Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИСПАНО-МОСАРАБСКОЕ ПЕНИЕ
Т. 27, С. 596-604 опубликовано: 8 июля 2016г.


ИСПАНО-МОСАРАБСКОЕ ПЕНИЕ

древнейшая христ. певч. традиция Пиренейского п-ова, относящаяся к богослужению, к-рое получило у исследователей наименование испано-мосарабский обряд. Традиция связывать древнее христ. пение Испании с мосарабами объясняется тем, что большая часть сохранившихся памятников была создана в период араб. господства в Испании, в т. ч. на территориях, подконтрольных мусульманам. Название «вестготское пение» подчеркивает, что данная традиция в основном сформировалась уже в период господства вестготов (468-711). Более точным является термин «староиспанское пение», к-рый употреблял Х. Пинель для корпуса средневек. песнопений в отличие от названия «мосарабское пение», которым он обозначал более позднюю традицию, восходящую к реформе кон. XV - нач. XVI в., проведенной в Толедо при архиепископах Педро Гонсалесе де Мендосе и Франсиско Хименесе де Сиснеросе.

История

Исследователи предполагают, что на становление древнейшей певч. традиции испан. Церкви повлияло, с одной стороны, синагогальное пение в евр. общинах И., с другой - в процессе последующей романизации Пиренейского п-ова - староримское пение (см.: Fernández de la Cuesta. 1998. Sp. 553).

Ретабло мосарабской капеллы Тела Христова в соборе в Толедо. XIV — нач. XIX в.
Ретабло мосарабской капеллы Тела Христова в соборе в Толедо. XIV — нач. XIX в.

Ретабло мосарабской капеллы Тела Христова в соборе в Толедо. XIV — нач. XIX в.
Существование собственной традиции церковного пения в Испании засвидетельствовано в VI в. в связи с первыми известными попытками унификации богослужения: в 30-м прав. Собора в Агде (506) (здесь упом. антифоны и гимны; PL. 84. Col. 267), в 1-м, 2-м и 5-м правилах Собора в Барциноне (совр. Барселона) (540), в 1-м и 9-м правилах Собора в Герунде (совр. Жирона) (517), во 2-м прав. Собора в Нарбоне (589). Единства церковной практики, в т. ч. в области богослужения, требовали папа Симмах в письме Кесарию, еп. Арелатскому (514 г.; PL. 62. Col. 66), и папа Гормизд в письме Иоанну, еп. Тарраконы (517 г.; PL. 63. Col. 421-423). На IV Толедском Соборе (633) под председательством Исидора Севильского (Ɨ 636), была предпринята унификация богослужения и церковного пения во всей Испании и Нарбоннской Галлии. Попытки епископов унифицировать богослужение и пение в VI-VII вв. свидетельствуют о формировании к этому времени разных традиций внутри И.-м. п.

Описания богослужения, содержащиеся в сочинениях еп. Исидора «Этимологии» и «О церковных службах», в целом соответствуют данным более поздних литургических рукописей. Раздел о музыке в «Этимологиях» (Isidorus Hispalensis. Etymologiarum. III. 15-23 / Ed. J. Oroz, M. A. Reta. Madrid, 1982. P. 442-454), основанный на «Установлениях» Кассиодора (Ɨ 578), стал одним из самых распространенных в раннесредневек. Зап. Европе музыкально-теоретических текстов.

Как составители церковных гимнов известны мн. епископы древней испан. Церкви: брат Исидора Севильского Леандр, еп. Гиспальский (Севильский) (Ɨ 599), Конанций, еп. Палланции (Ɨ 639), Евгений II (Ɨ 646), св. Ильдефонс (Ɨ 667) и Иулиан (Ɨ 690) Толетские, Иоанн (Ɨ 631) и Браулио (Ɨ ок. 651) Цезаравгустанские. Так, в трактате еп. Исидора «О знаменитых мужах», продолженном Ильдефонсом, сказано, что еп. Леандр «для sacrificii, laudes и psalmi написал много сладкозвучных мелодий» (multa dulci sono composuit), еп. Евгений «пение, искаженное худшим употреблением, исправил через изучение мелодий» (cantus pessimis usibus vitiatos, melodiae cognitione correxit), а еп. Конанций «заново отредактировал многие мелодии» (melodias multas noviter edidit) (Isid. Hisp. De vir. illustr. 13, 14, 11). Согласно Житию св. Ильдефонса, он сочинял мессы, т. е. их проприи (miro modulationis modo perfecit - PL. 96. Col. 448), в частности святым Косме и Дамиану. С этим свидетельством согласуется надписание в Леонском Антифонарии (León. Catedr. 8, X в.) именами св. Ильдефонса и его современника Бальдуигия benedictiones мессы на Богоявление. Иулиан Толедский, согласно Житию, написанному его преемником на кафедре Феликсом, «сочинил сладкозвучные мелодии для многих служб» (Officiis quamplurima dulcifluo sono composuit). Позднее составителями служб и мелодий к ним были Квирин (Квирикон), еп. Барциноны (VII в.), и Сальво, аббат мон-ря Альбельда (Ɨ 962). Формирование корпуса испано-мосарабских песнопений в период до араб. вторжения подтверждается наличием в Веронском Орационале (Veron. Bibl. Capit. 89 (olim 84), кон. VII в.) инципитов антифонов и респонсориев, имеющих соответствия в певч. рукописях X-XI вв.

В период каролингских реформ (кон. VIII в.) начался процесс вытеснения И.-м. п. григорианским пением, затянувшийся на неск. веков. На Соборе в Бургосе (1080 или 1081), проходившем под рук. короля Кастилии и Леона Альфонса VI и папского легата аббата Рикарда Марсельского, староиспанские обряд и пение были запрещены на территории этого королевства.

Быстрее всего рим. обряд и григорианское пение стали известны в сев.-вост. землях, в т. н. Испанской марке, вероятно, гл. обр. из-за раннего распространения в этом регионе влияния клюнийского движения. Нововведения быстро охватили весь северо-восток Пиренейского п-ова.

В городах, находившихся под властью арабов, распространение григорианского пения происходило медленнее. Вступив в Толедо в 1085 г., кор. Кастилии и Леона Альфонсо VI назначил епископом клюнийца Бернарда с целью введения рим. обряда, но значительная часть клириков-мосарабов не приняла это нововведение. 18 дек. 1086 г. группе франк. священнослужителей, среди к-рых был Бернардо (впосл. епископ Сигуэнсы и Компостелы), было поручено ввести в Толедо григорианское пение. Тем не менее в неск. приходах Толедо было разрешено сохранить староиспанскую богослужебно-певч. традицию. На большей части остальной территории Испании И.-м. п. было заменено григорианским пением до кон. XI в.

В кон. XV в. архиеп. Хименес де Сиснерос осуществил реформу испано-мосарабского богослужения, построив для мосарабских общин капеллу Тела Христова в толедском соборе; помимо издания Миссала (1500) и Бревиария (1502) были изготовлены рукописные певч. книги для мосарабских приходов Толедо. В кон. XVIII в. кард. Франсиско Антонио Лоренсана выпустил новое издание испано-мосарабских книг.

