Иоанна Зонары и Феодора IV Вальсамона (XII в.). Особенностью работы Аристина является то, что толкования были сделаны к сокращенному (синоптическому) изложению канонов, приписываемому Стефану Эфесскому.

Сборник с толкованиями Аристина был переведен на славянский и известен как в сербской (наиболее ранний список - Иловицкая Кормчая 1262 г.; 10 списков серб. и молдавско-валашский - Щапов. 1978), так и в восточнославянской традиции. Большинство сербских ученых связывают эту редакцию с деятельностью свт. Саввы I Сербского («Святосавская Кормчая»), т. к. в Рашском 1305 г., а также в 3 др. серб. списках имеется известие о свт. Савве как инициаторе перевода «Законоправила». Вместе с тем еще в XIX в. были отмечены русизмы в лексике и правописании Иловицкого списка, а Л. Цернич обосновала участие рус. (новгородского) писца в его создании; последнее, однако, не объясняет присутствия в переводе восточнослав. лексики, которую этот переписчик мог лишь сохранять в большей степени, чем его серб. сотрудник (основной писец Богдан), но не вносить ее в копируемый текст. О древнерусской лексике в переводе писали Соболевский, Ягич, М. Н. Сперанский, А. В. Соловьёв, А. Белич, В. А. Мошин. На наличие возможных греческих протографов указывали А. Ф. Бычков и Л. Бургманн.

Ряд канонов помещен в этом собрании в полном виде и имеет толкования Иоанна Зонары. Из 64 глав текста каноны составляют 37 глав, имп. законодательство - 6 (в т. ч. полный текст «Прохирона», Собрание в 87 главах, «Избрание от Закона Моисеева», новеллы визант. имп. Алексея I Комнина), постановления патриарших синодов - 5 глав. Во Вводной части (не включенной в оглавление) помещены статьи о Вселенских и Поместных Соборах, истолкование Никео-Цареградского Символа веры, молитв «Отче наш» и Иисусовой. В остальную часть собрания входят разного рода послания на дисциплинарные темы (Послание Нила Синайского к Хариклию пресвитеру), догматические трактаты, антиеретические статьи («Панарий» Епифания Кипрского в обработке св. Иоанна Дамаскина, включающий статью о богомилах, трактат Тимофея пресвитера, Чины принятия еретиков), истолкование литургии, молитва из чина исповеди. В составе этой редакции есть блок антилат. глав (Сказание Никиты Стифата, «О фрязех и прочих латинах», Послание Льва Болгарского), отсутствовавший в более ранних слав. Кормчих. Перевод отдельных глав Анастасия Синаита в Кормчей Сербской редакции тот же, что и в Древнеславянской редакции.

Дошедшие сербские списки К. к. характеризуются редкой устойчивостью состава (см.: Троицки. 1952. С. 34-63; Щапов. 1978. С. 261-263), различия между ними заключаются преимущественно в наборе дополнительных статей и в размещении глосс (на полях либо в тексте). Известен лишь один пример значительного сокращения текста - в пергаменном списке 1-й пол. XIV в. ГИМ. Хлуд. 76. Большинство списков (во всяком случае до сер. XIV в.), насколько можно судить по прямым либо косвенным свидетельствам, имеют офиц. происхождение: они переписаны по заказу церковных иерархов либо представителей правящей династии Неманичей. Архетип Морачского списка 1615 г. был написан «из архиепископлих книг» для Будимлянского еп. Феофила (1251-1252), Иловицкий был создан в 1262 г. по повелению еп. Неофита для Зетской епархии, Милешевский (Бухарестский) XVI в. восходит к кодексу, написанному в 1295 г. для св. кор. Елены Анжуйской, Рашский создан в 1305 г. по заказу еп. Раса Георгия для Хиландарского мон-ря, Сараевский появился в 1-й трети XIV в., вероятнее всего в окружении архиеп. Никодима (Турилов. 2013. С. 44-48), современный ему Дечанский был написан скорее всего специально для мон-ря Высокие Дечаны, основанного св. кралем Стефаном Урошем III. С сер. XIV в. в связи с учреждением в Сербии Патриаршества и венчанием Стефана Уроша IV Душана царской короной официальным каноническим сборником, используемым Сербской Церковью, становится «Алфавитная синтагма» Матфея Властаря, переведенная на слав. язык по инициативе царя. Однако Кормчую Сербской редакции продолжают переписывать и, вероятно, использовать в церковной практике во 2-й пол. XIV - 1-й четв. XVII в. (этим временем датируется 5 серб. списков из 11), хотя Синтагма явно преобладает (15 списков с 1378 до нач. XVII в. только в хранилищах бывш. Югославии). Какие-либо закономерности (напр., региональные) в употреблении Кормчей и Синтагмы для Сербии 2-й пол. XIV-XVII в. не выявлены, можно лишь предполагать, что ситуация была в чем-то аналогичной употреблению разных редакций К. к. в восточнослав. регионе в XV - 1-й пол. XVII в.

Сведения по истории К. к. Сербской редакции в средневек. Болгарии весьма отрывочны, они ограничиваются известием о посылке списка памятника на Русь по просьбе митр. Кирилла и наличием сокращенного Мазуринского списка 3-й четв. XIV в. Не позднее посл. четв. XIV в. в Болгарии получает известность серб. перевод Синтагмы Матфея Властаря (старший список - РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 2037). Однако из-за крайней отрывочности сведений даже самые скромные обобщения о бытовании этих сборников в болг. церковно-юридической практике XIV в. не представляются возможными.

