Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДАНИЛОВ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО ДАНИИЛА СТОЛПНИКА МОСКОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 14, С. 135-149 опубликовано: 16 февраля 2012г.


ДАНИЛОВ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО ДАНИИЛА СТОЛПНИКА МОСКОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

(ставропигиальный МП РПЦ), находится на юго-востоке Москвы. Основан св. блгв. кн. московским Даниилом Александровичем.

История основания монастыря

Панорама Данилова мон-ря. Фотография. 2006 г.
Панорама Данилова мон-ря. Фотография. 2006 г.

Панорама Данилова мон-ря. Фотография. 2006 г.

Точная дата основания Д. м. неизвестна. В исторической науке XVIII - нач. XX в. возникновение мон-ря обычно датировалось широкими хронологическими рамками - 1272-1282 гг. В кон. XX в. В. А. Кучкин предложил новую дату основания - 1298-1299 гг., полагая, что благословение на устройство мон-ря и учреждение архимандритии московский князь мог получить только от митрополита Киевского и всея Руси, а построить обитель при благоприятной политической обстановке мог к концу своей жизни (см.: Кучкин. О дате основания моск. Данилова монастыря. С. 164-166). По мнению Кучкина, для учреждения архимандритии кн. Даниил Александрович воспользовался переездом в 1299 г. из Киева во Владимир митр. свт. Максима.

Известно, что со времени вокняжения Даниила Александровича Московская земля окормлялась Ростовскими архиереями. Связи с Ростовской кафедрой прослеживаются и при потомках кн. Даниила. С 1273 по 1299 г. Московское княжество, вероятнее всего, входило в состав Владимиро-Суздальской епархии, и благословение на основание обители мог дать епархиальный архиерей. Невозможно также отрицать потребность устройства ктиторского богомолья, посвященного небесному покровителю кн. Даниила, прп. Даниилу Столпнику, и в ранний период его гос. деятельности. Поэтому сохраняется вероятность устройства Д. м. ранее кон. 90-х гг. XIII в. (напр., во 2-й пол. 70-х - 80-х гг. XIII в., на этапе прекращения опеки над малолетним князем со стороны его дяди, вел. кн. Тверского и Владимирского Ярослава Ярославича, и начального периода самостоятельного правления в своем уделе кн. Даниила). По сложившейся к наст. времени монастырской традиции датой основания Д. м. считается 1282 год.

Топографическое положение средневекового мон-ря «святаго Данила» XIII-XIV вв. в наиболее ранних письменных источниках обозначено неопределенно - «за рекою» (Присёлков. 1950. С. 360; ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 45). Сведения эти изложены в завершающей части сложной по структуре и хронологии летописной статьи 1330 г. Согласно этому тексту, составленному в митрополичьей канцелярии частично со слов «древних старцев» московского в честь Преображения Господня мужского монастыря в Кремле, кн. Даниил Александрович «имеяше» архимандритию в монастыре «святаго Данила за рекою»; в обители находилась ц. во имя прп. Даниила Столпника. В 1330 г. мон-рь был перенесен вел. кн. Московским Иоанном I Даниловичем Калитой в Московский Кремль и на новом месте получил иное посвящение, в честь Преображения Господня. Из мон-ря св. Даниила в Спасский мон-рь кн. Иоанн Калита перевел архимандритию во главе с Иоанном (впосл. епископ Ростовский).

Т. о., к нач. XV в. сведения о Д. м., в т. ч. и о его местоположении, сохранили только «древние старцы». Монастырь, очевидно, запустел еще в 30-40-х гг. XIV в., в первую очередь в связи с упразднением в нем архимандритии. В митрополичьем своде 1409 г. утверждается также, что останки кн. Даниила Александровича († 1303) были погребены «в церкви святого Михаила на Москве» (Присёлков. 1950. С. 351). Согласно «Книге степенной царского родословия» 60-х гг. XVI в., кн. Даниил принял постриг, скончался и был погребен на территории основанного им мон-ря.

С переносом архимандритии и мон-рь, «и села, и все наследие» обители были переданы под начало архимандрита Спасского мон-ря, «да вкупе оба монастыря под единем началом и под единою паствою нескудно устраяются». Со временем «нерадением архимандритов Спасских» Д. м. перестал существовать, на его месте осталась церковь прп. Даниила Столпника, расположенная рядом с поселением, носившим название «сельцо Даниловское» (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 298). Кладбище с могилой кн. Даниила на месте древнего мон-ря при с. Даниловском запустело. Произведенные в 80-х гг. XX в. в Д. м. археологические раскопки не обнаружили следы храма XIII в., но найденные многочисленные захоронения, остатки каменных надгробных плит с надписями, датируемые кон. XV - 1-й пол. XVI в., указывают на существование здесь кладбища, к-рое находилось рядом с несохранившейся деревянной ц. во имя прп. Даниила Столпника.

Со времени правления Василия III Иоанновича известны случаи исцеления на могиле св. князя. В XVI в. по инициативе царя Иоанна IV Васильевича близ с. Даниловского была возрождена монашеская жизнь. Царь установил обычай, по к-рому ежегодно он вместе с митрополитом и собором духовенства посещал мон-рь, где в этот день должны были совершаться заупокойные службы по кн. Даниилу. В кон. ХVI - нач. ХVII в. Д. м. оказался в центре военных и гос. событий. В результате похода на Москву крымского хана Девлет-Гирея в 1571 г. была разорена не только столица, но и ее окрестности. В 1591 г. при подходе к Москве войск хана Казы-Гирея «велел государь боярам и воеводам всем полки ставитца по Москве реке на лугех под Коломенским и под Даниловским монастырем», где первое же ночное сражение заставило неприятеля бежать (Разрядная книга 1550-1636 гг. М., 1976. Т. 2. С. 81-82). Осенью 1606 г. Иван Болотников с отрядом «подошел к Москве... стал у речки Даниловки и занял селение Загорье» (Масса И. Краткое известие о Московии в нач. XVII в. М., 1937. С. 162), после чего у правительственных войск «с ворами бои были ежеденные под Даниловским», пока воевода М. В. Шуйский не занял 1 дек. 1606 г. Д. м. и не разбил мятежников (Разрядная книга 1550-1636 гг. М., 1976. Т. 2. С. 287). Под Д. м. был казнен один из атаманов, «царевич Петр» (Илейка Муромец) (Карамзинский хронограф. Цит. по: Смирнов И. Восстание Болотникова. М., 1951. С. 432). Летом 1610 г. у Д. м. москвичи решили судьбу царя Василия Шуйского: горожане «съехались в поле у Данилова монастыря», «еже бы клятвенное слово совершити» с Лжедмитрием II (Сказание Авраамия Палицына. М.; Л., 1955. С. 60). В авг. того же года при подходе к Москве гетмана Жолкевского казаки Лжедмитрия II сожгли слободы и мон-ри, в т. ч. Д. м. и его слободу (Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. СПб., 1871. С. 72; Дневник // РИБ. 1872. Т. 1. С. 661-662).

Д. м., находившийся на расстоянии ок. 5 км от Кремля, числился на территории Ратуева стана Московского у., после губ. реформы 2-й пол. XVIII в.- в Череможском стане. Во 2-й пол. 80-х - нач. 90-х гг. XVIII в. мон-рь вошел в черту Москвы и до 1917 г. состоял в Серпуховской части города.

Л. А. Беляев, А. В. Маштафаров

Братия

В кон. XIII - нач. XIV в. в обители «св. Данилы за рекой» была учреждена первая архимандрития на Московской земле (Присёлков. 1950. С. 360). В 50-60-х гг. XVI в. возрожденный при с. Даниловском Ратуева стана Московского у. мон-рь управлялся строителями, затем до кон. XVIII в. игуменами. Указом Синода от 23 авг. 1798 г. в Д. м. вновь учреждается архимандрития, просуществовавшая до нач. XX в.

Наиболее ранние сведения о насельниках имеются в писцовой книге 1626-1628 гг.: упоминаются келья игумена и 4 кельи монахов. По ружным книгам 1680-1699 гг., в Д. м. числились игумен, 2 попа, диакон, 6 старцев. К 1678 г. в подмонастырской слободе проживали двое монастырских слуг, 5 работников и 3 конюха. Определением монастырского приказа в 1-й четв. XVIII в. в Д. м. полагался штат до 30 насельников, включая игумена. В 1739 г. в Д. м. проживали: игумен, 4 иеромонаха (в т. ч. казначей и ризничий), 2 иеродиакона (эконом и уставщик), 2 клиросных монаха, монахи (пономарь, житенный, хлебодар, больничный); на пропитании находилось 13 отставных военных, из к-рых один готовился к постригу. На монастырских «порциях» числились слуги-бельцы, конюх, 4 псаломщика, 2 звонаря, 4 «поваренных», 2 сторожа, садовник, скотник. В нач. 60-х гг. XVIII в. проживали 11-12 монашествующих, 10 бельцов. Согласно ведомости по новым штатам 1764 г., числились архимандрит, иеромонах-благочинный, 4 иеромонаха, 2 иеродиакона, 3 монаха. За штатом оставался иеродиакон и недоставало монаха. С 1765 г. настоятели Д. м. получили право присутствующих членов духовной консистории. В 1851 г. в Д. м. числились 11 монашествующих и 11 послушников, в 1908 г.- архимандрит, 9 иеромонахов (в т. ч. казначей, духовник, ризничий), 6 иеродиаконов, 8 монахов, 2 послушника.

Первый настоятель Д. м. архим. Иоанн (впосл. епископ Ростовский) в 1330 г. был переведен в московский Преображенский монастырь (Там же). С 1697 г. настоятелем Д. м. был игум. Дионисий (Ушаков) (с 1700 архиепископ Вятский и Великопермский); в 1677-1680 гг.- игум. Гавриил (Домецкий); в 1792-1800 гг.- архиеп. Никифор (Феотоки); в 1816 г.- архим. Дамаскин (Росов) (буд. архиепископ Тульский); в 1822-1824 гг.- пребывавший на покое митр. Киевский Серапион (Александровский); с 20 февр. 1825 по 18 дек. 1830 г.- экзарх Грузии митр. Варлаам (Эристави); в 1855-1870 гг.- архим. Иаков (Кротков) (буд. епископ Муромский). С 1870 г. (по др. сведениям, с 1874) в Д. м. настоятельствовал архим. Амфилохий (Сергиевский-Казанцев), исследовавший древности монастыря, опубликовавший соч. «О древних иконах в Московском Даниловом монастыре» и кн. «Летописные и др. древние сказания о св. блгв. вел. кн. Данииле...» - первый исторический труд об обители, включавший выдержки из списков Степенной книги. В 1904-1906 гг. Д. м. возглавлял еп. Никон (Рождественский), в 1906-1914 гг.- еп. Анастасий (Грибановский), с 1917 г.- еп. Феодор (Поздеевский).

Братия Данилова мон-ря. Фотография. 1927 г.
Братия Данилова мон-ря. Фотография. 1927 г.

Братия Данилова мон-ря. Фотография. 1927 г.
Подвижнической жизнью прославились иеросхим. Фома (Шаховцов; † 1859), переписавший «уставом с киноварью и узорчатою обводкою на каждой странице напрестольное Евангелие большого формата», иером. Вассиан, друживший и переписывавшийся с прп. оптинским Макарием (Ивановым).

