Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 26, С. 136-159 опубликовано: 26 января 2016г.


ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Ипатиевский мон-рь. Фотография. Нач. XXI в.
Ипатиевский мон-рь. Фотография. Нач. XXI в.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. Нач. XXI в.
Ипатиевский [Ипатской, Ипацкой, Ипатиев, Ипатьев, Ипатьевский] во имя Святой Троицы мужской монастырь (Костромской и Галичской епархии), находится в г. Костроме. Мон-рь, возведенный на холме близ устья впадающей в Волгу р. Костромы, с 2 сторон окружен водой: с востока -р. Костромой, с юга - речкой Игуменкой, правым притоком р. Костромы.

Точное время основания И. м. неизвестно; согласно переписным книгам (1595), в монастыре был погребен боярин Иван Дмитриевич Красный, убитый летом 1408 г. (см.: Соколов. 1890. С. 44; Павел (Подлипский). 1832. С. 65). Впервые И. м. упоминается в 1435 г.: весной этого года был заключен мир между вел. кн. Московским Василием II Васильевичем и претендентом на великокняжеский престол галическим кн. Василием Юрьевичем Косым «на мысе у святаго Ипатия, межи Волгы и Костромы» (ПСРЛ. Т. 25. С. 252; Т. 8. С. 99). Обитель стала пользоваться покровительством вел. князей: в июне 1443 г. вел. кн. Московский Василий II указной грамотой предоставил И. м. право владения перевозом через р. Кострому (АСЭИ. Т. 3. № 229).

Позднейшая легенда (60-е гг. XVI в.) связывает основание И. м. с татар. мурзой Четом (в крещении Захария): на том месте, где ему чудесным образом явились Богородица с ап. Филиппом и со сщмч. Ипатием, еп. Гангрским, был построен деревянный храм во имя Св. Троицы и собралась братия (Павел (Подлипский). 1832. С. 1-4). Считалось, что Захария был погребен в И. м.; его могила сохранялась до сер. XVIII в. (Соколов. 1890; Веселовский. 1946. С. 56-91; Кузьмин. 2004. С. 708-709).

Ктиторы и вклады

Монастырю покровительствовали представители боярских фамилий, считавшие мурзу Чета своим родоначальником,- Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы-Зерновы. Первые значительные вклады в И. м. с сер. XV в. делали Сабуровы. Ок. 1463-1464 гг. инок Мисаил (в миру боярин М. Ф. Сабуров, сын великокняжеского боярина Федора Ивановича Сабура Зернова) вложил в мон-рь сельцо Якольское, дер. Оганинскую (совр. с. Яковлевское и дер. Аганино Костромского р-на), двор на погосте Шунга и озера Борисово и Волоское (Волоцкое). Вклад был ценен тем, что И. м. стали принадлежать земли, расположенные непосредственно рядом с Вологодской дорогой (АСЭИ. Т. 3. № 230. С. 251). В 1527/28 г. Федор Юрьев «сын Константинович» Сабуров (брат Соломонии Юрьевны Сабуровой, 1-й жены вел. кн. Василия III Иоанновича) пожаловал обители с. Кузьминское с деревнями, пустынями и мельницей в Андрониковом стане; 1 сент. 1558 г. кн. Давыд Федорович Палецкий завещал с. Михайловское с деревнями на р. Шаче и пустошами. Кроме того, кн. Палецкий дал 100 р. «в большую церковь Живоначальные Троицы» И. м. В 1560-1561 гг. окольничий Семен Дмитриевич Пешков-Сабуров завещал И. м. свою вотчину - сельцо Якольское с деревнями в Плёсском стане (совр. г. Приволжск Ивановской обл.) и сельцо Олешево с деревнями в Лещёвской трети Чёрной вол., в 1561-1562 гг.- дер. Мелехово в Чёрной вол.; в 1560-1561 гг. Петр Михайлович Пешков-Сабуров передал обители с. Палецкое с деревнями. Последний большой вклад Сабуровых был дан в 1563-1564 гг. (см. ст. Адриан (Ангелов)). И. м. принадлежала Ипатьевская слобода (впервые упом. в 1560), в к-рой проживали в основном монастырские «служебники» - конюхи, кузнецы, плотники, «рыбные ловцы» и др. В слободе находились конюшня («двор конюшей»), коровник («двор коровей») и хозяйственные постройки. К кон. XVI в. собственностью И. м. стала Спасская слобода (ныне в черте г. Костромы).

Вид костромского Ипатиевского мон-ря с юго-вост. стороны. Гравюра И. В. Ческого. 1832 г. (ГПИБ)
Вид костромского Ипатиевского мон-ря с юго-вост. стороны. Гравюра И. В. Ческого. 1832 г. (ГПИБ)

Вид костромского Ипатиевского мон-ря с юго-вост. стороны. Гравюра И. В. Ческого. 1832 г. (ГПИБ)

Во 2-й пол. XVI в. главными ктиторами И. м. стали представители младшей ветви рода - боярин Дмитрий Иванович Годунов († 1606) и его племянник, буд. царь Борис Феодорович Годунов. В 1567 г., когда Кострома была взята в опричнину, Годуновы-опричники стали видными фигурами в окружении царя Иоанна IV Васильевича Грозного. Вероятно, благодаря протекции Годуновых игум. мон-ря Вассиан в 1569 г. был вызван в Москву и поставлен настоятелем Новоспасского московского монастыря. С 70-х гг. XVI в. важную роль при царском дворе играл Д. И. Годунов (с 1571 царский постельничий, с 1573 окольничий, с 1578 боярин), способствовавший возвышению своих племянников - Бориса Феодоровича и Ирины Феодоровны Годуновых, которые рано остались сиротами и воспитывались при дворе. Д. И. Годунов устроил брак Бориса Годунова и дочери Григория (Малюты) Лукьяновича Скуратова-Бельского Марии Григорьевны, а также содействовал браку Ирины и царевича Феодора Иоанновича, младшего сына Иоанна IV. В это время земельные и денежные вклады в И. м., место погребения предков Годуновых, намного увеличились. Так, 25 марта 1572 г. Д. И. и Б. Ф. Годуновы пожаловали монастырю с. Прискоково на р. Стежере с деревнями в Плёсском стане, в 1575/76 г. вдова Ф. И. Годунова Стефанида вложила в И. м. деревни Стержнево, Новосёлки, Яхново и др. в Дуплеховом стане, ок. 1584-1597 гг. Б. Ф. Годунов передал обители дер. Яхнево, Г. В. Годунов - деревни Ускоково, Афанасьево, Черново, Кокуево и Доронино в Дуплеховом стане, в марте 1589 г. Д. И. Годунов - с. Исаковское с деревнями и пустошами в Плоскином стане, в 1591-1597 (1595?) гг.- сельцо Рудино и с. Бяконтово (Кизликово) в Нерехотском стане (Антонов. 1997. С. 115, 117, 119, 125, 129, 131, 132, 134). В дек. 1589 г. Д. И. Годунов заложил основание владимирской ипатиевской вотчины, передав мон-рю с. Крутец (Заястребье) в Судогодском стане (Холмогоров В. И., Холмогоров Г. И. 1911. С. 16). Д. И. Годунов неоднократно посещал мон-рь. Документальные свидетельства пребывания в обители Бориса Годунова не сохранились, но он, вероятно, бывал в И. м., напр. на погребении родителей.

В сер. XVI - нач. XVII в. в основном на пожертвования Сабуровых и Годуновых в И. м. велось каменное строительство. В кон. 50-х гг. XVI в. возводился каменный Троицкий собор с приделом во имя ап. Филиппа и сщмч. Ипатия. Вход в собор был оформлен в виде 3 порталов. Сохранившиеся железные двери ок. 1598-1605 гг. были украшены медными листами, расписанными по черному фону в технике золотой наводки (вклад Д. И. Годунова). На каждой двери имеются по 8 клейм, изображающих библейских пророков перед символами Христа и Богоматери, античных философов («еллинских мудрецов»), к-рым в средние века приписывались пророчества о Спасителе, и евангельские сюжеты (Чернецов. 1992; Антыпко. 2008. С. 251-266). Ок. 1564 г. в мон-ре был возведен теплый каменный храм в честь Рождества Пресв. Богородицы с приделом во имя свт. Иоанна Златоуста.

После того как в 1584 г. царем стал Феодор Иоаннович, а его шурин Борис Годунов фактически управлял гос-вом, в И. м. начались масштабные строительные работы. Вероятно, ими руководил присланный из Москвы каменных дел мастер. В 1586-1590 гг. в основном на средства Д. И. Годунова (715 р.) были выстроены каменные стены с 6 башнями. Ограда (общая длина составляла 243 саж. (518 м)) представляла собой в плане неправильный пятиугольник, по углам которого стояли 4 круглые башни (Пороховая, Водяная, Квасная и Кузнечная). В мон-рь можно было попасть через четверо ворот. Св. ворота располагались в центре вост. прясла, в центре юж. прясла находилась проездная квадратная Воскобойная башня. В 1595-1597/98 гг. над св. воротами, выходящими на устье р. Костромы, был возведен и в 1600 г. освящен надвратный 2-шатровый храм во имя вмч. Феодора Стратилата и вмц. Ирины (небесных покровителей царя и царицы).

Двери юж. портала Троицкого собора. Ок. 1598–1605 гг.
Двери юж. портала Троицкого собора. Ок. 1598–1605 гг.

Двери юж. портала Троицкого собора. Ок. 1598–1605 гг.

В кон. XVI в. по внутреннему периметру стен И. м. вместо деревянных был выстроен ряд каменных жилых и хозяйственных зданий: в 1584-1593 гг.- трапезная (поварня) и 2-этажная кладовая (у юж. стены), в кон. XVI в.- 2-этажные Казначейские кельи (у вост. стены), в 1586-1593 гг.- братский корпус (у сев. стены; 2-й этаж надстроен в 1758-1759 гг.), ранее 1586 г.- корпус келарских келий (у зап. стены), в 1586-1590 гг.- 3 погреба (у зап. стены). В 1598 г., после воцарения Бориса Годунова, настоятель И. м. был возведен в сан архимандрита и в обители была учреждена должность наместника. Келарский корпус, в к-ром жили наместники, с кон. XVI в. стал именоваться наместническим. Продолжилось и каменное строительство: в 1601-1604 (1605?) гг. была поставлена увенчанная 3 шатрами большая стенообразная звонница с 3 ярусами арок. Исследователи отмечают ее сходство со стенообразной 2-ярусной звонницей Свято-Троицкой ц., воздвигнутой в кон. XVI в. в подмосковной усадьбе Бориса Годунова в с. Б. Вязёмы.

В 80-90-х гг. XVI в. царь Феодор Иоаннович пожаловал И. м. крупные дворцовые селения в Костромском у.: грамотой от 25 дек. 1585 г.- с. Покровское-Коробаново (Карабаново) с деревнями в Логиновом стане, села Никольское-на-Баране и Богословское с деревнями и починками в Андомском стане, 3/4 с. Васкорина (1/4 села дана П. Скрябиным в 1566) и дер. Колотилово в Емецкой вол., а также деревни Святоозеро, Олфёрово и Стрельниково в Мерском стане; грамотой от 18 июля 1595 г. было даровано право на беспошлинное следование монастырских судов по Волге в Тетюши; грамотой от 28 июля 1595 г. И. м. были пожалованы села Солониково и Становщиково с деревнями в Дмитровцевом стане и деревни Глебцево и Козодайлево (Косодайлово) с пустошами в Емецкой вол. (Антонов. 1997. С. 130, 134). В грамоте от 25 дек. 1586 г. говорилось, что Феодор Иоаннович жалует по челобитью своей жены, царицы Ирины Феодоровны, «вотчину в Ипатцкой монастырь по ее родителях по отце ее по Федоре Ивановиче и по матере ее по Стефаниде а во иноцех старице Сундулее и по брате ее по Василье Федоровиче» (Павел (Подлипский). 1832. С. 81-83). К кон. XVI в. И. м. владел 3 погостами, 2 слободами, 11 селами, 10 сельцами, 274 деревнями и 17 починками - всего 823 дворами, где проживало 902 крестьянина (Захаров. 1980). В 1595 г. И. м. получил двор с каменными постройками в Китай-городе в Москве, в 1603 г.- 2 двора в Костроме. В 1645 г. стольник Алексей Никитич Годунов завещал монастырю с. Семёновское (ныне пос. Островское Костромской обл.) с деревнями - это был последний вклад представителей рода Годуновых. «В общем, с 1572 по 1595 гг. Годуновы, царица Ирина и царь Федор, дали не менее пятнадцати крупных владений, что составляло приблизительно половину всего земельного богатства монастыря в конце XVI в.» (Веселовский. 1969. С. 185). В 1598-1600 гг. костромская вотчина И. м. включала 3 погоста, 3 слободы, 10 сел, 10 селец, 17 починков, в к-рых насчитывалось 684 крестьянских двора (проживало 767 крестьян), 365 бобыльских дворов (проживало 442 бобыля), 23 двора монастырских детенышей, 36 пустых дворов и 117 пустошей (РГАДА. Ф. 281. № 5144, 5147). В 1675 г. И. м. принадлежало 11 504 (по др. данным, 10 504?) крестьянина. По дворцовой переписи 1678 г., И. м. занимал 4-е место по количеству крестьянских дворов (более 3650), уступая лишь Троице-Сергиеву, Кириллову Белозерскому и ярославскому в честь Преображения Господня мон-рям. И. м. владел селами и деревнями в Ярославском, во Владимирском, в Московском, Казанском и Симбирском уездах, но большая часть владений (3529 дворов) находилась в Костромском у.

Уже в XVI в. И. м. располагал преимущественным правом на ловлю рыбы в окрестных реках и озерах. Грамотой царя Феодора Иоанновича от 14 марта 1586 г. в вотчину И. м. были пожалованы (бывшие до этого у обители на оброке) рыбные ловли в Семёновских песках и заводях Борщовское и Манаково на Волге: участок «от речки Келнати вниз реки Волги по Воржинский остров по обе стороны реки Волги на семи верстах, да заводь Манакова, что ниже города (Костромы.- Авт.) …у обеих берегов на версту» (Антонов. 1997. С. 130; Он же. 2001. С. 106). Право обители на вотчинное владение рыбными ловлями на Волге подтверждали грамотами Борис Годунов (12 февр. 1601), Лжедмитрий I (30 сент. и 4 окт. 1605), Василий Шуйский (20 июня 1606), царь Михаил Феодорович Романов (31 авг. 1613 и 26 июня 1623). И. м. принадлежали также рыбные ловли на р. Костроме (от речки Игуменки до Андреевской слободы) и на 7 озерах (в т. ч. на Святом, Мерском, Воржском, Чёрном; в сер. XX в. почти все озера поглощены Костромским водохранилищем), на реках Узоксе, Ворже, Мусе и др.

XVII в.

И. м. играл значительную роль в Смутное время. В 1608 г. архим. Феодосий приезжал «бить челом» к Лжедмитрию II (Тушинскому вору) в связи с тем, что Кострома перешла под власть тушинцев. В 1609 г. в И. м. укрывались войска Лжедмитрия II во главе с воеводой Никитой Вельяминовым, разбитые у Галича и в Костроме ополчением сев. городов (Вологда, Вел. Устюг, Тотьма, Солигалич). В течение 5 месяцев И. м. осаждало ополчение во главе с воеводой Давидом Жеребцовым. В ночь на 25 сент. 1609 г. костромские служилые люди Костюша Мезенцев и Николай Костыгин сделали подкоп под монастырскую стену, взорвали бочонок с порохом, но сами погибли. Часть стены рухнула, осаждающие ворвались в мон-рь. По преданию, тушинцы и поляки бежали из И. м. в сторону Святого оз., на берегу к-рого их окончательно разбили (Генкин. 1939). Впосл. в память о сражении на берегу озера была поставлена деревянная, а в кон. XVII в. каменная часовня (сохр.).

Царь Михаил Феодорович Романов. Гравюра А. Мариева. 1993 г.
Царь Михаил Феодорович Романов. Гравюра А. Мариева. 1993 г.

Царь Михаил Феодорович Романов. Гравюра А. Мариева. 1993 г.

21 февр. 1613 г. Земский собор избрал государем Михаила Феодоровича Романова, укрывавшегося в здании наместнических (бывш. келарских) келий монастыря. Существует несколько версий, объясняющих пребывание избранного царя в обители. Так, И. В. Баженов отмечал, что 21 февр. 1613 г. начался Великий пост, когда «цари и бояре, по благочестивому древнему обычаю, нередко помещались в монастырях для душеспасения, для сохранения или поддержания доброго христианского настроения» (Баженов. 1911. С. 15). Для офиц. приглашения в Москву к нему направилось «великое посольство», состоявшее из «всех чинов людей», принимавших участие в работе собора,- бояр, дворян, стрелецких голов, казачьих атаманов, посадских людей. В состав посольства входили настоятели московских Чудова Новоспасского и Симонова мон-рей, Архангельского и Благовещенского соборов Московского Кремля, келарь Троице-Сергиева мон-ря Авраамий (Палицын) и др. Возглавляли посольство боярин Ф. И. Шереметев и свт. Феодорит, архиеп. Рязанский и Муромский. Вечером 13 марта посольство прибыло в с. Селище (напротив И. м., на правом берегу Волги; ныне в черте Костромы), а утром 14 марта двинулось по льду через Волгу к обители. Под колокольный звон, раздававшийся со всех храмов города, объединились шествие из Селища с шествием горожан, направлявшихся из Костромского кремля с главной святыней - Феодоровской иконой Божией Матери. В монастырском Троицком соборе Михаил Феодорович в присутствии членов посольства дал согласие занять рус. престол и был наречен новым государем.

С 1613 г. И. м. находился под покровительством династии Романовых, а позднее почитался как «колыбель Дома Романовых». По распоряжению царя Михаила Феодоровича в Троицкий собор было прислано изготовленное московскими мастерами т. н. Царское место - сень на 4 столбах, с высоким шатром, украшенным резьбой и увенчанным двуглавым орлом. В краеведческой литературе XIX - нач. XX в. без документальных ссылок сообщается, что оно было прислано в обитель 1 июля 1613 г. и поставлено у юго-зап. столпа Троицкого собора (с 1934 хранится в музее-заповеднике «Коломенское»; в 2009 по заказу наместника И. м. архим. Иоанна (Павлихина) белорус. мастера изготовили точную копию Царского места и установили в Троицком соборе). После 1613 г. юж. придел Троицкого собора освятили во имя прп. Михаила Малеина - небесного покровителя царя (престол ап. Филиппа и сщмч. Ипатия Гангрского перенесли в диаконник Троицкого собора). В придельный храм царь Михаил Феодорович пожертвовал образ прп. Михаила Малеина (не сохр.) и икону Божией Матери с изображением прп. Михаила Малеина и св. покровителей своих родителей. Между 11 и 14 сент. 1619 г., совершая паломничество в Макариев Унженский мон-рь, царь Михаил и его мать инокиня Марфа (Романова) посетили И. м. Вероятно, на обратном пути в Москву, остановившись в Костроме с вечера 10 окт. до утра 12 окт., царь еще раз побывал в обители. Царь Михаил дал И. м. 2 жалованные грамоты. Грамотой от 4 (1?) марта 1614 г. монастырские слуги в исковых делах освобождались от крестного целования (таким правом тогда обладали только слуги в Троице-Сергиевом и ярославском Преображенском мон-рях). Грамота от 26 июня 1623 г. подтверждала право И. м. на владение вотчинами и угодьями и освобождала монастырских крестьян от податей, денежных поборов и хлебных сборов.