Об истории К. к. на румын. землях до сер. XVII в. сохранились лишь отрывочные сведения, не складывающиеся в целостную картину, датированные и локализованные рукописи отсутствуют. Несмотря на существующие в литературе мнения (Троицки. 1952. С. 62, № 10; Щапов. 1978. С. 263), в письме и оформлении списка Сербской Кормчей 1-й четв. XVI в. (Бухарест. БАН Румынии. Слав. 128) отсутствуют явные признаки создания кодекса в Валахии или Молдавии. Неясно происхождение (молдавское или же восточнославянское с сильно болгаризированной орфографией) списка К. к. Волынского извода Русской редакции кон. XV (?) - 1-й трети XVI в. (Румыния. Арад. б-ка епископии. № 21), позднее снабженного маргиналиями на румын. язык кириллицей (о нем см.: Щапов. 1978. С. 212, 271). Можно полагать, что Церковь в обоих княжествах в качестве офиц. канонического сборника использовала преимущественно «Алфавитную синтагму» Матфея Властаря, в сер.- 2-й пол. XIV в. получившую распространение в Сербии и частично в Болгарии. В 1652 г. был издан перевод Сербской Кормчей на румын. язык (кириллическим шрифтом). После этого издания слав. К. к. в XVIII-XX вв. использовалась лишь русскими старообрядцами, проживавшими в Буковине и в Добрудже.

К. к. Сербской редакции была отправлена на Русь из Болгарии по просьбе митр. Киевского св. Кирилла II в 1262 или 1270 г. В восточнослав. списках имеется послание болг. деспота Иакова Святослава (русского князя по происхождению), сообщающее о присылке К. к. на Русь, а также запись писца Иоанна Драгослава о работе над Кормчей (древнейший список с этими посланиями - НБУВ ИР. Ф. 301. № 375). Наиболее ранний восточнослав. список Сербской редакции - Рязанская К. к. 1284 г. (РНБ. F.п.II. 1). В ней отсутствует запись Иоанна Драгослава и послание Иакова Святослава, но эти тексты были использованы для составления послесловия к Рязанской Кормчей; говорится о создании списка при митр. Киевском св. Максиме (1283-1305). Восточнослав. списки Сербской редакции отличаются количеством глав и новыми статьями рус. происхождения.

При митр. св. Кирилле II на Руси была создана новая редакция, в которой и появляется в заглавии название «Кормчая». Эта редакция названа Щаповым Русской, что создает определенные трудности при ее изучении, т. к. состав сохранившихся древнейших списков - Новгородско-Синодального 1280/82 г. (ГИМ. Син. 132 - см. Новгородская (Климентовская) Кормчая) и Чудовского Варсонофьевского кон. XIV в. (ГИМ. Чуд. 4), а также Харьковского кон. XV в. (Харьковский ист. музей. Инв. 21129), воспроизводящего запись о создании протографа в 1285 г., различен. Точнее будет сказать, что из соединения 2 редакций, Древнеславянской и Сербской, на Руси появился новый извод, в котором правила были частично оставлены в Древнеславянской редакции, но толкования были взяты из перевода Сербской редакции. Этот начальный рус. извод, появившийся не позднее 1282 г., может быть только предметом научной реконструкции.

Списки рус. извода объединяет наличие значительного количества общих глав, но порядок их расположения разный. Первые 22 главы основной части содержат соборные постановления, к-рые следуют в одном порядке в Новгородско-Софийской и Чудовской редакциях (расхождение в нумерации объясняется тем, что послание Эфесского Собора выделено в Чудовской редакции в отдельную главу). Последующие главы отличаются местоположением, имеются и определенные различия в тексте глав, однако все 70 глав, обозначенные в оглавлении Новгородско-Синодальной рукописи, вошли в эти списки.

В ряде случаев, как показывает исследование Л. В. Мошковой Апостольских правил, редактор сознательно выбирал между полным и сокращенным текстом правил. В др. главах можно предполагать дефекты в протографах. Так, Указатель 14 титулов помещен в списках русского извода в редакции Сербской Кормчей, однако после 29-й гл. 9-й грани составитель перешел к Древнеславянской редакции. Обратный переход от Древнеславянской редакции к Сербской имеет место в гл. 21 «От книг Божественных повелений» - Собрание новелл Юстиниана в 87 главах. Этот раздел дан в Древнеславянской редакции до 62-й гл., а главы 62-87 идут в Сербской редакции. В составе этого извода имеются общие с Устюжской Кормчей статьи: «Закон судный людем», монашеские правила, Устав Иоанна Пателария, правила Феодора Студита. Щапов считал, что первый этап формирования отразился во Владимиро-Волынской группе, второй - в Новгородско-Синодальном списке. Древнейший список Владимиро-Волынской группы, Харьковский, содержит (дважды) Церковный устав равноап. кн. Владимира (Василия) Святославича, а также переработанную 133-ю новеллу Юстиниана, т. е. он не сохранил первоначального состава. В состав русского извода были включены Правила митр. Иоанна II, «Вопрошание» Кирика Новгородца, Правила церковного Собора 1273 г., «Сказание о черноризническом чине» еп. Туровского Кирилла II. К Владимиро-Волынской группе относится также список б-ки Арадской епископии (Румыния. № 21). В Новгородско-Синодальный список вошла «Русская правда», а уже в XIV в.- Устав кн. Владимира и Устав кн. Святослава Ольговича. В Варсонофьевском списке XIV в. появились новые статьи владимирского происхождения: 2 послания Владимирского епископа князю по поводу разорения Успенского собора во Владимире и о церковном суде, а также ряд др. учительных статей. Не позднее XIV в. Русская и Сербская редакции стали основой для создания церковно-юридического сб. «Мерило праведное» (наиболее ранний список - РГБ. Троиц. I. 15), статьи из к-рого впосл. вошли в состав Чудовской редакции Кормчей.

