Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИРОД ВЕЛИКИЙ
Т. 26, С. 640-651 опубликовано: 4 апреля 2016г. 


ИРОД ВЕЛИКИЙ

(ок. 73-4 гг. до Р. Х.), царь Иудеи (37-4), основатель иродианской династии.

Источники

Основной источник сведений о жизни И. В.- сочинения Иосифа Флавия «Иудейская война» (между 75 и 79 гг.) и «Иудейские древности» (ок. 94 г.). Иосиф, не будучи современником И. В., почерпнул основные сведения о его жизни в несохранившихся «Воспоминаниях царя Ирода» и «Истории» Николая Дамасского, придворного историка И. В. Некоторые сведения об И. В. и о его эпохе содержатся в «Географии» Страбона, а также в сочинениях римских историков Аппиана («Гражданская война»), Диона Кассия («Римская история»), Плутарха («Сравнительные жизнеописания: Антоний»), Тацита («История»). И. В. неск. раз упоминается в Вавилонском Талмуде (Бава Батра. 3б - 4а; Таанит. 23а и др.) и в Мидраше Рабба (Вайкра Рабба. 35. 8; Бемидбар Рабба. 14. 20), в Евангелиях (Мф 2; Лк 1. 5) и в сочинениях раннехрист. историков: в «Диалоге с Трифоном» мч. Иустина Философа, в «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, в «Послании к Аристиду» Юлия Африкана и др. Нек-рые из этих упоминаний носят легендарный характер и представляют собой отголоски преданий об И. В., распространенных среди иудеев и христиан в начале нашей эры.

Происхождение

Волхвы перед царем Иродом Великим. Мозаика ц. Санта-Мария Маджоре в Риме. 432–440 гг.
Волхвы перед царем Иродом Великим. Мозаика ц. Санта-Мария Маджоре в Риме. 432–440 гг.

Волхвы перед царем Иродом Великим. Мозаика ц. Санта-Мария Маджоре в Риме. 432–440 гг.
По свидетельству Иосифа Флавия, И. В. был 2-м из 5 детей знатного идумеянина Антипатра, отец к-рого, Антипа, был военным правителем (греч. στρατηγός) Идумеи и Газы при хасмонейском царе Александре Яннае (103-76 гг.) (Ios. Flav. Antiq. XIV 1. 3). После его смерти эту должность унаследовал Антипатр. Отец И. В. получил рим. гражданство (Ibid. 8. 3; Idem. De bell. I 9. 5) и должность наместника (ἐπ τροπος) Иудеи (Idem. De bell. I 10. 3; Idem. Antiq. XIV 8. 5), что в значительной мере определило дальнейшую судьбу его сына. Мать И. В., Капрос, происходила из знатного араб. (судя по всему, набатейского) рода (Idem. Antiq. XIV 7. 3; Idem. De bell. I 8. 9). По мнению нек-рых исследователей, она была дочерью царя Ареты III (Sullivan. 1990. P. 215).

Николай Дамасский (цит. в Ios. Flav. Antiq. XIV 1. 3) считал, что род И. В. восходит к вавилонскому еврейству, а его современник Страбон (Strabo. Geogr. XVI 2. 46) говорил о «местном происхождении» царя. Иосиф Флавий справедливо отмечал, что утверждения о еврейском происхождении И. В. ложны и распространялись лишь для того, чтобы обосновать его право на царскую власть.

В христ. традиции получило известность предание о том, что дед (по др. версии, отец) И. В., раб (или жрец) в храме Аполлона в Аскалоне, был похищен идумейскими разбойниками, в их среде вырос и сделал карьеру (Euseb. Hist. eccl. I 7. 11). Несмотря на то что И. В. действительно был тесно связан с Аскалоном, одним из крупнейших эллинистических центров Иудеи того времени (Kokkinos. 1998. P. 100-139; Kasher. 2007. P. 27), высказывания о его рабском или жреческом происхождении доказать или опровергнуть не представляется возможным.

Путь к власти

Став наместником Иудеи в 48/47 г., Антипатр назначил старшего сына, Фазаила, начальником Иерусалима, а 25-летнему И. В. поручил управлять Галилеей (Ios. Flav. Antiq. XIV 9. 2; Иосиф Флавий пишет, что И. В. было 15, но это ошибка, поскольку известно, что он умер в 4 г. в возрасте ок. 70 лет (Ibid. XVII 6. 1)). Первое, что сделал И. В., придя к власти,- подавил восстание в Галилее (Ibid. XIV 9. 2-5; Idem. De bell. I 10. 6-7). Возвышение идумейского рода вело к ослаблению власти династии Хасмонеев, а это не могло не вызывать недовольство у евреев. За казнь зачинщиков восстания И. В. был привлечен к суду, однако вмешательство Гиркана II, этнарха и первосвященника из рода Хасмонеев, а также Секста Цезаря, наместника Сирии, помогло ему избежать наказания и, более того, принесло должность наместника Келесирии. Благодаря этому И. В. получил возможность вернуться в Иерусалим. От мести противникам его в этот момент удержали отец и брат. Лишь позже, став царем, он все-таки покарал своих судей (Idem. Antiq. XIV 9. 4; Вавилонский Талмуд. Бава Батра. 3б).

Средняя и нижняя террасы Северного дворца в Масаде. 25 г. до Р. Х.
Средняя и нижняя террасы Северного дворца в Масаде. 25 г. до Р. Х.

Средняя и нижняя террасы Северного дворца в Масаде. 25 г. до Р. Х.

Уже в это время И. В. стало очевидно, что судьбы Иудеи и его связаны с Римом, который определял внутреннюю политику почти всех ближневосточных государств, включая Иудею. Но 40-е годы I в. для Рима были временем потрясений: убийство Юлия Цезаря (44 г.) и последовавшая за ним война между сторонниками Кассия и Брута и сторонниками Марка Антония и Октавиана, убийство Секста Цезаря (45 г.), убийство Помпея (48 г.). Нестабильность в Риме привела к волнениям в провинциях: в Иудее иерусалимский военачальник Малих, желая вернуть власть Хасмонеям и упрочить свои позиции, отравил Антипатра (Ios. Flav. Antiq. XIV 11. 4), а затем был убит сам.

Проблемы в Иудее усугубились в 40 г., когда в Сирию вторглись парфяне. К парфянам присоединился Антигон, сын Аристовула II, мечтавший свергнуть Гиркана. Иерусалим подвергся осаде, и парфяне предложили мир. И. В. это предложение показалось подозрительным, но Гиркан II и Фазаил отправились на встречу с парфянами, были обмануты ими и заключены в тюрьму. Иудейский престол в 39 г. занял Антигон, а искалеченный Гиркан был отослан в Парфию (Ibid. 13. 3-10) (Фазаил покончил жизнь самоубийством либо умер от яда - Ibid. XV 2. 1; Idem. De bell. I 13. 2-11).

И. В. со всей семьей был вынужден бежать. Укрыв семью в крепости Масада, он обратился за помощью к набатейскому царю. Но Малих I, боясь гнева парфян, запретил И. В. пересекать пределы своей страны. Не найдя поддержки у родственников матери, И. В. отправился сначала в Египет, а затем в Рим, где в 40 г. сенат благодаря ходатайству триумвиров Марка Антония и Октавиана провозгласил его царем Иудеи (Idem. Antiq. XV 14. 4; Idem. De bell. I 14. 4; анализ причин, побудивших сенат даровать И. В. царский титул, см.: Richardson. 1999. P. 129-130). Назначение И. В. фактически стало концом правления династии Хасмонеев, привело к окончательному отделению царской власти от власти первосвященника и четко обозначило роль Рима во внутренней политике еврейского государства.

Хотя И. В. и получил в Риме права на иудейский престол, правителем Иудеи по-прежнему оставался Маттафия Антигон, поставленный парфянами. И. В. предстояло отвоевать дарованное ему царство. Несмотря на помощь Рима, путь к престолу оказался долгим: коронованный в кон. 40 или в нач. 39 г., реальную власть он сумел обрести только летом или осенью 37 г. (о проблемах датировки завоевания Иерусалима см.: Ibid. P. 160. Not. 31), после 3-летней войны, во время которой погиб его младший брат Иосиф (Ios. Flav. Antiq. XIV 15-16; Idem. De bell. I 15-18). Эта война могла продлиться гораздо дольше, поскольку Маттафия Антигон, последний хасмонейский царь, пользовался поддержкой не только парфян, но и местного населения. Но на помощь И. В. снова пришел Марк Антоний, по приказу которого к Иерусалиму из Сирии выступили рим. войска под командованием наместника Сирии Соссия. После захвата в 37 г. Иерусалима И. В., собрав все драгоценности, бывшие у жителей города, дал взятку Соссию и его солдатам, тем самым избавив город и храм от разграбления. Маттафия Антигон был низложен и увезен в плен в Антиохию, а затем по настоянию И. В. казнен (Idem. Antiq. XIV 16. 2; Plut. Antonius. 36; Dio Cassius. Hist. Rom. LV 22). Вместо него на иерусалимский престол римляне возвели своего ставленника, сына Антипатра, И. В.

Царствование И. В.