Источники

Рукописных источников по И.-м. п. намного меньше, чем источников по григорианскому пению. Известно более 20 полных нотированных кодексов и большое количество фрагментов. Из полных рукописей целиком нотирован только Леонский Антифонарий. На XI Толедском Соборе (675) месса была включена в число служб суточного круга, поэтому в испано-мосарабских певч. рукописях последования вечерни, утрени и мессы, как правило, помещаются вместе. Все нотированные рукописи были составлены после вторжения арабов и отражают уже сложившийся репертуар. Рукописи из Кастилии и Леона относятся к периоду до запрета испано-мосарабского богослужения на Соборе в Бургосе. Каталонских источников сохранилось немного, поскольку староиспан. традиция была быстро вытеснена римско-каролингской. Источники из Арагона неизвестны, Антифонарий X в. из Сан-Хуан-де-ла-Пенья или из Санта-Мария-ла-Реал-де-Нахера (Zaragoza. BGU (Fac. de Derecho). M-418), вероятно, не использовался в местном богослужении. В Наварре центром создания рукописей была область Риоха (долина р. Эбро в районе г. Логроньо) с мон-рями Сан-Мильян-де-ла-Коголья, Альбельда и Сан-Пруденсьо-де-Монте-Латурсе. Сходство со списками из Риохи имеют рукописи из мон-ря Силос (Кастилия), к-рые отличаются хорошей сохранностью и непрерывностью традиции; с этим согласуется тот факт, что аббат Доминик (Ɨ 1072/73), возродивший мон-рь Силос, прежде был настоятелем в Cан-Мильян-де-ла-Коголья. Др. центром создания певч. рукописей в Кастилии был мон-рь Сан-Пруденсьо-де-Валераника. Из Леона помимо известного Антифонария происходят фрагменты рукописей, оказавшиеся впосл. в разных хранилищах, а также, возможно, некоторые рукописи (или их протографы), находящиеся в Толедо.

Списки Библии (Matrit. Univ. 31, IX-X вв., и Burgos. Catedr. s. n., Х в.; фрагменты Библии из Оньи - Silos. s. n. и Salamanca. Archivio de los Sacerdotes Operarios diocesanos. s. n.) содержат лекционарную разметку, маргиналии к различным стихам, относящимся к песнопениям оффиция, а также нотацию к отдельным стихам Плача Иеремии, мелодии которых совпадают с содержащимися в Антифонарии из Силоса (Silos. Arch. mon. 9, XI в.; хранился в мон-ре Сан-Росендо-де-Селанова).

Лекционарий (Liber commicus), в к-ром нотированы каденции некоторых чтений, представлен древнейшими фрагментами (Autun. Bibl. municip. 27 (нач. VIII в.), Paris. lat. 2269 (VIII-IX вв.; палимпсест)) и полными списками (Tolet. Bibl. Capit. 35.8 (IX-X вв.); Paris. Nouv. acq. lat. 2171 (1067 г.; из Силоса); León. Bibl. Capit. 2 (1071 г.); Matrit. Acad. Hist. 22 (Aemil. 4) (1073 г.; из Сан-Мильян-де-ла-Коголья).

В Псалтири кроме псалмов содержатся певшиеся вместе с ними антифоны и респонсории, в ряде случаев нотированные (полные списки - Matrit. Acad. Hist. Aemil. 64 bis, 64 ter., X в.; из Сан-Мильян-де-ла-Коголья). Из сохранившихся фрагментов Псалтири нотацию для псалмов и антифонов содержит список Hacinas. Arch. municip. 5 (кон. XI в.).

Существование в испано-мосарабской традиции отдельного Гимнария не доказано, т. к. гимны, как правило, присоединяются к Псалтири или к Книге библейских песней (Liber canticorum). В сохранившихся полных списках (Matrit. Bibl. Nac. 10.001, IX-X или XII-XIII вв. (из Толедо); Lond. Brit. Lib. Add. 30.851, XI в. (из Силоса)) гимны в отличие от антифонов не нотировались.

Антифонарий дает представление о певч. практике соборного богослужения в целом, т. к. содержит не только антифоны, но и все виды песнопений мессы и оффиция (за исключением седмичных). Ему предположительно предшествовал Кантаторий - сборник мелизматических песнопений для солиста, более простые песнопения для хора распределялись по разным видам книг.

Орационал (Liber orationum) вместе с молитвами оффиция содержит антифоны (наиболее полный состав - в списке Brit. Lib. Add. 30.852, IX-X вв.), иногда нотированные или размеченные для пения, или только инципиты антифонов и респонсориев (напр., в Веронском Орационале).

Liber ordinum (аналог римских Понтификала и Ритуала) также может содержать нотацию (рукописи: Silos. Arch. mon. 4, 1052 г.; 3, 1039 г.; Matrit. Acad. Hist. Aemil. 56, кон. X в.).

Списки Liber horarum (аналог рим. монашеского Бревиария; самый полный список - Silos. Arch. mon. 7, XI в.) и Liber misticus (mixtus) (сборник молитв и песнопений на весь год) чаще всего содержат нотацию.

В капелле Тела Христова собора в Толедо сохранились неск. рукописных книг для хора, выполненных в кон. XV - нач. XVI в., в ходе реформы архиеп. Хименеса де Сиснероса, с более ранних толедских образцов. Книга А содержит песнопения пасхального и рождественского циклов (Proprium de tempore; 194 листа), книга B - песнопения праздников и дней памяти святых неподвижного годового круга (Proprium sanctorum; 121 лист), книга C, происходящая из толедской ц. святых Иуста и Руфины,- песнопения вечерни в дни памяти святых, в честь к-рых были освящены мосарабские церкви в Толедо, и заупокойную службу (Laudes, Vesperale, Officium defunctorum; 57 листов). Кроме собственно певч. книг была составлена Liber omnium offerentium (ординарий мессы) с возгласами священника, включенная в издание Миссала (1500), к-рое было подготовлено А. Ортисом. В Liber omnium offerentium содержатся архаичные речитационные формулы, отражающие устную традицию (см.: Claire. 1962, 1963). Тексты и уставные особенности книг для хора соответствуют традиции B (см. ниже), репертуар отличается полнотой и цельностью, но мелодии имеют признаки поздней авторской обработки (Fernández de la Cuesta. 1998. Sp. 573).

Нотация

Мелодии И.-м. п. в древних рукописях записаны невмами, в певческих книгах эпохи архиеп. Сиснероса - 5-линейной мензуральной нотацией. Почти все древние рукописи (за исключением Антифонария Silos. Arch. mon. 9, в к-ром использована аквитанская нотация) содержат староиспан. нотацию (т. н. вестгот. невмы), к-рая является адиастематической. Полное упразднение испано-мосарабского обряда и пения в кон. XI в. послужило препятствием переходу староиспан. нотации к диастематической форме, вслед. чего ее расшифровка в наст. время невозможна.

Староиспан. нотация отличается большим разнообразием форм знаков в рамках одной традиции и даже одной рукописи. Начало классификации вестгот. невм на основе их морфологических особенностей и локализации рукописей положил Г. Суньоль (Suñol. 1925). К 1-й фазе 1-й эпохи он отнес нотацию из толедских рукописей, характеризующуюся сильным наклоном невм вправо и наличием центральной линии. Однако позднее А. Мундо передатировал эти толедские рукописи XII-XIII вв. (Mundó. 1965). Согласно Суньолю, 2-я фаза той же эпохи представлена рукописями из Леона, Риохи и Силоса; 3-ю фазу, относящуюся ко 2-й эпохе, составляют списки с григорианским репертуаром, выполненные в XI-XII вв. вестгот. письмом (прежде всего Антифонарий из Силоса - Lond. Brit. Lib. Add. 30.850, кон. XI в.).