Знание церковных канонов было обязательным для епископов. До кон. XIV в. списки К. к. находились преимущественно при кафедрах. Источники XVI в. упоминают суздальские, тверские, новгородские, ростовские правила, а также «русские». Открытие новых кафедр предполагало создание для них списков К. к., к-рые пополнялись статьями, необходимыми для образования поставляемых в священники. С кон. XIV в. статьи из сокращенных сводов правил переписывали для мон-рей, включали их в состав требников. Статьи из К. к. входят в сборники прп. Кирилла Белозерского 1-й четв. XV в. К. к. имели особое значение при церковных разделениях и попытках учреждения автокефалии, в связи с борьбой с древнерус. ересями стригольников (сб. «Власфимия», см. также: Алексеев А. И. Каноническая компиляция «Власфимия» в древнерус. книжности // Религии мира: История и современность, 2006-2010. М.; СПб., 2012. С. 90-124) и особенно жидовствующих (Белякова. Влияние визант. законодательства. 2013).

В дальнейшем можно проследить 2 противоположные тенденции, связанные с функциональным использованием К. к.: сокращение состава и соединение с др. типами сборников и расширение состава за счет включения статей учительного характера и из требников. Первая тенденция отмечена еще в южнослав. традиции XIV в., она отразилась в Мазуринской редакции, Хлудовском списке (ГИМ. Хлуд. 76) и Мясниковской редакции. Хлудовский список пергаменный, серб. извода, относится к 1-й четв. XIV в. и, как предполагает А. А. Турилов, написан дьяком Георгием Радославом (Турилов. 2013).

Мазуринская редакция, сокращенный свод на основе Кормчей Сербской редакции, сделана по типу «синагоги», т. е. правила расположены в ней тематически, согласно Указателю 14 титулов. Ее наиболее ранний список (3-й четв. XIV в.) - среднеболгарский (РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. № 534); не позднее нач. XV в. эта редакция попала на Русь, где с нее был сделан Чудовский список, в кон. XV в. был изготовлен список великокняжеским дьяком Иваном Волком Курицыным, в к-рый также вошло «Мерило праведное», 2 списка были выполнены писцом В. Кылдашевым для Пермской епархии (Белякова. 2004).

Сокращенной является и Мясниковская редакция (старший список - РНБ. Q.II.49, нач. XV в.). В ней очевидна тенденция к сокращению канонического материала и расширению юридического блока за счет помещения законодательных текстов: полного списка «Прохирона», «Эклоги» и рус. юридических и канонических памятников. В редакцию также включены и статьи, известные в болг. и серб. традициях, но отсутствующие в Сербской редакции: это «Заповедь о Законе церковном» Иоанна Златоуста, «О Богумиле попе». Списки этой редакции относятся к 1-й четв. XV - нач. XVI в. Мясниковскую редакцию сопровождает сб. «Зинар» (Псевдо-Зонара).

Тенденция к расширению состава К. к. отразилась в Новгородско-Софийской (94 главы) и Чудовской (Кормчая в соединении с «Мерилом праведным», 110 глав) редакциях.

Новгородско-Софийская редакция Кормчей называется по наиболее раннему списку (РНБ. Соф. 1173, 50-е гг. XV в.), хотя в этом списке имеется запись о принадлежности ее Кириллову Белозерскому в честь Успения Пресв. Богородицы мужскому мон-рю. Щапов выявил ок. 30 списков данной редакции. Ко 2-й пол. XV в. относятся списки: из Вязниковского музея (№ 1953); РГБ. Рум. 231; Егор. 472. К кон. XV - нач. XVI в.- РГАДА. Ф. 191. № 577 и Ярославского музея № 78 (ЯИАМЗ. Инв. № 15494). К 1-й пол. XVI в.- ГИМ. Увар. 125 (558); Чуд 170; РНБ. Солов. 476/415; РГБ. Овчин. 151; Рогож. 257. В списке 1534 г. из Димитриева Прилуцкого в честь Всемилостивого Спаса, Происхождения честных древ Креста Господня мужского мон-ря (РГБ. Рогож. 257) есть указание на то, что он скопирован «с правил с каменских болших» (т. е. Спасо-Каменного в честь Преображения Господня муж. мон-ря), текст (Овчин. 151) написан в Новгороде. В 60-х гг. XVI в. появился список, принадлежащий Макариеву Унженскому во имя Св. Троицы монастырю (ГА Костромской обл. Ф. Макариева-Унженского мон-ря. 1091). Переписывали данную редакцию и в XVII в. (НБ НАНУ. Собр. Киево-Софийского собора. 222/51, 1615 г.).