обычно делят на 3 периода: 1) консолидации власти (37-27 гг.); 2) относительного благополучия (27-13 гг.); 3) внутрисемейных трагедий и государственного упадка (13-4 гг.) (периоды датируются по-разному, но 3-частное деление признается всеми исследователями; Schürer. 1973. Vol. 1. P. 296).

Консолидация власти

В начале царствования И. В. столкнулся с неск. противниками. Прежде всего ему предстояло наладить отношения с настроенными против него иудеями. Одним из наиболее сильных его противников была храмовая аристократия - саддукеи, составлявшие большинство в синедрионе. Придя к власти в Иерусалиме, И. В. казнил 45 наиболее знатных членов синедриона, поддерживавших Маттафию Антигона и Хасмонеев. С одной стороны, этот акт стал местью за некогда устроенный над ним суд (Ios. Flav. Antiq. XIV 9. 4), с другой, что гораздо более важно, этой казнью И. В. лишил синедрион главенствующей роли в управлении гос-вом. И. В. не упразднил совет полностью, но оставил лишь суд (cр.: Efron. 1987. P. 287-338). После низложения Маттафии Антигона казнь аристократов стала еще одним этапом в его борьбе с Хасмонеями.

С династией Хасмонеев у народа связывались воспоминания о славном прошлом и надежды на лучшее будущее. И. В., идумеянин и «полуеврей» (Ios. Flav. Antiq. XIV 15. 2), не мог претендовать на подобное отношение. Незадолго до захвата Иерусалима И. В. женился на внучке Гиркана II Мариамне (37 г.), предварительно разведясь со своей прежней женой, идумеянкой Доридой, от брака с к-рой у него был сын Антипатр (Ibid. 12. 1). Брак с Мариамной не был «браком по расчету», т. к. любовь к ней стала впосл. причиной серьезных семейных неурядиц. Этот брак был очень выгоден И. В. на пути к иудейскому престолу, поскольку он сам и его сыновья, рожденные от Мариамны (Александр в 36 г. и Аристовул IV в 35 г.), становились законными наследниками Хасмонеев.

До воцарения И. В. наиболее значимой политической фигурой в Иудее помимо царя был первосвященник. Именно поэтому на протяжении долгого времени (153-37 гг.) хасмонейские правители совмещали обе должности. И. В. не происходил из священнического рода и не мог последовать их примеру; единственное, что ему оставалось,- назначать на это место верных ему людей. За годы правления И. В. на этом посту сменилось 7 чел. Исключением стал Аристовул III, получивший эту должность при участии его сестры, жены И. В. Мариамны, и по настоянию Марка Антония, перед к-рым ходатайствовала Клеопатра VII, подруга тещи И. В. Александры. Даровав Аристовулу этот титул, И. В., однако, увидел, что 17-летний Аристовул III, любимый иудеями, представляет угрозу для его власти, поскольку имеет не только законные права на престол, но и поддержку народа, которой у И. В. никогда не было. Итогом стало убийство Аристовула III, замаскированное под несчастный случай: по приглашению И. В. юноша отправился на пир в Иерихон и там утонул в бассейне (Ibid. 3. 3). После его гибели единственным потомком Хасмонеев мужского пола кроме сыновей И. В. оставался Гиркан II. Несмотря на то что священником Гиркан стать не мог, он оставался первым претендентом на престол в случае отстранения от власти И. В. Реальной угрозы Гиркан II не представлял, тем не менее страх И. В. перед Хасмонеями был настолько велик, что он решил устранить и его. В 30 г. И. В. вызвал его из Вавилонии, пообещав разделить с ним царство и заботиться о нем (Ibid. 2. 2-3). По приезде И. В. устроил суд над Гирканом, в ходе которого обвинил его в измене, в сотрудничестве с набатеями, с которыми Иудея на тот момент находилась в состоянии войны, и казнил его (Ibid. 6. 1-3).

Еще одним серьезным врагом И. В. была Клеопатра VII, царица Египта, желавшая превратить Иудею в собственную провинцию и восстановить территорию, принадлежавшую первым Птолемеям. Клеопатра, имевшая сильное влияние на Марка Антония и поддерживавшая тесную дружбу с тещей И. В. Александрой, постоянно требовала у Антония включить в ее царство различные части Иудеи и Сирии. Антоний не желал притеснять верного ему И. В., но все-таки даровал ей значительные территории, среди которых были знаменитые финиковые и бальзамовые рощи у Иерихона и близ Иерусалима (Ibid. 4. 1-2). Раздраженный посягательствами Клеопатры, И. В. даже хотел убить ее, но отказался от этой мысли. Конец вражде между правителями положила битва при Акции 2 сент. 31 г. (Plut. Antonius. 61-68; Dio Cassius. Hist. Rom. L. 15-35), после которой Антоний и Клеопатра покончили жизнь самоубийством, а И. В. обрел нового покровителя, Октавиана Августа, и получил земли, отнятые у него егип. царицей (Ios. Flav. De bell. I 22. 3).

В 29/28 г. произошла главная драма в жизни И. В.: в приступе ревности он казнил Мариамну (о дате казни см.: Kasher. 2007. P. 165), обвинив ее в супружеской неверности (Ios. Flav. Antiq. XV 7. 2-3; Idem. De bell. I 22. 4; Вавилонский Талмуд. Бава Батра. 3б) (сюжет с обвинением Мариамны повторяется в «Иудейских древностях» и «Иудейской войне» Иосифа Флавия неск. раз с новыми деталями, подробный анализ см.: Richardson. 1999. P. 216-220). После ее смерти И. В. устранился от управления гос-вом, укрывшись в Самарии (Ios. Flav. Antiq. XV 7. 7). Однако никто из сыновей не мог править вместо него: старший, Антипатр (17 лет), был в изгнании, а сыновья от Мариамны не достигли соответствующего возраста (Александру было 8, Аристовулу - 7 лет). Власть попыталась взять в свои руки Александра, но И. В., узнав об этом, приказал ее казнить.

Несмотря на тоску по Мариамне, И. В. вскоре вступил сразу в неск. новых браков (Ibid. XVII 1. 3; Idem. De bell. I 28. 3), а голод и засуха, поразившие страну (Idem. Antiq. XV 9. 1), заставили его вернуться к гос. делам.

Период относительного благополучия

(27-13 гг.). Крах мечты И. В. о том, чтобы стать равным Хасмонеям через родство с ними, заставил его искать иные пути укрепления своего авторитета как среди евреев, так и у римлян. Он пытался добиться создания крепкой гос. системы, активно занимался строительством. «Строительная эйфория» продолжалась с 27 по 17 г. во всех частях его гос-ва и др. странах Средиземноморья. И. В. построил новые города (напр., Фазаилида севернее Иерихона), перестроил старые (Кесария Приморская, Антипатрида, Самария (Севастия)), повсюду возводил крепости, дворцы, храмы для имп. культа, которые отличались роскошью, но одновременно свидетельствовали о страхе И. В. за власть: цитадель Иерусалима с 3 мощными башнями - Фазаил, Гиппик и Мариамна; Гирканию, Иродион; Масаду (на зап. берегу Мёртвого м.); Кипрос над иродианским зимним дворцом около Иерихона; Александрион (Вади-Фара); Махерон (Михвар) на вост. берегу Мёртвого м. Нек-рые из них были построены еще при Хасмонеях, но при И. В. получили законченную форму. С 20/19 г. И. В. занимался реконструкцией Иерусалимского храма. Величие и красота этого комплекса подробно описаны Иосифом Флавием (Ibid. 11; Idem. De bell. V 5). Активное строительство способствовало тому, что изменилась репутация И. В., его перестали воспринимать как безумца, истребившего царский род, он превратился в мудрого властелина, ведущего страну к процветанию (Idem. Antiq. XV 10. 5; 11. 1 и др.).

И. В. пытался также наладить взаимоотношения с Римом. Принеся в 30 г. присягу Октавиану Августу, он оставался верен ей до конца жизни. Но именно в 27-13 гг. их общение носило наиболее активный характер. Иосиф Флавий утверждает, что И. В. был 2-м после Марка Агриппы наиболее близким человеком Октавиану. В политической системе Римской империи он имел статус «союзного царя» (rex socius), т. е. подчинялся непосредственно принцепсу и сенату, а не наместнику Сирии. В его обязанности входило предоставлять вспомогательные войска и охранять вост. и юж. границы от набатеев.

Император значительно расширил территории царства И. В. (Ibid. 10. 3), с 22 по 18 г. в Риме учились Александр и Аристовул, сыновья И. В. от Мариамны (Ibid. 10. 1), в 15 г. в Иудею приезжал Марк Агриппа, к-рого Август назначил проконсулом в вост. провинциях (Philo. Leg. Gai. 37; Ios. Flav. Antiq. XVI 2. 1), а в 14 г. И. В. ездил к нему в М. Азию (Ibid. 2. 2). Благодаря хорошим отношениям с Марком Агриппой И. В. удалось добиться значительного расширения прав евреев греческой диаспоры (подробно об этом см.: Kasher. 1985).

