Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

АРХЕОЛОГИЯ БИБЛЕЙСКАЯ
Т. 3, С. 506-517 опубликовано: 22 февраля 2009г.


АРХЕОЛОГИЯ БИБЛЕЙСКАЯ

отрасль библеистики, изучающая Свящ. Писание в свете открытий, совершаемых археологией на Др. Востоке - в М. Азии, Месопотамии, Вост. Средиземноморье, Египте и др. связанных с ними территориях. Хронологически охватывает эпоху позднего каменного, бронзового и раннего железного веков вплоть до поздней античности (в лит-ре XIX в. можно встретить иные рамки, напр., до сер. I тыс. до Р. Х.). В основном А. б. занята событиями, описанными в ВЗ, памятники эпохи НЗ и ранней Церкви выделяются в особую отрасль археологии христ. Причины этого кроются в продолжительности ветхозаветного периода, в сложности изучаемых исторических процессов, в отсутствии прямых исторических источников вне ВЗ. НЗ, напротив, отразил краткий и хорошо документированный период истории Средиземноморья в эпоху господства Рима.

Понятие А. б. возникло в сер. XIX в., когда появились первые научные исследования древностей Ближ. Востока и первые опыты их сопоставления с текстами Свящ. Писания. Именно задача такого сопоставления выделяет А. б. из общего круга наук о Др. Востоке, к к-рому она принадлежит. Целью А. б. в наст. время признается: достижение более полного знания исторического и культурного контекста Библии, т. е. той обстановки, в к-рой происходили исторические события, нашедшие отражение в Свящ. Писании; углубление понимания самого священного текста благодаря научному анализу материальной культуры и обнаружению новых письменных источников. Последние (глиняные таблички с клинописью, остраконы, папирус и пергамен, лапидарная эпиграфика) анализируются в основном историками, лингвистами, филологами и богословами. Однако в сферу археологии эти письменные источники включаются вполне закономерно, в ее ведении остается процесс их полевого открытия, она же отвечает за фиксацию контекста, в к-ром источник обнаружен, за реконструкцию и первичную трактовку этого контекста, за археологическую датировку и воссоздание связей письменного текста с миром материальной культуры, отразившим социальную, хозяйственную и др. обстановку своей эпохи.

История

А. б., с одной стороны, почти полностью совпадает с ходом археологического изучения Ближ. Востока, с др.- характеризуется попытками богословов применить и осмыслить полученные археологией знания.

2-я пол. XVIII - 1-я треть XIX в. является границей донаучного и научного этапов в истории открытий в сфере А. б. Научный этап подразделяется на период XVIII в.- 20-х гг. XX в., когда доминировали исследования в Египте и Месопотамии, и сиро-палестинский период, когда раскопки велись в М. Азии, Сирии, Иордании и Св. земле (его начало приходится на рубеж XIX-XX вв.).

Донаучный этап

Интерес к памятникам тех событий, о к-рых рассказывает Библия, отмечен с эпохи поздней античности у иудеев, христиан, а по возникновении ислама и у мусульман. Он отражен в попытках создания историко-географических сводов («Иудейские древности» Иосифа Флавия, «De situ et nominis locorum hebraicorum» блж. Иеронима, «Ономастикон» Евсевия Кесарийского) и в паломнической лит-ре (итинерариях, хождениях и т. п.). В ряду последних выделяются тексты ранневизант. эпохи и сочинения таких путешественников XII в. по Востоку, как рус. игумен Даниил, испан. раввин Вениамин Тудельский и пилигримы-католики, хлынувшие в Св. землю вслед за крестоносцами (см. Паломничество). С эпохи Великих географических открытий XV-XVI вв. начинается развитие библейской географии на основе трудов европ. путешественников (Ф. Шмида, Л. Раухвольфа и др.). В XVII-XVIII вв. делаются первые попытки фиксации памятников. К. Нибур систематически описал древности Месопотамии, А. Роланд - Палестины. В 1805 г. У. Зеетцен открыл места Кесарии, Аммона, Герасы, в 1812 г. И. Л. Буркхардт посетил Петру и др.

Начало научного изучения. Месопотамо-егип. период

Главным шагом к научному изучению вост. древностей в 1-й пол. XIX в. стали работы по расшифровке ассиро-вавилонской клинописи и егип. иероглифического письма. Одновременно европ. дипломаты, военные инструкторы и путешественники делали первые попытки обмеров и раскопок в «библейских странах», заложив начало археологических исследований таких памятников, как Вавилон, библейский Аскалон, гробницы фараонов и храмы Египта, Бехистунская надпись, Ниневия (Куюнджик) и Хорсабад с дворцом Саргона II, а затем и Нимруд.

С работ П. Э. Ботта в Ниневии (1842-1846) и О. Г. Лейарда в городах Вавилонии (1845-1848) началась месопотамская археология. Был обнаружен ряд важных для библейской истории памятников: «черный обелиск» с описанием войн ассир. царя Салманасара III, в т. ч. и с Израильским царством; изображение осады Лахиша, найденное во дворцах Синаххериба на Куюнджике, а главное - библиотека Ашшурбанипала, в к-рой хранились клинописные тексты вавилонской эпохи. В 1850 г. Лофтус продолжил описание памятников в долине Евфрата, начав с библейского Ереха (Урук).

Сиро-палестинский период

Э. Робинсон. Гравюра. 1889 г.
Э. Робинсон. Гравюра. 1889 г.

Э. Робинсон. Гравюра. 1889 г.
В сер. XIX в. археология Др. Египта, М. Азии и Сиро-Палестинского региона делала только первые шаги: в Египте в 1842-1845 гг. работала прусская экспедиция (К. Р. Лепсиус), опубликовавшая свои исследования «Denkmäler aus Aegypten und Aethiopien» (12 т.); в 1850 г. в Египет за копт. рукописями отправился О. Ф. Мариет; в М. Азии Британский музей начал раскопки Эфеса.

Особенно важными для развития А. б. были исследования в Св. земле, однако работы здесь продвигались медленно. Научный этап начался с путешествия по Палестине в 1838 г. амер. гебраиста Э. Робинсона и миссионера Э. Смита. Они на месте описали ряд археологических памятников, отождествив их с известными из Библии городами (Robinson E., Smith E. Biblical Research of Palestine and Adjacent Regions. N. Y., 1841-1842, 1956. 3 vol.). Дело продолжил нем. исследователь Т. Тоблер и француз В. Герен, начавший в 1852 г. проект по нанесению памятников на карту и их обмеру. Картографирование памятников Зап. Палестины в 1871-1878 гг. провели К. Р. Кондер и Г. Г. Китчинер; Хаурана и Сев. Иордании в 1896-1901 гг.- Г. Шумахер и А. Мусил; значительно позже Юж. Иордании и пустыни Негев - Н. Глюк.

Н. Глюк
Н. Глюк

Н. Глюк

Важным шагом стало основание в 1865 г. Палестинского исследовательского фонда для изучения Иерусалима. Раскопки здесь велись уже с 1848 г., когда Л. Ф. де Сольси расчистил урочище «царских гробниц» (могилы царей Адиабены). Научное изучение топографии и истории города начали в 60-х гг. XIX в. сотрудники фонда, брит. офицеры Ч. Уоррен и Ч. Уилсон. Де Сольси и Уоррен не были археологами, поэтому их работа в Иерусалиме и Иерихоне оказалась малорезультативной и породила путаницу: памятники эпохи Ирода Великого (I в. до Р. Х.) приписывали царю Соломону, а Телль-эль-Фуль (крепость Маккавеев) была отнесена к эпохе крестовых походов. В 1872-1878 гг. для обследования Зап. Палестины Палестинским исследовательским фондом была организована экспедиция под рук. Китчинера и Кондера; книги последнего о результатах его работ служили мн. поколениям исследователей и сохранили значение до наст. времени.

