Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОСИФ
Т. 25, С. 682-694 опубликовано: 30 декабря 2015г.


ИОСИФ

(Шумлянский Иван; ок. 1643 - 16.07.1708, Львов), еп. Львовский, Галицкий и Каменецкий (Западнорусская митрополия), в 1700 г. открыто принявший Брестскую унию 1596 г.

Биография

Происходил из древнего правосл. среднепоместного боярского рода герба Корчак, предположительно валашского происхождения (впервые Шумлянские упом. в Галицкой Руси в XV в.). Род. в семье Евстафия (Евстахия) Станислава, королевского ротмистра, и Анны из дома Гошовских герба Сас. Правосл. шляхтич Евстафий Шумлянский был известен как фундатор Успенского муж. мон-ря в урочище Чёрный Дилок близ с. Гошев (совр. Ивано-Франковская обл., Украина); он пожертвовал этому мон-рю рукописный Пролог. В 1661 г. упоминается еще один представитель рода - игум. Евгений (Шумлянский), настоятель Сварычевского Рождество-Богородицкого монастыря (Кириличнi рукописнi книги у фондах ЛНБ: Кат. Львiв, 2007. Т. 1: ХI-XVI ст. С. 242-243, № 197). У И. было 5 братьев: Афанасий, еп. Луцкий и Острожский, Константин, войский жидачевский, Самуил, чашник подольский, Михаил и Иван - и 2 сестры: Анна и Кристина. Два племянника И. стали архиереями: Кирилл - православным епископом Луцко-Острожским (позднее епископ Переяславский), Гедеон - униатским архиепископом Смоленским. Сын еп. Афанасия (Шумлянского) Даниил был монахом львовского мон-ря доминиканцев. В синодике львовского Юра (Георгия) вмч. собора в редакции 50-70-х гг. XVIII в. упоминается более 40 представителей рода Шумлянских.

Иосиф (Шумлянский), еп. Львовский. Портрет. Нач. XVIII в. (НМ(Л))
Иосиф (Шумлянский), еп. Львовский. Портрет. Нач. XVIII в. (НМ(Л))

Иосиф (Шумлянский), еп. Львовский. Портрет. Нач. XVIII в. (НМ(Л))

От отца И. Шумлянский унаследовал родовое имение Боков в окрестностях с. Вел. Шумляны Подгаецкого повета. По-видимому, буд. архиерей не получил систематического образования. Впервые он упоминается в источниках в 17-летнем возрасте как участник военных походов в составе панцерной королевской хоругви. В битве под Чудновом в 1660 г. был ранен, в 1663-1664 гг. принимал участие в боевых действиях польск. армии на Левобережной Украине. По воспоминаниям современников, И. Шумлянский отличался незаурядными военными способностями, к-рые особенно ярко проявились во время битв под Журавно (1676), под Веной (1683), в ходе осады Львова турками и татарами (1695), в битве под Калишем (1706); во всех этих сражениях он принимал участие, уже будучи епископом. В юности И. Шумлянский женился на католичке Елене (Гелене) Яблонской, развелся в июне 1667 г., накануне своего пострижения в монашество.

Хотя И. Шумлянский в молодости не отличался христ. ревностью, именно его после смерти осенью 1666 г. Львовского правосл. еп. Афанасия (Желиборского) местное духовенство и шляхта избрали в янв. 1667 г. кандидатом на Львовскую кафедру. И. Франко и З. Лисевич писали, что незадолго до избрания И. Шумлянский был униатом, но еще при жизни еп. Афанасия (Желиборского) он отрекся от унии и присоединился к правосл. Церкви. Избрание И. Шумлянского состоялось на «партикулярном сеймике» с участием правосл. шляхы и духовенства Галичины, прошедшем в Галиче между 24 янв. и 1 февр. 1667 г. 27 февр. того же года Шумлянский получил грамоту кор. Яна II Казимира на Львовскую епископию «за услуги, оказанные Речи Посполитой под Чудновом и за Днепром». Эта номинация вслед. начавшегося в янв. 1668 г. противостояния Шумлянского с др. кандидатом на Львовскую кафедру - Иеремией (Свистельницким) неоднократно подтверждалась королем. В марте-июле 1667 г. в разных местах - в Галиче, в Рождество-Богородицком мон-ре в с. Сварычев (ныне Ивано-Франковской обл.) (15 марта), в Гошевском Преображенском мон-ре в с. Гошев (12 апр.) и во львовском Свято-Юрском соборе состоялись элекционные (выборные) собрания, в к-рых участвовали правосл. шляхта, протопопы, приходское духовенство и члены братств, поддержавшие кандидатуру Шумлянского; были приняты декларации о его «вольном избрании-элекции». Одновременно Шумлянский заручился протекцией неск. влиятельных правосл. деятелей. В частности, Феофил, игум. Манявского в честь Воздвижения Креста Господня скита, 22 июня 1667 г., при посещении И. Шумлянским скита, дал ему свидетельство о том, что тот достоин епископства; последний в свою очередь принял присягу на сохранение верности Православию.