Оглавление редакции существует в 2 видах: в 70 и 94 главах. Особенность данной редакции - наличие новой вводной статьи, известной как «Сказание о Сербской и Болгарской патриархиях», др. особенность заключается в том, что составитель обращался вновь к Сербской редакции. Можно предположить, что он располагал также списком рус. извода, близким к Варсонофьевскому: именно в состав этого списка входят статьи, отсутствующие в Новгородском: «Поучение к попом за Кириллом» и два Послания Владимирского епископа, а также ст. «Сот медвеный» и Устав Владимира.

Дополнительными статьями Новгородско-Софийской редакции являются чины принятия в Православие: «Чин принятия от срацин» (эта статья имеется в Сербской редакции), «Чин аще кто в ереси был крещен» (отсутствующая в Сербской редакции), к статьям Афанасия Александрийского добавлены статьи «О различных образех спасения» и «Яко Бог живет в совершеннем христианине». Окончания списков Софийской редакции различны. Группу из 94 глав составляют статьи: «Вопросы Феогноста, епископа Сарайского», «Вопрос о святых Божественных Агнцах» (о совершении проскомидии в пост), «А о вечерней панагии», «Вопрос о жене, родившей дитя», поучение «Яко да никто же извет творя иерею» (истолкование литургии), из Жития св. Нифонта о кресте, Правило келейное, переданное ангелом Пахомию, Василия Великого «Яко не достоит время о своем исправлении», «Слово Феодоритово «Како подобает креститися»», «О святых пречистых иконах Германа патриарха». Две из этих статей - из Жития Нифонта и «Слово Феодоритово...» впервые в рус. письменности затрагивают проблему перстосложения, ставшую предметом определений Стоглавого Собора. Данная редакция могла быть сделана Ростовским архиеп. Феодосием (Бывальцевым) (1454-1461), впосл. русским митрополитом (1461-1464), возможно с участием старцев Кириллова или Спасо-Каменного мон-ря. Вероятно также, что она могла быть создана в Новгороде по указанию архиеп. Ионы (1458-1470). Не исключено, что составителем «Сказания о Сербской и Болгарской патриархиях» был известный агиограф Пахомий Логофет, бывавший в эти годы в Кирилловом Белозерском мон-ре и в Новгороде.

Одновременно и на тех же территориях распространяется Чудовская редакция, получившая название по списку ГИМ. Чуд. 167, датируемому 1499 г. В кон. XX в. был найден более ранний Пермский список, принадлежащий к этой же редакции (Пихоя. 1990). Новой находкой явилось открытие Латгальских листов в собрании общины Резекне, датируемых сер. XV в. (Н. А. Морозова) и содержащих фрагменты 110-й и 111-й глав данной редакции. Можно предположить, что эта редакция не была известна составителям Новгородско-Софийского извода. Возможно, что работа по составлению 2 редакций велась параллельно или что Чудовская первоначально распространилась не на территории Московской митрополии. Эта редакция имеет ряд общих глав с Мясниковской, в ней также были использованы статьи из «Мерила праведного». От Новгородско-Софийской редакции ее отличает как порядок расположения статей после основного собрания канонов, так и состав статей, хотя в основе этих 2 редакций лежит рус. извод с оглавлением, содержащим 70 глав. В Чудовскую редакцию вошли отсутствующие в Новгородско-Софийской редакции учительные главы: «52, 53. Правила митр. Максима», «63. Правило игуменам», «65. Поучение епископа к иереям»; монашеские главы: «68. Великого Пахомия ангелом преданный устав и чин мнишеский», «70. Мнишескаго житиа завет юным чернецом», «71. Завет чернецем святого Василия», «72. Вопросиша церковницы Феодора Сикеота» (статья из «Мерила праведного»), «74. Поучение ко всем христолюбивым князем»; догматические: «75. Богословие о Троице», «76. Поучения церковная о святей вере святых отец», «78. Слово о Святеи Троице святаго Кесария, брата Господня», «79. О том, еже не преклоняти колена в неделю»; антилатинские: «80. Епистолия на римляны», «81. Поучение от седми Собор на латину», «82. Петра, Антиохийского патриарха, к епископу Римскому о опресноцех», «83. Иоанна, митрополита русского, об опресноцех»; антиеретические: «89. О мелхиседекианех», «О Богомиле попе»; главы, которые условно можно назвать юридическими: «90. Устав Великого князя Владимира», «Правило святых отец 165» и др. статьи в защиту церковного имущества, «Правило о церковных людех и о десятинех», «О церковных судех». Кроме того, появились небольшие статьи: «92. О кресте, иже на земле или на льду», «93. О кресте Христове». Антиеретический раздел значительно увеличился статьями: «96. Святых отец о пасхи жидом», «97. О ереси арменстеи», «98. Чин, бываемый над обращающимися от срацин», «99. Чин, бываемый… от жидов».

