Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИРМОЛОГИОН
Т. 26, С. 625-633 опубликовано: 31 марта 2016г.


ИРМОЛОГИОН

Ирмологион Супрасльского мон-ря. 1596–1601 гг. (ИР НБУВ. Ф. 1. № 5391. Л. 317)
Ирмологион Супрасльского мон-ря. 1596–1601 гг. (ИР НБУВ. Ф. 1. № 5391. Л. 317)

Ирмологион Супрасльского мон-ря. 1596–1601 гг. (ИР НБУВ. Ф. 1. № 5391. Л. 317)
украинско-белорус. церковно-певч. сборник смешанного состава на 5-линейных нотах, включающий традиционный монодийный репертуар и сокращенно излагающий певч. циклы Обихода, Октоиха, Ирмология, Минеи и Триоди. Первые сохранившиеся экземпляры И. относятся к кон. ХVI в., этот тип сборника (как и древнерус. певч. сборники с кон. XV в.) сложился под влиянием визант. и поствизант. певч. книжности (сборники Аколуфия, Пападики и Анфология) и применялся до нач. ХХ в. Песнопения отечественной традиции (знаменный распев Юго-Зап. Руси) и др. напевы излагались в И. т. н. киевской нотацией. В отличие от визант. и древнерус. книжности, в к-рых в Х-ХVII вв. было принято использовать неск. видов певч. книг, И. стал в Юго-Зап. Руси в это время единственным видом певч. сборника, своеобразной антологией монодийного репертуара. Имея в виду многочастное строение и смешанный состав южнорусских И., С. В. Смоленский назвал их «великими южнорусскими ирмолоями» (Смоленский. 1904. С. 9). Партесные многоголосные композиции, исполнявшиеся в ХVII-ХVIII вв. одновременно с монодией, записывались в книгах др. типа - поголосниках, хотя иногда включались и в И. в виде «последовательной партитуры» (поочередной записи хоровых партий).

Формирование И.

происходило в период расцвета и существенного обновления укр. и белорус. певч. искусства в ХVI - 1-й пол. ХVII в. В то время возникла необходимость записи 3 различных корпусов песнопений: традиционных отечественных (южнорус. ветви знаменного пения, «киевского», «руского» и др. «напелов»), ассимилированных поствизантийских (греческого, болгарского, сербского, молдавского («мултанского», «волоского») и др. распевов), а также появившихся в нач. ХVII в. новых церковных мелодий песенно-кантового склада. Вероятно, также культивировалась запись «для памяти» ряда очень сложных и мелодически разнообразных напевов греко-южнославянского происхождения, представлявших для певцов художественный интерес, но скорее всего не исполнявшихся на богослужении. Певческий репертуар был зафиксирован в И. с помощью универсальной 5-линейной киевской нотации - первого у восточных славян типа нотного письма (его разновидность использовалась и для партесного многоголосия). И. создавались преимущественно церковными певцами, часто одновременно являвшимися учителями ирмолойного пения, с сугубо практической целью - зафиксировать местную богослужебную традицию. И. служил учебным подспорьем при освоении местной традиции, источником для ее поддержания и при необходимости восстановления на основе певческого текста.

Ареал распространения

Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 189). Иллюстрация «Успение Пресвятой Богородицы». Гравер Никодим Зубрицкий
Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 189). Иллюстрация «Успение Пресвятой Богородицы». Гравер Никодим Зубрицкий

Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 189). Иллюстрация «Успение Пресвятой Богородицы». Гравер Никодим Зубрицкий
И. использовались на обширной территории проживания украинцев и белорусов (от перемышльско-холмских до харьковско-слобожанских земель, от Вильно (Вильнюса) и Трок (Тракая) до Карпат и Буковины) Киевской и др. митрополий, входивших в разное время в состав разных гос-в (с 1569 Речи Посполитой (правобережье Днепра), во 2-й пол. ХVII в. Московской Руси, с кон. ХVIII в. Российской империи (левобережье Днепра); в ХIХ - нач. ХХ в.- Австро-Венгрии, Австрии (области запада и юга совр. Украины)). Кроме того, ряд И. был создан правосл. укр. и белорус. книжниками далеко за пределами мест их исторического расселения - в России, Польше, Литве, Молдавии - везде, где были правосл. или греко-католич. епархии с укр. и белорус. приходами. В ХVIII в., до передела земель Речи Посполитой, И. имели хождение параллельно на правосл. и униат. землях, разделенных руслом Днепра как гос. и церковной границей. И. составлялись и в крупных певч. центрах (мон-рях, кафедральных соборах), и в приходских церквах, в т. ч. периферийных, значительно отдаленных от епархиальных центров. В нек-рых рукописях на титульном листе или на полях указано место их составления. Бóльшая часть сохранившегося корпуса И.- рукописная. В нач. ХVIII в. стали издаваться печатные нотные И.: в 1700 г. Юра (Георгия) св. собором во Львове, в 1709 г. Львовским братством, в 20-х гг. XVIII в. и в ХIХ в. Киево-Печерской лаврой, с 1766 г. Почаевским мон-рем (см. ст. Издательства и издания духовно-музыкальные, раздел «На Украине»). В эпоху нотопечатания потребность в певч. книгах оставалась высокой, поэтому составление рукописных И. продолжалось на протяжении 2 столетий после начала печатного нотоиздания.

Название

Ирмологион. Г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Титульный лист)
Ирмологион. Г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Титульный лист)

Ирмологион. Г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Титульный лист)
сборника заимствовано у визант. и древнерус. книги Ирмологий. Судя по названию, укр. и белорус. составители считали жанр ирмосов основным для этой книги. Однако по отношению к данному сборнику смешанного состава это название весьма условно, поскольку в сборник входили песнопения разных певч. циклов, предназначенные для годовых подвижного и неподвижного, столпового (т. е. согласующегося со столпами евангельскими, см. в ст. Воскресенье) и суточного кругов. И. мог иметь 4-, 5- или 6-частное строение (в зависимости от способа группировки в нем жанров и циклов). Общее деление И. на 8 частей-гласов (типичное для визант. и древнерус. Ирмология) в нем не могло быть применено.

Ирмологион Межигорского мон-ря. 40-е гг. XVII в. (ИР НБУВ. Ф. VIII. № 20 м. Л. 4)
Ирмологион Межигорского мон-ря. 40-е гг. XVII в. (ИР НБУВ. Ф. VIII. № 20 м. Л. 4)

Ирмологион Межигорского мон-ря. 40-е гг. XVII в. (ИР НБУВ. Ф. VIII. № 20 м. Л. 4)

