Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ
Т. 26, С. 91-122 опубликовано: 18 января 2016г.


ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ

ставропигиальный, расположен близ с. Теряева Волоколамского р-на Московской обл.

XV-XVI вв.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. 2010 г.
Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. 2010 г.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. 2010 г.
И. В. м. был основан в 1479 г. прп. Иосифом Волоцким. Постриженик Пафнутиева Боровского в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря, в 1477 г. прп. Иосиф сменил прп. Пафнутия на посту игумена этой обители. Очевидно, решение основать собственную обитель на месте родовой вотчины - в пределах Волоцкого удельного княжества появилось у прп. Иосифа в нач. 1479 г., когда он из-за конфликта с боровской братией покинул Пафнутиев мон-рь и совершал паломничество по рус. обителям. Возможно, в этот период преподобный получил приглашение от волоцкого кн. Бориса Васильевича основать мон-рь в его уделе (Надгробное слово. 1865. С. 168-169; Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 462-463; Житие. 1903. С. 18-19). В мае 1479 г. прп. Иосиф окончательно оставил пост боровского игумена и 1 июня того же года вместе с последовавшей за ним частью братии прибыл в столицу Волоцкого княжества. По сведениям анонимного Жития, прп. Иосифа сопровождали старцы прп. Герасим Чёрный, Кассиан Босой, родной брат Вассиан II (Санин), племянники Вассиан и Досифей (Топорковы), Кассиан Младый (по-видимому, племянник) и Иларион. Прп. Иосиф решил основать пустынь в месте, хорошо знакомом с детства: «Зная пустыню лесну зело, сущу близ достоаниа отец его» (Житие. 1903. С. 20, 31). Поскольку эти земли являлись излюбленными охотничьими угодьями, волоцкий кн. Борис Васильевич выделил в помощь Иосифу своего ловчего. На месте, выбранном для закладки обители, рос дремучий лес. В первое время основные усилия братии во главе с прп. Иосифом были сосредоточены на расчистке лесной чащи. 6 июня того же года на поляне на берегу р. Струги была заложена деревянная церковь. В закладке принимали участие кн. Борис Васильевич и его бояре (Надгробное слово. 1865. С. 169; Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 464, 465). Повелением князя всем окрестным жителям предписывалось оказывать содействие в строительстве храма. По просьбе прп. Иосифа и волоцкого князя благословение на освящение новой церкви и антиминс прислал Новгородский архиепископ (Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 465). 15 авг. в присутствии кн. Бориса и его свиты церковь была освящена в честь Успения Пресв. Богородицы (Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 465; Житие. 1903. С. 21). В обители были также построены деревянные трапезная с хлебопекарней и поварней, кельи, монастырь обнесли оградой. В период строительства прп. Иосиф с братией жили в скиту, расположенном на расстоянии ок. 1 км от мон-ря. По преданию, в скиту преподобный вырыл колодец, над к-рым впосл. была поставлена часовня.

Помимо монахов, пришедших с прп. Иосифом из Пафнутиева монастыря, братию составили постриженики из числа небогатых волоцких вотчинников. Представители семейств Белеутовых, Есиповых, Карамышевых, Кутузовых-Глебовых, Мечёвых, Мижуевых, Полевых, Ржевских, Ступишиных, Толбузиных и др. пополнили ряды вкладчиков и братии. К нач. XVI в. в И. В. м. проживали постриженики из числа приближенных волоцкого князя: дети боярские кн. А. А. Голенин, кн. Данило (Лупа) Звенигородский (мон. Даниил Звенигородский), инок Нил (Полев), А. Н. Квашнин (мон. Арсений), Павел Голова, П. Тютчев (мон. Павел), Иона Голова (Иона Пушечников) и др. Прп. Иосиф свидетельствовал, что в мон-ре «почали стричи в черници добрые люди от князей и бояр и от детей боярских» (Иосиф Волоцкий. 1959. С. 210; Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 465, 467; Житие. 1903. С. 21, 24). При прп. Иосифе в обители проживали бывш. игумены Саввина Сторожевского мон-ря Иоасаф и Каллист. Основатель обители постригал и выходцев из «простой чади», и даже беглых холопов. В период игуменства прп. Иосифа в числе влиятельных старцев упоминаются Гурий, Варлаам, Иннокентий, Каллист Старый, Симеон, Дионисий и Феодосий Звенигородские, Вассиан и Геронтий (Ракитины), Зосима (Ростопчин), Варлаам (Чемесов), Варлаам (Пестрик), Игнатий (Огорельцев), Тихон (Ленков), Нил (Полев), Филофей Державин, Феоктист Крылошенин. В Послании вел. кн. Василию III Иоанновичу (ок. 1507) среди возможных преемников прп. Иосиф называл 10 старцев: «...пригожи к тому делу старец Касьян, Иона Голова, Арсеней Голенин, Калист бывшей игумен, Гурей бывшей келарь, Горонтей Рокитин, Геласей Сукаленов, Варлам Старой, Селиван келарь, Тихан Ленков». Наибольшим доверием прп. Иосифа пользовались, по-видимому, старцы Кассиан Босой и Иона Голова (см.: АФЗХ. Ч. 2. № 6-8, 10, 22, 28-31, 36, 37, 39, 44, 49, 53, 60, 61; Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 477, 486-487; Иосиф Волоцкий. 1959. С. 239-240).

Приход прп. Иосифа Волоцкого на Волок Ламский. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)
Приход прп. Иосифа Волоцкого на Волок Ламский. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)

Приход прп. Иосифа Волоцкого на Волок Ламский. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)

Поскольку причиной ухода из Боровского мон-ря называлось несогласие братии с намерением прп. Иосифа ввести строгое общежитие, то следует полагать, что общежительный устав он ввел в И. В. м. уже с основания обители. В Краткой редакции Устава (древнейший список - РНБ. Солов. № 326/346. Л. 4-43; изд.: Иосиф Волоцкий. 1959. С. 296-319) прп. Иосиф изложил основы строгого общежития: равенство монахов, отказ от любой собственности, обязательный труд для всей братии, запрет отлучек из мон-ря, разговоров на трапезе и в кельях. Братия носила самую простую одежду, молилась на продолжительных службах в холодной церкви и довольствовалась непритязательной пищей. По благословению игумена некоторые монахи носили под одеждой вериги или панцири, другие принимали обет спать сидя, совершали в день от 1 тыс. до 3 тыс. поклонов. Те, кто не выдерживали установленных порядков, покидали мон-рь, жалуясь: «...жестко есть сие житие; в нынешнем роде кто может таковаа понести?» Имущество и деньги, к-рые вкладчики давали в мон-рь при пострижении, оставались в общемонастырском владении (Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 467, 468; Иосиф Волоцкий. 1959. С. 217).

В Пространной (Минейной) редакции Устава (ВМЧ. Сент. Дни 1-13. Стб. 499-615), включавшей 14 глав, всей братии предписывались единообразная пища и питье, но правила поста устанавливались в зависимости от сил каждого инока («не всемъ бо вся равна скудости ради тщаниа и изнеможениа силы») в соответствии с принципом «трех устроений». Тот же принцип действовал и относительно ношения одежды и обуви. Казначей следил за тем, чтобы никто из иноков не имел в келье ничего лишнего, сверх норм, определенных в Уставе. Строго запрещалось брать к.-л. вещь, делать приписки в книгах без благословения настоятеля, приносить в обитель вино (Там же. Стб. 524-530, 542-543). Под любым предлогом запрещались вход в обитель женщинам и проживание в мон-ре детей (Там же. Стб. 543-546). В особых главах содержались требования обязательного участия всех монахов, кроме болящих, в общих работах и монастырских службах (Там же. Стб. 530-542). В управлении мон-рем решающая роль принадлежала соборным старцам (10 или 12 чел. во главе с настоятелем и келарем). Прп. Иосиф считал, что именно за старцами было последнее слово в выборе настоятеля, они осуществляли контроль над повседневной жизнью братии (Там же. Стб. 570-609). Особая, 10-я гл.- «Отвещание любозазорных и сказание въ кратце о святых отцехъ, бывшихъ в монастырехъ, иже в Рустей земли сущихъ» представляла собой опыт обобщения многолетних размышлений прп. Иосифа об устройстве рус. мон-рей (Там же. Стб. 546-563; Отвещание любозазорных // ЛЗАК за 1862-1863 гг. СПб., 1864. Вып. 2. Отд. 2. С. 79-93). Главная идея «Отвещания...» - необходимость единодушия и единомыслия настоятеля и братии, продемонстрированная на многочисленных примерах монастырской действительности.

Первыми земельными владениями И. В. м. стали пожалованные кн. Борисом Васильевичем в окт. 1479 г. деревни Спировская (АФЗХ. Ч. 2. № 3), Ярцевская и Руготинская, а также переданное в янв. 1480 г. с. Покровское (Там же. № 4, 14). В мае 1483 г. кн. Борис и его супруга кнг. Ульяна пожаловали села Отчищево и Успенское (Там же. № 17, 18). Владения, переданные кн. Борисом, получили широкий судебный иммунитет («опричь душегубства») и освобождение от главного налога - дани (Там же. № 3, 4, 14, 17, 18). После смерти кн. Бориса Васильевича его наследник кн. Федор Борисович продолжал покровительствовать обители. В апр. 1498 г. он пожаловал игум. Иосифу право беспошлинно держать 10 ловцов рыбы на оз. Селигер, в марте 1500 г. подтвердил прежнее пожалование и передал земли в Ржевском у.: дер. Медведкову и половину слободы Тимофеевской (Осташковской) с освобождением от дани и с широким судебным иммунитетом. В том же месяце мон-рь получил от кн. Федора двор в Волоке Ламском с освобождением от всех налогов («белая места»). Брат кн. Федора рузский кн. Иван Борисович перед смертью пожаловал обители с. Спасское и 38 деревень (Там же. № 23, 25, 26, 33).

В И. В. м. разработали уникальную систему поминовения усопших, в которой размер вклада соответствовал характеру поминания. Практика поминания была введена прп. Иосифом в год основания монастыря - в 1479 г. (Синодик. 2004. С. 98; ГИМ. Епарх. № 411. Л. 7). В предисловии к синодику прп. Иосиф указывал, что помянники являются основой материального благополучия обители: «Сих же ради душеполезных книгъ и спасительныих имамы избавитися вечныя мукы и сподобитися вечных благъ въ будущемь веце. В нынешнемь же веце сихь ради бываеть и манастырьская създание, и божественыа церкви съставление, и еже в ней всяческыхь и божественых вещей устроение, и украшение всечестными иконами, и еже на стенах писаниемъ, и животворящими кресты, и божественными Еуангелии, и священными съсуды, и святыми ризами, и всеми вещми церковными, еже от злата и сребра и бисера сътвореными, и святыми книгами» (Синодик. 2004. С. 128). Для того чтобы вкладчики стремились давать вклады «по душе», мон-рь должен стать центром организации заупокойных богослужений. Особое внимание прп. Иосиф обращал на ведение синодиков: «И аще убо от сихь спасителныихь и душеполезныхь книгъ вся благая приобретаемь въ нынешнем веце и в будущемъ, сего ради подобаеть убо о семь настоателю и всей братии съ многым тщаниемь попечение имети, яко да на всякь день сьвръшается въ святей церкви божественаа литургиа, разве техъ дней, в них же не повелено есть литургии сьвръшатися; всегда же в понеделник и въ среду понахида да поется, в пяток же вечеръ болшаа понахида да бываеть; по заутреней же и по вечерни заупокойная литея да поется. Дръжащим же неделю священникомъ и диакономъ, тако же и прочитающему Сенаник, о семъ подобает со многым опасньствомъ попечение имети, яко да Сенаник и Повседневное Поминание тако да прочитаеться, яко же повелено есть и написано» (Там же. С. 129). В И. В. м. впервые появилось разделение на повседневное поминание и на поминание, вписанное в синодик и зависящее от размера вклада и от выбора литургического действия (Steindorff. 1994. S. 180-183; Он же [Штайндорф]. 1997. С. 41). В синодик вносились имена всех вкладчиков, братии и трудников независимо от размера вклада или выполненной работы.

Закладка прп. Иосифом Волоцким Успенского собора. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)
Закладка прп. Иосифом Волоцким Успенского собора. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)

Закладка прп. Иосифом Волоцким Успенского собора. Клеймо рамы с Житием прп. Иосифа Волоцкого. 1697 г. Иконописец Григорий Антонов (ЦМиАР)

Ученики прп. Иосифа на основании его сочинений и монастырской традиции составили подробный Обиходник в 6 главах (ГИМ. Епарх. № 403; РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. № 556; РГБ. Вол. № 681), в к-ром содержались правила «о церковном звоне», «о пении молебнов», «о раздавании и возжигании свечей в церкви», «о погребении братии и мирян», «о поминовении братии и вкладчиков» и др. Система организации заупокойных служб в И. В. м. основывалась на 5-й гл. монастырского Обиходника (древнейшая сохранившаяся рукопись - ГИМ. Епарх. № 411. Л. 3-6; Горский, Невоструев. Описание. Отд. 3. Ч. 1. С. 396-398). В зависимости от размера вклада монастырь обязывался постричь вкладчика в монахи, поминать до кончины, похоронить на территории мон-ря. Если размер вклада достигал 100 р., то И. В. м. обязывался служить по вкладчику литургии собором или полусобором и устраивать заупокойные «кормы» на братию 1 или 2 раза в год (в день рождения и в день смерти). Высшей ступенью поминания являлись заупокойные «кормы» по вкладчикам, порядок совершения к-рых регулировался записями в кормовой книге. Кормовая книга составляла 6-ю гл. Обиходника и была организована по календарному принципу (с сент. по авг.) (ГИМ. Епарх. № 403; РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. № 556; РГБ. Вол. № 681). В зависимости от условий вклада «кормы» делились на заздравные и заупокойные, в зависимости от размера - на большие, средние и рядовые. Дни совершения «кормов» по вкладчикам согласовывались с датами годового литургического круга (праздничными и постными днями) (см.: Das Speisungsbuch von Volokolamsk. 1998. S. XIV, XVIII-XXIV). По понедельникам, средам и пятницам игумен с братией служили соборные панихиды. Систему поминаний И. В. м., наиболее детализированную и упорядоченную в XVI в., переняли крупнейшие рус. мон-ри. До нач. XVII в. в И. В. м. совершалось 279 заупокойных «кормов» по 240 вкладчикам, в то время как в Троице-Сергиевом мон-ре - 696 «кормов» по 589 вкладчикам, а в Кирилловом Белозерском мон-ре - 438 «кормов» по 378 вкладчикам (Штайндорф. 1998).

Прп. Иосиф основал в своей родовой вотчине сельце Спирове «Богорадный монастырь» на 12 чел. братии с ц. в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. При этой обители погребались скончавшиеся «нужными всякими смертями»: «...от глада и губительства огня, и меча, и межусобная брани, или рече от разбоя, и от татьбы, и от потопа, и Божиим гневом мором умерших, и в воде утопших, и где ни будет на пути, и на лесу, и на пустых местах повержена телеса усопших» (РГБ. Вол. № 681. Л. 101 об.- 102). По всем погребенным совершались заупокойные службы, а имена, к-рые удавалось узнать, записывались в синодики. Значение вкладов «на помин души» определило политическую, социально-экономическую и культурную роль И. В. м. в XVI в. Монастырская вотчина на 2/3 составилась из земельных вкладов. Вклады деньгами, имуществом, церковной утварью позволили построить и украсить церкви, собрать большую б-ку, содержать братию и заниматься благотворительностью.

В Послании кн. Б. В. Кутузову прп. Иосиф свидетельствовал, что «великая княгиня Марфа дала… с триста рублев по собе и по своих родителех, а князь велики Иван дал монастырю с полтараста рублев» (Иосиф Волоцкий. 1959. С. 210). Большинство первоначальных денежных вкладов давалось при пострижении: «Да как… почали ся стричи в чернци добрые люди от князей и бояр, и от детей боярских, и от торговых людей, и оне… давали много» (Там же). Согласно древнейшей вкладной книге И. В. м. (в составе синодика нач. XVI в.), уже к 10-м гг. XVI в. мон-рь помимо земельных вотчин обладал значительными денежными суммами (ок. 2 тыс. р.). Кн. Семен Иванович Бельский дал мон-рю 150 коп грошей и 100 р., Тимофей Ракитин (инок Тимон) - 150 р., архиеп. Геннадий - 120 р., архиеп. Вассиан - 130 р., по Никите Тараконову было дано 100 р., Г. С. Собакин внес 200 р., по кн. М. Д. Холмскому - 150 р., по В. А. Челяднину - 100 р., кнг. И. Бужаровская внесла 100 р. и др. (Синодик. 2004. С. 157-170). Большое значение имели и вклады иконами и церковной утварью.

Видимо, решение прп. Иосифа в деле изменения завещания кн. Ивана Рузского, согласно к-рому выморочный удел поступал во владение вел. князя, испортило отношения И. В. м. с его братом волоцким кн. Федором Борисовичем (Черепнин Л. В. Русские феод. архивы XIV-XV вв. М.; Л., 1948. Ч. 1. С. 217-219). Князь постоянно требовал от мон-ря подарков, отказывался возвращать долги, отбирал имущество, переданное в качестве вкладов, выкупал отданное в мон-рь за половину стоимости, отбирал у старцев ценные иконы и книги, угрожал расправой монахам и бранил прп. Иосифа. Особую опасность для монастыря как для образцового центра поминания усопших представляли покушения кн. Федора на вклады «по душе» (Иосиф Волоцкий. 1959. С. 210, 211). В февр. 1507 г. прп. Иосиф обратился к вел. кн. Василию III и к митр. Московскому Симону с просьбой принять И. В. м. от «удельного насильства» «в великое государство» (ПСРЛ. Т. 24. С. 216). Решением вел. князя и Архиерейского Собора под председательством Московского митр. Симона просьба прп. Иосифа была удовлетворена и верховным патроном обители стал вел. князь. При этом в церковном отношении И. В. м. остался подведомственным Новгородскому архиепископу и продолжал платить налоги с земель волоцкому князю. Новгородский архиеп. Серапион в этом конфликте принял сторону волоцкого князя и отлучил прп. Иосифа от Церкви. Но решением Собора под председательством митр. Симона с прп. Иосифа было снято отлучение, а архиеп. Серапион сведен с кафедры (АФЗХ. Ч. 2. № 45, 55; Житие. 1903. С. 41; Иосиф Волоцкий. 1959. С. 186). В последние годы жизни кн. Федор примирился с прп. Иосифом, в нояб. 1509 г. освободил купленное мон-рем в Волоцком у. сельцо Раменейце от дани с правом суда во всех делах, «опричь душегубства». В 1511-1512 гг. И. В. м. получил от волоцкого князя жалованные грамоты с освобождением почти от всех налогов и с широкими иммунитетными привилегиями на деревни Антушево, Бородино, Овсянниково, Шульгино и др. в Рузском у. (АФЗХ. Ч. 2. № 45, 50, 55). В мае 1513 г. кн. Федор Волоцкий был погребен в мон-ре.

«Монастырь Иосифов», Успенская ц. и «кельи кругом». Рисунок из «Обиходника» игум. Евфимия (Туркова). Ок. 1580 г. (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 556. Л. 21)
«Монастырь Иосифов», Успенская ц. и «кельи кругом». Рисунок из «Обиходника» игум. Евфимия (Туркова). Ок. 1580 г. (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 556. Л. 21)

«Монастырь Иосифов», Успенская ц. и «кельи кругом». Рисунок из «Обиходника» игум. Евфимия (Туркова). Ок. 1580 г. (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. Д. 556. Л. 21)

В 1506 и 1507 гг. удельный кн. Юрий Иванович сделал обители щедрые земельные пожалования в Рузском у. с широким судебным иммунитетом. В 1510 г. кн. Юрий передал мон-рю с. Белково с деревнями в Рузском у. Эти владения также получили широкий судебный иммунитет, а все налоги заменил денежный оброк (Там же. № 35, 38, 46-48). После смерти кн. Федора Волоцкое княжество вошло в состав великокняжеских владений. В февр. 1515 г. вел. кн. Василий III выдал мон-рю 2 жалованные грамоты на ранее полученные от волоцкого князя земли (Там же. № 62, 63). Первую из этих грамот «приказал» давний друг прп. Иосифа дворецкий И. А. Челяднин. В апр. 1515 г. вел. кн. Василий III впервые посетил мон-рь и оказал братии щедрую помощь хлебными пожалованиями и деньгами. Всего, по подсчетам А. А. Зимина, в период игуменства прп. Иосифа И. В. м. получил 27 земельных вкладов, 10 из к-рых - от удельных князей. Поступление денежных вкладов позволяло активно формировать монастырскую вотчину за счет покупки и обмена земельных владений. При прп. Иосифе монастырь совершил 21 покупку и произвел 10 обменов земель.

Не вполне ясно, как решился вопрос с преемником прп. Иосифа игум. Даниилом (впосл. митрополит Московский). В Послании вел. кн. Василию III в числе возможных преемников прп. Иосиф назвал имена 10 старцев, среди к-рых имя мон. Даниила отсутствует. В Уставе прп. Иосиф также сообщил, что не оставил братии настоятеля (ВМЧ. Сент. Дни 1-13. Стб. 580). Имя Даниила не встречается ни в одном из монастырских актов вплоть до того времени, когда он стал игуменом. Но в «Выписке» из истории мон-ря, составленной по приказу царя Феодора Иоанновича, говорится, что по благословению прп. Иосифа «избран бысть по нем на игуменство старец Даниил Рязанец и поживе на игуменстве 11 лет и потом возведен бысть на великий престол русские митрополии» (РГБ. Вол. № 564. Л. 73-73 об.). Игум. Даниил был поставлен на Московскую митрополию 27 февр. 1522 г., поэтому, вероятно, он фактически выполнял обязанности игумена с 1511/12 г., т. е. еще до кончины прп. Иосифа. В пользу этой версии свидетельствует и Житие, составленное еп. Саввой (Житие прп. Иосифа. 1868. Стб. 490-492). Ок. 1513/14 г. в записи на Евангелии инок Нил (Полев) именует Даниила игуменом и духовным отцом (РГБ. Ф. 113. № 39. Л. 1). По сообщению анонимного Жития, прп. Иосиф оставил свои заповеди братии во главе с игум. Даниилом (Житие. 1903. С. 46). По-видимому, Даниил являлся священником и духовником братии и, согласно Уставу, с 1511/12 г. ведал духовными делами, в то время как хозяйственную и др. деятельность в период болезни прп. Иосифа контролировали келарь, казначей и соборные старцы.

Состав братии и церковно-политическое значение И. В. м. в XVI в.

Число насельников на протяжении XVI в. колебалось от неск. десятков до 150. Поскольку в 1568/69-1570/71 гг. скончалось 300 монахов, количество насельников в 1-ю пол. XVI в. превышало 100 (Зимин. 1950. С. 21-22). В 1578/79 г. было 130 насельников, в 1598/99 г.- 97, в 1601 г.- 140, в 1603/04 г.- 110 монахов. Среди соборных старцев ведущую роль играли выходцы из вотчинников среднего достатка Волоцкого и соседних уездов. В XVI в. это были представители семей Ленковых (Герасим, Тихон, Феогност, Гурий (Руготин)), Полевых (Нил, Серапион, Симеон, Филофей, Герман), Ступишиных (Алексий, Трифон), Коровиных-Кутузовых (Иоасаф, Вассиан, Пафнутий), Мечёвых (Иов, Макарий), Толбузиных (Леонид), Плещеевых (Арсений, Феодосий), Ржевских (Арсений, Макарий, Тихон, Феодорит), Пушкиных (Вассиан, Феодосий), Ельчаниновых (Герман), Садыковых (Пимен), Ростопчиных (Зосима, Макарий).

В 1-й пол. XVI в. заметное место в управлении И. В. м. занимали члены семьи Ленковых. Герасим (Ленков) в 1517-1559 гг. был соборным старцем, в 1522 г. возглавлял монастырь, в 1532 г. был казначеем, участвовал в неск. Соборах, в 1553 г. вел следствие по делу М. С. Башкина, в 1555 г. сопровождал на кафедру 1-го Казанского архиепископа св. Гурия. Феогност (Ленков) служил в 1531/32-1563/64 гг. соборным старцем, в 1531-1532 гг. вместе с Тихоном и Лукой (Ленковыми) надзирал за сосланным в обитель Вассианом (Патрикеевым), в 1534/35 г. был казначеем. В 1525-1531 гг. Феогносту (Ленкову) был поручен надзор за прп. Максимом Греком.

Со времени основания в И. В. м. переходили игумены и архимандриты из др. мон-рей (игумены из Саввина Сторожевского мон-ря Иоасаф и Каллист, архим. Кассиан из Симонова мон-ря, архим. Вассиан из тверского Вотмицкого мон-ря). Мн. представители духовенства принимали постриг в И. В. м., в т. ч. диаконы Вавила и Левкий Акишев, протопоп Симон Благовещенский, свящ. Андрей Симонов, архангельский ключарь Дионисий Фёдоров. В 1590-1596 гг. в И. В. м. проживал старец Мисаил Безнин, ранее бывший думным дворянином при царе Иоанне IV. В 1595/96 г., после конфликта с др. старцами, Безнин перешел в Троице-Сергиев мон-рь.

И. В. м. «был главным поставщиком кандидатов на высшие духовные должности» (Тихомиров. 1973. С. 125). Брат прп. Иосифа Вассиан (Санин) в 1502 г. был поставлен архимандритом Симонова Нового московского в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря, а 18 янв. 1506 г. хиротонисан во архиепископа Ростовского. Не позднее 1504 г. духовником вел. кн. Иоанна III стал близкий к прп. Иосифу настоятель Андроникова монастыря архим. Митрофан (в 1507-1518 епископ Коломенский). Ученик прп. Иосифа Симеон (Стремоухов) в 1509 г. был хиротонисан во епископа Суздальского. Прп. Иосифа в конфликте с Новгородским архиеп. Серапионом поддерживали Вологодско-Пермский еп. Никон и Рязанский еп. Протасий, а также игумен московского Богоявленского мон-ря Нил Грек (в 1509-1522 епископ Тверской) и еп. Крутицкий Досифей (Забела). В период первосвятительства постриженика И. В. м. Московского митр. Даниила ряд насельников обители заняли епископские кафедры. 30 марта 1522 г. постриженик мон-ря Акакий был хиротонисан во епископа Тверского, 2 апр. 1525 г. племянник прп. Иосифа мон. Вассиан (Топорков) - во епископа Коломенского. 4 марта 1526 г. Новгородским архиепископом стал архимандрит можайского Лужицкого мон-ря Макарий, бывший, как и прп. Иосиф, пострижеником Пафнутиевой Боровской обители. 20 февр. 1536 г. Савва (Слепушкин) был хиротонисан во епископа Смоленского, 16 марта 1539 г. Гурий (Заболоцкий) - во епископа Смоленского, 18 июня 1542 г. игум. Феодосий - во архиепископа Новгородского, 24 февр. 1544 г. архим. Савва (Чёрный) - во епископа Крутицкого, 10 марта 1549 г. архим. Трифон (Ступишин) - во епископа Суздальского. В 1543 г. влиятельный Новоспасский московский мон-рь возглавил настоятель И. В. м. игум. Нифонт (Кормилицын) (с 11 марта 1554 епископ Крутицкий). Старцы Кассиан Босой и Тихон (Ленков) состояли в переписке с вел. кн. Василием III (Зимин. Переписка старцев. 1963). В 1530 г. старец Кассиан стал крестным отцом наследника великокняжеского престола - будущего царя Иоанна IV. В 1533 г. игум. Нифонт (Кормилицын) провожал посетившего мон-рь смертельно больного вел. кн. Василия III в Москву, присутствовал при его пострижении. Церемония похорон вел. князя проходила под руководством монастырских старцев. 8 февр. 1685 г. архим. Александр был хиротонисан во архиепископа Великоустюжского.