Земельные владения

Д. м. формировались с кон. 50-х гг. XVI в. В Ратуеве стане Московского у. находился мон-рь с подмонастырской слободкой, «что изстарини слыло село Даниловское». Грамотой царя Иоанна IV Васильевича от 6 дек. 1559 г. мон-рю было пожаловано в Молоцком стане Московского у. с. Добрятинское (Добрятино), 2 погоста, 77 деревень и 24 селища (всего 2640 четвертей пахотной земли с угодьями), составлявших Конопенскую вол. Вероятно, в это время или в 60-70-х гг. XVI в. царь пожаловал монастырю с. Вихорь с деревнями и пустошами в Каневском стане Коломенского у. Всего к 1763 г. в вотчинах Д. м. проживало 1236 чел. муж. пола. Особое место среди владений Д. м. занимало с. Дмитриевское (Горюшка) Симбирского у., пожалованное мон-рю во 2-й пол. XVII в. По сведениям, полученным в 1763 г. от крестьян села, они и их предки не выполняли повинностей и не выплачивали ни денежного, ни натурального оброка в пользу мон-ря. Т. о., село, где жили ясашные народы Поволжья, не имело для Д. м. хозяйственного значения и поступило в ведение обители исключительно для скорейшего распространения христианства среди мусульман и язычников.

В 1616-1688 гг. Д. м. владел подворьем в Московском Кремле, на Подоле, рядом с ц. во имя святых Константина и Елены.

Кроме доходов с населенных земельных владений Д. м. получал ружное жалованье. По ружной книге 1680/81 г., насельникам «загородцкого» Д. м. полагалось: игумену - 6 р. 20 алтын, 2 попам - по 2 р. 16 алтын 4 деньги, диакону - 3 р., 6 старцам - 2 р. 24 алтына 2 деньги. Особо оговаривалась руга причту «церкви Данила святого, что в Даниловском же монастыре». Ранее поп, диакон и просвирня получали 4 р. 2 алтына 4 деньги в год. Новыми правилами предписывалось выдачу руги из приказа Большого дворца прекратить, а «давать» ее из мон-ря. К 1699 г. годовой руги и молебенных денег выдавалось игумену 6 р. 12 алтын, 2 иеромонахам 5 р., диакону 3 р., 6 старцам 2 р. 24 алтына 2 деньги. Возобновилась выдача руги в ц. Даниила Столпника: попу - 2 р. 2 деньги, диакону - 16 алтын 5 денег, на просвиры - 18 алтын 5 денег, всего 21 р. 5 алтын 4 деньги. Кроме того, из приказа Большого дворца выдавалось 70 пудов соли. В дальнейшем предполагалось «денежных дач и соли не давать для того, что за монастырем написаны вотчины, а молебенные деньги давать будут в приказе, а не в оклад, во время в тот монастырь великого государя пришествия, а на просвиры давать по-прежнему». В 1700 г. «против прежней дачи збавлено 20 р. 20 алтын 1 деньга». Поэтому к выплате оставалось всего 18 алтын 5 денег. По указам 1701 г. мон-рь, как и все церковные землевладельцы, лишился права управлять населенными землями и распоряжаться доходами с этих земель, перешедшими в ведение Монастырского приказа, из которого монастырю выплачивалось денежное и натуральное жалованье. За 1706-1710 гг. Д. м. было определено из общего дохода с его вотчин в 657 р. 76 к. всего 208 р. 76 к., а вместо натуральных выплат оставлено 77 дес. пашни. Все остальное отписывалось в казну. К 1720 г. жалованье снизилось еще более и до 1763 г. составляло 5 р. и 5 четвертей хлеба на каждого насельника, включая игумена. Учитывая постоянную убыль монашествующих (их общая численность не должна была превышать 30 чел.), в 1761 г. общий доход братии составил 44 р. и 55 четвертей хлеба. Активно заменившие монашествующих служители-бельцы получали вдвое большее содержание, т. к. на их попечении была еще и семья: поп и диакон - по 10 р. и 8 четвертей хлеба, пономарь - 5 р. и 6 четвертей, «капахистр» и псаломщик - по 4 р. и по 4 четверти, хлебник - 3 р. и 3 четверти, 2 часовенным - по 1 р. 50 к. и 3 четверти, часовщику и житенному - по 3 р. и 3 четверти хлеба, всего 10 чел. выплачивалось 45 р. и 45 четвертей зерна.

В 1764 г. содержание по штату 3-го класса, назначенное братии и монастырю, составило 568 р. ассигнациями, служителям - 128 р. 50 к. ассигнациями. Впосл. при императорах Павле I и Александре I каждый из них удвоил штатные суммы. К кон. XIX - нач. XX в. на содержание братии и мон-ря выплачивалось из казны 205 р. 86 к., служителям - 150 р. серебром в год.

После секуляризации церковного землевладения у мон-ря тем не менее сохранились и появились дополнительные доходные статьи. В 1798 г. Д. м. получил во владение мельницу на р. Десне с 1200 кв. саженями земли для амбара, сарая и дома. Сдавая ее в аренду, мон-рь ежегодно получал доход от 100 до 200 р. С 1835 г. по указу имп. Николая I мон-рь обзаводился лесными и покосными дачами. К 1890 г. Д. м. имел лесную дачу в 118 дес. 900 кв. сажен в 40 верстах от обители в Московском у. Всего же вместе с угодьями, огородной и застроенной землей мон-рь владел к кон. XIX - нач. XX в. 178 дес. 190 кв. саженями земли, большая часть к-рой или постройки на ней сдавались в аренду. При первоначальной раздаче угодий Д. м. получил также право безвозмездной ловли рыбы в р. Москве от Даниловской слободы до Краснохолмского побережья. В связи с неоднократными изменениями системы городского управления Москвы это право было постепенно утрачено.

Неокладные доходы мон-ря складываются из сумм, получаемых от продажи свечей, просфор, из сборов на украшение храмов во время богослужений, из платы за совершение заказных молебнов, панихид, заупокойных литургий, встреч и проводов усопших, погребаемых в мон-ре, из сумм, получаемых от продажи кладбищенской земли под могилу, из сборов от часовни в слободе.

Со 2-й пол. XIX в. в пользу Д. м. поступали доходы в виде процентов с наличных сумм, вложенных в банки, гос. доходных билетов. На 1906 г. в банках хранилось наличных денег ок. 50 тыс. р.- в билетах на сумму 303 318 р.

А. В. Маштафаров

Архитектура

Согласно археологическим исследованиям 1983-1986 и 1990-2000 гг., мон-рь кон. XIII - нач. XIV в., вероятно, располагался вокруг совр. храма св. Отцов семи Вселенских Соборов, где открыты погребения раннемосковского времени (ХIV-XV вв.). О первом храме во имя Даниила Столпника кон. XIII - нач. XIV в. известно, что он был деревянным, клетским, после перевода мон-ря в 1330 г. в Кремль стал приходским храмом с. Даниловского.

Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. 1561 г. Вид в ходе раскопок 1983 г.
Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. 1561 г. Вид в ходе раскопок 1983 г.

Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. 1561 г. Вид в ходе раскопок 1983 г.
Начало формирования каменного монастырского комплекса совпадает с возрождением Д. м. при Иоанне IV.

Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов (разобран в 1729), первая каменная постройка мон-ря, был освящен 18 мая 1561 г. митр. Московским свт. Макарием в присутствии царя Иоанна IV и царевичей Иоанна Иоанновича и Феодора Иоанновича (ПСРЛ. Т. 13. С. 332). Необычность посвящения храма объяснима задачами, стоявшими перед Церковью и Московским гос-вом в сер. XVI в.: на Стоглавом Соборе 1551 г. обсуждалась необходимость храма с таким посвящением престола в качестве центра 7 соборных округов Москвы. Запись об этом не вошла в канонический текст постановлений Стоглава, но известна по копии XVI в. «Соборного приговора об учреждении в Москве поповских старост и десятских священников и диаконов»: «Где устроено место обще соборному совокуплению, собрав, аще буде достойно по царскому велению, святой храм строити святым богоносным Отцем Вселенских Седми Соборов… на собрание священником и диаконом о духовных советех» (ААЭ. 1836. Т. 1. С. 439-442). В документе говорилось о необходимости установить празднование, в к-ром новое церковно-адм. деление Москвы соотносилось бы с представлением о Москве как о наследнице Рима и К-поля. Престол был связан также с идеей восстановления первой архимандритии Московской Руси и мыслился как символический общемосковский (общерус.) «Собор Соборов», венчающий систему, уподоблявшую христ. Москву «семихолмным» столицам. До XIX в. 7-соборный престол оставался главным в Д. м., хотя такое посвящение выглядело непонятным уже в XVIII в., не было и особого чина службы в день 18 мая (установлен повторно в 1988).

Представление о виде собора 1561 г. дают опись 1701 г. (РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Ед. хр. 102), гравюра П. Пикара нач. XVIII в. (ГИМ. Л-7549) и археологические исследования 1983-1986 гг. Его остатки обнаружены археологами к северу от совр. церкви с тем же посвящением: при сооружении фундамента были использованы надгробные плиты с резьбой кон. ХV - 1-й пол. ХVI в.; под фундаментом находятся погребения с елейницами ХV-ХVI вв. Фундамент сложен из хорошо пригнанных белокаменных блоков, стены в нижней части - из тесаного камня, в верхней - из тонкого кирпича с белокаменными деталями (найдены архивольт окна, «дынька» портала, профили цоколя). Отметка уровня пола близка к отметке уровня почвы ХVI-ХVII вв., что позволяет считать храм сооружением с наземным подклетом и церковью на 2-м этаже. Храм представлял собой бесстолпный четверик с 3 тесно прижатыми друг к другу апсидными полукружиями, углы были оформлены простыми плоскими лопатками, которые начинались прямо от фундамента. Четверик перекрывал крещатый (?) свод, оформленный снаружи горкой крупных килевидных кокошников «вперебежку», с главой, покрытой черепицей. Четверик имел 2 уровня окон (в нижнем - небольшие, в верхнем - высокие щелевидные). С запада располагалась небольшая крытая паперть, боковые порталы притворов не имели. В 1712 г. в трапезной собора впервые упоминаются престолы во имя преподобных Даниила Столпника и Симеона Столпника. В описи 1725 г. отмечены трапезная и ризничная палата собора. В храме был 5-ярусный иконостас. Переписка Д. м. с Синодом показывает, что к 1-й трети XVIII в. собор обветшал («церковь во алтари и ризничная палата где всякая церковная утварь и ризница во многих местах розселась со верх до земли... от дождевой погоды бывает теча и весма де опасно чтоб от того оное церковное строение не обвалилось» - РГИА. Ф. 796. Оп. 10. Ед. хр. 507. Л. 4, 1729 г.). Указом Синода, изданным в авг. 1729 г. («О разобрании старой каменной церкви... и о строении вновь» // РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Ед. хр. 6. Л. 24 об.), старый собор был разобран. Сохранился лишь фрагмент нижней части юж. стены, встроенный в сев. галерею нового собора 1729-1730 гг.

Данилов мон-рь. Гравюра П. Пикара. Нач. XVII в.
Данилов мон-рь. Гравюра П. Пикара. Нач. XVII в.

Данилов мон-рь. Гравюра П. Пикара. Нач. XVII в.
Могила кн. Даниила находилась, очевидно, снаружи, к юго-востоку от диаконника собора ХVI в. Возможно, здесь, на месте некрополя, восходившего к ХIV в., были обретены мощи кн. Даниила, к-рые 30 авг. 1652 г. по повелению царя Алексея Михайловича и патриарха Никона перенесли в храм св. Отцов семи Вселенских Соборов. В том же году в Д. м. готовилось освящение престолов во имя св. Алексия, человека Божия (небесного покровителя царя Алексея Михайловича), и прп. Даниила Столпника (?), о чем сообщается в благословенной грамоте от 22 марта 1652 г. (Приходные и расходные книги Патриаршего приказа. № 31(427)). Алексиевский престол более нигде не упомянут, а наименование Д. м. «Даниловский» с кон. XVII в. постоянно фигурирует наравне с названием «Семисоборный». Вероятно, освящение этих престолов имеет отношение к началу строительства нового храма, связанного с местом погребения кн. Даниила.

Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. XVII - XIX вв. Фотография. 2006 г.
Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. XVII - XIX вв. Фотография. 2006 г.