Интерьер четверика Троицкого собора
Интерьер четверика Троицкого собора

Интерьер четверика Троицкого собора

В 1621-1623 гг. под рук. присланного из Москвы подмастерья Ивана Неверова «каменщиками московскими, ипатскими и богоявленскими» (т. е. из костромского Богоявленского мон-ря) была надстроена («в вышину наделывана») стена вокруг И. м., при этом высота увеличилась с 6 до 11 м. Лишь на участке зап. стены (между корпусом над погребами и Квасной башней) сохранилась первоначальная ограда кон. XVI в. В последние годы правления царя Михаила площадь И. м. увеличилась почти вдвое. В 1642-1645 гг. с запада к обители был присоединен прямоугольный в плане участок, к-рый окружила стена (общая длина 307 м) с 3 башнями. Строительством руководил каменщик из Ипатьевской слободы Андрей Кузнец. Юго-зап. и юго-вост. угловые башни были круглыми, а 3-я башня, проездная, стоявшая в центре зап. участка стены, была квадратная, ее венчал 8-гранный шатер, покрытый зеленой поливной черепицей (отсюда название башни - Зеленая). С нач. XVII в. старую часть мон-ря стали называть Старым городом, новую - Новым городом. С построением Нового города общая длина стен И. м. достигла 825 м.

После возведения Нового города проездную башню, стоявшую в середине зап. стены Старого города, разобрали и устроили арку проездных ворот. В 1645-1646 (1645-1649?) гг. к сев. торцу звонницы был пристроен столпообразный 4-ярусный объем колокольни, увенчанный шатром и главкой. Колокольня возведена на средства стольника Алексея Никитича Годунова, к-рый ок. 1645 г. завещал «устроить на Костроме в Ипатском монастыре в вечный поминок по своей душе и по родителем своим колокол в 3000 рублей, да колокольницу каменную» (Холмогоров В. И., Холмогоров Г. И. 1912. С. 201). Столпообразная колокольня стала последним строением И. м., возведенным на средства представителя рода Годуновых. По мнению Е. В. Кудряшова, строительство Нового города и колокольни вела одна артель каменщиков, о чем помимо хронологии (колокольню строили сразу после возведения Нового города) свидетельствует совпадение форм обоих сооружений и конструктивных приемов. Согласно описи 1584 г., на звоннице висело 11 колоколов. На рубеже XVI и XVII вв. самым большим из них являлся 600-пудовый (9,6 т) колокол - вклад Бориса Годунова и его матери Стефаниды (инокини Снандулии). В 1603 г. на звонницу был водружен 172-пудовый (2,7 т) колокол, отлитый «по приказу Ивана Ивановича Годунова по отце государе своем по Иване Васильевиче иноке схимнике Иосифе» (перелит в 1894 и стал весить 208 пудов). В 1647 г. на столп звонницы установлен отлитый по завещанию А. Н. Годунова 600-пудовый колокол (по-видимому, он был перелит из колокола, пожертвованного Борисом Годуновым и его матерью).

Цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович. Фрагмент росписи Троицкого собора. Артель Гурия Никитина и Силы Савина. 1684 г.
Цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович. Фрагмент росписи Троицкого собора. Артель Гурия Никитина и Силы Савина. 1684 г.

Цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович. Фрагмент росписи Троицкого собора. Артель Гурия Никитина и Силы Савина. 1684 г.

29 янв. 1649 г. в подвале Троицкого собора произошел взрыв хранившегося там пороха, «соборную церковь от зельного вихря всю раздробило, и алтарную заднюю стену всю вырвало» (Павел (Подлипский). 1832. С. 75). Архим. Ермоген в челобитной царю Алексею Михайловичу просил разрешения разобрать руины и возвести новый, больший по размерам собор. Грамотой от 25 марта 1650 г. царь дал согласие разобрать старый собор и «устроить Соборную каменную церковь во имя Живоначальныя Троицы» (Там же). В 1650-1652 гг. в И. м. был возведен монументальный 4-столпный 5-главый Троицкий собор. В 1652 г. в соборе установили 5-ярусный тябловый иконостас, в местный ряд к-рого вошли в основном иконы кон. XVI - нач. XVII в. из прежнего храма. В 1684 г. собор расписала костромская артель во главе с Гурием Никитиным и Силой Савиным. На вост. стороне юго-зап. столпа над Царским местом помещены изображения государей Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича в царских облачениях, со скипетрами, с державами в руках и с нимбами.

В сер. XVII в. у сев. стены Старого города вместо деревянных были возведены каменные 2-этажные настоятельские кельи (Л. С. Васильев датирует постройку периодом между 1645 и 1652). В 70-80-х гг. XVII в. между настоятельскими и казначейскими кельями выстроили 2-этажное крыло, соединившее их в одно здание, Г-образное в плане. В 90-х гг. XVII в. над настоятельскими кельями надстроили 3-й каменный этаж. По предположению Кудряшова, его строителем был подмастерье Г. Л. Мазухин (уроженец с. Здемирова Костромского у.). Одновременно с 3-м этажом к настоятельским кельям было пристроено большое 2-ярусное крыльцо, украшенное изразцами (разобрано в нач. XIX в.). В нач. XVII в. надвратная ц. во имя вмч. Феодора Стратилата и вмц. Ирины долгое время стояла в запустении. В кон. XVII в. она была восстановлена и переосвящена во имя св. Иоанна Предтечи и апостолов Петра и Павла (небесных покровителей царей Иоанна и Петра Алексеевичей). В 1672-1673 гг. костромские каменщики Лифан Иванов «с товарищи» построили в сев.-вост. углу Нового города ц. во имя свт. Иоанна Златоуста. К ней примыкали небольшая шатровая колокольня и больничные палаты. Церковь украшал резной позолоченный иконостас, «иконы хорошего письма, многие в серебряных венцах».

Н. А. Зонтиков

Троицкий собор

Архитектура

Из Костромских сотниц 1560-1563 гг. (Шумаков С. А. Сотницы, грамоты и записи. М., 1903. Вып. 2: Костромские сотницы 1560-1563 гг. С. 5) следует, что каменный собор в И. м. существовал в 1559/60 г. (Баталов. 1996. С. 48. Примеч. 7). В 1562 г. к нему, вероятно, были пристроены паперти (Там же. С. 48-49). Последующие источники сообщают, что он был 2-столпный, имел «придел святого апостола Филиппа и священномученика Ипатия» и паперть «у передних дверей» (Соколов. 1890. С. 6, 35, 38). Более подробное описание собора и его убранства содержится в монастырской описи 1609 г.: «…в монастыре церковь Живоначальныя Троицы на подклетех, о пяти верхах церковь Живоначальныя Троицы из нутри все подписано стенным письмом, венцы у святых золочены, а на церкви пять крестов с яблоки золочены, а маковицы на церкви и кровля вся и олтари и киоты покрыто Немецким железом и около церкви над папертми четыре стороны в двунадцати киотех написано Божие милосердие, образы стенным письмом венцы у них золочены, у церкви же Живоначальные Троицы трои двери железных обиты медью, а по меди писано сусанным золотом… и расписал церковь и кресты на церковь поставил и позолотил и покрыл Немецким железом и двери церковные поставил Дмитрей Иванович Годунов» (Павел (Подлипский). 1832. С. 73-74). То, что Д. И. Годунов в 1595 г. финансировал роспись Троицкого собора, подтверждает и вкладная книга 1628 г.: «Да в томже году Димитрей Иванович подписал Живоначальную Троицу изнутри стенным письмом, и около церкви двенадцать киотов» (Книга вкладная кто что по обещанию дал вкладу в вечный поминок в дом Живоначальные Троицы в Ыпацкой монастырь. 1728 г. // КГИАХМЗ. КМЗ КОК 24010/91. Л. 14 об.- 15). Расписали собор «не только внутри, но и снаружи, в тимпанах закомар» московские иконописцы, присланные также Д. И. Годуновым. Сведения о системе росписи интерьеров собора и о к.-л. отдельных композициях не сохранились. В писцовой книге Костромы нач. XVII в. отмечено, что собор был каменный «о пяти верхах» и имел еще один придел - прп. Михаила Малеина (Писцовая книга г. Костромы 1627/28-1629/30 гг. / Сост.: Л. А. Ковалева, О. Ю. Кивокурцева. Кострома, 2004. С. 327). Вероятно, именно в таком виде 1-й каменный Троицкий собор просуществовал до 29 янв. 1649 г.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 80-е гг. XIX в. (ГИМ)
Ипатиевский мон-рь. Фотография. 80-е гг. XIX в. (ГИМ)

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 80-е гг. XIX в. (ГИМ)

По описной книге Степана Михайлова сына Васьяникова (сер. XVII в.) «в 157 (1649) генваря 29 дня под тою церковию трапезные робята заняли зелейную казну и от того церковь взорвало, обои своды церковные и середнюю главу посыпало внутрь церкви, и алтари Живоначальныя Троицы, и Св. ап. Филиппа и Священномученика Ипатия и стену алтарную вырвало вон, и около сторонних четырех глав, которые от передния стороны, кресты и верхи сорвало, с двух же глав, которыя над алтари, с верхов жесть оборвало, придельныя же церкви Михаила Малеина верхняго своду немного проломило, а двери церковные со всем переломаны» (Рогов, Уткин. 2003. С. 69-70). Причины разрушения собора не скрыл и архим. Ермоген в челобитной грамоте от 29 янв. 1649 г. царю Алексею Михайловичу, на к-рую 25 марта 1650 г. был получен ответ: «…били вы нам челом… пожаловать велети вам тое старую церковь разобрать, а вновь Соборную церковь построить с пределы против Спаскаго Новаго монастыря Соборные церкви. И как к вам сия наша граммота придет, и выб в Ипацком монастыре Соборную старую церковь велели разобрать и устроить Соборную каменную церковь во имя Живоначальныя Троицы, да предел Святаго Апостола Филиппа, да Святаго Священномученика Ипатия Чудотворца, да Преподобнаго отца Михаила Малелеина новую против Ярославские Соборные церкви, а большиб той церкви нестроили» (Павел (Подлипский). 1832. С. 75-76). Т. о., Алексей Михайлович исключил уподобление нового собора храму-усыпальнице рода Романовых - только что построенному собору московского Новоспасского мон-ря (1645-1649). Образцом был избран несохранившийся кафедральный собор в Ярославле, построенный в 1643-1646 гг. (см.: Рутман Т. А. Храмы и святыни Ярославля. Ярославль, 20082. С. 29-30).

В 1650 г. начались работы по разборке разрушенного храма и возведению нового. Они были завершены в очень короткие сроки, в 1652 г. собор освятили. Новый Троицкий собор намного превосходил размерами годуновский храм, о размерах которого (5×4 саж., т. е. примерно 10,7×8,5 м) известно из упомянутой царской грамоты. Новый собор, площадью 32×34 м, был 40 м в высоту (с крестами); высота свода центрального купола составила чуть более 29 м. Так же как и предыдущий, соборный храм не имел системы отопления и предназначался для праздничных богослужений в теплое время года. Повседневные богослужения совершались в теплой ц. Рождества Пресв. Богородицы и в др. храмах обители.

В отличие от др. зданий И. м. Троицкий собор сер. XVII в. сохранился почти без изменений. Это 5-главый 4-столпный храм с иконостасом у вост. пары столбов. В основание собора заложен мощный фундамент глубиной до 3,5 м из многочисленных дубовых свай и огромных валунов. Храм стоит на высоком подклете, куда с юж., зап. и сев. сторон ведут 2-створчатые кованые железные двери. Помещения подклета имели хозяйственное назначение, за исключением помещения под зап. галереей, в к-ром располагалась годуновская усыпальница. С вост. стороны к четверику примыкают 3 полукруглые апсиды, с остальных сторон он окружен закрытыми галереями с широкими окнами, декорированными килевидными наличниками. В четверик храма из галерей ведут 3 перспективных портала с килевидными архивольтами. На северном и западном живописные растительные орнаменты, южный до 2010 г. не был расписан. Колонны всех порталов украшены массивными резными бусинами, основание колонн многопрофильное и повторяет декор цокольного яруса интерьера галерей. В железные кованые двери со стороны галерей вмонтированы медные пластины с золотой наводкой, снятые с дверей годуновского собора после его разборки. Во входном проеме зап. портала стоит также решетчатая железная дверь сер. XVII в. Наружные стены четверика разделены плоскими лопатками на 3 прясла, к-рые завершаются вытянутыми в ширину закомарами. Поскольку сев. фасад является главным, он имеет более богатый декор. Так, в аркатурно-колончатый пояс включены оконные проемы и дополнительное (4-е) окно в центральном прясле. Высокие барабаны глав, увенчанные куполами луковичной формы с чешуйчатым покрытием и 8-конечными крестами на массивных яблоках, также украшены аркатурой. До 1911 г. купола были покрыты «белым немецким железом» (впосл. позолочены). Главы всех куполов имеют позолоченные ажурные подзоры с растительным просечным орнаментом.

Главный вход в собор устроен с севера и обращен к сев. воротам Старого города И. м. Массивное многоступенчатое крыльцо сдвинуто к зап. углу сев. галереи. Оно увенчано 8-гранным шатром на 4-гранном основании, опирающемся на 4 столба с массивными «кубышками», которые соединены арками с висячими гирьками. Карниз основания шатра украшен цепочкой миниатюрных килевидных кокошников на поребрике сложного профиля. Основания столбов декорированы прямоугольными ширинками. Открытые интерьеры зап. и сев. галерей украшены стенописью сер. XVII в. и 1910-1913 гг. Юж. галерея, отделенная стеной с порталом и железной кованой дверью, разделена на 3 части. Западная служила переходом в теплую ц. Рождества Пресв. Богородицы, примыкавшую к собору с юго-запада. Среднее помещение занимала монастырская ризница, восточное ведет к придельному храму прп. Михаила Малеина. Это небольшой одноглавый храм, перекрытый сомкнутым сводом с 8-скатной кровлей. Юж. галереи и придел не имели настенной росписи; стены и своды придела и вост. помещения юж. галереи впервые расписаны в 2010 г. иконописцами из Палеха. Наружный архитектурный декор галерей состоит из украшенных ширинками межоконных лопаток и пояса ширинок под окнами.

Несмотря на то, что за образец Троицкого собора был взят собор в Ярославле, он не соответствует ему по типологии. Собор И. м. имеет 4 столба вместо 6 и 3 апсиды вместо 4, есть подклет, обходные галереи и объем придела, к-рых в Ярославле не было. Сходство только в использовании аркатурно-колончатого пояса на четверике, причем в Костроме он присутствует на одном (сев.) фасаде, что необычно. В целом собор И. м., по мнению М. В. Вдовиченко, примыкает к группе соборных построек начала царствования Алексея Михайловича (Вдовиченко М. В. Архитектура больших соборов XVII в. М., 2009. С. 89). Мн. черты И. м. имеют параллели в современной ему ярославской посадской архитектуре (Там же. С. 169-170).

Иконостас

Иконостас Троицкого собора
Иконостас Троицкого собора

Иконостас Троицкого собора
Сщмч. Ипатий Гангрский. Икона местного ряда иконостаса Троицкого собора. 1757 г. Иконописец Василий Никитин Вощин
Сщмч. Ипатий Гангрский. Икона местного ряда иконостаса Троицкого собора. 1757 г. Иконописец Василий Никитин Вощин

Сщмч. Ипатий Гангрский. Икона местного ряда иконостаса Троицкого собора. 1757 г. Иконописец Василий Никитин Вощин
Работа над иконами для нового иконостаса могла начаться в 1650-1651 гг.; артель иконописцев возглавил Василий Ильин Запокровский (Брюсова. Ипатьевский мон-рь. 1982. С. 55; Каткова С. С. Иконостас Троицкого собора Ипатьевского мон-ря сер. XVII в. // Она же. Века и судьбы: Сб. ст. Кострома, 2001. С. 90). Иконостас был тябловым, 5-ярусным, местный ряд состоял из 14 икон в основном «годуновского данья» (т. е. из первого каменного собора), над ним располагался ряд из 38 пядничных икон, в деисусный ряд входило 19 икон, в праздничный, пророческий и праотеческий - по 21 (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 34). «Меж образов столпцы веревчатые и по столпцам репьи писаны сусальным золотом, а столпцы серебром. Тябла писаны по позолоту красками. А над иконостасом херувими и серафими деревянные все золочены» (Книги описные Троицкому Ипатскому обретающемуся при Костроме мон-рю. 1736 г. КГИАХМЗ. ВХ 119. Л. 2-2 об.).

В 1756 г. по распоряжению архиеп. Костромского и Галичского Геннадия (Андреевского) тябловый иконостас был разобран и на его месте установлена новая иконостасная рама, выполненная 10 костромскими мастерами во главе с Макаром Дмитриевым Быковым и Петром Семеновым Золотарёвым. Эскиз рамы предоставили кафедральный наместник иером. Варсонофий и казначей иером. Макарий (ГА Костромской обл. Ф. 712. Оп. 2. Д. 371). В соответствии с условиями контракта новая рама состояла из 5 ярусов, увенчанных резным Распятием с предстоящими; количество икон в ярусах было сокращено, изменен и порядок расположения рядов: над местным (12 икон) устроен праздничный (14 икон), далее деисусный, пророческий и праотеческий (в каждом по 15 икон). В 3 верхних яруса установили иконы, созданные для 1-го, тяблового иконостаса. Иконы для праздничного и местного рядов были написаны в 1757 г. костромским иконописцем Василием Никитиным Вощиным с помощниками. После 1918 г. 6 икон-дробниц с царских врат и 3 иконы, располагавшиеся над царскими вратами и над входами в жертвенник и диаконник, были утрачены. Большая часть иконостаса сохранилась. В 2005 г. наместник И. м. архим. Иоанн (Павлихин) заказал для царских врат иконы «Благовещение», евангелистов Матфея, Марка, Луки и Иоанна (мастерская «Лик», г. Рыбинск, иконописцы А. Гудков, Т. Григорьева). В 2006 г. в той же мастерской были выполнены иконы «Лествица прп. Иоанна Лествичника», «Прп. Александр Свирский» и «Тайная вечеря», установленные соответственно над входами в жертвенник и диаконник и над царскими вратами (иконописцы В. Мацокин, Л. Леонтьева); живопись стилизована под иконы местного ряда письма Вощина.