По словам Зимина, «там, где правительство нуждалось в крутых мерах для подчинения недавно присоединенных территорий, на важнейшие церковные должности назначались постриженики Волоцкого монастыря» (Он же. Крупная феод. вотчина. 1977. С. 307). Первым архиепископом в завоеванную Казань 3 февр. 1555 г. был назначен бывш. игумен обители Гурий (Руготин). Помощь архиеп. Гурию оказали старец Герман (Ленков) и Герман (Полев), ставший архимандритом в монастыре в Свияжске. Преемниками свт. Гурия из числа пострижеников монастыря на Казанской кафедре стали: в 1564 г.- архиеп. Герман (Полев), затем - архиеп. Лаврентий, в 1575 г.- архиеп. Тихон (Хворостинин), в 1576 г.- архиеп. Иеремия, при к-ром состоялось чудесное обретение Казанской иконы Божией Матери. В Полоцком походе 1563 г. царя Иоанна IV сопровождал волоцкий игум. Леонид. После победоносного возвращения из похода у стен И. В. м. царя встречал его сын царевич Иоанн. В 1563 г. постриженик И. В. м. архиеп. Трифон (Ступишин) возглавил Полоцкую епархию.

В И. В. м. существовали царские покои. 18 сент. 1573 г., когда в И. В. м. сгорело 17 келий, царь Иоанн IV остановился в обители по дороге из Новгорода и пожертвовал «200 рублев на кельи, а 50 рублев на масло» (ГИМ. Епарх. № 264. Л. 5-5 об.). Волоцкие игумены регулярно посещали царскую резиденцию в Александровской слободе и походные станы Иоанна IV. По свидетельству Евфимия (Туркова), занять пост игумена его уговорил царь Иоанн IV (РГБ. Вол. № 412. Л. 79). 17 дек. 1579 г., накануне Собора, на к-ром предполагалась отмена тарханов, игум. Евфимий был вызван в царскую резиденцию - Старицу. 20 дек., после беседы с ним, царь Иоанн IV посетил мон-рь и пожертвовал 164 р. Игум. Евфимий принял участие в работе Собора и оставался в Москве до марта 1580 г.

Прп. Иосиф Волоцкий. Икона. Кон. XIX в. (ЦМиАР)
Прп. Иосиф Волоцкий. Икона. Кон. XIX в. (ЦМиАР)

Прп. Иосиф Волоцкий. Икона. Кон. XIX в. (ЦМиАР)

Во 2-й пол. XVI в. сравнительно недавно основанный мон-рь занял высокое, 19-е место в «Лествице духовных властей» (РГБ. Вол. № 564. Л. 85). Но его влияние в XVI в. не уступало Троице-Сергиевой лавре и Кириллову Белозерскому мон-рю. Настоятели И. В. м. становились участниками важнейших церковных Соборов и Земских соборов: в 1566 г. игум. Лаврентий был в числе духовных лиц, подписавших соборный приговор о продолжении войны с Литвой, в 1571 г. игум. Леонид (Протасьев) - в числе поручителей за кн. И. Ф. Мстиславского, в 1580 г. игум. Евфимий (Турков) подписал приговор Собора, игум. Левкий (Акишев) - приговор Собора 1589 г. Соборную грамоту об избрании Бориса Годунова на царство подписал игум. Геласий, грамоту об избрании на царство Михаила Романова - игум. Арсений (СГГД. Т. 1. № 192, 196, 200, 203; Т. 2. № 59; ААЭ. Т. 2. № 7).

Со времени Собора, осудившего жидовствующих (1504), И. В. м. использовался как место содержания лиц, изобличенных в ереси, несмотря на то что против этой практики решительно возражал прп. Иосиф. В Послании вел. кн. Василию III он отметил, что «в писании... того нет, кое еретиков по манастырем посылать: на всех... соборех по проклятии еретиков посылали в заточение, да сажали по темницам, а не в манастыри посылали их» (Иосиф Волоцкий. 1959. С. 179). По решению Собора 1525 г. И. В. м. стал местом заточения прп. Максима Грека, к-рый в 1525-1531 гг. содержался в помещении Германовой башни. Во исполнение решения церковного суда заключенный был лишен права общаться с окружающими и излагать свои взгляды письменно. В 2 рукописях из б-ки мон-ря (РГБ. Вол. № 87, 152) сохранились тексты, к-рые ученый грек нацарапал каламом (Фонкич. 2003. С. 85-88). Осужденный на церковном Соборе 1531 г. Вассиан (Патрикеев) был сослан в И. В. м. Согласно тенденциозному известию кн. А. М. Курбского, смерть Вассиана возлагалась на иосифлян (РИБ. Т. 31. Стб. 164). На Соборе в февр. 1549 г., осудившем Исаака Собаку, свидетелем обвинения являлся архим. Нифонт (Кормилицын). В 1553 г. по поручению царя и митр. Московского св. Макария «розыск» о ереси Башкина и др. проводили старцы И. В. м. мон. Герасим (Ленков) и Филофей (Полев) (ПСРЛ. Т. 13. С. 232-233). Башкин был осужден на заточение в И. В. м. По предположению Зимина, в годы опричнины в И. В. м. были насильно пострижены в монахи соратник Сильвестра протопоп Симеон и боярин кн. Дмитрий Немой. «В смирении» в мон-ре при игум. Иоасафе (1590-1592) находился «первый грешник перед Богом» Васюк Курицын (РГБ. Вол. № 593. Л. 1).

На протяжении XVI в. по-разному решался вопрос о подсудности братии И. В. м. Так, в грамоте вел. кн. Василия III Иоанновича 1522 г. (АФЗХ. Ч. 2. № 87), как и в грамотах вел. кн. Иоанна IV Васильевича 1534 г. (Там же. № 130 и др.), говорилось о подсудности игумена и братии вел. князю или его дворецкому. Действие таких грамот было аннулировано решениями Стоглавого Собора (1551), но при этом, видимо, подчинение игумена и братии Новгородскому архиепископу не произошло. Так, в грамоте 1556 г. царя Иоанна IV Васильевича указывалось, что игумена и братию судит Московский митр. Макарий «по новому соборному уложению» (Там же. № 261). В 1558-1559 гг. митр. Макарий разбирал жалобы на старца монастыря Тихона (Хворостинина) (Там же. № 275). Лишь в дек. 1563 г. была установлена подсудность братии Новгородскому архиепископу (Там же. № 302). В 1578 г. царь Иоанн IV подчинил братию монастыря своему суду (Там же. № 367), но неизвестно, сохранялось ли это правило при его преемниках.

Связи И. В. м. с Новгородской кафедрой по существу оказались прерваны после разгрома Новгорода в 1570 г., когда Волоцкая десятина вошла в состав митрополии. Власти монастыря выхлопотали у митр. Московского Кирилла грамоту на храмы в Волоцкой десятине, к-рая сгорела в пожаре Москвы 1571 г. В 1573 г. митр. Московский Антоний освободил эти храмы от пошлины в митрополичью казну и от суда десятинников (Там же. № 359). Позже, в февр. 1602 г., патриарх Московский и всея Руси Иов освободил храмы во владениях И. В. м. от суда десятинников, а пошлины заменил нормированным оброком. Среди храмов, перечисленных в этой грамоте, фигурируют и церкви Волоцкой десятины.

Формирование земельных владений и организация хозяйства в И. В. м. в XVI в.

При игум. Данииле (1515-1522) И. В. м. пользовался расположением вел. князя. В 1517 г. вел. кн. Василий III пожаловал обители грамоты на ряд владений с широкими податными и судебными привилегиями. Также мон-рь получил право на беспошлинные покупку, провоз и продажу соли (АФЗХ. Ч. 2. № 79, 80; Баранов. 1998. С. 28-29. № 3). В обитель было передано 6 земельных вкладов, она совершила 4 покупки и 2 обмена участков земли. При игум. Данииле в управлении мон-рем видную роль играли соборные старцы Кассиан Босой, Иона Голова, бывш. игум. Каллист, Гурий Старый, Тихон (Зворыкин), Герасим (Ленков), келари Афанасий Высокий, Селиван, Савва (Слепушкин), казначей Геласий. В конфликте с игум. Даниилом, запретившим держать в кельях иконы и книги, братия обращалась за поддержкой к авторитетному мнению Ионы Головы. (АФЗХ. Ч. 2. № 72, 77, 78, 81, 83; Жмакин. 1881. Прил. XIX. С. 55-57). При митр. Данииле продолжала активно пополняться монастырская б-ка.

В грамоте вел. кн. Василия III от 15 дек. 1521 г. исполняющим обязанности игумена И. В. м. («в ыгуменово место») назван старец Тихон (Зворыкин) (АФЗХ. Ч. 2. № 86). Нек-рое время обязанности игумена исполнял старец Герасим (Ленков) (РГБ. Вол. № 564. Л. 73-73 об.), а не позднее июня 1522 г. новым игуменом стал Нифонт (Кормилицын). Он возглавлял И. В. м. в 1522-1543 гг. (согласно «Выписке», на протяжении 16 лет). В период его настоятельства И. В. м. получил земельные пожалования от вел. кн. Василия III (АФЗХ. Ч. 2. № 87), от удельного кн. Юрия Дмитровского (Там же. № 95), от удельного кн. Андрея Старицкого (Там же. № 108, 129), широкие податные льготы и привилегии на владения (Там же. № 101, 103, 107, 111, 112) и беспошлинный проезд (Там же. № 102). Все пожалования подтвердил вел. кн. Иоанн Васильевич (Там же. № 130-137). При игум. Нифонте важную роль в управлении И. В. м. играли келари Селиван, Феодосий, Савва (Слепушкин), Иларион Высокий, Исаак (Зайцев), казначеи Варсонофий (Болтин), Герасим и Тихон (Ленковы), Памва Зубатой, старцы Кассиан Босой, Гурий Старый, Дионисий (Звенигородский Лупа), Кассиан Клишан, Савва (Чёрный), Афанасий (Воротынец), Алексий и Трифон (Ступишины), Феогност (Ленков), Иларион Высокий, Герман (Слепушкин). В 1542-1551 гг., при игум. Гурии (Руготине) (из «Выписки» следует, что он принадлежал к семейству Ленковых (РГБ. Вол. № 564. Л. 73)), земельные владения И. В. м. продолжали расти за счет вкладов (АФЗХ. Ч. 2. № 173, 185, 186, 192, 193, 199-203, 206, 209, 211, 219, 220, 222-224) и покупок (Там же. № 181, 196, 205, 212, 213, 215, 216, 218). Все новоприобретенные владения обители получали широкий судебный иммунитет (Там же. № 171, 221, 226, 231, 232). При пересмотре жалованных грамот в мае 1551 г. мон-рь сохранил свои привилегии.

Наибольшее количество земельных вкладов И. В. м. получил в 1552-1558 гг. (Там же. № 233, 234, 239-242, 244, 246, 251-253, 256-259, 263-265, 274), имели место и обмены землей (Там же. № 254). В февр. 1554 г. монастырю были возвращены владения дьяка Третьяка Леонтьева, «отписанные» государю. В 1555 г. И. В. м. получил с. Авдотьино с деревнями в Сестринском стане Волоцкого у. В следующем году эти владения были освобождены от податей, «опричь посошново корму», и получили судебный иммунитет «опричь душегубства и розбоя с поличным» (Там же. № 249, 255, 259).

В 1558-1561 гг., при игум. Пимене (Садыкове), И. В. м. получил в качестве вкладов «по душе» земельные вотчины во Владимирском (Там же. № 276, 279), в Дмитровском (Там же. № 275, 278), Рузском (Там же. № 270, 282, 283), Старицком (Там же. № 281) и Тверском (Там же. № 269) уездах. В марте 1558 г. по приказу царя Иоанна IV состоялся обмен землями, в результате к-рого обитель получила 6 деревень в Волоцком у. за 3 деревни в Рузском у. В авг. 1558 г. было произведено размежевание земель И. В. м. и Возмицкого в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря (Там же. № 272, 273). В 1561-1562 гг. И. В. м. возглавлял Вавила Диакон, при к-ром мон-рь получил в качестве подушных вкладов вотчины в Рузском и Зубцовском уездах (Там же. № 286, 288-291, 293). При настоятеле (1563-1566) игум. Леониде (Протасьеве) мон-рь получил ряд земельных владений в Волоцком (Там же. № 305, 313, 319, 324), Дмитровском (Там же. № 298), Московском (Там же. № 325), Рузском (Там же. № 297, 303, 304, 310, 311, 318, 320, 323) и Тверском (Там же. № 301, 315) уездах. В дек. 1563 г. царь Иоанн IV выдал И. В. м. жалованную тарханную и несудимую грамоту на всю вотчину (Там же. № 302), освобождавшую ее население от уплаты налогов («опричь томги и мыта») и гарантировавшую судебный иммунитет «опричь душегубства одного». Вероятно, выдача грамоты была сопряжена с проверкой документов, удостоверяющих владельческие права мон-ря. В июле 1564 г. царь выдал И. В. м. послушную грамоту на деревни в Волоцком у. «сверх их земель», в февр. 1565 г. пожаловал вотчину опального кн. Дмитрия Немого (Там же. № 309, 316). В мае 1565 г. было проведено размежевание земель И. В. м. и владений удельного старицкого кн. Владимира Андреевича. Ок. 1566 г. старицкий князь выдал обители жалованную несудимую грамоту на вотчины в Звенигородском и Дмитровском уездах (Там же. № 312, 317). Преемником игум. Леонида в 1566 г. стал Лаврентий, при к-ром И. В. м. получил неск. земельных вкладов в Волоцком (Там же. № 327, 329, 330), Московском (Там же. № 326) и Тверском (Там же. № 328) уездах. В период вторичного игуменства Леонида (1568-1573) мон-рь продолжил получать земельные вклады «по душе» в Волоцком (Там же. № 333, 336, 337, 340, 343, 354), Дмитровском (Там же. № 344), Рузском (Там же. № 334, 335, 338, 339, 342, 346, 351, 355), Тверском (Там же. № 341, 345, 348-350) уездах. В июле 1569 г. была составлена опись владений мон-ря в Рузском у. (Там же. № 347). С весны 1572 до нач. 1574 г. игуменом был Тихон (Хворостинин), который упоминался в числе соборных старцев еще в 1559 г. (Там же. № 275). Сведения о земельных вкладах, полученных И. В. м. при игум. Тихоне, отсутствуют.

В 1575-1587 гг., при игум. Евфимии (Туркове), мон-рь получил в качестве вкладов «по душе» земельные вотчины в Волоцком, Дмитровском, Рузском и Старицком уездах. В авг. 1578 г. И. В. м. получил жалованную тарханную и несудимую грамоту от царя Иоанна IV на села в Старицком и Дмитровском уездах (Там же. № 362-367, 374, 375, 382). В авг. 1581 г. по челобитью игум. Евфимия И. В. м. получил сельцо Елинархово в Волоцком у. как компенсацию за приписанные к дворцовому селу земли в Московском у. В дек. 1583 г. в связи с жалобами монастырских властей на запустение сел по челобитью игум. Евфимия царь Иоанн IV повелел провести перепись в монастырских вотчинах Рузского у. (Там же. № 372, 373). Сохранившиеся документы свидетельствуют о хозяйственном разорении в монастырских вотчинах в 1571-1584 гг. 28 авг. 1585 г. по ходатайству игум. Евфимия И. В. м. получил жалованную тарханную грамоту от царя Феодора Иоанновича о невзимании пошлин с товаров, купленных для монастырского обихода. В янв. 1587 г. И. В. м. получил подтверждение тарханной и несудимой грамоты царя Иоанна IV на всю монастырскую вотчину, была также подтверждена жалованная тарханная и несудимая грамота на новые владения мон-ря, выданная обители царем Иоанном IV (Там же. № 302, 367).

В 1587-1590 гг. И. В. м. возглавлял игум. прп. Левкий (Акишев), при к-ром мон-рь получил в качестве вкладов «по душе» земли в Волоцком и Коломенском уездах (Там же. № 386, 387). В февр. 1588 г. царь Феодор Иоаннович по челобитью игумена и братии выдал льготную грамоту на беспошлинную ловлю и доставку рыбы по р. Волге, а год спустя такая же грамота была выдана на провоз соли из Белоозера и Каргополя. В апр. 1593 г. царь Феодор Иоаннович выдал жалованную тарханную грамоту на беспошлинную рыбную ловлю на оз. Селигер (Там же. № 383-385, 392). Поскольку вотчина в Коломенском у. была отписана государю, в июле 1590 г. царь Феодор пожаловал мон-рю с. Вейна Козельского у. Это владение граничило с землями боярина И. В. Годунова, и по вопросам размежевания возникли многолетние конфликты, несмотря на решения верховной власти в пользу мон-ря (Там же. № 388, 389, 396, 397, 399). Ок. 1595/96 г. размежевали землю между мон-рем и соседними владельцами. В 1598-1599 гг. игум. Геласий с братией жаловался, что границы монастырских владений нарушаются соседними вотчинниками - детьми боярскими Киреевскими и Федором Захарьевым и просили провести размежевание (Там же. № 400, 402, 403).

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фрагмент иконы «Прп. Иосиф Волоцкий в молении Богородице». 90-е гг. XVII в.— нач. XVIII в. (ГМЗК)
Иосифов Волоколамский мон-рь. Фрагмент иконы «Прп. Иосиф Волоцкий в молении Богородице». 90-е гг. XVII в.— нач. XVIII в. (ГМЗК)

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фрагмент иконы «Прп. Иосиф Волоцкий в молении Богородице». 90-е гг. XVII в.— нач. XVIII в. (ГМЗК)

По подсчетам Зимина, вотчина И. В. м. сформировалась в результате 237 поземельных сделок за первые 110 лет существования обители, причем 73,4% составили вклады, 17,7% - покупка, 8,9% - обмен. Владения росли гл. обр. за счет вкладов землевладельцев среднего достатка, наиболее бурный период роста приходится на 50-60-е гг. XVI в., в 70-х гг. количество земельных вкладов резко снизилось. В 1591 г. обители принадлежало 40 волостей вместе с приселками. Всего же к кон. XVI в. общая площадь земельных угодий монастыря составляла, по подсчетам Зимина, не менее 36 461 дес. Основные владения располагались в Волоцком (27,5% всех владений: села Зубово, Курьяново, Отчищево, Литвиново, Лествицыно, Овдотьино (Авдотьино), Буйгород, Тимашово, Чуприно, Ярополч, Трызново, Гаврино, Черлёнково) и Рузском (46,4% владений: села Успенское, Шестаково, Кондратово, Белково, Покровское, Никольское, Спасское, Ивановское, Судниково) уездах. Др. монастырские владения (26,1%) находились во Владимирском, в Дмитровском, Зубцовском, Клинском, Коломенском, Козельском, Московском, Ржевском и Старицком уездах.

В отличие от др. крупных мон-рей, в к-рых большую роль играли различные промыслы, благосостояние И. В. м. почти всецело определялось доходами от земельных вотчин. Обширное хозяйство находилось в ведении келаря, к-рому помогал подкеларь. Казначей Большой казны следил за поступлением и расходом денежных сумм, в ведении казначея Малой казны находились бытовые предметы, одежда, обувь, посуда и инвентарь. Ему помогали чашник и подчашник, большой хлебенный старец, большой поваренный старец, отвечавшие за питание братии и гостей. Монастырские службы контролировали также дворецкий, конюшенный, мельничный и житничный старцы; работу ремесленников контролировал «старец, который у кузнецов смотрит». В системе монастырской власти были такие должности, как уставщик, ризничий, книгохранитель. Существовала и практика назначения старцев для разовых поручений.

Хозяйством И. В. м. в прилегавшей округе управляли келарь и казначей. Келарь вел приходные и расходные, «сметные» и переписные хлебные книги, а также книги высевные, житные и умолотные, книги хлебных выдач и росписи пашенной и сенокосной земли, сдававшейся в аренду. Каждое большое село являлось отдельным «ключом», управление к-рым с правом сбора податей поручалось «молодому» или «старому» слуге (Книга ключей и долговая книга. 1948. С. 12). И. В. м. набирал себе служителей (тиунов, доводчиков, предводителей отрядов посошных людей) из окрестных вотчинников. В 1591 г. все вотчины обители были разбиты на 5, а затем на 6 приказов, к-рые возглавляли монастырские старцы. Для обработки монастырской пашни на время полевых работ нанимались т. н. сельские детеныши (Петров. 1960. С. 129-171). При мон-ре находились «дворцы» и «избы», в к-рых трудились ремесленники и слуги (иконники, книжники, кузнецы, плотники, колесники, токари, сапожники, портные и др.). Общее количество работных, или «деловых», людей на монастырском дворе в кон. XVI в. превышало 120 чел. при численности братии в 130 чел. (Тихомиров. 1938. С. 122, 143).

С 30-40-х гг. XVI в. все текущее делопроизводство вели дьяки. Комплекс хозяйственной документации составляли приходо-расходные, окладные, оброчные, вкладные, данные, полоняничные, долговые, кабальные, высевные, ужинные, умолотные, переписные, записные книги. Нек-рые из этих книг (высевные, ужинные, умолотные) сохранились только в И. В. м. Судя по этим документам, основной повинностью монастырских крестьян являлась барщина (Маньков. 1955. С. 289; Сметанина. 1999. С. 41).

Наиболее распространенными орудиями обработки земли в вотчинах И. В. м. являлись сохи с полицей и бороны. Зерно обрабатывали на водяных мельницах. Излишки хлебной продукции (не более 6%) продавались. Наряду с производством хлеба в своих вотчинах скупался хлеб в окрестных селах, часть хлеба и круп перепродавалась в Москве. Оброк взимался в денежно-натуральной форме. Крестьяне выполняли и др. повинности: сенокосную, дровяную, повозную, строительную. Первоначально единицей обложения являлись деревни или группы деревень. К нач. 70-х гг. XVI в. во владениях И. В. м. сложилась шкала денежных окладов с выти, среди к-рых наиболее употребительными были оклады в размере 24, 50, 100, 150, 200 (Колычева. 1987. С. 115). Наличие сенокосов и выращивание зерновых культур создавали благоприятные возможности для содержания скота. Так, в 1592 г. в хозяйстве мон-ря насчитывалось 489 бычков, коров и телок, 939 овец и 385 лошадей.

И. В. м. широко кредитовал крестьянские хозяйства: в долговой книге 1532/33 г. зафиксировано 670 крестьян из 202 селений, к-рые взяли ссуду от 18 денег до 1,5 р. (Победимова. 1967. С. 91-97). Выдача кредитов и развитое сельское производство способствовали стабильности состава населения в вотчинах.

Хозяйственный кризис 2-й половины царствования Иоанна IV затронул и монастырские вотчины. Уже в 1563 г. власти И. В. м. жаловались, что более 300 вытей в вотчинах запустело по причине повинностей, вызванных Ливонской войной, и в связи с отсутствием промыслов (АФЗХ. Ч. 2. № 302). В 1568-1571 гг. мон-рь пострадал от эпидемии чумы и во время набега крымских татар (за 3 года умерло 300 монахов). В вотчинах монастыря произошли убыль населения и сокращение посевных площадей. Власти И. В. м. стали проводить более гибкую экономическую политику: предоставляли льготы, заменяли платежи повинностями, унифицировали денежные оклады. В 1574-1580 гг. хозяйство И. В. м. восстановилось: на 40% выросло количество вытей, на 66% - объем денежной ренты. После отмены тарханов в 80-х гг. XVI в. на монастырь были возложены обязательства уплаты регулярных и разовых сборов (данных, полоняничных, ямских денег). Это повлекло за собой разорение крестьян, которые не смогли выдержать двойные платежи. В 1591 г., по данным казначейских записей, необработанными оставались 56% земель (Щепетов. 1946. С. 97). Хозяйство И. В. м. было перестроено: организовано кредитование крестьян деньгами, осуществлен переход с оброка на барщину, расширена практика предоставления земель в аренду, упорядочены платежи. Эти мероприятия привели к росту доходности монастырского хозяйства в 3-5 раз, но вызвали крестьянские волнения в 1594-1595 гг., спровоцированные не бедняками, но «прожиточными» крестьянами. Приобретенное по инициативе Мисаила Безнина с. Вейна стало предметом ряда конфликтов. В 1594-1595 гг. И. В. м. выиграл тяжбу с боярином И. В. Годуновым, в 1595-1596 г.- с помещиками Киреевскими, в 1595-1605 гг. тянулся спор с помещиком Ф. З. Богдановым. В процентном отношении среди источников доходов И. В. м. поборы с крестьян составляли: 11% - в 1573/74 г., 13% - в 1575/76 г., 19% - в 1579/80 г., 16% - в 1588/89 г. Доходы от торговли были менее стабильны: в 1573/74 г.- 6%, в 1575/76 г.- 11, в 1579/80 г.- 5, в 1588/89 г.- 3% (Колычева. 2002. С. 107).

Вклады

Денежные поступления от вкладчиков составляли значительную часть бюджета И. В. м. (в 1573 - 1167 р. из 1555; в 1581 - 1756 из 3054 р.). В структуре монастырских доходов роль вкладов постепенно снижалась: в 1573 г. вклады составляли 80% всех доходов, в 1575/76 г.- 66, в 1579/80 г.- 63, в 1588/89 г.- 54%. По неполным оценкам, в XVI в. И. В. м. получил денежных вкладов более 30 861 р. (Там же. С. 107; Щепетов. 1946. С. 94, 95).