Заглавие «Ирмологион» примерно с сер. ХVII в. приводилось на титульном листе (для рубежа ХVI и ХVII вв. известен лишь один экземпляр И. с титульным листом). Название книги также содержится в маргиналиях (вкладных, купчих, дарственных) переписчиков и владельцев. Наиболее распространенными на Украине и в Белоруссии были наименования « » (в разных орфографических вариантах) (НХМ. № 4574. Тит. л.; Львовский печатный И. 1709 г. и мн. др.), в просторечии - « » (НБУВ ИР. Ф. 1. № 3367, 5391; Ф. 177. № 72; РНБ. Q.1.1263; Погод. № 381; НБВ. Akc. 2606, 2973, 10781; Львовский печатный И. 1700 г. и мн. др.), « » (более характерно для севера Украины и Белоруссии, напр.: ГИМ. Син. певч. № 138; № 32. Л. 35; № 45. Л. 255; ЛНБ. Ф. 6. № 208; НБУВ ИР. Ф. 301. № 107 л; Ф. VIII. № 20 м и др.), « » (РНБ. ППК. F. 10), « » (НМ(Л). Q251; НБУВ ИР. Ф. 28. № 790; РНБ. ППК. Q. 63. Л. 62 и др.). Др. названия применялись редко, напр. « » (Львов, 1699; ХНБ. № 819148). Во мн. И. на титуле или внутри книги приводится двойное название: «    » (напр., Львовский печатный И. 1700; РИИИ. Ф. 2. Оп. 1. № 842 др.), «   » (1659, диак. Иоанн Демянович; НБУВ ИР. КПЛ. № 30 п. Л. 1), «   » (Львовский печатный И. 1709 г. и др.), очень редко - «    » (РНБ. ППК. Q. 15), «      » (1680, Василий Скалацкий, г. Лежайск; ЛНБ. Ф. 2. № 103). Разные пары названий использовал переписчик дьяк Иоанн Югасевич: «   » и «    » (Ясиновський. Виправлення... до Каталогу. 2008. С. 202-203) и др. По отношению к И. часто употреблялось название « » (НБУВ ИР. Ф. 1. № 5395; ХНБ. № 819536. Л. 36; здесь же диалектное « » - Л. 52 об. и др.), означавшее не только подбор определенных певческих циклов, но и 8-частную структуру текста, соответствующую числу гласов. В И. осмогласник чаще всего был 2-й частью. Определение «осмогласник» в контексте И. имело более широкое значение, чем «октоих», поскольку эта часть включала в каждом гласе и избранные тексты воскресных служб Октоиха (богородичны вечерни и утрени, в т. ч. догматик, седальны, антифоны степенны) и ирмосы (воскресные, вседневные, праздничной Минеи и иногда Триоди).

Структура

Включение в И. песнопений разных циклов было вызвано необходимостью изложить избранные песнопения годового круга в одном сборнике. Поскольку невозможно поместить годовой репертуар в одну книгу даже самого пространного объема, при создании каждого экземпляра И. производился отбор певч. материала и размещение его в определенном порядке. В И. ХVII-ХVIII вв., как правило, содержится не менее 4 основных частей с устойчивым жанровым содержанием и с принципиально различающейся внутренней структурой. И. соединяет в себе певч. книги и сборники смешанного состава (Обиход простой; Осмогласник (т. е. песнопения Октоиха и Ирмология); Минею с Триодью) и 1 одножанровую часть, всегда размещавшуюся после осмогласника (Подобны стихирам). Все части И. включают репертуар служб со значительными сокращениями и имеют относительно небольшой объем.

Первая часть

И. соответствует российскому простому Обиходу краткого состава (при этом название «Обиход» в укр. и белорус. традиции не применялось). В нее входят избранные песнопения всенощного бдения и литургии, к к-рым иногда присоединялись единичные песнопения Обихода Постного, Триоди и ряд других. Избирательный подход переписчиков к певч. материалу был отмечен прот. Иоанном Вознесенским, автором первого фундаментального исследования И., к-рый выявил песнопения всенощной и литургии, отсутствующие в изученных им 7 украинских И. («Свете тихий», «Ныне отпущаеши», прокимны, «Всякое дыхание», «Свят Господь», антифоны литургии, «Единородный Сыне», «Приидите, поклонимся», «Достойно есть» и др.) и прокомментировал этот факт следующим образом: «Не положенные на ноты песнопения пелись… краткими напевами, сохранявшимися в устном певческом предании. Ибо мы не можем себе представить, чтобы только читались или вовсе же пропускались необходимые при богослужении песнопения» (Вознесенский. 1898. Вып. 1. С. 9). В наст. время эти редко фиксируемые песнопения устной традиции обнаружены в неск. украинских и белорусских И.

Обиходная часть И. представляла собой литургическое последование, отражающее ход службы. Хотя в И. записаны лишь немногие обиходные песнопения, число предназначенных для них напевов могло быть значительным. Обиходная часть расширялась за счет количества мелодий, поскольку в ней значительно ярче, по сравнению с др. частями И., проявлялась многораспевность: один и тот же гимнографический текст мог быть представлен неск. напевами разной степени торжественности. В обиходную часть И. включались группы песнопений на один текст, напр.: 1) 1-й псалом 1-й кафизмы «Блажен муж» киевского, «острозкого» и др. «напелов»; 2) стихи «Бог Господь» в виде одного основного традиц. осмогласного цикла стихирарного склада или 2 групп песнопений: силлабического напева для будних дней, основного стихирарного для воскресных, мелизматического болгарского с присоединенными к нему тропарями для праздничных (напр.: « », « », « » - РНБ. ППК. Q.36. Л. 24-29 об., кон. ХVII в.; « », « », « » - НБУВ ИР. КДА. № 87 л. Л. 25-28); могли быть и др. варианты употребления этих напевов (напр., стихирарный в праздники в тех традициях, где не был известен болгарский). Существует 2 способа изложения осмогласных групп напевов для песнопений «Бог Господь»: либо 2-3 цикла подряд, либо их объединение в осмогласный цикл, в каждом гласе к-рого излагались силлабический, стихирарный и мелизматический болгарский напевы, иногда также силлабический болгарский напев; 3) херувимская песнь с различными мелодиями (основная, присутствующая в любом И. киевская, или она же с др. названием, или безымянная; в дополнение к ней «грецкая», редко «болгарская», безымянные разного происхождения и др.); 4) «литургия болгарская» (с названием или без) наряду с литургией основного напева - киевского или безымянного.

Если И. был составлен в дополнение к книгам, уже имеющимся и использующимся в храме, в его обиходную часть нек-рые основные песнопения не включались. Репертуар Обихода, вероятно, пелся по другим экземплярам книг. Существует редкая разновидность И., в начале которого отсутствует литургия, а имеется лишь всенощное бдение (напр., Львовский печатный И. 1700 г.; И. с Подолья нач. ХVIII в.- Ин-т лит-ры им. Т. Г. Шевченко НАНУ. Ф. 20. № 25 и др.); такой состав встречается и в российских Обиходах. В нек-рых И. отсутствует вся обиходная часть, что может объясняться как изначальным содержанием книг, так и плохой сохранностью мн. экземпляров, обветшанием их начальных листов, чаще всего применяемых на практике. При наличии первичной нумерации листов можно определить объем потерь в обиходной части И., достигающий иногда неск. десятков листов.

Обиходная часть ряда И. имеет расширенный состав и включает следующие певч. циклы, нехарактерные для др. сборников: 1) группы причастнов для 2-3 дней недели («Хвалите Господа со небес» (типичная для Украины ХVII-ХVIII вв. редакция текста с распетым предлогом), «Чашу спасения», «Тело Христово»), гораздо реже полный цикл седмичных причастнов, дополненный единичными праздничными (напр., И. кон. ХVII в.- РНБ. ППК. Q.36. Л. 10-13 об.); в ранних И. разные по тексту причастны близки, но не тождественны по напеву, тогда как в поздних, наоборот, их напевы становятся почти идентичными; 2) цикл седмичных богородичнов на 8 гласов, в 1-м гласе - «Грешных молитвы» (напр., РНБ. Погод. № 381. Л. 11 об.; ППК. Q.36. Л. 16 об.); 3) катавасия на 8 гласов «Избави нас от бед» (РНБ. ППК. Q.36. Л. 19; НБУВ ИР. КПЛ. № 30 п. Л. 25 и мн. др.); 4) троичны на 8 гласов «Пресвятая Троице, слава Тебе» (НБУВ ИР. КПЛ. № 30 п. Л. 7-8); богородичны, катавасия и троичны в И. 1745 г. (Там же. № 35 п. Л. 10 об.-14); 5) цикл «Бог Господь» болгарского напева с тропарями, изредка с богородичными (НБУВ ИР. КДА. № 87 л. Л. 25, 28); 6) присоединенные к разделу простого Обихода отдельные песнопения Постного Обихода и Триоди, напр.: литургия Преждеосвященных Даров, литургия св. Василия Великого, редко «Вечери Твоея Тайныя», «Воскресни Боже» и др., кондак «Возбранной Воеводе» с 2 напевами - болгарским и одним из украинских: «острозким» или «простым», «руским», безымянным, редко киевским (Там же. Л. 14-19 об.; Львовский И. 1709 г.); 7) «стихира» «Иоасафа, царевича индийскаго» «Приими мя пустыни» (Там же. № 87 л. Л. 21; НБУВ ИР. КПЛ. № 35 п. Л. 20) и др.