В нач. осени 1667 г. И. Шумлянский в Креховском Преображенском мон-ре принял монашеский постриг с именем Иосиф, 4 нояб. того же года был рукоположен во иерея Луцким еп. Гедеоном (Святополк-Четвертинским) в церкви мест. Степань Луцкого повета. В связи с оппозицией по отношению к И. членов Львовского братства, части правосл. шляхты и приходских священников, администратора Киевской митрополии в пределах Речи Посполитой митр. Антония (Винницкого) и избранного по его протекции 11 янв. 1668 г. на Львовскую кафедру Иеремии (Свистельницкого) И. не смог получить епископскую хиротонию от Ясского митрополита и др. румын. архиереев, поскольку противники И. распространяли слухи о его склонности к унии. Впосл. И. добился епископской хиротонии от 3 странствующих греч. архиереев. 1 февр. 1668 г. в ц. свт. Николая в с. Висучка на Зап. Подолье (ныне с. Высичка Борщёвского р-на Тернопольской обл.) И. был хиротонисан во епископа Львовского Софронием, митр. Филиппопольским и экзархом Македонским, Феофаном, митр. Хиосским и Кикладским, и неким Даниилом, экзархом К-польского патриарха. По др. сведениям, названные архиереи совершили хиротонию И. по повелению польск. короля в Яссах в кон. янв. 1686 г. (Петрушевич. 1873. С. 598).

В апр. 1668 г. И. и его дядя чашник подольский Александр с отрядом из 200 солдат силой заняли Свято-Юрский собор во Львове, изгнав оттуда своих противников во главе с Антонием (Винницким). 7 мая 1668 г. благословенная грамота Киевского митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) о легитимности хиротонии И., данная в Чигирине, была внесена в актовые книги Львовского духовного суда. 12 июня 1668 г. кор. Ян Казимир отменил назначение И. на Львовскую кафедру. Несмотря на это, И. оказал поддержку Александрийский патриарх Паисий, который осенью 1669 г. находился на территории Львовской епархии - в Могилёве на Подолье. 8 окт. 1669 г. патриарх дал грамоту о законности епископской хиротонии И. Паисий снял клятву с И. и угрожал анафемой сторонникам Антония (Винницкого). В послании, написанном в с. Сервиры (ныне Сыровары, Тернопольская обл.), Паисий призвал И. стойко переносить преследования со стороны Антония (Винницкого). Хиротонию И. осудил Иерусалимский патриарх Досифей II Нотара, которого привлек на свою сторону Антоний (Винницкий). В 1670 г. патриарх Досифей огласил в Яссах проклятие И. как «фальшивому пастырю». В противостоянии с Антонием (Винницким) и Иеремией (Свистельницким), 30 апр. 1668 г. хиротонисанным на Львовскую кафедру, И. опирался на помощь К-поля. 8 апр. 1670 г. по просьбе гетмана Правобережной Украины П. Дорошенко и митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) К-польский патриарх Мефодий III подтвердил хиротонию И. и потребовал отстранения Иеремии (Свистельницкого), к-рого патриарх Мефодий III в июне 1670 г. предал анафеме за насильственный захват монастыря св. Илии в Крылосе близ Галича.