Храм во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов. XVII - XIX вв. Фотография. 2006 г.
Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы

с приделом во имя прор. Даниила, с трапезной палатой и сопредельными помещениями была построена в кон. 70-х - нач. 80-х гг. XVII в. (не позднее 1683 - времени изображения храма на плане) к югу от собора XVI в. (с отклонением к югу от его оси). Она находилась на месте деревянной церкви 1627-1628 гг., возможно, того же посвящения. Предположения, что в ее основе лежит постройка XVI в. или более древние части (XIII-ХIV вв.), не подтвердились.

Первоначальный вид церкви восстанавливается по рисованным планам (1683, 1692), гравюре Пикара (1668/69-1773), описи 1701 г. и данным архитектурного обследования в 80-х гг. ХХ в. Четверик храма (по Н. А. Ловкунас - 2-светный, но чертеж 1683 показывает 1 ярус окон) на высоком подклете был вытянут по оси «север-юг» и делился (возможно, стеной или продольной аркой) на 2 равновеликих объема с 2 апсидами: в юж. помещался основной престол Покрова Пресв. Богородицы, в сев.- придельный, прор. Даниила. Снаружи над кровлей четверика поднимались 2 главки, барабаны к-рых, видимо, украшал аркатурный пояс. С запада к четверику примыкала трапезная палата, одностолпная (?) и пониженная (по Ловкунас; на чертеже 1683 отмечены кровли на одном уровне). С запада по оси к трапезной примыкала паперть с крыльцом (по Ловкунас, единственный вход в храм; на чертеже 1683 показан вход с севера), фланкированная квадратными в плане ризничными палатками, выступающими за линии стен трапезной. Над крыльцом возвышалась 2-ярусная шатровая колокольня. Первоначальные своды сохранились только в подклете и в ризничных палатках. К апсиде придела прор. Даниила с севера была пристроена квадратная палатка, также на подклете. Возможно, она находилась над местом погребения кн. Даниила, поскольку снаружи на сев. стене придела в ХVIII-ХIХ вв. сохранялись 2 памятные доски: 1-я - с записью о кончине кн. Даниила (утрачена во время перестройки сев. фасада в кон. XIX в.), 2-я - о перенесении его мощей в 1652 г. (была помещена на столб поздней галереи и сохранилась до наст. времени; анализ текста и оформления показывает, что это подлинное изделие сер.- 2-й пол. ХVII в., близкое по времени к описанному в тексте событию). Рака с мощами кн. Даниила находилась близ палатки и придела прор. Даниила: в старом храме - у юж. дверей, в новом - у сев., прямо над палаткой, где и был освящен придел во имя св. кн. Даниила Московского. Т. о., Покровско-Даниловский храм изначально имел поминальный характер, был связан с почитанием св. кн. Даниила (чем иногда объясняют тот факт, что придельная ц. во имя св. кн. Даниила Московского не уступает по объему главной в честь Покрова Пресв. Богородицы - Памятники архитектуры Москвы. 2000. С. 208; композиция с 2 равными приделами не была уникальной, ряд подобных построек относится также к 70-м гг. XVII в.).

Декорация фасадов выдержана в стилистике узорочья (наличники с треугольными фронтонами, мощная колонна, разделяющая апсиды); декор в основном кирпичный, применялся белый камень (часть карнизов). Редкой и дорогостоящей деталью (вклад высокопоставленного лица?) были 4 полихромных горельефа с изображениями евангелистов (приписывают мастеру Степану Полубесу, что сомнительно), которые, возможно, украшали в кон. XVII в. четверик (барабаны?); с перестройкой верхних частей храма они оказались на его паперти, с 1930 г. находятся в ГМЗК (единственная, сохранившаяся в Москве параллель - декор придела св. Тихона Амафунтского ц. Успения в Гончарах, 1702).

На рубеже 20-х и 30-х гг. XVIII в. в Покровскую ц. был перенесен основной престол ц. во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов из снесенного в 1729 г. соборного храма. Были разобраны завершения, кровли, верхняя часть (2-й ярус?) четверика, стена внутри четверика, отделявшая сев. придел от юж. Столб трапезной также был разобран и заменен поперечной стеной с арочным проемом (опорой для зап. стены четверика нового, 2-го яруса), такой же проем был сделан и в зап. стене четверика. Все помещения перекрыли новыми сводами на одном уровне, ставшими основанием для верхнего храма.

Основной объем верхнего храма во имя св. Отцов семи Вселенских Соборов - 2-светный четверик с 3 полуциркульными апсидами, стоящими на сводах 2 нижних (средняя опирается на тромп, соединяющий нижние), и небольшой односветной трапезной. Четверик перекрыт сомкнутым сводом; луковичная главка на световом барабане увенчана крестом, к-рый в верхней части включает изображения 2 ангелов, несущих венец (знак царского вклада на строительство мон-ря?). Декор храма соединяет нарышкинские (наличники с разорванными фронтонами на четверике) и позднепетровские (плоские лопатки, рамочные наличники апсид) элементы; ряд деталей выполнен в белом камне (карниз, порталы). С 3 сторон храм был окружен галереей, крытой тесом, с 1735 г.- железом; с юга и севера она покоилась на массивных столбах, с запада - на сводах ризничных палаток. К боковым порталам верхнего храма с земли вели лестницы-всходы. Судя по архитектурным формам, к этому же строительному периоду относится граненая апсида, расположенная над сев.-вост. палаткой, в которой помещалась часовня. Храм был освящен 31 авг. 1730 г. В 1736 г. собор был расписан Григорием Яковлевым «со товарищи».

В 1746 г., после окончания строительства надвратной колокольни, была разобрана колокольня храма XVII в., на месте к-рой возвели придельную ц. прп. Даниила Столпника (в 1754 установлен крест, освящена не позднее 1763). Вытянутый вверх четверик нового храма, увенчанный 2 восьмериками, расположился на сводах паперти, зажатой между 2 ризничными палатками. Кубическая трапезная была надстроена над четвериком, служившим прежде основанием колокольни. 5-гранный алтарь расположился над зап. частью первоначальной трапезной. Скромный декор придела близок к убранству верхнего храма 1730 г. В 30-х гг. XX в. была разобрана верхняя часть храма, ныне восстановленная.

В нач. XIX в. перестроены галереи; разобраны боковые крыльца и вместо них с запада (перед ризничными палатками, по сторонам от основания бывш. колокольни) возведены закрытые лестничные объемы, с запада пристроено новое, высокое крыльцо. Одновременно в вост. частях галерей созданы более широкие, нежели галереи, приделы в формах классицизма (с треугольными фронтонами и итал. окнами - серлианами) - сев. с престолом во имя св. кн. Даниила Московского (освящен в 1805 - году канонизации святого), юж., получивший апсиду ротондальных очертаний,- во имя святых Бориса и Глеба (в 1806, покровители ктиторов). После войны 1812 г. храм отреставрировали и заново освятили; в 1826 г. был поставлен новый иконостас (заменен в сер. XIX в.). Зап. часть галерей расширена до линии приделов в 1857 г. по проекту архит. Е. Д. Тюрина; в 1858 г. на месте упраздненного престола прп. Даниила Столпника разместили ризницу; в 1862 г. предполагали освятить придел во имя вмц. Екатерины (позднее размещен в сев.-зап. ризничной палатке). В 1867 г. купцы М. И. и Н. И. Ляпины устроили в сев.-вост. палатке фамильную усыпальницу, в 1890 г. ее обновил архит. Ф. О. Шехтель (росписи, витражи, резные дубовые панели, решетки не сохр., известны по проекту).

Ограда мон-ря до 70-х гг. XVII в. была деревянной, затем в нее встроили каменные св. врата (известны по плану 1683). Строительство каменных стен следует отнести к сер. 90-х гг. XVII в.: на плане 1692 г. они изображены деревянными (при этом деревянными показаны все постройки, включая известные каменные), на гравюре Пикара все стены и башни каменные.

Колокольня с надвратным храмом во имя прп. Симеона Столпника. Фотография. 2006 г.
Колокольня с надвратным храмом во имя прп. Симеона Столпника. Фотография. 2006 г.

Колокольня с надвратным храмом во имя прп. Симеона Столпника. Фотография. 2006 г.
Мон-рь представляет собой в плане неправильный четырехугольник со слабо выраженными изломами длинных сторон, фиксируемыми квадратными башенками (на сев. стороне на изломе помещены св. врата, также имелись ворота в юж. стене). Угловые башни, выступающие из стены, 10-гранные. В XVIII в. башни имели купола с деревянными смотровыми площадками под главками, в нач. XIX в. их заменили шатрами. Зап. прясла стены разобраны в XIX в. при расширении территории Д. м.; новые участки стен (1869-1878; В. Н. Корнеев, М. П. (?) Степанов) стилизованы под древнерус. архитектуру с элементами готики.

Первые (до 1683) св. врата Д. м. имели 2 неравной ширины проезда, 2-скатную кровлю с главкой и крестом. Cв. врата, по-видимому, перестроены при возведении стен (между 1683 и 1701). К этому времени относят их нижнюю сохранившуюся 3-проездную часть, отличающуюся богатством декоративного убранства (изразцы, обработка пилястр ярусами тройных накладных балясин-кубышек). Постройка завершалась (судя по изображению на панораме Я. Бликланда, между 1704 и 1711) подобием башни с криволинейным куполообразным покрытием.

В 1731-1732 гг. на средства купца М. А. Косырева над св. вратами был построен храм «иже под колоколы», куда перенесли престолы во имя преподобных Симеона Столпника и Даниила Столпника из разобранного собора XVI в. 2-светный четверик надвратного храма (с 8-угольными окнами верхнего света) с 3-лепестковой в плане апсидой имел с востока и запада гульбище. Оно было застроено в 70-х гг. XIX в. (?), причем одна из пристроек включила апсиду. Возвышающаяся над храмом колокольня (окончена к 1746, воссоздана в 1983-1984) имеет высокий восьмерик звона, перекрытый высоким куполом с 2 восьмериками (нижний - открытый) и главкой. Намеренно архаизированный декор (ширинки и т. п.) сближает формы храма и колокольни с находящимся под ними объемом св. врат. В 1763 г. престол во имя прп. Даниила Столпника был перенесен на 2-й этаж нового собора. В наст. время в интерьере надвратного храма поставлен новый тябловый иконостас с 12 иконами работы С. Н. Добрынина (кон. ХХ в.) и с иконами XVII-XX вв., подаренными Псково-Печерским монастырем.

Собор во имя Св. Троицы. Фотография. 2006 г.
Собор во имя Св. Троицы. Фотография. 2006 г.

Собор во имя Св. Троицы. Фотография. 2006 г.
Храм во имя Св. Троицы с приделами в честь Зачатия прав. Анны и во имя блж. Алексия, человека Божия (1833-1838, архит. О. И. Бове, достраивал А. И. Бове), находится в центре совр. территории монастыря. Построен по прошению московских купцов-братьев К. А., А. А. и В. А. Куманиных и В. П., А. П. и П. П. Шестовых и является ярким образцом архитектуры ампира. Четверик приземистых пропорций завершается широким барабаном с куполом и небольшим фонарем. С востока к четверику примыкает полуциркульная апсида, с запада, севера и юга - 6-колонные дорические портики. Окна барабана имеют крупные наличники в виде фронтончиков на дорических колонках, окна основного объема - полуциркульные сандрики. В интерьере доминирует грандиозное подкупольное пространство, но приставленные к столбам пилоны придают некоторую обособленность продольным пространствам каждого придела. Иконостас главного Троицкого придела решен в виде триумфальной арки, Зачатиевского и Алексиевского приделов - в виде ротонд с полусферическими куполами.