Постепенно путем подкупов, адм. переподчинения и завоеваний И. В. стал правителем гос-ва, территория к-рого была не меньше, чем гос-во Хасмонеев, чьим наследником он стремился себя показать. Вскоре после 31 г. он получил от Октавиана плодородные земли в нижнем течении Иордана, прежде всего оазис Иерихона, когда-то подаренный Марком Антонием Клеопатре. Между 30 и 23 гг. в состав его гос-ва вошли мн. эллинистические города: Газа, Антедона, Аполлония, Стратонова Башня, переименованная в честь Августа в Кесарию Приморскую (Caesarea maris или maritima), Гадара, Гиппос, Панеада и мн. др. И. В. значительно перестроил Самарию и назвал ее Севастия в честь Августа (лат. Augusta = греч. Σεβαστή). В 23 г. и позднее он присоединил также Трахонитиду, Хауран и Батанею в Сев. Заиорданье. При этом, несмотря на значительные усилия по распространению эллинской культуры, И. В., продолжая политику Хасмонеев, поддерживал иудейскую колонизацию вновь присоединенных территорий. Не вошли в его царство Дор и зап. часть хребта Кармель, бухта Акко, часть Десятиградия, Аммонитида и Моав.

Несмотря на успехи во внешней политике, в 20-14 гг. внутри страны ситуация все более осложнялась. Нарушение законов Торы, нововведения, продиктованные симпатией к греч. культуре, привлечение наемников в армию - все это не могло не вызывать недовольство населения. Для укрепления создаваемого гос-ва И. В. учредил систему тайного надзора за подданными. По свидетельству Иосифа Флавия, он запретил собрания и ввел жесткую систему наказаний, крепость Гиркания была превращена в тюрьму, где казнили недовольных режимом граждан (Ios. Flav. Antiq. XVI 10. 4). Тяжелая политическая обстановка усугублялась экономическим кризисом: в 23/22 г. в Иудее были засуха и голод, участились грабежи (Ibid. 1. 1). Негативные процессы внутри страны практически свели на нет успехи, достигнутые И. В. во внешней политике.

Период упадка

После возвращения из Рима, где в 18 г. И. В. встречался с Августом, чтобы вернуть домой сыновей, отношения в семье стали ухудшаться. Это привело к конфликтам и усилению болезненной подозрительности И. В. Главным объектом подозрений стали сыновья Александр и Аристовул. Стремясь обезопасить себя от угрозы, которая, как казалось царю, исходила от них, И. В. в 14 г. призвал ко двору старшего сына Антипатра и провозгласил его наследником (Idem. De bell. I 13. 1-2). Получив власть, Антипатр обвинил братьев в заговоре против отца, И. В., поверивший этому обвинению, решил казнить их. Благодаря вмешательству Октавиана и Архелая Каппадокийского, тестя Александра, расправу над братьями удалось отложить. Однако в 7 г., после долгого разбирательства, Александр и Аристовул были повешены, а 300 их сторонников забиты камнями (Idem. Antiq. XVI 11. 7). Но и Антипатр не остался безнаказанным. В ходе расследования смерти брата И. В., последовавшей за казнью Александра и Аристовула, выяснилось, что Антипатр задумал отравить отца. И. В. обвинил его перед императором, и тот дал ему разрешение казнить сына (Ibid. XVII 7). Уже будучи смертельно больным, И. В. привел приговор в исполнение.

Иосиф Флавий, описывая страшные муки больного И. В. (Ibid. 6. 5), усматривает в них наказание за бесчисленные убийства, нарушения законов Торы, осквернение гробницы царя Давида (Ibid. XVI 7. 1). Народ ожидал его смерти как праздника (Вавилонский Талмуд. Таанит. 23а). Желая, чтобы с его смертью вся страна погрузилась в скорбь, И. В. приказал запереть на ипподроме в Иерихоне, а после его смерти убить множество именитых и влиятельных иудеев со всей страны (Ios. Flav. Antiq. XVII 6. 5-6). Но вопреки его желанию после смерти И. В. его сестра и ее муж освободили пленников.

Согласно евр. традиции, И. В. умер зимой 4 г. Однако точная дата смерти остается спорной (Kasher. 2007. P. 402-404). В соответствии с волей правителя он был похоронен в Иродионе. В 2007 г. израильский археолог Э. Нетцер объявил об обнаружении точного места погребения И. В.

Итоги правления

После смерти И. В. ненависть к его династии оказалась настолько сильной, что евреи обратились к Августу с просьбой о присоединении Иудеи к пров. Сирия и о введении прямого рим. правления. Но Август разделил царство между сыновьями И. В. в соответствии с последним завещанием умершего, положив т. о. основание 4 иродианским гос-вам (подробно все 7 завещаний И. В. разбираются в: Richardson. 1999. P. 33-38). Ирод Архелай получил титул этнарха Иудеи, Самарии и Идумеи, под его властью был также прибрежный район с Кесарией Приморской (города Газа, Гадара и Гиппос подчинялись рим. наместнику Сирии). Ирод Антипа (4 г. до Р. Х.- 39 г. по Р. Х.), родной брат Архелая, стал тетрархом Галилеи (со столицей в Сепфорисе, позднее в Тивериаде) и Переи. Филипп (4 г. до Р. Х.- 33 или 34 г. по Р. Х.), сын И. В. от брака с Клеопатрой Иерусалимской, стал тетрархом Итуреи, Батанеи, Трахонитиды и Авранитиды, Гавланитиды, Панеады и Улаты («удел Зенодора»). Часть земель (Азот, Ямния и Фазаилида) получили сестра И. В. Саломея (тем не менее территории оставались под надзором этнарха Ирода Архелая) и др. родственники (Ios. Flav. Antiq. XVII 11. 4).

Однако внутренняя политика И. В. и прежде всего огромные расходы на строительство настолько подорвали стабильность государства, что после его смерти начались народные бунты. Бедность, мессианские ожидания, недовольство рим. владычеством и правлением сыновей И. В.- все это привело к тому, что скрытое при И. В. недовольство вырвалось наружу. В 6 г. по Р. Х., спустя 10 лет после смерти И. В., Август ввел в Иудее прямое правление Рима, ускорив начавшиеся при И. В. политические процессы, приведшие к антиримскому восстанию 66-70 гг.

С. В. Бабкина

Иродианская архитектура

Материальная культура Св. земли периода правления И. В. изучается особой отраслью археологии библейской - иродианской археологией (археологией иродианского периода; обзор см.: Jacobson. 2002). Первой попыткой обобщить памятники этого времени стала работа К. Ватцингера (Watzinger. 1935), активные исследования стали проводить после создания совр. гос-ва Израиль.

Важнейшими этапами в изучении памятников были раскопки в Кесарии Палестинской (Итальянская археологическая миссия, 1959-1964, А. Фрова), в Иродионе (Studium Biblicum Franciscanum, 1962-1967, В. Корбо) и в Масаде (И. Ядин, 1963-1965). Позже целенаправленное исследование иродианских дворцов возглавил Э. Нетцер (Еврейский университет, Иерусалим), работавший в Иродионе (1970-1987), Кипросе (1974), Кесарии Приморской (1975-1979), Иерихоне (1973-1987, 2000-е гг.) (Netzer. 1996; Idem. 2001; Idem. 2006) и открывший в 2007 г. остатки мавзолея И. В. в Иродионе. Деятельность И. В. как строителя новой культуры интерпретируют в контексте культурно-политической среды эпохи имп. Августа (Schalit. 1969; симпозиум 1988 г. «Иудея и греко-римский мир эпохи Ирода в свете археологических исследований»: Judaea and the Greco-Roman World. 1996). Иродианская археология представляет эпоху И. В. во всем величии его масштабных строительных проектов (см.: Richardson. 1999. P. 197-202) и быстрого развития нового, общесредиземноморского образа жизни.

Освоение хасмонейского наследия

В первое десятилетие правления (37-27 гг.) И. В. осваивал наследие Хасмонеев. Он восстановил их крепости в долине р. Иордан. Из этих памятников хорошо изучены Масада и Кипрос вблизи Иерихона. Старый форт в Кипросе (30×35 м) превратили в укрепленный дворец (40×45 м) с роскошными банями со ступенчатым бассейном (Netzer. Cypros. 1993). В Масаде построили часть Западного дворца: царские апартаменты с тронным залом, со спальнями и столовыми, окружавшими открытый двор, и хранилища (Idem. 1991). Стены жилых покоев покрывала белая штукатурка, пол одного из залов - цветная мозаика из сплетающихся кругов с геометрическим и растительным фризом. В Масаде построили еще 3 дворца, по планировке напоминавшие Западный дворец, но по размеру они были меньше; 3 голубятни; большой бассейн в юж. части и т. н. казармы (Idem. Masada. 1993). Большое строительство началось в Иерусалиме, где возводились дворец И. В., крепость Антония с башнями в уже типичной для построек И. В. технике, с опущенным до уровня скалы фундаментом и с использованием огромных камней (Jewish Quarter Excavations. 2000).

Руины царских апартаментов в Масаде. 37–27-е гг. до Р. Х.
Руины царских апартаментов в Масаде. 37–27-е гг. до Р. Х.

Руины царских апартаментов в Масаде. 37–27-е гг. до Р. Х.