Вторая часть

И., собственно осмогласник, состоит из 8 разделов (по числу гласов). Многие переписчики-певчие считали осмогласник основным, «центральным» в сборнике, поэтому исходная авторская нумерация листов в И. (фолиация; в печатных И. могла быть нумерация страниц - пагинация) могла начинаться именно с осмогласника, несмотря на присутствие предыдущей обиходной части, листы которой оставались непронумерованными. В некоторых списках части с песнопениями Обихода и Октоиха изначально были пронумерованы отдельно (использована нумерация 1-го и 2-го счета). В типовом И. каждый глас осмогласника был четко разделен на 2 подраздела - избранных песнопений Октоиха и избранных ирмосов. Осмогласная часть была единственной в И., позволявшей свести все нотируемые ирмосы к 8 разделам-гласам. В связи с этим ирмосы иногда нумеровались на боковых полях книги в пределах каждого гласа (Супрасльские И. 1596-1601 и 1638-1639 гг.; Львовские печатные И. 1700 и 1709 гг. и др.), что давало возможность составить и разместить в начале или в конце И. специальные таблицы их исполнения в годовом церковном круге («скара», «реестръ», «указъ ирмосомъ»). В подавляющем большинстве И. (до 97% книг) ирмосы сгруппированы внутри каждого гласа в соответствии с восточнослав. традицией - по песням канонов, а это означает, что принцип структуры древнерус. Ирмологиев был сохранен в разделе ирмосов большинства южнорус. И.

Третья часть

И., самая малочисленная, имела, подобно 2-й, восьмичастное строение (по числу гласов), но содержала только стихиры подобны.

Четвертая часть

И. построена по календарному принципу и представляет собой ряд песнопений из Праздничной Минеи. Изложение неподвижного годового круга начинается в разных И. с разных дат: с 1 сент. (новолетие), 25 дек. (Рождество Христово), 8 сент. (Рождество Пресв. Богородицы). В пределах каждой службы песнопения размещены в порядке их исполнения. В последовании служб весенних месяцев в цепочку минейных текстов вставлен пространный подраздел Триодей Постной и Цветной, в т. ч. служба Пасхи (это напоминает архаичную структуру Тропология); такой состав обусловил значительный объем минейно-триодной части И.

Состав и типы

И. разного времени отличаются по степени устойчивости певч. репертуара в их составных частях. Обиходный раздел И. имеет нестабильный состав, в чем он аналогичен составу Обихода, бытовавшему на Московской Руси. Наиболее устойчивы по составу песнопений раздел осмогласника и примыкающий к нему разд. «Подобны», хотя в разных списках их состав также несколько различается. Четвертая, минейно-триодная часть И. включает только песнопения великих праздников и памятей наиболее почитаемых святых; в списках различается состав стихир, праздничных канонов и песнопений иных жанров. Песнопения Постного Обихода включены в начало триодного цикла, но могут частично «переходить» в обиходную часть, где объединены в жанровые группы с песнопениями идентичного богослужебного назначения. В триодном подразделе далеко не во всех И. имеются канон Недели ваий, служба Страстей Христовых, пасхальные стихиры и др. песнопения.

Супрасльский Ирмологион. 1662 г. Переписчик инок Феофил (БАН Литвы. Ф. 19. № 115. Л. 262 об.)
Супрасльский Ирмологион. 1662 г. Переписчик инок Феофил (БАН Литвы. Ф. 19. № 115. Л. 262 об.)

Супрасльский Ирмологион. 1662 г. Переписчик инок Феофил (БАН Литвы. Ф. 19. № 115. Л. 262 об.)

Объем, состав текстов и певч. содержание И. различались в зависимости от мн. обстоятельств, в частности от предназначения книги для монастыря или приходского храма. Монастырские И. использовались в праздничном, архиерейском, вседневном богослужении и отличались относительной полнотой и богатством материала (напр., 3 И. Супрасльского монастыря - НБУВ ИР. Ф. I. № 5391, 1596-1601 гг.; Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 19. № 116, 1638-1639 гг.; № 115, 1662 г.; 3 И. киевского Межигорского в честь Преображения Господня мон-ря - НБУВ ИР. Ф. 312. № 112/645 с; Ф. VIII. № 20 м, оба списка - 40-е гг. ХVII в.; Ф. 30. № 14, 1763 г.; несколько И. Киево-Печерской лавры ХVIII-ХIХ вв.- НКПИКЗ. Кн. 879, 2082, 2106, 2084, 2087, 2874 и др.; И. киевского Выдубицкого монастыря - НБУВ ИР. Ф. I. № 5577, 1734 г.; 3 И. прикарпатского Манявского скита - ЦГББ. № 10846, 1674-1676 гг.; № 10845, 1684 г.; БАН Румынии. Слав. № 525, 1731-1733 гг.; см.: Тончева. 1981) и др. В частности, именно в мон-рях культивировались «напелы», подтверждающие связи с Дунайскими княжествами и Средиземноморьем («грецкий», большинство известных «болгарских», «сербский», «мултанский», или молдавский, «волоский»), безымянные (иногда с названиями) песнопения архиерейских и повседневных служб и др. В И. монастырей иногда вписывали фрагменты Уставов (напр.: «       », «   » в списках Манявского скита). В описание обряда могут включаться нотные тексты соответствущих песнопений или упоминание о них. И. приходских церквей значительно короче монастырских, поскольку содержат только основные праздничные песнопения (включая недельные). Монастырские И. могут быть по объему едва ли не в 2 раза больше приходских И. (приблизительно 250 и 500 листов соответственно).

Самым многочисленным и «подвижным» жанром в И. являются ирмосы. В зависимости от того, как они распределяются между частями сборника, можно условно выделить 3 основных структурных типа И. (Ясиновьский. 1982. С. 143). В 1-м типе большинство ирмосов (в т. ч. минейных и триодных) помещены в осмогласнике, и эта часть является самой объемной в книге («гласовый» тип И., по Ю. П. Ясиновскому). Во 2-м типе И. праздничные и великопостные ирмосы помещены в минейно-триодной части по порядку дней, наряду со стихирами и др. песнопениями, что значительно расширяет эту часть («календарный» тип И.). В 3-м типе И. ирмосы исключались (полностью или частично) и из осмогласника, и из минейно-триодной части и размещались вне их отдельными циклами; при этом структура И. становилась более дробной («жанрово-тематический» тип И.- Там же).