Евангелие от Луки. Апостол. XVI в. Вклад архим. Симонова мон-ря Алексия (Ступишина) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РГБ. Вол. № 73. Л. 26 об.– 27)
Евангелие от Луки. Апостол. XVI в. Вклад архим. Симонова мон-ря Алексия (Ступишина) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РГБ. Вол. № 73. Л. 26 об.– 27)

Евангелие от Луки. Апостол. XVI в. Вклад архим. Симонова мон-ря Алексия (Ступишина) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РГБ. Вол. № 73. Л. 26 об.– 27)

На протяжении XVI в. И. В. м. пользовался покровительством московских самодержцев. В 1515-1533 гг. вел. кн. Василий III неоднократно посещал обитель и делал щедрые вклады землями, деньгами и зерном. В 1542-1581 гг. царь Иоанн IV ездил на богомолье в И. В. м. и передал в качестве вкладов и милостыни более 8 тыс. р. Всего насчитывается не менее 30 вкладов царя в обитель, в т. ч. «по душам» погибших в войне с Литвой воинов (более 100 р.), Малюты Скуратова (Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского) (250 р.), убиенного царевича Иоанна Иоанновича (1243 р.), опальных (4 тыс. р.) (Штайндорф. 2002. № 8. С. 90-100). Царь Феодор Иоаннович пожертвовал И. В. м. более 1050 р. Покровительствовал мон-рю и Борис Феодорович Годунов: в 1583/84 г., еще будучи боярином, он передал в обитель в качестве вклада по казненным в опале «князе Борисе Давыдовиче Тулупове, да по его матери княгине Анне, да по Федоре, да по Василье по Ивановичех по Умных на вечной поминок и на кормы» с. Неверово Старицкого у. (АФЗХ. Ч. 2. № 374, 375, 379, 380). Зимой 1599 г. царь Борис Годунов с сыном Федором был в монастыре на богомолье. Всего его вклады составили более 3,1 тыс. р.

И. В. м. получал земельные и денежные пожалования и от удельных князей Юрия Дмитровского, Дмитрия Углицкого, Андрея Старицкого и его сына Владимира Андреевича. Среди вкладчиков И. В. м. были лица из ближайшего окружения московских самодержцев: В. А. и И. И. Челяднины, В. Ю. и И. Ю. Шигона-Поджогины, дьяки Путила Михайлов, Никита Фуников, А. и В. Щелкаловы. Особенно тесные узы связывали обитель с Бельскими и Годуновыми. Мон-рь служил родовой усыпальницей Бельских. Малюта Скуратов передал И. В. м. в качестве вкладов 1,5 тыс. р. В 1572 г. по его заказу был изготовлен список Владимирской иконы Божией Матери из московского Успенского собора и 2 марта доставлен в И. В. м. (Щенникова Л. А. Владимирская икона Божией Матери в Иосифо-Волоколамском монастыре // ПЭ. Т. 9. С. 30). В 1571/72 г. Скуратов-Бельский передал И. В. м. денег и предметов на сумму 1,3 тыс. р. и обещал воздвигнуть на свои средства церковь (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. № 395. Л. 168-169 об.). Б. Я. и Б. С. Бельские пожертвовали монастырю ок. 1,4 тыс. р. Многократно делали вклады в И. В. м. Борис Годунов и его родственники Г. В., С. В. и И. В. Годуновы. Монастырь служил родовой усыпальницей вкладчиков из среды волоцких вотчинников князей Оболенских, Голениных, Ельчаниновых, Кутузовых, Мижуевых, Лыковых, Полевых, Ракитиных, Ржевских, Хворостининых, Хованских (Чернов. 2008).

Большую сумму (ок. 5 тыс. р.) среди денежных вкладов в И. В. м. составляли вклады церковных иерархов, в основном пострижеников обители. Наиболее значительные вклады сделали еп. Рязанский Леонид (1240 р.), архиеп. Ростовский Вассиан (Санин) (730 р.), митр. Даниил (590 р.), архиепископы Полоцкий Трифон (Ступишин) (500 р.), Казанские Гурий (150 р.), Тихон (100 р.), Лаврентий (230 р.), Иеремия (100 р.), еп. Крутицкий Нифонт (94 р.), митр. Макарий (100 р.), настоятель Пафнутиева Боровского мон-ря игум. Варлаам (700 р.) и др. Нек-рые насельники передали мон-рю вклады на сумму свыше 8 тыс. р. Богатства И. В. м. были настолько велики, что немецкий авантюрист Генрих Штаден в проекте по завоеванию России предлагал ограбление обители (Штаден Г. Записки немца-опричника. М., 2002. С. 30).

В XVII в.

политическое и культурное значение И. В. м. уменьшилось. Голод 1601-1603 гг. нанес значительный урон хозяйству мон-ря. Как следует из приходо-расходных книг, по причине оскудения крестьян и запустения селений резко сократилось поступление оброчных платежей в монастырскую казну (Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII в. Сб. документов. М., 2003. № 4). В окт. 1605 г. настоятель И. В. м. предоставил ок. 3 тыс. р. правительству Лжедмитрия I. Однако в период правления самозванца по искам соседних землевладельцев - дворян и детей боярских против мон-ря было возбуждено неск. земельных тяжб.

И. В. м. во главе с игум. Арсением поддержал правительство царя Василия Иоанновича Шуйского. В окт. 1606 г. в окрестностях монастыря хозяйничали отряды сторонников И. И. Болотникова под командованием атамана В. Шестакова. В нояб. 1606 г. И. В. м. был освобожден от осады отрядом правительственных войск под командованием окольничего И. Ф. Колычева. Монастырские слуги участвовали в осаде правительственными войсками Калуги (зимой 1606/07) и Тулы (в мае-окт. 1607). В то же время И. В. м. содержал семьи тульских дворян и детей боярских, имения к-рых разорили повстанцы. Осенью 1608 г. гарнизон обители, составленный из насельников, монастырских слуг и окрестных жителей, выдерживал осаду войсками Лжедмитрия II под командованием полковника П. Руцкого. Почти на год героическая оборона монастыря сковала значительные силы Лжедмитрия II. В окт. 1609 г. гарнизон мон-ря, осажденный крупными силами тушинцев, открыл ворота гетману самозванца Р. Ружинскому. Тушинцы превратили И. В. м. в главный опорный пункт к северо-западу от Москвы. Обитель была разграблена. 11 мая 1610 г. И. В. м. был осажден русско-швед. правительственными войсками под командованием Г. Валуева и Э. Горна. Тушинцы были вынуждены оставить мон-рь. В авг.-сент. 1610 г. в И. В. м. содержался плененный гетманом С. Жолкевским царь Василий Шуйский, в 1612 г. в И. В. м. были привезены пленные поляки. В 1612-1614 гг. И. В. м. выдержал осаду польск. войск кор. Сигизмунда III Вазы. По сведениям Нового летописца, наибольший урон интервентам нанес отряд монастырских казаков под командованием атаманов Нелюба Маркова и Ивана Епанчина.

Успение Пресв. Богородицы. Лицевая сторона хоругви. Кон. XVII в. (ГРМ)
Успение Пресв. Богородицы. Лицевая сторона хоругви. Кон. XVII в. (ГРМ)

Успение Пресв. Богородицы. Лицевая сторона хоругви. Кон. XVII в. (ГРМ)

Во время Смуты владения И. В. м. подверглись опустошению, однако монастырь сохранил свои вотчины. В мае 1609 г. царь Василий Шуйский пожаловал обители оз. Ижво в Дмитровском у. Крупнейшую монастырскую вотчину Вейну захватил боярин Лжедмитрия II кн. Г. П. Шаховской. В дек. 1611 г. руководители 1-го Земского ополчения кн. Д. Т. Трубецкой и И. М. Заруцкий выдали грамоту, подтверждавшую права мон-ря на с. Вейна (АФЗХ. Ч. 2. № 420, 424-426, 428). В дек. 1612 г. по решению вождей Земского ополчения кн. Д. Т. Трубецкого и кн. Д. М. Пожарского мон-рь получил место для подворья в Москве на ул. Ильинке (Там же. № 431). Здесь были построены ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы (разобрана в 1782), кельи архимандрита и торговые лавки. Подворьем руководил старец в должности строителя. Стряпчие, проживавшие на подворье, представляли интересы мон-ря в московских приказах. В 1614 г. настоятель подал челобитную, из к-рой следует, что монастырские крестьяне оказались во владении окрестных землевладельцев. Указом царя Михаила Феодоровича было велено возвратить крестьян монастырю. С 1617 г. И. В. м. неоднократно получал льготные грамоты об освобождении монастырских крестьян от строительных работ (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 1. № 22-24, 41, 44, 45, 57, 67, 84, 86).

Последствия Смуты сказывались в вотчинах мон-ря вплоть до 30-х гг. XVII в. В июне 1631 г. игумену сообщалось: «...вотчины монастырские все до основания разорены и крестьянишка з женами и детьми посечены, а достольные в полон повыведены, и монастырь был за литвою разорен совсем… все пусты, стоит лес да небо». Восстановление прежних размеров крестьянской запашки произошло только к сер. XVII в. В 60-х гг. большая часть крестьян была переведена на денежный оброк и была установлена единая вытная ставка оброка - 32 р. с выти (Горская. 1977. С. 292, 299). По переписи 1678 г. И. В. м. владел 1409 крестьянскими дворами. Даже в кон. 70-х гг. XVII в. монастырские власти имели в своем распоряжении земельные резервы, позволявшие расселять малоземельных крестьян на пустошах.

На протяжении XVII в. крестьяне И. В. м. исполняли гос. повинности по выставлению даточных людей, по содержанию лошадей, по заготовке и перевозке леса и строительного камня для строительства крепостей. Во время Смоленской войны 1632-1634 гг. и Крымских походов 1687-1689 гг. с вотчин И. В. м. собирались значительные суммы (в 1632 - ок. 1659 р.). Основными видами гос. налогов были стрелецкие, полоняничные и ямские деньги. Помимо них в патриаршую казну уплачивались оброчные и пошлинные деньги. В 1678-1700 гг. в подмонастырской слободе жили отставные стрельцы, И. В. м. обеспечивал их денежным и хлебным содержанием. Вплоть до 1688 г. стрелецкие деньги взимались с вотчин натурой, т. е. хлебом. Московское подворье обеспечивало содержание стрельцов, проживавших в столице. Лишь на время строительства в обители правительство разрешило перевести часть стрельцов в псковские и новгородские монастыри. В кон. XVII в. резко повысился размер платежей в пользу гос-ва (напр., на крестьянский двор в Вейне приходилось более 2 р. платежей). В 1700 и 1701 гг. крестьяне всех вотчин И. В. м. обязаны были также поставить под «государевы запасы» по подводе с каждого двора (Там же. С. 329, 334).

Объем вкладов, полученных монастырем в XVII в., был несравненно меньше, нежели в предыдущем столетии. В апр. 1623 г. царь Михаил Феодорович сделал вклад на поминовение погребенных в обители волоцких князей Ивана и Федора Борисовичей. Московское подворье ежегодно получало деньги на панихиды по волоцким князьям и старцу Кассиану Босому. В мае 1627 г. царь Михаил Феодорович выдал игум. Левкию жалованную грамоту на с. Турово. В 1652 г. в монастыре была учреждена архимандрития, и в период междупатриаршества митр. Казанский Корнилий возвел игум. Иора в сан архимандрита. Царь Алексей Михайлович в 1653 г. посетил мон-рь, в авг. 1663 г. пожаловал архим. Корнилию грамоту на пустошь Трофимову, а в сент. 1665 г. выдал послушную грамоту на крестьян с. Иевлева с селищами и пустошами. В 1666 г. в И. В. м. встречали Вселенских патриархов, а в 1668 г. архим. Гермоген участвовал в проводах Антиохийского патриарха Макария III. В 1676 г. мон-рю были предоставлены таможенные пошлины в слободе Теряевой и с. Покровском. По указу царя Феодора Алексеевича к И. В. м. был приписан Опекалов мон-рь. В июне 1693 г. цари Иоанн и Петр Алексеевичи выдали архим. Николаю послушную грамоту на крестьян пустоши Калитиной и др.

После пожара 1645 г. настоятель обратился за помощью в восстановлении обители к царю (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 11 об.). В 1647 г. боярин Федор Иванович Шереметев, дьяк Ф. Ф. Лихачёв и гость Г. Никитников пожертвовали деньги на кровлю Одигитриевской ц. «под колокольней» (Там же. Ед. хр. 2167. Л. 5). Кнг. Анастасия Лыкова (сестра патриарха Филарета) дала монастырю деньги «на городское строение» (Там же. Ед. хр. 2171. Л. 1). Между 1661 и 1682 гг. крупные вклады (церковную утварь, книги и имущество) сделал в обитель дьяк Золотой и Серебряной палаты Захарий Богдан Силин (Там же. Ед. хр. 427. Л. 1-1 об.; Ед. хр. 449. Л. 1-2).

В период Смуты монастырские постройки были повреждены, и во 2-й пол. XVII в. в обители и в монастырских владениях велись строительные работы. В 1636 г. в с. Ангелове построена ц. свт. Николая Чудотворца, в 1667 г.- ц. прор. Илии в подмонастырской слободе, в кон. XVII в.- каменные храмы в Осташкове, Балашкове, Луковникове (Там же. Ед. хр. 735, 738-741).

В XVII в. И. В. м. использовался как место содержания лиц, осужденных по решению светских и духовных властей, а также душевнобольных. При царе Василии Шуйском в И. В. м. был сослан кн. И. А. Хворостинин, в 1610 г.- мон. Иринарх, в 1625 г.- мон. Рафаил. В 1630 г. в мон-рь был заключен некий грек старец Иона, в 1640 г.- киевский старец Иов, в 1643 г.- белорусы старцы Исакий и Авраамий, в 1649 г.- дьяк Ефрем, в 1666 г. сослан противник патриарха Никона протопоп Иоанн Неронов. При мон-ре содержались уличенные в пьянстве, воровстве, а с нач. XVIII в.- отставные солдаты.

XVIII - нач. XX в.

С 1701 г. все недвижимое имущество И. В. м. передавалось в ведение Монастырского приказа. 36 монашествующих составили штат монастыря, оклад жалованья - 316 р.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Гравюра. XIX в. (ГИМ)
Иосифов Волоколамский мон-рь. Гравюра. XIX в. (ГИМ)

Иосифов Волоколамский мон-рь. Гравюра. XIX в. (ГИМ)

В 1702 г. И. В. м. возглавлял архим. Герман, переведенный из нижегородского Печерского мон-ря. В его ведение были переданы все духовные дела по Волоколамской десятине, однако уже в 1707 г. архим. Герман просил освободить его от этой обязанности. В 1710 г. все вотчины монастыря были разделены на определенные, в размере дохода от управления 3604 крестьянами (доход от к-рых шел на содержание обители), и заопределенные (находившиеся в ведении приказа). В 1710 г. из монастырской вотчины было изъято и передано кн. А. Д. Меншикову с. Спасское с 3 деревнями в Рузском у.; в то же время монастырю были возвращены вотчины в Волоцком у.

В 1721 г. архим. Герман в числе представителей высшего духовенства подписал «Духовный регламент». В том же году инквизитор Никанор (Подгаецкий) донес в приказ Инквизиторских дел о злоупотреблениях архим. Германа (Там же. Оп. 3. Ч. 1. Ед. хр. 9, 10). В 1722 г. Герман был лишен сана архимандрита и по решению Синода нек-рое время содержался в мон-ре, а затем по обвинению в суеверии сослан во Флорищеву пуст. В 1722 г. архимандритом И. В. м. стал насельник столичного Александро-Невского мон-ря иером. Иоаким (возглавлял обитель дважды: в 1722-1723 и в 1728-1738). В 1726 г. должность наместника исполнял иером. Михаил, при котором в монастыре проживали, согласно описи, «Аарон (одержим животною болезнию), Иринарх (стар), Иосиф (грамоты недоволен), Ефрем (стар), Мелхиседек (дряхл) и Тарасий (стар и глух)» (см.: ОДДС. Т. 5. Прил. VI. С. LXXII). Др. постриженик Александро-Невской лавры, архим. Сергий (Прозоровский), в 1728 г. участвовал в церемонии коронации имп. Петра II. В 1732 г. управление духовными делами Волоколамской десятины было передано архим. Иоакиму. К этому времени к И. В. м. были приписаны волоколамский Власиевский жен. мон-рь, ржевский Крестовоздвиженский и Опекалово-Вознесенский муж. мон-ри.

До 1740 г. И. В. м. подчинялся епископам Можайским и Волоколамским, в 1740-1789 гг.- епископам Переславль-Залесским и Дмитровским, а затем - митрополитам Московским. Власти монастыря получали указы и распоряжения из Синода, Коллегии экономии, духовной дикастерии, а также состояли в переписке с Волоколамской воеводской канцелярией. В 1745-1753 гг. И. В. м. управлял викарий Переславль-Залесской епархии еп. Можайский Серапион (Лятошевич). В обители располагался Домовотчинный приказ Переславль-Залесской духовной консистории. В 1746-1747 гг. И. В. м. был кафедральным, туда направлялись для исправления лица духовного и светского звания, совершившие преступления, или душевнобольные.

По 2-й ревизии во владении И. В. м. находилось 11 624 чел. (муж. пола), 19 585,5 дес. пашенной земли на 3 полях и 16 092 копны сенных покосов. Доходы И. В. м. складывались из окладного жалованья, продажи хлеба и сена, а также из денежных средств, полученных от адм. деятельности. В 1750 г. монастырь имел 1712 р. доходов и 1268 р. расходов (100 р. из них - жалованье солдатам и офицерам, проживавшим при монастыре). В 1763 г. монастырь получил с 1581 крестьянина 3604 р. сбора. Вотчины И. В. м. соседствовали с владениями Новоиерусалимского в честь Воскресения Христова мон-ря, московского Архангельского собора, Александро-Невской лавры, Тверского архиерейского дома, синодальных крестьян и с помещичьими усадьбами. Экономическая политика монастырских властей в 1-й пол. XVIII в. была направлена на поддержание крестьянских хозяйств за счет развития арендных отношений, предоставления ссуд и налоговых льгот. Но в обстановке земельных конфликтов 1700 г.- 60-х гг. XVIII в. монастырские власти не могли обеспечить эффективную защиту интересов своих крестьян, к-рые все чаще требовали перевести их в разряд государственных. В 1757 и 1760 гг. для усмирения волнений монастырских крестьян вызывались воинские команды (Вдовина. 1988. С. 42-43, 193-201).

Успенский собор Иосифова Волоколамского мон-ря. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Успенский собор Иосифова Волоколамского мон-ря. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Успенский собор Иосифова Волоколамского мон-ря. Фотография. XIX в. (ГИМ)

По указу от 26 февр. 1764 г. И. В. м. был отнесен ко 2-му классу, по штату в братии было 17 чел.: архимандрит, казначей, 6 иеромонахов, 4 иеродиакона и 5 монахов. Мон-рю полагались 250 р. годового жалованья, участок земли под пашню, огород и сенокос. В 1764-1765 гг. в И. В. м. перевели насельников упраздненных Возмицкого и неск. др. мон-рей. И. В. м. использовался как место содержания колодников, и в 1766 г. настоятель добился выделения на их содержание средств из Волоколамской воеводской канцелярии. Указом имп. Павла I оклад мон-ря был повышен, а земельные угодья увеличены до 30 дес. Основной доход (ок. 40 тыс. р.) И. В. м. получал от сдачи в аренду домов подворья в Москве под торговые палатки. Поступали доходы и от монастырской усадьбы (загородного двора, огорода, пашен, озер, леса), мельницы в с. Теряеве (с 1798) и др.

В 1777 г. по инициативе еп. Переславль-Залесского и Дмитровского Феофилакта (Горского) и при участии архим. Нектария в И. В. м. была учреждена Иосифовская семинария для детей лиц духовного звания. В 1823 г. семинария была переведена в г. Волоколамск. В 1832 г. И. В. м. получил право иметь внештатно такое же количество братии, как и по штату. В 70-х гг. XIX в. по штату И. В. м. получал из казны 1249 р. годовых. Доходы также складывались из сдачи в аренду подворий в Москве (17 308 р.) и из средств, полученных от богомольцев. В 1883 г. И. В. м. перестроил подворье на ул. Ильинке в Москве и купил подворье на той же улице у Большого Креста. В расположенном недалеко от И. В. м. небольшом скиту находились ц. во имя Всех святых (1860), корпуса богадельни и больницы на 12 чел. (архит. П. К. Микини). К 1915 г. И. В. м. получал более 60 тыс. р. доходов, гл. обр. от 3 подворий в Москве. Помимо содержания братии средства расходовались на содержание церковноприходской школы (3 тыс. р.), сиротского приюта и мастерской (4 тыс. р.), монастырской больницы (5 тыс. р.), Волоколамского ДУ (2,5 тыс. р.), школы живописи при Троице-Сергиевой лавре (1,7 тыс. р.), епархиальной миссии (3 тыс. р.). К нач. XX в. И. В. м. владел 196,5 дес. угодий (12,5 дес. пашни, 19 дес. лугов, 163 дес. леса, 2 дес. неудобий), у его стен ежегодно устраивались 3 ярмарки: 23 июня, 15 авг. и 4 сент. Мон-рь ежегодно кормил бесплатными обедами до 25 тыс. богомольцев. Во время первой мировой войны И. В. м. вносил 1,5 тыс. р. ежемесячно на содержание лазарета и постройку дома для 50 инвалидов.

В XVIII-XIX вв. 5 архимандритов И. В. м. стали архиереями: Пахомий (Симанский) в 1758 г. был хиротонисан во епископа Тамбовского, Геннадий (Драницын) в 1761 г.- во епископа Суздальского, Иона (Василевский) в 1812 г.- во епископа Тамбовского, Филарет (Амфитеатров) в 1819 г.- во епископа Калужского, Григорий (Постников) в 1822 г.- во епископа Ревельского. Обитель посещали епископы Переславль-Залесские Амвросий (Зертис-Каменский) - в 1753 г., Феофилакт (Горский) - в 1785 г., митрополиты Московские Филарет (Дроздов) - в 1847 г., Иннокентий (Вениаминов) - в 1868 г., Владимир (Богоявленский) - в 1902 г., митр. Киевский Иоанникий (Руднев) - в 1895 г., епископы Дмитровский Мисаил (Крылов) - в 1885 г., Волоколамский Арсений (Стадницкий) - в 1902 г. В 1892 г. И. В. м. посетил вел. кн. Сергей Александрович Романов с супругой вел. кнг. прмц. Елисаветой Феодоровной, в 1902 г.- обер-прокурор Синода В. К. Саблер.

И. В. м. как центр книжности XV-XVII вв.

По словам В. О. Ключевского, «ни один русский монастырь не обнаружил литературного возбуждения, равного тому, какое находим в обители Иосифа» (Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871. С. 292). В развитии И. В. м. как центра книжности традиционно выделяют 3 этапа: этап формирования книжного ядра б-ки и становления лит. традиций, связанный с именем прп. Иосифа; расцвет лит. творчества в 20-80-х гг. XVI в., связанный с именами митр. Даниила, Новгородского архиеп. Феодосия, игуменов Нифонта (Кормилицына), Евфимия (Туркова) и др.; период с кон. XVI в., когда И. В. м. выполнял в основном роль «хранителя книжности» (Дмитриева Р. П. Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности // КЦДР: Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности. 1991. С. 6). Основными источниками формирования б-ки являлись переписка книг в мон-ре и вклады. По Уставу прп. Иосифа монахам разрешалось иметь книги и иконы, поэтому одним из источников пополнения б-ки мон-ря стали келейные собрания пострижеников.

Прп. Иосиф принес на место основания мон-ря от 10 до 13 книг (Жмакин. 1881. Прил. XIX. С. 57). В И. В. м. прп. Иосиф переписывал книги, хотя его бесспорный автограф не установлен. По описи 1545 г., игум. Иосиф переписал 3 Евангелия, Апостол, Богородичник, Триодь, Псалтирь, Лествицу, Соборник, Канонник (Опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1545 г. // КЦДР: Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности. 1991. С. 24, 26-28, 31). К 1915 г. в монастырской библиотеке хранились рукописи, считавшиеся автографами прп. Иосифа: Триодь Постная, 2 Псалтири, Богородичник, «Просветитель», а также 2 списка Устава, Послания кн. Б. В. Кутузову, И. И. Третьякову и вел. кн. Василию III Иоанновичу (Прп. Иосиф, Волоколамский чудотворец. 1915. С. 116-119). В целом в период игуменства прп. Иосифа в мон-ре была собрана одна из лучших б-к, не уступавшая книжным собраниям Троице-Сергиева и Кириллова Белозерского мон-рей.

Для И. В. м. как для центра книжности характерны 3 особенности: во-первых, влияние его пострижеников на развитие публицистической мысли в 1-й пол. XVI в.; во-вторых, «традиция почитания своих наставников путем включения их произведений в создаваемые в монастыре рукописи и бережное отношение к рукописному наследию»; в-третьих, наличие в переписанных в И. В. м. четьих сборниках списков произведений, хронологически близких к авторскому тексту.

Показателем уровня организации и активного использования монастырской б-ки является составленный в 3-й четв. XVI в. малоформатный «указец» (РГБ. Вол. № 423). За основу взяты месяцеслов и пасхальная часть триодного тропарника Иерусалимского устава, которые снабжены отсылками (с указанием листов) к рукописям собрания, содержащим соответствующие жития, учительные и похвальные слова.

«Послания Иосифа еп. Суздальскому Нифонту и Андрониковскому архим. Митрофану по поводу ереси жидовствующих». Список из «Просветителя» Иосифа Волоцкого XVI в. (РГАДА. Ф. 181. Д. 591. Л. 784)
«Послания Иосифа еп. Суздальскому Нифонту и Андрониковскому архим. Митрофану по поводу ереси жидовствующих». Список из «Просветителя» Иосифа Волоцкого XVI в. (РГАДА. Ф. 181. Д. 591. Л. 784)

«Послания Иосифа еп. Суздальскому Нифонту и Андрониковскому архим. Митрофану по поводу ереси жидовствующих». Список из «Просветителя» Иосифа Волоцкого XVI в. (РГАДА. Ф. 181. Д. 591. Л. 784)

В б-ке И. В. м. находились древнейшие списки Устава (РНБ. Солов. № 326/346; ГИМ. Епарх. № 341), «Просветителя» (ГИМ. Епарх. № 339, 340; РНБ. Солов. № 326/346) и др. сочинений прп. Иосифа Волоцкого (Дмитриева. 1974. С. 208-209). Основной фонд рукописного наследия основателя мон-ря (представлен 29 рукописями), в т. ч. и обширное эпистолярно-публицистическое наследие, был создан и сохранился только в И. В. м. (Там же. С. 209). Постриженики обители часто включали в свои сборники произведения прп. Иосифа Волоцкого и краткие биографические сведения о нем. Наибольшее количество произведений прп. Иосифа (18) находится в сборнике игум. Нифонта (Кормилицына) (РНБ. Q.XVII.64). Владельцами др. сборников, в состав к-рых входили произведения прп. Иосифа, были архиеп. Феодосий, Мартин (Рыков) и игум. Евфимий (Турков). Тенденция к прославлению основателя мон-ря проявилась и в создании произведений, посвященных его жизни и деятельности. Уже в 30-х гг. XVI в. появился краткий летописец (Зимин. 1950. С. 4-5), затем переписанный в 14 волоколамских рукописях. Не позднее 1531 г. было создано «Похвальное слово» прп. Иосифу Волоцкому, к-рое восходит к несохранившейся «Повести о преподобном игумене Иосифе монастыря Пречистыя Богородици, его же сам созда, в нем же и положено бысть святое тело его» (Клосс. 1980. С. 63). Написанное мон. Досифеем (Топорковым) «Надгробное слово» прп. Иосифу и составленная старцем Фотием служба прп. Иосифу сохранились в составе 4 сборников 60-90-х гг. XVI в. В единственных списках сохранились Житие прп. Иосифа, написанное еп. Саввой, и Житие, созданное неизвестным автором. Среди книжников И. В. м.- брат прп. Иосифа Вассиан (Санин), автор Жития прп. Пафнутия Боровского. В И. В. м. заботливо сохраняли принадлежавшие ему рукописи, в т. ч. Ирмологий, переписанный Вассианом (Саниным) (РГБ. Вол. № 245/66).