Два дворца, построенные ранее в Иерихоне, на берегах Вади-Кельта, И. В. перестроил. На южном берегу возник большой (84×45 м) прямоугольник открытого двора-перистиля, окруженного помещениями (в т. ч. купальнями). Дворец на северном берегу был возведен по общему плану эпохи Хасмонеев, но на месте 2 небольших водоемов был устроен бассейн (18×32 м, глубина 2 м), окруженный садами. Новая, вост. часть дворца строилась на 2 уровнях. Верхний (северный) образовал 2-й внутренний двор дворца (28×34 м) с садом, с 3 сторон окруженным колоннадой. Нижний (южный) уровень включал старые части дворца, построенные в эпоху Хасмонеев, но бассейн И. В. превратил в сад, окруженный стоей; к югу от этого углубленного сада-бассейна поставили рим. бани (Netzer. Jericho. 1993).

Строительные проекты И. В.

Утверждение на престоле позволило И. В. приступить к осуществлению целого ряда грандиозных строительных проектов. Демонстрируя свое благочестие, он внес решающий вклад в реконструкцию храма в Иерусалиме, а также в сооружение святилища в Хевроне. Он возвел городские дворцы в Иерихоне и Иерусалиме (т. н. крепость Антония) и загородные дворцы-крепости Иродион, Махерон и Масада. Также были заложены и отстроены новые города - Кесария Приморская и Севастия.

Крупнейшим строительным предприятием И. В. была реконструкция Иерусалимского храма. Общий облик храма, строительство которого началось в 20/19 г. и продолжалось вплоть до 60 г., реконструируется преимущественно по описаниям.

Лучше сохранилась постройка И. В. в Хевроне - ограда пещеры Махпела с гробницами патриархов Авраама, Исаака и Иакова (араб. Харам аль-Халиль). Она не упоминается Иосифом Флавием, но современные ученые единодушны в отнесении ее ко времени И. В. (Netzer. 2006. P. 228). Ограда открытого двора сохранилась практически полностью. Ее периметр 59×34 м, площадь двора 53,5×28,5 м; толщина стен достигает 2,7 м. Постройка расположена на склоне, так что высота стен колеблется от 10 м на северо-западе до 17,5 м на юго-западе. Стена выше уровня пола двора украшена широкими (1,1 м), слабо выступающими (0,25 м) лопатками высотой 9 м; фланкирующие углы лопатки существенно шире (2,8 м). Над ними проходит карниз. Пол двора, ныне большей частью застроенного, вымощен огромными каменными плитами; по его периметру проходил водосток. Все 3 существующих входа в ограду более поздние. Не исключено, что она вообще задумывалась как закрытая и в нее вел лишь до сих пор не открытый тайный ход снаружи либо через саму пещеру с гробницами патриархов (Ibid. P. 229).

От другой постройки И. В. в его родной Идумее - открытого двора (49×65 м) вокруг дуба Авраама в Мамвре близ Хеврона - сохранилось лишь неск. камней.

Особенно показательны и хорошо изучены в археологическом отношении дворцы-крепости И. В.

Наиболее оригинален из них Иродион, расположенный в 12 км южнее Иерусалима, возможно, на месте победы И. В. в 40 г. Дворец стоял на холме, к-рый на 12 м был увеличен за счет дополнительно насыпанного грунта (Foerster. 1993). В плане дворец круглый; по сторонам света из внешней стены (диаметр 62 м) выступают полукруглые башни, восточная имеет полный круг (диаметр 18 м). Внутри дворец разделен на 2 части. В вост. половине находился прямоугольный сад (12,5×33 м), окруженный колоннадой с севера, запада и юга, с полукруглыми экседрами на юге и севере, пристроенными к стене крепости. В зап. половине - жилые и служебные помещения, триклиний, бани. Стены были оштукатурены и покрыты геометрическим орнаментом.

Крепость Иродион. 23-20-е гг. до Р. Х.
Крепость Иродион. 23-20-е гг. до Р. Х.

Крепость Иродион. 23-20-е гг. до Р. Х.

У подножия холма, на северо-западе от него, был разбит огромный парк (110×145 м) с комплексом бассейнов. Средний (46×70 м, глубина 3 м) имел в центре искусственный остров диаметром 13 м. Снаружи парка с 3 сторон (кроме южной) стояли портики, по углам находились лестницы (ширина 2,3 м). Юго-западным углом бассейн примыкал к баням - самым большим из построенных И. В.

На длинной (350 м, ширина 30 м) эспланаде, где на торжественных церемониях выстраивались войска, в конце на значительном возвышении стояла монументальная гробница-памятник И. В., открытая Нетцером: здание (14×15 м) с толстыми (3 м) стенами и со сводчатым или с пирамидальным завершением. Внутри гробницы обнаружены остатки 3 разбитых саркофагов, один из которых сделан из дорогого розоватого камня и сохранил пышные розетки великолепной резьбы.

Дворец Махерон был построен в 30 км юго-западнее Мадабы, на холме со ступенчатыми склонами, откуда открывается вид на Мёртвое м., укреплен еще Хасмонеем, но разрушен Габинием. Крепость И. В. (110×60 м) разделена на 2 части: восточную с банями, мощенными мозаикой, и западную с перистильным двором (Piccirillo. 1997).

В Иерихоне при И. В. при помощи рим. инженеров был возведен 3-й дворец, с применением техники кладки opus reticulatum (ряды небольших кирпичей уложены в раствор «по диагонали»), по единому плану на 2 берегах Вади-Кельта, которые соединили мостом. На севере стояли 2 перистильных двора с большими залами. В западном конце дворца размещался зал (19×29 м), мощенный плиткой и расписанный фресками. С ним соединялся квадратный двор-перистиль (19×19 м) с садом в центре. Восточнее располагался 2-й двор (14×40 м), также с садом в центре, и приемный зал Т-образной формы (8×13,5 м), на севере от него - 6-комнатные бани. Вдоль юж. стороны дворца шла колоннада, а на противоположной стороне, на юж. берегу Вади-Кельта, был разбит утопленный в почву на 2 м сад с колоннами по вост. и зап. сторонам и с огромным бассейном (42×90 м) на востоке. Дворец построен из сырца и рим. бетона на каменном основании, оштукатурен и расписан растительным орнаментом.

Не менее оригинальный Северный дворец возведен ступенями на сев. обрыве плато в Масаде, так что с балкона верхней полукруглой террасы видны 2 нижних уровня (позади балкона - зал, окруженный жилыми помещениями). На 2-м уровне (ниже на 20 м) открыты 2 концентрические стенки - диаметром 15,3 и 10 м, отстоящие от рядов колонн, возможно державшие перекрытие, за ними - лестница на верхнюю террасу и зал, украшенный искусственным мрамором. Еще на 15 м ниже, на специальной подпорной стене, лежит нижняя квадратная платформа (сторона 17,6 м) с залом, расписанным геометрическими узорами, к к-рому ведет портик.

Эти уровни предназначались для церемоний и развлечений, здесь нет жилых и подсобных помещений, они размещаются в крыльях-пристройках. Дворец - самая крупная и эффектная постройка Масады, с его террас открывается широчайший вид на Мёртвое м. и значительную часть страны. Как и др. постройки И. В., дворец вписан в пустынный ландшафт так, что были использованы все возможности, предоставляемые природной средой.

И. В. развернул строительную деятельность и далеко за пределами Иудеи. На побережье и в Самарии им построены города Кесария и Севастия, названные в честь Августа.

Кесария Приморская возведена на месте раннего порта, Стратоновой Башни. Археологи отмечают, что осуществление проекта заняло более десятилетия (22-10 гг.). Улицы были перепланированы по сетке римско-эллинистических образцов. Под водой сооружены волнорезы и заполненные камнями клети-платформы для построек порта. В городе был по меньшей мере один дворец, найдены театр, амфитеатр (вернее, отпечаток, оставленный им на местности) и платформа храма (Raban. 1993; Holum, Raban. 1993; Caesarea Maritima. 1996).

В Севастии, на месте древнего г. Самарии, к эпохе И. В. относят стены и 2 башни, ранний этап строительства стадиона, остатки храма Коры (?), к-рую долго почитали (о чем свидетельствуют 4 надписи, статуя, изображения на монетах). Изучены также остатки храма Августа и богини Ромы: платформа, монументальные лестницы, алтарь, фрагменты огромной (императорской?) статуи (Avigad. 1993).

Для обороны юж. границы Иудеи И. В. поставил линию фортов: Арад, Ароер, Беэр-Шева (Вирсавия), Тель-Ира и Тель-Джудейда. Арад - небольшое укрепление (25×50 м) с внутренним двором и жилыми постройками по 3 сторонам; Джудейдеда - продолговатый холм (235×110 м), окруженный толстой (3,35 м) стеной, с воротами по сторонам света; крепость разделена на 4 части улицами, пересекающимися под прямым углом, а на их пересечении стоят 2 здания (Broshi. 1993). Постоянной проблемой в засушливой Палестине была вода, к-рая требовалась для городов, дворцов, садов, бассейнов и бань. Кроме Иерусалима с его новым акведуком длиной 24 км и 6 резервуарами И. В. построил под Вифлеемом т. н. бассейн Соломона для сбора воды (Richardson. 1999. P. 190).