Монументальная живопись

Работы по созданию стенных росписей не могли быть начаты сразу по завершении строительства собора в 1652 г.: более года требовалось на просыхание кладки и усадку основного архитектурного объема. Эпидемия чумы 1654-1656 гг., затронувшая мн. рус. города, в т. ч. Кострому, помешала началу работ. На выбор темы росписи соборного храма помимо трагических событий морового поветрия повлияло участие настоятеля костромского Богоявленского мон-ря игум. Герасима и нового архим. И. м. Тихона в суде над расколоучителями, проходившем в Московском Кремле в 1656 г. Т. о., только в 1656 г. определилась главная тема стенописи - напоминание о Втором пришествии Господа для свершения суда над миром, погрязшим в грехе, призыв к покаянию и очищению каждого христианина. Архим. Тихон должен был осуществить роспись, несмотря на то что после эпидемии Москва обезлюдела, мн. иконописцы либо умерли, либо вернулись в родные места. Очевидно, мастера были найдены среди костромских иконников, работавших в храмах Московского Кремля и знакомых с иконографией росписи кремлевских соборов. Они и создали стенопись в зап. галерее вокруг входа в Троицкий собор. Композиции «Страшный Суд», «Лествица прп. Иоанна Лествичника», «Видение прп. Евлогия», «Душа чистая» и «Богоматерь «Неопалимая Купина»» стилистически близки, они не отличаются высоким мастерством, за исключением композиции «Св. Троица (Гостеприимство Авраама)» и фигур ангелов по сторонам западного портала. Атрибуция авторства росписи была предложена А. В. Кильдышевым и не вызывает возражений. Создателями росписи Кильдышев называет костромичей Семена Павлова, Сергея Васильева Рожкова, молодого Гурия Никитина Кинешемцева (ему он приписывает изображения ангелов и «Св. Троицу») и др. костромских изографов, а наиболее вероятным временем их работы считает 1658-1659 гг. (Кильдышев А. В. О датировке стенописи XVII в. зап. галереи Троицкого собора Костромского Ипатьевского мон-ря // Стенопись Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. 2008. Т. 2. Прил. 2. С. 409-414).

Св. Троица («Гостеприимство Авраама»). Роспись над зап. порталом в зап. галерее Троицкого собора. 1658–1659 гг. Мастер Гурий Никитин (?)
Св. Троица («Гостеприимство Авраама»). Роспись над зап. порталом в зап. галерее Троицкого собора. 1658–1659 гг. Мастер Гурий Никитин (?)

Св. Троица («Гостеприимство Авраама»). Роспись над зап. порталом в зап. галерее Троицкого собора. 1658–1659 гг. Мастер Гурий Никитин (?)

Версия В. Г. Брюсовой, что «стенопись выполнялась, несомненно, костромскими иконописцами под руководством главы артели - Василия Ильина (Запокровского.- Авт.)» представляется сомнительной. По свидетельству документальных источников, Запокровский в летнее время в 1652-1654 гг. был занят на др. работах, а в 1656 г. он умер во время эпидемии (ГА Костромской обл. Ф. 558. Оп. 2. Д. 134. Л. 172). Анализ стиля сохранившихся композиций не дает оснований считать, что эти произведения были выполнены этим мастером, работавшим в Архангельском соборе Московского Кремля (1652), в ц. Св. Троицы в Никитниках в Москве (1653), создавшим цикл «Апокалипсис» в ц. Воскресения на Дебре в Костроме (1652). В стилевом отношении они более близки к композициям «второго и третьего мастеров», принимавших участие вместе с Запокровским в росписи ц. Воскресения на Дебре и в создании цикла «История мироздания», фрески с изображениями Богородицы «Знамение», архангелов Михаила и Гавриила при зап. портале и композиции «Воскресение. Сошествие во ад» над зап. порталом. Эти авторы вместе с Запокровским могли принимать участие в работах в Архангельском соборе Московского Кремля, т. к. иконография композиции «Страшный Суд» на западной стене практически повторена в западной галерее Троицкого собора в меньших размерах.

Все композиции, созданные в нач. 2-й пол. XVII в. в зап. галерее Троицкого собора, были записаны маслом в кон. XIX в., а в нач. XX в. грубо раскрыты из-под записи. Поэтому невозможно в полном объеме сделать анализ цветовых особенностей росписи. В большей части композиции имеют реставрационные тонировки, выполненные в 60-70-х гг. XX в. по сохранившейся графье и рефтяным контурам XVII в. Роспись остальных участков в западной и северной галереях собора была осуществлена в 1910-1913 гг.

Зап. галерея Троицкого собора
Зап. галерея Троицкого собора

Зап. галерея Троицкого собора

К 1-му десятилетию 2-й пол. XVII в. следует отнести остатки росписи композиций, расположенных на крыльце у входа в Троицкий собор: «Деисус» (над входной дверью), «Крест на Голгофе» (в центре свода дверного проема), «Вмч. Георгий Победоносец(?)» (на стене дверного проема справа от входа) и «Мч. Христофор» (на стене дверного проема слева от входа). Стилевые особенности этих композиций выявить невозможно, поскольку сохранились только графья и остатки авторской рефти. Живопись в основном является реставрационной реконструкцией. Остатки росписи на декоративных столбцах по сторонам дверного проема представляют собой лишь часть графьи, позволяющей увидеть фигуры монахов (композиция на правом столбце) и фигуру монаха, беседующего с бесом (композиция на левом столбце). Тем не менее можно говорить о том, что на крыльце собора начинается эсхатологическая тема росписи 2-й пол. XVII в., продолженная в композициях зап. галереи.

По окончании строительства собора его основной объем оставался без росписи почти 30 лет. В 1684 г. роспись всего четверика и алтаря осуществила артель во главе с костромскими изографами Гурием Никитиным и Силой Савиным. Артель состояла из 19 мастеров, свои имена они запечатлели в клейме, находящемся в конце орнаментального пояса сев. стены собора у сев. портала: «…Гурий Никитин, Сила Савин, Василей Осипов, Василий Козмин, Артемей Тимофеев, Петр Аверкиев, Григорий Григорьев, Марко Назарьев, Василей Миронов, Фома Ермилов, Филип Андреянов, Ефрем Карпов, Макарей Иванов, Василей Васильев, Лука Марков, Гавриил Семенов, Василей Никитин, Федор Ли(пин), (Фе)дор (Фокин)». Время исполнения работ зафиксировано в храмоздательной надписи, к-рая начинается на южной и заканчивается на сев. стене храма.

«Се Агнец Божий». Роспись жертвенника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина
«Се Агнец Божий». Роспись жертвенника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина

«Се Агнец Божий». Роспись жертвенника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина

За сравнительно короткий период - 3 летних месяца - мастера успели расписать весь объем четверика, включая стены, своды, купола, подпружные арки и столбы, откосы окон и дверей, создав 439 композиций (площадь росписи ок. 1400 кв. м). К моменту создания этого ансамбля монументальной живописи Гурий Никитин был уже зрелым мастером, стенопись Троицкого собора И. м. стала высшей ступенью его творчества. Особую ценность фрескам собора придает их почти полная сохранность. Впервые оценка творчества артели костромских изографов была дана Н. В. Покровским: «В соборе Ипатьевском сохранились, с некоторыми новейшими исправлениями, настенные живописи, которые могут быть названы одним из лучших произведений московской стенописи 2-й пол. XVII в.» (Покровский. 1909. С. 2). Ученый определил высокое место Гурия Никитина в истории рус. церковного искусства, считая его величайшим мастером XVII в. Высокую оценку стенописи Троицкого собора дал И. Э. Грабарь. Он называл этот фресковый цикл одним из лучших за всю историю рус. средневек. искусства, сравнивая его колорит с колоритом произведений мастеров венецианской школы XVII в. (Грабарь И. Э. Стенные росписи в рус. храмах XVII в. // История рус. искусства. М., [1913]. Т. 6. С. 484-528).

Убранство стен храма должно было соответствовать статусу царского храма. Подготовкой программы росписи собора могли заниматься настоятель мон-ря архим. Пахомий (1683-1685) или его предшественник Антоний (1675-1682). Во 2-й пол. XVII в. Костромская десятина оставалась в ведении Патриаршей области и обязанность контролировать духовное состояние верующих исполняли в основном архимандриты И. м. Т. о., не только программа росписи Троицкого собора, но и кандидатуры руководителей артели изографов должны были быть согласованы со священноначалием Русской Церкви, возможно с патриархом.

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский в молении Спасителю. Роспись диаконника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина
Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский в молении Спасителю. Роспись диаконника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский в молении Спасителю. Роспись диаконника Троицкого собора. 1684 г. Артель Гурия Никитина и Силы Савина
В иконографической программе стенописи Троицкого собора изложены основные положения учения Церкви. В алтарной части собора помещены литургические и гимнографические сюжеты, раскрывающие христ. учение о Воплощении и об искупительной Жертве Спасителя, в т. ч. изображения Богоматери «Воплощение» и Иисуса Христа Великого Архиерея, а также композиции «Се Агнец Божий», «София Премудрость Божия», «Отрыгну сердце мое», «Прор. Даниил во рву львином», «Спас Недреманное Око» и др. Тема росписи алтарной части - единство Церкви земной и Церкви небесной - отражена в изображениях в нижних ярусах стен апсид. В жертвеннике и диаконнике представлены диаконы, святители и рус. монахи-подвижники, а в центральной апсиде, на столбах и арках - творцы литургии, святители первых веков христианства, митрополиты Московские и др. святители Русской Церкви. В росписи придела (ныне диаконник), освященного во имя ап. Филиппа и сщмч. Ипатия Гангрского, помещены житийные циклы этих святых. Фрески куполов, подпружных арок и сводов Троицкого собора последовательно раскрывают учение о Боговоплощении. Росписи верхней зоны собора дополняют многочисленные изображения серафимов и херувимов, которые вносят в иконографическую программу тему поклонения небесных сил искупительной Жертве Сына Божия («Небесная литургия»). Наиболее отчетливо она раскрывается в восточном своде над центральным алтарем в композиции, составленной только из фигур херувимов и серафимов. Роспись юж., зап. и сев. стен четверика занимает 5 регистров и орнаментальный пояс. Сверху вниз представлены пасхальный и ветхозаветный циклы, чудеса, притчи и Страсти Христовы, цикл деяний св. апостолов и сцены на сюжеты из Книги Песни Песней Соломона (всего 111 композиций). Каждый цикл начинается на юж. стене четверика и заканчивается на северной (кроме последнего, расположенного на сев. стене). Регистры росписи разделены тонкими красно-коричневыми сплошными линиями. Композиции в пределах регистра не имеют четких разграничительных линий и отделены друг от друга архитектурными деталями - стенами зданий или колоннами декоративных портиков, пейзажными мотивами, а также фигурами персонажей. При отборе и расположении сюжетов в основных циклах росписи четверика ее авторы, вероятно, попытались соединить последовательность исторических событий с порядком литургических чтений в течение года, что объясняет некоторые отступления от библейской хронологии.

Иконографическими образцами для композиций стенописи четверика послужили иллюстрации библейских книг, созданные западноевроп. художниками и появившиеся в России в кон. XVI в. в составе печатных Библий Пискатора, Питера ван дер Борхта, Маттеуса Мериана и Кристофа Вайгеля. В Троицком соборе, вероятно, был использован тот же набор образцов, что и в более ранней работе Гурия Никитина и Силы Савина - во фресках ц. прор. Илии в Ярославле (1680).

Артель костромских мастеров под рук. Гурия Никитина, создавшая на стенах Троицкого собора особый, преображенный мир, представила зримые свидетельства Воплощения Спасителя не только в образах Иисуса Христа, Пресв. Богородицы и многочисленных святых, но и в сложнейших композициях, в к-рых каждый элемент орнамента тщательно выписан и гармонично согласован в цветовой гамме, плавно скользящие линии передают выразительность ликов и жестов, отражающих переживания и движения души персонажей фресок.

XVIII - нач. XXI в.

В 1709 г. строения И. м. пострадали от большого наводнения. Вост. часть Троицкого собора сильно осела, все здание «расселось надвое», образовав трещины во всю высоту с юж. и сев. сторон по аркам и сводам центральной части, кровли обветшали (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 2. Д. 3489. Л. 17). В ближайшие после наводнения годы кровли собора оставались непокрытыми: «...по грамоте царя в прошлом 709 году… то строение велено Ивану Сурмину строить, но… он… построил у нас в соборной церкви только на одних алтарях покрыл кровли…» (Там же. Л. 2). В 1729 г. кровля четверика была покрыта листовым железом и выкрашена черленью, но галереи и крыльцо оставались покрыты только тесом. В 1736 г., при архим. Пимене была составлена опись имущества мон-ря, в ней отмечалось большое повреждение собора: «...праздники господские и богородичные и святых угодников и то стенное письмо повредилось и церковные две стены поперег церкви сверху и донизу от великой большой воды» (ГА Костромской обл. Ф. 712. Оп. 2. Д. 239. Л. 2). В 1742 г. катастрофическое состояние собора вновь подтверждает архит. И. Ф. Мичурин: «В главах в 22 окошках окон не имеется, надлежит вновь сделать слудяные… В той же церкви с трех сторон по стенам стенное письмо от седин повредилось надлежит возобновить красками и золотом» (Там же. Ф. 132. Оп. 1. Д. 4. Л. 1-2). Работы по капитальному ремонту зданий И. м. затянулись из-за отсутствия средств.

Троицкий собор. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)
Троицкий собор. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)

Троицкий собор. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБ)

В 1744 г. была учреждена Костромская епархия, которую возглавил член Синода еп. Симон (Тодоровский). Резиденция архиерея разместилась в И. м., Троицкий собор получил статус кафедрального. В подклете южной галереи собора в 1763 г. была устроена «приделная погребалная церковь во имя Лазарева Воскресения», служившая усыпальницей Костромских архиереев. В 1777 г. по проекту костромского архит. С. А. Воротилова устроены переходы из архиерейского корпуса в сев. галерею и алтарную часть Троицкого собора (Там же. Д. 156. Л. 10 об.). Видимо, дверь прорубили на месте одной из ниш жертвенника без повреждений стенописи. Одновременно с этими работами внутри четверика над зап. входом были возведены каменные хоры, «небольшие… на пятиаршинной высоте, украшения на них из алебастра» (Там же. Ф. 712. Оп. 1. Д. 645. Л. 22). Стенопись в этом месте была повреждена. В 1910-1913 гг., во время реставрации собора, хоры были разобраны, поврежденные места вновь покрыты штукатурным слоем, по к-рому выполнена реконструкция утраченных частей стенописи столь профессионально, что она может быть заметна только при внимательном изучении. Несмотря на отдельные работы по ремонту кровли собора, устройству нового иконостаса (1756-1757) и ц. Лазаря (1763), процесс ветшания стенописи продолжался, пагубно влияли на живопись постоянно текущие кровли собора и куполов. В 1784 г. начали приобретать «на починку в домовой церкви иконного настенного письма разных красок и лаку…» и другие материалы (Там же. Л. 22). Эта починка выразилась «в подписывании фресок на значительных участках, в особенности в барабанах и по нижнему ярусу. Записи на фресках вызывались тем, что древняя живопись к этому времени вследствие неблагоприятных условий режима хранения памятника стала испытывать утраты и шелушения красочного слоя (укреплять ее не умели), а после промывки количество утрат еще больше увеличивалось. К чести художников того времени, нужно, однако, сказать, что в техническом отношении дополнение живописи производилось весьма добросовестно: запись исполнена большей частью в цвет и в тон авторской живописи и на расстоянии почти не отличается от нее, приближаясь к ней и по стилю. Красочный слой записей отличается большой прочностью» (Обследование в натуре состояния стенописи центральной части Троицкого собора б. Ипатьевского монастыря в г. Костроме. 1958-1959 // Архив Костромской СНРПМ. Д. 24. Л. 23. Маш.).

Принимаемые меры были недостаточны для приведения собора в удовлетворительное состояние. К нач. XIX в. «кафедральный собор находился едва ли не в более жалком состоянии. Храмы требовали значительного ремонта: железо на кровле и главах Троицкого храма и ризничной палаты проржавело, деревянные полы в обоих соборных храмах, деревянные главы и накатные потолки теплого храма погнили, ризница обветшала; собор как безприходный, состоящий вдалеке и за рекой от города, не имея ниоткуда средств к содержанию, нередко нуждался даже в приличном освещении, особенно при архиерейском служении… В таком положении соборяне прибегли к крайнему средству для поддержки соборных храмов - сбору пожертвований» (Островский. 1870. С. 57). В 1800-1807 гг., при еп. Евгении (Романове), «на Троицком храме вместо громадных глав, устроили из белого железа главы меньшего размера» (Там же. С. 58). В 1835 г. они были уничтожены бурей и восстановлены в 1842 г. На пожертвования прихожан в 1811 и 1813 гг. «полы сделаны чугунные, кровли вместо деревянных железные и все выкрашены зеленою краскою» (Там же. С. 259). Из документов 1-й пол. XIX в. известно, что стенопись фрагментарно поновлялась в 1834 г. (ГА Костромской обл. Ф. 712. Оп. 1. Д. 645. Л. 24) к визиту в И. м. имп. Николая I, а также в 1840 г. (Там же. Д. 133. Л. 3).

В нач. XX в. в России готовились к 300-летнему юбилею царского Дома Романовых. В нояб. 1909 г. еп. Тихон (Васильевский) отправил в Хозяйственное управление при Святейшем Синоде обращение с описанием состояния Троицкого собора, нуждавшегося в срочном ремонте. Через неск. дней в имп. Археологическую комиссию из Хозяйственного управления поступило решение о проведении ремонтных работ в Троицком соборе. В 1910 г. Комитет для устройства празднования 300-летия Дома Романовых подготовил программу мероприятий по обустройству городов и мон-рей, в первую очередь это касалось Костромы и И. м. В мон-рь была направлена Комиссия по подготовке и проведению ремонтно-реставрационных работ, которую возглавили: гофмейстер А. Г. Булыгин, проф. архитектуры и член Техническо-строительного комитета при Святейшем Синоде А. Н. Померанцев, акад. архит. П. П. Покрышкин. Руководство техническими и художественно-археологическими работами было возложено на архит. Д. В. Милеева. В мае 1910 г. Покрышкин, Померанцев и М. О. Чириков произвели осмотр собора и отметили неудовлетворительное состояние фундаментов и архитектуры.