26 окт. 1669 г. кор. Михаил Корибут-Вишневецкий выдал И. привилей на Львовскую кафедру (по др. данным, конфирмационный привилей был получен от Яна Казимира 26 июня 1668). Львовское Успенское братство (во главе с греком Иоанном Мазараки) заявило, что И. получил привилей благодаря ходатайству католического Львовского архиеп. Яна Тарновского († 1669), который оказывал И. протекцию. Несмотря на это, в 1670 г. братство признало И. правящим архиереем. Вскоре конфирмационный привилей И. был отменен и на кафедру вновь был назначен Иеремия (Свистельницкий). В 1670 г. кафедру снова передали И., на основании чего последний занял резиденцию Галицких епископов в Крылосском мон-ре, но в том же году привилей вновь был аннулирован в пользу Иеремии (Свистельницкого). В 1670-1672 гг. так повторялось неск. раз: кор. Михаил Корибут-Вишневецкий поочередно поддерживал то одного, то др. кандидата.

Непоследовательность высшей польск. власти в вопросе замещения Львовской кафедры была обусловлена тем обстоятельством, что тесные контакты И. с митр. Иосифом (Нелюбовичем-Тукальским) и гетманом Дорошенко (начавшиеся в 1670, когда И. посетил гетмана с дипломатическими целями) были нежелательны для кор. Михаила и его окружения, как и контакты И. с Яном Собеским (см. Ян III Собеский), одним из лидеров партии, враждебной королю. Отношение стало меняться, после того как в 1671-1674 гг. И. неоднократно по поручению польск. властей посещал гетмана Дорошенко, убеждая его вернуться под власть короля. Переговоры были безуспешными, но стали для правящих кругов Речи Посполитой свидетельством политической лояльности И. Последняя встреча имела место в февр. 1675 г., когда Дорошенко послал в Варшаву через И. «Чигиринские пункты», повторявшие в целом формулировки Гадячского договора 1658-1659 гг. В итоге последний универсал кор. Михаила, касавшийся Львовской кафедры, от 7 апр. 1673 г. закрепил ее за И. Положение И. еще более укрепилось с приходом к власти Яна Собеского (кон. 1673, избран королем в мае 1674). Последний, будучи коронным гетманом, утвердил И. в сане и правах епископа Львовского универсалом от 4 июля 1673 г. Ян Собеский 16 сент. 1674 г. и 10 марта 1675 г. объявлял И. законным епископом Львовским, а его соперника Иеремию (Свистельницкого) называл бунтовщиком, указывая, что свой привилей на Львовское еп-ство последний получил от короля посредством симонии, и призывал Иеремию прекратить сопротивление.

К сер. 70-х гг. XVII в., после окончания длительной и напряженной борьбы с Иеремией (Свистельницким) и Антонием (Винницким), пользуясь поддержкой короля и К-польского патриарха, И. установил контроль над галицко-львовской частью своей епархии. И. не мог управлять Подольем, поскольку в 1672 г. эта часть его диоцеза была захвачена османами и в 1681 г. в Подолье была создана митрополия, подчиненная К-польскому патриарху, во главе с Панкратием, «митрополитом Каменецким, и Подольским, и всей Малой Руси, экзархом константинопольским». В 1-й пол. 70-х гг. XVII в. при содействии нового короля И. стал претендовать на имения Киевской митрополии в Речи Посполитой - на Волыни и в Белоруссии, добиваясь от короля назначения на должность администратора Киевской митрополии. Именно из-за этого, по мнению В. Аскоченского, резко охладились отношения И. как с митр. Иосифом (Нелюбовичем-Тукальским), так и с гетманом Дорошенко, арестовавшим И. в 1671 г., после чего епископ был доставлен в Чигирин и заточен в тюрьму (Аскоченский В. И. Киев с древнейшим его училищем академиею. К., 1856. Ч. 1. С. 205). Как сообщается в «Летописи самовидца» и в хронике А. Ригельмана, И. задержали в Могилёве-Днестровском (ныне Могилёв-Подольский, Винницкая обл.) в янв. 1671 г., во время объезда им епархии. Дорошенко «велел взять и привесть его в Чигирин со всем его клиром, что видя, народ, случившийся на ярмарке тут крещенской, такому усильному взятию архиерея соболезновал, а потом дали немедленно о сем знать Киевскому митрополиту [Иосифу], который коль скоро к Дорошенке об отпуске епископа того просительно отписал, тотчас отпустил тот его по прежнему» (Рiгельман О. I. Лiтописна оповiдь про Малу Росiю та ïï народ i козакiв узагалi. К., 1994. С. 532). И. пробыл в заключении ок. 2 месяцев и вернулся во Львов 14 марта 1671 г. Несмотря на конфликт с Дорошенко, И. c 1671 г. ездил к нему на переговоры как посланник короля.