Значительным событием в истории становления А. б. были находки Ш. Клермон-Ганно, франц. консула в Палестине (с 1867), к-рый заложил основы палестинской эпиграфики, введя в научный оборот ряд важнейших для А. б. объектов: стелу моавитского царя Меши, надпись на греч. языке, запрещающую неевреям вступать во двор иерусалимского храма, граффити на оссуариях; он же отождествил руины г. Гезера и др. В 60-х гг. XIX в. в исследования древнего Иерусалима включились рус. ученые. Возглавив в 1865 г. Русскую духовную миссию в Иерусалиме, архим. Антонин (Капустин) организовал раскопки и публикацию их итогов на передовом для своего времени научном уровне. Им был открыт второй обвод городской стены (445 до Р. Х.), «Судные врата» и часть конструкций базилики имп. Константина (см. в статьях «Иерусалим», «Гроба Господня храм»). В те же годы проф. КДА А. А. Олесницкий начал издавать очерки древностей Палестины (Судьба древних памятников Св. земли. СПб., 1875; Ветхозаветный храм в Иерусалиме. СПб., 1889, и др.). Базовую роль в их натурном изучении играло имп. Палестинское православное об-во (с 1882). В 90-х гг. XIX в. им был поддержан ряд экспедиций в Св. землю под рук. Н. П. Кондакова, М. И. Ростовцева, Н. Я. Марра, в 10-х гг. XX в. предполагалось открыть рус. археологический ин-т в Иерусалиме (см. Беляев Л. А. и др. Церковная наука: Библейская археология // ПЭ. Т.: РПЦ. С. 435-437).

В кон. XIX - нач. XX в.

Клинописный текст с описанием потопа. Эпос о Гильгамеше. Нач. II тыс. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)
Клинописный текст с описанием потопа. Эпос о Гильгамеше. Нач. II тыс. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)

Клинописный текст с описанием потопа. Эпос о Гильгамеше. Нач. II тыс. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)
изучение древностей, имеющих значение для А. б., ускорилось. Это имело вненаучные геополитические предпосылки (ослабление Турции, «освоение» Ближ. Востока европ. гос-вами) и было связано с формированием методов научной археологии, с потребностью богословов на основании археологических источников опровергнуть выводы гиперкритиков (см. Гиперкритицизм).

Диспропорция в развитии полевых исследований еще сохранялась: первенство оставалось за объектами Месопотамии и Египта, земли к-рых были лучше изучены, а памятники давали множество письменных источников. В 1872 г. среди 25 тыс. текстов из б-ки Ашшурбанипала был обнаружен вавилонский вариант описания потопа «Эпос о Гильгамеше»; недостающую часть текста эпоса нашел Дж. Смит в Куюнджике.

Табличка из амарнского архива. XIV в. до Р. Х.
Табличка из амарнского архива. XIV в. до Р. Х.

Табличка из амарнского архива. XIV в. до Р. Х.

В Ниневии были найдены глиняная призма с анналами Ашшурбанипала и 4 цилиндра с описанием походов Синаххериба, в т. ч. вторжения в Иудею и осады Иерусалима. Последовали и открытия более древних памятников Шумера, систематическое исследование Вавилона Р. Кольдевеем (1899-1917), воссоздавшим структуру укреплений, жилых кварталов, дворцов и храмов города, открытие Ч. Л. Вулли г. Алалаха за р. Оронт. В нач. XX в. появилась хеттология: в 1906 г. нем. ученый Г. Винклер приступил к работам в Сидоне и Богазкёе, но тексты из Богазкёя, написанные на хеттском языке, расшифровал лишь через 10 лет чеш. ученый Ф. Грозный.

С 80-х гг. XIX в. начался новый расцвет археологии в Египте. В 1887 г. были случайно открыты в руинах Телль-эль-Амарны первые таблички с амарнскими письмами, содержащими новые сведения о жизни и политике Египта и древнего Ханаана до его заселения древними евреями.

Сотрудники Американской школы исследований Востока. Иерусалим. 30-е гг. ХХ в.
Сотрудники Американской школы исследований Востока. Иерусалим. 30-е гг. ХХ в.

Сотрудники Американской школы исследований Востока. Иерусалим. 30-е гг. ХХ в.

В Сиро-Палестинском регионе период разведок надолго затянулся. Хотя в 70-80-х гг. XX в. здесь возникли Американское Палестинское исследовательское об-во, лютеран. Германский Палестинский союз (1877), рус. Православное Палестинское об-во (1882), доминиканская Французская школа библейских и археологических исследований (1894), францисканская Библейская школа, а позже «школы» в Иерусалиме (Германский евангелический ин-т изучения древностей Св. земли, Американские школы исследований Востока (1900), Британская археологическая школа в Иерусалиме (1919)), они не смогли организовать на научной основе долговременные раскопки на крупных объектах. Тем не менее проведенные ими разведывательные работы позволили продолжить традиц. реконструкцию исторической географии Палестины, что привело к созданию классического труда Дж. Смита (The Historical Geography of the Holy Land. N. Y., 18973).

Сэр Флиндерс Питри
Сэр Флиндерс Питри

Сэр Флиндерс Питри

Лишь в 1890 г. Питри перенес в Палестину ранее отработанную на егип. памятниках методику исследований. Для организации научных раскопок он выбрал Телль-эль-Хеси, к-рый отождествлял с Лахишем (в наст. время ясно, что это библейский Еглон). Здесь был сделан вертикальный разрез, определены и зафиксированы последовательные культурные слои с присущей каждому из них керамикой. Амер. исследователь Ф. Дж. Блисс утвердил и развил принципы Питри на Телль-эль-Хеси, составив хронологическую «шкалу Питри-Блисса 1894 года» начиная с 1500 г. до Р. Х. Это была первая, хотя и локальная стратиграфическая шкала с относительными датами, полученными путем анализа керамики. На длительный период эта шкала стала основой для определения датировок памятников. Свой вклад в работы на Св. земле внес и первооткрыватель важной для истории Палестины Минойской цивилизации А. Эванс и его архит. Ф. С. Дики, работавшие в Иерусалиме (1894-1900, в 1894-1897 вместе с Блиссом) и на памятниках Шефелы - юго-зап. равнинной части Палестины (Телль-эс-Сафи, Телль-эз-Захария, Телль-эль-Джудейде, Телль-Сандаханна). Вышедшие уже в нач. XX в. отчеты Блисса и Дики можно считать образцами научной тщательности для того времени (A Mount of Many Cities. L., 1894).

Р. Макалистер при работах в Гезере (1902-1909) пренебрегал стратиграфией, фиксацией и даже обмерами, и памятник был поврежден. Не были особенно успешны работы австр. ученого Э. Зеллина на Таанахе (см. Фаанах) (1901-1904). Усилиями нем. ученых были организованы работы в Мегиддо (Телль-эль-Мутеселлим), во время к-рых открыли «печать Иеровоама» (под рук. Г. Шумахера, 1903-1905). В 1907 г. группа ученых обследовала синагоги Галилеи, позже Х. Коль и К. Ватцингер начали работы на храме Баальбека. Они изучали также руины античных синагог (Kohl H., Watzinger C. Antike Synagogen in Galilaea. Lpz., 1916, 19753). Кроме того, Ватцингером и Зеллином велись раскопки ветхозаветного Иерихона (1907-1909, Телль-эс-Султан).

Иерихон. Каменная башня. VIII–VII тыс. до Р. Х.
Иерихон. Каменная башня. VIII–VII тыс. до Р. Х.

Иерихон. Каменная башня. VIII–VII тыс. до Р. Х.

Поворотным пунктом в развитии А. б. перед первой мировой войной считаются работы экспедиции Гарвардского ун-та под рук. Дж. Рейснера (совместно с К. С. Фишером) в Самарии (1908, 1910-1911). Д. Макензи, возглавивший раскопки в Бет-Шемеше (см. Вефсамис) (Телль-эр-Румейлех, 1911-1912), выявил большое количество фрагментов эгейской («филистимской») керамики. Были обнаружены места неск. библейских городов: в 1913 г. Ватцингер и Зеллин открыли Сихем (Телль-Балата) вместе с самарийским храмом на горе Гаризим (работы продолжались до 1934).