Л . А . Беляев
Другие сооружения

Первые каменные жилые сооружения на территории мон-ря фиксируются в описи сер. XVIII в. Настоятельские кельи расположены параллельно юж. стене, напротив ее центра. Башни сохранили, возможно, архитектурные элементы 3-й четв. XVII в.; нынешний облик восходит к перестройке 1820 г. Братские кельи, расположенные перпендикулярно к стене к юго-западу от ворот, были перестроены в 1819 г., а после надстройки 3-го этажа и соединения их с надвратной церковью (к 1902) в них была размещена больница. На нижнем этаже в 1988 г. освящен храм во имя прп. Серафима Саровского. В 1777 г. к востоку от св. врат к стене был пристроен корпус т. н. казначейских (старых братских) келий, реконструированный в 1872 г. В 1869-1871 гг. в зап. части Д. м. был возведен новый кирпичный 2-этажный (в 1930 надстроен еще 2 этажами) братский корпус с фасадом, обращенным к Троицкому храму. На рубеже XIX и XX вв. часть построек находилась вне стен мон-ря: хозяйственный двор, богадельня (каменная 2-этажная, 1889), церковноприходское уч-ще (1902-1903), странноприимный дом, каменная часовня во имя св. кн. Даниила Московского.

Слобода Деревянная ц. прп. Даниила Столпника известна в подмонастырской Даниловской слободе с 1627 г.; возможно, престол сохранился здесь от мон-ря времени кн. Даниила. По храмозданной грамоте 1699 г. на средства прихожанина Феодора Васильева вместо нее была построена каменная церковь, освященная в 1706 г. в память Обновления храма в Иерусалиме (Воскресения словущего: «...у монастыря же слободка Даниловская на реке Москве, а в слободке церковь Воскресения Христова деревянная, ветхая, другая каменная строится вновь» - Опись 1704 г. // МИАС. 1884. Т. 1. С. 730; смена престолов прослеживается также по книгам выдачи ладана из Патриаршего приказа). По археологическим данным, наземная часть церкви могла быть крестообразной, с боковыми выступами со скошенными углами.

На месте этой церкви в 1832-1834 гг. была построена новая, того же посвящения, с приделами во имя апостолов Петра и Павла, прор. Илии, святителей Николая Чудотворца и Иоанна Златоуста. Храм в несколько упрощенных формах ампира строился по проекту Ф. М. Шестакова на средства купца И. Н. Рыбникова и прихожан слободы. Четверик увенчан куполом на высоком световом барабане, апсида расположена в ризалите с 6 пилястрами и фронтоном; аналогичные, но менее выступающие ризалиты оформляют сев. и юж. фасады. С запада к церкви примыкает равная по ширине основному объему трапезная, над входом в к-рую возвышается 3-ярусная колокольня. Декор практически отсутствует.

Л . К . Масиель Санчес

Некрополь

Некрополь. Фотография. Нач. XX в.
Некрополь. Фотография. Нач. XX в.

Некрополь. Фотография. Нач. XX в.
До кон. XVIII в. кладбище Д. м. было малоизвестно, т. к. находилось далеко от центра города и из выдающихся личностей здесь была только могила св. кн. Даниила. Представление о погребенных на нем дают имена на немногочисленных надписных плитах XVI-XVII вв., собранных при раскопках: «Левонтей Васильев сын Н[о]гин» (1-я четв. XVI в.); жена житника Анисима И[т]ина «Соломония Матвеева дочь» († 1594); «Михаил Прокофьев сын» († 1598). Нек-рые из погребенных были пострижениками Д. м.: схим. Антоний (Быкасов Андрей Тимофеевич; † 1626) и жена его брата Григория, схим. Марфа († 1632). Последние 2 плиты, заложенные в основание апсид Покровско-Даниловского храма, интересны как свидетельство погребения в одном мон-ре и мужчин и женщин, принявших схиму. Социальный статус погребенных не выходит за рамки среднего слоя - это семьи купцов (торговцев зерном), незнатных служилых людей (один из Быкасовых был конюхом при царе Иоанне IV), садовников.

В ХVIII-ХIХ вв., после запрета погребений в городской черте, на монастырских кладбищах хоронили москвичей, и некрополь обители занял всю ее территорию: от вост. ограды до центральной площади, охватывая участок к югу от Троицкого собора, а позже и всю сев.-зап. (ранее хозяйственную) часть мон-ря. В XIX в. к старой территории с запада был прирезан исключительно под кладбище большой новый участок. К кон. XIX в. практически всю площадь Д. м. заняло кладбище. После закрытия монастыря и создания «Комиссии по благоустройству кладбища Данилова монастыря» (1929-1930) районные власти начали распродажу надгробных памятников. В июле 1931 г. удалось перенести нек-рые захоронения (Н. В. Гоголя, Н. Г. Рубинштейна, А. С. Хомякова, Н. М. Языкова), а в 50-х гг. XX в.- Ф. М. Дмитриева и В. Г. Перова. Остальная часть некрополя была разрушена в период существования в стенах мон-ря приемника для несовершеннолетних и отчасти в ходе строительных работ 80-х гг. XX в. Останки разрушенных погребений захоронены в особом склепе в зап. части Д. м., над ними возведена часовня; идет работа по составлению полного монастырского синодика. Крайне немногочисленные надгробия и их части образуют лапидарий, размещенный вдоль монастырской стены, вблизи поминальной часовни.

Отличие некрополя Д. м.- в его «разночинном», демократическом характере: «в большинстве здесь погребены все люди простого происхождения, а на новом кладбище как будто даже с гордостью пишут на памятниках «крестьянин»» (Саладин. 1997. С. 116). Помимо братии, духовенства и купцов на кладбище Д. м. покоятся представители культуры, в т. ч. славянофилы. Участок с могилами выдающихся деятелей - между древним собором и домом настоятеля, у бокового входа, где находилась могила Гоголя (простая гранитная глыба с крестом, к к-рой позже добавили высокую плиту черного мрамора и решетку, с надписью, включавшей многочисленные цитаты из ветхозаветных книг). Недалеко располагались могилы его друзей - Ф. В. Чижова (1811-1877) и поэта Языкова (1803-1846), под камнем к-рого был погребен еще один представитель славянофилов, Д. А. Валуев (1820-1845); рядом - рус. философ и поэт Хомяков (1804-1860), исследователь и патриот Болгарии Ю. И. Венелин († 1839), у самого дома настоятеля - историк и правовед Ф. Л. Морошкин (1804-1857). Ближе к собору стояли памятники Ю. Ф. Самарина (1819-1876) и профессора-филолога Н. С. Тихонравова (1832-1893). Севернее старого собора располагалась могила писателя М. А. Дмитриева (1796-1866) и его сына Ф. М. Дмитриева (1829-1894). У Троицкого собора погребены музыкант и директор Московской консерватории Рубинштейн (1835-1881), славянофилы В. А. Черкасский (1824-1876), Д. Ф. Самарин (1831-1901), А. И. Кошелев (1806-1883). Ближе к воротам нового кладбища - физиолог А. И. Бабухин (1827-1891), а сразу за ним - худож. Перов (1833-1882) и неподалеку писатель-историк, в старости принявший священнический сан, Д. С. Дмитриев (1848-1915). Здесь же захоронения декабристов В. М. Голицына (1803-1859) и Д. И. Завалишина (1804-1892). Особое место занимали погребения настоятелей Д. м. и их духовных чад, но о них сохранилось мало сведений. Так, для обнаружения могил архиеп. Никифора (Феотоки) и молдав. господаря греч. происхождения Маврокардато были предприняты специальные изыскания.

Л . А . Беляев

Исправительное учреждение

С XVIII в. в Д. м. «под епитимию» для исправления присылались преступники (за поджоги, грабежи, кражи) и нарушители церковных канонов (за неучастие в течение неск. лет в церковной жизни). С 1702 по 1792 г. в Д. м. было направлено более 140 чел. (духовенство, офицеры, дворяне, крестьяне).

С кон. XIX в. в Д. м. присылались в основном несовершеннолетние преступники (до окончания следствия или до достижения совершеннолетия). Поскольку в обители не было особых тюремных помещений, несовершеннолетние преступники жили вместе с монастырскими рабочими, наравне с вольнонаемными включались в списки монашествующих и служителей. О реальном положении дел с перевоспитанием преступников свидетельствует донесение архим. Тихона (Руднева) благочинному епархиальных мон-рей настоятелю московского в честь иконы Божией Матери «Знамение» мужского монастыря архим. Товии (Цимбалу). С 1897 по 1903 г. Д. м. принял 21 несовершеннолетнего преступника; из них лишь один пробыл до окончания назначенного срока, остальные скрывались, «случалось, что на другой же день по водворении в монастырь». В связи с этим архим. Тихон замечает: «А между тем, ходить по пятам такого поднадзорного ведь и невозможно, да и опасно даже сторожам. Бывали случаи, что за какое-либо замечание со стороны сторожей несовершеннолетние преступники вынимали нож, угрожая сторожам» (РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Ед. хр. 515). Молодые люди, будучи, по словам архим. Тихона, «несовершеннолетними лишь по возрасту», но «зрелыми» в совершении преступлений, скрывались вместе с похищенным имуществом из взломанных монастырских сундуков.

Школы

В авг. 1892 г. была открыта бесплатная церковноприходская школа для бедных, состоявшая под надзором Кирилло-Мефодиевского московского братства. В кон. XIX в. в школе занималось ок. 25 чел., в 1903 г.- 52 чел. (36 - из семей, принадлежащих к крестьянскому сословию, и 16 - из мещан). Учителю мон-рь снимал квартиру и выплачивал жалованье. Преподавали Закон Божий, церковное пение, церковнослав. грамоту, рус. язык, арифметику, отечественную историю, географию, чистописание. Экзамены принимали комиссии из др. церковноприходских школ. В школе была б-ка (в 1902 в ней насчитывалось 180 книг). Ученики получали завтраки, на что уходило в год 270 р. из общей суммы в размере 1950 р., отпускавшейся мон-рем на школу (РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Ед. хр. 521). С кон. XIX в. школа размещалась в покоях настоятеля, впосл. была переведена за пределы монастыря в 2-этажный дом (1903) напротив св. врат (к 2007 в этом доме - воскресная школа и оптовая книжная торговля).

Здание бывшей церковноприходской школы. Фотография. 2006 г.
Здание бывшей церковноприходской школы. Фотография. 2006 г.

Здание бывшей церковноприходской школы. Фотография. 2006 г.

В 1877-1878 гг., во время русско-тур. войны, в Д. м. размещался госпиталь для раненых. В начале первой мировой войны в 2-этажном доме (1903) был размещен лазарет, а школа переведена в находившийся рядом одноэтажный флигель (снесен в 1979). В лазарете содержалось 50 раненых нижних чинов; кроме того, мон-рь делал взносы на содержание лазарета в Романовской больнице при московской Покровской общине. Также в монастыре размещались беженцы из Западного края, в т. ч. служащие Виленской духовной консистории с семьями (40 чел.) (Там же. Ед. хр. 504. Л. 56).

К нач. XX в. при Д. м. имелась послушническая школа, в которой в 1902/03 г. обучались 3 монаха и 19 послушников. По программе церковноприходских школ они изучали катехизис, Свящ. историю ВЗ и НЗ, богослужение; с 1903 г. в школьную программу было добавлено церковное пение, в церковную историю введен особый разд. «О монашестве». Занятия проходили по вечерам, в будни, ежедневно (по 15-17 занятий в месяц). В конце учебного года по всем предметам выставлялись отметки. В 1918 г. по ходатайству настоятеля Д. м. еп. Феодора (Поздеевского) в мон-ре была открыта Высшая богословская школа, ставившая целью подготовку новых кадров для служения в Церкви. В школе преподавали еп. Феодор, священники Сергий Мансуров и Павел Флоренский, к-рый в авг. 1920 г. писал о ней как об академии аскетики.

Библиотека монастыря

располагалась на нижнем этаже храма во имя прп. Даниила Столпника, насчитывала неск. сот книг, среди них были Свящ. Писание, творения св. отцов, богослужебные книги, книги духовных писателей, исследования по истории Русской Церкви и Российского гос-ва, журналы «Воскресное чтение», «Христианское чтение», «Чтения общества любителей духовного просвещения», «Православный собеседник», «Душеполезное чтение», «Православное обозрение».