Ссылаясь на плохое состояние здоровья и преклонный возраст Иосифа (Нелюбовича-Тукальского), привилеем от 10 мая 1675 г. Ян Собеский назначил И. временным администратором Киевской митрополии с предписанием выполнять обязанности «так долго, пока будет жить больной... отец митрополит» (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 10. С. 723, № 282). 14 дек. 1679 г. И. был утвержден в статусе постоянного администратора Киевской митрополии. На этом посту И. приложил усилия, чтобы утвердить свою власть не только над владениями митрополии на Правобережье, но и над находившимися здесь имениями Киево-Печерского мон-ря. 30 июля 1677 г., после тайного принятия И. унии, кор. Ян Собеский дал епископу привилей на Киево-Печерскую архимандритию и часть монастырских имений. 10 мая 1682 г., после подтверждения своей приверженности унии, И. получил привилей на все имения архимандритии в Речи Посполитой (3 города, местечко и 53 села), к-рыми Львовский епископ владел до своей смерти. И. присвоил себе титул архимандрита киево-печерского, несмотря на то что в 1656-1683 гг. эту должность занимал архим. Иннокентий (Гизель), к-рый в 1677 г. подал протест в королевский суд, обвинив И. в незаконном усвоении себе титула киево-печерского архимандрита. Имения Киево-Печерского монастыря И. неоднократно передавал в аренду светским лицам. Так, 29 апр. 1689 г. И. передал ряд владений в управление волынскому шляхтичу Д. Жабокрицкому. 29 дек. 1684 г. И. подчинил себе большинство правосл. приходов Киевского воеводства, назначив управлять ими своего наместника - игум. Колодяженского мон-ря Иосифа (Блонского). К сер. 80-х гг. XVII в. И. также завладел имуществом киевских мон-рей на Правобережье. В частности, 29 янв. 1679 г. король передал епископу принадлежавший киевскому Братскому в честь Богоявления мон-рю Михайловский мон-рь в Гоще (совр. Ровненская обл., Украина; см. Гощанский в честь Покрова Пресв. Богородицы монастырь) и скит в с. Курозваны. И. стремился к разрыву связей между Правобережьем и находившимся под рус. властью Киевом. В 1690 г. митр. Гедеон (Святополк-Четвертинский) жаловался на то, что наместники И. отбирали у священников присланные из Киева антиминсы и миро.

В 1684-1687 гг., после изгнания католиками правосл. Луцкого еп. Гедеона (Святополк-Четвертинского), И. исполнял обязанности местоблюстителя Луцкой кафедры (был назначен администратором епархии декретом короля от 17 дек. 1684), что привело к охлаждению отношений между И. и Гедеоном, ставшим в 1685 г. митрополитом Киевским и Галицким. 16 мая 1687 г. благодаря усилиям И. состоялась хиротония во епископа Луцкого и Острожского его брата Афанасия (хиротонию помимо И. совершил Сучавский митр. св. Досифей (Барилэ)). Нек-рое время И. был администратором молдав. Сучавской митрополии (на основании королевского привилея от 12 февр. 1694). Распространение власти И. на столь значительные территории во многом объясняется его активным участием в политической жизни Речи Посполитой и гетманства, а также связями с могущественными шляхетскими родами, в частности с Радзивиллами и Яблоновскими.