Необходимость финансового обеспечения проектов И. В. приводила к увеличению налогов. Возможно, часть средств получали за счет введения в оборот монет из низкопробной меди и т. п. Средства поступали и от экспорта фиг, битума (из районов Мёртвого м.), благовоний, мазей, лекарств, бальзамов и т. п. Остатки их производства особенно хорошо изучены в Эйн-Геди, но известны также в Эйн-Бокеке и Иерихоне, во владениях царского дома Хасмонеев, унаследованных И. В.

Синтез римской и иудейской традиций. Особенности иродианского архитектурного стиля

Реализуя свои проекты, направленные на культурное сближение с империей, И. В. старался не нарушать иудейские традиции. Храмы и статуи божеств Рима, Ромы и Августа он помещал в городах с преобладающим нееврейским населением (Кесария Приморская, Севастия, Панеада у подножия г. Хермон на Голанах). В Иудее же главной постройкой И. В. стал Иерусалимский храм, который потребовал не только огромных денежных затрат, но и согласия императора. При всей экстравагантной роскоши дворцы И. В. в оформлении не нарушают предписаний иудаизма: в росписях и мозаиках его личных покоев нет изображений «одушевленных предметов».

Банный комплекс в Иерихоне с кладкой opus reticulatum и opus quadratum. 25 г. до Р. Х.
Банный комплекс в Иерихоне с кладкой opus reticulatum и opus quadratum. 25 г. до Р. Х.

Банный комплекс в Иерихоне с кладкой opus reticulatum и opus quadratum. 25 г. до Р. Х.

Стремление уравновесить имперскую идеологию и иудейскую традицию отразилось и в чеканке монет И. В., начало было положено в Самарии в 40-37 гг. (впервые в стране на монетах были обозначены даты правления) его преемниками Агриппой Иродом и Иродом Архелаем. Они соблюдали религ. запрет и не помещали на монетах изображений правителей, божеств и животных (бюсты императоров появятся на монетах Агриппы I, Агриппы II, Филиппа), а лишь растений (виноград, колосья), предметов (корабль, якорь) или религ. символов (пальма, рог, треножник с чашей и т. п.). На монетах И. В. (из плохой меди) помещена греч. надпись: «Царь Ирод» (ΗΡΟΔΗΣ ΒΑΣΙΛΕΥΣ, иногда в сокращении). На ряде монет есть изображение шлема, увенчанного звездой,- эмблемы братьев-героев Диоскуров. Возможно, появление таких монет связано с желанием И. В. поставить себя в один ряд с героями классических мифов (cм.: Jacobson. 2001).

Яркий пример успешного симбиоза рим. и иудейских традиций - т. н. иродианские лампы, к-рые наполнили рынок Иудеи и всей Палестины. Т. н. иродианские лампы, возникшие под влиянием рим. форм и отличавшиеся упрощенной технологией (настоящие римские, оттиснутые в формах, делали в Палестине на гончарном круге). Лампы украшали геометрическим орнаментом (линиями, спиралями и др.), на юге Палестины - изображениями предметов (корзин, силков для птиц и др.).

И. В. строил новые поселения, города, дворцы, укрепления, порты и т. п. не только в своих владениях (известно более 20 пунктов: Иерусалим, Кесария Приморская, Севастия, Иродион, Масада, Иерихон, Кипрос под Иерихоном, Махерон, Гиркания, Александрион, Антедона, Фаселида, Бейтар, Гава, Панеада, Сепфорис, Ливна, Хеврон и др.), но и в остальной Палестине, в Сирии, на островах архипелага (Аскалон, Птолемаида, Тир, Сидон, Дамаск, Берит, Библ, Триполи, Лаодикея Сирийская, Антиохия, Родос, Хиос, Никополь - всего 13 пунктов). Имя И. В. как строителя стало широко известно в Средиземноморье. Афины, по словам Иосифа Флавия, как и мн. др. города, И. В. наполнил дарами, в его честь установили по меньшей мере 3 стелы с посвятительными надписями (найдены их части).

Архитектурный стиль И. В. сформирован имперскими образцами. Но в его постройках тесно связаны утилитарность, репрезентативность и экстравагантность, что несвойственно классической архитектуре. Дворцы-крепости И. В.- это узлы обороны юж. границы; огромная вост. башня в Иродионе - одновременно цистерна для воды; башни Иерусалимского дворца защищали также и город.

Строители в основном использовали обычные виды каменной кладки, сырцовый кирпич, рим. бетон и лишь изредка для прочности - известняковые глыбы с протесанным краем; в отделке широко применяли роспись стен и покрытие полов мозаикой.

Такие технологии рим. строительства, как кладка opus reticularum и opus quadratum (армировка простой кирпичной кладкой всех проемов, создающая опору диагональной кладке), встречаются в Палестине только в постройках И. В. (во дворце в Иерихоне, в здании в Панеаде, в большом сооружении северо-западнее Дамасских ворот). Исключительно эпохе И. В. принадлежит секрет использования громадных, грубо околотых каменных глыб с гладко протесанными вдоль ребер гранями (наиболее заметны в вост. стене Иерусалима). Одна из таких глыб на зап. стороне Храмовой горы имеет размер более 23×3×3 м и весит ок. 415 т, на порядок превосходя мегалиты Стоунхенджа (40 т) и камни пирамиды Хеопса (до 15 т).

Благодаря энергии царя, использованию традиций и ресурсов Востока, а также мастерству одаренных исполнителей строительство при И. В. отличалось нововведениями в архитектуре. На неск. десятилетий Палестина оказалась в центре архитектурного эксперимента, сводчатые аркады, полы в технике opus sectile (мозаика из кусков полированного мрамора сложных форм), искусно устроенные системы отопления предвосхищают новый этап рим. архитектуры.

Выбор точек и типов конструкций неожидан и гармонично согласован с ландшафтом. Висящий на обрывах горы 3-уровневый Северный дворец Масады уникален не только для Палестины: это прототип дворца имп. Тиберия на о-ве Капри. Пристрастие И. В. к зданиям с круглым планом - один из источников развития моды на круглые постройки в Средиземноморье, в I в. охватившей Рим (храм Весты; театр виллы в Тиволи; Пантеон; имп. мавзолеи).

Иродион стал крупнейшим дворцом в Средиземноморье, а после возведения domus aurea имп. Нерона и виллы имп. Адриана в Тиволи стал 3-м по величине.

При И. В. палестинское искусство использовало язык, понятный образованным римлянам. Иродианское строительство стало ярким эпизодом в развитии греко-рим. архитектуры, и только в эпоху Нерона, когда инженерное искусство Рима достигло вершины, центром архитектурного развития опять стал Запад.

Л. А. Беляев

Образ Ирода в древней Церкви

Беседа царя Ирода Великого с волхвами. Поклонение волхвов. Рельеф дверей ц. Санта-Мария им Капитоль в Кёльне. Ок. 1065 г.
Беседа царя Ирода Великого с волхвами. Поклонение волхвов. Рельеф дверей ц. Санта-Мария им Капитоль в Кёльне. Ок. 1065 г.

Беседа царя Ирода Великого с волхвами. Поклонение волхвов. Рельеф дверей ц. Санта-Мария им Капитоль в Кёльне. Ок. 1065 г.
В НЗ И. В. изображен прежде всего как противник Младенца-Мессии. В Евангелии от Луки И. В. упоминается только для датировки Рождества Господа (Лк 1. 5); в начальных главах Евангелия от Матфея он изображен уже как враг Младенца Иисуса. Опасаясь за свою власть, И. В. преследует Его, не останавливаясь перед массовым убийством младенцев в Вифлееме (Мф 2. 17). Повествование евангелиста Матфея вполне согласуется с данными др. источников о страхе И. В. за свой трон и о его жестокости; исследователи при этом отмечают еще и аллюзии на историю Моисея и распространенные в вост. лит-ре мотивы «рождения царского младенца». Действия И. В. предвосхищают, т. о., буд. отвержение Мессии Израилем (Hengel M., Merkel H. Die Magier aus dem Osten u. die Flucht nach Ägypten (Mt 2) im Rahmen der antiken Religionsgeschichte u. der Theologie des Matthäus // Orientierung an Jesus: Zur Theologie der Synoptiker: Für J. Schmid. Freiburg, 1973. S. 139-169; France. 1979; Luz U. Das Evangelium nach Matthäus. Zürich, 1985. Bd. 1. S. 111-130).

В НЗ сын И. В. Антипа (Mк 6. 14, 22; Лк 9. 7; Мф 14. 6-7, 9), так же как и его внук Агриппа I (Деян 12. 1), назван «царем Иродом», ранние христианские толкователи иногда не отличали их от И. В.

Тот факт, что мч. Иустин Философ спутал И. В. с Иродом Антипой (Iust. Mart. Dial. 52: «Ирод, от которого Он пострадал»), исследователи объясняют порчей текста «Диалога» и приписывают эти слова глоссатору, т. к. в общем в «Диалоге» (Ibid. 103. 3-4) семья И. В. описывается точно (только Антипа ошибочно назван наследником Архелая).

Цельс, согласно Оригену, относил убийство вифлеемских младенцев ко времени тетрарха Ирода Антипы (Orig. Сontr. Cels. 1. 58); и хотя Ориген подчеркивает, что Цельс не считал это событие исторически достоверным (Ibid. 1. 61), он, однако, не отметил противоречие в аргументации Цельса.