Подряд на реставрацию росписи четверика получило Об-во взаимопомощи рус. художников, а сев. и зап. галерей - артель палехских художников-иконописцев М. Н. Сафонова, к-рая в 1910-1913 гг. расписала стены, своды, оконные и дверные проемы галерей, за исключением тех участков, где сохранялись фрески сер. XVII в. Многочисленные композиции в росписи галерей на этом этапе можно разделить на неск. циклов. Самый большой - ветхозаветный - начинается со сцен сотворения мира и человека и завершается сценами видения прор. Ездры о конце света и Страшном Суде. Иконографическими образцами для большинства композиций ветхозаветного цикла послужили росписи галерей ц. прор. Илии в Ярославле, созданные в свою очередь на основе гравюр Библии Пискатора. Особый цикл посвящен теме прославления Богоматери. Он включает не только сложные символические и гимнографические композиции, но и изображения связанных с И. м. чудотворных икон - Феодоровской, Петровской, Корсунской, которые должны подчеркнуть значение обители как «колыбели» Дома Романовых (образцами послужили наиболее известные списки чудотворных икон Божией Матери, хранившиеся в И. м.). Тема заступничества за род человеческий через иконы Божией Матери была продолжена в цикле «Святые угодники православной церкви» при сев. и зап. порталах.

Ангел Хранитель, сщмч. Ипатий Гангрский. Роспись сев. галереи Троицкого собора. Артель М. Н. Сафонова. 1913 г. Закладная плита (1586) из святых ворот Ипатиевского мон-ря
Ангел Хранитель, сщмч. Ипатий Гангрский. Роспись сев. галереи Троицкого собора. Артель М. Н. Сафонова. 1913 г. Закладная плита (1586) из святых ворот Ипатиевского мон-ря

Ангел Хранитель, сщмч. Ипатий Гангрский. Роспись сев. галереи Троицкого собора. Артель М. Н. Сафонова. 1913 г. Закладная плита (1586) из святых ворот Ипатиевского мон-ря
Московские мастерские М. И. Дикарёва и О. С. Чирикова взяли подряд на реставрацию иконостасной рамы и всех икон собора. Реставрационными работами 1911-1912 гг. руководили Покрышкин и Милеев. Впервые архитектура и стенопись Троицкого собора подверглись не фрагментарному поновлению, а последовательной, многоэтапной реставрации, не исключавшей, правда, полной реконструкции утраченных фрагментов. В 1911-1912 гг. купола Троицкого собора впервые были покрыты сусальным золотом. Чугунные плиты полов заменены керамической плиткой, выполненной в Италии по древним образцам, обнаруженным в соборе. Укрепили фундаменты и отдельные участки стен с глубокими трещинами, заменили стропильную часть кровли, перекрыв ее «белым немецким железом». О деликатности реставрационного процесса свидетельствуют работы по наружным росписям. Так, за неск. лет до реставрации древняя роспись была поновлена, т. е. переписана маслом в академической манере, в процессе реставрации запись была снята и сделана новая по древней графье в технике клеевой живописи. «Кроме того, вновь расписаны своды входной лестницы с изображением на них родословной до царя Алексея Михайловича включительно», на большей части западной и полностью на сев. галерее выполнены многочисленные композиции на темы ветхозаветной и новозаветной истории, «а иногда и церковной» (Баженов И. В. Освящение Троицкого соборного храма в Ипатьевской обителе, в связи с произведенным в нем ремонтом и реставрацией // ПрибЦВед. 1913. № 20. С. 911-915). Реставрация этого периода имела решающее значение в сохранности Троицкого собора, находившегося в небрежении последующие 40 лет.

В 1958 г. Троицкий собор получил статус памятника архитектуры гос. значения и стал главным музейным объектом на территории КИАМЗ «Ипатьевский монастырь». Вторая научная реставрация Троицкого собора имела комплексный полномасштабный характер и началась с обследования состояния памятника, разработки методики реставрации, подготовки кадров реставраторов всех направлений: архитекторов, позолотчиков, резчиков, художников-реставраторов монументальной живописи и иконописи. Организационные работы возглавила К. Г. Тороп, главный архитектор вновь созданной Костромской специализированной научно-реставрационной производственной мастерской. Обследование стенописи собора было произведено в 1960 г. специалистами лаборатории реставрации настенной живописи НИИ теории и истории архитектуры и строительной техники Академии строительства и архитектуры Украинской ССР. С 1965 г. начались регулярные реставрационные работы в четверике собора, к-рые продолжались 26 лет. За этот период в храме была установлена отопительная система с принудительным кондиционированием, проведена известковая обмазка стен снаружи, заменены деревянные конструкции стропил на кровле, кровля перекрыта оцинкованным железом со специальным покрытием, вставлены новые деревянные рамы и заменены входные двери, заново позолочены купола собора, сделана реставрация стенописи, иконостаса (включая раму и иконы), воссозданы по фрагментам кованые кронштейны для лампад, удалены напластования потемневшей олифы с юж. и зап. золоченых ворот. Курировали реставрационные работы архитекторы Л. С. Васильев, И. Ш. Шевелёв, искусствоведы Кильдышев и Е. В. Кудряшов. По итогам реставрации сформировался уникальный архив (документы 2-й научной реставрации Троицкого собора хранятся в архиве ГП «Костромареставрация»).

В кон. XX в. началась 3-я научная реставрация Троицкого собора (документы 3-й научной реставрации Троицкого собора 1998-2003 хранятся в Департаменте гос. имущества и культурного наследия Костромской обл.). С нач. 80-х гг. XX в. специалисты фиксировали в архитектурных конструкциях собора увеличение старых и появление новых трещин вслед. активизации движения подземных вод и грунта на территории И. м. в результате подъема уровня Волги после строительства системы плотин и водохранилищ. Высокий холм, на к-ром стоит И. м., за последние десятилетия стал возвышаться над водой всего на 2 с небольшим метра. В 1999 г. было проведено исследование состояния фундаментов собора и сделано заключение о срочном их укреплении во избежание обрушения. Средства на проведение работ были получены из фонда Президента России Б. Н. Ельцина, посетившего И. м. в 1998 г., и в течение года необходимые работы были выполнены. В 2000-2001 гг. костромские специалисты осуществили профилактическую реставрацию иконостасной рамы (Костромской филиал ВХНРЦ им. акад. И. Э. Грабаря) и икон иконостаса (ООО «Изограф»), нанесли новое покрытие сусальным золотом на главу и крест центрального купола (Нерехтская реставрационная мастерская), реставрировали подклет под основным объемом собора и алтарем. С 2005 г. за реставрацию Троицкого собора отвечает наместник И. м. архим. Иоанн (Павлихин).

О. С. Куколевская

Библиотека

В кон. XVI-XVII в. И. м. обладал значительным книжным собранием. Согласно древнейшей из сохранившихся описей церковного имущества И. м. (1595), в б-ке значилось 149 книг. Позднейшие описи (выписка из описи 1643 г. в составе «Описи книгам, в степенных монастырях находящимся», 1689 г. (КГОИАХМЗ. Инв. № 389), 1701 г. (РГАДА. Ф. 237 (Монастырский приказ). Оп. 1. Ч. 1. Д. 34)) свидетельствуют о росте книжного собрания и одновременно об увеличении в нем печатных изданий, преимущественно московских. Роскошные иллюминированные рукописные книги были пожертвованы Д. И. и И. И. Годуновыми: лицевое Евангелие (1603), украшенное «серебром чеканным и золоченным, драгоценными камнями и крупным жемчугом» (ныне в Оружейной палате Московского Кремля), и лицевое Евангелие (1605) со 102 миниатюрами на полях (ныне в Церковном историко-археологическом музее Костромской епархии. КМЗ КОК 1531). В И. м. хранились также 2 лицевые Псалтири: 1591 (ныне в Оружейной палате Московского Кремля) и 1594 (ныне в ГТГ); 1-я украшена миниатюрами внутри текста (Покровский. 1883), 2-я входит в группу из 10 лицевых «годуновских» Псалтирей, иконография маргинальных миниатюр к-рых восходит в целом к Угличской Псалтири 1485 г. (ср.: Розов Н. Н. О генеалогии рус. лицевых псалтирей XIV-XVI вв. // ДРИ. М., 1970. [Вып.:] Худож. культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV-XVI вв. С. 226-257; все миниатюры Ипатиевского списка Годуновской Псалтири изданы - ГТГ. Каталог собрания. М., 2010. Т. 2. Кн. 1 (Лицевые рукописи XI-XVII вв.). С. 112-321 (№ 7)). Среди вкладов Д. И. Годунова значились также сборник 16 Слов Григория Богослова «в десть» (возможно, это ркп. РГБ. Ф. 138. № 21), Лествица «в полдесть», Октоих в 2 томах «Дмитриева данья» (ГА Костромской обл. Ф. 558. Колл. рукописей. № 437-438; Бочков В. Н. Коллекция рукописей ГА Костpомской обл. Кострома, 1964. С. 69, № 364-365). В И. м. хранилось также Новгородское Евангелие 1436 г. (ныне в ГОП. Инв. № 18842/ 18349 охр.).

Евангелие. 1605 г. Вклад Д. И. Годунова в Троицкий собор Ипатиевского мон-ря в 1605 г. (КГОИАХМЗ)
Евангелие. 1605 г. Вклад Д. И. Годунова в Троицкий собор Ипатиевского мон-ря в 1605 г. (КГОИАХМЗ)

Евангелие. 1605 г. Вклад Д. И. Годунова в Троицкий собор Ипатиевского мон-ря в 1605 г. (КГОИАХМЗ)

Во 2-й пол. XVII-XVIII в. в книжном собрании обители находилась одна из древнейших русских летописей - Ипатьевская (название по месту хранения) в списке 1-й трети XV в. (БАН. 16.4.4). Судя по тому, что на книге имеется владельческая запись монастырского слуги Т. А. Мижуева, жившего в Ипатьевской слободе в 40-60-х гг. XVII в., она попала в б-ку И. м. не ранее сер. XVII в., во всяком случае нет достаточных оснований отождествлять ее с «Летописцем русским в десть на бумаге», упоминаемым в переписных книгах 1595 г. Предполагается (Вздорнов Г. И. Искусство книги в Древней Руси: Рукописная книга Сев.-Вост. Руси XII - нач. XV в. М., 1980. С. 121. Кат. 95), что с И. м. связан (по крайней мере местом бытования) один из древнейших (нач. XV в.) списков Палеи Толковой Коломенской редакции (РГБ. Ф. 138. № 320. 1-2). Значительный интерес для истории летописания XV в. представляет происходящий из И. м. сборник смешанного содержания XVI в. (ГА Костромской обл. Ф. 558. Колл. рукописей. № 225; Бегунов Ю. К. Краткий Ипатьевский летописец кон. XV - нач. XVI в. // Летописи и хроники, 1984 г. М., 1984. С. 167-173), хотя связывать с мон-рем создание входящей в него летописи нет достаточных оснований.

Сведений о книгописании в И. м. сохранилось немного, все они относятся к XVII-XVIII вв. В стенах обители в нач. XVII в. был написан сборник (ГА Костромской обл. Ф. 558. Колл. рукописей. № 478), содержащий похвальные Слова и каноны небесным покровителям И. м.- ап. Филиппу и сщмч. Ипатию Гангрскому (Бочков В. Н. Коллекция pукописей ГА Костpомской обл. Кострома, 1964. С. 73, № 381). В 1628-1629 гг. повелением архим. Пафнутия были переписаны Поучения аввы Дорофея и Беседы свт. Григория, папы Римского (РГБ. Ф. 138. № 25). Отдельно от общемонастырских (КМЗ КОК 24442; 24534) велся синодик Троицкого собора (РГБ. Ф. 209. № 419). В 1665 г. старец Филарет (Рытаровский) списал для иеродиак. Лонгина службу Казанской Песочненской иконе Божией Матери; заказчик сразу же дал этот список вкладом в мон-рь, где и находилась святыня (ГА Костромской обл. Ф. 558. Колл. рукописей. № 371; Бочков В. Н. Коллекция pукописей ГА Костpомской обл. Кострома, 1964. С. 61, № 322). С книгописной традицией связаны также местные синодики 1640-1645 гг. (с кратким «Синодиком опальных» царя Иоанна IV Васильевича), сер. XVII в. и 3-й четв. XVIII в. (КМЗ КОК 24419; 24595; КМЗ ВХ 560). К 2011 г. часть книжного собрания И. м. хранится в Церковном историко-археологическом музее Костромской епархии, отдельные рукописи (помимо перечисленных выше) - в ГА Костромской обл. (Ф. 558) и в фонде 138 ОР РГБ (собрание Костромской обл. б-ки им. Н. К. Крупской).

А. А. Турилов

Святыни, ризница

Частица ризы Господней в ковчеге (XVIII в.). Дар царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета
Частица ризы Господней в ковчеге (XVIII в.). Дар царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета

Частица ризы Господней в ковчеге (XVIII в.). Дар царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета
1 июля 1626 г. царь Михаил Феодорович и патриарх Филарет пожаловали И. м. часть ризы Господней, полученной им в 1625 г. в дар от персидского шаха Аббаса I. Святыня хранилась в Троицком соборе над царскими вратами в чеканном сребропозлащенном ковчеге (XVIII в.) вместе с частицами мощей многих святых. В местном ряду иконостаса Троицкого собора (2-я слева от царских врат) находится чтимая икона - список чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери (сер. XVI в.). Точных сведений о времени появления иконы в монастыре нет. В краеведческой литературе сер. XIX - нач. XX в. она упоминалась среди вкладов в обитель царя Михаила Феодоровича, однако во вкладной книге монастыря упоминаний об иконе нет. Тем не менее в монастырской описи 1701 г. указано, что икона стояла в местном ряду соборного иконостаса 2-й слева от царских врат (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 34). В 1756 г. ее поместили в специальный киот перед правым клиросом, в 1827 г. вернули на прежнее место в иконостасе. В 1867 г. в С.-Петербурге в мастерской Ф. А. Верховцева для иконы был создан «бриллиантовый» оклад (снят в 20-х гг. XX в. и передан в ГТГ, ныне местонахождение неизв.); совр. драгоценный оклад изготовлен в 2010 г. (Куколевская. Тихвинская икона. 2003).

Тихвинская икона Божией Матери. Икона местного ряда Троицкого собора. Сер. XVI в.
Тихвинская икона Божией Матери. Икона местного ряда Троицкого собора. Сер. XVI в.

Тихвинская икона Божией Матери. Икона местного ряда Троицкого собора. Сер. XVI в.

К нач. XX в. в Троицком соборе сохранились ок. 90 икон, пожертвованных Д. И. Годуновым, из которых 45 украшены золотыми окладами, остальные - серебряными. В соборе находились иконы ап. Иоанна Богослова (ок. 1586, вклад Д. И. Годунова; КГОИАХМЗ), свт. Николая Чудотворца с житием (сер. XVI в., Москва; вклад царя Иоанна IV; КГОИАХМЗ), великомучеников Димитрия Солунского (1586, вклад Д. И. Годунова; ГИМ) в богато украшенном киоте (список с иконы из Успенского собора Московского кремля) и Никиты (посл. четв. XVI в., вклад Н. В. Годунова), прп. Сергия Радонежского (1586, Москва; вклад Д. И. Годунова; КГОИАХМЗ), 2-створчатая икона-складень «Рождество Иисуса Христа. Рождество Богородицы» (2-я пол. XVI в., вклад Д. И. Годунова; КГОИАХМЗ), иконы Божией Матери «Успение, с житием Иоакима, Анны и Богоматери» (3-я четв. XVI в.; ГТГ), «Успение» (1567, Москва; ГИМ), «Воплощение» с предстоящими ап. Филиппом и сщмч. Ипатием (кон. XVI в.; КГОИАХМЗ), св. Александра Невского (кон. XVI в.; КГОИАХМЗ), «Не рыдай Мене Мати» (кон. XVI в.; КГОИАХМЗ), 2 чтимые иконы Св. Троицы, написанные на кипарисовых досках и украшенные «золотом, серебром и драгоценными камнями... яхонти лалы и жемчугом» (кон. XVI в., вклады Д. И. Годунова 1593 г.; ГТГ) и мн. др. (подробнее см.: Соколов. Переписные книги. 1890). В 1595 г. Д. И. Годунов пожертвовал в Троицкий собор серебряный с чеканными украшениями престол (местонахождение к нач. XX в. неизв.).

В теплой Богородице-Рождественской ц. хранились икона Св. Троицы (вклад Д. И. Годунова 1586 г.; КГОИАХМЗ), а также «самая древнейшая» икона, «на которой изображено бывшее мурзе Чету небесное явление» Божией Матери с ап. Филиппом и сщмч. Ипатием. По монастырскому преданию, эта икона считалась вкладом Захарии Чета (Павел (Подлипский). 1832. С. 7-12, 15-16). В обители также почитались: иконы «Спас Нерукотворный» (кон. XVI в.; КГОИАХМЗ), «Иоанн Предтеча Ангел пустыни» (1586, вклад Д. И. Годунова; ГТГ), икона-мощевик «Деисус, с избранными святыми» (нач. XVII в., Афон; вклад инокини Марфы (Романовой)), Корсунская икона Божией Матери в окладе (сер. XVII в., Москва, вклад царя Алексея Михайловича; КГОИАХМЗ) и др.

Св. Троица в деяниях. Пелена. Мастерская М. Годуновой. 1592–1593 гг. Вклад Д. И. Годунова (ГММК)
Св. Троица в деяниях. Пелена. Мастерская М. Годуновой. 1592–1593 гг. Вклад Д. И. Годунова (ГММК)

Св. Троица в деяниях. Пелена. Мастерская М. Годуновой. 1592–1593 гг. Вклад Д. И. Годунова (ГММК)

В ризнице И. м. хранились святыни, сосуды и шитье, богато украшенные жемчугом и драгоценными камнями: серебряный напрестольный крест (XVI в.), серебряный напрестольный крест с частицами мощей (вклад Д. И. Годунова 1594 г.), золотые и серебряные богослужебные предметы (вклады Годуновых 1599 и 1603 гг.), 3 серебряные водосвятные чаши (вклады Д. И. и И. А. Годуновых), серебряное панихидное блюдо (вклад Д. И. Годунова 1589 г.), 2 саккоса «жемчужных», сударь «шит золотом и серебром, унизам жемчугом» (1602), воздухи (вклад Д. И. Годунова 1586-1599 гг.), плащаницы (вклады царицы Ирины Годуновой и Д. И. Годунова), 2-сторонняя хоругвь «Св. Троица. Свт. Алексий Московский, прп. Алексий, человек Божий, вмч. Феодор Стратилат» (сер. XVII в., вклад царя Алексея Михайловича) и многое др. (подробнее см.: Соколов. Переписные книги. 1890; Павел (Подлипский). 1832. С. 41-45). О богатстве ризницы свидетельствует роспись предметов, изъятых из обители и в 1704 г. переданных в Монастырский приказ. К нач. XVIII в. в ризнице хранилось как минимум 23 покрова, украшенные жемчугом и др. драгоценными камнями (поминальные вклады Годуновых), а также множество изделий из золота и серебра. Решением Синода от 15 сент. 1725 г. обители возвращались «покровы, золото и серебро ломаное, ссыпной жемчуг». Настоятель мон-ря архим. Серапион в марте 1727 г. просил Синод разрешить «употребить» возвращенные ценности «на поправку крыши у соборной монастырской церкви, пришедшей в совершенную ветхость» (ОДДС. Т. 2. Ч. 1. С. 459-462). В 1728 г., после донесения ген.-майора Чернышёва о «неприличных и резных образах», находившихся в костромских храмах, Синод потребовал от настоятелей сообщить о подобных иконах. В ответ архим. Серапион прислал в Синод икону в серебряном окладе, на к-рой правая рука Спасителя написана «от единого запястия аки бы имеющая две руки согбенными персты по образу благословляющая» (Там же. Ч. 2. С. 440). Оклад был возвращен в монастырь, а икона оставлена в Синоде.