Жанрово-тематический тип структуры наиболее часто встречается в ранних И. (кон. ХVI - нач. ХVII в.). В них в виде отдельных циклов могли размещаться также розники, различные группы песнопений Октоиха и др., что увеличивало общее количество частей в И. до 6-8 (таковы преимущественно ранние белорусские И.), в чем очевидно сходство с ранними певческими сборниками Московской Руси. На протяжении ХVII в. количество частей в И. уменьшилось, типичным для большинства украинских И. стало 4-частное строение («гласовое» или «календарное»). Одновременно с типом структуры в ХVII в. изменилась и последовательность частей в И., что хорошо видно по местоположению обиходной части: в ранних И. она расположена чаще всего в середине или ближе к концу сборника (это свойство унаследовал Львовский печатный И. 1700 г.), тогда как в поздних она открывает книгу (Львовский печатный И. 1709 г.). Типичным началом украинского И. в ХVII-ХVIII вв. является разд. «Всенощное бдение».

Помимо 3 основных структурных типов И., существовало 2 дополнительных, связанных с визант. традицией певч. книжности. К 4-му, «греческому» типу, в котором ирмосы излагались по канонам, а не по песням канонов (Ясиновський. 1993. С. 53), относится примерно 30 (ок. 3%) сохранившихся укр. книг ХVII - нач. ХIХ в. (напр.: НБУВ ИР. Ф. I. № 1743; ХНБ. № 819515-819516 и др.). Иную, весьма самобытную структуру (5-й тип) имеют 3 списка из Манявского скита, развивающие традицию мон-рей Молдавии и Валахии и воспроизводящие тип визант. Аколуфии через посредство балкано-слав. Аколуитиков (Тончева. 1981. С. 143; Ясиновський. 1993. С. 53). Песнопения в них идут по порядку суточного круга: вечерня (запевы «Господи, воззвах», догматики, богородичны, вечерние стихиры на избранные праздники, подобны), утреня («Бог Господь» с тропарями, блаженны, стихи полиелея, «припелы» на избранные праздники, тропари и др. песнопения Великого поста, катавасия - 9-я песнь праздничных канонов), литургия.

Бытование

Эпоха И.- это одновременно и эпоха киевской нотации. В укр.-белорус. книжной культуре эти явления тесно связаны: время активного применения И. и 5-линейного «киевского знамени» в целом совпадает. Они взаимодействуют т. о., что одно проявляется через другое: запись 5-линейной нотацией дает возможность проследить все этапы исторического развития И., а материалы этих книг разного времени демонстрируют динамику видоизменения нотации. Составители И. кон. ХVI - нач. ХVII в. транскрибировали песнопения из знаменной нотации в линейную и записывали со слуха греко-балканские песнопения, более поздние - копировали уже имеющиеся протографы. Одновременно переписчики были редакторами словесных и нотных текстов, корректирующими в своих списках (осознанно или неосознанно) графику и орфографию в соответствии с древнерус. или южнослав. правилами или предписаниями «Грамматик» кон. ХVI - нач. ХVII в.

Функция И. как учебного певч. пособия предполагала, что освоение репертуара невозможно без понимания нотации. С этой целью в поздние И. (начиная с Почаевского 1766 г.) стали включать т. н. азбуки-ирмологисания, составленные по образцу партесных музыкально-теоретических трактатов-«грамматик» ХVII в., где излагался звукоряд на 5-линейном стане, названия нот, длительностей, ключей поздней киевской нотации. Верхняя временнáя граница применения И. (кон. ХIХ в.) примерно совпадает со временем постепенного отхода от «квадратной» ноты к круглой итальянской, а также на западе Украины - к западноевропейской ноте-ромбу. В самых поздних западноукр. печатных И. (Львов, 1904) использована круглая нотация.

Составители И.- чаще всего священно- и церковнослужители: иеромонахи (Феофилакт - Унев, 1650 (НМ(Л). F. 58), Садоф - Мошногорский мон-рь, 1787 (НБУВ ИР. Ф. I. № 7466)), иеродиаконы (Феофан - Межигорский монастырь, 1763 (Там же. Ф. 30. № 14) и Савва - Киево-Печерская лавра, 1820 (НКПИКЗ. Кн. 2082)), иногда епископы (вик. Антоний - Супрасль, 1674-1676 гг. (см.: Ясиновський. 1996. № 238)), монахи (Феофил - Супрасль, 1662 (БАН Литвы. Ф. 19. № 115)), послушники (Варнава - Манявский скит, 1684 (ЦГББ. Слав. № 10845)), реже светские лица, дьяки (Иоанн Залавский - 1674 (Б-ка САНУ. № 64)), крестьяне или городские жители («мищанчуки»), члены братств («братчики»). Большинство дошедших до нас рукописных И. анонимны. Отсутствие упоминания о переписчике отражает идущую от средневековья традицию умалчивания имен исполнителей богоугодных дел. Известны владельцы нек-рых И., напр. игум. Щеплотского монастыря Исаакий (ЛНБ. Ф. 3. № 36), игум. Мелетий (Смоленск (?); келейный И.- ГИМ. Увар. № 807). В некоторых И. указано их назначение, напр. 2 одинаковых экземпляра для правого и левого клиросов, написанные послушником Киево-Печерской лавры Ианнуарием Салухой (НКПИКЗ. Кн. 2084, 2087, 1852 г.). Иногда указана обитель как место создания И. Хотя братии не благословлялось менять без причин место постоянного пребывания, иногда обстоятельства к этому принуждали, поэтому мн. книги перевозились владельцами и теперь находятся вдалеке от мест их написания.

Западноукраинский Ирмологион. 1674 г. (Б-ка САНУ. № 64. Л. 264)
Западноукраинский Ирмологион. 1674 г. (Б-ка САНУ. № 64. Л. 264)

Западноукраинский Ирмологион. 1674 г. (Б-ка САНУ. № 64. Л. 264)

Отдельные И. передавались в дар храмам, где в них, вероятно, была потребность, напр.: И., переданный в 1651 г. игум. Кутеинского мон-ря Иоилем (Труцевичем) Борколабовскому в честь Вознесения Господня жен. мон-рю (НХМ. № 4574), И. 1824 г., переданный иеродиак. Киево-Печерской лавры Саввой киевскому в честь Вознесения Господня и Флора и Лавра жен. мон-рю, в книжнице к-рого хранился (см.: Петров. 1897. № 573). Наиболее многочисленным был корпус книг, пожертвованных обителям (напр., И., написанный в 1653 в Вильно иноком Свято-Троицкого мон-ря василиан, впосл. стал рус. военным трофеем, а в 1663 - вкладом в Дудин Амвросиев во имя свт. Николая мон-рь - ГИМ. Син. певч. № 32). Во многих текстах содержатся просьбы дарителя о довечном поминании его имени, отпущении грехов его, родителей, духовных лиц. Миряне просили молитв о семье, напр.: И. 1660 г. был написан на средства «его милости» уманского полковника М. С. Ханенко и его супруги и подарен ими Ирдынскому мон-рю «         » (РГБ. Ф. 152. № 75); чета львовских мещан Михоцких подарила И. «     » (ХНБ. № 819148).