К. Рохо и Г. Прадо классифицировали староиспан. нотацию по скрипториям: 1-я группа - рукописи из Толедо с наклонными невмами, 2-я - из Риохи (скрипторий в Альбельде, основной источник - Liber ordinum Silos. Arch. mon. 4) и Сан-Мильян-де-ла-Коголья, 3-я - из Леона (Антифонарий León. Catedr. 8), 4-я - из Силоса (делится на 2 подгруппы: древнейшие рукописи, выполненные до принятия григорианского репертуара, и Антифонарий Lond. Brit. Lib. Add. 30.850). Эти же исследователи опубликовали 21 испано-мосарабскую мелодию по палимпсестам Matrit. Acad. Hist. Aemil. 50 и Silos. Arch. mon. 4, в к-рых выскобленные староиспан. невмы были заменены диастематической квадратной нотацией (Rojo, Prado. 1929).

С классификацией Рохо и Прадо соотносятся староиспан. певч. традиции, выявленные Д. Ранделем на основе изучения псалмовых тонов респонсориев: леонская, риохская (к ней же относятся и рукописи из Силоса), толедская, североиспанская (к к-рой относятся и нек-рые толедские рукописи), арагонская (Randel. The Responsorial Psalm Tones. 1969).

Позднее Рандель скорректировал классификацию Суньоля, разделив староиспан. нотацию на 2 типа с условными названиями «североиспанская» и «толедская». Cевероиспан. нотация, к-рая имеет сходство в начертании невм с др. западноевроп. нотациями и в к-рой используются вертикальные невмы с вертикальными штилями, встречается гл. обр. в рукописях из Леона (напр., в Леонском Антифонарии) и Кастилии (напр., в сборнике из Силоса Lond. Brit. Lib. Add. 30.851). В толедской нотации, характеризующейся наклоном невм вправо и почти полным отсутствием вертикальных штилей, Рандель выделил 2 подтипа: 1-й, с изящными скругленными штилями, отражает традицию А, к-рая была распространена на севере Испании; 2-й, с более грубым и угловатым начертанием невм, относится к традиции B (Randel. 2001).

И. Англес и М. Югло предполагали, что староиспан. нотация появилась раньше др. западноевроп. нотаций (Anglés. 1935; Huglo. 1987), по мнению Х. Молля - в VII в. В пользу более раннего происхождения староиспанской нотации по сравнению с центральноевропейскими свидетельствуют особенности начертания и использования нек-рых вспомогательных элементов: эписемы (знака, увеличивающего длительность невмы), litterae significativae (буквенных обозначений, уточняющих мелодические, ритмические или иные особенности исполнения) и ликвесцентов («текучих невм» для распевания дифтонгов и др. звукосочетаний). Эписема используется уже в Леонском Антифонарии (X в.; см.: González Barrionuevo. 1986), где она является не частью невмы, а вертикальной чертой рядом с ней, сужающейся к концу (в др. западноевроп. нотациях, наоборот, писец в конце начертания эписемы усиливал давление на перо). Более важным признаком для относительной датировки староиспан. нотации является отсутствие в ней ликвесцентов, к-рое объясняется особенностями лат. произношения у носителей кельто-иберских языков (см.: Fernández de la Cuesta. 1980. P. 60-63). В более поздних записях григорианского репертуара вестгот. невмами, напр. в Антифонарии из Силоса (Lond. Brit. Lib. Add. 30.850, 80-е гг. XI в.), ликвесценты присутствуют, что подтверждает центральноевроп. происхождение этих знаков (см.: Antiphonale Silense. 1988).

Репертуар

Реконструкция И.-м. п. осложняется тем, что оно существовало в виде разных традиций. В источниках исследователи выделяют 3 традиции: 2 собственно испано-мосарабские (обозначаются буквами A и B), имеющие общее происхождение, и менее значимую для Испании галликанскую (см. статьи Галликанский обряд, Галликанское пение). Традиция B, самая древняя, присутствует в рукописях толедского происхождения Matrit. Bibl. Nac. 10.110 (XI или XIII-XIV вв.), Tolet. Arch. Capit. 35.5 (X-XI вв.), Tolet. Bibl. Pública Provincial y Museo de la Santa Cruz. 1325-1 (XIII в.) и, вероятно, в рукописных певч. книгах, подготовленных по распоряжению архиеп. Хименеса де Сиснероса.

В муз. отношении традиция A отличается от традиции B бóльшим числом и большей разработанностью псалмовых тонов для респонсорных стихов; внутри традиции А выделяются подгруппы из Леона, Риохи и из сев. областей (см.: Randel. The Responsorial Psalm Tones. 1969). Сравнительный анализ традиций A и B с корпусом галликанских песнопений затруднен из-за фрагментарного характера галликанских источников последнего.

Сохранились признаки взаимодействия И.-м. п. и с др. певч. традициями. Так, в испано-мосарабское богослужение на более раннем этапе, чем в др. зап. обряды, были введены амвросианские гимны (Pérez de Urbel. 1926) (см. в статьях Амвросианское пение, Гимн). Рохо и Прадо установили соответствия между нек-рыми испано-мосарабскими и амвросианскими мелодиями (Rojo, Prado. 1929. Р. 108-113).

Вопрос о соотношении между испано-мосарабским и григорианским репертуарами является дискуссионным. Исследователи отмечают данные источников о влиянии в кон. VIII-IX в. испанской богослужебной, в т. ч. певческой, практики на франкскую, гл. обр. через испанцев, бежавших от арабского нашествия (Freeman. 1957; Fernández de la Cuesta. 1998. Sp. 559). В то же время наличие однотипных песнопений в староиспанском, григорианском и амвросианском репертуарах (см.: Baroffio. 1964; Janini, ed. 1982-1983) объясняется по-разному: либо староиспанским (Levy. 1984; Pinell. 1984), либо староримским (см.: Baroffio. 1992. Р. 265), либо африканским, с последующим проникновением через Испанию (Fernández de la Cuesta. 1993. P. 446-456), происхождением.

На связь между староиспан. и григорианским пением указывает муз. система из 2 разъединенных тетрахордов, представленная в виде диаграммы в форме буквы Λ в староиспан. списках «Этимологий» Исидора Севильского. По мнению М. Югло, соответствующий тип деления монохорда распространился в Центр. Европе, поскольку был использован Гербертом Аврилакским (впосл. папа Сильвестр II, ок. 940-1003) в трактате «De commensuralitate fistularum et monochordi cur non conveniant» (Почему нет согласия о мензуре [органных] труб и [о делении] монохорда). Герберт мог ознакомиться с этим звукорядом в Каталонии, которую он посетил ок. 970 г. для обучения математике и астрономии у араб. ученых (Huglo. 1992, 1994).

Песнопения оффиция

имеющего 2 версии, кафедральную и монастырскую, в целом имеют сходство с григорианскими; различаются виды псалмодии - антифонная и респонсорная (псалмодия «in directum» (прямая) представлена архаическими песнопениями threni (лат.- плачи) в составе мессы), используются силлабический, невматический и мелизматический стили. В то же время в И.-м. п. присутствует ряд жанров, отличных от др. зап. традиций.

В древних рукописях помещены песнопения оффиция для воскресных и праздничных дней, а также для основных служб Великого поста. В седмичные дни службы предположительно совершались по Псалтири в порядке следования библейского текста (psalterio currente) с иcпользованием всех 3 видов псалмодии (Randel. 1985. P. 229-238).