В 1855 г. наместник И. м. игум. Митрофан, прот. В. Малиновский, священники А. Потапов и А. Сперанский, ризничий иером. Филарет составили «Опись древностей костромского Ипатьевского мон-ря, не относящихся к богослужению, но имеющих особенную важность в отношениях историческом и археологическом». В описи упоминались: Феодоровская икона Божией Матери греч. письма, 13 портретов в золоченых рамах, 3 картины, 24 портрета царствующей фамилии, написанные живописцем Ж. А. Беннером, гравированные и отпечатанные в Париже, грамоты за подписями наследника Александра Николаевича, Альберта, принца Прусского, вел. князей Николая Николаевича и Михаила Николаевича, 30 серебряных монет времен царей Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича, 7 чугунных боевых пушек и 5 пищалей. С 1863 г. в палатах открылся музей Дома Романовых, к-рый финансировался из гос. средств. В экспозиции музея были представлены реликвии основателя царской династии, присланные на хранение в обитель имп. Николаем I в дек. 1834 г.: деревянный посох, серебряный позолоченный ковш с резным изображением двуглавого орла, с резной в клеймах на полях надписью: «Божиею милостию государь царь и великий князь Михаил Феодорович и всея Руси самодержец», ковш с изображением двуглавого орла, с надписью о пожаловании имп. Екатериной II яицкого есаула М. Бородина 9 февр. 1765 г. за верную службу.

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский, с житием. Икона из Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1670 г. (ГТГ)
Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский, с житием. Икона из Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1670 г. (ГТГ)

Ап. Филипп и сщмч. Ипатий Гангрский, с житием. Икона из Троицкого собора Ипатиевского мон-ря. 1670 г. (ГТГ)

В 1912 г. здание палат бояр Романовых было передано в ведение монастыря. 7 мая 1913 г. по благословению архиеп. Костромского Тихона (Василевского) в Романовских палатах И. м. было открыто церковное древнехранилище действовавшего при Костромской епархии церковно-исторического об-ва. 11 дек. 1913 г. архиеп. Тихон утвердил Положение о древнехранилище, подготовленное по решению Костромского церковно-исторического об-ва от 27 мая 1913 г. комиссией в составе магистра богословия И. В. Баженова, директора народных уч-щ И. П. Виноградова и преподавателя семинарии А. И. Черницына. Первыми посетителями древнехранилища стали имп. Николай II с семейством, 19 мая прибывшие в Кострому в связи с празднованием 300-летия Дома Романовых и после литургии в Троицком соборе И. м. побывавшие в музее.

Комиссия Костромского историко-археологического об-ва подготовила и издала «Каталог церковных и других предметов древности, находящихся в древнехранилище Костромского церковно-исторического общества в покоях Михаила Федоровича Романова, что в Ипатьевском монастыре» (Кострома, 1914). Музей был небольшим. В особых витринах располагались 69 икон и складней, 53 изделия древнерусского шитья, 34 рукописи и старопечатные книги, 2244 предмета церковной утвари (богослужебные сосуды, кресты и др.). Одну из комнат древнехранилища занимала б-ка, содержавшая книги по церковной археологии местного края, труды губ. архивных комиссий. В собрании б-ки находилось 323 наименования рукописных, старопечатных и новопечатных книг и рукописей, среди них: Новгородское Евангелие (1436), Служебник (XV в.), Триодь Цветная (1522), Лицевая Псалтирь (1594). Мн. выставленные предметы относились ко времени царствования Михаила Феодоровича, в т. ч. Владимирская икона Божией Матери в басемном окладе, запрестольный выносной крест (кон. XVI в., КГОИАХМЗ), по преданию привезенные в И. м. московским посольством 14 марта 1613 г.; складень Казанской иконы Божией Матери из молельной комнаты юного царя (КГОИАХМЗ); одноколка Романовых, доставленная из Макариева Унженского мон-ря, с монограммой инокини Марфы (Романовой); и др.

К 2011 г. большая часть икон и предметов старины, хранившаяся в И. м., а затем в Костромском музее-заповеднике, передана на временное хранение и экспонирование в Церковный историко-археологический музей Костромской епархии, расположенный в зданиях И. м.

Настоятелями

И. м. сначала были игумены. Первый из известных - игум. Пахомий. Следующий игум. Феогност упоминается в указной грамоте вел. кн. Василия II Васильевича, посланной в июне 1443 г. «на Кострому» своему наместнику Г. Ларионову. Настоятель жаловался в Москву, что костромичи игнорируют перевоз, принадлежавший обители на р. Костроме, и вопреки великокняжеской грамоте переправляются через реку выше и ниже И. м., чем приносят обители убытки. Игум. Феогност добился того, чтобы вел. князь потребовал от наместника наведения порядка (АСЭИ. Т. 3. № 229. С. 250). В 1598 г. указом царя Бориса Феодоровича Годунова в обители была введена архимандрития. Ипатиевские архимандриты совершали богослужения «во епископской шапке, с панагиею, на коврах», были «главными правителями всех монастырей, соборов и церквей в Костромской провинции... и даже некоторых монастырей других епархий», в т. ч. переяславль-залесского Горицкого и Кириллова Белозерского, «председательствовали на десятильничьем дворе, производя суд со старостами поповскими» (Павел (Подлипский). 1832. С. 61). И. м. входил в число «степенных» мон-рей. На московском Соборе 1667 г. при разделении мон-рей на «скрижальные» и «не скрижальные» И. м. был отнесен к последним. С сер. XVIII в. настоятелями И. м. являлись правящие архиереи, а повседневной жизнью обители руководили наместники.

Из стен И. м. вышло неск. архиереев. Буд. архиеп. Казанский Вассиан, возглавлявший обитель в 1558-1569 (1550-1569 ?) гг., присутствовал в янв. 1565 г. при кончине прп. Геннадия Костромского. Преподобный адресовал ипатиевскому настоятелю свои предсмертные «Наказания и поучения». В 1572 г. игум. Вассиан принял участие в Соборе, одобрившем 4-й брак царя Иоанна IV с Анной Колтовской (в монашестве Дария). В XVIII-XIX вв. И. м. возглавляли буд. архиереи: в 1721-1722 гг. Гавриил (Бужинский; впосл. епископ Рязанский), в 1731 (1730?) г. Платон (Малиновский; впосл. архиепископ Московский), в 1734-1736 гг. Никодим (Сребницкий; впосл. епископ Переяславский, викарий Киевской епархии), в 1736-1740 гг. Пимен (Савёлов; впосл. епископ Вологодский), в 1740-1743 гг. Феофилакт (Губанов; впосл. епископ Воронежский; † 30 нояб. 1757), в 1743-1745 гг. Симон (Тодорский; впосл. архиепископ Псковский). В 1738 г. архим. Пимен (Савёлов) сообщал в Синод, что при описи монастырской ризницы обнаружены рипиды, с к-рыми служили его предшественники Гавриил и Серапион. Архим. Пимен испрашивал благословение на служение с рипидами «ради знатности» обители, но получил отказ «в виду неимения указов и определений синодальных» о служении архимандритов И. м. с рипидами; архим. Гавриил служил с рипидами, вероятно по личному дозволению имп. Петра I (ОДДС. Т. 18. С. 664-665). В 1741 г. член Синода архим. Феофилакт вместе с архим. Чудова монастыря Варлаамом (Скамницким) подал в Синод ходатайство о разрешении носить наперсный крест «в подобие архиереев и в отмену прочих архимандритов», но имп. Анна Иоанновна отклонила это прошение (Там же. Т. 21. С. 262-263).

Среди известных настоятелей И. м.- архим. Тихон II, который в июне 1656 г. присутствовал на созванном патриархом Никоном Соборе по исправлению богослужебных книг. Архим. Кирилл II участвовал в работе Соборов 60-х гг. XVII в., рассматривавших вопрос об исправлениях церковных книг. Настоятель (1722-1730) архим. Серапион в 1725-1726 гг. был асессором Святейшего Синода, в февр. 1728 г. участвовал в коронации имп. Петра II.

Братия

И. м. в XVI-XVII вв. была довольно многочисленна: в 1560 г. упомянуты 70 «старцов», в 1654 г.- 99 насельников. С 30 апр. 1722 г. в обители на покое проживал бывш. настоятель Геннадиева в честь Преображения Господня мон-ря игум. Стефан (ОДДС. Т. 2. Ч. 1. С. 346). В 1727 г. в И. м. было 73 насельника (в т. ч. настоятель архим. Серапион († нояб. 1730), 80-летний духовник Никифор («стар и дряхл»), ризничий Геннадий, 85-летний Алексий («стар и дряхл»), а также 112 служителей (Там же. Т. 5. Прил. VI. С. LXXI; Т. 11. С. 77). В февр. 1740 г. определением Синода в мон-рь, где «едва ли иноземцы находятся», был направлен греч. мон. Ермоген, сбежавший от турок в Россию. Его предписывалось поселить под строжайшим надзором, но «в пищу давать рыбу, а одеждою содержать отменою». 28 янв. 1741 г. настоятель архим. Феофилакт сообщал, что несмотря на то что мон. Ермогену выданы шубы и лучшая одежда и положена особая трапеза с двойной порцией, он постоянно недоволен, «а вторую порцию пищи продает». «Прихотей грека исполнять нечем,- писал архим. Феофилакт,- а в послушание какое-либо он не способен, от него монастырю один убыток, а плода в нем не уповаемо». Решением Синода от 30 янв. того же года греч. монах был переведен в Толгский ярославский мон-рь (Там же. Т. 20. С. 74-76). По штату 1835 г. И. м. было положено иметь 27 чел. монашествующей братии, в т. ч. наместника, 8 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 4 звонарей и 4 сторожей. В 1856 г. в И. м. было 12 насельников и 14 послушников, в 1868 г.- 19 чел., в т. ч. 9 послушников, в 1913 г.- 24 чел., в 1917 г.- 22 чел., в т. ч. 14 послушников. Сохранилось описание келейного имущества иером. Игнатия, проживавшего в обители в 1845 г.: помимо предметов собственно монашеского быта упомянуты большая и маленькая сковородки, тульский самовар, чайники (2 «крепких», а также фарфоровый и фаянсовый), «полдюжины чашек одинаковых фарфоровых с красными цветами», 2 графина, 3 рюмки, поднос, 2 зеркала (ГА Костромской обл. Ф. 712. Оп. 4. Ед. хр. 85. Л. 4-6). Т. о., несмотря на общежительный устав и братскую трапезу, насельники, видимо, имели возможность готовить пищу в кельях.

XVIII - нач. XX в.

В 1721 г. новый настоятель архим. Гавриил (Бужинский) обнаружил в И. м. «многие неустройства и беспорядки», о чем докладывал в Синод: «Прибыл я… на Кострому, в монастырь Троецкой Ипацкой марта 22. В нем же, осмотряся, обретох все ветхое, растащенное и опустошенное. Ризница тако изветшала, что пред честными людми в самых лутчих ризах служити нельзя»; Троицкая соборная ц. «от воды большие вешние 1709 года разселася надвое, и все каменное строение подалося в Кострому реку; врата роспалися и столпами деревянными подперты; всего же разорения сея святыя обители вкратце и описати сим известием невозможно» (ОДДС. Т. 1. С. 200-202; Костромской Ипатиевский мон-рь. 1913. С. 13).

Ипатиевский мон-рь. Фотография С. М. Прокудина-Горского. Нач. ХХ в.
Ипатиевский мон-рь. Фотография С. М. Прокудина-Горского. Нач. ХХ в.

Ипатиевский мон-рь. Фотография С. М. Прокудина-Горского. Нач. ХХ в.
В 1721 г., согласно донесению в Синод настоятеля архим. Гавриила, обитель владела подмонастырской Богословской слободой (128 чел.), селами Святое (290 чел.), Яковлевское (205 чел.), Никольское (227 чел.) в Мерском стане, с. Бабино (742 чел.) в Корзлине стане, с. Курдумово (69 чел.) в Осецком стане, селами Костенёво (401 чел.) и Кузьминское (287 чел.) в Андрониковом стане, дер. Ношино (10 чел.) в Минском стане, с. Коробаново (397 чел.) в Логиновом стане, селами Колшево (248 чел.) и Прискоково (154 чел.) в Дуплеховом стане, селами Исаковское (234 чел.) и Неедово (481 чел.) в Плоскином стане, с. Никольское-на-Баране (348 чел.) в Андомском стане, усадьбой Губино, селами Семёновское (343 чел.), Ширяево (36 чел.) и Онтропцово (Антропцево) (45 чел.) в Судиславском стане, Спасской слободой (49 чел.) и с. Солониково (489 чел.) в Дмитровцевом стане, селами Сарафоново (378 чел.), Ильинцыно (41 чел.), Яковлевское (594 чел.) и Кизликово (59 чел.) в Плёсском и Емецком станах, с. Михайловское (178 чел.) в Сотском стане. Всего в 1721 г. к мон-рю было приписано 7192 крестьянина, к 1754 г.- 11 266 крестьян, к 1764 г.- 11 494 (по др. сведениям, 11 504) крестьянина. Во 2-й пол. XVI - 1-й пол. XVIII в. И. м. имел двор в Костромском кремле, подворья в Москве (каменное строение с 3 палатами у Ильинских ворот; совр. Ипатьевский переулок), в Ярославле («за Семеновскими воротами, на Воздвиженском враге»). В 1721 г. архим. Гавриил (Бужинский) купил в С.-Петербурге двор дьяка С. Неёлова для устройства Ипатиевского подворья. Вскоре столичным подворьем завладела Троице-Сергиева лавра (ОДДС. Т. 8. С. 112-115). К И. м. были приписаны малобратственные Шеренский Успенский Любимского у. и Пахомиев Нерехтский Сыпанов мон-ри, а также Новословинская в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» пуст. и др. (Там же. Т. 1. С. 524-526; Т. 2. Ч. 1. С. 81).

При учреждении Костромской епархии указом имп. Елизаветы Петровны от 16 июля 1744 г. И. м. стал офиц. резиденцией Костромских архиереев, а указом Синода от 2 апр. 1745 г. монастырский Троицкий собор - кафедральным. Несмотря на то что указами 1744 и 1745 гг. в И. м. запрещалось ссылать отставных военных и осужденных, на территории обители продолжали находиться неск. ссыльных. Так, лишь после неоднократных жалоб в Синод еп. Костромского Сильвестра (Кулябки) проживавших в И. м. «в исступлении ума» попов-колодников Яковлева и Крайчикова перевели в Макариев Унженский и костромской Богоявленский мон-ри (ОДДС. Т. 26. С. 290-291). В ходе секуляризации 1764 г. И. м. лишился всех вотчин и подворий. Находившаяся в мон-ре вотчинная контора была упразднена, а в ее здании в Новом городе размещена духовная консистория.

В связи с тем что И. м. стал резиденцией Костромских архиереев, в обители строили новые жилые и рабочие помещения. В 1745-1747 гг. в Старом городе над вост. частью 2-этажного Г-образного в плане корпуса (включавшего бывшие здания казначейских и экономских келий, а также св. ворота с надвратными церквами во имя Иоанна Предтечи и апостолов Петра и Павла) был надстроен 3-й деревянный этаж. Во 2-й пол. XVIII - 1-й пол. XIX в. это здание, именовавшееся архиерейским корпусом, подвергалось многочисленным перестройкам. В 1775 г. были разобраны надвратные Иоанновская и Петропавловская церкви. В 1820-1822 гг. архиерейский корпус был перестроен в стиле классицизма (архит. Н. И. Метлин): 3-й деревянный этаж заменен на каменный, а на вост. фасаде (выходящем к р. Костроме) появился монументальный 10-колонный портик тосканского ордера. В сев.-вост. углу архиерейского корпуса была устроена крестовая ц. в честь Владимирской иконы Божией Матери (1760; в 1822 перестроена и освящена в честь Владимирской иконы Божией Матери, св. Александра Невского и прп. Александра Свирского). В кон. 40-х гг. XVIII в. 3-й деревянный этаж архиерейского корпуса и сев. паперть Троицкого собора соединила деревянная галерея на столбах. В 1777 г. деревянный переход заменили каменным в виде высокой арки с парапетами по сторонам (разобран в 40-х или 50-х гг. XIX в.); подрядчиком строительства был известный зодчий из посада Б. Соли Костромского у. С. А. Воротилов. По-видимому, в 80-х гг. XVIII в. (впервые упом. в 1787) у сев.-зап. столпа Троицкого собора установили «святительское место» с сенью в виде полусферы, украшенное резными позолоченными деталями (находилось в соборе до закрытия монастыря в 1919; впосл. местонахождение неизв.).

Храм в честь Рождества Пресв. Богородицы. 1760–1764 гг. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1911 г.
Храм в честь Рождества Пресв. Богородицы. 1760–1764 гг. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1911 г.

Храм в честь Рождества Пресв. Богородицы. 1760–1764 гг. Фотография С. М. Прокудина-Горского. 1911 г.

В кон. 50-х гг. XVIII в. обветшавший храм в честь Рождества Пресв. Богородицы (XVI в.) был разобран, и в 1760-1764 гг. возведен одноименный 5-главый храм в стиле барокко. В 1756 г. были разобраны и 2 наиболее древние усыпальницы Годуновых, располагавшиеся у алтарей Богородице-Рождественской ц. Извлеченные при этом останки Годуновых перенесли в 3-ю усыпальницу, находившуюся в подклете Троицкого собора, и захоронили в месте, не отмеченном даже надгробной плитой. В 1808 г. в Новом городе была разобрана примыкающая к зданию консистории (бывш. вотчинной конторе) ц. свт. Иоанна Златоуста. Престол этой церкви перенесли в Рождественский храм: 11 дек. 1810 г. на паперти еп. Евгений (Романов) освятил Иоанно-Златоустовский придел.