Принцип составления И.- компактное изложение певческих моделей годового репертуара - оказался удобным и в литургической практике, и в процессе обучения пению. То, что в И. был включен репертуар из неск. певч. книг, разных по содержанию и структуре (Обиход, Октоих, Ирмологий, Минея, Триодь), обусловило его синтетическую структуру, использование во всех богослужебных циклах и в результате более чем 300-летнее применение в певч. практике. Традиция составления И., сложившаяся к нач. ХVII в., приобрела на протяжении ХVII-ХIХ вв. устойчивость. На нее не повлияли сложные конфессиональные изменения ни в нач. ХVII в., когда стало активно распространяться униатство (преимущественно на белорус. землях), ни в нач. ХVIII в., когда Греко-католическая Церковь утвердилась на всем правобережье Днепра, ни в ХIХ в., когда укр. и белорус. Церковь на днепровском правобережье возвратилась к Православию (за исключением галицких и закарпатских земель в составе Австрийской империи (с 1867 Австро-Венгрии)). После принятия Брестской унии в 1596 г. сложились такие исторические условия (насильственный перевод мн. храмов из Православия в католицизм, необходимость и для православных, и для униатов по-своему противостоять лат. влиянию), в которых следовало сберечь Православие и его богослужебную традицию, с этого времени разделившуюся на 2 русла: православное и униатское. Униаты преемственно сохранили восточный обряд и ирмолойное пение, что, впрочем, не исключало его частичного обновления. Ранние греко-католические И. по основному содержанию близки православным, хотя на протяжении ХVII в. в них произошли нек-рые изменения: были исключены песнопения «грецкого напелу» мелизматического склада; появился переводной образец латинской гимнографии («День гнева» («Dies irae»), см. в ст. Реквием), изредка стали вписывать нотные партии партесных произведений (Супрасльский И. 1638-1639 гг.); рано вышло из употребления раздельноречие, устойчивые признаки которого остались лишь в нескольких словах. В ХVIII в. в униат. литургическом репертуаре произошли дальнейшие изменения, но они более заметны по богослужебным книгам, чем по И. В ХIХ - нач. XX в. греко-католич. Церковь Зап. Украины стала издавать наряду с И. (Львов, 1904) певческие сборники 2 др. видов, в которые входил как сугубо ирмолойный, так и не включаемый в И. репертуар устного предания: «Гласопеснец» (Львов, 1847, 1870, 1893) и «Напевник церковный» (Перемышль, 1902; сост. диак. Игнатий Полотнюк). По сравнению с И. «Гласопеснцы» имели меньший объем. Это название стало широко применяться в Зап. Украине к кон. ХIХ в., в т. ч. при библиотечном описании И. (напр.: ЛНБ. Ф. Богословской академии. № 208, наклейка с названием на переплете И.).

Во 2-й пол. ХVII в. неск. десятков И. были вывезены в Московскую Русь в качестве военных трофеев, а также правосл. укр. и белорус. клириками и «спеваками», приглашенными патриархом Никоном, другими иерархами и царем Алексеем Михайловичем, осуществлявшими церковную реформу. Особенно активной была миграция белорусских священно- и церковнослужителей, обусловленная преследованиями православных на белорусских землях с нач. ХVII в. Со 2-й пол. ХVII в. украинские и белорусские И. стали пополнять книжницы российских монастырей и соборов. В Московии И. чаще всего именовался «Ирмологием» (см. автограф патриарха Никона 1657 г. в И. свящ. Тимофея Куликовича (ГИМ. Син. певч. № 1368. Л. 2-8, 1652 г.); РНБ. ОЛДП. F. 511; НБУВ ИР. Ф. 30. № 14, 15), «Ермологием» (РГБ. Ф. 218. № 5/5. Л. 46; РНБ. ППК. F. 6. Л. 111 об.; ГИМ. Син. певч. № 262. Форзац), «Ирмологом» (ГИМ. Син. певч. № 29 а. Л. 16). Такие формы названий сложились в российском контексте бытования И. южнорус. типа. В архивационных ремарках библиотечных фондов встречаются оригинальные надписания («Ирмолайчик» - РНБ. ППК. F. 13. Форзац).

В ХVIII в. И. южнорус. типа составлялись мн. укр. певчими, монашествовавшими или служившими в Москве и С.-Петербурге (напр., 2 И. священника и певчего Гавриила Головни: НБУВ ИР. КДА. № 351 п, 1752 г., и РНБ. ОЛДП. F. 511, 1762 г.). Особенность содержания И., созданных в России, состоит в дополнении типичного укр. репертуара несколькими местными или монастырскими песнопениями. Названия песнопений «российское» (РНБ. ОЛДП. F. 511; НБУВ ИР. Ф. I. № 5586), «великороссийское» (ГИМ. Син. певч. № 312; 29 а и др.), «греческое» (около песнопений, первоначально неизвестных на укр. землях) и прямые указания на места создания служат признаками И., составленных в России или под российским влиянием (напр.: НБУВ ИР. Ф. I. № 5386, 70-е гг. XVIII в.; ХНБ. № 819047, 1-я пол. XIX в.).

Художественное оформление

Ирмологион г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Л. 20 об.– 21)
Ирмологион г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Л. 20 об.– 21)

Ирмологион г. Сосница. 1699 г. (ЛНБ. Ф. 77. № 123. Л. 20 об.– 21)
И. выделяется разнообразием на фоне др. певч. книг, но в то же время развивается в общем русле оформления рукописной книги (см.: Нiколаеў М. Палата кнiгопiсная: Рукапiсная кнiга на Беларусi ў X-XVIII стагоддзях. Мiнск, 1993. С. 184-196; Запаско. 1995. С. 90-115, 364-449). Имена большинства иллюстраторов И. неизвестны; во мн. случаях это были сами переписчики (напр., Иоанн Ропалевский - И. 1741-1744 гг.; РИИИ. Ф. 2. Оп. 1. № 841). Иногда имя указано на титульном листе (напр., дьяк и певчий Иоанн Югасевич, в 1778-1812 гг. составивший и проиллюстрировавший 9 И.; Ясиновський. 1996. С. 501; Он же. Виправлення... до Каталогу. 2004. С. 184-185; 2008. С. 202-204). В создании книг принимали участие опытные мастера декора, напр.: «рачитель Иоанн Омелькович, иконотворец от града Гугнова [Угнев]» (НБВ. Akc. 2472, 1672 г.); Иаков, иерей Покровской ц. с. Немильня на Волыни (ХНБ. № 819521, 1753-1754 гг.); иером. Прохор (Чернигов. Ист. музей. АЛ. № 442, 1-я пол. ХVIII в.); «иконописец многогрешный» Симеон (ЛНБ. Ф. 4. № 341, 1730 г.).

Ирмологион. 1682 г. (ЛНБ. Ф. 2. № 123. Л. 157)
Ирмологион. 1682 г. (ЛНБ. Ф. 2. № 123. Л. 157)

Ирмологион. 1682 г. (ЛНБ. Ф. 2. № 123. Л. 157)

В И. широко применялись сюжетные заставки, по центру которых на фоне «старопечатного» растительного декора располагались круглые медальоны с изображением евангельских образов и событий (Рождество Христово, Пресв. Богородица, Распятие и др.), связанные по содержанию с песнопениями соответствующих разделов. Осмогласный раздел И. по традиции открывается миниатюрой с изображением прп. Иоанна Дамаскина - автора ирмосов и стихир Октоиха, рядом с текстами псалмов изображен царь Давид и т. д. Со 2-й пол. ХVII в. под миниатюрами изредка помещались «вирши» в честь гимнографов (напр.: ЛНБ. Ф. 77. № 123. Л. 20 об.- 21), иногда содержащие поучительные обращения к читателю.