В кон. XIX в. произошло расширение зоны археологических поисков на территориях, связанных с новозаветной историей. Если в сер.- 2-й пол. XIX в. следы первых христиан искали почти исключительно в Риме, то к концу столетия их обнаружили в М. Азии, в Греции, на Балканах и в Египте. У. Рамсей сделал в М. Азии важнейшие открытия, подтвердив историко-географическую достоверность Евангелия от Луки; его работы повлияли на развитие и популяризацию христ. археологии. Не менее значительным было возникновение папирологии. На рубеже 80-90-х гг. XIX в. в результате раскопок Питри нашел тексты на папирусах в Файюме, в 1895 г. Б. Гренфелл и А. Хант обнаружили первые раннехрист. тексты в Оксиринхе под Каиром. Эти тексты дали необходимые для лингвистических и исторических интерпретаций сведения, позволили изучить общегреч. диалект. Не менее важны были находки арам. папирусов V в. на о-ве Элефантина.

Межвоенные годы

(Особенно 1920-1935) называют «золотым веком» ближневост. археологии. После первой мировой войны были открыты для археологических работ земли бывш. Турецкой империи, на управление к-рыми получили мандаты Англия и Франция. На Ближ. Востоке находили все большее применение методы раскопок, разрабатываемые доисторической и классической археологиями. Особое значение имели возросший интерес к археологии, а также продолжение богословской полемики между «модернистами» и «традиционалистами».

С 20-х гг. XX в. открытия следовали одно за другим: Эль-Амарна (где начал работы Дж. Пендлбери) и Библ (библ. Гевал), порт древней Финикии, где П. Монте открыл гробницу с саркофагом царя Ахирама (см. Ахирама саркофаг), Бет-Шеан в Десятиградии, где К. С. Фишер, А. Роу и Г. Фицджералд вскрыли слои до III тыс. до Р. Х.; Ч. Л. Вулли (до 1914 руководил работами в Кархемише) возглавил экспедицию Британского музея (до 1934) на руинах Ура, города Авраама (Ур, или Телль-эль-Мукайяр); 1925 г.- открытие «архива» в Нузи, содержащего сведения об эпохе ветхозаветных патриархов (Йорган-Тепе, сев. Багдада, у гор Юж. Курдистана).

У. Ф. Олбрайт
У. Ф. Олбрайт

У. Ф. Олбрайт

Для развития археологии Св. земли благоприятное время началось с установления брит. мандата (1917). Были созданы органы охраны памятников, аналогичные брит. (Палестинский департамент древностей). Особое значение имело начало работ Американских школ исследования Востока под рук. У. Олбрайта. Прибыв в Иерусалим в 1919 г., он организовал работы на Телль-эль-Фуль и Кириаф-Сефере (1922). Его ученики работали также на Бет-Цуре (см. Беф-Цур), Телль-Бейт-Мирсиме, Бет-Шемеше и др. Территория раскопок быстро расширялась, работы проводились в Рас-Шамре (Угарит) и Аскалоне, в разных частях Иерусалима (Макалистер, К. Данкан и Дж. У. Кроуфут с 1923 исследовали холм Офел; Э. Л. Сукеник - городские стены) и в пещерах над Галилейским м., где были найдены следы доисторического человека. В это же время открыли и исследовали одну из первых земледельческих культур - натуфийскую (Д. Гаррод, 1928-1934). Начинались раскопки в Мегиддо (Фишер и др.), Герасе в Иордании (Хорсфилд и Кроуфут), в Мицпе (Телль-эн-Насбех) и Телль-Бейт-Мирсиме к юго-западу от Хеврона. Организация работ и фиксация раскопанных объектов были поставлены на должную высоту. Олбрайт смог составить четкую типологию и хронологию керамики железного века (уточнена Фидиан-Адамсом на Аскалоне, самим Олбрайтом на Гивеафе и в Телль-Бейт-Мирсиме, работами в Бет-Эле (см. Вефиль) и Мегиддо), Кроуфутом в Самарии и Э. Грантом (раскопки на Бет-Шемеше, открывшие период его захвата древними евреями в XII-IX вв. до Р. Х.).

Печать с надписью: "Шемы, слуги Иеровоама". VIII в. (?) до Р. Х. Мегиддо. Копия
Печать с надписью: "Шемы, слуги Иеровоама". VIII в. (?) до Р. Х. Мегиддо. Копия

Печать с надписью: "Шемы, слуги Иеровоама". VIII в. (?) до Р. Х. Мегиддо. Копия

30-е гг. XX в. ознаменовались работами Дж. Гарстанга (Палестинский департамент древностей) в Иерихоне, где была открыта первая городская культура неолита (в 1952-1958 К. Кеньон). Были начаты раскопки крепости эпохи Маккавеев в Беф-Цуре. Дж. Л. Старки копал в Лахише и собрал важные сведения об эпохе проповеди прор. Иеремии (626/27-586 до Р. Х.). Работы в библейском Гае позволили в дальнейшем идентифицировать этот город. Особое значение имели 13-летние обследования Трансиордании, от Акабского зал. до сир. границы. Н. Глюк идентифицировал и датировал кладбище набатейской эпохи в Джебель-эт-Таннур (1937), северо-восточнее Мёртвого м., а в послевоенный период - Эцион-Гевер. B. Мазар приступил к изучению самого большого евр. кладбища Бет-Шеарим. Важны результаты раскопок Мари (Телль-Харири) на Евфрате, продолжавшиеся до 1960 г. (А. Парро), а также работы К. Шеффера на Рас-Шамре (Угарите), к-рые дали образцы древнейшей в мире алфавитной письменности.

В межвоенный период экспедиции были лучше организованы, их состав стал профессиональнее, отчеты писались более тщательно, а материалы быстрее анализировались, сопоставлялись с др. и публиковались. Накануне второй мировой войны отношения колониальных властей и местного населения приобрели конфликтную форму, приводившую подчас к гибели археологов.

2-я пол. XX в.

Телль-эс-Султан (библейский Иерихон)
Телль-эс-Султан (библейский Иерихон)

Телль-эс-Султан (библейский Иерихон)
Основой работ в 50-60-х гг. оставались проекты западноевроп. и амер. научных школ: сложные раскопки Иерихона велись под рук. К. Кеньон (1952-1968); работы в Сихеме (под рук. Э. Райта) доказали, что город восходит к бронзовому веку. Копали в Гиввефоне (Дж. Б. Причард), в Иерихоне рим. эпохи (Д. Л. Кельсо, Дж. Б. Причард), в Беф-Сане (Н. Зори), в Дивоне (У. Мертон) и Дотане (Й. П. Фри). П. Лапп раскопал Арак-эль-Эмир, Таанах, поселение IV тыс. до Р. Х. Баб-эд-Дра (с большим некрополем) и обнаружил под Иерихоном папирус из Самарии, датированный 722 г. до Р. Х. При раскопках в Кесарии была найдена надпись с упоминанием Понтия Пилата. В 70-80-х гг. осуществился крупный проект - долгосрочные раскопки в Гезере (У. Девер, Дж. Д. Сегер и др.). Обученные в Гезере израильские археологи приступили затем к работе на местах синагог в Галилее, на Телль-эль-Хеси, Сепфорисе, Лахаве, Телль-Микне и др. местах.

Особенно широко развернулись работы в Петре: в 50-х гг. Иорданский департамент древностей начал реставрацию памятников и раскопки (Ф. Хаммонд), с 60-х гг. продолженные экспедицией Принстонской теологической семинарии. В Марибе было выявлено много произведений сабейского искусства и храм богини Луны VIII в. до Р. Х. Ж. Перро работал в Телль-Абу-Матаре (под Беэр-Шевой). Был найден и изучен ряд поселений энеолита на вост. берегу Мёртвого м., в Иордании (Телейлат-эль-Гассуль).

И. Ядин
И. Ядин

И. Ядин

Значительный вклад в исследования Месопотамии внесла и российская экспедиция под рук. Р. М. Мунчаева, Н. Я. Мерперта и Н. О. Бадера, работавшая с 1969 г. в Ираке и Сирии на памятниках VII-III тыс. до Р. Х.