15 мая 1767 г. И. м. посетила имп. Екатерина II. К ее приезду в средней части сев. стены Старого города, на месте прежних ворот, артель каменщиков из дер. Захарово Костромского у. «Яков Никитин сын Корытов с товарищи» возвела новые парадные ворота в стиле барокко, впосл. названные Екатерининскими (1766). Арку ворот украшал фронтон с лепным вензелем Екатерины II. По сторонам были установлены 2 небольшие часовни. 19-20 авг. 1817 г. И. м. посетил вел. кн. Михаил Павлович. Он оставил отзыв о скромных размерах палат и простоте интерьера, в к-рых пребывали царь Михаил Феодорович и его мать (Вознесенский. 1859. С. 48-49).

После посещения И. м. (7 окт. 1834) имп. Николай I распорядился привести мон-рь в состояние, достойное «колыбели Дома Романовых». В февр. 1835 г. в Кострому был направлен архит. К. А. Тон, разработавший масштабный проект переустройства мон-ря, к-рый царь утвердил в марте 1835 г., в день памяти сщмч. Ипатия. Решением Синода от 31 марта 1835 г. И. м. был преобразован в первоклассный общежительный мон-рь. В июне 1835 г. указом имп. Николая I мон-рь получил статус кафедрального (на правах московского Чудова мон-ря),- переведен «в лучшее и прочное положение, соответствующее знаменитости места, но с тем вместе сохранив остатки архитектуры и вкуса древнего времени, применяясь к ним и в новой отделке монастыря» (Костромские ГВ. 1840. Ч. неофиц. № 25. С. 70). Костромской архиерей по-прежнему пребывал в И. м., но кафедра из монастырского собора была перенесена в городской Успенский собор бывшего Костромского кремля. В 40-х гг. XIX в. в числе служащих архиерейского дома упоминались: певчие (женатые и холостые), истопники, повара, водовоз, садовник, хлебопекари, различные служители. Большинство из них имели семьи и проживали в находившихся поблизости Богословской и Андреевской слободах. В 1851 г. в штате архиерейского дома находилось 68 чел., в т. ч. 9 монашествующих, 4 послушника, 10 певчих, 5 штатных служащих и 40 служителей (ГА Костромской обл. Ф. 132. Оп. 1. Ед. хр. 1039. Л. 35-47, 86-99).

С 1836 по 1864 г. в И. м. проводились строительные работы, приведшие к значительным переменам во внешнем облике обители. На территории Старого города была установлена мемориальная колонна (1839), на пьедестале которой в прямоугольных нишах находились металлические доски с надписями, в которых сообщалось об основных событиях из истории И. м. В 1833-1837 гг. были засыпаны рвы, издавна окружавшие И. м. с северной, южной и западной сторон. В 1840 г. по проекту Тона все башни монастыря получили одинаковое конусообразное завершение с железным покрытием (до этого башни венчали тесовые шатры различной конфигурации). Железом покрыли и переходы на стенах.

25 июня 1840 г. (в день рождения имп. Николая I) состоялась закладка св. ворот и надвратного храма во имя святых Хрисанфа и Дарии. В день памяти этих святых, 19 марта, в 1613 г. из мон-ря в Москву отправился Михаил Феодорович Романов, а в 1814 г. рус. войска во главе с имп. Александром I вступили в Париж. В 1852 г. под рук. губ. архит. Н. П. Григорьева строительство возобновилось на новом фундаменте. 10 мая 1859 г. еп. Костромской и Галичский Платон (Фивейский) освятил ц. святых Хрисанфа и Дарии, ставшую крестовой. Стены храма украшали, в частности, 2 живописные композиции, на одной из к-рых изображался отъезд Михаила Романова из И. м. 19 марта 1613 г., а на другой - въезд имп. Александра I в Париж 19 марта 1814 г. С 1866 г., когда в Костромской епархии было учреждено Кинешемское вик-ство, северное крыло архиерейского корпуса стал занимать правящий архиерей, южное - викарный архиерей. В 1862 г. в связи с упразднением в Троицком соборе придела во имя сщмч. Ипатия Гангрского и ап. Филиппа его престол перенесли в устроенную на 3-м этаже архиерейского корпуса малую крестовую церковь, освященную во имя тех же святых в 1875 г.

Палаты Романовых в 1832 г. Литография Н. Д. Малашкина. 1892 г. (ГПИБ)
Палаты Романовых в 1832 г. Литография Н. Д. Малашкина. 1892 г. (ГПИБ)

Палаты Романовых в 1832 г. Литография Н. Д. Малашкина. 1892 г. (ГПИБ)

После наводнений 1709 г., когда вода затопила подклети Троицкого собора, И. м. был окружен защитной деревянной оградой (обрубом). В 1840-1841 гг. вместо деревянной ограды была возведена невысокая кирпичная стена. В 1840-1845 гг. у юж. стены Старого города по проекту Тона был построен 2-этажный жилой корпус; в 1861 г. на 1-м этаже разместился свечной завод (существовал до нач. 20-х гг. XX в.), за зданием закрепилось название Свечной корпус. В 1852 г. к звоннице с зап. стороны вместо деревянной террасы на столбах пристроили (по проекту архит. А П. Попова) 2-этажную каменную галерею в виде открытой аркады. При возведении галереи были заложены открытые арочные пролеты нижнего яруса звонницы. В 1859 г. был высочайше утвержден проект строительства новой ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы Тона. В том же году храм, построенный в XVIII в., разобрали и в 1860-1864 гг. возвели новый с 5 восьмиугольными главами и широкой парадной лестницей с сев. стороны. С юга к собору примыкал придел во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. 1 нояб. 1864 г. еп. Платон освятил храм.

В 1841-1842 гг. по проекту Тона стены наместнических келий, в которых в 1613 г. проживал Михаил Феодорович Романов, раскрасили «в шахмат», с лицевого фасада к зданию пристроили каменное с чугунной лестницей крыльцо. После посещения обители в 1858 г. имп. Александром II последовало высочайшее повеление о реконструкции корпуса наместничьих келий «во вкусе XVII века». В нач. 60-х гг. по проекту архит. Ф. Ф. Рихтера здание было перестроено и 30 сент. 1863 г. освящено еп. Платоном в присутствии губернатора, высших чинов губернии и духовенства. В XIX - нач. XX в. корпус именовался Дворец царя Михаила Феодоровича или Царские чертоги, в XX в.- Палаты бояр Романовых.

Палаты Романовых. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)
Палаты Романовых. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)

Палаты Романовых. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)

В 1887 г. на содержание обители из казны выделялось 1308 р. 39 к. серебром. Эти средства распределялись по 5 статьям: наместнику с братией - 208 р. 38 к., «им же на стол» - 128 р. 61 к., на церковные нужды - 28 р. 56 к., на содержание ризницы - 85 р. 71 к., на проч. расходы - 857 р. 13 к. (ГА Костромской обл. Ф. 131. Оп. 1. Ед. хр. 211. Л. 16-17). Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. И. м. обладал 2 мельницами на реках Чёрной и Андобе, несколькими рыбными ловлями на озерах Святом и Великом и на речках Игуменке, Узоксе, Ворже и Везомше (Костромской у.), 4 сенокосными пожнями, 19 дес. пахотной земли. В 1862 г. И. м. принадлежало ок. 200 дес. земли, к 1917 г.- 304 дес. Большая часть земли сдавалась в аренду. Так, в 1862 г. И. м. получил 300 р. годовых от московского купца 1-й гильдии А. А. Зотова за сдачу в аренду монастырской пожни Кобяково. В том же году И. м. получил 182 р. от крестьянина с. Вёжи Шунгенской вол. Клементьева за сдачу в аренду сенокосных пожень. Кроме того, в Костроме монастырю принадлежали каменный 2-этажный дом с флигелем и подворье. Нижний этаж снимал бывш. преподаватель семинарии И. Алякритский за 70 р. серебром в год. Во флигеле проживал наставник семинарии И. Ф. Островский, плативший 59 р. В 1887 г. свечной завод перечислил монастырю субсидию в сумме 2284 р. 68 к., поступления от продажи свечей, кошельковый и кружечный сборы составили 866 р. 17 к. Также к «неокладной» части монастырских доходов относилось получение процентов от капитала на банковских счетах Государственного, Костромского общественного и Коммерческого банков (Там же. Ед. хр. 169. Л. 3 об.; Ед. хр. 211. Л. 18 об.- 20 об.)

В 1861 г. был учрежден крестный ход из Костромы в Галич с Феодоровской иконой Божией Матери. Ежегодно после возвращения хода в Кострому чудотворный образ приносили в И. м., через 3 дня возвращали в кафедральный Успенский собор. В 1865 г. по инициативе свт. Игнатия (Брянчанинова), проживавшего на покое в Бабаевском во имя свт. Николая Чудотворца монастыре, установился обычай приносить из Бабаевской обители в Кострому во 2-е воскресенье Великого поста чудотворный образ свт. Николая. К нач. XX в. И. м. оставался одним из главных центров религиозной жизни Костромского края. На праздники (особенно на престольный - Троицу) в И. м. собиралось много горожан и жителей окрестных селений. На рубеже XIX и XX вв. особым уважением пользовался проживавший в обители Кинешемский еп. Вениамин (Платонов), к-рого чтили как молитвенника и старца. Для встреч с архиереем, к-рого называли вторым Иоанном Кронштадтским, в И. м. приходили тысячи паломников из Костромской и Ярославской губерний. Осенью 1917 г. в Кострому был эвакуирован Радочницкий женский монастырь Холмской епархии. Указом Синода от 10 нояб. 1917 г. монахини размещались в И. м.

Именитые посетители

В различные годы обитель посещали имп. Екатерина II (15 мая 1767), вел. кн. Михаил Павлович (19-20 авг. 1817), имп. Николай I (7 окт. 1834), цесаревич Александр Николаевич, впосл. имп. Александр II (14 мая 1837), вел. князья Николай и Михаил Николаевичи (8-9 авг. 1850), имп. Александр II c имп. Марией Александровной (16 авг. 1858), наследник престола цесаревич Николай Александрович (30 июня и 1 июля 1863), цесаревич Александр Александрович, впосл. имп. Александр III (15 авг. 1866), вел. князья Алексей Александрович и Алексей Михайлович (15 мая 1868), вел. кн. Петр Николаевич (11 июня 1879). 22 июля 1881 г. имп. Александр III приехал в И. м. вместе c имп. Марией Феодоровной и наследником, цесаревичем Николаем Александровичем (впосл. св. имп. Николай II). 14 мая 1898 г. обитель посетили московский генерал-губернатор вел. кн. Сергей Александрович, 8 июля 1902 г.- вел. кн. Константин Константинович, 3 июня 1908 г.- кор. Греции Ольга Константиновна (1851-1926) с братом Константином Константиновичем и его детьми: Татианой, Иоанном, Гавриилом, Олегом и Игорем Константиновичами; 19 мая 1913 и 8 июля 1916 г.- прмц. вел. кнг. Елисавета Феодоровна. На рубеже XIX и XX вв. в И. м. побывали: в мае 1862 г. свт. Игнатий (Брянчанинов), 2 июня 1888 г. митр. Сербский Михаил (Йованович), 19 июля 1897 и 30 сент.- 1 окт. и 4-5 окт. 1902 г. св. прав. Иоанн Кронштадтский; неоднократно архиеп. св. Тихон (Беллавин).

В нач. XVIII в. в И. м. пребывали «на исправлении» под надзором обвиненные в ереси братья иеромонахи Иоанникий и Софроний Лихуды, вызванные из Греции царем Феодором Алексеевичем для основания в Москве Славяно-греко-латинской академии. Во время пребывания в И. м. братья Лихуды составили греч. грамматику.

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. монастырь посещали писатели В. А. Жуковский, А. Н. Островский, историки М. П. Погодин и Н. И. Костомаров, искусствовед Н. В. Покровский, художники - братья Г. и Н. Чернецовы, А. П. Боголюбов, Н. К. Рерих, В. В. Верещагин, П. И. Петровичев и др. В 1909 г., когда в Костроме проходил IV обл. историко-археологический съезд, его участники посетили обитель. 24 июня, в честь 300-летия изгнания из И. м. поляков и тушинцев, из монастыря к Святому оз. направился крестный ход, в котором приняли участие члены съезда, в т. ч. А. И. Соболевский, Ф. И. Успенский, Н. В. Покровский, Д. И. Иловайский, А. А. Титов, В. К. Лукомский.

Некрополь Годуновых и др. захоронения в И. м.

Самое раннее упоминание усыпальниц бояр Годуновых на территории И. м. имеется в переписных книгах 1595 г. Две усыпальницы, находившиеся у алтаря Богородице-Рождественского храма, представляли собой отдельно стоящие каменные палаты с узкими окнами, заглубленные в землю и перекрытые сферическим сводом. В 1-й усыпальнице находилось 22 могилы, во 2-й - 16, в 3-й - 17 могил. Считалось, что в 1-й усыпальнице были похоронены: Захария-Чет, его сын Александр, внук Дмитрий Зерно, правнуки (дети Дмитрия) - Иван Красный (Ɨ 1408), Константин Шея (Ɨ после 1408) и Дмитрий, праправнуки (дети Ивана Дмитриевича Зерно) - Федор Иванович Сабур, Даниил Иванович Подольский и Иван Иванович Годун - родоначальник Годуновых. Здесь же находились могилы ближайших родственников Бориса Годунова: прадеда Григория Ивановича (в иноках Герасим), деда Ивана Григорьевича, отца Федора Ивановича, матери Стефаниды Ивановны (Снандулии) и брата Василия Федоровича. Тут же находились могилы 2 дядей царя Бориса - Дмитрия Ивановича (в иноках Дионисий) и Ивана Ивановича (в иноках Иона) Годуновых. Во 2-й усыпальнице были похоронены представители рода Стефана, Григория и Ивана Васильевичей Годуновых. В 3-й усыпальнице, в подклете Троицкого собора (устроена, по-видимому, вскоре после возведения 1-го каменного собора), находились могилы представителей рода Никиты и Петра Васильевичей Годуновых. Согласно документам XVI и XVII вв., во всех 3 усыпальницах на каменных надгробиях лежали дорогие бархатные покровы, шитые золотом и украшенные драгоценными камнями и жемчугом.

В Лазаревской ц., устроенной в подклете южной галереи Троицкого собора в сер. XVII в., находилась архиерейская усыпальница. В XVIII-XIX вв. здесь были погребены еп. Дамаскин (Аскаронский; Ɨ 1769), еп. Виталий (Щепотов; Ɨ 1846) и еп. Александр (Кульчицкий; Ɨ 1888). Согласно завещанию, еп. Евгений (Романов; Ɨ 1811) был похоронен в ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатиевской слободе. В 1905 г. на территории погоста Богословской ц. был похоронен и проживавший в И. м. викарий Костромской епархии еп. Кинешемский Вениамин (Платонов).

На монастырском кладбище у стен собора находились могилы представителей многих костромских дворянских родов: Васьковых, Карцевых, Колюпановых, Куломзиных, Мошковых, Пасынковых, Чагиных, Шишкиных, Щулепниковых, а также князей Вяземских, Куракиных, Мстиславских, Щербатовых-Оболенских, Лобановых-Ростовских. Здесь были погребены костромской губернатор генерал-лейтенант Н. А. Лангель (Ɨ 1853), начальник Костромского ополчения в Крымскую войну Ф. И. Васьков (1790-1855), дядя М. Ю. Лермонтова ген.-майор П. И. Петров (1790-1871), писатель и общественный деятель Н. П. Колюпанов (1827-1894).

Учебные и благотворительные заведения при И. м.

По инициативе Костромского еп. Сильвестра (Кулябки) с осени 1747 до лета 1750 г. в И. м. располагалась духовная школа, смотрителем и учителем в к-рой был ипатиевский иером. Анастасий (Белопольский; Ɨ 1760) (Андроников Н. О. Ист. записки о Костромской ДС и о Костромской губернской гимназии. Кострома, 1874. С. 6). Вскоре архиерейская школа была преобразована в семинарию. Уже в 1767 г. семинаристы приветствовали в архиерейских покоях И. м. имп. Екатерину II на греч., лат. и евр. языках.

По инициативе Костромского еп. Владимира (Алядвина) в 1838 г. на территории И. м. была открыта 2-годичная причетническая школа, ее смотрителем назначен ипатиевский иером. Митрофан. Ученики школы изучали церковное пение по нотам и «наслышкою», рус. грамматику, церковный устав, арифметику, Свящ. историю, катехизис. Согласно ведомости за сент.-окт. 1843 г., в 1-м классе обучалось 13 чел., из к-рых 7 учеников содержались за счет казны (т. е. получали пособие - 2 р. в месяц), а 6 содержались «от себя» (т. е. вносили за каждый месяц по 1 пуду ржаной муки и четверику картофеля). Но в 1845 г. из-за недостатка средств причетническая школа была закрыта.

В нояб. 1845 г. в Палатах бояр Романовых состоялось торжественное открытие уч-ща «для обучения детей штатнослужительских лиц мужеска пола». В уч-ще принимали детей крестьян Андреевской и Богословской слобод, а также др. селений, находившихся рядом с мон-рем. Смотрителем был наместник архим. Платон, учителями работали казначей иером. Феодосий (Сигорский), а также послушники - окончившие «курс философских наук Иван Благовещенский» и «курс учения в уездном духовном училище Василий Голубков» (Там же. Ф. 712. Оп. 4. Д. 124. Кор. 4. Л. 1, 2). В 1853 г. уч-ще было закрыто из-за недостатка средств.

В связи с 300-летием Дома Романовых 1 окт. 1913 г., согласно определению Синода от 14 марта 1912 г., при И. м. была открыта одноклассная церковноприходская школа, получившая наименование Романовская. Заведующим школой стал свящ. Михаил Звёздкин. Деревянное здание для нее (проект архит. Н. И. Горлицына) выстроили в Ипатьевской слободе у северной стены монастыря. Торжественное открытие школы состоялось 15 сент. 1912 г. При школе было устроено общежитие для 15 мальчиков (сирот из духовного звания) с бесплатным довольствием. Школа содержалась на пособия от Синода, от Костромского епархиального училищного совета, от частных лиц, но 1 сент. 1916 г. закрылась из-за отсутствия средств.