Из «Мерила праведного» перешли в сокращенном виде начальная и ряд обличительных статей, сгруппированных в 2 блока; один блок: «Слово да не обидят сильные менших»; «Слово о вдовах и сиротах»; Слово «О властелех»; «Слово еже судити право»; Слово Иоанна Златоуста «о смиряющихся» и др. блок: «Слово Сирахово на немилостивые цари и князи»; «Слово о гордости»; «Слово о судиях и о властелех, емлющих мзду и неправду судящих»; «Слово Аввакума пророка на обидящие и насильствующие». К этому блоку вновь было присоединено апокрифическое «Слово 165 отец». В состав данной редакции вошли «Прохирон», «Эклога» и «Сокращенная Эклога», а также без отдельного заглавия послание К-польского патриарха Германа II 1228 г.

Вопрос о времени и месте создания Чудовской редакции остается открытым. М. В. Корогодина предполагает, что редакция была создана в XIII в. Пермский список был у Прохора, еп. Сарайского (1471-1492). Возможно, она была создана в Твери (это кажется тем более вероятным в связи с использованием статей «Мерила праведного») или в западнорус. землях, и в таком случае тверской мон. Спиридон (Савва), ставший Киевским митрополитом в 1475/77 г. и оказавшийся в заключении в Ферапонтовом Белозерском в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ре, мог способствовать ее распространению. Появление Чудовской редакции в Москве связано с митр. Симоном (1495-1511), бывш. игум. Троице-Сергиева монастыря (см. Троице-Сергиева лавра).

В этот же период в Западнорусской, или Киевской, митрополии создается систематическая редакция с расположением правил в порядке 14 титулов («редакция особого состава», или Западнорусская редакция), а также редакция с расширением блока антилат. и рус. статей (Лукашевическая). И в Чудовской, и в Лукашевической редакциях последний по времени памятник русского происхождения - Правила митр. Максима.

Редакция Западнорусской митрополии известна в списках с 70-80-х гг. XV в. (Kraków. Biblioteka Jagiellońska. Akc. 34/1952) и, как предполагает Мошкова, связана с деятельностью митр. Киевского Григория Болгарина (1458-1472). Типологически она сходна с Мазуринской редакцией: правила расположены в порядке 14 титулов, но без сокращений. После правил идут главы Сербской редакции 44-64, 22-25, 28-30, 2-4. В конце Кормчей были помещены дополнительные статьи, поучения к священникам. Список этой редакции РГБ. Егор. 245 с упоминанием о смерти митр. Киевского Герасима (1435) дает возможность предполагать и более раннее происхождение данного извода.

По тематическому принципу была составлена и Кормчая Вассиана (Патрикеева) 1-й трети XVI в. Корогодина выделила 8 списков этой К. к., которые отличаются между собой по составу (наиболее полный и поздний - в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника). Правила расположены в ней в соответствии с Указателем 14 титулов, хотя и с рядом отступлений. Кроме того, Вассиан внес в К. к. свой трактат «Собрание некоего старца», в к-ром обличал современную ему монашескую жизнь.

Согласно Указателю 14 титулов расположены и правила в К. к. Нифонта (Кормилицына), игум. Иосифова Волоколамского в честь Успения Пресв. Богородицы монастыря (РГБ. Егор. 156, 30-е гг. XVI в.), не одобренные митрополитами Даниилом и Макарием.

Наиболее новаторской явилась работа митр. Даниила по составлению Сводной Кормчей, которая была использована в суде над прп. Максимом Греком 1531 г. (РГБ. Унд. 27, 30-е гг. XVI в.). В этой работе правила были собраны в разных редакциях и к ним были добавлены выписки из разных источников: имп. постановлений, житий святых, поучений. Составитель во многом руководствовался «Пандектами» Никона Черногорца.

Главы из рус. редакций К. к. широко использовались в постановлении Стоглавого Собора 1551 г. (см. «Стоглав») и церковного Собора 1620 г.

В XVI в. появились и другие типы К. к., построенные по принципу объединения разных редакций: Никифоровская (РГБ. Муз. 6379), Погодинская, Толстовская. К объединенному типу относится К. к., также созданная митр. Даниилом, в которой к Сербской редакции были добавлены тексты из Русской редакции, статьи из Студийского устава и «Алфавитной синтагмы» Матфея Властаря или собрания Иоанна Зонары при требниках (известно 5 списков, относящихся ко 2-й пол. XVI в.). Объединение Новгородско-Софийской и Чудовской редакций было сделано в Годуновской редакции (известны 2 списка, один был вложен Годуновым в Московский Успенский собор). На основании Даниловской редакции была сделана не позднее 1-й четв. XVII в. Кирилло-Белозерская редакция, представляющая собой сокращенный свод правил, пополненный статьями на актуальные темы, в т. ч. из «Стоглава». В XVII в. в сборниках К. к. может объединяться и с «Алфавитной синтагмой» Матфея Властаря, Псевдо-Зонарой и Номоканоном (РГБ. Рум. 238). В 1604 г. в Люблине свящ. Василий пополнил К. к. Русской редакции по парижскому изданию Номоканона 1531 г.