Избиение младенцев. Рельеф врат св. Раньери в Пизанском соборе. Мастер Бонанно Пизано. Ок. 1180 г.
Избиение младенцев. Рельеф врат св. Раньери в Пизанском соборе. Мастер Бонанно Пизано. Ок. 1180 г.

Избиение младенцев. Рельеф врат св. Раньери в Пизанском соборе. Мастер Бонанно Пизано. Ок. 1180 г.

Блж. Иероним писал, что многие толкователи Мф 2. 22 путали И. В. с Иродом Антипой. Так, св. Петр Хрисолог характеризует И. В. так же, как и Антипу (Petr. Chrysolog. Serm. 86. 3; 127. 3). В «Истории Иосифа плотника» (8. 1) (сохр. в копт. версии; нем. изд.: Die Geschichte von Joseph dem Zimmermann / Übers. S. Morenz. B., 1951. (TU; 56)) И. В. приписывается казнь Иоанна Предтечи, к-рая, как известно, произошла по приказу Антипы; там же (8. 3) о смерти И. В. говорится со ссылкой на Деян 12. 23. В «Евангелии Гамалиила» иудейский царь назван Иродом или И. В. и никак не объясняется, что речь здесь идет о 2 разных лицах.

Тема избиения вифлеемских младенцев по повелению И. В. присутствует в толкованиях уже раннехристианских авторов. В Иакова Протоевангелии тяжесть греха И. В. умножается, т. к. не указывается, что убийство младенцев произошло только в Вифлееме (Protev. Jac. 22. 1); мч. Иустин Философ не называет возраст убитых младенцев (2 года и младше) (Iust. Martyr. Dial. 78. 18; ср.: Orig. Contr. Cels. 1. 61). Согласно «Протоевангелию Иакова» (23), И. В. также приказывает убить первосвященника Захарию, отца Иоанна Предтечи (что, судя по всему, выводится из Мф 23. 35). Аллюзия на этот текст имеется у прп. Ефрема Сирина (Ephraem Syr. In Diatess. 2. 5, согласно примеч. 3, поздняя глосса). В апокрифическом «Евангелии Псевдо-Матфея» (17. 1) И. В. намеревается даже убить волхвов.

Избиение младенцев. Волхвы прощаются с царем Иродом Великим. Витраж в Шартрском соборе. XII в.
Избиение младенцев. Волхвы прощаются с царем Иродом Великим. Витраж в Шартрском соборе. XII в.

Избиение младенцев. Волхвы прощаются с царем Иродом Великим. Витраж в Шартрском соборе. XII в.

Начиная с Евсевия Кесарийского (Euseb. Hist. eccl. 1. 6-7), толкователи сообщают подробности смерти И. В., известные из произведений Иосифа Флавия. Согласно Euseb. Hist. eccl. I 8. 5, 16; Ephraem Syr. In Diatess. 3. 1 и «Истории Иосифа плотника» (8), смерть И. В. была наказанием за избиение вифлеемских младенцев. Проповедники часто рассматривали И. В. как прообраз трусливого, хитрого, преступного человека (Ioan. Chrysost. In Matth. 7. 3; Leo Magn. Serm. 31. 2; 33. 4; 34. 2 // SC. Vol. 22. P. 212-214, 232, 240; Petr. Chrysolog. Serm. 86. 3 // CCSL. Vol. 24A. P. 533; Idem. Serm. 127 // CCSL. Vol. 24B. P. 782-788). Наряду с этим есть и другая интерпретация образа И. В.- его действия направлял сатана (напр.: Orig. Contr. Cels. 1. 61).

Прообраз И. В. толкователи видели уже в ВЗ: в ассир. царе, о к-ром говорит прор. Исаия (Ис 8. 4; Iust. Martyr. Dial. 77; Terull. Adv. Marcion. III 13. 10; Idem. Adv. Iud. 9); в фараоне, преследовавшем Моисея, и в Сауле, гнавшем Давида (Ephraem Syr. In Diatess. 3. 2, 7). И. В. иногда интерпретировали и как собирательный образ, отражающий нападки сатаны на христианина (Leo Magn. Serm. 35. 2 // SC. Vol. 22. P. 256) или как образ гонителей христиан (Idem. Serm. 38. 1 // Ibid. P. 284).

Фигура И. В. привлекает внимание экзегетов в связи с толкованием благословения патриарха Иуды, достаточно рано понимаемого христологически (Быт 49. 9-10: «...не оскудеет князь из Иуды, и вождь от чресл его, доколе не придет Тот, Которому отложено, и Он будет чаяние народов…» (цит. по LXX; ср.: Деян 5. 5; Евр 7. 14)). Пророчество о том, что от колена Иуды не отойдет князь (ἄρχων) и вождь (ἡγούμενος), пока не придет обетованный Примиритель, согласно мч. Иустину Философу (Iust. Martyr. I Apol. 32), относится ко Христу, ибо иудеи вплоть до явления Иисуса Христа имели собственного законодателя и царя. Мч. Иустин упоминает о возражениях иудеев, которые считали, что И. В. не был иудеем, и опровергает их слова, напоминая, что и до Рождества Иисуса Христа иудейский народ имел первосвященников и пророков (ср.: Лк 16. 16), следов., пророчество все же относится к Иисусу Христу (Iust. Martyr. Dial. 52). Замечание сщмч. Иринея Лионского (Iren. Adv. haer. IV 10) на Быт 49. 9-10 позволяет предположить, что и он мог встречать такие возражения.

Несколько иначе эту полемическую традицию использует Евсевий Кесарийский. Пророчество Быт 49. 9-10, согласно Евсевию, не исполнялось, пока иудеи жили под властью собственного вождя, т. е. все время от прор. Моисея до имп. Августа; И. В.- 1-й иноплеменник, царствовавший над иудейским народом, и поэтому только в его правление и могло исполниться пророчество о Христе. В этой связи Евсевий подробно цитирует известную ему из текста Юлия Африкана иудейскую инвективу против И. В. (Euseb. Hist. eccl. I 6. 2-3; ср.: Idem. Demonstr. VIII 1. 44-45; Idem. Eclog. proph. 3. 46). Кроме того, Евсевию из текстов Иосифа Флавия известно, что при И. В. служение иудейского первосвященника завершилось (Idem. Hist. eccl. I 6. 8-10; ср.: Idem. Demonstr. VIII 2. 93-98). Поэтому христиане также могут считать, что пророческое обетование о колене Иудином исполнено во Христе. В том же смысле о неиудейском происхожденим И. В. говорят, напр., Феодор Мопсуестийский (Theod. Mops. Fragm. in Matt. 6) и Руфин (Rufin. De bened. Patr. 1. 7 // SC. Vol. 140. P. 51). Свт. Амвросий Медиоланский (Ambros. Mediol. In Luc. 3. 41) цитирует инвективу против И. В., чтобы показать, что не И. В., а Иисус есть истинный наследник Давида.