В 1875 г. в здании консистории (в 1860 переведена в город) устроена богадельня (дом призрения) для престарелых священноцерковнослужителей на 12-15 чел. Средства на ее создание (35 тыс. р.) пожертвовал митр. Киевский и Галицкий Арсений (Москвин), уроженец Костромского края; богадельня стала именоваться Арсеньевской. Вскоре после начала первой мировой войны, 12 окт. 1914 г., епархиальный съезд духовенства принял решение об учреждении лазарета в помещении Арсеньевской богадельни. На оборудование и содержание лазарета был установлен особый сбор: 75 к. со священника каждой церкви, 50 к. с диакона, 25 к. с псаломщика и по 2% от церковных доходов. Для решения организационных вопросов был образован комитет, в состав к-рого вошли прот. В. Спасский, священники И. Орфанитский и М. Звёздкин, эконом архиерейского дома иером. Ипполит, столоначальник Костромской духовной консистории И. Нагорский. 13 нояб. 1914 г. имп. Николай II присвоил лазарету наименование - Лазарет имени Его императорского Высочества Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича. 21 нояб. 1914 г. состоялось его торжественное открытие. 8 июля 1916 г. лазарет посетила прмц. вел. кнг. Елисавета Феодоровна, побеседовала с больными, раздала каждому по Евангелию и нательному крестику.

И. м. и 300-летие Дома Романовых в 1913 г.

Выход царской семьи из Троицкого собора. Фотография. 19 мая 1913 г.
Выход царской семьи из Троицкого собора. Фотография. 19 мая 1913 г.

Выход царской семьи из Троицкого собора. Фотография. 19 мая 1913 г.
В нач. 10-х гг. XX в., в канун юбилея 300-летия Дома Романовых, в И. м. развернулись реставрационные работы под рук. архитекторов П. П. Покрышкина и Д. В. Милеева. На реставрацию Троицкого собора по заключению Совета Министров, утвержденному имп. Николаем II от 6 янв. 1911 г., отпускалось из казны ок. 100 тыс. р. 10 янв. 1913 г. имп. Николай II в Александровском дворце Царского Села принял депутацию И. м. в составе еп. Костромского и Галичского Тихона (Василевского), духовника обители иером. Виталия, ризничего иером. Макария и иеродиак. Ипатия. 21 февр. 1913 г., в день 300-летия избрания Михаила Феодоровича царем, имп. Николай II направил в монастырь грамоту, в которой говорилось: «…с особою признательностью останавливаемся на великих заслугах Ипатиевского монастыря пред Родиной и Домом Нашим и молитвенно желаем, да хранит Господь Святую обитель Ипатиевскую отныне и до века» (Высочайшая грамота. 1913. С. 90). 14 марта того же года в Богородице-Рождественском храме обители архиеп. Тихон зачитал эту грамоту после совершения литургии и перед юбилейным молебном.

19 мая 1913 г. И. м. стал одним из центров торжеств в честь 300-летия династии Романовых. На празднование в И. м. прибыли имп. Николай II с семьей, вел. князья, председатель Совета Министров В. Н. Коковцов, министры, потомки и правопреемники участников Великого посольства 1613 г., а также еп. Рязанский и Зарайский Димитрий (Сперовский), келарь Троице-Сергиевой лавры, наместник Чудова и архимандрит Новоспасского мон-рей, протоиереи Архангельского и Благовещенского соборов Московского Кремля и др. Костромской архиеп. Тихон с духовенством встречал имп. Николая II у ворот Зеленой башни. Пройдя через мон-рь, император вышел через Екатерининские ворота навстречу крестному ходу костромского духовенства с Феодоровской иконой Божией Матери. В Троицком соборе состоялась литургия и молебен пред Феодоровской иконой, к-рые возглавил архиеп. Тихон.

1918-1989 гг.

В 1918 г. примыкающая к стенам мон-ря Ипатьевская (Богословская) слобода была переименована в Трудовую слободу. В 1919 г. И. м. был закрыт, насельники, в т. ч. проживавшие в келиях архиеп. Костромской и Галичский Филарет (Никольский) и викарный еп. Кинешемский Севастиан (Вести), были изгнаны из обители. В том же году в помещениях И. м. разместился т. н. Советский поселок № 3, где поселились жители фабричной окраины Костромы. В 1919 г. палаты бояр Романовых были переданы в ведение губ. музея вместе с находившимися в них фондами упраздненного церковно-исторического музея. В том же году в И. м. разместился учебный батальон 7-го запасного пехотного полка, готовивший для отправки на фронты гражданской войны маршевые роты. 30 мая 1920 г., в престольный праздник Св. Троицы, из И. м. на Польский фронт отправилась т. н. коммунистическая рота (250 чел.).

Екатерининские ворота. Фотография. 50-е гг. ХХ в.
Екатерининские ворота. Фотография. 50-е гг. ХХ в.

Екатерининские ворота. Фотография. 50-е гг. ХХ в.
Монашеская община и группа верующих зарегистрировались в качестве прихода, в храмах И. м. продолжали совершаться богослужения. В марте 1922 г., во время всероссийской кампании по изъятию церковных ценностей, губ. комиссия конфисковала в И. м. богослужебные сосуды, лампады, подсвечники, оклады и др. церковные предметы общим весом 36 фунтов золота (более 14 кг) и 12 пудов 30 фунтов серебра (ок. 200 кг). 4 мая 1923 г. президиум Костромского губисполкома признал И. м. «представляющим историческое значение» и постановил передать монастырские храмы в ведение губ. музея. Троицкий и Рождественский соборы были закрыты.

27 мая 1923 г., в праздник Св. Троицы, в Новом городе состоялось открытие спортплощадки под названием «1-й Костромской губернский Красный стадион им. В. В. Воровского». Архиерейский корпус был передан созданному 8 марта 1923 г. Костромскому рабочему районному жилищно-строительному товариществу «Текстильщица» и к дек. 1923 г. был приспособлен под квартиры для рабочих текстильных фабрик. Заселение корпуса 20 дек. 1923 г. описал И. Э. Бабель в рассказе «Конец св. Ипатия».

В бывш. монастырских помещениях люди проживали в тесноте, иногда по 2-3 семьи в квартире. В 1928 г. в 67 квартирах размещалось 80 семей, в 1936 г. число квартир достигло 140, и в них проживало ок. 700 чел. В 1924 г. стадион им. В. В. Воровского перешел в ведение костромского отд-ния «Общества друзей устройства стадионов» (ОДУС), и он получил новое название - стадион ОДУС. В 20-х гг. на стадионе помимо спортивных состязаний устраивались церемонии «октябрин» детей (советский обряд, который противопоставлялся прежним крестинам) и т. п.; стадион просуществовал до кон. 50-х гг. XX в. В 1925 г. в бывш. ц. во имя святых Хрисанфа и Дарии открылся клуб. В 1927 г. из И. м. был изгнан последний насельник, хранитель церковно-исторического музея ризничий иером. Макарий. По соглашению с губ. музеем в 20-х гг. он проживал в мон-ре и присматривал за соборами и палатами бояр Романовых. После того как активисты поселка предписали о. Макарию остричь волосы и снять рясу, он покинул монастырь, не подчинившись предписанию.

По постановлению президиума Ивановского облисполкома от 8 дек. 1930 г. Трудовая слобода с входившим в нее И. м. была включена в состав г. Костромы. В 20-30-х гг. в ведении губернского, а после упразднения в 1929 г. Костромской губ. городского краеведческих музеев в И. м. находились Троицкий и Богородице-Рождественский соборы, звонница, палаты бояр Романовых, стены и башни. В кон. 20-х гг. музей сдал подвал Троицкого собора в аренду Центральному рабочему кооперативу, устроившему в нем овощехранилище. С 20-х и до кон. 50-х гг. XX в. в теплое время года местная молодежь устраивала на паперти Троицкого собора танцы под гармонь. В 30-40-х гг. усыпальница Годуновых под Троицким собором сдавалась музеем в аренду заводу им. Л. Б. Красина под овощехранилище. В 1925 г. решением администрации губ. музея 12 из 16 колоколов со звонницы мон-ря были сняты и проданы на металлолом. На звоннице осталось 4 самых древних колокола. 7 нояб. 1927 г. к 10-летию революции в Богородице-Рождественском соборе был открыт антирелиг. музей. Среди его экспонатов находился и список иконы Божией Матери «Державная», привезенный в Кострому в 1918 г. Однако музей мало посещали и в 1929 г. его перевели в город.

Руины храма Рождества Пресв. Богородицы. Фотография. 30-е гг. ХХ в.
Руины храма Рождества Пресв. Богородицы. Фотография. 30-е гг. ХХ в.

Руины храма Рождества Пресв. Богородицы. Фотография. 30-е гг. ХХ в.

В нач. 30-х гг. Богородице-Рождественский собор был разрушен. По воспоминаниям старожилов, одновременно с разрушением храма началось и разграбление могил на кладбище, примыкавшем к соборам. В поисках наживы мародеры (в основном - жители поселка) раскапывали относительно недавние захоронения. К 2011 г. в мон-ре сохранилось неск. надгробных памятников XIX - нач. XX в. На рубеже 20-х и 30-х гг. XX в. со звонницы были сняты и сданы на металлолом последние 4 колокола: 3 (один был отлит в 1561 г. и 2 - в 1667 г.) - в 1929 г., 600-пудовый (1647) - в 1931 г. Из всех колоколов монастыря уцелел лишь снятый в 1925 г. 68-пудовый (1088 кг) колокол, украшенный барельефами - «дача царя Бориса Годунова и конюшего Димитрия Ивановича Годунова». С 1949 г. колокол находится на колокольне кафедрального храма свт. Иоанна Златоуста в Костроме. В 1918 и в нач. 30-х гг. XX в. большая часть годуновских вкладов в храмы И. м., а также родовые усыпальницы Годуновых были вывезены в ГОХРАН и в московские музеи (ГИМ, ГТГ, ГММК). Осенью 1934 г. И. м. посетила комиссия Наркомата просвещения РСФСР во главе с искусствоведом А. Н. Свириным. Комиссия вывезла из Троицкого собора в Москву Царское место, передав его в музей-заповедник «Коломенское». В авг. 1935 г. Костромской горсовет впервые в советское время выделил средства на реставрацию монастырских памятников архитектуры. В июле 1936 г. президиум горсовета постановил в 15-дневный срок убрать развалины Рождественского собора. В кон. 30-х гг. было принято решение об образовании в И. м. филиала городского музея под названием «Монастырь как феодал-крепостник Московского государства».

Во время Великой Отечественной войны в Троицком соборе размещались склады эвакуированного в авг. 1941 г. Ленинградского военно-инженерного уч-ща им. А. А. Жданова. В палатах бояр Романовых поселили беженцев и эвакуированных. В 1946 г. в И. м. по решению Костромского облисполкома был образован филиал обл. краеведческого музея. В 1949 г. Московская Центральная реставрационная мастерская приступила к реставрации И. м. В кон. 1950 г. в Костроме была создана Костромская специализированная научно-реставрационная производственная мастерская (КСНРПМ), сотрудники которой проводили реставрацию обители.

В нач. 50-х гг. XX в. мон-рь оказался в зоне, примыкавшей к создаваемому Костромскому водохранилищу. Чтобы спасти от затопления вост. часть Костромского р-на, в 1-й пол. 50-х гг. возвели 140-километровую защитную дамбу, с юга оказавшуюся непосредственно у стен обители. В 1956 г. в связи с пуском у г. Городца Горьковской ГЭС уровень Волги поднялся и мон-рь, ранее возвышавшийся над рекой на холме, оказался почти у воды. Под воду ушла Стрелка - коса у впадения р. Костромы в Волгу, историческому ландшафту близ И. м. был нанесен непоправимый ущерб. В 1955 г. из зоны затопления на территорию Нового города И. м. перевезли деревянные, стоящие на сваях Преображенский храм (нач. XVIII в.) из с. Спас (Спас-Вёжи) и 4 бани из с. Жарки. Они положили начало созданию Музея деревянного зодчества.

30 авг. 1958 г. по распоряжению Совета Министров РСФСР в И. м. был создан Костромской историко-архитектурный музей-заповедник. В кон. 50-х гг. из мон-ря началось выселение местных жителей (в 186 квартирах проживало 670 чел.). Во 2-й пол. 50-х - 70-х гг. на территории И. м. проводились ремонтные работы, в нач. 60-х гг. все главы Троицкого собора заново вызолотили, внутри собора реставраторы расчистили и укрепили фрески. В 1984 г. закончилась комплексная реставрация иконостаса. В кон. 50-х гг. на звонницу были установлены 6 колоколов, вывезенных из Никольской ц. с. Николо-Анфимово Парфеньевского р-на Костромской обл., самый большой весил свыше 122 пудов (почти 2 т.). В 1962-1970 гг. был отреставрирован архиерейский корпус.

В 60-х гг. XX в. все здания обители были заняты музеем: в братском корпусе разместилась экспозиция истории края периода феодализма, в свечном - периода капитализма, в архиерейском - периода социализма, в бывш. богадельне - экспозиция отдела природы. Большая личная роль в деле восстановления памятников И. м. принадлежит первому директору музея-заповедника М. М. Ореховой. В кон. 60-х гг. было разрушено находившееся близ И. м. здание бывш. монастырской церковноприходской Романовской школы.

1989-2004 гг.

Возрождение монастыря началось 23 нояб. 1989 г., когда в Троицком соборе еп. Костромской и Галичский Александр (Могилёв) совершил богослужение, 8 янв. 1991 г.- первую Божественную литургию. Решением Синода от 18 февр. 1992 г. И. м. был возрожден, 16 марта 1992 г. состоялась официальная регистрация монашеской общины. По постановлению главы администрации Костромы (17 апр. 1992) району, примыкающему к стенам обители, в 1918 г. переименованному в Трудовую слободу, было возвращено историческое название - Ипатиевская слобода. В мае 1993 г. мон-рь стал одним из мест проведения фестиваля «Вехи», посвященного 380-летию Дома Романовых. 17 июля 1991 г., в день очередной годовщины убийства имп. Николая II и его семьи, в Троицком соборе И. м. еп. Александр совершил Божественную литургию и заупокойную литию в память о погибших. С 2000 г. в ночь с 16 на 17 июля в И. м. регулярно совершается ночная Божественная литургия. С 1999 г. существует традиция покаянного крестного хода из Тихонова Лухского мон-ря в И. м., к-рый начинается 12 июля и прибывает в Кострому 16 июля для участия в поминальном богослужении в обители в ночь с 16 на 17 июля.

Первое богослужение в Троицком соборе по возрождении мон-ря. Фотография. 23 нояб. 1989 г.
Первое богослужение в Троицком соборе по возрождении мон-ря. Фотография. 23 нояб. 1989 г.

Первое богослужение в Троицком соборе по возрождении мон-ря. Фотография. 23 нояб. 1989 г.

В мае 1993 г. между администрацией Костромской обл. и Костромской епархией было подписано утвержденное Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и министром культуры РФ соглашение о совместном использовании комплекса зданий И. м. монашеской общиной и музеем-заповедником. 14 февр. 1994 г. Председатель Правительства РФ подписал распоряжение о передаче Костромской епархии Лазаревской ц., звонницы и свечного корпуса, входящих в комплекс И. м. В 1994 г. по согласованию администрации Костромской обл. и Костромской епархии вместо свечного корпуса епархии были переданы корпус над погребами и неск. помещений на 1-м этаже здания богадельни. 4 нояб. того же года, в день Казанской иконы Божией Матери, в Лазаревской ц. состоялось первое за много лет богослужение. 12 апр. 1996 г., в канун Пасхи, на звонницу было водружено 6 новых колоколов, самый большой из к-рых «Свет» весит 65 пудов (910 кг). Возрождение И. м. как правосл. обители ок. 15 лет происходило в сложной обстановке конфликта с руководством музея-заповедника. В местной и центральной прессе публиковались заявления различных общественных орг-ций и политических партий, деятелей культуры в защиту той или иной из сторон. Вероятно, одним из результатов этого противостояния стала трагедия 4 сент. 2002 г., когда по невыясненным причинам сгорела стоявшая в Новом городе уникальная деревянная Преображенская ц. из с. Спас. 23 сент. 2003 г. архиеп. Александр утвердил устав Костромского церковного историко-археологического музея (ЦИАМ), директором к-рого является наместник И. м.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II трижды посещал И. м. 8 мая 1993 г., 25 июля 1994 г. (в связи с празднованием 250-летия Костромской епархии) и 30 авг. 2002 г. (в связи с торжествами в честь 850-летия города и презентацией первых 4 томов «Православной энциклопедии»). 14 июля 1994 г., возвращаясь из эмиграции, И. м. посетил писатель А. И. Солженицын. На рубеже XX и XXI вв. возродилась и традиция посещения обители главами Российского государства. В обитель приезжали Президенты РФ Б. Н. Ельцин (19 июня 1998), В. В. Путин (23 марта 2005) и Д. А. Медведев (15 мая 2008).

2004-2011 гг.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 2009 г.
Ипатиевский мон-рь. Фотография. 2009 г.

Ипатиевский мон-рь. Фотография. 2009 г.
2 сент. 2004 г. Росимущество по поручению Президента РФ издало распоряжение о передаче зданий и помещений И. м. в ведение Костромской епархии. Епархии был передан весь комплекс зданий и строений обители (по распоряжению Росимущества от 30 дек. 2004 г.).

13 апр. того же года, в день памяти сщмч. Ипатия Гангрского, между администрацией Костромской обл. и Костромской епархией было подписано соглашение о «совместном использовании» Тихвинской иконы Божией Матери (в советское время образ хранился в запасниках музея, с 1993 находился в музейной экспозиции «Ризница Троицкого собора»). Накануне Пасхи 2004 г. Тихвинскую икону внесли в Троицкий собор обители и поместили в специально изготовленный дубовый киот в местном ряду иконостаса. В 2005 г. в И. м. вернулась др. святыня - частица ризы Господней. После революции ее хранили священнослужители; в 1990 г. прот. Павел Тюрин (настоятель Никольской ц. с. Николо-Трестино Костромского р-на) передал ее Костромскому еп. Александру. 4 нояб. 2005 г. святыня была возвращена в обитель. В тот же день архиеп. Александр освятил позолоченный крест на главу надвратного храма во имя святых Хрисанфа и Дарии. 15 нояб. состоялось водружение креста. 1 апр. 2008 г. в храме Хрисанфа и Дарии была совершена первая с 1919 г. литургия, 6 апр. архиеп. Александр совершил освящения этого храма. Весной 2006 г. на пожертвования принца Майкла Кентского (двоюродного брата англ. королевы Елизаветы II и внучатого племянника имп. Николая II) для И. м. был отлит колокол «Царь Михаил» весом 500 пудов (8 тонн). 2 мая 2006 г. состоялась торжественная церемония освящения мон-ря, 2 окт. 2008 г.- закладка храма в честь Рождества Пресв. Богородицы. 18 мая 2007 г. в свечном корпусе открылась экспозиция ЦИАМ, на открытии которой выступил Председатель ОВЦС, митр. Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев; с 2009 Патриарх Московский и всея Руси).

С 1993 г. наместником И. м. был игум. (с 1995 архимандрит) Иероним (Тестин), с 9 нояб. 1996 г.- иером. (с 1997 игумен, с 1998 архимандрит) Павел (Фокин). С 13 мая 2004 г. наместник - архим. Иоанн (Павлихин). В февр. 2011 г. в монастыре проживало ок. 10 насельников.