Благодаря связям с королевским двором И. многого достиг в обеспечении правосл. духовенства и епархиальных учреждений правовыми гарантиями и «вольностями» со стороны короля (в королевских имениях Подольского и Русского воеводств), а также в ограниченном масштабе со стороны польск. магнатерии (напр., вел. гетмана коронного С. Яблоновского). Соответствующие королевские дипломы, частично опиравшиеся на Гадячский договор, относились как ко всему духовенству епархии, так и к отдельным учреждениям. Нек-рые акты касались правосл. жителей отдельных местностей (прежде всего Львова), духовенства в королевских староствах (Барском, Калушском, Снятынском и др.) и в личных владениях монарха, мон-рей (в частности, Креховского Преображенского), церковных братств (в первую очередь львовского Успенского). Наиболее значимые для Львовской правосл. епархии привилеи короля были изданы 26 апр. 1670 г. и в нач. марта 1676 г. Они номинально уравнивали в правах православных мирян и духовенство с римо-католиками, освобождали правосл. священнослужителей от уплаты денежных и натуральных налогов, а также от светского суда. Реализация королевских привилеев во Львовской епархии натолкнулась на сопротивление лат. клира и большинства местной шляхты. Даже в королевских староствах не всегда удавалось добиться их осуществления. Ярким примером являются действия жидачевского старосты Ф. Дидушицкого в 1678 г. и администраторов Бобрского староства в нач. XVIII в., к-рые преследовали правосл. духовенство, несмотря на протесты И. и штрафы, налагавшиеся на них королевскими чиновниками.

За 40-летнее архиерейское служение И. провел в Галицкой Руси, на Подолье и на Брацлавщине значительные церковно-адм. реформы. Деятельность архиерея имела целью получение православным духовенством равных прав с римско-католич. клириками, обретение православными в Польско-Литовском гос-ве религ. и политических свобод, освобождение правосл. священнослужителей от юрисдикции светских властей и частных лиц, обновление и укрепление институтов епархиального управления, повышение уровня образованности клира и паствы. Новые тенденции в жизни правосл. Львовской епархии в посл. четв. XVII в. стали, с одной стороны, продолжением реформ 30-40-х гг. XVII в. митр. св. Петра (Могилы), с др. стороны, попыткой осуществления И. собственной церковно-культурной программы. Реформы И. во многом ориентировались на инновации католич. и протестант. Церквей.

Преобразования в епархиальной жизни обсуждались и утверждались на собраниях духовенства. Документы сообщают о проведении в посл. трети XVII в. во Львове не менее 16 епархиальных Соборов. Сохранились «правила и деяния» одного Собора, прошедшего в 1669 г. Этот Собор рассматривал проблему служения священников-двоеженцев, обсуждал неумение части духовенства служить литургию, пытался усовершенствовать практику заключения браков (в частности, ввел предвенчальные опросы прихожан), боролся с языческими обычаями среди мирян (напр., с практикой выкапывания «упырей» из гробов). Собор обратил внимание на порядок получения клириками рекомендательных писем (презент) от ктиторов, а также антиминсов от архиереев, на уплату священнослужителями епископу подати - «куничего» («катедратика»). Были уточнены обязанности протопопов-наместников, определена материальная база церковных учреждений (фундуши), о которой должны были позаботиться приходские братства мирян. В правилах Собора 1669 г. отразились особенности церковной жизни в Галицкой Руси в этот период, в частности служение в приходских храмах многочисленных бродячих священников. При И. во Львовской епархии стал более эффективным церковный суд, использовавшийся для укрепления дисциплины среди приходского духовенства и мирян и для контроля над проведением в жизнь реформы. В церковном суде рассматривались 3 основные группы дел: споры между священниками, матримониальные отношения и нарушение церковной дисциплины мирянами, а также связанные с церковными учреждениями финансовые споры.