Древнейший элемент испано-мосарабского суточного круга богослужения - это антифоны, для к-рых использовалась североафрикан. версия лат. текста Псалтири. В староиспан. респонсорной псалмодии в отличие от римской не произошло сокращения числа используемых библейских стихов, а каденции стихов в различных псалмовых тонах не приспособлены к просодии лат. текста (см.: Brockett. 1968; Randel. Responsorial Psalmody. 1969).

В испано-мосарабской традиции значительная часть содержащихся в рукописях последований вечерни нотирована. Раздел вечерни в певч. рукописях начинается с богато украшенного заголовка vespertinum (лат.- вечерний, мн. ч. vespertini; др. название - lucernarium) - респонсорного песнопения в мелизматическом стиле. В Леонском Антифонарии содержится ок. 70 таких песнопений, следов., тексты одних и тех же vespertini могли повторяться в течение года. Vespertini часто содержат стихи, которые брались не только из Псалтири, но и из др. библейских книг. Стихи, вероятно, исполнялись солистами, а их окончания (как правило, имеющие указания для повтора) и сам vespertinum - хором. Подобная практика респонсорного пения в галликанском обряде описана Амаларием Мецским. Приблизительно четверть текста vespertini имеет по 2-3 стиха; еще четверть текста (в частности, для будней Великого поста) не имеет стихов. Вероятно, наличие и количество стихов зависели от степени праздничности службы. В мелодиях vespertini, как и в мелодиях других жанров И.-м. п., используется техника центонизации.

Sonus (sono; лат.- песнь, мн. ч. soni) - мелизматическое песнопение вечерни и утрени, имеющее ту же форму, что и vespertini, и, возможно, исполнявшееся соло. Эти песнопения сопровождаются стихами псалма, к-рые пронумерованы (начиная с цифры II), после которых soni, вероятно, повторялись. Sonus может оканчиваться cловом «аллилуия» с пространным мелодическим украшением, как правило, без вставок-prosae. Это украшение обозначается в рукописях словом laude; такие же украшения встречаются в песнопении sacrificium на мессе. По структуре soni напоминают секвенции др. зап. обрядов.

В испано-мосарабских рукописях сохранились ок. 3 тыс. антифонов вечерни и утрени, к-рые представляют собой небольшие тексты из Псалтири или др. библейских книг, исполнявшиеся попеременно 2 хорами между стихами псалмов на мелодии в силлабическом или силлабо-невматическом стиле (т. е. более простые, чем для vespertinum и sonus). Нек-рые антифоны имеют греч. текст в лат. транслитерации, часто они отмечены рубрикой GRC (graecum - греческое). Постепенно мелос антифонов усложнялся за счет добавления украшений, а количество стихов сокращалось, и антифоны стали петь только в начале и в конце псалма.

В И.-м. п. отсутствует осмогласие, определить общее число псалмовых тонов не удается из-за фрагментарного характера источников. Псалмовый тон состоит из начальной формулы из 2 или 4 звуков, тона речитации (к-рый может повышаться) и заключительной каденции, также из 2 или 4 звуков. Псалмовые тоны могли варьироваться в зависимости от структуры текста конкретного антифона, но не столь значительно, как григорианские формулы differentiae. Стихи между антифонами распеты на простые псалмовые формулы, однако стихов, нотированных полностью, сохранилось очень мало, чаще всего указан только инципит стиха без нотации.

Все стихи псалма пелись с антифоном только в монастырском типе богослужения; в приходской и соборной службе, по-видимому, использовались лишь некоторые стихи, их состав варьируется от списка к списку.

Alleluiatici, антифоны со словом «аллилуия» (чаще всего в конце песнопения), исполнявшиеся в качестве 2-го антифона на вечерне и 3-го элемента missae на утрене, имеют такую же муз. структуру, как и др. антифоны, но в большинстве случаев их мелос более украшен. В дни Великого поста слово «аллилуия» опускали, но alleluiatici со стихами аллилуйных псалмов оставались.

Гимны исполнялись на вечерне, утрене и часах, но в рукописях, как правило, не нотированы (за исключением нек-рых инципитов), по-видимому, из-за того, что их мелодии были достаточно просты для запоминания.

Versus, согласно надписанию в Леонском Антифонарии (León. Catedr. 8. Fol. 111v), пелся в соединении с гимном. Это песнопение состоит из сольной речитации с мелизмой (украшением) на последнем слоге и ответного стиха с похожей мелодией, исполнявшегося хором. Стиль распева versus, как и антифонов, невматический. В рукописях они обозначаются так же, как стихи респонсорных песнопений (за исключением sonus и sacrificium, стихи к-рых пронумерованы рим. цифрами).

Psallendum - антифонное песнопение во время процессии в конце вечерни и утрени, исполнявшееся, как правило, не со стихом, а со «Слава, и ныне:». Само песнопение обычно имеет небольшое украшение, «Слава, и ныне:» не нотировано.

Preces (лат.- прошения) - силлабические или умеренно-невматические песнопения вечерни, часов и мессы на ритмизованные поэтические тексты покаянного характера. По-видимому, они были перенесены в кафедральную традицию из монастырской. Preces состоят из неск. сравнительно кратких строф, к-рые чередуются с кратким рефреном, называемым indulgentia. В мелодическом отношении рефрен либо отделен от строфы, либо является ее окончанием. Сами прошения содержат лат. алфавитный акростих и потому в некоторых источниках (Matrit. Acad. Hist. Aemil. 56; Liber omnium offerentium) названы abecedaria. Этот жанр появился не позднее VII в. и является общим для испано-мосарабской и галликанской традиций. Особенно часто preces встречаются в толедских рукописях традиции B. Нотированных preces сохранилось немного. Особо выделяются украшенные песнопения в составе 9-го часа Великой пятницы. Мелодии в испано-мосарабских и галликанских источниках в подавляющем числе случаев разные.

Утреня в испано-мосарабском обряде является наиболее разработанной службой. Устав кафедральной утрени для седмичных, воскресных и праздничных дней различный. Антифоны псалмов на утрене схожи с антифонами вечерни. Антифоны для седмичных и воскресных дней имеют очень простые мелодии, для праздников - более сложные. Певшиеся в начале воскресной утрени 3 антифона из стихов Пс 3, 50 и 56 (psalmi canonici; антифоны надписаны в рукописях как Antiphonae de concordes) объединены общим мелодическим материалом.

В состав утрени входило определенное количество missae (разделов из 2 антифонов с alleluiaticus и респонсорием), число к-рых зависело от степени праздничности конкретной службы. В древнейшем ядре испано-мосарабских служб мелодический состав элементов каждого такого раздела не был однородным, в нек-рых более поздних missae отмечается тенденция к унификации.

Сохранившийся корпус испано-мосарабских респонсориев насчитывает ок. 500 песнопений. Неск. мелодий респонсориев сохранились в записи и вестгот. невмами, и аквитанской нотацией и поэтому могут быть расшифрованы. Использовавшиеся на утрене (в качестве последнего элемента missae) и на часах, они распеты в невматическом стиле и имеют сходство с т. н. большими респонсориями григорианского пения. На утрене респонсории являются самыми пространными и наиболее украшенными песнопениями, исполнявшимися только в воскресные и праздничные дни. В нек-рых источниках они называются psallenda; они имеют те же формальные характеристики, что и песнопение мессы с тем же названием.