Независимые гос-ва, образовавшиеся после войны, и прежде всего Израиль, были заинтересованы в изучении археологии. Наряду с западноевроп. и амер. учеными начали разворачивать работы музеи Тель-Авива и Иерусалима, Израильское исследовательское об-во, Еврейский ун-т и др. орг-ции. Ими руководило первое поколение местных археологов, еще до войны получившее образование в Европе и Америке,- Мазар, Сукеник, Авигад, Ави-Йона и др. Большую роль сыграли первые сведения о рукописях Мёртвого м. (см. Кумранские рукописи), появившиеся в 1947 г. 2 года спустя Р. де Во развернул исследования на городище Кумран и сельском поселении Айн-Фешка.

Пещеры Кумрана
Пещеры Кумрана

Пещеры Кумрана

Израильские археологи придерживались неск. иных методов, чем европ. и амер. Они больше уделяли внимания краеведению и сплошным обследованиям территорий (разведки Н. Глюка в пустыне Негев и др.), целенаправленно изучали эпоху поздней бронзы; раннего железа; период Второго храма. И. Ядин развернул поиск памятников последней фазы истории Др. Израиля, особенно периода восстания Бар Кохбы (первые серьезные находки были сделаны в 1951 Хардингом и де Во, в их числе «медный свиток» - список сокровищ кумранитов). В 60-х гг., обследуя Мёртвое м., Ядин по аэрофотоснимкам определил место рим. лагеря под Ен-Геди и нашел останки бойцов Бар Кохбы в окрестных пещерах. Вскоре были изучены остатки крепости израильтян Масады.

Н. Авигад
Н. Авигад

Н. Авигад

Израильские ученые нового поколения с 50-х гг. начали копать в Асоре (с 1955), на Рамат-Рахель и Араде (Ахарони, 50-60-е гг. ХХ в.), в Ашдоде и в Кесарии (Ави-Йона, А. Негев), исследовали синагоги первых столетий по Р. Х., Мампсис - самый вост. город Центр. Негева. В кон. 60-х гг. раскопки начались в Старом городе Иерусалима (в 1968 под рук. Мазара к югу от Храмовой горы) и на Синае. Одна за другой следовали находки: свиток из Кумрана - «учебник» религ. правил, заметки к постройке храма и даже план военной мобилизации; в одном из многочисленных оссуариев были найдены останки человека, подвергнутого распятию; надписи, содержащие мн. имена, упоминаемые в Евангелиях и Деяниях. Работы, начатые в Еврейском квартале Старого города Иерусалима (под рук. Авигада), открыли виллы и мощеные улицы эллинистической эпохи, остатки древних стен, резиденцию Ирода, термы, визант. церковь.

К. Кеньон
К. Кеньон

К. Кеньон

Важную роль играли работы 70-х гг. на Телль-эль-Хеси, показавшие сложность укреплений и высокий уровень развития города эпохи бронзы. Было доказано, что обживание телля Хисбан восходит примерно к 1200 г. до Р. Х. и это мог быть древний Сихон. При работах во дворе арм. церкви на горе Сион (Иерусалим) было обнаружено поселение VII в. до Р. Х., где найдены фигурки животных и людей; в 1975 г. открыли кладбище VII-VIII вв. до Р. Х. на склоне долины Кедрона, севернее Дамасских ворот; в Дане нашли «рогатый алтарь» древних евреев (кубический блок известняка IX в. до Р. Х.), стоявший во внутреннем дворе на возвышении. Появились новые материалы эпохи Второго храма: в Иерусалиме - это улицы, устроенные в эпоху Ирода. Были открыты и первые святилища филистимлян (напр., храм в Телль-Касиле, остатки 2 деревянных колонн к-рого напоминают описанные в Книге Судей (16. 26)). В 70-х гг. в Лахише обнаружены сосуды-хранилища с царскими печатями, уровни разрушения города Синаххерибом (нач. VIII в. до Р. Х.) и Навуходоносором II (VI в. до Р. Х.), а также егип. надпись в уровне XII в., позволившая отнести гибель города хананеев к эпохе завоевания Ханаана евр. племенами. Важнейшие для А. б. открытия были сделаны в Сирии - Рас-Шамра (Угарит), в Ливане - Баальбек, Библ, Сидон, Тир, Камед-эль-Лоз (Кумиди) и Зарефат, Эбле (Телль-Мардих, под Халебом). Итал. археолог П. Маттиэ нашел подтверждения тому, что жители Эблы, города-гос-ва 2-й пол. III тыс. до Р. Х., говорили на особом семит. языке, их верования могут быть соотнесены со сведениями из ВЗ.

Вне Св. земли изучение памятников, важных для А. б., активизировалось в самом широком диапазоне, начиная с «эпохи патриархов» до новозаветных времен, и на огромной территории: от Сев. Африки до Эфеса и Коринфа, от В. Нила до Англии. В 1979 г. было объявлено об открытии егип. археологами древнего города Йона, где бывали Иосиф, Моисей, Платон.

На основе появившихся новых данных А. б. ученые пришли к выводу об особой роли Ближ. Востока и его древней истории в развитии человечества: так, земледелие, обнаруженное в этом регионе, оказалось более древним, чем считалось ранее. Было определено важнейшее звено в переходе к оседлости и созданию «протодеревень» (натуфийская культура мезолита). Раскопки К. Кеньон в Иерихоне показали следующую стадию: расцвет производящего хозяйства и сложение первых «городов». Опираясь на развитую систему стратиграфии, Кеньон открыла слои неизвестной ранее эпохи - «докерамического неолита». Выяснилось, что уже в IX-VII тыс. до Р. Х. человечество прочно владело навыками земледелия и строительства каменных крепостей, что памятники, близкие древнему Иерихону, покрывают юг М. Азии, предгорья Загроса, Сев. Месопотамию, Иорданию (Бейда), Сиро-Палестинский регион (Айн-Газаль, Бейсаман и др.).

Археологические свидетельства библейской истории ВЗ

Археологические памятники Ближ. Востока обладают особенностями, позволяющими восстанавливать историю на протяжении мн. столетий. Важнейшие из них - телли - холмы, образованные остатками долговременных поселений (в т. ч. городов, выросших на базе земледельческой экономики), последовательно наслоившихся один на др. Эта последовательность отражает непрерывность развития, иногда с краткими или длительными разрывами, знаменующими природные или исторические катаклизмы: сейсмические и климатические сдвиги, войны, миграции, перегруппировку или смену населения. Средние хронологические рамки существования теллей - от 1 до 2 тыс. лет, но среди них есть такие «долгожители», как Телль-эс-Султан, впервые заселенный более 11 тыс. лет назад (на его вершине стоит совр. Иерихон). В Палестине телли характерны прежде всего для прибрежных, межгорных и речных долин; их высота в отдельных случаях превышает 20 м, площадь колеблется в среднем от 2,8 до 8 га, известны совсем небольшие (0,8 га) холмы и телли-гиганты (Асор, 80 га). Информативность теллей исключительно велика: они являются эталонами и для установления относительной хронологии памятников, и для исторической интерпретации их материалов.

Важнейшие места раскопок
Важнейшие места раскопок

Важнейшие места раскопок

Важны и однослойные памятники, не столь долговременные, как телли. Их многообразие (отчасти диктуемое резким различием природных зон Св. земли, см. в ст. «География библейская») позволяет исследовать структуру заселения региона. Известны мн. тысячи поселений: от земледельческих поселков, прибрежной и речных долин с сырцовыми наземными домами до карстовых пещер и базальтовых домов горных областей, подземных жилищ и шахт древних рудокопов. Особую группу памятников составляют медные рудники, документирующие особую роль Св. земли в возникновении металлургии. Для суждения об идеологии, мировосприятии и духовной культуре населения важнейшими являются погребальные памятники. В Палестине фиксируются самые различные формы обряда: трупоположения в ямах (вытянутые или скорченные), вторичные захоронения костей в оссуариях, наземных (дольмены, каменные ящики, купольные гробницы и др.) и подземных сооружениях. Часть погребений сопровождается заупокойными дарами, иногда достаточно богатыми и информативными. К религ. памятникам относятся реже встречающиеся пустынные святилища и единичные каменные зооморфные изображения. Важнейшим видом находок (в Палестине сравнительно редким) являются древнейшие надписи на камне, глине и др. материалах, начиная со знаменитого Гезерского календаря (X в. до Р. X.) и стелы Меши (IX в. до Р. X.) до Кумранских рукописей.