Важнейшими частями реформы епархиального управления стали введение в приходскую практику метрических книг (в 1680 и 1687) и реформирование крылосов (капитулов, корпораций соборного духовенства), начавшееся в 1685 г. и продолжавшееся до 40-х гг. XVIII в. включительно. Введение метрических книг во Львовской епархии оказало влияние на использование такого рода документации в др. епархиях Киевской митрополии, а также опосредованно в великорусских епархиях и в православных епископиях в Молдавии и Трансильвании. Другой частью реформы, полностью осуществившейся после перехода И. и Львовской епархии в унию, стали отстранение от управления епархией епархиального крылоса (капитула), глава которого традиционно занимал должность епископского наместника (официала), и передача значительной части полномочий крылоса василианам. Эти нововведения совпали по времени с централизацией управления мон-рями епархии. В июле 1700 г. И. дал грамоту («Правила») о «восстановлении» Львовского епархиального крылоса, в к-рой попытался установить равновесие между адм. полномочиями разных групп духовенства после фактического устранения львовских крылошан от контроля над кафедральным собором и лишения их доступа к таким важным должностям, как генеральный наместник, член духовного суда и член консистории. В 1700 г. И. расширил полномочия свято-юрских крылошан в пределах центра епархии, в частности, по отношению к членам неставропигиальных братств и другим группам мирян.

При непосредственном участии И. во Львове был создан важный центр укр. искусства. С 1691 г. на архиерейском дворе работал прибывший из Креховского мон-ря гравер иером. Никодим (Зубрицкий), к-рый создал ряд шедевров гравюры на дереве. Технику гравирования в этот период развивал также игум. Свято-Юрского мон-ря Дионисий (Синкевич). В 1687 г. И. открыл во Львове епархиальную типографию, в к-рой были изданы написанная И. «Метрика...» (1687), Псалтирь (1688), 1-й на восточнослав. землях нотолинейный Ирмологий (1700). Редакторами Ирмология были игум. Свято-Юрского мон-ря Иосиф (Скольский) и львовский иером. Иосиф (Городецкий), написавший послесловие к книге. Ок. 1685 г. по заказу И. для Свято-Юрского собора был изготовлен новый иконостас.

И. опекал мон-ри своей епархии - Ильинский (Крылосский) в Ст. Галиче, Свято-Юрский при львовском кафедральном соборе (для него архиерей установил «Порядок жития монастырского»), Угорницкий Михайловский (в с. Угорники Ивано-Франковской обл.), Беседский Успенский (в с. Беседы Львовской обл.), Манявский Крестовоздвиженский скит. Для игум. Беседского мон-ря Филарета (Служки) И. в 1677 г. составил сборник правил «Листвица, или Узаконение истиннаго общежительнаго жития иноком монастира Беседскаго». В 1679 г. епископ восстановил Крылосский монастырь после нападения татар в 1676 г., подарил обители новую церковную утварь и книги. И. возродил в Гоще Михайловский мон-рь и коллегию, сгоревшие в 1672 г. и переданные ему в 1679 г., возобновил связь Гощанского уч-ща с Киево-Могилянской академией. Ок. 1682 г. И. основал муж. мон-рь в г. Жолква при приходском храме Рождества Христова, куда в 1690 г. по инициативе архиерея были перенесены мощи св. Иоанна Нового, Сочавского; в мон-ре жил изгнанный с кафедры Сучавский митр. Досифей, в погребении к-рого в 1693 г. И. принял участие. В 1689 г. Львовский епископ отнял у польского гетмана Малаховского епархиальное имение Перегинское (совр. Ивано-Франковская обл.), при котором был возобновлен православный Онуфриевский мужской монастырь, принадлежность которого Галицкой епископии король подтвердил грамотой от 17 февр. 1691 г. И. долгое время вел с местным белым духовенством судебный процесс о возвращении обители имущества.

И. распространял в Галичине почитание чудотворной Теребовльской иконы Божией Матери. В 1673 г. чудотворный образ в связи с опасностью его захвата турками по распоряжению И. привезли из Теребовльского правосл. муж. мон-ря Преображения Господня в Свято-Юрский собор. В 1707 г. И. писал в завещании о том, что заступничество Божией Матери через Ее Теребовльскую икону помогло ему остаться в живых во время сражений под Журавно в 1676 г. и под Веной в 1683 г. В честь чудотворного образа при соборе было основано братство.

О формировании униат. убеждений у И. на протяжении 1-го десятилетия архиерейства можно говорить гипотетически, поскольку документальных свидетельств этому нет. В разгар борьбы за Львовскую кафедру с Иеремией (Свистельницким) среди православных распространялись слухи о католичестве И. В 1668 г., во время попытки И. завладеть ц. Рождества Христова в Галиче, толпа людей угрожала сделать «с Иосифа второго Йосафата», имея в виду убийство в 1623 г. в Витебске Иосафата Кунцевича. Русский посол в Польше Б. Михайлов в отчете от 16 июня 1692 г. привел сообщение львовского шляхтича Ю. Попары о том, что И. при епископской хиротонии «обещался быти во унии», что он «втай униат, а явно не присягает затем, что братство крепко стоит» (Iсторiя Львова. 1986. С. 89).