Большая часть респонсориев содержит 1 стих, распетый на один из псалмовых тонов, сохранившихся в 4 различных традициях. В североиспан. рукописях зафиксированы 2 традиции, вероятно восходящие к общему архетипу VIII в. В рукописях из Леона отражена 1-я традиция, более разработанная и систематизированная, в ней исследователи выделяют 7 псалмовых тонов, на 2 из к-рых распеты стихи более 2/3 респонсориев. Для рукописей из Риохи и Кастилии характерна 2-я традиция.

Мелодии респонсорных стихов, как правило, состоят из 2 частей. Мн. мелодические формулы (за исключением финальных каденций) приспособлены к акцентной структуре текста, в ряде случаев даже более тщательно, чем в григорианском пении, путем добавления звуков или сокращения и разделения формул соответственно синтаксической структуре текста и изменениям латыни в сторону народных разговорных языков.

В рукописях из Толедо содержатся 2 собственных традиции псалмовых тонов респонсориев, соотносящиеся с местными традициями богослужебного устава и нотации. В 1-й толедской традиции, рукописи к-рой близки по уставным особенностям к североиспан. источникам, наиболее часто встречаются 2 псалмовых тона, однако они не совпадают с 2 наиболее распространенными псалмовыми тонами североиспан. происхождения. В целом псалмовые тоны для респонсориев в толедских рукописях менее разработаны и систематизированы, чем в североиспан. памятниках.

Во 2-й толедской традиции, отраженной в рукописях литургической традиции B, выявлено 4 псалмовых тона, менее приспособленных к тексту, чем в североиспан. традициях. На один из этих 4 тонов распето более половины респонсориев. Ни один из этих тонов не имеет сходства с тонами др. традиций.

Мелодии самих респонсориев в обеих североиспанских традициях и в 1-й толедской традиции в основном совпадают, хотя могут быть отнесены в разных традициях к разным тонам. Различие в псалмовых тонах объясняется, очевидно, тем, что они были записаны намного позже, чем мелодии самих респонсориев, когда устные североиспанская и толедская традиции во многом разошлись. Существование разных систем нотации при совпадении мелодий респонсориев в североиспанских и толедских традициях объясняется тем, что эти системы сформировались на обособленных территориях уже после арабского завоевания 711 г.

Benedictiones, антифоны на утрене, поющиеся с библейской песнью вавилонских отроков (Дан 3), и антифоны De cantico имеют те же муз. особенности, что и антифоны псалмов.

Matutinaria - антифоны, в текстах к-рых звучит тема утренних часов, в рукописях обычно сопровождаются инципитом псалмового стиха без нотации.

Laudes - песнопения утрени, часов и мессы. Как правило, в состав laudes входит пение «аллилуия», за исключением периода Великого поста.

3, 6 и 9-й часы в кафедральном типе богослужения были заимствованы из монастырской традиции для периодов покаяния и поста. Часы кафедрального богослужения различаются в традициях A и B. Песнопения на этих часах (антифоны, alleluiatici, респонсории, preces, гимны) в целом не отличаются от тех же жанров на вечерне и утрене.

Песнопения монастырского богослужения в целом мелодически проще песнопения кафедральных служб. Антифоны, benedictiones и респонсории имеют те же формы, что и в составе кафедральной утрени. В laudes в качестве рефрена всегда используется «аллилуия». Clamores (букв.- восклицания) в составе монастырских часов состоят из кратких библейских стихов, распетых на простые мелодии, в отличие от одноименных песнопений мессы, являющихся дополнениями к psallendum или респонсорию. Miserationes - это preces в форме литании, содержащие ответ на прошения - «Deus miserere» (Боже, помилуй), повторяющийся в начале miserationes 3, 4 или 7 раз. Подобная форма молитвы для иерусалимского богослужения описана в посл. четв. IV в. в «Паломничестве ко святым местам», автором к-рой считается уроженка Испании Эгерия (Eger. Itiner. 24. 5). В монашеском «Уставе общины» (Regula communis; вскоре после 656), к-рый иногда приписывают Фруктуозу из Браги, содержатся правила для смешанного мон-ря, в т. ч. положение о том, что монахи и монахини должны быть в разных хорах и эти хоры должны петь поочередно.

Песнопения Liber ordinum

- антифоны, респонсории, laudes, гимны и preces в чинопоследованиях таинств Крещения и Священства, благословения аббата и аббатисы, освящения мон-ря, благословения больных, отпевания, таинства Покаяния, различных благословений, призывания помощи Божией королю перед битвой и после нее - имеют те же формы, что и в оффиции.

Песнопения мессы

Староиспан. месса, чин к-рой относится к кафедральному типу богослужения, в целом более украшена, чем римская: почти все ее элементы поются, для каждого текста имеется собственный напев.

Нотированные песнопения ординария мессы («Gloria in excelsis Deo», Трисвятое, preces, «Agios», Ad pacem, «Sanctus», «Credo», «Отче наш», «Sancta sanctis», postcommunio) редко встречаются в древних рукописях, но, как правило, включены в рукописные певч. книги для хора, составленные при архиеп. Хименесе де Сиснеросе.

Текст песнопения «Gloria», к-рое исполнялось в воскресенья и праздники, отличается от римского и амвросианского. Заимствование «Gloria» в испано-мосарабское богослужение, по-видимому, произошло не ранее X в. В Леонском Антифонарии, в разделе песнопений для рядовых воскресений, содержится 3 мелодические версии «Gloria»: 2 мелизматические, умеренно украшенные, и силлабическая, с очень простым мелосом (транскрипция в изд.: Prado. 1934). Две др. мелодические версии находятся в рукописях Tolet. Arch. Capit. 35. 5, 35. 7.

В нек-рых рукописях содержатся мелизматические версии Трисвятого для мессы на греч. и лат. языках. Сохранились 2 мелодические версии Трисвятого в древних рукописях León. Catedr. 8 и Tolet. Arch. Capit. 35.7; в певч. книгах, составленных при архиеп. Хименесе де Сиснеросе, записана мелодия, отличная от обоих древних образцов.

Версия preces для мессы, звучавшая только в период Великого поста, из древних источников нотирована в рукописи Tolet. Arch. Capit. 35. 5. По мнению Югло, preces в аквитанском Градуале имеют испан. происхождение (Huglo. 1955).

Песнопение «Agios» совпадает с аккламацией, завершающей возглас «Sancta sanctis». «Agios» содержится в списках Matrit. Acad. Hist. Aemil. 30 (X в.) и León. Catedr. 8. В Liber omnium offerentium, составленной при архиеп. Хименесе де Сиснеросе, мелос этого песнопения представляет собой простую речитацию.

Песнопение Ad pacem - антифон на целование мира с текстом «Pacem meam do vobis» («Мир мой даю вам»; Ин 14. 27). В праздники Рождества Христова, Обрезания, Пасхи и Вознесения Господня используются др. тексты с сохранением той же мелодии.

Распев «Sanctus» в староиспан. рукописях (напр., в Леонском Анфтифонарии), а также в певч. книгах рубежа XV и XVI вв. является простой речитацией, музыкально связанной с предшествующей молитвой inlatio или (в Великие праздники) с сильно украшенным песнопением Ad sanctus.

Стихи «Credo» исполняли на единственную речитационную формулу, известную только по Liber omnium offerentium.