В книжном собрании помимо традиционных для мон-ря богослужебных книг большая роль принадлежала четьим, среди к-рых преобладала святоотеческая аскетическая лит-ра. Самыми популярными в И. В. м. авторами аскетических сочинений были преподобные Иоанн Лествичник, Исаак Сирин и Симеон Новый Богослов (Александрова, Суздальцева. 1999. С. 63-64).

В И. В. м. переписывались рукописи по заказам др. мон-рей и отдельных лиц, а также, возможно, для продажи и пожертвований обителям и церквам. Учитывая огромную работу и большое количество рукописей, созданных волоколамскими писцами, в монастыре существовал скрипторий или даже несколько скрипториев. Книги для монастыря заказывались и в др. местах. Так, в кон. XV - нач. XVI в. для И. В. м. переписывал книги Стефан Тверитин, «дьякон Михайловский с Сеней». Перепиской книг занимались монахи-книжники, наряду с ними трудились за деньги или за довольствие ремесленники. Судя по расходной книге 1590 г. Паисия (Мичурина) (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. № 1), в обители существовал обычай приглашать иконников, умевших прописывать золотом заставицы, строки и слова в рукописях. В И. В. м. проживали служебники и крылошане из Соловецкого, Свияжского, Хутынского, Сийского и других монастырей, занимавшиеся перепиской книг за вознаграждение. В монастырской б-ке имеются рукописи, переписанные потетрадно, различается до 13 почерков писцов, работавших над текстом (Клосс. Нил Сорский и Нил Полев. 1974. С. 163; Кукушкина. 1999. С. 118-119). В И. В. м. с его строгим уставом книгописание могло служить и формой ученического послушания. Так, в 1564-1565 гг. ученик старца Герасима (Ленкова) Маркелл (возможно, будущий игумен Селижаровского во имя Св. Троицы монастыря) переписал мелким почерком большеформатный Обиход (1143 листа) (РГАДА. Ф. 381 (Син. тип.). № 220).

Уже ко времени кончины прп. Иосифа в монастырской б-ке было более 100 книг, и она активно пополнялась за счет вкладов и переписки. К 2011 г. установлено более 100 имен писцов. Судя по 248 книжным записям в той части б-ки мон-ря, к-рая хранится в ГИМ, не менее 122 записей являются владельческими, 53 оставлены писцами рукописей, 48 записей сделаны вкладчиками. Сопоставление записей на книгах из б-ки мон-ря, к-рая хранится в ГИМ, с информацией из вкладных книг и синодиков позволило получить сведения о 162 писцах, вкладчиках и владельцах рукописей (Дианова Т. В., Костюхина Л. М. Записи как одна из кодикологических особенностей рукописей Иосифо-Волоколамской б-ки // Тр. ГИМ. М., 1989. Вып. 71. С. 28; Они же. Рукописные книги Иосифо-Волоколамской б-ки // КЦДР: Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. 1991. С. 102-116).

Среди переписчиков книг видное место занимал старец Герасим Чёрный, переписавший 16 рукописей. Не менее 10 книг переписал мон. Досифей (Топорков), 12 - игум. Евфимий (Турков), 13 - старец Фотий, 14 книг - Нил (Полев). Среди первых писцов, участвовавших в переписке книг, были Герасим Поповка, монахи Геласий (Суколенов), Герасим (Замыцкий), Тихон (Зворыкин), Ферапонт (Обухов), Варлаам (Кривошеин), Иоанн (Пищулин), Симеон Пустынник, Ефрем Тверитин, Исаия Белый.

Старец Нил (Полев) был известным каллиграфом и некоторое время провел в заволжских скитах, работая над сборниками житий греч. святых совместно с прп. Нилом Сорским. Результатом этих трудов стали 3 рукописи (сборники), вывезенные прп. Нилом с Белоозера и в 1513-1514 гг. вложенные в виде вклада в И. В. м. Т. о. в обители оказались 2 тома «Соборника» прп. Нила Сорского (ГЛМ. РОФ 8354. № 14 и РГБ. Вол. № 630) и один из ранних списков «Просветителя» и краткой редакции Устава прп. Иосифа (РНБ. Солов. № 326/346) (Прохоров Г. М. Автографы Нила Сорского // ПКНО, 1974. М., 1975. С. 37-54). Вероятно, один том «Соборника» иосифляне дописали: они подобрали слова и поучения, подкреплявшие идеологическую концепцию прп. Нила (Лённгрен Т. П. «Соборник житий» в лит. наследии Нила Сорского: (На мат-ле автографа, хранившегося в Волоколамском монастыре) // Palaeoslavica. Camb. (Mass.), 1999. Vol. 7). Др. автограф прп. Нила Сорского обнаружен в сборнике Дионисия Звенигородского (ГИМ. Епарх. № 51. Л. 173-180 об.; Шевченко Е. Э. Неизвестный автограф Нила Сорского // ТОДРЛ. 2008. Т. 58. С. 913-919). В 20-х гг. XVI в. сборники, вложенные Нилом (Полевым) в 1513-1514 гг., были взяты в Москву, где писцы митрополичьего скриптория изготовили их копии (Клосс. 1980. С. 86).

Мон. Досифей (Топорков) в И. В. м. редактировал Русский хронограф 1512 г. (сохр. в извлечениях и переработке в списке РГБ. Вол. № 583; сведения об авторстве - ГИМ. Увар. № 356) и написал предисловие к нему - «Изложение о истинней и православной вере». Возможно, в обители он редактировал и Хронику Георгия Амартола (Анисимова Т. В. Криница «переводу» Досифея Топоркова?: (В сб. МГАМИД сер.- 3-й четв. XVI в.) // ТОДРЛ. 2006. Т. 57. С. 166-179) и создал сокращенную редакцию Жития серб. деспота св. Стефана Лазаревича. В последние годы мон. Досифей составил Иосифо-Волоколамский патерик и «Надгробное слово» прп. Иосифу. Мон. Досифей намеревался передать в И. В. м. в качестве вклада Псалтирь, Стихирал знаменной и Лествицу толковую (Синодик. 2004. С. 163-164). Сотрудником Досифея при переписке 2 рукописей был Герасим (Замыцкий), переписавший для монастырской б-ки полностью и частично не менее 5 рукописей. Герасим, будучи архимандритом Симонова мон-ря, вложил в И. В. м. Четвероевангелие Варлаама Доброписца (РГБ. Вол. № 17). В переписке источников хронографа также принимал участие Ферапонт (Обухов), рукой к-рого написаны Жития св. кор. Стефана Дечанского и Илариона, еп. Мегленского (Л. 263-377 об.), в сборнике РГБ. Вол. № 655 (ср.: Клосс Б. М. Предисловие к изд. 2005 г. // ПСРЛ. 2005. Т. 22 (Русский хронограф). С. XII-XIV). Среди сохранившихся сборников Дионисия Звенигородского - Епарх. № 348, 351, 405; РГБ. Вол. № 661; Ф. 711. № 53 (Анхимюк. 1999. С. 75-76; Дмитриева Р. П. Дионисий Звенигородский Лупа // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 191-192).

Наиболее плодовитым автором из числа пострижеников И. В. м. был митр. Московский Даниил, который переписал ряд книг, находясь в монастыре (в 1511-1522 игумен, в 1539-1547 жил на покое), и 7 книг дал в качестве вклада (подробнее см.: Турилов А. А. Литературное наследие Даниила, книгописание // ПЭ. Т. 14. С. 72-75). Даниил составил ряд сборников со своими сочинениями: РГБ. МДА. Фунд. № 197; РНБ. Соф. № 1281; Погод. № 1149; Q. I. 1439. Значительное внимание Даниил уделял правке книг. Редакторские пометы, которые он сделал, проживая в И. В. м., находятся в сборниках: РГБ. Вол. № 149, 489, 490, 573, 597, 605; ГИМ. Епарх. № 380 и др. По-видимому, именно Даниил восстановил удаленные фрагменты текста, содержащие выпады против митр. Зосимы (Брадатого), в «Сказании о новоявившейся ереси» из состава «Просветителя» (Плигузов А. И. «Книга на еретиков» Иосифа Волоцкого // История и палеография. М., 1993. Вып. 1. С. 110-112; ГИМ. Епарх. № 337. Л. 5 об., 11 об., 12 об.). Во время пребывания на Московской кафедре митр. Даниил привлекал к работе владычного скриптория книжников И. В. м. Одним из его помощников в работе над сводной Кормчей был игум. Нифонт (Кормилицын), позднее составивший собственную редакцию этого канонического сборника (РГБ. Егор. № 156). Игум. Нифонт «стремился не просто увеличить библиотеку, но собрать и сохранить в обители репертуар литературы, представляющей интерес для образованного круга иосифлян» (Дмитриева Р. П. Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности // КЦДР: Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности. 1991. С. 10). В XVI в. для б-ки И. В. м. трудился профессиональный писец дьяк Дмитрий Лапшин. Он принял участие в написании не менее 12 рукописей. Наряду с ним работал Фома Шмоилов (Шмойлов), писец и владелец келейной б-ки. Митр. Даниил привлек его к работе по составлению Никоновской летописи (Клосс Б. М. О рукописях, написанных дьяком Дмитрием Лапшиным // АЕ за 1974. М., 1975. С. 136-142; Он же. 1980. С. 82-84). Владельцами четьих сборников «энциклопедического» содержания были знаменитые старцы: Ионе (Пушечникову) принадлежал сборник РГБ. Вол. № 535, Дионисию Звенигородскому - РГБ. Вол. № 661 и ГИМ. Епарх. № 405.

Устав прп. Иосифа Волоцкого. Список из «Просветителя». 1514 г. Вклад мон. Нила (Полева) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РНБ. Солов. № 326/346)
Устав прп. Иосифа Волоцкого. Список из «Просветителя». 1514 г. Вклад мон. Нила (Полева) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РНБ. Солов. № 326/346)

Устав прп. Иосифа Волоцкого. Список из «Просветителя». 1514 г. Вклад мон. Нила (Полева) в Иосифов Волоколамский мон-рь (РНБ. Солов. № 326/346)

И. В. м. являлся одним из центров общерус. летописания. По мнению Б. М. Клосса, свод 1495 г. был составлен в И. В. м., поскольку 3 списка этого свода (РГАДА. Ф. 196 (Мазур). № 289; собр. МГАМИД. Ф. 181. № 365; собр. Музейн. № 5837) происходит из этого мон-ря (Клосс Б. М. О времени создания Русского хронографа // ТОДРЛ. 1971. Т. 26. С. 244-255; Он же. 1980. С. 25-29; Он же. Предисловие к изданию 2007 г. // ПСРЛ. 2007. Т. 27. С. VIII). Мнение Клосса опровергала Р. П. Дмитриева, указавшая на московское, а не на волоколамское происхождение некоторых известий (Дмитриева. 1974. С. 225-226). К 2011 г. выявлена связь ряда памятников митрополичьего происхождения времен митр. Даниила с книгописной и лит. традицией И. В. м. (Клосс. 1980. С. 81-87). Симеоновская летопись написана в обители дьяком Дмитрием Лапшиным в 40-х гг. XVI в. (Там же. С. 25). Из тех, кто в И. В. м. составляли краткие летописцы, известны Марк (Левкеинский) (РГБ. Вол. № 515; Зимин. 1950. С. 9-14) и Игнатий (Зайцев) (РГБ. Вол. № 362). Сведения, связанные с И. В. м., содержатся также в Часовнике Игнатия (Зайцева) (ГИМ. Епарх. № 264).

Постриженики И. В. м. находились в общении с др. центрами книжности. Особенностью книжного собрания И. В. м. «является наличие в его составе большого числа списков южнославянских оригинальных и переводных сочинений, попавших на Русь в кон. XV в. (жития болгарских и сербских святых, переводные хроники, «сербская» Александрия)» (Турилов. 1986. Т. 1. Вып. 2. С. 152) и послуживших источниками Русского хронографа. Помимо тесного сотрудничества с Новгородским архиерейским домом времен святителей Геннадия (Гонзова) и Макария, а также с митрополичьим скрипторием времен митрополитов Даниила и Макария стали известны новые книжные контакты пострижеников мон-ря. Практически с начала существования И. В. м. поддерживал тесные книжные связи с Троице-Сергиевым монастырем. Псалтири с восследованием рубежа XV и XVI вв., переписанные Герасимом (Замыцким) и Герасимом Чёрным (РГБ. Вол. № 152; ГИМ. Епарх. № 90), отражают особенности «Псалтыри митр. Киприана» 1-й четв. XV в. (РГБ. МДА. Фунд. № 142), хранившейся в Троице-Сергиевом мон-ре. Сборник 20-х гг. XVI в. (РГБ. ТСЛ. Фунд. № 686) содержит старший список сокращенной редакции Жития деспота Стефана Лазаревича, созданной, вероятно, в И. В. м., а Жития св. кор. Стефана Дечанского и еп. Илариона Мегленского восходят вероятно к сборнику РГБ. Вол. № 655. Краткие летописцы обители свидетельствуют о тесных связях с Боровским мон-рем (Дмитриева. 1974. С. 223-225). Один из ранних списков «Просветителя» (РНБ. Солов. № 326/346) был не позднее 1508 г. переписан прп. Нилом Сорским и Нилом (Полевым) в Сорской пуст., что позволяет говорить о тесных контактах между учениками преподобных Иосифа и Нила Сорского. Изучение индексов истинных и ложных книг, которые переписывались в И. В. м., позволило проследить заимствование и обогащение кирилловской книжной традиции иноками обители. Отмечены лит. контакты братии И. В. м. и Павлова Обнорского мон-ря (Грицевская И. М. Индексы истинных и ложных книг в Волоколамском мон-ре // ТОДРЛ. 2007. Т. 58. С. 494-504; Пигин. О литературных контактах. 2006. С. 99-104).

А. А. Зимин отмечал, что «помимо развития взглядов Иосифа Волоцкого в самостоятельных произведениях его последователей, в сборниках сер. XVI в., вышедших из-под пера монахов Волоколамского монастыря, помещались произведения и постановления Соборов, которые были направлены на защиту монастырского землевладения» (Зимин. Крупная феод. вотчина. 1977. С. 276). В этих рукописях находятся: трактат прп. Иосифа в защиту монастырских имуществ (РГБ. Муз. № 1257. Л. 264-297), «Соборный ответ» 1503 г. (РГБ. Вол. № 514. Л. 426-433), «Ответ» Макария, обосновывающий право мон-рей владеть селами (РГБ. Муз. № 1257. Л. 154-178), постановления Стоглава (РГБ. Вол. № 517. Л. 206-209), «Слово кратко», отстаивавшее неприкосновенность монастырских владений (РГБ. Муз. № 1257. Л. 191-249), коллекция ханских ярлыков рус. митрополитам (ГИМ. Син. № 672. Л. 694-707) и «Константинов дар» (Там же. Л. 668-682).

Составители четьих сборников стремились включать в их состав современные им произведения. Так, в сборнике Вол. № 659 содержатся ранние списки Жития прп. Михаила Клопского в редакции В. М. Тучкова, Жития прп. Пафнутия Боровского, прп. Павла Обнорского и ряд летописных статей, извлеченных из создававшихся в то время летописных сводов. Составителей сборников волновали события общегос. значения. Этот интерес был обусловлен непосредственным участием его пострижеников в политической жизни гос-ва. Игум. Нифонт (Кормилицын) поместил в своем сборнике рассказы о походах на Казань в 1550 и 1552 гг., в к-рых он принимал участие (Кунцевич Г. З. Малоизвестные записи о казанских походах 1550 и 1552 гг. // ЖМНП. 1898. Июль. С. 135-145). Игнатий (Зайцев) вел летописные записи (РГБ. Вол. № 362; ГИМ. Епарх. № 264), в т. ч. и о событиях в Казани. Ст. «Поставление великих князей русских, откуду бе и како начашася ставитися на великое княжение святыми бармами» находится в 3 сборниках (ГИМ. Епарх. № 379; РГБ. Вол. № 572; РНБ. Q.I.214), современных венчанию Иоанна IV на царство. «Сказание о князьях владимирских» также сохранилось в монастыре в 3 сравнительно ранних списках (Дмитриева. 1974. С. 221). Ряд волоколамских сборников (РГБ. Вол. № 488, 489, 506, 522, 530) включает статьи, близкие по содержанию к визант. «княжеским зерцалам». Среди них - «Изложение совещательных глав царю Иустиниану сложенных Агапитом диаконом», «Василия царя греческого главизны учительны 66 к сыну своему Льву», «Сократа мудреца еллинского», «Аристотеля философа от епистолии ко Александру Македонскому», «Геннадия, патриарха Константинопольского, слово о вере», «Послание Константинопольского патриарха Фотия болгарскому князю Михаилу Борису» и др.

Особым вниманием книжников И. В. м. пользовались эсхатологические сюжеты, отразившиеся в Иосифо-Волоколамском патерике. Из монастыря происходит рассказ патерикового типа «О преставлении старца Антония Галичанина» (Пигин. Видения потустороннего мира. 2006. С. 23-156). Волоколамские книжники отдавали предпочтение повестям назидательного содержания, нередко переводные произведения подвергались переработке с целью придания наибольшего нравоучительного смысла. В мон-ре были созданы 2 редакции переводной повести «Прение живота и смерти», а также рус. редакция переведенного с польск. языка «Сказания о смерти некоего мистра философа» (Дмитриева Р. П. Рус. перевод XVI в. польского сочинения XV в. «Разговор магистра Поликарпа со смертью» // ТОДРЛ. 1963. Т. 19. С. 303-317; Повести о споре жизни и смерти / Исслед. и подгот. текстов: Р. П. Дмитриева. М.; Л., 1964. С. 24-59). Книжников И. В. м. отличал и интерес к необычным явлениям природы (землетрясениям, солнечным и лунным затмениям). Дионисий Звенигородский (ГИМ. Епарх. № 405) и игум. Нифонт (Кормилицын) (РНБ. Q.XVII.15) в своих сборниках поместили статьи 1524 г. о наводнении в Неаполе и о землетрясении в Венгрии, о небесном знамении в Риге, о землетрясении «в Римской земле граде Шимбории и в Турской земле гибель граду Солоникии».

В 1551-1563 гг. в И. В. м. в келье проживавшего на покое Новгородского архиеп. Феодосия действовал небольшой скрипторий. Архиепископу помогали его ученики игум. Евфимий (Турков) и Иеремия. Известны 5 книг из б-ки, принадлежавшей архиеп. Феодосию: РГБ. Вол. № 41, 514; ГИМ. Муз. № 791; Епарх. № 171 и РГБ. Ф. 722. № 702 (Анхимюк. 1999. С. 77-78). По предположению Зимина, архиеп. Феодосий переписал сборник ГИМ. Син. № 791. Архиерей частично переписал рукописи РГБ. Вол. № 514 (Л. 223-223 об., 226 об., 233 об.- 235 об., 238 об.); 572 (Л. 234 об.); РНБ. Q.XVII.50 (Л. 273 об., 341-342, 343) (Клосс. Нил Сорский и Нил Полев. 1974. С. 162). По мнению Дмитриевой, бывш. архиеп. Феодосий вписал в сборник своего ученика игум. Евфимия (Туркова) свои сочинения (РНБ. Q.XVII.50. Л. 267-273, 341-345 об.), а также оставил автограф в рукописи ГИМ. Епарх. № 416 (Дмитриева. 1974. С. 205, 213-214). В сер. 50-х гг. XVI в. игум. Евфимий помогал архиеп. Феодосию в переписке Постной Триоди (ГИМ. Епарх. № 70). Между 1 сент. 1562 и 26 февр. 1563 г. сборник Вол. № 514 закончили ученики архиеп. Феодосия игум. Евфимий и буд. архиеп. Казанский Иеремия. Одновременно Евфимий закончил работу над др. сборником (РНБ. Q.XVII.50), в к-ром содержится корпус посланий архиеп. Феодосия. По-видимому, в келье архиеп. Феодосия был составлен сборник (ГИМ. Син. № 791), в к-ром на листах 95-164 содержатся материалы из архива прп. Максима Грека.

В 1563 г. игум. Евфимий (Турков) по благословению своего учителя архиеп. Феодосия переписал Часослов (ГИМ. Епарх. № 256). В сборнике своего ученика Левкия (Акишева) игум. Евфимий написал рассказ «О преставлении старца Феодосиа», к-рый представляет собой Житие архиеп. Феодосия (РГБ. Вол. № 512). В сборнике РГБ. Вол. № 572 игум. Евфимий переписал «Надгробное слово» прп. Иосифу Волоцкому. Вероятно, в кон. 70-х гг. XVI в. Евфимий переработал 2-ю редакцию минейного Жития прп. Иосифа Волоцкого (Попов. 1914). Возможно, в 70-80-х гг. XVI в. Евфимий путем контаминации «Надгробного слова», 2-й редакции минейного Жития и некоторых текстов создал новую редакцию Жития прп. Иосифа (древнейшим списком является ркп. РНБ. Соф. № 451/1. Л. 89-128 об.; Плигузов. Вторая редакция минейного жития. 1984. С. 29-53). Игум. Евфимий провел большую работу по упорядочению монастырской документации. В 1573 г. вместе с книгохранителем Пафнутием (Рыковым) составил опись книг б-ки. При игум. Евфимии был составлен «Старый список кормовой», объединивший синодик и кормовую книгу (ГИМ. Епарх. № 1). Тогда же был составлен и новый список (ГИМ. Епарх. № 415), в к-ром указаны имена и фамилии первых вкладчиков, а также дни их поминовения. Эта работа продолжилась: были составлены записные книги (РГБ. Вол. № 681; РГАДА. Ф. 1192. Оп. 2. № 482) и Обиходник (ГИМ. Син. № 829). Игум. Евфимий составил Канонник (РГБ. Вол. № 412), в к-рый помимо служб прп. Евфимию Великому и прп. Иосифу Волоцкому были включены духовная грамота, предсмертная исповедь, каноны на исход души и за умершего друга, краткие некрологи монахам, умершим за время настоятельства Евфимия. В качестве вкладов игум. Евфимий дал обители 7 книг, из них 4 «своего писма». Известны также автографы игум. Евфимия (РГБ. Вол. № 133, 213, 566; ГЛМ. № 204).

В 20-40-х гг. XVI в. в И. В. м. работал Вассиан Кошка, полностью или частично переписавший 8 книг (ГИМ. Епарх. № 114, 231, 258; Син. № 927; РГБ. Вол. № 511, 517, 530; Муз. № 1257). Авторство Вассиана считается установленным в отношении Жития прп. Фотия, ученика Кассиана Босого (ГИМ. Син. № 927. Л. 171-178), и слова «О преставлении св. еп. Тверского Акакия и о житии его вкратце» (РНБ. Погод. № 1564. Л. 52-56 об.). Авторство Вассиана в отношении Словарного свода, Жития Кассиана Босого, письма «о нелюбках иноков Кириллова и Иосифова монастырей» вызывает сомнения (Дмитриева Р. П. Вассиан Кошка // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 119-120). В 1563-1564 гг. Вассиан вел записи во вкладной книге (ГИМ. Епарх. № 419. Л. 1-6, 128-129 об.). Он переписал вышеназванные статьи, а также 11-е Слово из духовной грамоты прп. Иосифа Волоцкого, «Слово кратко» в защиту монастырских имуществ, «Повесть о прп. Пафнутии Боровском» и др. Наиболее интересными являются сборники Вассиана (ГИМ. Син. № 927 и РГБ. Муз. № 1257), составленные преимущественно из сочинений насельников И. В. м. или из произведений, им посвященных. Др. волоколамский книгописец сер. XVI в.- монастырский слуга и «книжный мастер» Фома Васильев Попов известен лишь по «запродажной» записи 1555/56 г. на Евангелии из б-ки Хиландарского мон-ря на Афоне (№ 66) (см.: Богдановић Д. Каталог ћирилских рукописа манастира Хиландара. Београд, 1978. С. 71).

Важным источником пополнения б-ки были вклады. «Всякий сколько-нибудь выдающийся исторический деятель, вышедший из Волоколамской общины, непременно продолжал поддерживать с нею связь и наконец вносил свое имя в число монастырских вкладчиков книгами и деньгами» (Жмакин. 1881. С. 119). Новгородский архиеп. Феодосий передал 22 книги, архим. Алексий (Ступишин) - 14, еп. Рязанский Леонид (Протасьев) - 20, архиеп. Полоцкий Трифон (Ступишин) - 11, архиеп. Казанский Лаврентий - 12, игум. Иоасаф (Луковниковский) - 15 книг. Среди светских лиц, сделавших в мон-рь вклады книгами, были Б. В. Кутузов, дьяк Д. Мамырев, кн. Д. И. Оболенский. После смерти владельцев в б-ку передавали келейные собрания. Так, келейное собрание старца Дионисия Звенигородского насчитывало 10 книг, Арсения (Плещеева) - 12, Паисия (Мичурина) - 13 книг.

Среди сохранившихся редких памятников монастырской б-ки - один из старших списков «Сказания о Индийском царстве» (РГБ. Вол. № 309), черновые тексты Русского хронографа (Там же. № 583), старший список «Повести о Меркурии Смоленском» (Там же. № 577), древнейший полный комплект Четьих-Миней (Там же. № 590-598). В б-ке обители хранится единственный известный список нач. XVI в. особой редакции Хроники Иоанна Зонары («Паралипомен») с послесловием редактора и писца 1408 г. (РГБ. Вол. № 655), а также единственный список переведенного с греч. языка проскинитария «Поклоненье св. града Иерусалима 1531 г.» (РГБ. Вол. № 387. Л. 632-648; опубл.: Голубцова М. А. К вопросу об источниках древнерус. хождений во Св. Землю. Поклоненье св. града Иерусалима 1531 г. М., 1911). Из б-ки И. В. м. происходит древнейшая известная рукопись «Миротворного круга» (ГЛМ. № 142). В сборнике Дионисия Звенигородского (РГБ. Вол. № 661) находился основной список «Сказания о Мамаевом побоище». В волоколамских сборниках содержались также самые ранние списки Житий прп. Евфросинии Суздальской, Евфимия прп. Суздальского, а также первоначальная редакция Повести о Николе Зарайском (Клосс Б. М. Избранные труды. М., 2001. Т. 2: Очерки по истории рус. агиографии XIV-XVI вв. С. 371, 375, 417-418). В октябрьский том Минеи-Четьей (РГБ. Вол. № 591) включен старший русский и один из древнейших во всей рукописной традиции список Жития прп. Иоанна Рыльского в редакции Георгия Скилицы.