В янв. 1677 г., перед началом сейма в Варшаве, Ян Собеский сообщил нунцию, что ожидает скорого обращения И. Впервые о своем намерении признать власть Римского папы И. частным образом заявил 7 (по др. данным, 1) марта 1677 г., во время сейма. И. в присутствии кор. Яна Собеского, униатского Киевского митр. Киприана Жоховского и нескольких иезуитов (в т. ч. Теофила Рутки) произнес католическое Исповедание веры. Описывая это событие в письме папе Иннокентию XI, Жоховский сообщал о намерении И. сохранить присоединение к католицизму в тайне и объяснял это стремлением избежать выступлений правосл. духовенства, шляхты и членов братств (к-рые начнут искать союза с османами), в результате чего И. может утратить кафедру, к-рую займет «схизматик» (православный). 11 сент. 1677 г. папа выразил одобрение по поводу перехода И. в унию и призвал его публично объявить об этом. Значимым жестом И. в сторону католиков стало издание в 1678 г. во Львове на средства епископа кн. «Zgoda święta Cerkwie ś. Wschodniej prawosławnej z Kościołem katolickim apostolskim Rzymskim w Duchu Świetym około pochodzenia tegoż Ducha Świętego i od Syna, z wyznania tejże Cerkwie ś. Wschodniej w księgach cerkiewnych słowianskich» (Согласие Церкви Восточной православной с Церковью апостольской Римско-католической в Духе Святом относительно происхождения Святого Духа и от Сына, по исповеданию той же Церкви Восточной в славянских церковных книгах), в которой говорилось, что православные вместе с католиками считают, что Св. Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Бога Сына, что Римский папа обладает верховной властью над Вселенской Церковью. Автором книги, подписавшимся как «Друг Восточной Церкви», был иезуит Рутка. Об участии И. в издании книги 6 февр. 1679 г. сообщил в Рим нунций.

После провала созванного по инициативе короля в янв. 1680 г. в Люблине Собора православных и униатов, на к-ром правосл. епископы Речи Посполитой должны были объявить о подчинении папе, открытого присоединения к унии И. и Иннокентия (Винницкого) активно добивался униат. митр. Жоховский. (Иннокентий, давший согласие принять унию, по ходатайству И. был хиротонисан во епископа Перемышльского 1 дек. 1680.) 10 янв. 1681 г. по инициативе Жоховского началось обсуждение данного вопроса на сейме в Варшаве. К 18 марта епископы сформулировали условия оглашения их перехода в унию, настаивая на отсрочке церемонии до тех пор, пока в их епархиях не будет завершена работа по привлечению к унии всей паствы, и требуя предоставления им мест в сенате Речи Посполитой. И., еп. Иннокентий (Винницкий) и представители королевского двора приняли «Артикулы». При условии оглашения православными епископами своего присоединения к унии польские власти обещали уравнять православных в правах с католиками, в первую очередь в городах (допускать православных в состав магистратов), возвратить Галицкой кафедре ранее захваченные у нее польской шляхтой имения, подчинить ставропигиальные братства епархиальным архиереям, ограничить права патроната в гос. имениях, способствовать усилению контроля епископа за деятельностью мон-рей епархии, обеспечить невмешательство католич. иерархов в юрисдикцию епископов «греческого обряда», открыть духовную семинарию. В марте 1681 г. «Артикулы» были утверждены королем. И. добивался того, чтобы королевский привилей был засвидетельствован решением сейма, но в значительной мере из-за противодействия Ватикана решение сейма не было принято.