«Отче наш» пелся в виде литании, с ответами «Аминь» после каждой части песнопения. Его мелодия сохранилась только в изд. Liber omnium offerentium, после реформы II Ватиканского Собора она используется и в рим. обряде.

Нотированный возглас «Sancta sanctis» («Святая святым») с аккламацией «Agios» в конце содержится в рукописях León. Catedr. 8 и Matrit. Acad. Hist. Aemil. 30. На большие праздники к нему прибавлялся стих «In civitate Domini» («Во граде Господа»).

Простая мелодия для postcommunio, песнопение после причащения (в традиции A - «Repletum est gaudio» («Исполнишася радости» - Пс 125. 2), в традиции B - «Refecti tibi»), сохранилась в рукописной книге B капеллы толедского собора.

К песнопениям проприя мессы в иcпано-мосарабской традиции относятся: praelegendum, benedictiones, psalmo, treni, clamores, laudes, sacrificia, Ad sanctus, Ad confractionem panis и Ad accedentes.

Praelegendum (букв.- предшествующее чтениям), с к-рого начиналась месса, по способу исполнения относится к антифонам и имеет один псалмовый стих. Мн. мелодии praelegenda совпадают с мелодиями антифонов и alleluiatici оффиция. Cтихи для praelegenda также имеют общие с антифонами оффиция псалмовые тоны.

Benedictiones для мессы, текст которых взят из песни вавилонских отроков, в рукописях полностью нотированы. Форма песнопения - респонсорная, стиль распева - невматический или умеренно мелизматический.

Psalmo (psallendum; в Леонском Антифонарии эти песнопения названы psalmi pulpitales - псалмы, исполняемые с пульпита) - респонсорное песнопение, соответствующее рим. градуалу. Всего в рукописях сохранилось более 120 psalmi, тексты к-рых, как правило, заимствованы из Псалтири. Подобно vespertini, psalmi состоят из рефрена и стиха, причем окончание рефрена повторяется кроме тех случаев, когда рефрен распет на ту же мелодию, что и стих. Стиль распева - невматический или мелизматический. У большей части psalmi только 1 стих, но в период Великого поста (по воскресеньям, кроме 1-го) и в Страстную седмицу (со вторника) число стихов постепенно увеличивается, достигая в Страстную пятницу 15. Psalmi с несколькими стихами, вероятно, имеют позднее происхождение, т. к. эти стихи сокращены, а их порядок не совпадает с библейским (Randel. 2001).

Threni - покаянные песнопения на тексты из библейских Книг Иова, прор. Иеремии и кн. Плача Иеремии, заменявшие psalmi в определенные 11 дней Великого поста. Содержатся только в Леонском Антифонарии и в рукописи Tolet. Arch. Capit. 35.5. Стихи threni пелись in directum (т. е. не прерываемые припевами или др. текстами) на одну и ту же мелизматическую мелодию. В Леонском Антифонарии 10 из 11 t hreni начинаются со стиха «Quis dabit capiti meo» («Кто даст главе моей» - Иер 9. 1), к которому прибавлено 3-4 изменяемых стиха (см.: Cullin. 1989, 1991; Randel. 1993).

На важнейшие и древнейшие праздники (ок. 20 дней в год) к psalmi присоединялись clamores, завершавшиеся аккламацией «Deo gratias» («Благодарение Богу»), после чего повторялся рефрен psalmo. Clamor исполнялся на тот же тон, что и psalmo, а аккламация - всей общиной на неизменяемую мелодию (Brou. Le psallendum. 1947). Как правило, тексты для psalmo и clamor на один праздник взяты из одного псалма, что, по-видимому, указывает на древнее происхождение этих песнопений.

Laudes, респонсорные песнопения испано-мосарабской мессы, соответствуют аллилуиариям рим. мессы и подобно им могут группироваться по мелодическому принципу. В обычное время laudes состояли из «аллилуии» в мелизматическом стиле, стиха в невматическом стиле и повтора «аллилуии», иногда с вариацией или расширением распева. В Великий пост они напоминают psalmi и vespertini: рефрен и 1-2 стиха в невматическом стиле; если они распеты на разные мелодии, рефрен повторяется.

Sacrificium (букв.- жертва, священнодействие), песнопение на приготовление даров, соотносящееся с римским офферторием и галликанским sono, состоит из мелизматически распетых рефрена и одного или нескольких стихов (обычно взятых не из Псалтири, а из других библейских книг и пронумерованных, начиная с цифры II, подобно стихам sonus), после каждого стиха повторяется окончание рефрена (как в psalmi и др. респонсорных песнопениях). Среди sacrificia и soni встречаются общие песнопения (см.: Baroffio. 1964; Levy. 1984; Fernández de la Cuesta. 1993).

Ad sanctus - респонсорная формула-призыв к аккламации «Sanctus», исполнявшаяся по большим праздникам. Существует неск. текстов, схожих с текстом «Sanctus» мессы рим. обряда. Иногда так же обозначается Трисвятое.

Ad confractionem panis (на преломление хлеба) - песнопение, часто обозначенное в рукописях рубрикой RS (responsorium); первоначально было респонсорным, но впосл. утратило стих и превратилось в пространный мелизматически распетый антифон. Нек-рые мелодии Ad confractionem panis встречаются и в др. песнопениях мессы и оффиция.

Ad accedentes, респонсорное песнопение на причащение народа - аналог римского communio. Распето в невматическом стиле. В качестве стиха наиболее часто встречается «Gustate et videte» («Вкусите и видите» - Пс 33. 9), в др. случаях использовались стихи из Евангелия. В Леонском Антифонарии содержатся 2 распева для этого песнопения: простой, близкий к речитативному и богато украшенный (León. Catedr. 8. Fol. 113, 201). В певч. книге B, составленной при архиеп. Хименесе де Сиснеросе, песнопение «Gustate et videte» изложено силлабическим распевом для всего года, кроме дней пасхальной недели и всего периода Пятидесятницы, когда назначено мелизматическое «Gаudete populi» («Радуйтеся, языцы»). Библейские стихи этих респонсориев имеют псалмовые тоны и формулы речитации, схожие с встречающимися в песнопениях оффиция.