Богадельни

В 1803 г. по благословению митр. Московского и Коломенского Платона (Левшина) при Д. м. была устроена богадельня для престарелых женщин. Статский советник Г. А. Владыкин завещал 4 тыс. р. ассигнациями на строительство дома для 6 немощных и на последующее их содержание на проценты от остатка денег, к-рый предполагалось вложить в банк. Архим. Георгий, желая ускорить и удешевить работы по устройству приюта, передал для него каменный монастырский флигель.

В 1863 г. архим. Иаков (Кротков) испросил у свт. Московского Филарета (Дроздова) позволение открыть при Д. м. приют для заштатного духовенства, к-рое «по бедности иногда терпит крайнюю нужду в самых главных потребностях жизни» (ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 647. Ед. хр. 137. Л. 1, 2). 12 беднейших заштатных священнослужителей поселились в богадельне, а «богаделок» перевели во вновь построенный деревянный флигель. К 1898 г. 12 престарелых женщин жили в каменном доме, построенном на месте сгоревшего в 1887 г. флигеля. К каменному дому примыкала пристройка, именуемая странноприимной (на 10 лиц муж. и столько же жен. пола). Шестеро из проживавших в богадельне женщин собирали в мон-ре подаяние на содержание богадельни, имели право пользоваться полученным «кружечным сбором», а остальные помогали поварам на братской кухне и работали на огороде.

К 1901 г. капитал на содержание богадельни вырос до 5700 р., но банковских процентов с этой суммы хватало только на 1/6-1/7 всех расходов. В месяц каждому призреваемому выдавалось по 13 р., по 6 р. на 1 чел. тратилось на питание, деньги шли на отопление, ремонт и др. нужды - всего 1465 р. в год. Для восполнения недостающих средств собирали пожертвования, которые составили в 1890 г. 500 р., а в 1899 г.- 1 тыс. р. (Там же. Оп. 377. Ед. хр. 91. Л. 161, 192).

В Д. м. была открыта и 30 авг. 1902 г. освящена Московским митр. Владимиром (Богоявленским) общемонастырская больница-приют для больных и престарелых монашествующих Московской епархии, содержавшаяся на взносы московских мон-рей. Больница размещалась в братских кельях, справа от св. врат. Вскоре больничные палаты были соединены с надвратной ц. во имя прп. Симеона Столпника, ставшей больничной. На средства Е. С. Ляминой храм был обновлен и 30 янв. 1903 г. освящен еп. Дмитровским Трифоном (Туркестановым). В воскресные и праздничные дни в нем совершались богослужения, в которых участвовали престарелые монашествующие. В этой больнице скончался духовный отец еп. Трифона, иером. Димитрий (Муретов; 1904), почитаемый москвичами духовник Богоявленского мон-ря.

Д . Б . Кочетов

1917-2007

Вид на Данилов мон-рь со стороны Москвы-реки. Фотография. 1905 г.
Вид на Данилов мон-рь со стороны Москвы-реки. Фотография. 1905 г.

Вид на Данилов мон-рь со стороны Москвы-реки. Фотография. 1905 г.
1 мая 1917 г. настоятелем Д. м. был назначен еп. Волоколамский Феодор (Поздеевский), благодаря к-рому 20-е годы XX в. стали временем особого духовного подъема мон-ря. Вместе с владыкой Феодором в Д. м. пришли многие его друзья-единомышленники, выпускники и студенты МДА.

В 1919 г. Д. м. был закрыт. Насельники и прихожане мон-ря, зарегистрированные как приходская Даниловская община, 20 февр. 1919 г. заключили договор с Моссоветом о пользовании храмом св. Отцов семи Вселенских Соборов, Троицким собором, колокольней с ц. во имя прп. Симеона Столпника и прилегающим помещением, часовней на Б. Тульской ул. Под договором поставили подписи 96 чел., из которых 16 были монахами; 1-я подпись - С. В. Беклемишева, 2-я - еп. Феодора (Поздеевского), 3-я - игум. Герасима (Садковского). Т. о., фактически жизнь мон-ря продолжалась, официально братия считалась клиром Даниловской общины (ЦМАМ. Ф. Р-1215 (Адм. отдел Моссовета). Оп. 3. Д. 30). Братия проживала в храме св. Отцов семи Вселенских Соборов, в бывш. доме наместника, на квартирах у прихожан. На 20 июля 1923 г. община насчитывала более 1100 чел. В клир общины входили еп. Феодор (Поздеевский) и 3 архимандрита: Поликарп (Соловьёв), преподобноисп. Георгий (Лавров), Григорий (Лебедев ; впосл. сщмч. Григорий, еп. Шлиссельбургский). Всего в списке было 26 священнослужителей: епископ, 3 архимандрита, 3 игумена, 5 иеромонахов, 8 иеродиаконов и 6 монашествующих церковнослужителей. В нач. 20-х гг. XX в. в Д. м. проживали или совершали богослужения митр. Ленинградский сщмч. Серафим (Чичагов), сщмч. Иларион (Троицкий), митр. Трифон (Туркестанов), еп. Глуховский сщмч. Дамаскин (Цедрик), архиеп. Одесский сщмч. Прокопий (Титов), архиеп. Черниговский исп. Пахомий (Кедров), архиеп. Суздальский Гурий (Степанов), еп. Смоленский Валериан (Рудич), еп. Чистопольский сщмч. Иоасаф (Удалов), еп. Винницкий сщмч. Амвросий (Полянский), еп. Ананьевский Парфений (Брянских) и др. Объединившиеся вокруг еп. Феодора архиереи противостояли обновленчеству, часть их впосл. входила в Даниловскую группу непоминающих.

Начиная с 1920 г. почти постоянно находящийся в тюрьмах и ссылках еп. Феодор назначал для управления общиной наместников из числа братии. Они переписывались с еп. Феодором, испрашивая благословение на решение основных вопросов монастырской жизни. Монахи и духовные чада посещали владыку в местах ссылок. С 1919 г. наместником Д. м. был архим. Герасим (Садковский; † 1920), с 1920 г.- архим. Поликарп (Соловьёв), затем архим. Стефан (Сафонов) и последним, в 1929-1930 гг.,- архим. Тихон (Беляев). В Д. м. совершались монашеские постриги, а также диаконские и пресвитерские хиротонии. В 1921 г. в Д. м. был пострижен в монашество, затем рукоположен во диакона и во иерея Григорий (Лебедев), с 1923 г. ставший архимандритом. В 1923 г. в Троицком соборе Д. м. архиеп. Феодором был возведен в сан архимандрита иером. Мануил (Лемешевский; впосл. митрополит Куйбышевский). До архиерейской хиротонии в 1920 г. архим. сщмч. Игнатий (Садковский) проживал в мон-ре.

После разорения Троице-Сергиевой лавры, Оптиной пуст. и др. обителей Д. м. стал духовным центром России. Архимандриты Д. м. Георгий (Лавров), проживавший в мон-ре на покое Симеон (Холмогоров), Поликарп (Соловьёв), Стефан (Сафонов), иером. Серафим (Климков; впосл. схиархим. Даниил) окормляли мн. священнослужителей и мирян. По воспоминаниям современников, в 20-х гг. XX в. особо торжественными были богослужения, совершавшиеся в Троицком соборе и ц. св. Отцов семи Вселенских Соборов строго по уставу. Храмы Д. м. всегда были переполнены молящимися. Часто служили сразу неск. архиереев. Даже канон читали и канонаршили архиереи («У Бога все живы». 1996. С. 177). При архим. Поликарпе в Д. м. по воскресным и праздничным дням после поздней литургии организовывалась трапеза для нуждавшихся богомольцев. Обычно обедало до 50 чел.

В Д. м. неоднократно производилось изъятие «культового имущества». 3 апр. 1922 г. в соответствии с Декретом советской власти об изъятии церковных ценностей было изъято серебряных церковных предметов общим весом 22 пуда 34 фунта (374 кг 283 г). Осенью того же года власти изымали церковные ценности еще неск. раз. Из Троицкого собора было изъято более 120 икон и хоругвей, в т. ч. местночтимая икона Божией Матери «Троеручица», из храма св. Отцов - 164 иконы (ЦМАМ. Ф. Р-1215 (Адм. отдел Моссовета). Оп. 3. Д. 30). 5 окт. 1930 г. в Музейный отдел МОНО было передано более 50 предметов, имевших историко-художественное значение: молебные кресты XVII-XIX вв., царские врата XVII в., ок. 20 икон XVII в., плащаница 1774 г.

В 1919 г. первым в Д. м. был закрыт храм во имя прп. Симеона Столпника, в 1926 г.- часовня на Б. Тульской ул. (Там же. Л. 86-89), весной 1929 г. разгромлено кладбище Д. м. (Там же. Л. 183-185). 19 окт. 1929 г. постановлением Мособлисполкома закрыли Троицкий собор и передали «Союзхлебу» под склад муки. В документах 1929-1930 гг. «даниловская община» фигурировала под названием «религиозное общество верующих православного храма Покрова» (Там же. Л. 197), видимо, с 1929 г. богослужения совершались в Покровской ц. Семисоборного храма. В апр. 1930 г. Покровская община насчитывала 18 священнослужителей и была самой многочисленной в Москве группой правосл. духовенства (Там же. Л. 201-218).

В июле 1925 г. последовало адм. ограничение милицией колокольного звона в мон-ре в 1930 г. колокола из Д. м. были приобретены частным лицом из США и подарены им Гарвардскому ун-ту (Кеймбридж, близ г. Бостона, шт. Массачусетс; 20 марта 2007 г. подписано соглашение о возвращении из США в Россию 18 колоколов мон-ря).

6 окт. 1930 г. у членов общины были отобраны ключи от всех построек Д. м., в т. ч. от храма св. Отцов семи Вселенских Соборов. На следующий день мощи св. кн. Даниила были перенесены из храма в приходскую ц. Воскресения словущего, расположенную у стен Д. м. Богослужения в этом храме совершались до 1932 г. По свидетельству архим. Даниила (Сарычева; † 2006), бывшего в то время прихожанином Д. м., мощи были увезены ночью из храма в неизвестном направлении.

В 30-х гг. XX в. одни насельники Д. м. были репрессированы, др. проживали у прихожан и духовных чад. В 1937 г. завели 2 следственных дела по обвинению братии мон-ря в совершении политических преступлений. Дело архиеп. Феодора (о «контрреволюционном... иноческом братстве князя Даниила») проводилось в Ивановской и Владимирской областях. По этому делу проходили также архимандриты Симеон (Холмогоров), Поликарп (Соловьёв) и др. монахи. 9 сент. 1937 г. были расстреляны архим. Симеон (в схиме Даниил, Холмогоров), игум. Алексий (Селифонов), иером. Игнатий (Бекренев), иеродиак. Анания (Алексеев), 23 окт.- архиеп. Феодор, 27 окт.- архим. Поликарп (Соловьёв). Весной 1937 г. часть насельников, проживавших в г. Кашине, во главе с архим. Стефаном (Сафоновым) и еп. Григорием (Лебедевым) обвинили в причастности к «фашистско-монархической» орг-ции. В сент. 1937 г. группа бывш. насельников Д. м. Особой тройкой при УНКВД по Калининской обл. была приговорена к смертной казни и расстреляна.

В 30-х гг. ХХ в. на территории Д. м. разместился приемник-распределитель для беспризорных детей и несовершеннолетних правонарушителей, постройки обители перепланировали и приспособили под нужды этого учреждения. С 1936 г. Даниловский приемник включал и Меленковский детский приемник для дошкольников, и Ростокинский приемник для девочек. В это время в храме св. Отцов семи Вселенских Соборов находилась детская тюрьма, т. н. Серпуховской арестный дом. В др. помещениях располагались следственная группа и приемник-распределитель. В 1940 г. Даниловский приемник стал именоваться Московским центральным приемником. В 1941 г. он был эвакуирован в тыл страны, но в Москве осталась группа сотрудников, на долю к-рых выпало немало работы, поскольку в дни войны поступление детей резко увеличилось. Только в 1942 г. через приемник прошло 43 тыс. детей. По окончании войны в приемник поступали дети-сироты, впосл. малолетние правонарушители. К кон. 70-х гг. здания монастырского комплекса пришли в ветхость. После того как обрушился большой участок юж. части стены, из приемника начались побеги, хотя проем был наглухо закрыт деревянным забором с колючей проволокой.