В 1649 г. было начато издание К. к. на Московском Печатном дворе, завершенное в июне 1653 г. Это издание было выпущено в переломный момент рус. истории, что отразилось в изменении замысла и задержке его тиража. Частично сохранилась рукопись, с которой делался набор,- РГИА. Ф. 834. Оп. 4. № 548. В основу издания была положена Кормчая Даниловской редакции (ГИМ. Воскр. 28), дополнительные статьи вносились из других источников, как рукописных (из Годуновской Кормчей гл. 46, 50, 52. 7-9, 56, 57, 60, «Пандектов» и «Тактикона» Никона Черногорца гл. 71), так и печатных (из Требника митр. Киевского Петра (Могилы) гл. 51, из «Книги о священстве» Иоанна Златоуста гл. 36). Гл. 51 «О тайне супружества» содержала требование о наличии согласия жениха и невесты на вступление в брак, что было новшеством для рус. традиции. По распоряжению патриарха Никона было вставлено «Сказание об учреждении Патриаршества в России», были включены «Константинов дар» («Грамота папы Сильвестра») и «Повесть об отпадении латын». Было убрано предисловие, взятое из Кормчей Василия из Люблина, также не вошли памятники русского происхождения (кроме произведений свт. Кирилла Туровского, без имени автора), но были широко представлены законодательные памятники визант. императоров. В работе над изданием К. к. принимали участие справщики архим. Сильвестр, Захарий Афанасьев, Шестак Мартемьянов, старец Савватий, Захарий Новиков, старец Матфей, на начальном этапе также И. Неронов, а на заключительном - Евфимий Чудовский.

К. к. была выпущена тиражом 1200 экз., сохранились листы ее продаж. Издание сделало доступным каноны священникам, оно поступало в виде вкладов в городские соборы. Экземпляры были отправлены на Украину и в мон-ри Балкан; особое значение имела печатная К. к. для сербов. На ее основе в кон. XVII в. для нужд серб. церковной орг-ции были составлены 2 канонико-юридические компиляции. В Австро-Венгрии она была признана в качестве законодательства Сербской Православной Церкви.

Широко использовали печатную К. к. старообрядцы в полемике против реформ патриарха Никона и для организации церковной жизни своих общин. К. к. имеется в составе большинства старообрядческих собраний.

Печатная К. к. широко использовалась в законодательстве XVII в. (Новоуказанные статьи), в постановлениях патриархов, в деятельности церковных судов, в первую очередь по бракоразводным и наследственным делам, а также дисциплинарным, касавшимся духовенства.

После издания К. к. Евфимий Чудовский сделал новый перевод церковных канонов, значительно расширив состав правил. Им были переведены Номоканон Феодора Вальсамона, толкования Вальсамона, Иоанна Зонары и Аристина. Переводы Евфимия в литературе также получили название Кормчей (Розенкампф, Т. А. Исаченко, О. Б. Страхова), что не вполне оправдано. Розенкампф и археограф-любитель И. П. Лаптев (изучавший К. к. и после кончины своего соавтора) к 1827 г. составили «Сравнительную Кормчую книгу» (РГАДА. Ф. 196. Оп. 1, № 1682), до наст. времени не изданную и по существу не исследованную.

Печатная К. к. была переиздана старообрядцами в Варшаве в 1785 г. с первым предисловием и «Сказанием об учреждении Патриаршества в России». В 1787 г. ее издал Святейший Правительствующий Синод в 2 томах с пропуском гл. 47 (переизд. в 1804, 1810, 1816, 1827, 1834). В 1889 г. Синод издал К. к. для единоверцев, а в 1914-1915 гг. по сохранившемуся, непеределанному экземпляру старообрядцы в приложении к ж. «Церковь» (К. к. «с оригинала патриарха Иосифа»).

К. к. широко использовалась в церковных судах, в постановлениях Синода. Главы из нее по вопросам о браке были включены в «Свод законов Российской империи». Издание «Книги правил» в 1839 г. не означало отказа от применения К. к., содержащиеся в ней нормы брачного права использовались вплоть до Поместного Собора 1917-1918 гг., на к-ром был поставлен вопрос о значении К. к. для практической деятельности духовенства.