Разработка единой общепринятой методики сопоставления археологических материалов с текстами Свящ. Писания еще далека от завершения, поскольку задачу сопряжения археологических и письменных данных осложняют 2 внешне противоположные тенденции: попытки найти точное археологическое подтверждение даже тем библейским событиям, к-рые вообще едва ли могли оставить значимый археологический след, или, наоборот, опровергнуть библейскую традицию малопригодным для этого археологическим материалом. Кроме того, перед исследователем встает соблазн так или иначе связать с библейской историей всякий значимый памятник в регионе. Подобные попытки были даже у очень крупных ученых, напр. у Н. Глюка, к-рый по данным произведенных им раскопок связывал запустение Заиорданья в cер. II тыс. до Р. Х. с набегом Кедорлаомера на эту территорию (Быт 14), хотя такой набег едва ли мог существенно сказаться на заселении региона, последующие раскопки показали, что не было и самого запустения. С др. стороны, сведения из Библии о взятии того или иного города часто ставят под сомнение, поскольку археологические раскопки не выявили там следов разрушения в соответствующую эпоху; однако следы могут остаться только от разгрома крупных масштабов, а он мог и не отразиться в библейском повествовании.

Археология, как правило, фиксирует отдельные детали культурного развития или основные этапы истории поселений и районов, отражающие крупномасштабные процессы - климатические, экономические и социальные изменения, но она не может с точностью определить ни причинно-следственную связь, ни чем именно были вызваны эти процессы и изменения.

Долгое время эпоху ветхозаветных патриархов связывали с периодом, известным по раскопкам Мари (XIX-XVIII вв. до Р. Х.), поскольку и библейское повествование, и эти раскопки рисуют быт «номадических» зап. семитов; однако подобный образ жизни был распространен на Ближ. Востоке и в более ранние, и в более поздние времена и лишь случайно стал известен по открытию архива Мари.

В Св. земле для периода ранее кон. XI - 1-й пол. X в. до Р. Х. (правление царей Давида и Соломона) археологический материал рисует общую картину развития, но не выявляет конкретных событий библейской истории: перипетии существования небольшой древнеевр. группы, материальная культура к-рой не выделена из родственной семит. среды, известной по Библии, археологически пока неуловимы. Зато с возникновения евр. царств, когда масштабы и освещенность древнеевр. истории вырастают по сравнению с предшествующими эпохами, археологические корреляты мн. важнейших событий Свящ. истории могут быть установлены.

Раскопки Асора
Раскопки Асора

Раскопки Асора

До нач. I тыс. до Р. Х. интерпретация археологических свидетельств в свете Библии затруднена также взаимодействием разных групп населения (ханаанеев, филистимлян, евреев, кочевых племен), осложненным егип. влияниями. Границы культурных феноменов быстро менялись, города переходили из рук в руки, разрушались и восстанавливались, вопросы о виновниках и датах этих событий далеко не всегда могут быть решены однозначно. Особое внимание требуется к конкретным слоям городов и поселков, к проверке признаков их разрушений, к доказательствам их одновременности или разновременности, к обоснованию дат. Картина единого сокрушительного вторжения Иисуса Навина и одновременного разгрома городов Ханаана, согласно проведенным до наст. времени исследованиям, археологического выражения не имеет. Можно говорить о древнейших, крайне примитивных израильских поселениях времени Судей (XII-XI вв. до Р. Х.), отличающихся от ханаанейских городов с их сложными фундаментами и дренажными системами. Эти поселения распространены в различных, в основном нагорных областях (начиная с В. Галилеи и далее в Н. Галилее, Центральном нагорье, районе Мёртвого м., Негеве, Заиорданье) чересполосно с центрами обитания иных народов (Mazar. Р. 335-337). В ряде случаев израильские поселки, единичные или небольшими скоплениями, появляются в нагорьях и засушливых долинах, ранее почти не заселенных. В Беэр-Шеве (см. Вирсавия) временный лагерь с легкими жилищами, ямами-хранилищами и цистернами для воды за столетие (XI в. до Р. Х.) вырос в небольшое оседлое поселение. Прослежено бурное развитие и концентрация населения у водных источников на пути от Заиорданья и Вади-эль-Араба к приморской равнине (см. Арад).

А. б. показывает, что процесс заселения Палестины израильскими группами начиная с раннего XII в. до Р. X. охватил Центральное нагорье, ряд районов Заиорданья и Сев. Негева, тогда как в Галилее он фиксируется в основном в XI в. до Р. X. В кон. XI в. до Р. X. мн. поселки были оставлены и не возродились (Силом, Гай, Телль-Масос и др.). Другие (Беф-Цур, Хеврон, Телль-Бейт-Мирсим, Дан, Асор, Телль-эн-Насбех) были восстановлены и расцвели в период Единого царства, что было связано с концентрацией населения в формирующихся израильских городах и, очевидно, филистимскими нашествиями, однако фортификация в большинстве поселений отсутствует, а их планировка говорит о строительных традициях полукочевников-бедуинов.

Прямые археологические свидетельства эпохи Единого царства Давида и Соломона невелики, исключение составляют Иерусалим и др. города, сохранившие остатки их строительной деятельности, но и эти следы не всегда достаточно определенны (что отчасти связано с трудностями археологических работ в Иерусалиме).

Иевусейский Иерусалим располагался на высоком холме Офел, его природная защищенность с самого начала дополнялась укреплениями. Появившись еще в ср. бронзовом веке, они в дальнейшем многократно перестраивались, дополнялись, заменялись новыми. Стена эпохи иевусеев и царя Давида повторяла линию стены ср. бронзового века и ограждала площадь ок. 4,4 га. На крутом вост. склоне холма, над источником Гихоном, гигантская опорная стена поддерживала разрушенную монументальную конструкцию - возможно, иевусейскую «крепость Сиона», взятую при штурме Иерусалима и ставшую «городом Давидовым» (1 Пар 11. 5). При Соломоне цитадель была смещена к северу.

Камень Второго Иерусалимского храма с надписью, обозначающей место для трубления. I в. до Р. Х.— I в. по Р. Х.
Камень Второго Иерусалимского храма с надписью, обозначающей место для трубления. I в. до Р. Х.— I в. по Р. Х.

Камень Второго Иерусалимского храма с надписью, обозначающей место для трубления. I в. до Р. Х.— I в. по Р. Х.

Предполагается, что храм Соломона располагался к западу от священной скалы, возможно игравшей роль алтаря-жертвенника (сейчас перекрыта большим куполом и включена в комплекс мусульм. святыни Харам-эш-Шериф), а длинной осью ориентирован с востока на запад.

К эпохе Давида относят скромные неукрепленные поселки, возникшие на руинах разрушенных в ходе войн кон. XI - нач. X в. до Р. Х. ханаанейских и филистимлянских городов (Мегиддо, слой V В; Телль-Касиле, слой IX). Лахиш, разгромленный в сер. XII в. до Р. X., возродился в Х в. до Р. X. на ограниченной, первоначально не укрепленной площади (слой V). Эти памятники считают индикаторами начавшегося в Израиле процесса урбанизации. Для X в. до Р. Х. близкая картина зарождения израильских поселков на руинах городов зафиксирована раскопками Телль-Бейт-Мирсима и Тимны.

Свидетельством выхода Израиля к Акабскому зал. и расцвета красноморской торговли при Соломоне, описанной в Библии (3 Цар 9. 26-28), считают мощные укрепления в районе Элата (Телль-Келейфа, дата по керамике Х в. до Р. X.). Вероятно, с контролем над путями связано быстрое и широкое появление в Негевской пустыне новых поселков (в т. ч. ок. 50 укрепленных), датируемое временем царей Давида и Соломона. Они возникали прежде всего у водных источников, где было возможно земледелие; дома ставили вне крепостей, вдоль рек и вади. Керамика поселений демонстрирует симбиоз пришлого оседло-земледельческого (израильского?) и местного полукочевого населения: сосуды одной группы обычны для периода Единого царства, гл. обр. для Иудеи; вторую составляет т. н. негевская керамика, родственная бытовавшей в среде местных кочевников с позднего бронзового века.