Осенью 1982 г. Патриарх Московский и всея Руси Пимен и Свящ. Синод обратились к руководству СССР с просьбой о возвращении Церкви одного из московских монастырей для создания духовно-адм. центра РПЦ. Просьба была приурочена к предстоящему юбилею - 1000-летию Крещения Руси. 5 мая 1983 г. в Совет по делам религий при Совете Министров СССР поступило офиц. сообщение о положительном решении этого вопроса. Среди представленных Патриарху для выбора мон-рей только Д. м. передавался безвозмездно, и именно эту обитель вскоре были готовы оставить арендаторы. Решением Совета Министров СССР от 18 мая 1983 г. Д. м. был возвращен РПЦ. 23 мая того же года указом Святейшего Патриарха Пимена наместником Д. м. был назначен архим. Евлогий (Смирнов; ныне архиепископ Владимирский и Суздальский). Была образована Ответственная комиссия по реставрации и строительству Д. м., председателем к-рой назначен митр. Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер), управляющий делами Московской Патриархии (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси), заместителем - митр. Минский и Белорусский Филарет (Вахромеев). В состав комиссии вошли также наместник мон-ря архим. Евлогий, протопр. Матфей Стаднюк.

До 1987 г. наместником Д. м. был архим. Евлогий (Смирнов), в 1987 г.- архим. Пантелеимон (Долганов), в 1987-1990 гг.- архим. Тихон (Емельянов), в 1990-1992 гг.- архим. Ипполит (Хилько). С 10 мая 1992 г. наместником является архим. Алексий (Поликарпов). К кон. 2006 г. в Д. м. подвизалось 68 насельников.

С 3 сент. 1983 г. совершались первые монастырские богослужения в братской трапезной, в вост. проеме св. врат, а также в московском Донском монастыре. После реставрации 1983-1985 гг. (проект Ловкунас), 8 июня 1985 г., состоялось освящение ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы в храме св. Отцов. В иконописной мастерской Д. м. под рук. игум. (ныне архимандрит) Зинона (Теодора) были выполнены иконостасы для Покровской ц. и придела во имя прор. Даниила в храме св. отцов. В храме св. Отцов семи Вселенских Соборов 5-ярусный иконостас состоит из икон XVII-XVIII вв. костромского письма. 27 апр. 1986 г., в Вербное воскресенье, был освящен восстановленный Троицкий собор. 27 февр. 1988 г. освятили восстановленный храм во имя прп. Симеона Столпника над св. вратами. 26 марта 1988 г. архим. Тихон (Емельянов) освятил храм св. Отцов семи Вселенских Соборов с 4 престолами: в честь Покрова Пресв. Богородицы, во имя прор. Даниила, преподобных Даниила Столпника и кн. Даниила Московского. К маю 1985 г. была восстановлена колокольня. Ансамбль монастырских храмов пополнился и 2 новыми - во имя прп. Серафима Саровского (освящен в 1988 в подклете трапезного корпуса) и в честь Рождества св. Иоанна Предтечи в подклете Троицкого собора (освящен 7 июля 1988). В 1987 г. на Соборной пл. Д. м. по проекту Ю. Г. Алонова была восстановлена надкладезная часовня; в память всех погребенных в некрополе установлена поминальная часовня, выполненная в традициях псковско-новгородского зодчества. Восстановлены стены и башни XVII-XVIII вв. (Новоданиловская, Кузнечная, Алексеевская, Настоятельская, Георгиевская, Нагорная, Патриаршая, Синодальная), дом настоятеля, больничный корпус, построены новый братский и адм. корпуса. В бывш. братском корпусе располагается Отдел внешних церковных сношений РПЦ. В 1985-1988 гг. в зап. части мон-ря была построена резиденция Патриарха Московского и всея Руси и Свящ. Синода с домовой ц. в честь Всех святых, в земле Российской просиявших (коллектив архитекторов во главе с Ю. Р. Рабаевым; мозаика с Нерукотворным образом Спасителя над входом, мастер Е. Н. Ключарёв),- 2-этажное здание, совместившее стилистику советской архитектуры 70-80-х гг. ХХ в. с реминисценциями позднесредневек. традиции (планировка «покоем», высокие кровли). В сев.-вост. части мон-ря возвели новый братский корпус (архит. Г. Голубчиков) в скромной стилистике жилых сооружений обители кон. XVIII - нач. XIX в.

С 1991 г. в Д. м. существует изд-во «Даниловский благовестник». В монастыре действует воскресная школа (ее посещает ок. 100 мальчиков), с 1992 г.- катехизические и регентские курсы для взрослых, с 1999 г.- Патриарший центр духовного развития детей и молодежи (рук. игум. Иоасаф (Полуянов)). Обитель осуществляет катехизическую деятельность в воинских частях, расположенных в Москве и пригородах, опекает 4-ю городскую больницу, различные детские учреждения, в т. ч. Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, который ранее располагался в стенах обители. Неск. лет братия духовно окормляет заключенных в тюрьме г. Зеленограда.

В Троицком соборе перед ковчегом с мощами св. кн. Даниила в воскресные дни соборно читается акафист святому, в храме св. Отцов перед ракой основателя под сев. аркой каждое утро совершается братский молебен. 12 июня 1988 г. на монастырской площади состоялось торжественное богослужение в память Крещения Руси и Всех святых, в земле Российской просиявших. Более 10 тыс. чел. собралось в этот день в монастыре. 4 сент. 1997 г. на Даниловской пл. был открыт и освящен Святейшим Патриархом памятник св. кн. Даниилу Московскому, 17 марта 1998 г. на Даниловской пл. Патриарх Московский Алексий II освятил новую часовню во имя кн. Даниила Московского на месте уничтоженной в 20-х гг. XX в. В 2003 г. было торжественно отпраздновано 700-летие со дня преставления кн. Даниила Московского. В память этого события 6 сент. 2003 г. из Кремля в Д. м. состоялся крестный ход.

Резиденция Патриарха Московского и всея Руси и Свящ. Синода. Фотография. 2007 г.
Резиденция Патриарха Московского и всея Руси и Свящ. Синода. Фотография. 2007 г.

Резиденция Патриарха Московского и всея Руси и Свящ. Синода. Фотография. 2007 г.
Обитель имеет подворье с восстановленной ц. в честь иконы Божией Матери «Знамение» в с. Долматове (настоятель - игум. Петр (Мещеринов)), скит во имя прп. Сергия Радонежского с ц. во имя арх. Михаила близ с. Михеи Рязанской обл. (настоятель - иером. Феодосий (Сидоров)).

Р . П . Э

Святыни

Главной святыней Д. м. являются мощи св. кн. Даниила, которые были обретены в 1652 г. и перенесены в храм св. Отцов семи Вселенских Соборов. Рака с мощами находилась напротив правого клироса. В 1763 г. раку перенесли в арку у левого клироса, близ сев. галереи, в к-рой в 1805 г. был устроен придел во имя св. кн. Даниила Московского. Деревянная рака тщанием кн. Ф. И. Голицына имела серебряный вызолоченный оклад, похищенный франц. войсками в 1812 г. В 1817 г. для раки был изготовлен новый серебряный вызолоченный оклад по проекту Е. Кафтанникова. В 1917 г. мощи святого были перенесены в Троицкий собор и установлены под сенью у сев.-вост. столпа. В 1929 г. в связи с закрытием Троицкого собора рака с мощами была возвращена на прежнее место в храм св. Отцов семи Вселенских Соборов. После закрытия этого храма 7 окт. 1930 г. архим. Тихон с братией перенесли мощи в приходскую ц. Воскресения словущего, расположенную за юж. пряслом монастырской ограды. В нач. 1932 г. церковь была закрыта, и дальнейшая судьба мощей кн. Даниила неизвестна.

29 мая 1986 г. в Д. м. были возвращены частицы мощей (ребро и позвонок) св. кн. Даниила, хранившиеся архиеп. Феодором (Поздеевским), а после него его духовными чадами, впосл. находившиеся в США. Святыню передал митр. всей Америки Феодосий (Лазор). Ковчег с частицами находится в Троицком соборе, в воскресные дни перед ним читается акафист. Кроме этого ковчега в Д. м. в период его возрождения поступали и небольшие частицы мощей св. кн. Даниила. Одна из них, переданная из Оренбургской епархии через митр. Таллинского Алексия (ныне Патриарх Московский и всея Руси), помещена в икону св. кн. Даниила, написанную в 1984 г. игум. (ныне архимандрит) Зиноном (Теодором). Этот образ - один из самых почитаемых в обители - находится в Покровской ц. Обычно перед ним совершаются монашеские постриги. 17 марта 1995 г. в Д. м. была передана еще одна частица мощей св. кн. Даниила, сохраненная проф. И. Е. Аничковым, акад. Д. С. Лихачёвым и прот. И. Мейендорфом. В наст. время находится в храме св. Отцов семи Вселенских Соборов, под сев. аркой в раке с резной деревянной сенью.

В Д. м. до его закрытия хранились частицы мощей мн. святых. Так, на внутренней стороне откидной верхней крышки раки с мощами св. кн. Даниила был прикреплен медальон в виде звезды, в центре к-рой помещался «честный зуб» св. кн. Александра Невского (Дионисий (Виноградов), архим. 1898. С. 47). В 1732 г. кн. М. А. Барятинский пожертвовал обители «два ковчега с частицами мощей разных угодников Божиих» (Там же. С. 115). Судьба этих святынь после 1930 г. неизвестна.

Возрождение Д. м. сопровождалось многочисленными вкладами, среди к-рых были и св. мощи. С 25 марта 1985 г. в алтаре храма св. Отцов семи Вселенских Соборов хранились мощи прп. Саввы Сторожевского, 22 авг. 1998 г. святыню перенесли в Саввин Сторожевский мон-рь, в Д. м. оставлен ковчег с частицей мощей прп. Саввы.

В Д. м. хранится неск. мощевиков, в т. ч. с 20 частицами мощей Киево-Печерских святых, переданных Д. м. схиархим. Серафимом (Томиным) (в алтаре Покровской ц.); серебряный мощевик в виде книги с частицами древа Креста Господня, гроба Пресв. Богородицы, мощей свт. Григория Богослова, Афонских преподобномучеников Евфимия и Игнатия, мч. Маманта; ковчег с частицами древа Креста Господня, мощей апостолов Матфея, Марка, Луки, Варфоломея, Филиппа, Фомы, Иакова Зеведеева, Иакова, брата Господня, Андрея Первозванного, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, архидиак. Стефана и др. святых; доска-мощевик (1859) из ризницы Благовещенского собора Московского Кремля; крест-мощевик (благословение Патриарха св. Тихона мон. Евпраксии) с частицей древа Креста Господня и 37 частицами святых.

В Д. м. хранилось неск. особо чтимых икон. Владимирская икона Божией Матери (2-я пол. XVI в.), написанная для каменного храма св. отцов семи Вселенских Соборов (1561), с кон. 20-х гг. XVIII в. находилась на 2-м этаже Покровской ц., в местном ряду иконостаса, слева от царских врат, под серебряным вызолоченным окладом с чеканным изображением «Отечества» и херувимов (РГАДА. Ф. 1188. Оп. 1. Ед. хр. 102. Л. 2-2 об., 122). В среднике иконы изображена Владимирская икона Божией Матери, на полях - клейма акафиста (7 кондаков и 4 икоса). После 1930 г. икона находилась в ц. в честь Сошествия Св. Духа на апостолов на Даниловском кладбище в Москве. Возвращена в Д. м. вскоре после его открытия, в наст. время находится, как и прежде, в местном ряду иконостаса ц. св. Отцов семи Вселенских Соборов, слева от царских врат.