Ист.: Prado G. Supplementum ad Kyriale ex codicibus hispanicis excerptum. P.; Tournai; R., 1934; Antifonario visigótico mozárabe de la catedral de León / Ed. L. Brou, J. Vives. Madrid; Barcelona, 1953-1959. 2 t. (Monumenta Hispaniae Sacra. Ser. Litúrgica; 5/1-2); Pinell J. Los textos de la antiqua liturgia hispánica: fuentes para su estudio // Estudios sobre la liturgía mozárabe / Ed. J. F. Rivera Recio. Toledo, 1965. P. 109-164; Randel D. M. An Index to the Chant of the Mozarabic Rite. Princeton, 1973; Fernández de la Cuesta I. Manuscritos y fuentes musicales en España. Madrid, 1980; Janini J., ed. Liber Missarum de Toledo y libros místicos. Toledo, 1982-1983. 2 t. (Ser. Litúrgica. Fuentes; 3-4/8); Kreider J. E. A Checklist of Spanish Chant Sources at the Hill Monastic Manuscript Library, St. John's Abbey and University // Notes. 1983/1984. P. 7-29; Antiphonale silense: Brit. Lib. Mss. Add. 30850 / Ed. I. Fernández de la Cuesta. Madrid, 1985; Antiphonale Hispaniae vetus (s. X-XI) [Bibl. de la Universidad de Zaragoza] / Ed. A. Canellas López. Zaragoza, 1986; González Barrionuevo H. Los códices «mozárabes» del archivo de Silos: Aspectos paleográficos y semiológicos de su notación neumática // Revista de Musicología. 1992. T. 15. P. 403-473; Vivancos Gómez M. C. Glosas y notas marginales en los manuscritos visigóticos del Monasterio de Santo Domingo de Silos. Silos, 1996. (Studia Silensia; 19).
Лит.: Die mozarabischen Hymnen des alt-spanischen Ritus / Hrsg. C. Blume. Lpz., 1897. (AHMA; 27: Hymnodïa Gotica); Suñol G. Introducció a la paleografia musical gregoriana. Montserrat, 1925. P. 198-219; Pérez de Urbel J. Origen de los himnos mozárabes // Bulletin hispanique. 1926. Vol. 28. P. 5-21, 113-139, 209-245, 305-320; Prado G. Mozarabic Melodies // Speculum. 1928. Vol. 3. N 2. P. 218-238; Wagner P. Der mozarabische Kirchengesang und seine Überlieferung // Spanische Forschungen der Görresgesellschaft. Ser. 1. 1928. Bd. 1. S. 102-141; idem. Untersuchungen zu den Gesangstexten und zur responsorialen Psalmodie der altspanischen Liturgie // Ibid. 1930. Bd. 2. S. 67-113; Rojo C., Prado G. El canto mozárabe. Barcelona, 1929; Whitehill W. M., Pérez de Urbel J. Los manuscritos del Real Monasterio de Santo Domingo de Silos // Boletin de la Real academia de la historia. 1929. Vol. 95. P. 521-601; Whitehill W. M. A Catalogue of Mozarabic Liturgical Manuscripts Containing the Psalter and Liber Canticorum // JbLW. 1934. Bd. 14. S. 95-122; Anglés H. La música a Catalunya fins al segle XIII. Barcelona, 1935, 1988r; idem. La música medieval en Toledo hasta el siglo XI // Spanische Forschungen der Görresgesellschaft. Ser. 1. 1938. Bd. 7. P. 1-68; Brou L. Le répons «Ecce quomodo moritur» dans les traditions romaine et espagnole // RBén. 1939. Vol. 51. P. 144-168; idem. Études sur la liturgie mozarabe: Le trisagion de la messe d'après les sources manuscrits // Ephemerides liturgicae. 1947. Vol. 61. P. 309-334; idem. Le psallendum de la messe et les chants connexes d'après les sources manuscrits // Ibid. P. 13-54; idem. Les «benedictiones» ou cantique des trois enfants dans l'ancienne messe espagnole // Hispania Sacra. 1948. Vol. 1. P. 21-33; idem. Les chants en langue grecque dans les liturgies latines // Sacris erudiri. 1948. Vol. 1. P. 165-180; 1952. Vol. 4. P. 226-238; idem. Bulletin de liturgie mozarabe, 1936-1938 // Hispania Sacra. 1949. Vol. 2. P. 459-484; idem. L'antiphonaire wisigothique et l'antiphonaire grégorien au début du VIIIe siècle // Anuario musical. Barcelona, 1950. Vol. 5. P. 3-10; idem. L'alleluia dans la liturgie mozarabe // Ibid. 1951. Vol. 6. P. 3-90; idem. Séquences et tropes dans la liturgie mozarabe // Hispania Sacra. 1951. Vol. 4. P. 27-41; idem. Fragments d'un antiphonaire mozarabe du monastère de San Juan de la Peña // Ibid. 1952. Vol. 5. P. 35-65; idem. Notes de paléographie musicale mozarabe // Anuario musical. 1955. Vol. 10. P. 23-44; idem. Deux mauvaises lectures de chanoine Ortiz dans l'édition du bréviaire mozarabe de Ximénez: lauda, capitula // Miscelánea en homenaje a Monseñor H. Anglés. Barcelona, 1958. Vol. 1. P. 173-202; Huglo M. Mélodie hispanique pour une ancienne hymne à la croix // RGreg. 1949. T. 28. N 5. P. 191-196; idem. Source hagiopolite d'une antienne hispanique pour le Dimanche des Rameaux // Hispania Sacra. 1952. Vol. 5. P. 367-374; idem. Les «preces» des graduels aquitains empruntées à la liturgie hispanique // Ibid. 1955. Vol. 8. P. 361-383; idem. La notation wisigothique est-elle plus ancienne que les autres notations européennes? // España en la musica de occidente: Actas del Congreso intern. Salamanca, 1985 / Ed. E. Casares Rodicio, I. Fernández de la Cuesta, J. Lopez-Calo. Madrid, 1987. Vol. 1. P. 19-26; idem. Le «De Musica» des Etymologies de Saint Isidore de Seville d'après le manuscrit de Silos (Paris. B. N. Nouv. acq. lat. 2169) // Revista de Musicología. Madrid, 1992. T. 15. P. 565-578; idem. Recherches sur les tones psalmodiques de l'ancienne liturgie hispanique // Ibid. 1993. T. 16. P. 477-490; idem. Les Diagrammes d'harmonie interpolés dans les manuscrits hispaniques de la Musica Isidori // Scriptorium. 1994. Vol. 8. P. 171-186; Moll Roqueta J. Nuevos hallazgos de manuscritos mozárabes con neumas musicales // Anuario musical. 1950. Vol. 5. P. 11-14; idem (Moll J.). La notación visigótico-mozárabe y el origen de las notaciones occidentales // Liturgia y música mozárabes: (I Congreso Intern. de Estudios Mozárabes. Toledo, 1975). Toledo, 1978. P. 257-272; Corbin S. Essai sur la musique religieuse portugaise au Moyen Age (1100-1385). P., 1952; Povés M. L. Los fragmentos de códices visigóticos de la Catedral de Santo Domingo de la Calzada // Revista de archivos, bibliotecas y museos. 1952. T. 58. P. 517-520; Díaz y Díaz M. C. Los prólogos del antiphonale visigothicum de la Catedral de León (León, Arch. Cat. 8) // Archivos leoneses. 1954. T. 8. P. 226-257; idem. Libros y librerías en la Rioja altomedieval. Logroño, 1979; idem. Literary Aspects of the Visigothic Liturgy // Visigothic Spain: New Approaches / Ed. E. James. Oxf., 1980. P. 61-76; idem. Códices visigóticos en la monarquía leonesa. León, 1983; Pinell J. Las «missae», grupos de cantos y oraciones en el oficio de la antigua liturgia hispana // Archivos leoneses. 1954. T. 8. P. 145-185; idem. Repertorio del «Sacrificium» (canto ofertorial del rito hispánico) para el ciclo dominical «De quotidiano» // Ecclesia orans. 