Общий книжный фонд И. В. м. состоял из книг, находившихся в б-ке, в кельях, на подворье в Москве и в храмах близлежащих вотчин. На протяжении XVI в. трижды составлялась опись б-ки. В 1-й из известных описей (составлена старцем Зосимой и книгохранителем Паисием), которая датируется 1545(1575?) г., насчитываются 930 рукописей и 2 старопечатные книги (Георгиевский. 1911. Прил. С. 8-23; Опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1545 г. / Публ.: Р. П. Дмитриева // КЦДР: Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. 1991. С. 24-41). К 2011 г. местонахождение этой описи неизвестно (Шаромазов М. Н. «Наш», или «Покой»: (О времени создания описи Иосифо-Волоколамского мон-ря, опубл. В. Т. Георгиевским) // От Средневековья к Новому времени: Сб. ст. в честь О. А. Белобровой. М., 2006. С. 571-586). Согласно 2-й описи (1573), составленной уставщиком Евфимием и книгохранителем Пафнутием (Рыковым), в монастыре насчитывалось ок. 1150 книг, из к-рых 32 печатные (Казанский П. С. Опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1573 г. // ЧОИДР. 1847. № 7. Отд. 4. С. 1-16). Составление описи 1591 г. связывается с деятельностью старца Мисаила Безнина (Дмитриева Р. П. Описи рукописей Иосифо-Волоколамского монастыря XVI в. // КЦДР: Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности. 1991. С. 20). По подсчетам Зимина, в описи учтено свыше 1050 рукописных и печатных книг, по подсчетам М. В. Кукушкиной - 952 рукописные и 12 печатных книг (Зимин. Из истории собрания рукописных книг. 1977. С. 16; Кукушкина. 1999. С. 100). К кон. XVI в. И. В. м. обладал 3-м по величине собранием книг среди рус. обителей, уступая лишь Троице-Сергиеву и Кириллову Белозерскому мон-рям.

В XVII в. книгописание в И. В. м. пришло в упадок. Некоторые рукописи были утрачены при осаде монастыря в годы Смуты, часть рукописей вынесена из обители иноками. Неск. книг из б-ки мон-ря было затребовано в Дворцовый приказ и в Патриаршую домовую казну (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 1. № 4, 6. Л. 35). Известно о 4 описях XVII в.: 1637-1638, 1652, 1665, 1685 гг. Опись 1637-1638 гг. сохранилась в виде извлечений (РГАДА. Оп. 1. № 5, 6, 10-12); единственной, сохранившейся целиком является опись 1652 г. (ГЛМ. № 8655. Л. 61 об.- 78 об.; Морозов. 1999. С. 69). Сведения о др. описях и копия описи 1685 г. находятся в составе рукописи канд. сочинения студента МДА Н. Щукина (РГБ. Ф. 172. 437. 4).

Архив и библиотека в XVIII - нач. XX в.

К XVIII в. количество книг в б-ке И. В. м. значительно уменьшилось. Причинами этого могли стать продажа книг настоятелями и плохие условия хранения. В описи, составленной ок. 1760 г., указывается неск. десятков книг, преимущественно печатных (Описи ризницы. 2008. С. 464-465). Согласно описи 1778 г., составленной крестовым иером. Павлом, в б-ке числилось 707 рукописей (Материалы для летописи Волоколамского Иосифова мон-ря (1746-1852 гг.), из дел Архива Московской духовной консистории с 1746 по 1852 г. // ЧОИДР. 1887. Кн. 2. Отд. 5. Смесь. С. 67-74). Монастырский архив, содержавший в основном документы за 1588-1701 гг., хранился в Петровской башне, а после пожара в 1798 г. был перенесен в Германову башню. После секуляризации 1764 г. большое количество подлинных грамот, удостоверяющих право И. В. м. на владение землями, поступило в Коллегию экономии. В монастыре были сняты копии с передаваемых документов и составлены поуездные описи монастырских актов.

«Указец» книг Иосифова Волоколамского мон-ря. 3-я четв. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 423. Л. 1)
«Указец» книг Иосифова Волоколамского мон-ря. 3-я четв. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 423. Л. 1)

«Указец» книг Иосифова Волоколамского мон-ря. 3-я четв. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 423. Л. 1)

Материалами монастырского архива пользовались Н. М. Карамзин, Н. Н. Бантыш-Каменский. Первое научное описание рукописей И. В. м. по заданию начальника Московского архива Иностранной коллегии А. Ф. Малиновского составлено П. М. Строевым в июне-авг. 1817 г. (Строев. 1891. С. V). В. Г. Анастасевич напечатал извлечения из этой описи, содержавшие сведения о 284 рукописях. В 1853 г. разбором и описью монастырского архива и б-ки занимался проф. К. И. Невоструев. В 1854 г. И. В. м. провел ревизию книг, на каждой книге была сделана надпись: «Принадлежит Иосифову монастырю. 1854». Согласно указу Синода от 31 мая 1853 г., было выполнено подробное описание рукописей (частично опубл.: Иосиф. Опись рукописей. 1882). В сер. XIX в. по ходатайству ректора МДА прот. А. В. Горского было принято решение о передаче части рукописных книг в б-ку МДА. В 1859 г. по инициативе митр. Филарета (Дроздова) 236 монастырских рукописей, отобранных Горским, поступили в б-ку МДА в Троице-Сергиевой лавре (Там же. С. I-II). В 1863 г. 435 рукописей поступило в Московскую епархиальную б-ку (Перетц В. Н. Рукописи Московской епархиальной б-ки // Библиографическая летопись. СПб., 1917. Вып. 3. Отд. 2. С. 70-95). В обители осталось 33 рукописи. Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. в мон-рь, а после его закрытия в Волоколамский музей поступило еще неск. рукописей. Оставшийся в И. В. м. архив насчитывал 56 связок, в каждой из к-рых было от 32 до 150 свитков (Иосиф. Опись рукописей. 1882. С. I-II; Нектарий. 1887. С. 65).

Богатое книжное собрание И. В. м. привлекало внимание ученых. Строев активно использовал рукописи монастырской б-ки при составлении Библиологического словаря (Строев. Словарь). К. Ф. Калайдович издал по волоколамской рукописи (РГБ. Вол. № 433) Слово Иоанна Экзарха на Вознесение (Калайдович К. Ф. Иоанн ексарх Болгарский. М., 1824). О. М. Бодянский опубликовал по волоколамскому списку «Паралипомен» Иоанна Зонары (ЧОИДР. 1847. № 1. С. I-VIII, 1-119 (отд. паг.)). В 1857 г. в Казани И. Я. Порфирьев опубликовал рукопись «Просветителя» прп. Иосифа по соловецкому списку (РНБ. Солов. № 326/346), к-рый в составе б-ки Соловецкого мон-ря в годы Крымской войны поступил в КазДА. Активное обращение к рукописям монастырской б-ки началось после ее передачи в МДА и епархиальную б-ку, а затем соответственно в РГБ и ГИМ. Документами И. В. м., хранившимися в Коллегии экономии, пользовались П. И. Иванов, Д. М. Мейчик, С. А. Шумаков, В. и Г. Холмогоровы, М. А. Дьяконов, Н. П. Лихачёв, Д. Ф. Кобеко, Н. Мятлев, П. А. Садиков. Неск. грамот из фонда Коллегии экономии отложилось в архивах И. Д. Беляева, П. А. Муханова, А. С. Уварова. Часть грамот была изъята из архива обители Строевым, который передал некоторые из них в Археографическую комиссию. Неск. грамот, вывезенных из обители Невоструевым, оказались в составе Патриаршего собрания ГИМ. В 1899 г. председатель Об-ва любителей древней письменности гр. С. Д. Шереметев посетил И. В. м. и опубликовал неск. грамот из монастырского архива (Шереметев. 1899).

А. И. Алексеев

1918-1989 гг.

После 1918 г. у И. В. м. были отобраны Московские подворья, здания гостиницы, школы, приюта, большая часть монастырских земель, а также средства с банковского счета. В 1919 г. в обители разместились детские дома и школа - Детский городок им. III Интернационала. В июле 1919 г. поступил приказ о мобилизации монашествующих в возрасте до 40 лет, в монастыре оставалось ок. 30 чел. В янв. 1920 г. монастырские власти зарегистрировали в Волоколамском уездном земельном отделе и в наркомате земледелия Иосифовскую трудовую сельскохозяйственную артель, председателем к-рой стал казначей иером. Пафнутий (Бовин). Но уже в июне 1920 г. комиссия Мосгубисполкома на основании решения Чрезвычайного съезда Советов Волоколамского у. приняла решение об окончательном закрытии И. В. м. с передачей помещений детскому дому и школам 1-й и 2-й ступени. Храмы были переданы губ. комиссии по охране памятников старины, земли - губ. отделу народного образования. После ликвидации трудовой коммуны братия разошлась. Иером. Пафнутий проживал в Волоколамске при храме, после 1945 г. скончался в тюрьме. Др. насельник, иером. прмч. Нил (Тютюкин), исполнявший в артели должность уполномоченного, служил в храмах Волоколамского у., затем в церкви с. Киёва Дмитровского р-на (ныне в черте г. Лобня). 28 февр. 1938 г. иером. Нил был арестован и 20 марта расстрелян. Др. член артели, иером. Виктор (Смирнов), после закрытия И. В. м. служил в с. Ильинском-Ярополецком, затем в Волоколамске в Богородице-Рождественском храме, в 1936 г. был арестован, в 1937 г. освобожден, 28 нояб. 1937 г. вновь арестован и 10 дек. расстрелян. Иеродиак. прмч. Иннокентий (Мазурин) служил в храмах Лотошинского р-на, с 1928 г.- в церкви с. Теряева Слобода (ныне с. Теряево) Волоколамского р-на, 22 февр. 1931 г. был арестован, с 1934 г., вернувшись из заключения, служил в храме с. Буйгород недалеко от Теряева, 13 нояб. 1937 г. был расстрелян.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

1 июня 1921 г. в И. В. м. был учрежден музей, включенный в систему Главнауки Наркомпроса. В его ведении находились храмы, башни и трапезная палата, но нек-рые помещения по-прежнему использовали детские дома. С 1923 по 1935 г. зав. музеем являлся К. Н. Щепетов, выпускник историко-филологического отд-ния МГУ, преподававший историю в Детском городке. Сначала музей занимал помещение ризницы, позднее - всю трапезную палату. Экспонировались ткани, изделия из металла, деревянная скульптура, иконы, рукописные и старопечатные книги. В алтаре Богоявленской ц. размещался музей местного края, где были представлены разделы природы, сельского хозяйства, кустарных промыслов и др. (Щепетов. 1928. С. 6-7). Предметы монастырского быта и церковного обихода хранились в отделе прикладного искусства. Музей участвовал в раскопках древних городищ, к-рые вел К. Я. Виноградов, и в этнографическом обследовании уезда под рук. В. М. Колобова. В 1926 г. музей был передан в подчинение губернии. В 1929-1931 гг. музей списал «предметы немузейного назначения» - колокола и паникадила. 19 колоколов было отправлено на переплавку, мн. предметы из ризницы разворованы. В Успенском соборе находились иконы ХV-ХVII вв., числившиеся «непрофильными», никаких мер по их охране не принималось. С 1940 по 1954 г. директором музея являлась О. Н. Бояр. 8 марта 1954 г. приказом по Управлению культуры Мособлисполкома музей был закрыт, фонды переданы в московские и обл. краеведческий музеи. С 1965 по 1989 г. в обители действовал школьный краеведческий музей, создателем и руководителем которого являлся директор детгородковской школы, учитель истории А. И. Соколов. К 2011 г. часть фондов школьного музея передана музейно-выставочному комплексу «Волоколамский кремль».

До 1929 г. большая часть архива И. В. м. хранилась в специальном помещении над галереей Успенского собора. Соседство мон-ря с детским домом неблагоприятно сказалось на сохранности документов архива: в 1925 и 1929 гг. архив был разгромлен воспитанниками, часть документов уничтожена или повреждена. В 20-х гг. XX в. часть документов из Волоколамского музея была перевезена в Ленинград и поступила в Собрание рукописных книг ЛОИИ СССР (СПбФИРИ РАН). Неск. грамот оказалось в собраниях ОР РНБ (Краткая опись грамот, хранящихся в рукописном отделении Рос. Публичной б-ки // ЛЗАК. 1923. Вып. 31. № 77, 92, 307). Грамоты И. В. м. в составе материалов Коллегии экономии поступили в ЦГАДА (РГАДА) (см.: Центральный гос. архив древних актов: Путевод. М., 1946. Т. 1. С. 235-237). Грамоты мон-ря в составе архивов Беляева и Муханова поступили в ГБЛ (РГБ). В 1929 г. наиболее важные документы были вывезены М. Н. Тихомировым в Москву и в составе фонда 1192 поступили в РГАДА. Часть книг была оставлена в музее для работы его директора Щепетова, и уцелевшие экземпляры поступили в 1951 г. в РГАДА. В 1921 г. книги из монастыря в составе Епархиального собрания поступили в ГИМ (Щепкина М. В., Протасьева Т. Н. Сокровища древней письменности и старой печати: Обзор рукописей рус., слав., греч., а также книг старой печати ГИМ. М., 1958. С. 50). В 1930 г. книги мон-ря, хранившиеся в б-ке МДА, поступили в РГБ. В 1949 и 1953 гг. остатки архива Волоколамского музея пополнили фонд 1192 в Богородице-Рождественском храме. В 1949 г. 4 рукописи были переданы из Волоколамского музея в Государственный литературный музей, 2 рукописи поступили в Рукописный отдел ИРЛИ (ПД). В 1954-1957 гг. ок. 30 рукописей и уцелевшие иконы были перенесены из Успенского собора мон-ря в ЦМиАР. К 2011 г. отдельные книги И. В. м. хранятся в ГИМ, РГБ, ИРЛИ (ПД). Основной комплекс документов архива И. В. м. хранится в фондах РГАДА, часть документов - в РГБ (собрания Беляева, Спасо-Прилуцкого мон-ря), в ГИМ (собрание грамот Шильдера), в архиве СПбИИ РАН (собрания Головина, Строева), в Волоколамском краеведческом музее (Баранов, Жучкова, Шохин. 1999. С. 13-31).

В окт.-дек. 1941 г. И. В. м. оказался в зоне боевых действий, детские дома были эвакуированы. 24-25 окт. в Теряеве находился штаб 16-й армии ген. К. К. Рокоссовского, в мон-ре разместились вспомогательные службы. После перемещения штаба в с. Чисмена в обители оставались часть 138-го пушечного полка и рота курсантов Московского военно-инженерного уч-ща. 19 нояб. советские части оставили монастырь. Нем. войска находились здесь до 19 дек. 1941 г., когда село и И. В. м. были освобождены 84-й морской бригадой 1-й ударной армии ген. Кузнецова. И. В. м. подвергся частичным разрушениям. 19 нояб. 1941 г. была взорвана колокольня, в дек. 1941 г. выгорели казначейский корпус и Германова башня, в февр. 1942 г. в Воскресенской башне взорвались боеприпасы. По подсчетам Щепетова, в период боевых действий в монастыре погибло до 150 подлинных грамот (Щепетов. 1946. С. 92). В дек. 1941 - февр. 1942 г. в зданиях монастыря располагался фронтовой госпиталь. С февр. 1942 г. в И. В. м. продолжила работу детгородковская школа. В 1945 г. вернулись из эвакуации детские дома.

После 1945 г. разрушение И. В. м. продолжалось: арендаторы не брали на себя охрану памятника. Были сделаны проломы в крепостной стене, в стенах башен и подклете Успенского собора, в соборе выломаны части иконостаса и паникадила, порезаны иконы, в трапезной палате выбиты стекла, сломаны печи, на 1-м этаже размещалось овощехранилище. На территории И. В. м. находились свалки мусора, на месте некрополя стояли машины, трактора, как следствие - разрушались надгробные плиты. Склады горючего находились в подклете Успенского собора и под ц. Петра и Павла. В Германовой башне складировались минеральные удобрения. Близ сев. стены устроили теплицы, что нарушило естественное состояние грунтов и едва не привело к обрушению стены: для ее поддержания установили контрфорсы. Подмывались фундаменты Петровской башни, к-рую использовали в качестве водонапорной. Здесь же были сараи для скота. Были разрушены часовня у св. ворот и пристройки с юга и севера к Успенскому собору - алтари приделов во имя Св. Троицы и в честь Рождества Пресв. Богородицы. Фрагменты колокольни вывез для своих нужд колхоз им. И. В. Сталина.

В 1956 г. республиканская Специальная научно-реставрационная производственная мастерская (СНРПМ) начала проектные работы в мон-ре. Ведущим архитектором был назначен Иванов. В 1957 г. объект передали Московской областной СНРПМ треста «Красногорскстрой». В эти годы была начата реставрация трапезной палаты с целью придания ей форм ХVI в., что привело к резкому ухудшению состояния памятника, были отреставрированы надвратная церковь и крепостная стена с башнями. С 1972 г. ведущим архитектором являлась Л. А. Белова. Под ее руководством велась реставрация Успенского собора, в 1975 г. и 1983-1985 гг. проводились археологические раскопки близ фасадов собора. В 70-х гг. близ монастыря предполагалось строительство нового комплекса Детского городка. Благодаря протесту архит. Беловой эти работы были прекращены, здание детского дома построено в Волоколамске. Сельская школа находилась в новом братском корпусе до 1989 г., когда была переведена в новое здание в с. Теряеве. В 1981-1989 гг. мон-рь являлся филиалом Московского областного краеведческого музея как историко-архитектурный музей-заповедник. В этот период часть икон из иконостаса Успенского собора вывезли на реставрацию в обл. музей.

1989-2011 гг.

Первая после возрождения мон-ря Божественная литургия в ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 12 июня 1989 г.
Первая после возрождения мон-ря Божественная литургия в ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 12 июня 1989 г.

Первая после возрождения мон-ря Божественная литургия в ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 12 июня 1989 г.
15 мая 1989 г. И. В. м. был возвращен РПЦ. Решение было принято Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачёвым в ответ на обращение народного депутата митр. Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева), назначенного наместником возрождавшейся обители. 12 июля 1989 г. состоялись малое освящение надвратной ц. во имя апостолов Петра и Павла и 1-я литургия, 22 июля - освящение стен и зданий мон-ря. Первоначально богослужения совершались в надвратной церкви, затем - в ц. во имя прп. Иосифа Волоцкого в подклете Успенского собора. Мон-рь получил статус ставропигиального, и его священноархимандритом стал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

По инициативе митр. Питирима в И. В. м. велись реставрационные работы. Были отремонтированы новый братский корпус с трапезной, старый братский, певч. и казначейский корпуса, Воскресенская (Мироносицкая) башня. Противоаварийные и ремонтно-реставрационные работы проводятся в Успенском соборе. В 2001 г. в ходе археологических исследований удалось раскрыть фундамент Успенского собора, сооруженного в 1484-1485 гг. (Фролов, Смирнов, Русакова. 2008. С. 104-105). В крипте собора под полом были обнаружены погребения XVI в. воеводы царевича Феодора Мелехдеяровича Долголядского, племянника казанского царевича Худий-кулы, крещенного с именем Петр. 31 окт. 2001 г. в аркосолии юж. стены Успенского собора обрели мощи прп. Иосифа Волоцкого, к-рые 12 июня 2003 г. были положены в раку и открыты для молитвенного поклонения. В июне 2004 г. из фондов музея «Новый Иерусалим» в мон-рь были возвращены вериги прп. Иосифа. В 2007 г. в И. В. м. состоялась торжественная встреча списка Волоколамской иконы Божией Матери, изготовленного с оригинала, хранящегося в ЦМиАР. По благословению Патриарха Московского и всея Руси с 15 по 17 сент. 2005 г. в обители пребывали мощи вмч. Георгия Победоносца.

В 2010 г. в И. В. м. проживало 15 чел. братии, с дек. 2004 г. наместником является игум. Сергий (Воронков). В обители соблюдаются правила поминания, установленные прп. Иосифом Волоцким. Каждый день начинается с братского молебна у мощей прп. Иосифа, ежедневно читается поминальная Псалтирь. Особенно торжественно отмечаются престольный праздник - Успение Пресв. Богородицы, дни празднования памяти прп. Иосифа Волоцкого - 22 сент. и 31 окт., а также день основания мон-ря - 14 июня. 14 июня 2004 г. и 22 сент. 2006 г. И. В. м. посещал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 5 окт. 2004 г. И. В. м. посетил митр. Токийский и всея Японии Даниил. 17 сент. 2006 г. в мон-ре побывал первый заместитель Председателя Правительства РФ Д. А. Медведев (со 2 марта 2008 Президент РФ). 17 сент. 2009 г. в монастырь приезжала делегация РПЦЗ. 31 окт. 2009 г. И. В. м. посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Рака прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2003 г. Перенесение мощей прп. Иосифа Волоцкого из нижнего храма в Успенский собор. Фотография. 13 июля 2004 г.
Рака прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2003 г. Перенесение мощей прп. Иосифа Волоцкого из нижнего храма в Успенский собор. Фотография. 13 июля 2004 г.

Рака прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2003 г. Перенесение мощей прп. Иосифа Волоцкого из нижнего храма в Успенский собор. Фотография. 13 июля 2004 г.

По инициативе митр. Волоколамского Питирима и архим. Иннокентия (Просвирнина) в И. В. м. в 1991-1993 гг. действовал Музей Библии. Его директором являлся архим. Иннокентий, занимавший в 1992-1993 гг. пост благочинного и казначея. Фонды музея были сформированы из фондов Издательского отдела Московского Патриархата, уникальных изданий и рукописей, принадлежавших митр. Питириму и архим. Иннокентию, пожертвований частных лиц. Фонды и экспозиция располагались в Кузнечной башне. Основной деятельностью директора и сотрудников музея стали издание и распространение текстов Свящ. Писания. В частности, были изданы 2 тома НЗ, «Толкование на Апокалипсис св. Андрея Кесарийского», подготовлены указатели-справочники (История РПЦ в документах региональных архивов России. М., 1993; История РПЦ в документах федеральных архивов России, архивов Москвы и С.-Петербурга. М., 1995). Было подготовлено к печати неск. следующих томов Русской Библии. Проведена работа по пересъемке Геннадиевской Библии 1499 г. и миниатюр из Лицевого летописного свода XVI в. С 2008 г. работы по исследованию книг и созданию новой экспозиции Музея Библии ведет И. В. Поздеева, главный научный сотрудник исторического фак-та МГУ.

И. В. м. активно способствует научному изучению истории обители и Волоколамского края. В 1992 г. при участии мон-ря было создано Волоколамское краеведческое об-во. Проводятся научно-практические конференции «Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель Успения Пресв. Богородицы». Самая крупная конференция, в к-рой приняли участие более 100 деятелей светской и церковной науки, состоялась 9 янв. 2006 г. Ее материалы вошли в сб. «Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель» (М., 2008). При поддержке монастыря изданы книги «Волоколамская земля» (М., 1994), «Чудовская рукопись Нового Завета 1354 г.» (М., 2001), «Древнерусские иноческие уставы» (М., 2001), «Прп. Иосиф Волоцкий и созданная им обитель» (М., 2001), «Просветитель» прп. Иосифа Волоцкого (Истра, 2006) и др.

С 1996 г. в И. В. м. ежегодно работает стройотряд Московского гос. ун-та путей сообщения. При мон-ре действуют: летний лагерь для подростков из неблагополучных семей, палаточный лагерь «Славяне» для детей военнослужащих Московского окр. внутренних войск, лагерь Братства правосл. следопытов при Отделе по делам молодежи РПЦ.

Разнообразна хозяйственная деятельность обители: устроены огороды, теплицы, сад, ферма, птичник, пасека, цех по производству молочных продуктов, пекарня, столярная и швейная мастерские, свечной цех. Реставрируется весь комплекс зданий и территория мон-ря. В 2004 г. к празднованию 525-летия основания обители была отреставрирована большая часть зданий и территория мон-ря, в 2006 г. позолотили главный купол Успенского собора, отреставрировали внутри паперть Богоявленского храма, в 2007 г. отремонтировали здание бани, в 2008 г. закончена реставрация с перепланировкой казначейского корпуса, восстановлены лестница и паперть надвратной церкви, в 2009 г. завершены работы по золочению 1-го яруса иконостаса Успенского собора, в 2010 г. закончена реставрация Германовой башни и начаты работы на Старицкой башне. 14 июня 2009 г. у св. ворот был установлен памятник прп. Иосифу Волоцкому. И. В. м. имеет 3 подворья: храм в честь Покрова Пресв. Богородицы в с. Покровском, храм в честь Вознесения Господня в с. Теряеве, где ведутся восстановительные работы и одновременно совершаются регулярные богослужения, и храм в честь Рождества Пресв. Богородицы в с. Шестакове. 28 янв. 2009 г. мон-рю возвращен Всехсвятский скит.