В 20-х гг. ХVII-ХVIII в. по способу исполнения можно выделить 3 вида иллюстраций: 1) оттиски с досок (ксилогравюры) или металлических клише; в И. часто использовались готовые листы с изображениями, отпечатанные для др. богослужебных книг (напр.: НБУВ ИР. КДА. № 350 п; № 85 л); 2) рисунки в стиле гравюр, выполненные вручную (НБВ. Akc. 2931, 1631 г.); 3) заставки и миниатюры, вырезанные из печатных изданий и наклеенные на страницы И. (напр.: ГИМ. Син. певч. № 216; гравюра мастера Ильи из Киево-Печерского патерика 1656 г. на форзаце И. 20-х гг. XVIII в. НБУВ ИР. Ф. I. № 5394 и др.). В нескольких И. указаны имена украинских граверов; одним из самых известных был Леонтий Тарасевич, его гравюры из изданий Киево-Печерской лавры ХVII в. содержатся в позднейших И. разных переписчиков: иером. Сильвестра, уставщика Софии Св. собора в Киеве (НБУВ ИР. КПЛ. № 34 п, 1720 г.), свящ. Феодора Якубинского (РНБ. F. I. 648, 1760 г.) и др. Известны также гравер Ефрем (Киево-Печерская лавра, 80-е гг. XVIII в.- НБУВ ИР. Ф. 30. № 20), группа оформителей: мон. Иларион, Макарий и мастер с инициалами И. Ф. (БАН. Плюшк. № 253, 1763 г.) и др.

Рождество Христово. Гравюра Никодима Зубрицкого. Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 137 об.)
Рождество Христово. Гравюра Никодима Зубрицкого. Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 137 об.)

Рождество Христово. Гравюра Никодима Зубрицкого. Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 137 об.)

Во львовских печатных И. 1700 и 1709 гг. использованы оттиски с печатных досок более старых львовских изданий, напр. «Апостола» М. Слёзки 1654 г. (1700. С. 337), неизданного Октоиха 1689 г. (1700. Фронтиспис); в И. 1700 г.- титульная рамка мастера Ильи из «Апостола» Слёзки 1637 г. (см.: Александрович. 2002. С. 86-88). Все заставки И. 1709 г. были взяты из И. 1700 г. В оформлении И. 1709 г. имеется и новшество - ряд небольших иллюстраций в тексте календарно-минейной части, распечатанных с подручных досок издавшего его Львовского братства («Богоявление», «Благовещение», «Воскресение», «Сошествие Святого Духа», «Апостолы Петр и Павел», «Преображение», «Рождество Богородицы», «Воздвижение Честнаго Креста» и др.: 1709. Л. 170, 171, 183, 185, 186, 188, 193 об., 195). Имеются авторские гравюры, в частности выдающегося львовского мастера Никодима Зубрицкого, известного оформлением многих богослужебных книг. Ему принадлежат 2 заставки на сюжет «Рождество Христово»: с подписью « » (1700. С. 100, 277, 373; 1709. Л. 103, 137 об.) и с монограммой «NZ» (1709. Л. 167 об., 207); малые миниатюры-иллюстрации «Положение во гроб» и «Успение» с той же монограммой (1709. Л. 175, 189); «Успение» (1709. Л. 12 об.- из сб. «Акафисты» 1699 г.). Титульный лист И. 1709 и 1757 гг. был создан Зубрицким в 1700 г., но не использован в этом издании (см.: Александрович. 2002. С. 84, 96-99; Гусева, Полонская. 1990. № 1873, 2120). Под рук. Зубрицкого и по его оригиналам работал иером. Дионисий (Синкевич) (см. гравюру «Добрый Пастырь» с подписью « »: 1700. С. 136; 1709. Л. 64 об.; «Вознесение Пресвятой Богородицы» с монограммой «DS»: 1700. С. 336; Гусева, Полонская. 1990. № 1874, 2191). Большинство гравюр не имеет указаний на авторство и было специально изготовлено для печатных И. в одном стиле со старыми изображениями, напр. «Благовещение» (1700. С. 194), «Неопалимая Купина» (1700. С. 53) и др. (см.: Александрович. 2002. С. 83; Гусева, Полонская. 1990. № 1872, 1875). Не исключено, что неподписанные гравюры были выполнены упомянутыми мастерами или их учениками.

Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 120 об.)
Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 120 об.)

Львовский печатный Ирмологион. 1709 г. (Л. 120 об.)

В И. ХVIII в., которые были составлены в С.-Петербурге, имевшем связи со странами Запада, размещались нек-рые гравюры западноевропейских мастеров, напр. Эммануэля Эйхеля Старшего и И. Г. Гертеля, Л. Хайда и Б. З. Зетлецки (И. Головни; СПб., 1752 г.- НБУВ ИР. КДА. № 351 п; см.: Ясиновський. 1996. С. 432), А. Пфеффеля (И. Головни; СПб., 1762 г.- РНБ. ОЛДП. F. 511), М. Энгельбрехта и И. А. Пфеффеля (15 гравюр в И. 1750 г. иеродиак. Леонида (Хоцятовского), впосл. архим. Троице-Сергиевой лавры, куда он перенес этот И. (РГБ. Троиц. № 454)). Имена 5 западноевропейских граверов (И. Вольф, И. Ф. П. Гаерс, Г. Геффель, Г. Грофиус и Энгельбрехт) известны по описи И. кон. ХVII - нач. ХVIII в., хранившейся до 40-х гг. XX в. в Самарском обл. музее (Ясиновський. 1996. С. 270, 591; см.: Бельчиков, Бегунов, Рождественский. 1963).

Распространение И. в различных местностях в ХVII-ХVIII вв. содействовало ознакомлению с южнорус. пением и традициями ирмолойной книжности. Особенно многочисленными стали эти книги в России (в архивах Москвы и С.-Петербурга в наст. время хранится соответственно 110 и ок. 70 И.- примерно 16% сохранившихся книг) и Молдавии, единичные экземпляры оказались в дальнем зарубежье при формировании укр. диаспоры. Однако в основном И. использовались в местах их создания. Преобладающая часть И. до сих пор хранится в архивах тех регионов, где они были написаны, хотя каждое хранилище имеет небольшой процент неместных книг. В наст. время насчитывается примерно 1100 экземпляров И., которые хранятся в гос. и личных архивах Украины, Белоруссии, Литвы, Польши, России, Румынии и др. стран. Ряд манускриптов известен только по составленным прежде архивным описям или упоминаниям. Вслед. рассредоточенности массива И. в хранилищах разных гос-в разнообразные традиции «ирмолойного» пения остаются во многом неисследованными.

Интерес к украинско-белорус. напевам и киевской нотации как к новым звеньям певч. культуры Московии начиная с сер. ХVII в. обусловил появление И. в ХIХ в. в гос. и личных библиотечных собраниях (так, прот. Димитрий Разумовский располагал 8 укр. И.). Первые научные исследования И. сводились к характеристике его репертуара (особенно киевского, греческого, болгарского распевов), к-рая вместе с тем не могла быть исчерпывающей в силу краткого состава большинства книг. Ценная многосторонняя характеристика И. принадлежит прот. Иоанну Вознесенскому, к-рый рассмотрел 5 рукописных и 2 старопечатных львовских И. из собрания ЦАМ КДА, сопоставив их с синодальными и др. изданиями. В статье Н. Д. Успенского в качестве иллюстрации к Львовскому печатному И. ошибочно приведена страница из российского Обихода, а также связанное с нею суждение о наличии в украинско-белорус. И. песнопений обихода знаменного распева (Успенский. 1974).