1984. Vol. 1. P. 57-111; Freeman A. Theodulf of Orleans and the «Libri Carolini» // Speculum. 1957. Vol. 32. P. 663-705; Husmann H. Alleluia, Sequenz und Prosa im altspanischen Choral // Miscelánea en homenaje a Monseñor H. Anglés. Barcelona, 1958. Vol. 1. P. 407-416; Rabanal Álvarez M. Sobre algunas piezas griegas (transcritas) del antifonario visigótico-mozárabe de la Catedral de León // Archivos leoneses. 1959. Vol. 13. P. 67-85; Werner E. Eine neuentdeckte mozarabische Handschrift mit Neumen // Miscelánea en homenaje a Monseñor H. Anglés. 1961. Vol. 2. P. 977-992; Claire J. L'Évolution modale dans les répertoires liturgiques occidentaux // RGreg. 1962. Vol. 40. P. 196-211, 229-245; 1963. Vol. 41. P. 8-62, 77-102, 127-151; Thorsberg B. Études sur l'hymnologie mozarabe. Uppsala, 1962; Martín Patino M. T. El breviarium mozárabe de Ortiz: su valor documental para la historia del oficio catedralico hispanico // Miscelanea Comillas. 1963. Vol. 40. P. 205-297; Millares Carlo A. Manuscritos visigóticos: Notas bibliográficas // Hispania sacra. 1961. Vol. 14. P. 337-444 (отд. изд.: Barcelona; Madrid, 1963. (Monumenta Hispaniae sacra. Subs.; 1)); Baroffio B. G. Die Offertorien der ambrosianischen Kirche: Vorstudie zur krit. Ausgabe der mailändischen Gesänge: Diss. Köln, 1964; idem. I codici liturgici: Specchio della cultura Italiana nel medioevo // Ecclesia orans. 1992. Vol. 9. P. 233-276; Gros M. S. Les fragments parisiens de l'antiphonaire de Silos // RBén. 1964. T. 74. P. 324-333; Férotin M. Los textos de la antiqua liturgia hispánica, fuentes para su estudio // Estudios sobre la liturgia mozárabe. Toledo, 1965. P. 109-164; Messenger R. E. The Mozarabic Hymnal // The Hymn. 1965. Vol. 16. P. 49-63; Mora Ontalba J. M. Bibliografía general, ediciones de textos, trabajos y repertorios // Estudios sobre la liturgia mozárabe / Ed. J. F. Rivera Recio. Toledo, 1965. P. 165-187; Mundó A. M. La datación de los códices litúrgicos visigóticos toledanos // Hispania Sacra. 1965. Vol. 18. P. 1-25; Janini J. Los fragmentos visigóticos de San Zoilo de Carrión // Liturgica. Ser. 3: Scripta et documenta. 1966. Vol. 17. P. 73-83; Brockett C. W. Antiphons, Responsories and Other Chants of the Mozarabic Rite. Brooklyn (N. Y.), 1968; Randel D. M. Responsorial Psalmody in the Mozarabic Rite // Egreg. 1969. Vol. 10. P. 87-116; idem. The Responsorial Psalm Tones for the Mozarabic Office. Princeton, 1969; idem. Antiphonal Psalmody in the Mozarabic Rite // Intern. Musicological Society Congress, 12th, Berkeley. 1977: Report. Vol. 1 / Ed. D. Heartz, B. Wade. Kassel, 1982. P. 414-422; idem. El antiguo rito hispánico y la salmodia primitiva en occidente // Revista de Musicología. 1985. T. 8. P. 229-238; idem. The Old-Hispanic Rite as Evidence for the Earliest Forms of the Western Christian Liturgies // Ibid. 1993. T. 16. P. 491-496; idem. Mozarabic Chant // NGDMM. 2001. Vol. 17. P. 261-270; Fernández de la Cuesta I., Alamo C. del. Fragmento de un salterio visigotico con notación musical // Revista de Musicología. 1979. T. 2. P. 9-18; Levy K. Toledo, Rome and the Legacy of Gaul // Early Music History. Camb., 1984. Vol. 4. P. 49-99; idem. Old-Hispanic Chant in its European Context // España en la música de occidente. 1987. Vol. 1. P. 3-14; idem. On the Origins of Neumes // Early Music History. 1987. Vol. 7. P. 59-90; idem. The Iberian Peninsula and the Formation of Early Western Chant // Revista de Musicología. 1993. T. 16. Pt. 1. P. 435-437; Fernández de la Cuesta I. La irrupción del canto gregoriano en España: Bases para un replanteamiento // Revista de Musicología. 1985. T. 8. P. 239-248; idem. Quelques remarques paléografiques et litteraires à propos du déchant polyphonique dans la liturgie vielle-hispanique // Cah. civ. Med. 1988. Vol. 31. P. 95-99; idem. Sobre la transcripción de dos responsorios del «Liber ordinum» de San Millan de la Cogolla // II Semana de estudios medievales. Logroño, 1992. P. 191-204; idem. El canto viejo-hispánico y el canto viejo-galicano // Revista de Musicología. 1993. T. 16. P. 438-456; idem. Mozarabischer Gesang // MGG. Sachteil. 1997. Bd. 6. Sp. 552-575; Rodríguez Fernandez C. El antifonario visigótico de Leon: Estudio literario de sus fórmulas sálmicas. León, 1985; González Barrionuevo H. Presencia de signos adicionales de tipo melódico en la notación «mozárabe» del Norte de España // Revista de Musicología. 1986. Vol. 9. P. 11-27; idem. Una grafía particular del «porrectus» en la notación «mozárabe» de tipo vertical // España en la musica de occidente. 1987. Vol. 1. P. 75-90; idem. Dos grafías particulares del scandicus flexus en la notación «mozárabe» de tipo vertical // Anuario musical. 1989. Vol. 14. P. 5-21; idem. La grafía del «sálicus» en la notation «mozárabe» de tipo vertical // Ibid. 1989. Vol. 12. P. 397-410; idem. Présence de signes additionnels de type mélodique dans la notation «mozarabe» du nord de l'Espagne // Egreg. 1989. Vol. 23. P. 141-151; idem. Dos grafías especiales del «scandicus» en la notación «mozárabe» del norte de España // Revista de Musicología. 1990. T. 13. P. 11-79; idem. Dos «scandicus subbipunctis» particulares en la notación «mozárabe» de tipo vertical // Anuario musical. 1993. Vol. 48. P. 47-61; Cullin O. Le répertoire de la psalmodie «in directum» dans les traditions liturgiques latines. 1: La tradition hispanique // Egreg. 1989. Vol. 23. P. 99-139; idem. De la psalmodie sans refrain à la psalmodie responsoriale: Transformation et conservation dans les répertoires liturgiques latins // Revue de musicologie. 1991. T. 77. P. 5-24; idem. Richesse et diversité de la tradition liturgique hispanique: L'exemple des psallenda et des laudes de Carême // Revista de Musicología. 1993. T. 16. P. 2246-2256; Zapke S. Procesos asimilativos del nuevo repertorio franco-romano en el norte de la peninsula // Revista de Musicología. 1993. T. 16. P. 2257-2267; eadem. El antifonario de San Juan de la Peña (siglos X-XI): Estudio litúrgico-musical del rito hispano. Zaragoza, 1995. См. также библиогр. в статьях «Испано-мосарабский обряд», «Испания» (разд. «Церковная музыка»).
Э. П. М.
Ключевые слова:
Церковное пение католическое Испано-мосарабское пение, древнейшая христианская певческая традиция Пиренейского полуострова
См.также:
АВРЕЛИАН ИЗ РЕОМЕ (IX в.), мон.-бенедиктинец, муз. теоретик
АМВРОСИАНСКОЕ ПЕНИЕ музыкально-жанровая система в рамках амвросианского обряда
АПЕЛЬ (1893-1988), амер. исследователь григорианского хорала
ВАГНЕР Петер Йозеф ( 1865-1931), нем. музыковед, медиевист