К. В. Неклюдов

Лит.: Corbishley T. The Chronology of the Reign of Herod the Great // JThSt. 1935. Vol. 36. P. 22-32; Watzinger C. Denkmäler Palästinas: Eine Einführung in die Archäologie des Heiligen Landes. Lpz., 1935. Bd. 2: Von der Herrschaft der Assyrer bis zur arabischen Eroberung. S. 31-77; Jones A. H. M. The Herods of Judaea. Oxf., 1938; Meyshan J. The Symbols on the Coinage of Herod the Great and Their Meanings // PEQ. 1959. Vol. 91. P. 109-121; Filmer W. E. The Chronology of the Reign of Herod the Great // JThSt. N. S. 1966. Vol. 17. N 2. P. 283-298; Bammel E. Die Rechtsstellung des Herodes // ZDPV. 1968. Bd. 84. S. 73-79; Barnes T. D. The Date of Herod's Death // JThSt. N. S. 1968. Vol. 19. N 1. P. 204-209; Kötzsche-Breitenbruch L. Zur Ikonographie des Bethlehemitischen Kindermordes in der frühchristlichen Kunst // JAC. 1968/1969. Bd. 11/12. S. 104-115; Schalit Á. König Herodes: Der Mann und sein Werk. B., 1969; Grant M. Herod the Great. L., 1971 (рус. пер.: Грант М. Ирод Великий: Двуликий правитель Иудеи. М., 2002); Schürer E. The History of the Jewish People in the Age of Jesus Christ (175 B.C.-A.D. 135) / Ed. G. Vermes et. al. Edinb., 1973-1987. 3 vol.; Stern M. Chronology // The Jewish People in the First Century / Ed. S. Safrai, M. Stern. Assen, 1974. Vol. 1. P. 62-77; idem. The Reign of Herod and the Herodian Dynasty // Ibid. P. 216-307; Lafontaine-Dosogne J. Iconography of the Cycle of the Life of the Virgin // The Kariye Djami / Ed. P. A. Underwood. Princeton (N. J.), 1975. Vol. 4. P. 214-235; Skey M. A. Herod the Great in Medieval Art and Literature: Diss. York, 1976; Smallwood Е. М. The Jews under Roman Rule. Leiden, 1976; Brown R. E. The Birth of the Messiah. L., 1977; Cohen S. J. D. Josephus in Galilee and Rome. Leiden, 1979; France R. T. Herod and the Children of Bethlehem // NTIQ. 1979. Vol. 21. N 2. P. 98-120; Freyne S. Galilee from Alexander the Great to Hadrian 323 B.C.E. to 135 C.E. Wilmington; Notre Dame, 1980. P. 63-68, 211-216; Gilboa A. On the Trial of Herod // Jerusalem in the Second Temple Period: A. Schalit: Memorial Volume / Ed. A. Oppenheimer et al. Jerusalem, 1980. P. 98-197 (на иврите); Rabello A. M. Hausgericht in the House of Herod the Great? // Ibid. P. 119-135 (на иврите); Netzer E. et al. Herod's Building Projects: State Necessity or Personal Necessity? // The Jerusalem Cathedra. Jerusalem; Dertoit. 1981. Vol. 1. P. 48-80; Parker P. Jesus, John the Baptist, and the Herods // Perspectives in Religious Studies. Murfreesboro, 1981. Vol. 8. N 1. P. 4-11; Baumgarten J. M. Exclusions from the Temple: Proselytes and Agrippa I // JJS. 1982. Vol. 33. N 1-2. P. 215-225; Edwards O. Herodian Chronology // PEQ. 1982. Vol. 114. N 1. P. 29-42; Bernegger P. M. Affirmation of Herod's Death in 4 B. C. // JThSt. 1983. Vol. 34. N 2. P. 526-531; Engemann J. Eine spätantike Messingkanne mit zwei Darstellungen aus der Magiererzählung im F. J. Dölger-Institut in Bonn // Vivarium: FS Th. Klauser zum 90. Geburtstag. Münster, 1984. P. 115-131; Saulnier Chr. Hérode Antipas et Jean le Baptiste: Quelques remarques sur les confusions chronologiques de Flavius Joséphe // RB. 1984. Vol. 91. N 3. P. 362-376; Kasher A. The Jews in Hellenistic and Roman Egypt. Tüb., 1985; idem. King Herod: A Persecuted Persecutor. B., 2007; Kokkinos N. A Coin of Herod the Great Commemorating the City of Sebaste // LA. 1985. Vol. 35. P. 303-306; idem. The Herodian Dynasty: Origins, Role in Society and Eclipse. Sheffield, 1998; Baumbach G. Herodes/Herodeshaus // TRE. 1986. Bd. 15. S. 159-162; Stock A. Jesus, Hypocrites, and Herodians // Biblical Theology Bull. Albany, 1986. Vol. 16. N 1. P. 3-7; Koenen U. Genesis 19. 4-11 und 22. 3-13 und der Bethlehemitische Kindermord auf dem «Lotsarkophag» von S. Sebastiano in Rom // JAC. 1986. Bd. 29. S. 118-145; Richardson P. Law and Piety in Herod's Architecture // Studies in Religion. Toronto, 1986. Vol. 15. N 3. P. 347-360; idem. Herod: King of the Jews and Friend of the Romans. Edinb., 1999; Broshi M. The Role of the Temple in the Herodian Economy // JJS. 1987. Vol. 38. N 1. P. 31-37; idem. Judeideh, Tell // NEAEHL. 1993. Vol. 3. P. 837-838; Efron J. Studies on the Hasmonean Period. Leiden, 1987; Jacobson D. M. King Herod's «Heroic» Public Image // RB. 1988. Vol. 95. N 3. P. 386-403; idem. Three Roman Client Kings: Herod of Judaea, Archelaus of Cappadocia and Juba of Mauretania // PEQ. 2001. Vol. 133. N 1. P. 22-38; idem. Review Article: Placing Herod the Great and His Works in Context // Ibid. 2002. Vol. 134. N 1. P. 84-91; idem. The Northern Palace at Masada: Herod's Ship of the Desert? // Ibid. 2006. Vol. 138. N 2. P. 99-117; idem. Has Herod's Place of Burial Been Found? // Ibid. 2007. Vol. 139. N 3. P. 147-148; Hanson K. C. The Herodians and Mediterranean Kinship // Biblical Theology Bull. 1989. Vol. 19. N 3. P. 75-84; N 4. P. 142-151; 1990. Vol. 20. N 1. P. 10-21; Sporty L. D. The Location of the Holy House of Herod's Temple: Evidence from the Pre-Destruction Period // BiblArch. 1990. Vol. 53. N 4. P. 194-204; idem. Idem: Evidence from the Post-Destruction Period // Ibid. 1991. Vol. 54. N 1. P. 28-35; Sullivan R. D. Near Eastern Royalty and Rome, 100-30 B. C. Toronto; L., 1990; Krieger K. S. Die Herodianer im Markusevangelium: Ein neuer Versuch ihrer Identifizierung // BN. 1991. Bd. 59. S. 49-56; Netzer E. Masada: The Yigael Yadin Excavations 1963-1965: Final Reports [Vol.] 3: The Buildings: Stratigraphy and Architecture. Jerusalem, 1991; idem. Cypros // NEAEHL. 1993. Vol. 1. P. 315-317; idem. Jericho // Ibid. Vol. 2. P. 682-692; idem. Masada // Hadashot Arkheologiyot: Excavations and Surveys in Israel. Jerusalem, 1993. Vol. 13. P. 111-112; idem. The Palaces Built by Herod: A Research Update // Judaea and the Greco-Roman World in the Time of Herod in the Light of Archaeological Evidence: Acts of a Symp., Nov. 3rd-4th 1988 / Ed. K. Fieeschen, G. Foerster. Gött., 1996. P. 27-54; idem. The Palaces of the Hasmoneans and Herod the Great. Jerusalem, 2001; idem. The Architecture of Herod, the Great Builder. Tüb., 2006; Avigad N. Samaria // NEAEHL. 1993. Vol. 4. P. 1304-1334; Barag D. King Herod's Royal Castle at Samaria-Sebaste // PEQ. 1993. Vol. 125. N 1/2. P. 3-18; Foerster G. Herodium: The Mountain Palace-Fortress // NEAEHL. 1993. Vol. 2. P. 619-621; Holum K. G., Raban A. Caesarea: The Joint Expedition's Excavations: Excavations in the 1980 and 1990 and Summary // Ibid. Vol. 1. P. 282-286; Raban A. Caesarea. Maritime Caesarea // Ibid. P. 286-291; Fischer M. L., Stein A. Josephus on the Use of Marble in Building Projects of Herod the Great // JJS. 1994. Vol. 45. N 1. P. 79-85; Caesarea Maritima: A Retrospective after Two Millenia / Ed. A. Raban, K. G. Holum. Leiden; N. Y., 1996; Eisenman R. H. Paul as Herodian // J. of Higher Сriticism. Montclair (N. J.), 1996. Vol. 3. N 1. P. 110-122; Judaea and the Greco-Roman World in the Time of Herod in the Light of Archaeological Evidence: Acts of a Symp., Nov. 3rd-4th 1988 / Ed. K. Fittschen, G. Foerster. Gött., 1996; Lönnqvist K. A Reattribution or the King Herod Agrippa I «Year 6» Issue: The Ñanopy and Three Ears of Corn // LA. 1997. Vol. 47. P. 429-440; Mans M. J. The Early Latin Church Fathers on Herod and the Infanticide // Hervormde Teologiese Studies. Pretoria, 1997. Vol. 53. N 1/2. P. 92-102; Piccirillo M. Ricerca storico-archeologica in Giordania XVII // LA. 1997. Vol. 47. P. 461-532; Maier P. L. Herod and the Infants of Bethlehem // Chronos, Kairos, Christos. Macon, 1998. Vol. 2. P. 169-189; Magness J. The Mausolea of Augustus, Alexander, and Herod the Great // Hesed ve-emet: Studies in Honor of E. S. Freichs. Atlanta, 1998. P. 313-329; Donaldson T. L. «For Herod had arrested John» (Matt. 14: 3): Making Sense of an Unresolved Flashback // Studies in Religion. 1999. Vol. 28. N 1. P. 35-48; Johnson E. S. Review of Recent Books on Herod the Great: The Use of Power and Faith in Imperial Rome // Irish Biblical Studies. Belfast, 1999. Vol. 21. N 2. P. 88-96; Jewish Quarter Excavations in the Old City of Jerusalem: Conducted by N. Avigad, 1969-1982 / Ed. H. Geva. Jerusalem, 2000-2010. 4 vol.; Kushnir-Stein A. On the Visit of Agrippa I to Alexandria in A. D. 38 // JJS. 2000. Vol. 51. N 2. P. 227-242; Mazzei B., Salvetti Ñ. Il sarcofago attico degli Amorini a Pretestato: restauro e nuove considerazioni iconografiche // RACr. 2000. Vol. 76. N 1/2. P. 217-242; Meier J. P. The Historical Jesus and the Historical Herodians // JBL. 2000. Vol. 119. Vol. 4. P. 740-746; Taylor N. H. Herodians and Pharisees: The Historical and Political Context of Mark 3: 6; 8: 15; 12: 13-17 // Neotestamentica. Pretoria, 2000. Vol. 34. N 2. P. 299-310; Варичев Д. И. В. Легитимность власти Ирода Великого в свете иудейских и римских традиций // Традиции в истории: 2-я межвуз. науч. конф.: Сб. науч. работ студентов и аспирантов / Ред.: Г. А. Ртищева. М., 2002. С. 14-18; Bryan D. J. The Herodians: A Case of Disputed Identity: A Review Article of N. Kokkinos, «The Herodian dynasty» // Tyndale Bull. Camb., 2002. Vol. 53. N 2. P. 223-238; Fuks G. Josephus on Herod's Attitude Towards Jewish Religion: The Darker Side // JJS. 2002. Vol. 53. N 2. P. 238-245; Lais Tourn M. When Wailing and Loud Lamentation is Prophecy: Epiphany; Matthew 2. 16-18 // Reformed World. Gen., 2003. Vol. 53. N 1. P. 14-16; Japp S. Herodes: Ein weiser König: Hintergründe seiner Herrschaftsideologie // ZNT. 2005. Bd. 8. N 16. S. 48-53; Vogel M. Herodes: Kindermörder: Hintergründe einer Rollenbesetzung // Ibid. S. 42-47; idem. Herodes der Grosse (73-4 v. Chr.) und seine Dynastie // Judäa und Jerusalem: Leben in römischer Zeit. Stuttg., 2010. S. 53-63; Метелица А. С. Рим. провинциальная администрация в Иудее: 63 г. до н. э.- 136 г. н. э.: Дис. М., 2006; Рогова Ю. К. Рим и иудеи в период ранней империи: К пробл. взаимодействия античной и древнеевр. цивилизаций: Дис. СПб., 2006; Marshak A. K. The Dated Coins of Herod the Great: Towards a New Chronology // JSJ. 2006. Vol. 37. N 2. P. 212-240; Ovadiah A., Peleg R. Some Observations on the Role of the Middle Terrace of the Northern Palace of Herod at Masada // RB. 2006. Vol. 113. N 3. P. 321-336; idem. The «Promontory Palace» in Caesarea Maritima and the Northern Palace at Masada: Architectural Conceptions and Sources of Inspiration // Ibid. 2009. Vol. 116. N 4. P. 598-611; Schwentzel Chr. G. L'image officielle d'Hérode le Grand // Ibid. 2007. Vol. 114. N 4. P. 565-593; Грушевой А. Г. Иудеи и иудаизм в истории Римской республики и Римской империи. СПб., 2008; McCane B. R. Simply Irresistible: Augustus, Herod, and the Empire // JBL. 2008. Vol. 127. N 4. P. 725-735; Steinmann A. E. When did Herod the Great Reign? // NTIQ. 2009. Vol. 51. N 1. P. 1-29; Вихнович В. Л. Царь Ирод Великий: Воплощение невозможного (Рим, Иудея, эллины). СПб., 2010.