В кон. ХХ - нач. ХХI в. по материалам И. вели исследования А. С. Цалай-Якименко, Н. В. Заболотная, А. В. Конотоп, Л. Ф. Корний, Ю. Е. Медведик, Е. Ю. Шевчук и др. ученые, изучавшие различные певч. стили и аспекты ирмолойного пения. Львовским источниковедом Ю. П. Ясиновским в 1996 г. был издан каталог украинских и белорусских И., составлена подробная библиография, в 2004 и 2008 гг. внесены исправления в прежние и выполнены новые описания книг в дополнение к каталогу.

Изд.: Тончева Е. Манастирът «Голям Скит» - школа на «Болгарский роспев»: Скитски «болгарски» ирмолози от ХVII-ХVIII в.: В 2 ч. София, 1981. Ч. 2: Из Болгарский роспев [факсимиле фрагментов 3 укр. И.]; Jasinovs'kyj J., Lutska C. Das lemberger Irmologion: Die älteste liturgische Musikhandschrift mit Fünfliniennotation aus dem Ende des 16. Jh. Köln; Weimar; W., 2008.
Лит.: Сахаров И. П. Русские древние памятники. СПб., 1842. Вып. 3: Описание славяно-рус. рукописей, находящихся в б-ке Воскресенского Ново-Иерусалимского мон-ря; Леонид (Кавелин), архим. Описание славяно-рус. рукописей книгохранилища ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, мон-ря // ЧОИДР. 1871. Кн. 1. Смесь. С. 1-71 (отд. отт.: М., 1871); Петров Н. И. Описание рукописей Церковно-археол. музея при КДА. К., 1875. Вып. 1: № 1-549; он же. Западнорусский лицевой ирмологий ХVII в. // ТКДА. 1884. № 5. С. 30-50; он же. Описание рукописных собраний, находящихся в г. Киеве: В 3 вып. М., 1896. Вып. 2: Собр. рукописей Киево-Печерской лавры, киевских мон-рей и Десятинной ц.; 1904. Вып. 3: Б-ка Киево-Софийской собора; он же. Описание рукописных собраний, находящихся в г. Киеве // ЧОИДР. 1897. Кн. 2. № 573; Амфилохий [Казанский-Сергиевский], архим. Описание Воскресенской Новоиерусалимской б-ки. М., 1876; Разумовский Д. В., прот. О нотной рукописи 1651 г., принадлежащей б-ке А. Н. Радкевича // Древности: Тр. МАО. 1883. Т. 9. Вып. 2/3. Протокол 177. С. 66-68; Вознесенский И. И., прот. Церковное правосл. пение Юго-Зап. Руси по нотно-линейным ирмологам ХVII и ХVIII вв. М., 18982. Вып. 1-3; Строев П. М. Описание рукописей мон-рей Волоколамского, Новый Иерусалим, Саввина-Сторожевского и Пафнутиева-Боровского. СПб., 1891; Смоленский С. В. О древнерус. певч. нотациях. СПб., 1901. С. 105, 106, 109, 110. (ПДП; 145); он же. О ближайших практических задачах и науч. разысканиях в области церковно-певч. археологии. СПб., 1904. С. 9. (ПДП; 151); Перетц В. Н. К истории укр. искусства // Археол. летопись Юж. России. К., 1905. № 1/2. С. 45-48; Алексий, архим. Список древних рукописных книг, хранящихся в б-ке Загоровского мон-ря Волынской епархии // Тр. ХV Археол. съезда в Новгороде. М., 1916. Т. 2. С. 503-507; Лебедев А. А. Рукописи церковно-археол. музея КДА. Саратов, 1916. Т. 1; Щапов Я. Н. Собрания рукописных книг И. Я. Лукашевича и Н. А. Маркевича: Обзор // Зап. ОР ГБЛ. М., 1957. Вып. 19. С. 3-35; он же. Восточнослав. и южнослав. рукописные книги в собр. ПНР. М., 1976. 2 вып.; Запаско Я. П. Орнаментальне оформлення укр. рукописноi книги. К., 1960; он же. Мистецтво книги на Украïнi в ХVI-XVIII ст. Львiв, 1971; он же. Пам'ятки книжкового мистецтва: Укр. рукописна книга. Львiв, 1995; Кудрявцев И. М. Описание рукописей собр. Д. В. Разумовского // Собрания Д. В. Разумовского и В. Ф. Одоевского: Архив Д. В. Разумовского. М., 1960. С. 111-118; Бельчиков Н. Ф., Бегунов Ю. К., Рождественский Н. П. Справочник-указатель печатных описаний славяно-русских рукописей. М.; Л., 1963. С. 58; Конотоп А. В. Супрасльский ирмологион // Сов. музыка. 1972. № 2. С. 117-121; он же. Супрасльский ирмологион 1598-1601 гг. и теория транспозиции знаменного распева (на мат-ле певч. нотолинейных рукописей ХVII в.): АКД. М., 1974; он же. Древнейший памятник укр. нотолинейного письма - Супрасльский ирмологион 1598-1601 гг. // ПКНО, 1974. М., 1975. С. 285-293; он же. Структура Супрасльского ирмологиона 1598-1601 гг.- древнейшего памятника укр. нотолинейного письма // MAAS. 1975. T. 4. Р. 521-533; он же. Супрасльский ирмологий 1638-1639 гг. // ПКНО, 1980. Л., 1981. С. 233-240; Petrovič D. A Liturgical Anthology Manuscript with the Russian «Hammer-Headed» Notation from A. D. 1674 // MAAS. 1972. T. 3. P. 293-321; Успенский Н. Д. Ирмологий // МЭ. 1974. Т. 2. Стб. 569; Ясиновський Ю. П. Першi схiднослов'янськi нотнi видання // Укр. музикознавство. К., 1974. Вип. 9. С. 45-54; он же. Нотнi рукописи у фондах ЦНБ АН УРСР (Iрмологiони) // Фонди вiддiлу рукописiв ЦНБ АН УРСР. К., 1982. С. 130-154; он же. Беларускiя iрмалоi - помнiкi музычнага мастацтва ХVI-ХVII стагоддзяў // Мастацтва Беларусi. 1984. № 11. С. 51-55; он же. Украïнський нотолiнiйний Iрмолой як тип гiмнографiчного збiрника: Змiст, структура // ЗНТШ. 1993. Т. 226. С. 41-56; он же. Нотний Iрмолой Гаврила Аранесовича як пам'ятка схiднослов'янських муз. зв'язкiв // Бiблiографiя украïнознавства. Львiв, 1994. Вип. 2. С. 20-23; он же. Украïнськi нотнi видання ХVIII ст. // Там же. С. 23-29; он же. Украïнськi та бiлоруськi нотолiнiйнi Iрмолоï ХVI-ХVIII ст.: Кат. i кодикологiчно-палеогр. дослiдження. Львiв, 1996; он же. Iрмоси й канони в укр. i бiлоруських нотолiнiйних iрмолоях // Православна монодiя: ïï богословська, лiтургiчна та естетична сутнiсть. К., 2001. С. 148-159; он же. Львiвський iрмолой кiн. ХVI - поч. ХVII ст.