А. И. Алексеев, Е. А. Васильева

Арх.: ГИМ. Епарх. 435 ед. хр.; ГЛМ. 4 ед. хр.; РГАДА. Ф. 281. Грамоты Коллегии экономии. Оп. 2. 211 ед. хр.; Ф. 1192. Оп. 1-5. 9965 ед. хр.; РГБ. Вол. Ф. 113; Арх. СПбИИ РАН. Ф. Вол.; РНБ. ОСРК. Q.I.214, Q.XVII.15, Q.XVII.50, Q.XVII.64, Ф. 532. Оп. 1. № 88, 92, 307; Оп. 2. № 3955, 4401, 4972; Солов. № 326/346, 890/1100, 1040/930; Погод. № 1132, 1135, 1309, 1319, 1554; Соф. № 1320, 1321, 1380, 1393, 1420, 1422, 1451, 1456, 1471, 1480, 1490 и др.; ИРЛИ (ПД). Древл. 2 ед. хр.
Ист.: Горский А. В., прот. Отношения иноков Кирилло-Белозерского и Иосифова Волоколамского мон-ря в XVI в. // ПрТСО. 1851. Т. 10. С. 502-527; Дворцовые разряды. М., 1852. Т. 3; Выписка из обихода Волоколамского Иосифова мон-ря / Сообщ.: еп. Дмитровский Леонид [Краснопевков] // ЧОИДР. 1863. Кн. 4. Отд. 5. С. 1-8; Надгробное слово прп. Иосифу Волоцкому инока Досифея Топоркова / Подгот.: К. И. Невоструев // ЧОЛДП. 1865. Кн. 2. С. 153-180; Житие прп. Иосифа, игум. Волоколамского, составленное Саввою [Чёрным], еп. Крутицким // Там же. С. 1-76; Житие прп. Иосифа Волоколамского, сост. неизвестным // Там же. С. 77-152; Житие прп. Иосифа, игум. Волоколамского, составленное Саввою [Чёрным], еп. Крутицким // ВМЧ. Сент. Дни 1-13. 1868. Стб. 453-499; Опись рукописей, перенесенных из б-ки Иосифова мон-ря в б-ку МДА / Составленная иером. Иосифом. М., 1882; Летопись Волоколамского мон-ря // ЧОИДР. 1887. Кн. 2. Отд. 5. С. 1-128; Летописи Волоколамского Иосифова мон-ря: Мат-лы из дел архива Московской духовной консистории, 1746-1852 гг. / Собр.: свящ. П. И. Виноградов. М., 1888; Строев П. Описание рукописей мон-рей Волоколамского, Новый Иерусалим, Саввина-Сторожевского и Пафнутьева-Боровского. СПб., 1891; Житие прп. Пафнутия Боровского, написанное Вассианом Саниным / Ред., вступ. ст.: А. П. Кадлубовский // Сб. ист.-филол. об-ва при ин-те кн. Безбородко. Нежин, 1899. Т. 2. С. 98-149; Житие прп. Иосифа Волоколамского, сост. неизвестным / Предисл.: С. А. Белокуров // ЧОИДР. 1903. Кн. 3. Отд. 2. С. 1-47 (отд. отт.: М., 1903); Титов А. А. Вкладные и записные книги Иосифова Волоколамского мон-ря. М., 1906; Георгиевский В. Т. Фрески Ферапонтова мон-ря. М., 1911. Прил. С. 8-21; Книга ключей и долговая книга Иосифо-Волоколамского мон-ря XVI в. / Ред.: М. Н. Тихомиров, А. А. Зимин. М.; Л., 1948; АФЗХ. 1956. Ч. 2; Иосиф Волоцкий, прп. Послания / Подгот. текста: А. А. Зимин, Я. С. Лурье. М.; Л., 1959; Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960. С. 223-281; Житие Новгородского архиеп. Серапиона / Публ.: Г. Н. Моисеева // ТОДРЛ. М.; Л., 1965. Т. 21. С. 147-165; Тихомиров М. Н., Флоря Б. Н. Приходо-расходные книги Иосифо-Волоколамского мон-ря 1606-1607 г. // АЕ за 1966. М., 1968. С. 331-382; Вотчинные хозяйственные книги XVI в.: Ужинно-умолотные книги Иосифо-Волоколамского мон-ря, 1590-1600 гг. / Ред.: А. Г. Маньков. М.; Л., 1976. 3 вып.; То же: Книги денежных сборов и выплат Иосифо-Волоколамского мон-ря, 1573-1595 гг. М.; Л., 1978. 2 вып.; То же: Приходные и расходные книги Иосифо-Волоколамского мон-ря, 70-80-х гг. М.; Л., 1980. 2 вып.; То же: Приходные и расходные книги Иосифо-Волоколамского мон-ря, 80-90-х гг. М.; Л., 1987. 2 вып.; КЦДР. Л., 1991. [Вып.]: Иосифо-Волоколамский мон-рь как центр книжности; Das Speisungsbuch von Volokolamsk: Eine Quelle zur Sozialgeschichte russischer Klöster im 16. Jh. / Hrsg. L. Steindorff et al. Köln; Weimar; W., 1998; Баранов К. В. Новые акты Иосифо-Волоколамского мон-ря кон. XV - нач. XVII в. // РД. 1998. Вып. 4. С. 22-35; Волоколамский патерик / Подгот.: Л. А. Ольшевская, С. Н. Травников // Древнерусские патерики. М., 1999. С. 81-106, 186-210; Народное движение в России в эпоху Смуты нач. XVII в.: Сб. док-тов. М., 2003; Синодик Иосифо-Волоколамского мон-ря (1479-1510-е гг.) / Подгот. текста, исслед.: Т. И. Шаблова. СПб., 2004; Описи ризницы, церк. имуществу, равно и всему монастырскому, с описанием бывших зданий, около 1760 г. / Публ.: Л. И. Шохина // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф., посвящ. 5-летию обретения св. мощей прп. Иосифа, 520-летию освящения первого монастырского каменного храма - Успенского собора - и 80-летию со дня рожд. митр. Волоколамского и Юрьевского Питирима. М., 2008. С. 432-490; О принесении иконы пречистыя Богородицы Владимеръскыя и чюдо стого о диаке Петре / Публ.: В. А. Меняйло // Там же. С. 427-429.
Лит.: Казанский П. С. Список книг Иосифо-Волоколамского мон-ря 1573 г. // ЧОИДР. 1847. Кн. 7. Отд. 4. С. 1-16; Булгаков Н. А., свящ. Прп. Иосиф Волоколамский. СПб., 1865; Хрущов И. П. Исследование о сочинениях Иосифа Санина. СПб., 1868; Жмакин В. И. Митр. Даниил и его сочинения. М., 1881; Опись рукописей, перенесенных из б-ки Иосифова мон-ря в б-ку МДА, составленная иером. Иосифом. М., 1882; Нектарий, иером. Ист. описание Иосифова Волоколамского второклассного мон-ря Моск. губ. М., 1887; Шереметев С. Д. Иосифов Волоколамский мон-рь: Очерк. М., 1899; Геронтий (Кургановский), архим. Волоколамский Иосифов второклассный муж. мон-рь и его совр. состояние. СПб., 1903; Попов Н. П. Саввино Житие Иосифа Волоцкого в переделке XVI в. // Библиографическая летопись / ОЛДП. СПб., 1914. Вып. 1. С. 59-71; Прп. Иосиф, Волоколамский чудотворец, и основанный им Иосифо-Волоколамский мон-рь. М., 1915; Щепетов К. Н. Волоколамский музей. М., 1928; он же. Сельское хозяйство в вотчинах Иосифо-Волоколамского мон-ря в кон. XVI в. // ИЗ. 1946. Т. 18. С. 92-147; Тихомиров М. Н. Мон-рь-вотчинник XVI в. // ИЗ. 1938. Т. 3. С. 130-160; он же. Российское гос-во XV-XVII вв. М., 1973. С. 125; Торопов С., Щепетов К. Иосифо-Волоколамский мон-рь. М., 1946; Зимин А. А. Краткие летописцы XV-XVII вв. // ИА. 1950. Кн. 5. С. 3-39; он же. Переписка старцев Иосифо-Волоколамского мон-ря с Василием III // Лингвистическое источниковедение: Сб. ст. М., 1963. С. 131-135; он же. Рукописи Евфимия Туркова и письмо Марины Турковой // Там же. С. 136-139; он же. Из истории феод. землевладения в Волоцком удельном княжестве // Культура Древней Руси: Посвящ. 40-летию науч. деятельности Н. Н. Воронина. М., 1966. С. 71-78; он же. Борьба дворянства с монастырским землевладением в кон. XVI - нач. XVII в. // Из истории Татарии. Каз., 1968. Сб. 3. С. 109-124; он же. Крупная феод. вотчина и соц.-полит. борьба в России (кон. XV-XVI в.). М., 1977; он же. Из истории собрания рукописных книг Иосифо-Волоколамского мон-ря // Зап. ОР ГБЛ. М., 1977. Вып. 38. С. 15-29; он же. Вкладные и записные книги Волоколамского мон-ря XVI в. // Из истории феод. России: К 70-летию со дня рожд. проф. В. В. Мавродина: Ст., очерки. Л., 1978. С. 77-84; он же. О дипломатике жалованных грамот Иосифо-Волоколамского мон-ря XVI в. // Актовое источниковедение: Сб. ст. М., 1979. С. 164-178; Маньков А. Г. Цены и их движение в Русском гос-ве XVI в. М.; Л., 1951; он же. Хозяйственные книги монастырских вотчин как источник по истории крестьян // Проблемы источниковедения. М., 1955. Т. 4. С. 287-307; Воронин Н. Н., Сахарова И. Г. Новые мат-лы об архит. ансамбле Иосифова-Волоколамского мон-ря // Архит. наследство. М., 1956. Вып. 6. С. 107-131; Лурье Я. С. Краткая редакция «Устава» Иосифа Волоцкого - памятник идеологии раннего иосифлянства // ТОДРЛ. 1956. Т. 12. С. 116-141; он же. Идеологическая борьба в рус. публицистике кон. XV - нач. XVI в. М.; Л., 1960; Павличенков В. Ансамбль Иосифова Волоколамского мон-ря // Архит. наследство. 1958. № 10. С. 127-152; Горская Н. А. Земледельческие орудия в центр. части Русского гос-ва 2-й пол. XVI - нач. XVII в. // Мат-лы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. М., 1959. Сб. 3. С. 141-164; она же. Урожайность зерновых культур в Центральной части Русского государства в кон. XVI - нач. XVII в. // Ежег. по аграрной истории Вост. Европы, 1961 г. Рига, 1963. С. 147-164; она же. Товарность зернового земледелия в хозяйствах монастырских вотчин центра российского гос-ва к исходу XVI - нач. XVII в. // То же, 1962 г. Минск, 1964. С. 124-140; она же. Монастырские крестьяне Центр. России в XVII в. М., 1977; Петров В. А. Слуги и деловые люди монастырских вотчин XVI в. // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском государстве XII-XVIII вв. М.; Л., 1960. С. 129-171; Нирбок В. Б. [Кобрин В. Б., псевд.] Михаил Безнин - опричник, монах, авантюрист // ВИ. 1965. № 11. С. 214-216; Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв. М., 1966; Победимова Г. А. О нек-рых формах кредитования крестьян Иосифо-Волоколамского мон-ря в 1-й пол. XVI в. // Крестьянство и классовая борьба в феод. России. Л., 1967. С. 91-97; Десятников В. А. Иосифо-Волоколамский мон-рь. М., 1973; Дмитриева Р. П. Волоколамские четьи сборники XVI в. // ТОДРЛ. 1974. Т. 28. С. 202-230; Клосс Б. М. Нил Сорский и Нил Полев - «списатели книг» // ДРИ. М., 1974. [Вып.]: Рукописная книга. С. 150-167; он же. Иосифо-Волоколамский мон-рь и летописание кон. XV - 1-й пол. XVI в. // ВИД. 1974. Т. 6. С. 107-125; он же. Никоновский свод и рус. летописи XVI-XVII вв. М., 1980; Антонова В. И. Волоколамская Богоматерь // Очерки по рус. и сов. искусству: Ст., публ., хроника / Ред.: Т. М. Ковалевская. Л., 1974. С. 53-77; Либсон В. Я. Иосифо-Волоколамский мон-рь // Строительство и архитектура Москвы. 1983. № 1; Плигузов А. И. Летописчик Иосифа Санина // Летописи и хроники. М., 1984. С. 174-186; он же. Вторая редакция минейного жития Иосифа Волоцкого // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода: Сб. ст. М., 1984. С. 29-53; он же. Полемика в рус. Церкви 1-й трети XVI ст. М., 2002; Турилов А. А. Собр. Иосифо-Волоколамского мон-ря (Ф. 113) // Рукописные собрания ГБЛ: Указ. М., 1986. Т. 1. Вып. 2. С. 137-152; Колычева Е. И. Аграрный строй России XVI в. М., 1987; она же. Правосл. мон-ри 2-й пол. XV-XVI вв. // Монашество и мон-ри в России XI-XX вв. М., 2002. С. 81-115; Вдовина Л. Н. Крестьянская община и мон-рь в Центральной России в 1-й пол. XVIII в. М., 1988; Кавельмахер В. В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря // Архитектурный ансамбль Иосифо-Волоколамского монастыря: Проблемы изучения, реставрации и музеефикации: Мат-лы науч. практ. конф. 30-31 окт. 1986 г. М., 1989. С. 11-15; Левашенко А. В. и др. Водолазные и геофизические обследования водоемов Иосифо-Волоколамского монастыря: (Малый пруд) // Комплексные методы исследования археол. источников: Мат-лы конф., 21-23 нояб. 1989 г. М., 1989. С. 37-38; Меняйло В. А. Идейно-художественные движения в рус. живописи кон. XV - 1-й пол. XVI вв.: По мат-лам Иосифо-Волоколамского мон-ря: АКД. М., 1991; она же. Художественное шитье в храмах Иосифо-Волоколамского мон-ря в 1-й пол. XVI в. // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 1995. Вып. 10: Древнерус. худож. шитье. С. 14-25; она же. Иконография прп. Иосифа Волоцкого в XVI-XVII вв. // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008. С. 227-252; Steindorff L. Memoria in Altrussland: Untersuchungen zu den Formen christlicher Totensorge. Stuttg., 1994; idem. Commemoration and Administrative Techniques in Muscovite Monasteries // Russian History = Histoire russe. Pittsburgh, 1995. Vol. 22. N 4. P. 433-454; он же [Штайндорф Л.]. Поминание усопших как общее наследие западного Средневековья и Древней Руси // «Сих же память пребывает во веки»: Мат-лы конф. СПб., 1997. С. 39-48; он же. Сравнение источников об организации поминания усопших в Иосифо-Волоколамском и Троице-Сергиевом мон-рях в XVI в. // АЕ за 1996 г. М., 1998. С. 65-78; idem. Monastic Culture as a Means of Social Disciplining in Muscovite Russia - a Common European Feature // The Place of Russia in Europe = Место России в Европе: Мат-лы междунар. конф. Bdpst, 1999. P. 108-112; он же. Вклады царя Ивана Грозного в Иосифо-Волоколамский мон-рь // ДРВМ. 2002. № 2(8). С. 90-100; idem. Glaubenswelt und Prestige: Stiftungen in der Geschichte Altrussland // Stiftungen in Christentum, Judentum und Islam vor der Moderne. B., 2005. S. 159-177; idem. Realization vs. Standard: Commemorative Meals in the Iosif Volotskii Monastery in 1566/67 // Rude & Barbarous Kingdom Revisited: Essays in Russian History and Culture in Honor of R. O. Crummey. Bloomington, 2008. P. 231-249; Чернов С. З. Волок Ламский в XIV - 1-й пол. XVI в.: Структуры землевладения и формирования военно-служилой корпорации. М., 1998; Александрова Т. Л., Суздальцева Т. В. Б-ка как отражение духовной жизни Иосифо-Волоцкого мон-ря в кон. XV-XVI в.: К постановке проблемы // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси»: Сб. докл. науч.-практ. конф., 30 окт. 1998 г. М., 1999. С. 62-66; они же. Пленный рыцарь: Восп. о последних годах митр. Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева). М., 2006; они же. Традиции прп. Иосифа Волоцкого во взглядах митр. Волоколамского и Юрьевского Питирима // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008. С. 19-22; Анхимюк Ю. В. Новообретенные рукописные книги из б-ки Иосифо-Волоколамского мон-ря XVI в. // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси»: Сб. докл. М., 1999. С. 73-82; Баранов К. В., Жучкова И. Л., Шохин Л. И. Фонд Иосифо-Волоколамского мон-ря в РГАДА: Обзор док-тов фонда 1192. Оп. 1 // Там же. С. 13-31; Дюдина Е. А., Суздальцева Т. В. Мат-лы к обзору документов по строительству Иосифо-Волоколамского мон-ря, собранные В. Н. Шумиловым // Там же. С. 48-53; Кукушкина М. В. Книга в России в XVI в. СПб., 1999; Маштафаров А. В. Итоги и перспективы издания документов Иосифо-Волоколамского мон-ря до нач. XVII в. // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси». 1999. С. 54-59; Морозов Б. Н. Рукописи Иосифо-Волоколамского мон-ря в собрании ГЛМ // Там же. С. 67-69; Сметанина С. И. Хозяйственные книги Иосифо-Волоколамского мон-ря в РГАДА // Там же. С. 31-48; Пигин А. В. Волоколамские произведения XVI в. о смерти // Дергачевские чтения - 2000: Рус. лит-ра: Нац. развитие и региональные особенности. Екатеринбург, 2001. Ч. 1. С. 167-171; он же. Прп. Иосиф Волоцкий и созданная им обитель / Сост.: Т. Л. Александрова, Т. В. Суздальцева. М., 2001; он же. Видения потустороннего мира в рус. рукописной книжности. СПб., 2006; он же. О лит. контактах Иосифо-Волоколамского и Павлова Обнорского мон-рей в 1-й пол. XVI в. // ВЦИ. 2006. № 1. С. 99-107; Ольшевская Л. А. Эсхатологическая тема в Волоколамском патерике // Филол. науки. 2003. № 1. С. 37-44; Фонкич Б. Л. Греч. рукописи и документы в России в XIV-XVIII в. М., 2003. С. 85-88; Васильева Е. Обитель прп. Иосифа Волоцкого // ЖМП. 2006. № 11. С. 15-29; Дайкстра Т. Иноческие имена в Московской Руси и проблемы идентификации их обладателей: (На мат-ле источников Иосифо-Волоколамского мон-ря, 1479-1607) // Именослов: Историческая семантика имени / Сост.: Ф. Б. Успенский. М., 2007. Вып. 2. С. 238-298; Липаков Е. В. Архипастыри Казанские, 1555-2007. Каз., 2007; Баранов К. В. Переписка властей Иосифо-Волоцкого мон-ря с моск. подворьем в XVII в. // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008. С. 368-369; Звягин В. Н., Березовский М. Е., Григорьева М. А. О результатах медико-криминалистического исслед. и др. по идентификации честных останков прп. Иосифа Волоцкого // Там же. С. 114-125; Звягин В. Н., Нарина Н. В. О результатах исслед. мощей, обретенных в дьяконнике древнего Успенского собора в 2001 г. (царевича Ф. М. Долголядского) // Там же. С. 315-328; Сайгина Л. В. Сведения о деятельности художника-реставратора И. С. Кузнецова в Иосифо-Волоколамском мон-ре, 1905-1912 // Там же. С. 394-413; Сергий (Воронков), игум. О выборе посвящения главного монастырского храма Иосифо-Волоцкого мон-ря // Там же. С. 163-181; Соломина О. Л. Музей Библии в Иосифо-Волоколамском мон-ре и его директор // Там же. С. 370-379; Фролов М. В., Смирнов Ю. А., Русакова П. Е. Археол. исследования фундаментов первого каменного храма Иосифо-Волоцкого мон-ря и погребений, совершенных в его приделах // Там же. С. 103-113; Чернов С. З. Некрополь Иосифо-Волоколамского мон-ря в свете археол. исследований 2001 г.: Старый и новый приделы // Там же. С. 269-314.
А. И. Алексеев

Древнейшие памятники и святыни

Владимирская Волоколамская икона Божией Матери. Ок. 1572 г. (ЦМиАР)
Владимирская Волоколамская икона Божией Матери. Ок. 1572 г. (ЦМиАР)

Владимирская Волоколамская икона Божией Матери. Ок. 1572 г. (ЦМиАР)
Согласно Житию прп. Иосифа Волоцкого, на место буд. обители он пришел с 4 иконами Божией Матери, 3 из них были письма прп. Андрея Рублёва, 1 - письма Дионисия. В XVI в. в мон-рь были вложены еще неск. икон «Андреева писма Рублева»: ок. 1503/04 г.- Феодосием, сыном Дионисия (состав вклада неизв., иконы были отданы волоцкому кн. Федору Борисовичу), и в 1561 г.- Алексием (Ступишиным), архим. московского Симонова монастыря, «складни путные» с образом Божией Матери и ап. Иоанна Богослова «на одной половине» и с образами мч. Никиты, свт. Николая Чудотворца и архидиак. первомч. Стефана на другой. В монастырской описи 1545 г. упомянуты: 10 икон письма прп. Андрея Рублёва, 87 икон - Дионисия, 20 и 17 икон - его сыновей Феодосия и Владимира соответственно. Из масштабных работ в Успенском соборе времени Дионисия сохранилось лишь 2 иконы местного ряда - «Богородица Одигитрия» и «Св. Троица» (обе в ЦМиАР). Икону Божией Матери «Одигитрия» датируют 1485 г., связывая ее написание с завершением строительства первоначального каменного собора мон-ря, в новом соборе (1688-1692) икона занимала то же место, что и раньше,- слева от царских врат. На авторство Дионисия в отношении этой иконы помимо стилистических черт указывают сведения описи 1545 г. Икона неоднократно поновлялась и переписывалась, с 2002 г. ведется ее научная реставрация. В описи 1545 г. поименован создатель иконы «Св. Троица» - старец Паисий, предположительно инок И. В. м., его имя также встречается в Житии прп. Иосифа (между 1544 и 1554) в перечне иконописцев, украшавших Успенский собор.

Сохранились еще 2 иконы XVI в. из местного ряда собора (обе в ЦМиАР). Чудотворной почитается в мон-ре Владимирская Волоколамская икона Божией Матери, написанная в царской мастерской по заказу Малюты Скуратова и вложенная им в монастырь ок. 1572 г. как местный образ для его обетного надвратного храма в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Однако храм не был построен, и икона была поставлена в местный ряд соборного иконостаса (подробно об иконе см.: Меняйло. 2008). Икона «Успение Пресв. Богородицы» т. н. облачного извода (1591-1599), по мнению В. А. Меняйло, была заказана в связи с подготовкой к канонизации прп. Иосифа Волоцкого и первоначально находилась у его гробницы. К 1698 г. она была поставлена в местный ряд иконостаса собора справа от царских врат вместо иконы «Успение Пресв. Богородицы» письма Дионисия (не сохр.), которая за ветхостью была перенесена в ц. прп. Иосифа (Она же. 1997. С. 375-389).

Положение во гроб. Плащаница. Мастерская кн. Евфросинии Старицкой. 1558 г. (ГММК)
Положение во гроб. Плащаница. Мастерская кн. Евфросинии Старицкой. 1558 г. (ГММК)

Положение во гроб. Плащаница. Мастерская кн. Евфросинии Старицкой. 1558 г. (ГММК)

Одним из значительных памятников в иконном собрании И. В. м. был комплект минейных икон (из 12 икон сохр.: 3 иконы - на июнь, авг. (заменена новой в XVII в.) и дек.- в ГРМ; 2 иконы - на сент. и нояб.- в ГТГ). Иконы были вложены в соборный храм мон-ря архиеп. Казанским Лаврентием в 1569 г. и находились там в киоте у входа в сев.-зап. углу. По мнению И. А. Шалиной, они были написаны в одной из крупнейших мастерских Москвы (см.: Шалина. 2008. С. 201-210).

Отдельное место занимают произведения лицевого шитья; древнейшее из них - плащаница «Положение во гроб», шитая в Москве в мастерской кнг. Евфросинии Старицкой, вложенная ею и сыном кн. Владимиром Андреевичем в 1558 г. в мон-рь (ныне в ГММК; сохр. во фрагментах, отреставрирована в 1988-1989). В монастыре она помещалась в соборе напротив столба у правого клироса в раме под стеклом.

Среди сохранившихся памятников XVI в. из ризницы монастыря следует упомянуть 16 двусторонних икон-таблеток (под записью XVIII - нач. XIX в., составляли разные комплекты святцев) и 2-створчатый складень с образами Богоматери типа Печерской и предстоящих святых (все в ГРМ).

Отдельная группа памятников - святыни, связанные с прп. Иосифом Волоцким. Мощи преподобного (до обретения в 2001) пребывали под спудом в Успенском соборе. Над предполагаемым местом погребения основателя первоначально стояла резная деревянная рака. В 1720-1721 гг. по инициативе архим. Германа была устроена новая медная золоченая рака, в которую положили «неведомые кости, называемые мощами чудотворца Иосифа». Вскоре неизвестные останки погребли, и новая рака была «оставлена праздною». 9 марта 1725 г. Синод приказал установить новую медную раку над мощами основателя «с тем условием, чтобы иноки объявляли приходящим для моления, что та рака положена на том токмо месте, где мощи преподобного Иосифа в земле под спудом обретаются, дабы никто из оных мощей в той раке быть не почитал». Деревянную же раку Синод приказал «упразднить и поставить в сохранное место, где пристойно» (ОДДС. Т. 5. С. 117).

Первые лицевые надгробные покровы прп. Иосифа Волоцкого упомянуты в описи 1545 г., но сохранилось лишь 2 покрова XVII в. (1661 и 1687; оба в ГРМ). Древнейшее сохранившееся иконописное изображение Иосифа Волоцкого - его надгробная икона, датируемая между 1572 и 1591 гг. и первоначально висевшая в т. н. палатке у гроба святого (подробно об иконах святого см. разд. «Иконография» ст. Иосиф (Санин), прп., Волоцкий). По состоянию на 1903 г. «сокровищем монастыря остались вещи, бывшие в употреблении преподобного Иосифа. Это 1) железные вериги его, 2) деревянный некрашеный посох, 3) схимническая одежда и 4) ниточная мантия, 5) богослужебная риза парчевая, 6) чудотворная икона Божией Матери Одигитрии, к-рою преподобный Пафнутий благословил на подвиг иночества преподобнаго Иосифа» (Геронтий (Кургановский), архим. Волоколамский Иосифов второклассный муж. мон-рь и его совр. состояние. СПб., 1903. С. 73). Вещи преподобного хранились при его гробнице и в ризнице; согласно описанию 1887 г., богослужебная риза с набедренником помещалась «в главной соборной церкви у задняго праваго столба, за стеклом» (Нектарий, иером. Ист. описание Иосифова Волоколамского второклассного мон-ря, Моск. губ. М., 1887. С. 63). В наст. время в мон-ре при гробнице прп. Иосифа в киоте хранятся его вериги.