Икона «Семь Вселенских Соборов» (2-я пол. XVII в. (?)) с кон. 20-х гг. XVIII в. находилась в местном ряду иконостаса ц. св. Отцов семи Вселенских Соборов, справа от царских врат. В среднике иконы был изображен Спаситель, в клеймах на полях - семь Вселенских Соборов. На оборотной стороне помещалась надпись: «Написан образ Спасителев, а около ево седьми соборов, применяясь к Богородичну образу». По мнению архим. Амфилохия (Сергиевского-Казанского), надпись относилась к XVII в., когда икона была переписана в размер особо чтимой Владимирской иконы Богородицы с акафистом (2-я пол. XVI в.). Первоначально же в среднике образа «Семь Вселенских Соборов» помещалось изображение Живоначальной Троицы. Икона утрачена после закрытия обители. Благодаря публикации Амфилохия (Сергиевского-Казанского) совр. иконописцы смогли восстановить ее иконографию. Новая икона «Семь Вселенских Соборов» (1989) находится в иконостасе храма св. Отцов, справа от царских врат.

Икона Божией Матери «Троеручица» (кон. XVII - нач. XVIII в.) впервые упоминается в монастырской описи 1725 г. среди новых образов, поступивших в обитель после описи 1721 г. Убор иконы состоял из мелкого жемчуга и полудрагоценных камней. В то время образ находился в трапезной ц. св. Отцов (Там же. Л. 19). Дважды в год в канун празднования иконе (28 июня и 12 июля) совершался из Д. м. в часовню на Б. Тульской ул. крестный ход с образом Божией Матери «Троеручица». Перед закрытием Д. м. икона помещалась в Троицком соборе, после 1930 г. находилась в ц. в честь Сошествия Св. Духа на апостолов на Даниловском кладбище. Возвращена в Д. м. вскоре после его возобновления и помещена на сев.-вост. столпе Троицкого собора.

Икона прп. Иоанна Кассиана Римлянина (средник - 2-я пол. XVIII в., рама - 2-я пол. XIX в.; живопись игум. Митрофании (Розен)) была пожертвована в Д. м. статским советником Г. А. Владыкиным († 1803; погребен в Д. м.). В 1858 г., когда храм во имя св. Отцов поновлялся на средства баронессы Розен, ее дочь, мон. Митрофания (впосл. игумения серпуховского Владычнего мон-ря), пожелала поместить ее в иконостас придела св. кн. Даниила. Она заказала для иконы раму и сама расписала ее изображениями из Жития прп. Кассиана. Вскоре образ прославился чудесами. После 1930 г. икона находилась в ц. в честь Сошествия Св. Духа на апостолов на Даниловском кладбище. Возвращена в Д. м. вскоре после его возобновления и помещена в Троицком соборе.

Особо почиталась икона св. кн. Даниила, написанная на древней доске, «бывшей прежде верхнею крышкою над св. мощами» (Дионисий (Виноградов), архим 1898. С. 48). Она помещалась у раки с мощами св. кн. Даниила на вост. части сев. арки в храме во имя св. Отцов (история этого образа в советский период неизв.). По акту от 5 окт. 1930 г. из Д. м. в Музейный отдел МОНО поступило более 50 предметов историко-художественного значения. Среди них - кресты молебные XVII-XIX вв., царские врата XVII в., ок. 20 икон (преимущественно XVII в.) и шитая шелками, золотом и серебром плащаница (1774) - вклад кн. Григория и кнг. Софьи Волконских (дальнейшая судьба этих святынь неизв.).

К нач. 2007 г. в Д. м. хранятся чтимые иконы Св. Троицы (2-я пол. XVI в.), ап. Иоанна Богослова (кон. XVI - нач. XVII в.), «Чудо о святых мучениках Флоре и Лавре» (кон. XVII - 1-я четв. XVIII в.), «Усекновение главы Иоанна Предтечи, с клеймами Жития» (1798; иконописец С. С. Нехлебаев), «Страшный суд» (XVIII в. ?), «Собор св. Иоанна Предтечи» (XIX в.), св. кн. Александра Невского (Серг. Посад, 1900), вмч. Пантелеимона (Пантелеимонов мон-рь на Афоне; кон XIX - нач. XX в.), на сюжет с клеймами иконы Божией Матери «Казанская» «Сказания» (XVIII в.), «Донская» (1919; иконописец В. А. Комаровский), св. прав. Елисаветы (нач. XX в.; принадлежала св. вел. кнг. Елисавете Феодоровне), иконы с частицами мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких (XIX в.), Серафима Саровского (1912; из Серафимо-Знаменского скита), святителей Иоанна Суздальского, Иоанна Тобольского, прп. Симеона Столпника.

Среди исторических реликвий в ризнице Д. м. хранился посох, пожалованный Московским митр. Платоном (Левшиным) архим. Ираклию († 1815); местонахождение посоха после 1930 г. неизвестно. Вскоре после открытия Д. м. в 80-х гг. XX в. в часовню прп. Серафима Саровского монахини из Дивеевского мон-ря пожертвовали часть мантии прп. Серафима и часть камня, на к-ром молился преподобный. По завещанию архим. Германа (Красильникова; 1907-1985), в Д. м. были переданы четки прп. Серафима. В наст. время эти реликвии находятся в монастырской ц. во имя прп. Серафима.

Церковно-исторический музей

Д. м. был основан в 1987 г. по распоряжению архим. Тихона (Емельянова), размещался в помещении, расположенном в вост. проеме св. врат. Работами по созданию музея руководил иером. Иосиф (Братищев; впосл. архимандрит, наместник Соловецкого в честь Преображения Господня мужской монастыря). 1 июня 1988 г. митр. Минский и Белорусский Филарет открыл музейную экспозицию.

В 1-й пол. 90-х гг. XX в. фонд музея насчитывал более 5 тыс. ед. хр. Тематически собрание можно разделить на неск. групп. 1-я - это реликвии, связанные с настоятелями и насельниками Д. м.: гравюра, книги архиеп. Никифора (Феотоки), саккос, омофор, фотографии архиеп. Феодора (Поздеевского), скуфья, фотографии, рукописи архим. преподобноисп. Георгия (Лаврова), дневники, личные вещи архим. Тихона (Беляева), покровцы на литургические сосуды, епитрахиль, поручи архим. Серафима (Климкова) и др.

2-ю группу составляют реликвии общецерковного значения, среди которых материалы, связанные с почитанием прп. Серафима Саровского (фотография вещей преподобного, хранившихся в Дивеевском мон-ре, металлические образки «В память открытия св. мощей прп. Серафима 19 июля 1903 г.», образки с изображением прп. Серафима до прославления, без нимба, в т. ч. нательный крестик и образок времени кончины Саровского чудотворца, изготовленные малым тиражом по заказу его почитателей; принадлежавший прот. И. И. Фуделю финифтяный образ с изображением прп. Серафима в молении на камне, частица к-рого укреплена на оборотной стороне); материалы о настоятеле храма в честь Сошествия Св. Духа на апостолов на Даниловском кладбище прот. Луке Любимове († 1935), его сыновьях-священниках Сергии и Александре и о его родном брате архим. сщмч. Крониде (Любимове); изобразительные и документальные материалы иконописца В. А. Комаровского.

В фондах музея находятся материалы по истории Оптиной Макариевой в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы пустыни. Среди них - фотографии, церковные листки, книги, письма, автографы оптинских преподобных Макария, Льва, Амвросия, Иосифа, Анатолия (Потапова), Варсонофия, Нектария и их духовных чад. Большую историко-художественную ценность имеют живописные портреты старца Макария (2-я пол. XIX в., неизв. художник), старца Амвросия (1892, иером. Даниил (Болотов)), графические портреты старцев Нектария, Никона (1923, худож. А. Белоконь). Особый интерес представляют мемориальные вещи: коврик из кельи прп. Нектария (Тихонова) (кон. XIX - нач. XX в., бархат, цветная шерсть, ручная вышивка), солонка с надписями: «Не гневи Бога ропотом, молись Ему шепотом», «Благословение скита Оптиной пустыни» (нач. XX в., дерево, токарная работа), книга свт. Игнатия (Брянчанинова) «Приношение современному монашеству» (СПб., 1886), на полях и вклейках к-рой - рукописные комментарии и размышления прп. Никона (Беляева), сделанные в калужской тюрьме осенью 1927 г. После обретения в 1988 г. мощей прп. Иосифа (Литовкина) в музей Д. м. поступили фрагменты облачения из погребения старца: часть схимы, монашеской мантии, пояса с пряжкой и пуговица.

В музее Д. м. хранятся кресты-тельники, наперсные кресты и панагии, финифтяные и резные по дереву или перламутру иконки, стеклянные и фарфоровые сосуды для елея, обнаруженные при раскопках безымянных погребений на кладбище Д. м.