Изд.: Бенешевич В. Н. Древнеслав. Кормчая XIV титулов без толкований. СПб., 1906-1907. Т. 1. 3 вып.; София, 1987. Т. 2 / Подгот. изд.: Ю. К. Бегунов, И. С. Чичуров, Я. Н. Щапов; Кормчая: Напечатана с оригинала патр. Иосифа. М., 1912-1913. 2 ч.; MMFH. Brno, 1971. Т. 4. S. 205-363; Praha, 20012; Законоправило, или Номоканон Светога Саве: Иловички препис 1262. година: Фототипиjа / Приред.: М. Петровић. Горњи Милановац, 1991; Мазуринская Кормчая: Памятник межслав. культурных связей XIV-XVI вв. / Подгот. изд.: Е. В. Белякова и др. М., 2002; Законоправило светога Саве / Приред.: М. Петровић, Л. Штављанин-Ђорђевић. Београд, 2005. Т. 1; Иловички препис Номоканона или Законоправила св. Саве, 1262-2012: Спомен-свеска. Никшић, 2012; Сараjевски препис Законоправила светог Саве из XIV в.: Фототипиjа / Приред.: С. Стjепановић, jером. Серафим (Глиган). [Добрун], 2013.
Лит.: Розенкампф Г. А. Обозрение Кормчей книги в ист. виде. СПб., 18392; Калачов Н. В. О значении Кормчей в системе древнего рус. права. М., 1850; Павлов А. С. О Кормчей князя-инока Вассиана Патрикеева // УЗ Имп. Каз. ун-та по отд. ист.-филол. и полит.-юрид. наук. 1864. Вып. 2. С. 489-498; он же. Заметка о Кормчей люблинского свящ. Василия, писанной в 1604 г. // ПРСЗГ. 1885. Вып. 8. С. 217-228; он же. 50-я гл. Кормчей книги как ист. и практ. источник рус. брачного права. М., 1887; он же. Подложная дарственная грамота Константина Великого папе Сильвестру // ВВ. 1896. Т. 3. Вып. 1. С. 18-88; Срезневский И. И. Обозрение древних рус. списков Кормчей книги. СПб., 1897; Бенешевич В. Н. Канонический сб. XIV титулов со 2-й четв. VII в. до 883 г. СПб., 1905; он же. Синагога в 50 титулов и другие юрид. сборники Иоанна Схоластика: К древнейшей истории источников права греко-вост. Церкви. СПб., 1914; Соболевский А. И. Из переводческой деятельности св. Саввы Сербского // Он же. Мат-лы и исслед. в области славянской филологии и археологии. СПб., 1910. С. 178-185. (СбОРЯС; Т. 88. № 3); Петровский Н. М. Из истории вопроса о составе Кормчей книги // ЖМНП. Н. с. 1914. Ч. 54. № 12. С. 173-239; Правда Русская / Подгот. к печ.: В. П. Любимов и др. М.; Л., 1940-1947. Т. 1-2; Тихомиров М. Н. Исследование о Рус. Правде. М; Л., 1941; Троицки С. Како треба издати Светосавску Крмчиjу: (Номоканон са тумачењима). Београд, 1952. (ССКА; 102); Ћuћek J. Kormčaja Kniga: Studies on the Chief Code of Russian Canon Law. R., 1964. (OCA; 168); Казакова Н. А. К изучению Кормчей Вассиана Патрикеева // ТОДРЛ. 1974. Т. 28. С. 345-349; Щапов Я. Н. Визант. и южнослав. правовое наследие на Руси в XI-XIII вв. М., 1978; он же. «Номоканон» Мефодия в Великой Моравии и на Руси // Великая Моравия: Ее ист. и культурное значение. М., 1985. С. 238-252; он же. Рус. Номоканон: Сочетание общехрист. и местных церк.-канонич. традиций // Diritto e religione da Roma a Constantinopoli a Mosca. R., 1991. P. 153-162; он же. Визант. «Эклога законов» в русской письменной традиции. СПб., 2011; Богдановић Д. Крмчиjа св. Саве // Сава Немањић - Св. Сава: Историjа и предање. Београд, 1979. С. 91-99; Церниh Л. Нека запажања о писарима Иловичке крмчиjе // АрхПр. 1981. Књ. 3. С. 49-54; Райнхарт Й. Восточнослав. влияние в древнесерб. Кормчей. W., 1983; он же. Лексички слоjеви у Светосавскоj Крмчиjи // Научни састанак слависта у Вукове дане. Београд, 1985. Кн. 14/1. С. 67-78; Белякова Е. В. Источники кормчей Ивана Волка Курицына // Древнерус. лит-ра: Источниковедение. Л., 1984. С. 75-83; она же. Обоснование автокефалии на страницах рус. Кормчих // Церковь в истории России. М., 2000. Сб. 4. С. 139-161; она же. Мазуринская редакция Кормчей и ее место в визант.-слав. канонич. традиции // РиХВ. 2004. Вып. 2/3. С. 19-34; она же. К вопросу о первом издании Кормчей Книги // ВЦИ. 2006. № 1. С. 131-150; она же. Источники печатной Кормчей // Там же. 2008. Вып. 3(11). С. 99-115; она же. О происхождении Ярославского списка Кормчей книги: Состав новгородско-софийской редакции Кормчих книг // Ярославский список Правды Русской: Законодательство Ярослава Мудрого / Сост.: Н. А. Грязнова, Д. К. Морозов. Ярославль; Рыбинск, 2010. С. 23-50; она же. Тема учреждения патриаршества в рус. Кормчих // История: Дар и долг: Юбил. сб. в честь А. В. Назаренко. М.; СПб., 2010. С. 25-34; она же. Вводная статья печатной Кормчей как памятник церк. историографии // «Свое» и «чужое» в культуре. Барнаул; Рубцовск, 2011. С. 391-406; она же. Издание Кормчей Книги и проблема смены культурной ориентации // Рос. история. 