Силоамская надпись. Кон. VIII в. до Р. Х. Иерусалим (Археологический музей. Стамбул)
Силоамская надпись. Кон. VIII в. до Р. Х. Иерусалим (Археологический музей. Стамбул)

Силоамская надпись. Кон. VIII в. до Р. Х. Иерусалим (Археологический музей. Стамбул)
Для эпохи Разделенных царств (IX-VIII вв. до Р. Х.) важно открытие укреплений и царских конюшен Мегиддо 1-й пол. IX в. до Р. Х. (времени Ахава), рассчитанных на содержание более чем 450 лошадей, а также остатков резиденции правителя, характер кладок к-рой несет явные черты влияния финикийской строительной практики. Крупнейшее из оборонительных сооружений Палестины I тыс. до Р. Х. изучено в Иерусалиме: очевидно, это стена Езекии, выстроенная при подготовке к очередному ассир. нашествию Синаххериба. Стена идет на значительном протяжении к югу, далее к западу и вновь к югу вплоть до юж. окончания Давидова города на месте слияния долин Енном, Центральной и Кедронской. Между ней и старой стеной Давидова города оказывались важные водные источники, такие, как библейский «нижний пруд» (Ис 22. 9) и вновь созданное «между двумя стенами хранилище для вод старого пруда» (Ис 22. 11). Укрепления города охватили теперь оба главных компонента Иерусалима, вост. и зап. холмы, а общая огражденная площадь достигла почти 60 га. Фортификационные работы царя Езекии в кон. VIII в. до Р. X., связанные с ассир. угрозой, засвидетельствованы и др. сооружениями. Часть монументальных ворот на северо-западе (8-метровая башня из грубо обтесанных камней), возможно, принадлежала Средним воротам Иерусалима, упоминаемым прор. Иеремией (Иер 39. 3), где расположились «все князья царя Вавилонского», через 100 с лишним лет ворвавшегося в Иерусалим. Беспримерная по масштабам и сложности новая подземная система водоснабжения, основной частью к-рой был туннель длиной 538 м (о его строительстве повествует Силоамская надпись), доставляла воду источника Гихона.

Осада ассир. армией г. Лахиша. Рельеф дворца Синаххериба. VIII в. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)
Осада ассир. армией г. Лахиша. Рельеф дворца Синаххериба. VIII в. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)

Осада ассир. армией г. Лахиша. Рельеф дворца Синаххериба. VIII в. до Р. Х. (Британский музей. Лондон)

Раскопки подтверждают и взятие ассир. царем Синаххерибом в 701 г. до Р. X. густозастроенного г. Лахиша. Его защищали 2 стены: внешняя, в средней части холма, и внутренняя, к-рая ограждала вершину и достигала шестиметровой толщины; особой мощью отличались шестикамерные внутренние ворота (превосходившие по размерам ворота Мегиддо, Асора и Гезера). Дворец-крепость стоял на высоком (6 м) подиуме - самое большое из сооружений железного века, известных в Палестине, изменившееся в размерах от квадрата 32´ 32 м до прямоугольника 36´ 76 м.

Прямые археологические данные III слоя Лахиша хорошо сочетаются с библейскими текстами, письменными и изобразительными свидетельствами ассирийцев о разгроме города. По рельефу дворца Синаххериба в Ниневии можно представить штурм обеих стен с воротами и башнями: защитники города метали камни из пращей, стрелы, камни и факелы, подтянутые по специально насыпанным пандусам тараны долбили стены. Действительно, у юго-зап. угла городской стены обнаружен осадный каменный пандус, по высоте равный ей, скопления пращевых камней и железных наконечников стрел, мощные пожарные слои, тяжелые каменные глыбы, низвергнутые защитниками города на врагов, сооруженный ими контрпандус, укрепивший стену против тарана, и даже цепь для улавливания и остановки тарана (предположение И. Ядина).

Картину падения евр. царств дополняет полное разрушение сопротивлявшейся до 722 г. Самарии: даже фундаменты ее укреплений и царского квартала, к-рые сровняли с землей, были выбраны. Город превратили в один из центров господства Ассирии: сохраненные вокруг вершины казематные стены защищали теперь сооружения, построенные по совсем иным планам, резко изменилась и керамика. Полный разрыв в ходе культурного процесса фиксируется в Мегиддо, Телль-эль-Фаре и ряде др. городов. Господство Ассирии VII в. до Р. X. демонстрирует появление в Палестине форм т. н. нимрудского стиля и развитие городов в ассир. и сир. (арам.) традициях (документировано III слоем Мегиддо, превращенного в типичный центр ассир. провинции).

Нашествие вавилонского царя Навуходоносора археологически фиксируется во мн. городах Иудеи, часть к-рых (Телль-Бейт-Мирсим, Вефсамис) уже не восстанавливалась. Подтверждается и разрушительность вавилонской политики для экономики страны: она не могла более поддерживать густонаселенные города евр. царств. Дважды был разгромлен и сожжен Лахиш (в 597 и 588 до Р. X.). III слой города перекрыт прокаленными строительными остатками, дворец-форт полностью разрушен, за городом найдено огромное скопление человеческих скелетов (свыше 2 тыс.), помещенных в древнюю пещерную гробницу.

После разгрома 598 г. до Р. X. Лахиш частично восстановили, но в 588 г. до Р. X. он был сожжен вторично, о чем говорят т. н. «лахишские письма» - скопление 18 остраконов в слое пожарища, в комнате охраны между внешними и внутренними воротами города. Часть писем - это военные донесения Хошаяху, командира передового укрепления, Яушу, правителю Лахиша, в т. ч. о прекращении связи с Азеком (ср. роль Азека в Иер 34. 7). Считается, что «лахишские письма» отразили конфронтацию между приверженцами и противниками (пророки Иеремия и Урия) сопротивления врагу.

Об осаде и падении Иерусалима в 588-587 гг. до Р. Х. говорит состояние стен города. Укрепления долгие месяцы выдерживали вавилонские штурмы, их участки даже реконструировали и усиливали (напр., вост. стена над долиной Кедрона). Но в ходе финальных штурмов обрушились нижние стены, опиравшийся на них внешний край системы террас и стоявшие на этих террасах сооружения (камни старой стены частично использовал Неемия при строительстве новой стены по возвращении из вавилонского пленения). После вавилонского разгрома крупные города Иудеи фактически превращаются в деревни, многосотлетняя традиция развития материальной культуры Палестины пресекается навсегда, памятники позднейших времен (напр., обводная стена Неемии в Иерусалиме) принадлежат уже иной традиции, сформированной в многоплеменной державе Ахеменидов, при безраздельном доминировании арам. влияния в Сиро-Палестинском регионе.

А. б. и археология Сиро-Палестинского региона: проблемы методики и интерпретации

Как область библеистики А. б. использует общеархеологическую методику полевых и кабинетных исследований, заимствованную у классической, первобытной и ближневост. археологии. Однако подход к интерпретации источников в А. б. долго определялся особым взглядом на исследуемый объект и формировался как в связи с разворачиванием полевых работ, так и в дискуссиях теологического, историко-религ. и даже политического характера.

В последнее время профессиональные археологи все чаще отказываются от названия А. б. в пользу «археология Сиро-Палестинского региона», «археология Ближ. Востока эпохи бронзового и раннего железного века» (ср. заголовки изданий «Near Eastern Archaeologist» и «Encyclopaedia of the Near Eastern Archaeology» и т. п.). За этими названиями стоит совершившееся разграничение 2 научных областей. Одна изучает материальную культуру, используя принятые совр. археологией методы полевой работы и комплексный аналитический подход с целью восстановления историко-культурного процесса как части общемирового. Вторая остается отраслью библеистики и стремится через археологию более глубоко, всесторонне понять Библию и как сложный исторический источник, и как священную книгу.