Ист.: Житие прп. Иосифа, игумена Волоцкого, сост. Саввою, еп. Крутицким // ЧОЛДП. 1865. Кн. 2. Прил. С. 1-76; Вкладные и записные книги Иосифова Волоколамского мон-ря XVI в. и упраздненные мон-ри и пустыни в Ярославской еп. // Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие действ. члену имп. Русского археол. об-ва И. А. Вахромееву. М., 1906. Вып. 5. 2-я паг. С. 56-57. № 244; Зимин А. А. Крупная феод. вотчина и соц.-полит. борьба в России (кон. XV-XVI в.). М., 1977. С. 111. Примеч. 48; Опись [имущества] Иосифова Волоколамского монастыря 1545 г. / [Сост. старцем Зосимой и книгохранителем Паисием] // Георгиевский В. Т. Фрески Ферапонтова мон-ря. СПб., 1911. Прил. С. 2-5; Православные рус. обители: Полное иллюстр. описание всех правосл. рус. мон-рей в Российской империи и на Афоне / Сост.: П. П. Сойкин. СПб., 1994р. С. 316.
Лит.: Меняйло В. А. Храмовая икона Успения из Успенского собора Иосифо-Волоколамского мон-ря // ДРИ. СПб., 1997. [Вып.]: Исслед. и атрибуции. С. 375-389; она же. Две чудотворные иконы из Иосифо-Волоколамского мон-ря // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008. C. 187-198; Иконы Твери, Новгорода, Пскова, XIV-XVI вв. // Кат. собр. ЦМиАР. С. 187-198. М., 2000. Вып. 1. С. 65-68. Кат. 6; Маясова Н. А. Древнерусское лицевое шитье: Кат. М., 2004. С. 124-128. Кат. 21; Иконы Москвы, XIV-XVI вв. // Кат. собр. ЦМиАР. М., 2007. Вып. 2. С. 86-95. Кат. 60; С. 272-282. Кат. 97; С. 244-247. Кат. 91; С. 293-297. Кат. 100; Шалина И. А. Произведения древнерус. искусства из Иосифо-Волоколамского мон-ря в собр. ГРМ // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008. С. 199-226.
Э. В. Ш.

Архитектурный ансамбль И. В. м.

Процесс замены первоначальных деревянных сооружений начался с постройки каменного Успенского собора в 1484-1486 гг. (освящен в дек. 1485). В 1506-1510 гг. были возведены трапезная палата с ц. Богоявления, после 1506 г. колокольни с ц. в честь иконы Божией Матери «Одигитрия», в 1543-1566 гг.- стены и башни. В 1589 г. ансамбль был завершен возведением надвратной ц. Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Новый этап, когда И. В. м. приобрел сохраняемый и поныне облик, пришелся на посл. четв. ХVII в. В 1676-1688 гг. были заново возведены стены и башни, в т. ч. надвратная ц. апостолов Петра и Павла (1679). В 1682 г. было перестроено завершение Богоявленской ц., в 1688-1692 гг. возведен новый собор. В результате надстроек 1671-1672 и 1692-1694 гг. высота колокольни увеличилась почти в 3 раза. Последующие перестройки касались преимущественно жилых и хозяйственных корпусов и не внесли существенных изменений в художественный образ обители.

Успенский собор

Успенский собор. 1688–1692, 1757 гг. Фотография. 2010 г.
Успенский собор. 1688–1692, 1757 гг. Фотография. 2010 г.

Успенский собор. 1688–1692, 1757 гг. Фотография. 2010 г.
Первый каменный собор был построен в 1484-1486 гг. Фрагменты фундаментов этого 4-столпного 3-апсидного сооружения были раскрыты в ходе реставрационных работ 70-х гг. ХХ в. и археологических раскопок 2001 г. Описи 1545 и 1572 гг. указывают, что храм имел 3 главы и 3 придела без престолов. Один из них, «старый» придел, служил усыпальницей. Он был построен либо одновременно с собором, либо в 90-х гг. XV в. (не позже 1497, когда здесь был похоронен кн. Иван Голенин) и примыкал, видимо, к сев.-зап. углу собора. Судя по описи 1545 г., это была одностолпная палата, часть к-рой отгородили иконостасом. Второй, «новый» придел был пристроен к стене юж. апсиды собора и включил «палатку» над гробницей основателя обители. Строительство придела могло происходить в нач. 30-х гг. XVI в., когда митр. Даниил сделал крупный вклад в мон-рь «на ежегодный корм по старце Иосифе». В 1-й пол. ХVI в. придел описывался как одностолпная палата; в 1572 г. он еще не имел главы, к-рая впервые фиксируется в описи 1591 г. Третий, «малый» придел находился в диаконнике в юж. апсиде собора. По-видимому, он был устроен в 30-х гг. ХVI в. В 1588 г. на средства Малюты Скуратова и его родственников над «старым» приделом была надстроена церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери (первоначально Малютой Скуратовым задумывалось строительство надвратной ц. в честь Сретения Владимирской иконы для вложенной им в монастырь Владимирской Волоколамской иконы Божией Матери; сам чудотворный образ, очевидно со времени принесения в монастырь в 1572, находился в Успенском соборе).

Собор был выстроен из кирпича на вклад дьяка Захария Богдана Силина в 1688-1692 гг., к 1696 г. была завершена его внутренняя отделка, и 20 июля 1697 г. его освятил митр. Сарский и Подонский Тихон (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 1. Д. 86). Собор строился при участии московских мастеров под наблюдением подмастерья каменных дел Кондратия Мымрина и стал одной из наиболее крупных построек своего времени. Четырехстолпное здание собора стоит на высоком подклете, в к-ром был устроен теплый храм во имя прп. Иосифа Волоцкого c гробницей преподобного. С 3 сторон его окружает гульбище на аркадах, на к-рое ведут 3 лестницы. Юго-зап. угол гульбища превращен в открытую галерею после надстройки в 1757 г. (по др. сведениям, в 1775-1777) еще одним ярусом аркад. Все 3 входа в верхний храм оформлены рундуками, над зап. рундуком до 1904 г. помещались хоры, выходившие в интерьер деревянным балконом. Собор имеет 3 полуциркульные апсиды; в верхнем храме они 2-светные, т. к. над алтарным пространством находятся помещения ризничной и казенной палаток, куда ведут лестницы в толще стен. Столбы на квадратных постаментах первоначально были 8-гранными, в 1904 г. получили круглую форму. Фасады разбиты лопатками на 3 прясла, разделение на ярусы подчеркнуто карнизом. Четверик венчает ярус закомар под 4-скатной кровлей. Все барабаны световые, имеют 8-гранную форму, луковичные главы относятся к сер. XVIII в. Форма барабанов и обходная галерея с крыльцами-рундуками восходят к Иверскому собору Валдайского монастыря (1655-1656), построенному патриархом Никоном (Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов ХVII в. М., 2009. С. 144). К др. постройке патриарха Никона - Воскресенскому собору Новоиерусалимского монастыря (1658-1685) - восходят изразцовые фризы, до этого лишь единожды использовавшиеся в храме соборного типа - в Покровском соборе в Измайлове (1671-1679). В соборе И. В. м. широкие фризы из полихромных изразцов с рисунком «павлинье око» (изготовлены в мастерской Степана Полубеса) размещены над аркатурой барабанов и под ярусом закомар на четверике; узкие изразцовые ленты украшают разделяющий ярусы четверика карниз, продолженный над верхними окнами апсид, а также рундуки. Наличники нижнего храма имеют традиционную для XVII в. килевидную форму, а в верхнем храме все окна - как на четверике, так и на апсидах - украшены ордерными наличниками с разорванными фронтонами в завершении. Т. о., собор И. В. м. является первым храмом соборного типа, в котором использованы детали нарышкинского стиля.

Интерьер Успенского собора. Фотография. 2010 г.
Интерьер Успенского собора. Фотография. 2010 г.

Интерьер Успенского собора. Фотография. 2010 г.

Вскоре после постройки собор расписали. В 1785 г. по благословению еп. Переславль-Залесского и Дмитровского Феофилакта (Горского) роспись была обновлена: «...внутренность храма украшена по розовому фону превосходной орнаментурой в стиле «рококо» и расписана на сюжеты из ветхозаветной и евангельской истории» (Геронтий (Кургановский). 1903. С. 50). К тому же времени относится живопись на фасадах собора - «вверху во фронтонах и главах», где были изображены сцены (не сохр.) из Жития прп. Иосифа Волоцкого. Подробно программа выполненной маслом росписи представлена в записке архим. Агапия, отражающей состояние декора на 1843 г. (см.: Виноградов. 1898. С. 30). Основу росписи в наосе составили евангельские сцены, посвященные чудесам Иисуса Христа и событиям по воскресении Христовом, на западной стене - выборочные сюжеты с Богородичной тематикой, представленные парами в медальонах друг над другом: «Величит душа Моя Господа» и «Благовещение»; «Встреча Марии и Елисаветы» и «Бегство в Египет»; «Рождество Богородицы» и «Успение». На столбах «изображены 32 лица пророков и апостолов, по 8 лиц на каждом». В алтарном пространстве - сюжеты ВЗ, связанные с темой жертвоприношения. Ко времени реставрационно-восстановительных работ в Успенском соборе, начатых в 1905 г., отмечалось плохое состояние стенной росписи, к-рую было решено заменить, выполнив по новой штукатурке. 12 апр. 1907 г. худож.-архит. И. С. Кузнецов представил к рассмотрению проект декорации собора. Роспись по эскизам Кузнецова, стилизованным под «древнее письмо», поручено было исполнить артели Н. М. Софонова. Живопись выполнена маслом с обильным использованием золота в фонах на плоскостях сводов и колонн, а также в орнаментах. Система росписи, как и ее стилистика, ориентирована на традиц. храмовую живопись, характерную для восточнохрист. искусства. На юж. стене наоса - двунадесятые праздники, на северной - Акафист Пресв. Богородице, на западной - «Страшный Суд» (значительная часть композиции пострадала при обрушении штукатурки после взрыва колокольни). В медальонах на сев. и юж. стенах - св. равноапостольные Константин и Елена, Владимир и Ольга, Кирилл и Мефодий, архиепископы Казанские Гурий и Герман. На откосах окон - преподобные: на юж. стене - Пафнутий Боровский и Даниил Переяславский, Иосиф Волоцкий и Сергий Радонежский, Ферапонт Можайский и Кирилл Белозерский; на западной - Макарий Египетский и Пахомий Великий, Антоний Великий и Феодосий Великий, Ефрем Сирин и Иоанн Лествичник; на сев. стене от алтаря ко входу - Серафим Саровский и Нил Сорский, Мефодий Пешношский и Савва Сторожевский, Антоний Печерский и Феодосий Печерский. На столбах - ростовые фигуры воинов и мучеников.

Иконы для 3-рядного иконостаса 1-го деревянного Успенского храма мон-ря, возможно, были созданы иконописцем Дионисием в Москве по заданным размерам (реконструкцию иконостаса см.: Архит. ансамбль. 1989. С. 59-60). К освящению в 1485 г. второго, уже каменного собора Дионисий с мастерами возглавляемой им артели написал иконостас. В описи мон-ря 1545 г., приводящей сведения о составе и виде иконостаса каменного храма, неоднократно указано «письмо Дионисьево». Согласно этой описи, иконостас составляли 9 икон поясного Деисуса, над ними 19 икон праздничного ряда и фланкирующие образ Божией Матери «Воплощение» (по описи 1572 г.) 6 икон пророческого ряда, на каждой из которых было представлено по 2 пророка. «В заворот» от икон деисусного ряда, соответственно у юж. и сев. стен, были помещены «на уских иконах» образы столпников. Кисти Дионисия принадлежали также иконы местного ряда («Богоматерь Одигитрия», 2 иконы «Успение Пресв. Богородицы» т. н. облачного и краткого изводов, ростовые образы ап. Иоанна Богослова и свт. Николая Чудотворца) и царские врата с изображением Благовещения и евангелистов, а также надвратная сень с образом Св. Троицы (ЦМиАР) (Голубцов А. П. Мат-лы для истории древнерус. иконографии // Он же. Сб. статей по литургике и церк. археологии. Серг. Посад, 1911. С. 119-121).

В 1740-1748 гг. взамен первоначального иконостаса (90-е гг. XVII в., работа московского резчика Евсевия Леонтьева), к к-рому «потребовалось прибавить новые иконы пророческие и праотеческие», был сооружен новый позолоченный каркас иконостаса (Виноградов. 1898. С. 24). В создании иконостаса принимал участие иконописец Оружейной палаты И. Алексеев (РГАДА. Оп. 3. Ч. 3. Ед. хр. 42). О виде прежнего иконостаса можно судить по сохранившемуся нижнему ярусу, который богато декорирован «флемской» резьбой (от нем. flämisch - фламандский) с прорезными колонками и картушами, включающими элементы растительного орнамента (основной мотив - виноградная лоза). Иконостас сер. XVIII в. с чертами барокко более лаконичен по стилистике, его оформление дополняла круглая скульптура (не сохр.), снятая в 1847 г., в период обновления иконостаса. Пять рядов традиционного по составу высокого иконостаса с иконами сер. XVIII в. завершал нетипичный, 6-й ряд - святительский чин с оплечными образами в медальонах, написанными в 1698 г. иконописцами из Осташковской слободы братьями Фомой и Василием Потаповыми.

Интерьер ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2010 г.
Интерьер ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2010 г.

Интерьер ц. прп. Иосифа Волоцкого. Фотография. 2010 г.

К кон. XVII в. были оформлены пристолпные иконостасы с иконами, написанными также в 1698 г. братьями Потаповыми. В неизменном виде этот целостный комплекс икон, объединенный не только местоположением, но и иконографическим замыслом, находился в соборе вплоть до 1954 г., когда из-за аварийного состояния собора иконы были вывезены в Музей им. Андрея Рублёва в Москве (ЦМиАР), где хранятся в настоящее время. Из состава ансамбля сохранились иконы праздничного цикла («Благовещение», «Рождество Христово», «Преображение», «Вход Господень в Иерусалим», «Распятие», «Воскресение», «Сошествие Св. Духа», «Вознесение Господне»), «Спас на престоле», «Достойно есть», «Св. Троица (т. н. новозаветная)» и «Собор архангелов». С письмом братьев Потаповых по стилистическим и технологическим признакам связывают еще одну икону - «Царь Царем», не входящую в состав пристолпных икон. В 1697 г. были оформлены 2 чтимые иконы мон-ря, заключенные в иконописные рамы работы кормового иконописца Григория Антонова. Для образа прп. Иосифа Волоцкого (ок. 1578) была создана рама с 14 клеймами жития основателя обители, для иконы «Успение Пресв. Богородицы» (1591) - с 18 сценами из акафиста Успению. Весь комплекс икон XVII в. неоднократно поновлялся: в 1846 г., при архим. Агапите, «иконостас весь разобран, положено новое основание и потом опять собран и укреплен железными крючьями» (Нектарий, иером. Ист. описание Иосифова... мон-ря. 1887. С. 28); в 1-м десятилетии XX в. в период масштабных восстановительных работ; в настоящее время иконы отреставрированы.

Ок. 1645 г. стал формироваться иконостас еще не освященного придела ц. прп. Иосифа Волоцкого (престол освятили в 1-й пол. XVII в.); интерьер церкви был изменен в 1826 г.; в 1846 и 1884 гг. проводились работы по возобновлению 3-ярусного иконостаса.

Л. К. Масиель Санчес, Э. В. Шевченко

Церковь в честь иконы Божией Матери «Одигитрия»

Успенский собор и колокольня ц. Божией Матери «Одигитрия» (1510-е, 1692–1694). Фотография. XIX в. (ГИМ).
Успенский собор и колокольня ц. Божией Матери «Одигитрия» (1510-е, 1692–1694). Фотография. XIX в. (ГИМ).

Успенский собор и колокольня ц. Божией Матери «Одигитрия» (1510-е, 1692–1694). Фотография. XIX в. (ГИМ).
типа «что под колоколы» строилась на вкладные деньги представителей местной семьи дьяка Семена Андреевича Дичка Климентьева, позже его вдовы инокини Феодосии. Церковь была заложена после 1506 г. у сев.-зап. угла Успенского собора и окончена, по-видимому, в 10-х гг. XVI в. (Кавельмахер. 1989. С. 11). Это был увенчанный главой 8-гранный 3-ярусный столп: в нижнем ярусе хранилась большая казна, над ней размещалась поминальная «церковь на полатях», в 3-м ярусе располагался звон с тесовым часовым чуланом. Со временем 1-й ярус стал непригоден для хранения казны, в связи с чем в 1671-1672 гг. был надстроен еще один ярус. Над церковью разместилась «полата» с окнами, выше - ярус звона с тесовым часовым чуланом. При перестройке верх церкви был спрямлен, его выкладывали, не считаясь с наклоном нижней части здания. Возведение надстройки было обусловлено необходимостью разместить подаренный еще в 1598 г. Борисом Годуновым благовестный колокол весом 372 пуда (более 6 т), к-рый из-за тяжести не мог быть повешен в старом ярусе звона; для колокола рядом с церковью-колокольней была сооружена временная деревянная шатровая колокольница (упом. в монастырской описи 1669 г.). В 1688 г. была составлена рядная с Трофимом Игнатьевым на новый собор и колокольню, к-рую предполагалось построить при трапезной (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 1. Ед. хр. 74), однако позже решили надстраивать старую. В 1692-1694 гг. каменный шатер был разобран, арки звона заложены и столп надстроен еще 6 ярусами. Первые 2 восьмериковых яруса имели тот же диаметр, в последующих восьмериках он постепенно уменьшался. Работы выполнялись «каменщиками монастырскими служебниками» Никитой Тимофеевым сыном Дюженком, Микитой Аристовым и Микешкой Герасимовым «с товарищи» (Там же. Оп. 2. Ед. хр. 224. Л. 347 об.). Последняя надстройка была рискованным, но счастливо завершившимся предприятием: не прошло и 5 лет, как древнее основание «затрещало» и монастырским властям пришлось срочно обвязывать его железом. Высота колокольни с крестом составила ок. 80 м. Внутристенная лестница размещалась в 3 зап. гранях, к-рые значительно утолщены. В сев. грани шел до земли гиревой ход. Над входом с юга под церковным карнизом размещался киот с храмовым образом Божией Матери. Обработка прясел церковного яруса напоминала обработку прясел Иоанна Лествичника прп. ц. в Московском Кремле (Ивана Великого). Верхние ярусы украшали колонки, пояски, столбики-балясины, ширинки, арки, вокруг 3 ярусов были сделаны гульбища с ажурным ограждением, последний ярус был украшен изразцовым фризом. На колокольне было 19 колоколов, самый большой весил 500 пудов (более 8 т) и был отлит в 1712 г. До 30-х гг. XIX в. церковь окружала паперть на аркадах. К 1846 г. уклон колокольни от отвесной линии к северо-западу достиг 2 аршин (1,4 м). В 1847 г. были заделаны лестничные проходы (весь 2-й оборот лестницы) и отверстие для часовых гирь, трещины в стенах пробраны кирпичом. В 1849 г. нижняя часть колокольни была обвязана железом. Осадка более не наблюдалась. В 1852 г. мон-рь посетил архит. К. А. Тон, осмотревший по благословению митр. Московского Филарета (Дроздова) накренившуюся колокольню. 19 нояб. 1941 г. при отступлении советских войск колокольня была взорвана. Сохранился 1-й ярус с остатками сомкнутого свода и внутристенной лестницей. Полностью уцелели 6 граней и по половине 2 граней сев.-зап. угла. Фасады обработаны широкими угловыми лопатками, ограниченными полувалом. В 3 вост. и в сев.-зап. грани имеются оконные проемы, обращенные широкими откосами внутрь и железными решетками наружу. У юж. грани внутри колокольни расположена дверь для входа на 1-й ярус и на внутристенную лестницу.

Церковь в честь Богоявления с трапезной палатой

Богоявленская церковь с трапезным корпусом. (1506–1510, 1682)
Богоявленская церковь с трапезным корпусом. (1506–1510, 1682)

Богоявленская церковь с трапезным корпусом. (1506–1510, 1682)
была заложена 9 мая 1506 г. и построена к 1510 г. (РНБ. Погод. № 504. Л. 28) на средства кн. С. И. Бельского и окольничего Б. В. Кутузова. Основные помещения - церковь, трапезный зал, келарская - располагались в верхнем ярусе, подклет занимали хозяйственные помещения. Безапсидный храм, расположенный в сев.-вост. углу здания, первоначально был ориентирован на север (с заметным смещением к востоку), имел позакомарное покрытие и главу. Древний трапезный зал представлял собой почти квадратную в плане одностолпную палату (13×14 м), перекрытую крестовыми сводами. Сохранились раздаточное окно и нижняя часть входа в келарскую, заложенного при расширении трапезной и переделке сводов. Фасадные окна имели перспективные обрамления в виде прямоугольных уступов, одно из них сохранилось на вост. фасаде; на сев. фасаде и вост. стене келарской такие окна восстановлены в 1968 г. Ок. сер. XVI в. трапезная была перестроена на средства архиеп. Новгородского Феодосия (в 1551-1563 он проживал на покое в И. В. м.). Она была расширена к западу и югу (ее новый размер - 22×20 м) и перекрыта вспарушенными крестовыми сводами, опирающимися на центральный столп. Окна с гладкими откосами были выложены на юж. и зап. фасадах. В подклете было устроено 6 дополнительных помещений. Вход в подклет храма - с северной стороны, в подклет трапезной - с южной и западной. В 1682 г. верх ц. Богоявления был переделан в соответствии с формами завершения надвратной церкви: получил пятиглавие на 2-ярусной горке кокошников. Одновременно были расширены окна, обрамленные богатыми наличниками, сделаны «пяличные связи» через центральный столп, с севера устроено крыльцо. Позднее от угла юж. паперти вновь выстроенного Успенского собора к сев. порталу был устроен арочный переход, разобранный в 1785 г. В 1780 г. в бывшей келарской, где в то время находились братские хлебная и пирожная, на средства артиллерийского капитана Николая Арцыбашева был устроен ориентированный на север придел вмц. Варвары. В 1806 г. на средства гр. А. И. Чернышёвой трапезная палата была обращена в храм: ц. Богоявления переориентирована на восток; устроен дополнительный придел - во имя прп. Сергия Радонежского, освященный Платоном (Левшиным), митр. Московским. Вост. стена трапезной палаты превратилась в общую алтарную преграду храма и придела. Тогда же были сделаны 2 лестницы с зап. стороны (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 4. Ед. хр. 3. Л. 55). В 1827 г. была пристроена зап. паперть с жилыми помещениями внизу. На нижнем этаже разместились братская трапеза, хлебня и кухня (Нектарий. 1887. С. 38). Паперть первоначально была выстроена на уровне высоты подклета, в 1853 г. ее надстроили на высоту западного фасада и разместили в ней ризницу. Основной вход в церковь был сделан с юго-западного угла в виде палатки с шатриком. Тогда же в трапезной был положен пол из чугунных орнаментированных плит и поставлен новый золоченый 3-ярусный иконостас. В 1904 г. стены и своды были покрыты клеевой живописью по эскизам архит. Кузнецова. В 20-х гг. ХХ в. росписи были забелены, в 50-х гг. ХХ в. частично сбиты.

Надвратная церковь апостолов Петра и Павла

Надвратная ц. апостолов Петра и Павла (1679) и настоятельский корпус (1785–1787)
Надвратная ц. апостолов Петра и Павла (1679) и настоятельский корпус (1785–1787)

Надвратная ц. апостолов Петра и Павла (1679) и настоятельский корпус (1785–1787)
(1679) занимает 2-й ярус св. ворот (см. ниже); предшествующая надвратная церковь была посвящена Сретению Владимирской иконы Божией Матери. Она поставлена по оси широкого проезда, алтарь расположен по оси бокового входа. Двусветный четверик храма почти квадратный в плане, бесстолпный, перекрыт сомкнутым сводом. Снаружи он украшен 2-ярусной горкой кокошников, увенчанной декоративным пятиглавием,- такое завершение вскоре было повторено в трапезной ц. Богоявления. Алтарь занимает единое, прямоугольное в плане пространство, открывающееся в храм 3 проемами, 4-ярусный иконостас не сохранился. Снаружи алтарь имеет лишь 2 ложные полуциркульные апсиды; на месте, где должна располагаться правая апсида, к алтарю примыкает стена. Входы в храм расположены в каждой из стен четверика и ведут в окружающую его с 3 сторон открытую галерею, соединенную переходом с настоятельским корпусом. Декор храма типичен для московской архитектуры «дивного узорочья». Входы в храм с запада и севера оформлены белокаменными резными порталами. Единственное окно зап. фасада имеет сильно декорированный наличник, разделяющий апсиды столбик - как и столбы ворот - покрыт изразцами.

Ограда

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Иосифов Волоколамский мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
В 1543-1566 гг. на вкладные деньги была выстроена крепостная стена вокруг И. В. м., имевшая в окружности 389 саж. (830 м), с 9 башнями, 6 из которых были 4-гранными, остальные - круглыми. Снаружи на нек-ром расстоянии она была обнесена деревянным городком. В 1609-1612 гг. пострадала в результате польско-литов. интервенции. В 1645 г. в мон-рь был прислан из Москвы строитель Иван Неверов. Он сделал обмеры, обследовал состояние крепостных сооружений. Согласно его описанию, «башню на водяных воротах литовские люди из пушек разбили и прясла от этой башни развалились все до подошвы… Город и башни от пушек розбиты и во многих местах городовая каменная стена розселась, а другой деревяной город згнил до подошвы… Городу и башням впредь стоять будет немочно, потому что все осыпалось и во многих местах развалилось» (РГАДА. Ф. 1192. Отд. 4. Ч. 1. Оп. А. № 40. Л. 1). План Неверова по возобновлению ограды мон-ря предусматривал, что она должна быть каменной, высотой 3 саж. (6,4 м), по углам будут находиться башни высотой по 5 саж. (более 10,5 м) «с четью». Ежегодно рекомендовалось строить одну башню и 50-саженное прясло стены. Толщина крепостных стен - сажень с четвертью, башен - сажень. Относительно внешнего облика стен Неверов указал, что они должны быть такими же, как «город» Симонова монастыря в Москве (30-40-е гг. XVII в.). В 1652-1654 гг. архим. Иор обращался к царю Алексею Михайловичу с челобитными, в к-рых писал о необходимости скорейшего ремонта Успенского собора, трапезной и крепостных стен (Там же. Оп. 1. № 93). Подготовка к строительству велась с 1649 г. Строительство началось в 1650 г. с наиболее разрушенных сев. и сев.-вост. прясел ограды. Стены разбирали до подошвы и возводили заново, были выстроены башни «на водяных воротах» (Никольская) и наугольная круглая (обе не сохр.). Однако основная часть стены была возведена в 1676-1688 гг. В 1676 г. впервые встречается упоминание о Трофиме Игнатьеве, крестьянине вотчины стольника М. Ю. Татищева с. Никольского Дмитровского у., он назван каменщиком и работал вместе с Захаром Никифоровым. В 1677 г. была построена Часовая башня. С 1678 г. Трофим Игнатьев, «подрядчик каменных дел», начинает работать самостоятельно. В этом году им построены Воскресенская башня и стена к ней от Часовой башни, т. е. вост. прясло. В это же время впервые встречаются сведения о покупке изразцов «для подзоров» в московской мастерской Степана Полубеса. В 1679 г. построены ворота с церковью над ними и часть юго-восточной стены от них до Воскресенской башни, в 1680 г.- оставшийся участок юго-восточной стены с Петровской башней, в 1681 г.- южная стена со Старицкой башней, в 1682-1684 гг.- часть западной стены с Германовой башней, в 1685-1688 гг.- оставшаяся часть западной стены с Кузнечной башней, замкнувшей кольцо стен. Две последние башни строились сразу с каменными шатрами, на остальных они сделаны в 1785-1787 гг., на Старицкой башне - в 1801 г. В ХVIII и ХIХ вв. были переложены смотровые «чюланы» и шатрики над ними на всех башнях, их вид и размеры были в нек-рых случаях изменены в связи с тем, что они перестали использоваться в качестве защиты от нападения и превратились в декоративные.