- найдавнiша нотолiнiйна пам'ятка церк. монодiï // ΚΑΛΟΘΩΝΙΑ. Львiв, 2002. Число 1. С. 256-272; он же. Виправлення, уточнення й доповнення до Каталогу нотолiнiйних iрмолоïв // Там же. 2004. Число 2. С. 157-193; 2008. Число 4. С. 197-209; он же. Нотнi стародруки у збiрках Волинi: [Рец.] // Там же. 2004. Число 2. С. 330-331; он же. Мат-ли до бiогр. словника спiвцiв i музик давньоï Украïни: Переписувачi нотолiнiйних Iрмолоïв // Там же. 2006. Число 3. С. 87-136; он же. Iнципiтарiй Львiвського друкованого Iрмологiона 1709 р. // Там же. 2008. Число 4. С. 210-220; Antonovych M. The Chants from Ukrainian Heirmologia. Bilthoven, 1974; idem. Ukrainische geistliche Musik: Ein Beitrag zur Kirchenmusik Osteuropas. Münch., 1990. S. 329-344 [кр. описание укр. Ирмологионов из фонда Akcesja, НБВ, по микрофильмам, хранящимся в Утрехте]; Герасимова-Персидская Н. А. Укр. лицевой ирмологион 1-й пол. ХVIII ст. // ПКНО, 1984. Л., 1986. С. 254-262; она же. Львiвський Iрмологiон 1700 р. як явище музичноï культури // ΚΑΛΟΘΩΝΙΑ. 2002. Число 1. С. 19-24; Жолтовский П. Н. Изобразительная графика укр. ирмолоев ХVII-ХVIII вв. // ПКНО, 1984. Л., 1986. С. 262-271; Корний Л. Ф. Болгарский напев в манявских рукописях ХVII-ХVIII ст. // Единение народов - единение культур: Укр.-болг. культурные связи: история и современность: К Х Междунар. съезду славистов. К., 1987. С. 37-60; она же (Корнiй Л. П.). Iсторiя укр. музики: У 3 ч. К.; Х.; Н.-Й., 1996. Ч. 1: Biд найдавнiших часiв до сер. ХVIII ст. С. 140-141; Гусева А. А., Полонская И. М. Украинские книги кирилловской печати ХVI-ХVIII вв.: Кат. изд., хранящихся в ГБЛ. М., 1990. Вып. 2. Ч. 2: Львовские, новгород-северские, черниговские, уневские изд. 2-й пол. ХVII в. Ил. 1698, 1871-1876, 1902-1904 [оформление Львовских печатных И.]; Кашлей А. Кириллические рукописи в фондах Национальной библиотеки в Варшаве // Prace badawcze i bibliograficzne nad zbiorami rzadkich i cennych książek i dokumentów. Warsz., 1991. S. 180-190; Маценко П. Склад та технiчна будова мелодiй киïвського розспiву в Почаєвському iрмолоєвi, вид. 1775 р.: [Дис. 1937 г.] // Павло Маценко: Музиколог, композитор i громадський дiяч: Зб. на пошану 90-лiття народин. Торонто, 1992. С. 127-236; Дубровина Л. А. Супрасльский ирмологион 1601 г.: Нек-рые аспекты кодикол. исслед. // Рукописна та книжкова спадщина Украïни. К., 1993. Вип. 1. С. 13-20; она же. Кодикологiчне дослiдження та археогр. опис нотолiнiйних iрмолоïв // Корнiй Л. П., Дубровiна Л. А. Болг. наспiв з рукописних нотолiнiйних iрмолоïв Украïни кiн. ХVI-ХVII ст. / НБУВ. К., 1998. С. 18-38; Корнiй Л. П., Дубровiна Л. А. Турiйський Iрмолой поч. ХVII ст.- стародавня пам'ятка церк. спiву в Украïнi // Рукописна та книжкова спадщина Украïни. 1994. Вип. 2. С. 22-30; Рамазанова Н. В. Рукописные книги собр. Придворной певч. капеллы: Кат. СПб., 1994. С. 10, 54, 79, 136 и др.; Шевчук О. Ю. Киïвський наспiв у контекстi церковно-монодичного спiву Украïни та Бiлорусiï ХVII-ХVIII ст. (джерела, жанри, риси стилiстики): АКД. К., 1999. С. 4-5; она же (Шевчук Е. Ю.). Беларусь: Церковное пение. Древнерус. период (Х-ХVII вв.) // ПЭ. 2002. Т. 4. С. 497-501; она же. Про взаємодiю укр. стародрукованоï та рукописноï нотноï книжностi // Наук. вiсник НМАУ. К., 2003. Вип. 24: старовинна музика - сучасний погляд. Кн. 1. С. 41-57; она же. Про деякi особливостi бiлоруськоï церк.-монодiйноï традицiï кiн. XVI-XVIII ст. // Киïвське музикознавство. К., 2003. Вип. 9. С. 64-79; она же. Некоторые особенности графики текстов укр. Ирмологионов и языкознание ХVII в. // Христ. образы в искусстве: Мат-лы науч. конф. 26-29 окт. 2004 г. М., 2004. С. 73-83; она же. Прот. Иоанн Вознесенский о репертуаре укр. нотолинейных Ирмологионов XVII - нач. XVIII в. // Вестн. ПСТГУ. Сер. 5: Муз. искусство христ. мира. М., 2007. Вып. 1(1). С. 105-120; она же. Iрмологiон // Украïнська музична енциклопедiя. К., 2008. Т. 2. С. 246-250; Игнатьева А. А. Певч. рукописи колл. Ново-Иерусалимского мон-ря (ГИМ, Син. певч.) // ЕжБК ПСТБИ. 2001. С. 428-437; Александрович В. Мистецьке оздоблення львiвських першодрукованих Iрмологiонiв // ΚΑΛΟΘΩΝΙΑ. 2002. Число 1. С. 80-103; Видашенко М. Йосиф Городецький - засновник схiднослов'янського набiрного нотодрукування // Там же. С. 252-256; Задорожний I. Невiдомий iрмолой Iвана Югасевича // Там же. С. 273-282; Музичка I., свящ. Перший укр. друкований Iрмолой // Там же. С. 240-251; Герасимова И. В. Украинско-белорусские нотнолинейные Ирмологионы в системе рус. певч. книг (посл. треть ХVII-ХVIII в.) // Там же. 2008. Число 4. С. 84-93; Marinčak Š. Ol'šavicky Irmológion Michala Kešel'áka a jeho miesto v dejinách liturgickogo spevu na Slovensku // Там же. С. 221-249; Терещенко-Кайдан Л. В. Iрмолой Гаврила Головнi - унiкальна пам'ятка укр. церковно-спiвацькоï культури ХVII-ХVIII ст.: АКД. К., 2009.
Е. Ю. Шевчук
Ключевые слова:
Богослужебные книги Певческие рукописи (см. также Певческие книги) Певческие книги (см. также Певческие рукописи) Ирмологион, украинско-белорусский церковно-певческий сборник смешанного состава на 5-линейных нотах
См.также:
КИЕВСКАЯ НОТАЦИЯ [киевское знамя], нотолинейная система записи одноголосных и многоголосных богослужебных песнопений РПЦ
АКАФИСТ 1. Хвалебно-догматическое песнопение ко Пресв. Богородице; 2. жанр позднейших церковных песнопений Богородице
АПОСТОЛ в визант. обряде богослужебная книга, содержащая тексты Деяний и Посланий апостольских
АПРАКОС славянское название одного из 2-х типов служебного Апостола или Евангелия
АСМАТИК собрание отдельных псалмовых стихов с припевами
БИТОЛЬСКАЯ ТРИОДЬ болгарская рукопись XIII в.
БРЕВИАРИЙ католич. литургическая книга, содержащая последования всех служб суточного, седмичного и годового богослужебных кругов
ВАРЛААМА ХУТЫНСКОГО СЛУЖЕБНИК (кон. XII - нач. XIII в.), наименование рукописи