На донаучном этапе стимулом изучения древностей было отношение к ним как к реликвиям. В эпоху рождения рационального знания возникли 2 школы изучения религ. древностей - рим. и протестант. (см. разд. «Археология христианская»), к-рые в этот период на Востоке ставили перед собой не столько археологические, сколько библейско-географические задачи: идентифицировать места, описанные в Библии, с реальным ландшафтом и тем самым «проиллюстрировать» сведения, известные из Свящ. Писания.

Во 2-й пол. XIX в. к задаче идентификации добавилась необходимость подтверждения историчности сообщений ВЗ как реакция на развитие совр. историко-лит. критики Библии (см. ст. «Библеистика»). Поиск независимых, внешних аргументов привел теологов к необходимости изучения археологии Палестины. Именно с этого времени методический уровень полевых работ и процедуры камерального анализа в области А. б. начали отставать от общего развития науки, т. к. исследования часто осуществлялись теологами, не являвшимися профессиональными археологами. Значительную часть работ контролировали монашеские ордена (итал. францисканцы, франц. доминиканцы) и др. религ. орг-ции.

Археологи долго не интересовались Палестиной, ведь она не сулила ярких полевых открытий, находки были скромны по сравнению с Угаритом, Уром или Египтом. Зато ученые, к-рые ставили перед собой целью апологию Библии, начиная с рубежа XIX-XX вв. очень активно изучали Палестину. Они выбирали прежде всего те памятники, к-рые можно было напрямую связать с ВЗ (напр., Иерихон, Сихем), и пытались «выкопать» непосредственные подтверждения священного текста. Добываемые факты древней истории рассматривались строго в рамках ВЗ - наблюдения, не соотнесенные с текстом, просто не учитывались. А. б. стала развиваться обособленно, материалы отдельных работ долго не сопоставлялись, не было создано общей хронологической шкалы для Палестины.

Посвятительная надпись из Телль-Микны (VII до Р. Х.), позволившая определить место библейского Екрона
Посвятительная надпись из Телль-Микны (VII до Р. Х.), позволившая определить место библейского Екрона

Посвятительная надпись из Телль-Микны (VII до Р. Х.), позволившая определить место библейского Екрона

Как широкое движение, в к-ром слились поэзия эпохи открытий Востока и пафос борьбы против нарастающей историко-лит. критики Библии, А. б. состоялась в 1-й пол.- сер. XX в. В Европе его начало пришлось на кон. XIX в., в США оно развернулось после первой мировой войны. Именно амер. исследователи стремились соединить теологию и археологию. Этот процесс в США был также определен борьбой между фундаментализмом и модернизмом. Расцвет А. б. в 20-60-х гг. XX в. определили усилия главы амер. школы У. Олбрайта, доказывавшего принципиальную возможность формирования этой научной области. Под его влиянием окончательно сложился и метод исследования, во многом родственный старой «римской школе», где цели и методы археологии подчинялись задачам интерпретации Библии. Выбор места раскопок требовалось обосновать к.-л. библейским текстом, кадры подбирались почти исключительно из преподавателей богословских учебных заведений, финансовую и деловую поддержку оказывали религ. (в основном протестант.) структуры. Олбрайт считал возможным археологически подтвердить историчность фигур ветхозаветных патриархов и Моисея, раннее появление монотеизма, завоевание Ханаана. Позиция его последователя Э. Райта, утверждавшего, что «сегодня вера в Библию целиком зависит от ответа на вопрос, действительно ли описанные в ней главные события имели место» (God Who Acts: Biblical Theology as Recital. L., 1952), была ближе к фундаментализму, чем историзм Олбрайта.

Перемены в А. б. произошли в 70-80-х гг. Хотя мн. археологи США остались в рамках традиц. А. б. (Дж. А. Галлауэй, П. Лапп, Дж. Б. Причард), младшее поколение учеников Олбрайта на практике убедилось, что полевые методы и научные подходы А. б. нужно обновить. На развитие А. б. повлияла «стратиграфическая революция» Кеньон, а также сложность раскопок, требовавшая отказаться от услуг дилетантов и создать профессиональные кадры, увеличилось во много раз и денежное обеспечение работ. Появление «полевых школ» и вовлечение в работу студентов светских ун-тов привели к совершенствованию методики. Важнейшей «полевой школой» нового направления археологии в Палестине стали работы в Гезере, где в 60-80-х гг. опробовались методы и формировались кадры ученых.

А. б. удалось в 80-х гг. соединить совр. методы работы с более традиц. подходами. Мн. ученые, особенно амер., выступили с резкой критикой «старой» А. б., обвинив ее в конфессиональной предвзятости и узко-прагматическом подходе к истории Ближ. Востока. Они заявили о рождении академической дисциплины, независимой от библеистики, обладающей строго научными методами сбора и анализа материалов и более широкими целями, об отказе от названия А. б. в пользу термина «сиро-палестинская археология» (предложен еще Олбрайтом в 30-х гг.). Др. Ханаан (включая библейский Израиль железного века) стал для нее лишь одним (хотя и очень важным) из направлений исследования.

В Израиле библейское прошлое объявлено национальным приоритетом. В связи с этим для евреев (даже неверующих) раскопки памятников стали одним из важных путей самоидентификации. С 80-х гг. израильские археологи (А. Мазар, А. Бен-Тор и др.) перешли к созданию обобщающих работ по археологии Св. земли, к-рые становятся базовыми для всех изучающих ее в Европе и Америке. Очевидно, что лидерство постепенно переходит к израильтянам благодаря интенсивности раскопок, разведок и публикаций.

Фрагмент стелы с надписью, упоминающей "дом Давида". IX в. до Р. Х. Телль-Дан
Фрагмент стелы с надписью, упоминающей "дом Давида". IX в. до Р. Х. Телль-Дан

Фрагмент стелы с надписью, упоминающей "дом Давида". IX в. до Р. Х. Телль-Дан

2-я пол. XX в. оказалась для А. б. не менее напряженной в политико-религ. отношении. Борьба держав за влияние в Сиро-Палестинском регионе усилилась из-за противостояния между Израилем и араб. гос-вами. От решения вопросов древней истории часто зависела возможность построить систему национальной идеологии этих гос-в, обосновать права на расселение или контроль над территориями. Уже в 20-30-х гг. XX в. молодежные орг-ции евреев в Палестине требовали от молодых переселенцев участия в археологических работах, полагая, что прямой контакт с древностями станет одним из средств формирования самосознания нации. Позже израильские археологи создали собственную систему изучения «библейского прошлого» и ставили своей целью заполнить пробелы в истории «эпохи завоевания» Ханаана, формирования монотеизма, эпохи Второго храма и иудейских войн. Гос. поддержка помогла израильской археологии в 70-90-х гг. не только выдержать соперничество в полевых исследованиях, но и быстро создать обобщающие труды, реконструирующие ход исторического процесса в Сиро-Палестинском регионе в эпоху от бронзового века до Римской империи.

Результаты открытий использовались в идеологической, политической и религ. борьбе. Однако уже в 80-х гг. нек-рые исследователи истории Др. Израиля заговорили о чрезмерной односторонности «израильской парадигмы» в исследованиях Св. земли. Ряд ученых (Ф. З. Дейвис, Т. Л. Томпсон, Н. П. Лемхе) обвинили их в «похищении истории», в попытке присвоить «наследие Палестины», принадлежащее палестинцам-мусульманам. Они исходят из того, что тексты ВЗ датируются не ранее времени персид. пленения или эпохи эллинизма и поэтому непригодны для реконструкции истории древнего Израиля. Традиц. А. б. обвиняют в неверных выводах относительно отсутствия городов в центре Палестины бронзового века, в невыработанности критериев для различия культур хананеев и евреев и даже в отсутствии археологических подтверждений существования хананеев, в невозможности существования гос-в Иудеи до VII в. до Р. Х. из-за ее слабой заселенности и др. Это вызвало реакцию со стороны младшего поколения учеников Олбрайта во главе с У. Девером, к-рые противопоставили отказу признавать древности раннего железного века «израилитскими» конкретные находки, такие, как надписи IX в. до Р. Х. из Дана (Сев. Израиль), где упомянут «дом Давида» и «царь Израильский», а также полиэтничность памятников Палестины эпохи железного века, относя их к разным культурам (Гезер - ханааниты, Избет-Сартах - протоизраилиты, Телль-Микна - филистимляне и т. д.).