Арх.: РГАДА. Ф. 281; ГА Костромской обл. Ф. 132 (Костромской архиерейский дом). Оп. 1. Д. 4 (Сметы и запись расхода на ремонт монастырских зданий, сост. архит. Мичуриным. 1742); Д. 156 (Дело о строении в кафедральном преосвященном доме от покоев архиерейских к соборной Троицкой ц. вместо старых деревянных вновь каменных переходов. 1777); Ф. 558. Оп. 2. Д. 134 (Дозорная книга Костромы 1664-1665); Ф. 712. Оп. 1. Д. 133 (Доклады правления Ипатьевского мон-ря о ремонтах в Троицком соборе. 1841); Д. 645 (Метрические сведения об Ипатьевском мон-ре. 1887); Оп. 2. Д. 239 (Описание имущества Ипатиевского мон-ря при архим. Пимене. 1736); Д. 371 (Контракт между наместником Варфоломеем и посадскими людьми о строительных работах в Троицком соборе. 1756); РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. Д. 34 (Переписная книга церк. утвари Костромского Ипатьевского мон-ря. 1701); Ч. 2. Д. 3489 (О построении в Ипацком мон-ре разных зданий. 1711); КГИАХМЗ. ВХ 119 (Книги описные Троицкому Ипатскому обретающемуся при Костроме мон-рю. 1736).
Ист.: Вознесенский Е. П. Восп. о путешествиях высочайших особ, благополучно царствующего дома Романовых, в пределах Костромской губ. Кострома, 1859; Крживоблоцкий Я. Мат-лы для географии и статистики России, собр. офицерами Ген. штаба. СПб., 1861. Т. 12: Костромская губ. С. 454-458; Миловидов И. В. Содержание рукописей, хранящихся в архиве Ипатьевского мон-ря. Кострома, 1887-1888. 2 вып.; Соколов М. И. Переписные книги костромского Ипатиевского мон-ря 1595 г. М., 1890; Лихачёв Н. П. Отрывок из расходных книг костромского Ипатьевского мон-ря (ок. 1553 г.) // Сб. Археогр. ин-та. СПб., 1895. Т. 6; Шумаков С. А. Сотницы, грамоты и записи. М., 1903. Вып. 2. С. 5-6, 12-19; Летопись костромского Богоявленского мон-ря. М., 1909. С. 15-17; Акт осмотра Троицкого собора в Костромском Ипатьевском мон-ре 5-8 мая 1910 г. // ИИАК. 1911. Вып. 39. С. 77-87; Холмогоров В. И., Холмогоров Г. И. Мат-лы для истории сел, церквей и владельцев Владимирской губ.: Отд. 3-й. Вып. 6. М., 1911. С. 16; они же. Мат-лы для истории сел, церквей и владельцев Костромской губ.: Отд. 3-й для Костромской и Плёсской десятин. М., 1912. Вып. 5. С. 5-6, 29-31, 43-44, 48-49, 55-56, 63, 76, 97-102, 161-162, 200-202; Высочайшая грамота костромскому Ипатиеву Троицкому муж. первокл. мон-рю // Костромские ЕВ. 1913. № 5. Отд. офиц. С. 90; Виноградов Н. Н. Мат-лы по истории, археологии, этнографии и статистике Костромской губ. Кострома, 1915. Вып. 8. С. 13-14; Голубцов И. А. Две данные грамоты XV-XVI вв. костромскому Ипатьевскому мон-рю // Вопросы соц.-экон. истории и источниковедения периода феодализма в России. М., 1961. С. 229-236; АСЭИ. 1964. Т. 3. № 228-235. С. 248-258; Антонов А. В. Акты Костромских мон-рей и церквей XV - нач. XVII вв. // РД. 1997. Вып. 1. С. 114-152; он же. Костромские мон-ри в док-тах XVI - нач. XVII в. // Там же. 2001. Вып. 7. С. 53-186; Венчание с Россией: Переписка вел. кн. Александра Николаевича с имп. Николаем I. 1837 г. М., 1999. С. 39; АСЗ. 2002. Т. 3; Писцовая книга г. Костромы 1627/28-1629/30 гг. Кострома, 2004. С. 327-333.
Лит.: Свиньин П. П. Ипатиевский мон-рь // Отеч. зап. СПб., 1820. Ч. 1. № 1. С. 1-44; он же. Картины России и быт разноплеменных ее народов. СПб., 1839. С. 135-145; Павел (Подлипский), еп. Описание костромского Ипатиевского мон-ря. М., 1832; Погодин М. П. Дорожные записки // Москвитянин. 1841. Ч. 6. № 12. С. 247-249; Андроников П. И. Имп. Александр II в Костромской стороне. Кострома, 1858. С. 12; Диев М. Я., прот. Ист. описание костромского Ипатского мон-ря. М., 1858; Вознесенский Е. П., свящ. Восп. о путешествиях высочайших особ благополучно царствующего имп. дома Романовых в пределах Костромской губ., в XVII, XVIII и текущем столетиях. Кострома, 1859; Макарий (Миролюбов), архиеп. Вклады Годуновых в Ипатиевском мон-ре // ИИАО. 1861. Т. 3. Вып. 3. Стб. 231-237; Ипатиевский мон-рь // Памятная кн. Костромской губ. на 1862 г. Кострома, 1862. С. 286-290; Милютин В. А. О недвижимых имуществах духовенства в России. М., 1862; Ипатиевский мон-рь со времени учреждения штатов до его восстановления в 1835 г. // Костромские ГВ. 1863. № 34. Ч. неофиц. С. 223-224; Самарянов В. А. Памятная кн. для Костромской епархии. Кострома, 1868. С. 91-102; он же. Палаты бояр Романовых или дворец царя Михаила Феодоровича в костромском кафедр. первокл. Ипатиевском мон-ре. Рязань, 1892; Островский П. Ф., прот. Ист.-стат. описание Костромского первокл. кафедр. Ипатиевского мон-ря. Кострома, 1870; Покровский Н. В. Ипатиевская лицевая Псалтирь 1591 г. // ХЧ. 1883. Ч. 2. № 11/12. С. 594-628; он же. Древности костромского Ипатьевского мон-ря // ВАИ. 1885. Вып. 4. С. 1-34; он же. Памятники церк. старины в Костроме // Там же. 1909. Вып. 19. С. 1-32; Сторожев В. Н. К истории сельскохозяйственного быта костромских Ипатиевского и Богоявленского мон-рей. М., 1894; Яцковская С. Костромской Ипатьевский мон-рь, колыбель Дома Романовых. М., 1896; Рождественский С. В. Служилое землевладение в Московском гос-ве XVI в. СПб., 1897; Рожков Н. А. Сельское хоз-во Московской Руси в XVI в. М., 1899; Сырцов И. Я., прот. Усыпальницы бояр Годуновых в костромском Ипатьевском мон-ре. М., 1902; Баженов И. В. Костромской Ипатиевский мон-рь: Ист.-археол. очерк. Кострома, 1909; он же. Где Михаил Феодорович с матерью инокинею Марфой (Романовой) нашел безопасное для себя убежище от преследования поляков в начале 1613 г.? Кострома, 1911; Церкви Костромской епархии: По данным архива Имп. археол. комиссии. СПб., 1909. С. 38-45; Оловянишников Н. Н. История колоколов и колокололитейного искусства. М., 19122. С. 89; Белов Е., псевд. [Шамарин Е. И.] Казань. Н. Новгород. Кострома. М., 1913. С. 69-72; Виноградов Н. Н. Празднование 300-летия царствования Дома Романовых в Костромской губ. 19-20 мая 1913 г. Кострома, 1913. С. 45-69; Высочайшее посещение г. Костромы Их Имп. Величествами с августейшей семьей 19 и 20 мая 1913 г. // Костромские ЕВ. 1913. № 11. С. 345-350; Высочайший прием депутации костромского Ипатиевского мон-ря // Там же. № 3. С. 47-48; Дунаев Б. И. Кострома в ее прошлом и настоящем по памятникам искусства. М., 1913. С. 16-42; Костромской Ипатиевский мон-рь. Кострома, 1913; Лукомский Г. К., Лукомский В. К. Кострома. СПб., 1913. С. 37-39, 141-146, 180-181; Бабель И. Э. Конец св. Ипатия // Правда. 1924. 3 авг.; Игрище: (Открытие стадиона ОДУС) // Сев. правда. Кострома, 1925. 10 июня; Прошлое и настоящее Костромского края. Кострома, 1926. С. 127-129; Строится здание коммуны: (Открытие антирелиг. музея) // Сев. правда. 1927. 11 нояб.; Разумеев Ф. С. Большое достижение: (Год работы Костромского антирелиг. музея) // Безбожник у станка. М., 1929. № 2. С. 22-23; Генкин Л. Б. Ярославский край и разгром польск. интервенции в Моск. гос-ве в нач. XVII в. Ярославль, 1939. С. 104-106, 118-122; Веселовский С. Б. Из истории древнерус. земледелия: Род Д. А. Зернова (Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы-Зерновы) // ИЗ. 1946. Т. 18. С. 56-91; он же. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 176-188; Иванов В. Н., Фехнер М. В. Кострома. М., 1955. С. 34-45; Ерошин Н. П. «Ипатьевский мон-рь»: Путев. Кострома, 1959; Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного гос-ва в XIV-XV вв. М., 1960; Кострома: Путев.-справ. Кострома, 1963. С. 307-335; Флоря Б. Н. О нек-рых источниках по истории местного управления в России XVI в. // АЕ за 1962 г. М., 1963. С. 92-97; Масленицын С. Кострома. Л., [1969]. С. 8-25, 52-66, 85-96, 105-114, 116-119, 122-133; Бочков В. Н., Тороп К. Г. Кострома: Путев. Ярославль, 1970. С. 58-95; Иванов В. Н. Кострома. М., 1970. С. 44-88. 19782. С. 52-114; Постникова-Лосева М. М. «Образ Дмитриев удет золотой» // ДРИ. М., 1970. [Вып.:] Худож. культура Москвы и прилежащих к ней княжеств, XIV-XVI вв. С. 473-477; Чернецов Г. Г., Чернецов Н. Г. Путешествие по Волге. М., 1970. С. 35-37; Муравьева Л. Л. Деревенская промышленность центр. России 2-й пол. XVII в. М., 1971. С. 85-87; Кудряшов Е. В. Архит. памятники Ипатьевского мон-ря XVI-XVII вв. // Краеведческие зап. / КИАХМЗ. Ярославль, 1973. Вып. 1. С. 63-77; Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ в Сов. России (1917-1921). М., 1975. С. 147; Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в 1-й четв. XVIII в. М., 1977. С. 44. 169, 178, 230; Захаров А. Н. Землевладение костромского Троице-Ипатьева мон-ря в XV-XVI вв. // Проблемы истории СССР. М., 1980. Вып. 11. С. 19-30; он же. Один из способов роста монастырского землевладения в кон. XVII в. // ВИ. 1995. № 5/6. С. 173-175; он же. Крупная феод. вотчина Костромского края в XVI-XVII вв.: (По мат-лам костромского Троицкого Ипатьевского мон-ря): АКД. М., 1997; он же. Государственные повинности Ипатьевского мон-ря в кон. XVII в. по мат-лам костромской переписной книги монастырского приказа 1701-1703 гг. // Краеведческие зап. Кострома, 2003. Вып. 6. С. 38-43; Кострома: Путев. Ярославль, 1983. С. 144-171; Брюсова В. Г. Гурий Никитин. М., 1982. С. 169-207; она же. Ипатьевский мон-рь. М., 1982; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 15-18; Разумовская И. М. Кострома. Л., 1989. С. 23-34, 66-72, 98-106; Славина Т. А. К. Тон. Л., 1989. С. 144-147; Мышкин К. Епархия - музей-заповедник: Конфронтация или сотрудничество // Костромские вед. 1990. 5 окт.; Тороп К. Г., Каткова С. С. Возрожденные шедевры // Памятники Отечества. М., 1991. № 1(23). С. 24-37; Рубанкова Г. Ипатьевский мон-рь: Великое противостояние // Костромские вед. 1992. 15 июля; Нам кажется, пора остановиться: Обращение сотрудников КИАХМЗ к общественности г. Костромы и области // Костромской край. 1992. 18 сент.; Чернецов А. В. Золоченые двери XVI в.: Соборы Московского Кремля и Троицкий собор Ипатьевского мон-ря в Костроме. М., 1992; Заботкина О. К вопросу о вотчинном землевладении костромского Ипатьевского мон-ря (XVI-XVIII вв.) // Краеведческие зап. Кострома, 1993. Вып. 5. С. 14-19; Слепынина Л. Ю. История колоколов Ипатьевского мон-ря // «Минувшее, сливаясь с настоящим…»: IV Тихомировские чт. Ярославль, 1993. С. 19-21; Баталов А. Л. Моск. каменное зодчество кон. XVI в. М., 1996; Васильев Л. С. Церковь Рождества Богородицы Ипатьевского мон-ря // Светоч: Альм. Кострома, 1996. С. 54-56; Румянцева О. Реставрация Ипатьевской обители // Там же. С. 57-60; Памятники архитектуры Костромской обл.: Кат. Кострома, 1998. Вып. 1. Ч. 3. С. 4-36; Васильев Л., Зонтиков Н. Правильно ли мы датируем Троицкий собор Ипатьевского мон-ря? // Сев. правда. 2001. 11 окт.; Каткова С. С. Иконостасы храмов Ипатьевского мон-ря по переписным книгам 1595 г. // Она же. Века и судьбы: Сб. ст. Кострома, 2001. С. 68-81; она же. Иконостас Троицкого собора Ипатьевского мон-ря сер. XVII в. // Там же. С. 82-107; она же. Иконостасы 1756-1758 гг. // Там же. С. 108-135; она же. Наружные росписи Троицкого собора Ипатьевского мон-ря // Светоч: Альм. 2008. № 3. С. 67-75; она же. Наружные росписи Троицкого Ипатьевского монастыря. Закомары // Светоч: Альм. Кострома, 2009. № 5. С. 183-188; Кострома: Ист. энциклопедия / Под ред. А. К. Шустова. Кострома, 2002. С. 208-209, 211-214, 247-252; Костромские святыни. Кострома, 2002. С. 18-33; Куколевская О. С. Ипатьевский мон-рь: Путев. М., 2003; она же. Тихвинская икона Богоматери (XVI в.) - чтимый образ Ипатьевского мон-ря // Краеведческие зап. 2003. Вып. 6. С. 177-187; она же. Стенопись Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. М., 2008. 2 т.; она же. 2009. Драгоценные оклады чудотворной Тихвинской-Ипатьевской иконы Божией Матери костромского Ипатьевского мон-ря // Светоч: Альм. Кострома, 2009. № 5. С. 188-195; Куколевская О. С., Трехсвятская Т. П., Чугунов Е. А. Ипатьевский мон-рь: Альбом. М., 2003; Рогов И. В., Уткин С. А. Ипатьевский мон-рь: Ист. очерк. М., 2003; Кабатов С. А., Лебедев А. А. Захаб Св. ворот Ипатьевского мон-ря: (По итогам археол. исследований) // Рос. провинция в динамике ист. развития: Взгляд из XXI в.: Сб. ст. XI межрегион. науч. конф. Кострома, 2004. Ч. 2. С. 25-34; Костромская икона XIII-XIX вв. М., 2004. С. 467-469, 472-479, 481-486, 497-499, 510-512, 523, 541; Кузьмин А. В. Фамилии, потерявшие княжеский титул в XIV - 1-й трети XV в. // ГДРЛ. 2004. Вып. 11. С. 701-783; Сапрыгина Е. В. Ипатьевская летопись в Костроме // Она же. Стражи времени. Кострома, 2005. С. 374-378; Мусин А. Е. Вопиющие камни: Рус. Церковь и культурное наследие России на рубеже тысячелетий. СПб., 2006. С. 211-232; Зонтиков Н. А. Когда и кем был основан Ипатиевский мон-рь? // Костромская земля: Краевед. альм. Кострома, 2007. Вып. 6. С. 7-19; Антыпко М. И. Врата с золотой наводкой из Троицкого собора Ипатьева мон-ря и древнерус. традиция оформления храмовых врат // Иконографические новации и традиция в рус. искусстве XVI в.: Сб. ст. памяти В. М. Сорокатого. М., 2008. С. 251-266. (Тр. ЦМиАР; 3); Иванов Е., свящ. Воссоздание монастырского храма // Костромские ЕВ. 2008. № 5. С. 14-21; Ходанов М., прот., Бугаевский А. В. Колыбель Дома Романовых: Церк.-ист. очерк о Св.-Троицком Ипатьевском мон-ре. М., 2008; Виноградова С. Г. Образ Троицы в Ипатьевском мон-ре: (К вопросу о Годуновских вкладах) // Светоч: Альм. 2009. № 5. С. 204-211.
Н. А. Зонтиков, Д. Б. К.
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Настоятели монастырей Русской Православной Церкви Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Библиотеки монастырские Иконостасы Некрополи Настенная роспись (Россия) Ипатиевский [Ипатской, Ипацкой, Ипатиев, Ипатьев, Ипатьевский] во имя Святой Троицы мужской монастырь (Костромской и Галичской епархии)
См.также:
ВАРНИЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ СЕРГИЕВ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в пос. Варницы, ныне в черте г. Ростова Ярославской обл., подворье Троице-Сергиевой лавры (с 1995)
ВОЗМИЦКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ [Возмищский, Возмищенский, Возминский], находился в Ламском стане (совр. Волоколамский р-н Московской обл.)
ДАЛМАТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Курганской и Шадринской епархии), в г. Далматове Курганской обл.
ДАНИЛОВ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО ДАНИИЛА СТОЛПНИКА МОСКОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Данилов Во Имя Преподобного Даниила Столпника Московский Мужской Монастырь (ставропигиальный МП РПЦ)
ЕВФИМИЕВ СУЗДАЛЬСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Суздале Владимирской обл.
ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский
ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
КАНДАЛАКШСКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Кольском у. Архангелогородской пров. и губ.
КИЕВСКИЙ ВЫДУБИЦКИЙ ВО ИМЯ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (в честь Чуда арх. Михаила в Хонех), находился в Киеве
КИРИЛЛОВ НОВОЕЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился на Красном (Огненном) о-ве Нового оз. (Новоозера, ныне Новозеро), в 30 верстах от г. Белоозеро (ныне Белозерск Вологодской обл.)
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРОВ СВИРСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (С.-Петербургской и Ладожской епархии)
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА С-Петербургской митрополии
АНДРЕЯ АПОСТОЛА СКИТ (Серагион), на г. Афон, XIX в.
АНДРОНИКОВ В ЧЕСТЬ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Москве на лев. берегу Яузы, осн. ок. 1358 г.
БЕЛЁВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Тульской епархии (с 1525 г.)