Арх.: РГАДА. Ф. 280. Коллегия экономии. Оп. 3. № 157. Офицерская опись; Ф. 281. Грамоты Коллегии экономии по Коломенскому и Моск. у.; Ф. 1188. Данилов мон-рь.
Ист.: Дворцовые разряды. СПб., 1852. Т. 3. Стб. 615, 770, 1351, 1420, 1442, 1492, 1496, 1517, 1519; Забелин И. Е. Мат-лы для истории, археологии и статистики Москвы. М., 1884. Ч. 1. Стб. 730-731, 905-907; 1891. Ч. 2. Стб. 411, 476, 571, 672, 692-693, 964-965; ПКМГ. 1872. Ч. 1. Отд. 1. С. 428-429; ПСРЛ. Т. 7. С. 202; Т. 10. С. 203-204; Т. 13. С. 332; т. 14. С. 72; Т. 15. С. 46, 64; Т. 18. С. 91; Т. 21. С. 48, 297, 298, 319, 398; Т. 22. С. 179; Т. 23. С. 103; Т. 24. С. 116; Т. 25. С. 169; Т. 28. С. 68, 229; Т. 31. С. 81, 84, 131; Т. 34. С. 109, 198, 199, 204, 205; Скворцов Н. А. Архив Моск. Св. Синода конторы: Мат-лы по Москве и Моск. епархии за XVIII в. М., 1914. Т. 2. С. 420, 469, 470, 473; Присёлков М. Д. Троицкая летопись. М.; Л., 1950; Антонов А. В. Вотчинные архивы моск. мон-рей и соборов XIV - нач. XVII в. // РД. 1997. Вып. 2. С. 215.
Лит.: ИРИ. Ч. 4. С. 5; Ч. 6. С. 1104; Филарет (Дроздов), митр. Слово по освящении храма Живоначальной Троицы в моск. Данилове мон-ре, говоренное сент. в 13-й день 1838 г. СПб., 1838; Описание достопамятных происшествий в моск. мон-рях во время нашествия неприятеля в 1812 г. // ЧОИДР. 1858. Кн. 4. Мат-лы. С. 43-44; Описание происшествий в моск. Данилове мон-ре во время нашествия неприятеля в Москву в 1812 г. // Там же. 1861. Кн. 1. Смесь. С. 193-197; Проценко Н. Ф. Монастыри в России и соборы в Москве с обзором их истории. М., 1863. С. 21; Дубровский Н. Последние годы жизни государыни царицы Евдокии Феодоровны // ЧОИДР. 1865. Кн. 3. Смесь. С. 10, 34; Моск. монастыри во время нашествия французов // РА. 1869. № 9. Стб. 1392-1393; Амфилохий (Сергиевский-Казанский), еп. Надгробные памятники иноверцев, найденные в 1870 г. в моск. Даниловом монастыре // ЧОИДР. 1871. № 10. С. 37-42 (отд. отт.: М., 1871); он же. О древних иконах в моск. Даниловом мон-ре св. ап. Петра и Павла, Владимирской Божией Матери с акафистами по полям и Семи Вселенских Соборов // ЧОИДР. 1871. № 1. С. 20-23; № 2. С. 28-31 (отд. отт.: М., 1871); он же. Летописные и др. древние сказания о св. блгв. вел. кн. Данииле Александровиче сыне св. блгв. кн. Александра Невского и о построенном за Москвою рекою Даниловском мон-ре // ЧОЛДП. 1873. № 2. С. 14-26; № 3. С. 30-56; То же // ДанБлаг. 1993. № 1(6). С. 4-10; Н. Д. 600-летний юбилей Спасо-Преображенского собора Данилова мон-ря и Крутицкой успенской ц. в Москве // Церк. летопись «ДБ». 1872. № 15. С. 239-240; Дионисий (Виноградов), архим. Св. блгв. вел. кн. Московский Даниил, основатель моск. Данилова мон-ря. М., 1897, 1993p; он же. Даниловский муж. мон-рь 3 кл. Моск. епархии в Москве. М., 1898; Денисов Л. И. Из истории моск. Данилова мон-ря // Моск. ЦВед. 1902. № 13. С. 171-174; он же. Освящение храма во имя прп. Симеона Столпника при больничном приюте для монашествующих в Даниловом мон-ре в Москве. М., 1903; Скворцов Н. А. Археология и топография Москвы. М., 1913. С. 412-413; Димитрий (Добросердов), архиеп., сщмч. Св. блгв. кн. Московский Даниил и Даниловский мон-рь в Москве. М., 1916; Лаврентьев В. С., Рогов А. И. Памятники светской архитектуры Москвы XVII в. // История СССР. М., 1968. № 4. С. 159; Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви: 1917-1945. П., 1977. С. 341, 346, 347, 574-576; Памятники архитектуры Москвы, состоящие под гос. охраной. М., 1980. С. 99-100; Синицын М. Конец давней загадки // Москва. 1987. № 3. С. 160-163; Тихон (Емельянов), архим., и др. Московский Данилов мон-рь. М., 1988; Кучкин В. А. О дате основания моск. Данилова мон-ря // ВИ. 1990. № 7. С. 164-166; Щапов Я. Н., Соколова Е. И. Архимандрития в древнерус. городе // Церковь, общество и гос-во в феод. России. М., 1990. С. 40-45; Беляев Л. А. Открытие храма XVI в. в Даниловом мон-ре // Реставрация и архит. археология: Новые мат-лы и исслед. М., 1991. С. 56-75; он же. Даниловское // История сел и деревень Подмосковья XIV-XX вв. М., 1993. Вып. 5. С. 84-87; он же. Новое о древностях Данилова мон-ря // ДанБлаг. 1993. № 1(6). С. 26-56; он же. Пиала из Данилова мон-ря // Родина. 1994. № 9. С. 102; он же. Престолы святых, соименных кн. Даниилу Александровичу в Даниловом мон-ре в Москве // Рус. ист. деятели в иконе: Тез. докл. науч. конф., дек. 1989 г. М., 1995. С. 45-47; он же. Древние мон-ри Москвы по данным археологии. М., 1995. С. 101-151; он же. Древности Данилова мон-ря: (Церкви во имя Воскресения Словущего и Даниила Столпника) // Культура средневек. Москвы, XIV-XVII вв. М., 1995. С. 84-112; он же. Рус. средневек. надгробие: Белокаменные плиты Москвы и Моск. Руси XIII-XVII вв. М., 1996. С. 14, 24, 131-132, 183, 243-245, 269-283, 346; Бураков Ю. Н. Под сенью мон-рей московских. М., 1991. С. 26-39; Архиеп. Никифор (Феотоки): 1731-1800: Мат-лы к жизнеописанию / Подгот.: Г. М. Зеленская // ДанБлаг. 1991. № 1. С. 53-80; Паламарчук П. Москва или Третий Рим? М., 1991. С. 60-91; Фесенко Д. Церк. архитектура сегодня: Моск. зодчие Ю. Алонов и З. Осипова // Моск. журнал. 1991. № 10. С. 38-41; Архиеп. Никон (Рождественский): 1851-1918: Мат-лы к жизнеописанию / Подгот.: Г. М. Зеленская // ДанБлаг. 1992. № 1(2). С. 60-80; № 2/3. Ч. 2. С. 59-80; № 4. С. 85-96; Зеленская Г. М. Моск. Данилов мон-рь и Оптина пуст.: Из истории духовных связей // Там же. № 2/3. Ч. 1. С. 59-70; она же. Несокрушимые духом: Судьба насельников моск. Данилова мон-ря // Памятники Отечества. М., 1992. № 2/3(26/27). С. 109-115; она же. Художник В. Комаровский: 1883-1937 // ДанБлаг. 1992. № 4. С. 73-84; она же. Светильники горящие: Судьбы насельников моск. Данилова мон-ря 1920-х гг. // Там же. 1993. № 1(6). С. 57-65; она же. Святыни Даниловой обители // Там же. С. 74-84; Зеленская Г., Скибицкая Р., Стрижев А. Прп. Серафим Саровский: К годовщине перенесения св. мощей // Там же. 1992. № 1(2). С. 18-22; Макаров М. И. Даниловцы // Моск. журнал. 1992. № 6. С. 43-47; он же. На Даниловской колокольне // Там же. № 2. С. 44-49; он же. Из жизни правосл. Москвы XX в.: Воспоминания правосл. христианина. М., 1996; Еп. Амфилохий (Казанский-Сергиевский): 1818-1893 // ДанБлаг. 1993. № 1(6). С. 11-25; Св.-Данилов мон-рь: Посвящ. 10-летию возрождения обители // Там же. С. 2-96; Трубачев С. З. Традиции и преемственность в пении и колокольного звона моск. Св.-Данилова монастыря // Там же. С. 85-89; Церковь прп. Серафима Саровского в Св.-Даниловом мон-ре // Москва правосл.: Церк. календарь. История города в его святынях. Благочестивые обычаи. М., 1993. Янв. С. 54-56; Даниил (Сарычев), иером. Воспоминания // ДанБлаг. 1994. Вып. 6. С. 109-110; «Все могу о укрепляющеи мя Иисусе...»: Болящий Борис (схимонах Сергий): [Восп. совр.] // Там же. С. 111-126; Гостиничный комплекс Моск. Патриархии «Даниловский». М., 1994; Данилов мон-рь // Москва правосл.: Церк. календарь... М., 1994. Март. С. 80-90; Астрова А. В. Записки // ДанБлаг. 1994. Вып. 6. С. 104-107; [О мощах св. кн. Даниила] // Там же. С. 104; Потапова В. А. Дневник с духовными наставлениями и замечаниями на полях архим. Серафима (Климкова) // Там же. 1995. Вып. 7. С. 79-95; 1996. Вып. 8. С. 75-79; Даниловский мон-рь // Моск. старина: Фотоальбом. М., 1995. С. 220-225; А. Т. Панихида на могиле архим. Серафима (Климкова) 14 февр. 1995 г. // ДанБлаг. 1996. Вып. 8. С. 80-81; Мачкина П. Е. Восп. духовной дочери архим. Серафима (Климкова) // Там же. С. 62-65; Дамаскин (Орловский), иером. Архиеп. Феодор [Поздеевский], Данилов мон-рь и судьба РПЦ в XX ст. // Там же. С. 45-51; Ловкунас Н. А. К истории строительства храма св. отцов семи Вселенских Соборов // Там же. С. 107-115; Мат-лы к жизнеописанию владыки Феодора [Поздеевского]: [Восп. совр.] // Там же. С. 52-61; Серафим (Климков), архим. Письма к духовным чадам // Там же. С. 65-74; Роман (Тамберг), архидиак. Миссионерское и соц. служение моск. Св.-Данилова мон-ря: История, современность, перспективы // Там же. С. 86-89; У Бога все живы: Восп. о Даниловском старце архим. Георгии (Лаврове). М., 1996; Маковецкий И. И. Данилов мон-рь в Москве // Мат-лы ICOMOS. М., 1997. Вып. 1. С. 30-39; Кучкин В. А. Обретение ист. памяти: Интервью // ЖМП. 1997. № 10. С. 33-40; Саладин А. Т. Очерки истории моск. кладбищ. М., 1997. С. 116-134, 313; Икона прп. Иоанна Кассиана Римлянина в Даниловом мон-ре. Икона прп. и блгв. кн. Даниила и прп. Иоанна Кассиана Римлянина // ДанБлаг. 1998. Вып. 9. С. 8; Синодик: Новомученики и исповедники Даниловские // Там же. Обл. С. 3; Козлов В. Ф. Дело № 121 группы верующих при Даниловском мон-ре: Обитель св. блгв. кн. Даниила и др. моск. мон-ри в 1920-е гг. по архивам моск. милиции // Там же. С. 48-62; Архим. Симеон (Холмогоров): [Восп. совр.] // ДанБлаг. 1999. Вып. 10. С. 42-51; Архиеп. Дионисий (Давыдов) и род дворян Давыдовых // Там же. С. 59; О св. мощах прп. кн. Даниила Московского чудотворца // Там же. С. 40-41; Симеон (Холмогоров), архим. Письма к В. А. Потаповой // Там же. С. 51-54; Абрамян Р. Армянские надгробия нач. XVII в. в Москве // Армянский вестн. М., 2000. № 1/2. С. 198; Антонов А. В. К истории возобновления моск. Данилова мон-ря // РД. 2000. Вып. 6. С. 179-184; Даниловский мон-рь // Памятники архитектуры Москвы: Юго-вост. и юж. части территории между Садовым кольцом и границами города XVIII в. М., 2000. С. 203-222; Евлогий (Смирнов), архиеп. Это было чудо Божие: История возрождения Данилова мон-ря. М., 2000; Первый на Москве: Моск. Данилов мон-рь. М., 2000; Zelenskaja G. Moskovan Svjato-Danilovin luostarin ikonikokoelma // Myönäiset ikonit: Venäläisen ikonin historiaa 1600-luvun lopulta 1900- luvun alkuun / M. Rönkkö [Jyväskylä]. 2001. S. 137-149; Петрова Т. История обители кн. Даниила Московского: К 20-летию возрождения монашеской жизни в Даниловом мон-ре // Правосл. паломник. М., 2002. № 5. С. 47-53; она же. Возвращение даниловских колоколов // ЖМП. 2004. № 3. С. 14-18; Ганьжин С. В. Первый на Москве // Там же. 2003. № 4. С. 48-59; Аверьянов К. А. Где находился древнейший мон-рь Москвы? // Ист. география России: Новые подходы. М., 2004. С. 20-48; Соколов Д. С. О работе архит. мастерской Данилова мон-ря г. Москвы по проектированию новых храмов: 1983-2003 гг. // Традиции и современность. М., 2004. № 3. С. 119-122.
Л . А . Беляев,А . В . Маштафаров
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Библиотеки монастырские Данилов во имя преподобного Даниила Столпника московский мужской ставропигиальный монастырь Богадельни Музеи церковно-исторические Святыни русских монастырей
См.также:
ЕВФИМИЕВ СУЗДАЛЬСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Суздале Владимирской обл.
ДАЛМАТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Курганской и Шадринской епархии), в г. Далматове Курганской обл.
ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский
ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Костромской и Галичской епархии
КАНДАЛАКШСКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Кольском у. Архангелогородской пров. и губ.
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРОВ СВИРСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (С.-Петербургской и Ладожской епархии)
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА С-Петербургской митрополии
АНДРЕЯ АПОСТОЛА СКИТ (Серагион), на г. Афон, XIX в.
АНДРОНИКОВ В ЧЕСТЬ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Москве на лев. берегу Яузы, осн. ок. 1358 г.
БЕЛЁВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Тульской епархии (с 1525 г.)
БЕЛЫЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Новгороде, осн. в нач. XIV в.
БЕСЕДНЫЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Тихвинском у. Новгородской губ.