Перспективы взаимодействия археологии и библеистики

А. б.- это независимая область изучения памятников материальной культуры прошлого, тесно связанная со смежными дисциплинами (общая археология, этнография, социология), с естественными и точными науками. В отличие от А. б. сиро-палестинская археология не рассматривает историю древнего Израиля как уникальную, Свящ. историю, но изучает Ханаан и Израиль как часть сложного процесса развития жизни на Др. Востоке, как часть «истории расселения», стремясь раскрыть ход реального культурного процесса и самого феномена культуры в Палестине. Археология, не имея собственных конфессиональных интересов, способна открыть новые возможности изучения Библии как исторического источника и чуть ли не единственная способна вводить в научный оборот независимые источники и новые данные о событиях, описанных в Библии. Археологические находки дают представление о культурном фоне Др. Востока, на к-ром путем сравнительных исследований выявляются особенности Израиля как культурно-исторической области.

Лит.: Macalister R. A. A Century of Excavations in Palestine. L., 1925; Watzinger C. Denkmäler Palaestinas. Lpz., 1933-1935. 2 Bde; Aharoni Y. The Present State of Syro-Palestinian Archaeology // The Haverford Symp. on Archaeology and the Bible / Ed. E. Grant. New Haven, 1938. P. 1-46; idem. The Old Testament and the Archaeology of Palestine // The Old Testament and Modern Study / Ed. H. R. Rowley. Oxf., 1951. P. 1-26; idem. The Archaeology of Palestine, 1960; idem. The Impact of Archaeology on Biblical Research // New Directions in Biblical Archaeology / Ed. D. N. Freedman, J. C. Greenfield. Garden City (N. Y.), 1969. P. 1-14; idem. The Archaeology of the Land of Israel. Phil., 1979; Wright G. E. The Present State of Biblical Archaeology // The Study of the Bible Today and Tomorrow / Ed. H. R. Willoughby. Chicago, 1947. P. 74-97; idem. Archaeology and Old Testament Studies // JBL. 1958. Vol. 77. P. 39-51; idem. Biblical Archaeology Today // New Directions in Biblical Archaeology / Ed. D. N. Freedman, J. C. Greenfield. Garden City (N. Y.), 1969. P. 149-165; idem. Archaeological Method in Palestine // Eretz Israel. 1969. Vol. 9. P. 13-24; idem. The «New Archaeology» // BiblArch. 1974. Vol. 38. P. 104-115; Dever W. G. Archaeology and Biblical Studies: Retrospects and Prospects. Evanston, 1973; idem. Two Approaches to Archaeological Method - The Architectural and the Stratigraphic // Eretz Israel. 1974. P. 1-8; idem. Biblical Theology and Biblical Archaeology: An Appreciation of G. Ernest Wright // HarvTR. 1980. Vol. 73. P. 1-15; idem. Archaeological Method in Israel: A Continuing Revolution // BiblArch. 1980. Vol. 43. P. 40-48; idem. The Impact of the «New Archaeology» on Syro-Palestinian Archaeology // BASOR. 1981. Vol. 242. P. 14-29; idem. Syro-Palestinian and Biblical Archaeology // The Hebrew Bible and Its Modern Interpreters / Ed. D. A. Knight, G. M. Tucker. Phil., 1985. P. 31-74; Smith M. S. The Present State of Old Testament Studies // JBL. 1969. Vol. 88. Vol. 19-35; Lapp P. W. Biblical Archaeology and History. Cleveland, 1969; Frank H. Th. Bible, Archaeology and Faith. Nashville (N. Y.), 1971; Ben-Arieh Y. The Rediscovery of the Holy Land in the Nineteenth Century. Jerusalem, 1979; Harker R. Digging up the Bible Lands. 1972; Kroll G. Auf den Spuren Jesu. Stuttg., 19808; Toombs L. E. The Development of Palestinian Archaeology as a Discipline // BiblArch. 1982. Vol. 45. P. 89-91; idem. A Perspective on the New Archaeology // Archaeology and Biblical Interpretation / Ed. L. G. Perdue, L. E. Toombs, G. L. Johnson. Atlanta, 1987. P. 41-52; Klaiber W. Archäologie und Neues Testament // ZNW. 1981. Bd. 72. S. 195-215; Lance H. D. The Old Testament and the Archaeologist. Phil., 1981; Moorey P. R. S. Excavation in Palestine. Grand Rapids., 1981; Sauer J. A. Syro-Palestinian Archaeology, History, and Biblical Studies // BiblArch. 1982. Vol. 45. P. 201-209; Bar-Yosef O., Mazar A. Israeli Archaeology // World Archaeology. 1982. Vol. 13. P. 310-325; Silberman N. A. Digging for God and Country: Exploration, Archaeology, and the Secret Struggle for the Holy Land, 1798-1917. N. Y., 1982; Dornemann R. H. The Archaeology of the Transjordan in the Bronze and Iron Ages. Milwaukee, 1983; Kempinski A. Syrien und Palästina (Kanaan) in der letzten Phase der Mittlebronze IIB-Zeit (1650-1570 v. Chr.). Wiesbaden, 1983; King P. J. American Archaeology in the Mideast. Phil., 1983; Recent Archaeology in the Land of Israel / Eds. H. Shanks, B. Mazar. Washington, 1984; Stern E. The Bible and Israeli Archaeology // Archaeology and Biblical Interpretation / Ed. L. G. Perdue, L. E. Toombs, G. L. Johnson. Atlanta, 1987. P. 31-40; Mazar B. Archaeology of the Land of the Bible: 10000 - 586 BCE. N. Y., 1988; Weippert H. Palästina in vorhellenistischer Zeit. Münch., 1988; Kuhnen H.-P. Palästina in griechisch-römischer Zeit. Münch., 1990; The Archaeology of Ancient Israel / Ed. Ben-Tor A. New Haven, 1992; Беляев Л. А. Христианские древности. М., 1998; Деопик Д. В. Библейская археология и древнейшая история Святой Земли: Курс лекций. М., 1998; Мерперт Н. Я. Очерки археологии библейских стран. М., 2000; Библиогр.: Thomsen P. Die Palästina-Literatur. Lpz.; B., 1908-1972. 7 Bde. [Библиогр. 1878-1945]; Röhrich R. Bibliotheca geographica Palaestinae. Jerusalem, 1963. [Библиогр. до 1878]; Vogel E. K. Bibliography of Holy Land Sites: Comp. in Honor of Dr. N. Glueck // Hebrew Union College Annual. 1971. Vol. 42. P. 1-96; Vogel E. K., Holtzclaw B. Bibliography of Holy Land Sites II // Ibid. 1981. Vol. 52. P. 1-91 [Библиогр. до 1980]; Elenchus Bibliographicus Biblicus R., 1968-1984. Vol. 49-65; Elenchus of Biblica. R., 1988-.; Intern. Zeitschriftenschau für Bibelwissenschaft und Grenzgebiete. Leiden, 1954-. Bd. 1-.; Atiqot: Engl. Ser. Jerusalem, 1965-.
Л. А. Беляев, Н. Я. Мерперт
Ключевые слова:
Археология библейская, отрасль библеистики, изучающая Священное Писание в свете открытий, совершаемых археологией на Древнем Востоке - в Малой Азии, Месопотамии, Восточном Средиземноморье, Египте и др. связанных с ними территориях Археология, область науки, изучающая прошлое по его материальным остаткам
См.также:
ААРОНА МОГИЛА предполагаемое место захоронения ветхозаветного первосвященника Аарона
АБУ-ГОШ придорожное селение в Иудее (12 км на северо-запад от Иерусалима)
АВЕССАЛОМ 3-й сын царя Давида от Маахи, дочери Фалмая, царя Гессура
АВИЛА древний город, центр тетрархии Авилинеи