Общая длина стен (без башен) - 756,3 м, в плане они имеют форму неправильного шестиугольника - прямоугольника со стесанными вост. углами. Стены представляют собой массивную кирпичную кладку, возведенную на свайном основании. Фундаменты сложены из больших валунов на глиняном растворе. Цоколь стены - из тесаного белого камня. На отдельных участках его высота увеличивается за счет кирпичных рядов. По верху стены расположен боевой ход, куда со двора ведут 11 лестниц, устроенных внутри стен возле башен. В стенах имеются бойницы для нижнего (подошвенного), среднего и верхнего боя. Верх стены без зубцов. Первоначально стены имели тесовое покрытие, в 1785-1787 гг. стенка парапета была завершена кирпичными столбами с арками взамен деревянных, была устроена металлическая кровля. Башни различной конфигурации - 8-, 16-, 24-гранные - богато декорированы. Наиболее часто употребляемый мастером прием - опоясывание башни ожерельем ширинок с изразцами изумрудного цвета, поставленными на угол. Часто используется поребрик из одного ряда «стоячего» кирпича. Обычным является применение ромбовидных кирпичных плиток, поставленных на угол. Плитки иногда помещены в ширинки (как в Кузнечной башне), но чаще - в горизонтальную штрабу (как в Воскресенской и Старицкой башнях). Обломы, применяемые зодчим, типичны для ХVII в.

Святые ворота

с ц. апостолов Петра и Павла (см. выше) расположены по центру юго-вост. прясла стены. Они имеют 2 арочных проема: широкий центральный (для проезда) и узкий, примыкающий к нему с востока. Внешний фасад ворот богато декорирован. Проем центральных ворот фланкирован с обеих сторон 3 столбами, еще 3 столба примыкают справа к малому входу. Средние из этих 3 столбов, наиболее массивные, покрыты многоцветными изразцами. Роспись ворот не сохранилась: на внешней стороне у въезда был изображен прп. Иосиф со Спасителем и с Божией Матерью, у входа - праотец Авраам, принимающий 3 странников, выше находилось «Успение Пресв. Богородицы», а на простенке между воротами на внутренней стороне - икона апостолов Петра и Павла с преподобными Иосифом и Сергием Радонежским (Нектарий. 1887. С. 26). У св. ворот издавна находилась деревянная часовня. В 1885 г. была устроена 2-этажная каменная часовня взамен обветшавшей, «с малою келлиею с боку и с большой келлиею во 2 этаже, с 4 окнами» (Там же. С. 44). Часовня была разобрана в кон. 50-х гг. ХХ в.

Башни

Ок. 1654 г. была построена на переходе от сев. к сев.-вост. пряслу стены башня «на водяных воротах», или Никольская (РГАДА. Ф. 1192. Отд. 4. Ч. 1. Оп. А. № 47. Л. 1). В 1789 г. ее разобрали и сложили заново. Эта башня отличается от остальных: она имеет высокий нижний ярус и небольшой средний (у др. башен, наоборот, средний ярус становится выше и воспринимается как главный), у нее отсутствует изразцовое убранство, нет характерного волнообразного завершения линии верхнего боя стены, напоминающего сросшиеся зубцы «ласточкиного хвоста». Башня украшена поребриком под окнами 2-го яруса. Каменный шатер покрыт тесом и заканчивается маленьким восьмеричком с малым шатром и прапором.

Часовая (Осьмероугольная) башня в середине вост. прясла стены была возведена в 1677 г. с деревянным шатром и крыта тесом. В 1787 г. был сделан каменный шатер. На каждой из 8 граней помещены по 4 двухуступчатые ниши-ширинки, образующие орнаментальные композиции с круглыми бойницами. В каждой нише - «пятерка» муравленых (покрытых прозрачной зеленой глазурью) изразцов. Верхний ярус украшен тягами из кирпичного полувала, обводящими наподобие наличников ниши бойниц и варовых проемов. Название «Часовая» башня получила в связи с тем, что на ней были установлены часы, снятые с колокольни на время ее надстройки.

Воскресенская башня. 1678 г. Фотография. 2010 г.
Воскресенская башня. 1678 г. Фотография. 2010 г.

Воскресенская башня. 1678 г. Фотография. 2010 г.

Воскресенская (Мироносицкая) башня возведена в 1678 г. на переломе от вост. к юго-вост. пряслу. Она значительно выше и массивнее Часовой. Также украшена ширинками с «пятерками» изразцов. В центре помещены сюжетные изразцы (Бова с Полканом, Георгий Победоносец, осада крепости, двуглавый орел), по сторонам - изразцы с изображением птицы в орнаментальной рамке из растительных мотивов. Изразцовые ряды, кирпичные пояса и тяги расчленяют башню на несколько ярусов, венчает ее сплошное ожерелье муравленых изразцов.

Петровская (Архивная, Угольная) башня на переломе от юго-вост. к юж. пряслу выстроена в 1680 г. Ее декор состоит из вертикальных аркатурных поясов, поставленных «вперебежку». Украшена муравлеными и большими рельефными полихромными изразцами. Венчает башню изразцовый пояс. Шатер сложен из кирпича в ХVIII в., сверху покрыт тесом, окна 2-го яруса и вход со стены заложены кирпичом. Башня служит водонапорной.

Юго-зап. угловая Старицкая башня (Квасная, Троицкая, Высокая) возведена в 1681 г. Отличается мощным видом, строгим обликом. Ее своеобразие - в контрастном сопоставлении тяжелой нижней части и легкого островерхого шатра. Из-за обилия граней (24) она кажется круглой; граненость подчеркивают кирпичные столбы, помещенные в нижнем ярусе, на ребрах. Основание башни охватывают 4 тонких кирпичных пояса, 3 из них украшены муравлеными изразцами. Круглые бойницы среднего боя обрамлены килевидными наличниками.

Герминова башня 1682–1684 гг. Фотография. 2010 г.
Герминова башня 1682–1684 гг. Фотография. 2010 г.

Герминова башня 1682–1684 гг. Фотография. 2010 г.

В центре западного участка стены расположена Германова (Богословская) башня (1682-1684), единственная квадратная в плане и наиболее массивная. Башня служила проезжей, к ней вела дорога из Старицы, здесь первоначально были св. ворота. Для защиты от внезапного прорыва врага были сделаны гёрсы (подъемные ворота). Проезд был ориентирован на западный портал Успенского собора. В ХVIII в. ворота были заложены, а башня приспособлена под жилье, для чего пробили окна, растесали амбразуры, закрыли арки восьмерика, пристроили деревянные сени, крыльцо и лестницу на столбах; в 60-х гг. ХХ в., в ходе реставрации, позднейшие изменения устранены. Башня имеет 4 яруса, в 3-м сохранилась «полата» ХVIII в., окруженная открытым гульбищем и имеющая перекрытие в виде крестового свода. В помещение ведет внутристенная лестница, для освещения сделано 6 окон. Последний, 8-гранный ярус башни - ярус звона. В его гранях сделаны большие пролеты, перекрытые арочками с гирьками. Шатер поставлен на 2-лопастные, с висячими гирьками арки звона. Стены фасадов украшены узорчатыми поясами из кирпичного штучного набора и рядами муравленых изразцов. Открытая галерея башни оформлена поясом из уступчатых ниш-ширинок со вставленными в них крупными изразцами. Этот пояс подчеркнут кирпичными тягами и рядом более мелких изразцов в нишках. Бойницы верхнего боя обрамлены тягой из кирпичного полувала с циркульными арочками над проемами, под варовыми проемами идет пояс поребрика. С небольшим отступом помещен ряд муравленых изразцов в нишках, где изразцы поставлены «на угол» в виде ромба. Ниже расположен орнаментальный пояс, сложенный из терракотовых элементов: ромбов, городков и поребрика.

Угловая сев.-зап. Кузнечная (Северная, Сторожевая, Братская) башня построена в 1685-1688 гг. Она легкая и изящная по силуэту, по праву считается самой красивой. 24-гранное основание башни переходит в десятигранник, затем в восьмигранник, к-рый завершается шатром со слухами и с вышкой-«смотрильней». Горизонтальные пояса разделяют башню на 4 яруса. Три нижних оформлены своеобразной этажной «ордерной» системой встроенных полуколонок, образующих вертикальные выступы, и круговыми поясами рельефной кирпичной выкладки с изразцовыми вставками. По верху идут навесные машикули с боевой галереей, обнесенной парапетом, украшенным изразцами. Второй ярус - с окнами в гранях и с тектоническим декором. Восьмерик 3-го яруса имеет галерейку и боевое гульбище, на к-рое ведут изнутри 8 выходов, декорированных перспективными портальными наличниками.

Жилые и хозяйственные постройки

Справа от святых ворот к стене примыкает настоятельский корпус, выстроенный из кирпича в 1785-1787 гг. Он занял место частично разобранной постройки кон. ХVII в. По описи 1747 г., это были 3-этажные архимандричьи кельи, «из которых в верхнем апартаменте одна келья длиною 7 аршин шириною тож... при оной же келье другая келья длиною 6 аршин шириною 7 аршин с четвертью. При оной же келье полатка кладовая. Да при оных же кельях полатка спальная. При оных же полатках двои сени и между ними кухня… во втором апартаменте под кладовою полаткою келья длиною аршин три четверти шириною тож» (Там же. Оп. 3б. Ед. хр. 56. Л. 12). Часть стен старой постройки с фризом из поливных изразцов и со служебным окошком вошла в состав скромного жилого дома в стиле классицизма. В крепостной стене были пробиты окна, разобраны машикули.

Двухэтажный казначейский корпус примыкает к стене справа от св. ворот. Он выстроен в кон. ХIХ в. на месте 3-этажного корпуса сер. XVIII в. В описи 1747 г. сказано, что «домовотчинный приказ каменной, во оном палата судейская. При той же полате еще полата приказная. При оной же полате архива. Над оною архивною полатою в третьем апортаменте еще полата рухлядная. При оном же приказе сени. Под означенным приказом полата столярная. При том же приказе пивоварня каменная» (Там же. Оп. 3. Ед. хр. 55. Л. 15-17). Архитектура нового здания утилитарная, лишена стилевых черт, со скромным декором.

Старый братский корпус. Сер. XIX в. Фотография. 2010 г.
Старый братский корпус. Сер. XIX в. Фотография. 2010 г.

Старый братский корпус. Сер. XIX в. Фотография. 2010 г.

Двухэтажный старый братский корпус, построенный в сер. XIX в. из кирпича с белокаменными деталями (карнизами, подоконниками), оштукатурен. Его симметричная по 2 осям композиция определила идентичную структуру параллельных фасадов и внутреннюю планировку с центральным продольным коридором. План корпуса был частично изменен в ХХ в. перемещением внутренней лестницы в новую пристройку. Сдержанный декор - членения фасадных плоскостей, пропорции оконных проемов - в духе позднего ампира.

Певческий корпус был выстроен в 1808 г. Небольшое кирпичное одноэтажное здание, возведенное с центральным коридором и кельями по обеим сторонам, состоит из 2 равных половин, объединенных сенями. Структура фасадов основана на игре выступающих и заглубленных плоскостей, что акцентирует пластику стен и создает светотеневой эффект. Декор - с элементами раннего классицизма.

Одноэтажный келарский корпус построен из кирпича в 1808 г., увеличен за счет пристройки с запада в 1915 г. Планировка с центральными сенями дополнена новыми перегородками в ХХ в.

Новый братский корпус с трапезной. Архит. И. С. Кузнецов. 1910 г. Фотография. Нач. XX в.
Новый братский корпус с трапезной. Архит. И. С. Кузнецов. 1910 г. Фотография. Нач. XX в.

Новый братский корпус с трапезной. Архит. И. С. Кузнецов. 1910 г. Фотография. Нач. XX в.

Новый братский корпус с гостиницей сооружен по проекту Кузнецова в 1910 г. на месте одноэтажного каменного. Трехэтажное здание имеет внешнее убранство в нарышкинской стилистике. Планировка с парадной лестницей на поперечной оси корпуса основана на коридорной системе. На 1-м этаже находится большой трапезный зал, украшенный грубой лепниной и росписями. На глухих стенах были написаны картины из Жития прп. Иосифа, на потолке - евангельский сюжет «Насыщение пятью хлебами», между оконными проемами вост. стены - образы святых. Росписи были закрашены в 1921 г., в наст. время восстанавливаются.

В юж. части мон-ря находились деревянные амбары и погреба. Сохранился Медовый амбар - редкий образец деревянной хозяйственной постройки нач. ХХ в. Бревенчатый, с открытым срубом на кирпичном цоколе, он сочетает традиц. тип «пятистенка» с чертами модерна в наружном убранстве (напр., окна с треугольным и граненым верхом). Украшением главного фасада служит открытая галерея-крыльцо с резными столбами, поддерживающими треугольный фронтон. Консольный вынос крыльца выполнен из бруса на кирпичном цоколе. Карниз с подзорами и наличники проемов покрывает глухая накладная резьба.

В 1907 г. на месте сгоревшей бани у пруда в северо-западном углу монастыря было построено одноэтажное кирпичное здание, перекрытое коробовыми сводами и «сводами Монье».

К югу от ц. Богоявления находится колодец, над которым при архим. Сергии (1883-1897) была устроена деревянная часовня. К нач. ХХ в. был сделан «бассейн с металлическим над ним балдахином, опирающимся на 6 металлических колонн, в нем металлическая круглая чаша, в коей утвержден медный крест, и из креста бьет струя воды» (Геронтий (Кургановский). 1903. С. 124). Вода подавалась из артезианской скважины. После революции сооружение было уничтожено. В нач. 90-х гг. ХХ в. колодец был восстановлен на прежнем месте, в 2004 г. восстановлена деревянная сень.

Постройки вне стен монастыря

К юго-западу от св. ворот находилось одноэтажное с мезонином деревянное здание гостиницы. В 1864-1865 гг. обветшавшее здание разобрали и построили новую, 2-этажную каменную гостиницу с большой деревянной пристройкой. К кон. ХIX в. сюда же перенесли конный и скотный дворы, располагавшиеся прежде к северо-западу, вблизи Малого пруда, а также избы для работников. Кроме названных в комплекс гостиного двора входили одноэтажный деревянный корпус, в к-ром помещались приют для 20 мальчиков и комнаты для «сирых» богомольцев, а также деревянные корпуса переплетной мастерской и амбулатории. Сохранилась часть здания гостиницы, к-рую занимало 2-классное церковноприходское уч-ще (обветшавшая деревянная пристройка была сломана в нач. ХХ в.). Здание стоит на белокаменном цоколе, сев. и вост. фасады были декорированы оштукатуренными оконными наличниками, на всех фасадах имелись белокаменные подоконные карнизики. Крыльцо с севера не сохранилось.

Еще при жизни прп. Иосифа с восточной стороны от монастыря был вырыт пруд, впоследствии названный Большим или Иосифовским. В ХVI в., при игум. Гурии, был вырыт 2-й пруд - Средний, или Гурьевский. Позднее был устроен еще один пруд - Малый, или Подстенный. Четвертый пруд, Митрополичий, находится внутри мон-ря, вырыт по подряду крестьянами с. Шестакова «Петром Захаровым со товарищи» в 1759 г. (РГАДА. Ф. 1192. Оп. 3. Д. 59, 1759 г.). До революции все пруды составляли единую систему, впосл. нарушенную.

Всехсвятский скит

Храм Всех святых в скиту. Фотография. Нач. XX в. 1856–1860 гг.
Храм Всех святых в скиту. Фотография. Нач. XX в. 1856–1860 гг.

Храм Всех святых в скиту. Фотография. Нач. XX в. 1856–1860 гг.
Больница в скиту. 1903 г. Фотография. Нач. XX в.
Больница в скиту. 1903 г. Фотография. Нач. XX в.

Больница в скиту. 1903 г. Фотография. Нач. XX в.
был основан при мон-ре в 50-х гг. XIX в. в лесу, на месте, где, по преданию, жил прп. Иосиф во время постройки обители. Здесь стояла деревянная часовня с иконостасом, без окон, с 3 дверными проемами. В 1856 г., при архим. Гедеоне (1852-1883), на монастырские средства в сев.-вост. части скита была заложена каменная часовня, к к-рой затем пристроили алтарь; в 1860 г. часовню освятили как ц. Всех святых. В нач. 60-х гг. XIX в. здания скита были окружены глухой кирпичной оградой с 2-ярусной надвратной колокольней с сев. стороны. Ограда длиной 85 саж. (181 м) и высотой 3 аршина (2 м) имела форму четырехугольника. По углам были устроены башенки. Колокольня и башни были взорваны во время войны, стена разобрана, сохранился небольшой фрагмент северного участка с прорубленными окнами и со входом в примыкающее одноэтажное каменное здание. Кирпичная оштукатуренная ц. Всех святых напоминает постройки ХVII в. Невысокий беcстолпный одноглавый четверик перекрыт парусным сводом, имел световую главу. Храм имеет 3-частный алтарь, с запада находилась низкая паперть, к к-рой примыкала надкладезная часовня. В 1902 г., при архим. Геронтии (Кургановском), храм был расписан. Настенная живопись на темы Жития прп. Иосифа и 4-ярусный иконостас не сохранились. Окна четверика частично заложены, полностью заложен зап. вход, утрачены световой барабан с главкой, паперть и часовня. В 1903-1904 гг. в скиту было выстроено одноэтажное деревянное здание богадельни для престарелых иноков, имеющее асимметричную объемно-плановую структуру; декор с накладной резьбой близок к архитектуре модерна. В 1903 г. была построена больница - кирпичное 2-этажное здание «глаголем» в рус. стиле.

Усыпальница и некрополь

Наиболее древние захоронения на территории И. В. м. относятся к XV-XVI вв. Имена погребенных и указания на расположение могил внесены в Обиходник игум. Евфимия (Туркова) (ок. 1581-1582), хранящийся в С.-Петербургском отделении ИРИ (Ф. 284. Кн. 4). Здесь покоятся архиереи, иноки, вкладчики монастыря. Захоронения производились по единому замыслу, очень скромно - в деревянных колодах (несмотря на знатность погребенных), без склепов и каменных саркофагов, на расстоянии ок. 0,5 м друг от друга (Чернов. 2008. С. 307). При археологических работах в Успенском соборе и вокруг него были обнаружены частично сохранившиеся белокаменные надгробные плиты ХVI-XVII вв.

Неск. погребений располагалось в соборе. В юж. апсиде стояли гробницы митр. Московского Даниила († 1547) и царевича Феодора Мелехдеяровича († 1538). В юго-зап. углу находились гробницы сыновей кн. Бориса Волоцкого - Ивана († 1503) и Федора († 1513). Также в соборе были погребены архиеп. Новгородский Феодосий († 1563), архиеп. Казанский Иеремия († 1581), архиеп. Суздальский Стефан († 1679), кн. Петр Васильевич Звенигородский с сыновьями Григорием и Иваном. В «старом» приделе собора была усыпальница князей Голениных (отрасли князей Сретенской половины Ростова; все 4 похороненных здесь князя умерли в иночестве) и Хованских (8 погребений). Позднее здесь появились усыпальницы детей боярских Мижуевых (5 погребений), волоцких землевладельцев Лыковых, Клушиных, Языковых. «Новый» придел, по мнению С. З. Чернова, задумывался как «гробница монахов Иосифова монастыря. Развитием этой традиции стало погребение монахов, вышедших из монастыря и возведенных в сан епископов и архиепископов» (Там же. С. 301). Так, в «новом» приделе были захоронения: «у гробницы Иосифовы» - старца Кассиана Босого († 1532), крестного отца царя Иоанна Грозного; «в [северо-западном] углу по ряду» - епископов Сарских и Подонских Саввы Чёрного († 1554), ученика прп. Иосифа, и Нифонта (Кормилицына) († 1558), племянника прп. Иосифа; архиеп. Казанского Лаврентия († 1574) и др. Захоронения «нового» придела сильно пострадали при закладке фундаментов нового собора в 1688 г., в связи с чем погребенные здесь архиереи были перезахоронены в специально устроенные склепы в сев. углу нового собора. В этом приделе также хоронили князей Оболенских (4 захоронения) и Кутузовых (2 погребения).

За «старым» приделом находилась родовая усыпальница богатых вотчинников Есиповых, вассалов князей Холмских. У апсид собора были погребены бояре и вольные слуги Московских вел. князей Полевы, Ржевские, Толбузины, служилые люди кн. Владимира Андреевича Боровского Хилиновы, Коуровы, Челищевы, а также волоцкие землевладельцы некняжеского происхождения Еропкины, Ступишины. Родовая усыпальница волоцких служилых людей Мечёвых находилась «близ церкви под колоколами» (Леонид (Краснопевков). 1863. С. 5). «Среди монастыря подле дорожку» были доски каменные над погребениями Малюты Скуратова, его отца Лукьяна (инока Леонида) и сына Максима (Steindorff. 1998. С. 43, 73). До 20-х гг. ХХ в. на территории некрополя сохранялись надгробия над захоронениями дворян кон. ХVII - нач. ХХ в. Здесь были погребены владельцы окрестных усадеб и члены их семей, в т. ч. действительный статский советник И. И. Безобразов († 1780), 1-я жена ген. Н. Н. Муравьёва-Карского Софья Федоровна (урожд. Ахвердова; † 1830), дочь его брата, декабриста А. Н. Муравьёва, Софья († 1851), Н. И. Гончарова († 1848), теща А. С. Пушкина, и др. В монастыре рядом с историческим некрополем сохранилось несколько погребений солдат, умерших в госпитале.

Арх.: РГАДА. Ф. 1192. Оп. 3. Ч. 3. Д. 56а, 49/1757 г., 49/1759 г., 77/1759 г., 53/1759 г., 13/1782 г., 16/1786 г., 13/1787 г., 15/1786 г., 16/1786 г., 18/1789 г., 11/1794 г.; Оп. 4. Д. 5/1853 г., 3/1855 г., 5/1856 г., 7а/1860 г., 10/1860 г., 2/1862 г., 3/1865 г., 5/1902 г., 2/1909 г. Д. 13-17, 51, 21, 23, 65; Ф. 280. Оп. 3. Д. 211; Оп. 5. Д. 165; Оп. 6. Д. 113, 893; Оп. 7. Д. 98; Оп. 8. Д. 165; Оп. 11. Д. 190; Оп. 1. Ч. 2. Д. 14528; Оп. 20. Д. 1308, 1431; РГИА. Ф. 798. Оп. 35. Д. 421; Ф. 796. Оп. 65. Д. 295; Ф. 796. Оп. 133. Д. 697; ГАРФ. Ф. 203. Оп. 759. Д. 935.
Лит.: Леонид (Краснопевков), еп. Выписка из «Обихода» Волоколамского Иосифова мон-ря / Сообщ.: еп. Дмитровский Леонид (Краснопевков) // ЧОИДР. 1863. Кн. 4. Отд. 5. С. 1-8; Нектарий, иером. Ист. описание Иосифова Волоколамского второклассного мон-ря. М., 1887; Виноградов П. И., свящ. Летописи Волоколамского Иосифова мон-ря. М., 1898; Геронтий (Кургановский), архим. Волоколамский Иосифов второклассный муж. мон-рь и его совр. состояние. СПб., 1903; Торопов С. А., Щепетов К. Н. Иосифо-Волоколамский монастырь. М., 1946; Павличенков В. И. Высотные сооружения в рус. ансамбле кон. ХVII в.: Дис. М., 1950; он же. Ансамбль Иосифова Волоколамского мон-ря // Архит. наследство. М., 1958. Вып. 10. С. 127-152; Воронин Н. Н., Сахарова И. Г. Новые мат-лы об архит. ансамбле Иосифова-Волоколамского мон-ря // Там же. 1956. Вып. 6. С. 107-131; Белова Л. А., Суханова Э. В. Трапезная палата и ц. Богоявления Иосифо-Волоколамского мон-ря // Мат-лы творческого отчета треста «Мособлстройреставрация». М., 1979; Архитектурный ансамбль Иосифо Волоколамского монастыря: Проблемы изучения, реставрации и музеефикации: Мат-лы науч.-практ. конф. 30-31 окт. 1986 г. М., 1989; Кавельмахер В. В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря // Там же. С. 11-15; Steindorff L., hrsg. Speisungsbuch von Volokolamsk - Кормовая книга Иосифо-Волоколамского мон-ря. Köln; Weimar; W., 1998; Чижов В. Е. Чтения по истории для любознательных волоколамцев. М., 1998; Теряево // Памятники архитектуры Московской обл.: Иллюстр. науч. кат. / Ред.: Е. Н. Подъяпольская. М., 1999. Вып. 1. С. 68-77; Егасова Н. А. Тринитарная идея в Успенском храме XV в. Иосифо-Волоколамского монастыря // Троицкие чт., 2003-2004 гг.: Мат-лы VII-VIII Троицких чт. Б. Вязёмы, 2004. С. 79-108; Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 2008; Чернов С. З. Некрополь Иосифо-Волоколамского монастыря в свете археол. исследований 2001 г.: Старый и новый приделы // Прп. Иосиф Волоцкий и его обитель. 2008. С. 629-314.
Е. А. Васильева
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Церковная архитектура. Храмы (Россия) Библиотеки монастырские Иосиф (Санин Иван; 1439 - 1515), Волоцкий, преподобный (пам. 9 сент., 18 окт.- обретение мощей, в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых, в 1-ю Неделю после 29 июня - в Соборе Тверских святых, в неделю перед 26 авг.- в Соборе Московских святых) Иосифов Волоколамский (Волоцкий) в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырь, ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
См.также:
ДАЛМАТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Курганской и Шадринской епархии), в г. Далматове Курганской обл.
ДАНИЛОВ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО ДАНИИЛА СТОЛПНИКА МОСКОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Данилов Во Имя Преподобного Даниила Столпника Московский Мужской Монастырь (ставропигиальный МП РПЦ)
ЕВФИМИЕВ СУЗДАЛЬСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Суздале Владимирской обл.
ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский
ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Костромской и Галичской епархии
КАНДАЛАКШСКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Кольском у. Архангелогородской пров. и губ.
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРОВ СВИРСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (С.-Петербургской и Ладожской епархии)
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА С-Петербургской митрополии
АНДРЕЯ АПОСТОЛА СКИТ (Серагион), на г. Афон, XIX в.
АНДРОНИКОВ В ЧЕСТЬ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Москве на лев. берегу Яузы, осн. ок. 1358 г.
АНТОНИЯ РИМЛЯНИНА В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Новгороде, на правом берегу р. Волхов