Иконография

Изображения И. В. появились в связи с содержащимся в Евангелии от Матфея (Мф 2. 16) и в апокрифических «Евангелиях детства» («Протоевангелии Иакова» и «Евангелии Псевдо-Матфея») рассказом о посещении И. В. волхвами и об избиении младенцев в Вифлееме. Обычно его изображали человеком средних лет, иногда седым, с короткой бородой, в царских одеждах и в короне.

Таблица канонов с изображением царя Ирода Великого на троне (внизу слева). Миниатюра из Евангелия Раввулы. 586 г. (Laurent. Plut. I. 56. Fol. 4v)
Таблица канонов с изображением царя Ирода Великого на троне (внизу слева). Миниатюра из Евангелия Раввулы. 586 г. (Laurent. Plut. I. 56. Fol. 4v)

Таблица канонов с изображением царя Ирода Великого на троне (внизу слева). Миниатюра из Евангелия Раввулы. 586 г. (Laurent. Plut. I. 56. Fol. 4v)

Композиции, иллюстрирующие «Евангелия детства», часто состоят из 2 частей. В одной части представлены восседающий на троне И. В. и иногда стоящие рядом (или за его троном) слуга или неск. слуг, а перед ним - волхвы; в другой - сцена избиения младенцев. Так построено изображение на триумфальной арке базилики Санта-Мария Маджоре в Риме (432-440), разделенное на 2 части арочным пролетом; в «Евангелии Раввулы» (Laurent. Plut. I.56. Fol. 4v, 586 г.) оно размещено по сторонам одной из таблиц канонов. Но создавались и композиции, включавшие только изображение И. В. и стоящих перед ним волхвов, как на мозаике нартекса мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле (ок. 1316-1321), где представлены волхвы, скачущие на конях, и волхвы, стоящие перед восседающим на троне И. В. Существовал и краткий вариант этой композиции - с И. В. на троне и с палачами, умерщвляющими младенцев (см. миниатюру к ст. Пс 90. 7 в Хлудовской Псалтири (ГИМ. Хлуд. № 129д. Л. 92, ок. сер. IX в.), в Псалтирях Феодора (Lond. Brit. Lib. Add. 19352. Fol. 123, 1066 г.) и Барберини (Vat. gr. 372, 3-я четв. XI в.). В Годуновской Псалтири (ГТГ. Инв. МК-6 (К-5346), 1594-1600 гг.) текст Пс 90. 14-15 проиллюстрирован сценой с сидящим на троне И. В., на глазах у к-рого воин убивает младенца; на нижнем поле текста изображения воина, пытающегося отобрать у Рахили ребенка, и скрывающейся в горе Елисаветы с маленьким Иоанном. Во фрагменте рукописи кон. XI в. Гомилий Григория Назианзина (Hieros. Patr. Taphou 14), хранящемся в РНБ (Греч. № 334), в верхней части миниатюры представлен И. В., словно встающий с трона и указывающий на 3 воинов, которые убивают младенцев; вверху, на горе,- рыдающая Рахиль; в нижнем регистре - прячущаяся в горе Елиcавета с Иоанном и палач с копьем, устремляющийся к 3 женщинам, к-рые оплакивают своих израненных детей. Эта миниатюра служит иллюстрацией к Гомилии Иоанна Эвбейского на Рождество Христово, вставленной в рукопись после Слова на Рождество.

В иллюстративном цикле Четвероевангелия (Paris. gr. 74, 1057-1059 гг.) есть 2 миниатюры с изображением И. В. к тексту Евангелия от Матфея. На них представлены сидящий под золотым киворием И. В., перед ним стоят первосвященники и книжники иудейские (Fol. 3v) и волхвы (Fol. 4).

Иногда сцена избиения младенцев создавалась как иллюстрация к Житию св. Иоанна Предтечи; одно из ранних изображений такого типа - частично сохранившаяся фреска в Красной ц. в Перуштице (Болгария) с фигурами И. В. и нашедшей убежище в горе Елиcаветы с Иоанном.

Образ И. В. как жестокого правителя, противника христианства художники экстраполировали на образ его сына, Ирода Антипы, при к-ром был казнен св. Иоанн Предтеча.

Лит.: Omont H. Évangiles avec peintures byzantines du XIe siècle: Reproduction des 361 miniatures du manuscrit grec 74 de la Bibliothèque Nationale. P., 1908. 2 vol.; Щепкина М. В. Миниатюры Хлудовской псалтыри: Греч. иллюстр. кодекс XI в. М., 1977; Dufrenne S. Tableaux synoptiques de 15 psautiers medievaux a illustrations integrales issues du texte. P., 1978; Лазарев В. Н. История визант. живописи. М., 1986. С. 32, 49, 257; I vangeli dei popoli: la parola e l'immagine del Cristo nelle culture e nella storia. Mostra, Città del Vaticano, Palazzo della Cancelleria, 21 giugno - 10 dicembre 2000 / A cura di F. D'Aiuto, G. Morello, A. M. Piazzoni. Vat., 2000. P. 145, 148-153; L'orrizonte tardoantico e le nuove immagini: 312-468: Corpus della pittura medievale a Roma / A cura di M. Andaloro. R., 2006. Vol. 1. P. 331-342; ГТГ: Кат. собр. Т. 2. Кн. 1: Лицевые рукописи XI-XIX вв. М., 2010. С. 235, 259.
И. А. Орецкая
Ключевые слова:
Цари Иудеи Новозаветные персоналии Израиль. История (см. также Израиль древний) Ирод Великий (ок. 73-4 гг. до Р. Х.), царь Иудеи (37-4), основатель иродианской династии
См.также:
АГРИППА I ИРОД (10 до Р. Х.- 44 по Р. Х.), правитель Иудеи (41 - 44 по Р.Х.)
АГРИППА II ИРОД (27 по Р.Х. - 92 по Р.Х.), последний иудейский правитель (53-92 по Р. Х.)
ИРОД АНТИПА (20 г. до Р. Х. - после 39 г. по Р. Х.), 3-й сын Ирода Великого, тетрарх Галилеи и Переи
ИРОД АРХЕЛАЙ (Архелай; ок. 23 г. до Р. Х.- ок. 16 г. по Р. Х.), старший сын Ирода Великого, этнарх Идумеи, Иудеи и Самарии (4 г. до Р. Х.- 6 г. по Р. Х.)
АВИЯ второй царь Иудеи после разделения царств
АЗАРИЯ царь Иудеи - см. Озия
АКИЛА И ПРИСКИЛЛА (I в.), апостол от 70-ти и его жена (пам. 4 янв.- Собор 70 апостолов; 14 июля, 13 февр.- пам. мц. Прискиллы)
АЛФЕЙ имя, упоминаемое в НЗ