2011. № 4. С. 103-113; она же. Издание Печатной Кормчей и византизм в рус. государственности // ВМУ: Ист. 2012. № 5. С. 34-50; она же. «Той же Василий Иоанну», или Сколько существует слав. редакций 133-й новеллы Юстиниана // Религии мира: История и современность, 2006-2010. М.; СПб., 2012. С. 76-89; она же. Влияние визант. законодательства о еретиках на рус. средневек. правовую традицию // Древнее право = Ius antiquum. 2013. № 1(26). C. 108-125; она же. Обзор истории изучения Печатной Кормчей // Рус. ист. сб. М., 2013. Вып. 6. С. 72-96; Constantinescu R. Vechiul drept românesc scris: Repertoriul izvoarelor 1340-1640. Bucur., 1984; Плигузов А. И. Противостояние митрополичьей и Вассиановой Кормчих накануне судебных заседаний 1531 г. // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода. М., 1985. С. 23-53; он же. Полемика в Рус. Церкви 1-й трети XVI ст. М., 2002. С. 141-178; Лисовая Т. А. Лексика Кормчих книг 2-й пол. XVII в.: АКД. М., 1986; она же (Исаченко-Лисовая Т. А.). Перевод и толкование в «еллинословенской» школе Евфимия Чудовского: (На мат-ле «Кормчей» 5-й ред.) // ГДРЛ. 1989. Сб. 2. С. 192-205; Демкова Н. С., Якунина С. А. Кормчая XV в. из собр. Пермского пед. ин-та // ТОДРЛ. 1990. Т. 43. С. 330-337; Петровиh М. М. О Законоправилу или Номоканону св. Саве. Београд, 1990; Пихоя Р. Г. Пермская Кормчая: О предыстории появления Чудовской Кормчей 1499 г. // Обществ. сознание, книжность, лит-ра периода феодализма. Новосиб., 1990. С. 171-175; Bibliographie zur Rezeption des byzantinischen Rechts im alten Russland: Sowie zur Geschichte des armenischen und georgischen Rechts / Zsstellung: L. Burgmann, H. Kaufhold. Fr. / М., 1992; Андропова М. В. К истории Кормчей в соединении с Мерилом праведным в XV в.: (Погодинская ред.) // Byzantinorussica. М., 1994. № 1. С. 98-113; Добрев И. Номоканон // КМЕ. 1995. Т. 2. С. 825-833; Burgmann L. Der Codex Vaticanus graecus 1167 und der serbische Nomocanon // ЗРВИ. 1995. Књ. 34. С. 91-106; idem. Das byzantinische Recht und seine Einwirkung auf die Rechtsvorstellung der Nachbarvölker // Byzanz und seine Nachbarn. Münch., 1996. S. 277-295; Зимин А. А. Правда Русская. М., 1999; Штављанин-Ђорђевиh Љ. О сложеници Законуправило // АрхПр. 1998. Књ. 20. С. 251-258; Андрюшайтите Ю. В. И. П. Лаптев: У истоков отечественного филиграноведения. М., 2000. С. 192-193, 215-238; Кат. славяно-рус. рукописных книг XVI в., хранящихся в РГАДА / Ред.: Л. В. Мошкова. М., 2005. Вып. 1. С. 380-441, 455-470; Никодим (Милаш), еп. Дела. Београд; Шибеник, 2005. Књ. 7. С. 477-510, 387-476; Максимович К. А. Древнерус. Ефремовская Кормчая XII в.: Локализация перевода в связи с историей текста // Лингвист. источниковедение и история рус. яз., 2004-2005. М., 2006. С. 102-113; он же. Древнейший слав. «Номоканон» Мефодия: История и перспективы изучения // ЕжБК. 2007. Т. 1. С. 157-166; он же. Церковно-юридические сборники Синтагма XIV титулов и Номоканон XIV титулов в визант. и слав. традиции // Q εοδουλος: Сб. ст. памяти И. С. Чичурова. М., 2012. С. 202-214; Уханова Е. В. Фрагменты древнейшего слав. списка Кормчей посл. четв. XI - нач. XII в. // Очерки феод. России. М.; СПб., 2007. Вып. 11. С. 111-131; Цибранска М. Правилата на апостолите Петър и Павел в Устюжката Кормчая от XIII-XIV в. // Старобългаристика. София, 2007. Т. 27. № 1. С. 37-52; Милов Л. В. Исследования по истории памятников средневек. права. М., 2009; Визант. синтагма 14 титулов без толкований в древнеболг. пер.: Слав.-греч., греч.-слав. и обратный (слав.) словоуказ. / Сост.: К. А. Максимович. Fr. /M., 2010. 2 т.; Корогодина М. В. О редакции Кормчей книги из Кирилло-Белозерского мон-ря // Каптеревские чт. М., 2010. Вып. 8. С. 23-34; она же. Исправление Кормчих книг в XVI в.: По мат-лам Чудовской ред. // Очерки феод. России. М.; СПб., 2010. Т. 14. С. 263-296; она же. Церк. управление в Пскове и канонические сборники XV в. // Псков-Москва: 500 лет в едином гос-ве. Псков, 2011. С. 255-273; она же. Спорные вопросы в изучении Лукашевичской редакции Кормчей книги // Религии мира: История и современность, 2006-2010. М.; СПб., 2012. С. 125-132; Пичхадзе А. А. Переводческая деятельность в домонгольской Руси: Лингвист. аспект. М., 2011; Калоянов А. Славянската православна цивилизация. Вел. Търново, 2012. Т. 2: Преславският номоканон; Мошкова Л. В. Апостольские правила в Кормчей Русской ред.: Принципы соединения текста // Религии мира: История и современность, 2006-2010. М.; СПб., 2012. С. 44-75; Опарина Т. А. Украинский источник предисловия первопечатной Кормчей // Там же. С. 133-161; Севастьянова С. К. Печатная Кормчая книга в посланиях патр. Никона к современникам // Там же. С. 162-186; Турилов А. А. О датировке и происхождении двух серб. пергаменных списков Святосавской Кормчей // Слав. альманах, 2012. М., 2013. С. 43-62.
Е. В. Белякова, А. А. Турилов