26 марта 1681 г. в часовне при королевском замке в Варшаве в присутствии короля, Киевского католич. еп. Станислава Яна Витвицкого и Киприана Жоховского И. и Перемышльский еп. Иннокентий (Винницкий) произнесли католич. Исповедание веры, поставили подписи под католич. Символом веры и под признанием власти папы, о чем И. на следующий день в письме сообщил Иннокентию XI. Вместе с епископами тайными униатами стали 3 наиболее влиятельных клирика в юрисдикции И.: архим. волынского Овручского мон-ря Сильвестр (Творовский), архим. Милецкого мон-ря Стефан (Горяин) и архим. Уневского монастыря Варлаам (Шептицкий). В июле-авг. 1681 г. папа прислал поздравительные послания обоим иерархам, призывая их к утверждению унии в их епархиях. И. и еп. Иннокентий заявили, что они объявят в своих епархиях о присоединении к унии, когда сейм особой конституцией подтвердит права, предоставленные правосл. Церкви королевским привилеем, и просили папу содействовать принятию такого решения. Однако Римский понтифик не дал на это согласия, папский нунций получил предписание не допускать обсуждения соответствующего текста на сейме. В Ватикане опасались, что, получив такие права, епископы позднее откажутся от унии.

Решение Львовского епископа о сохранении в тайне своего присоединения к унии поддержал король, к-рому И. нужен был в качестве «православного архиерея» для решения важных политических вопросов. Дипломатическая деятельность и выполнение политических заданий королевского двора занимали большое место в жизни И. В 1670-1675 гг. он во главе польск. делегаций неск. раз ездил в Чигирин и встречался с гетманом Дорошенко по поручению короля. В 1679 г. И. вел переговоры с вассалом тур. султана на Правобережье Ю. Б. Хмельницким (в монашестве Гедеон), убеждая его перейти под власть польского короля и обещая, что православная Церковь будет уравнена в правах с католической. В 1682 г. И. вел переговоры с получившим от султана в управление земли Правобережья молдав. господарем Георгием Дукой.

Ян Собеский, как и др. политики Речи Посполитой, рассчитывал на то, что при благоприятных обстоятельствах удастся вернуть в состав Польско-Литовского гос-ва перешедшие под власть царя земли Левобережной Украины и Киев. В случае успеха Речи Посполитой в борьбе за эти земли И. рассчитывал занять Киевскую митрополичью кафедру. В 1682 г., во время стрелецкого бунта в Москве, направленные И. посланцы-монахи должны были побуждать левобережное казачество созвать «черную раду», чтобы порвать с Россией и вернуться в состав Речи Посполитой. В 1683 г. И. по согласованию с королем послал на Левобережную Украину с тайной инструкцией от польск. правительства монахов Львовской епархии Феодосия (Храпкевича) и Иону (Зарудного), к-рые агитировали казаков, чтобы те не служили гетману И. Самойловичу, а переходили на сторону кор. Яна Собеского. Агенты И. призывали левобережное духовенство не повиноваться Московскому патриарху. В авг. 1683 г. их поймали в Белой Церкви и отправили в Москву (по просьбе Самойловича их не сослали в дальние города, но заточили в Троице-Сергиевом мон-ре).

В 1689-1690 гг. И. поддерживал контакты с гетманом И. С. Мазепой, переписывался с ним, призывая к союзу с королем, что вызывало у российских властей сомнения в лояльности Мазепы. В 1689 г. И. принял посланника Мазепы мон. Соломона (Гродского), в следующем году Львовский епископ прислал к Мазепе в Батурин письмо через шляхтича К. Домарацкого (Домарадзского, впосл. принявшего монашество и в 1693 ставшего архимандритом Овручского Успенского монастыря), который уговаривал гетмана перейти на сторону Речи Посполитой. В 1692 г. И., чтобы заслужить благосклонность царя, признался российскому послу Б. Михайлову в том, что он в 1689-1690 гг. помогал Яну Собескому склонять Мазепу к измене России. Михайлов зафиксировал переданные И. слова Яна Собеского: «Пане отче, приспело твое время нам помогать, а кроме тебя делать этого дела некем». И. также рассказал Михайлову: «И я по тому королевскому примеру писал к гетману Мазепе письмо своею рукою, чтоб он по желанию своему приступал к наследственному государю» (цит. по: Павленко С. Iван Мазепа. К., 2003. С. 109). (Существует версия, что И. в 1689-1690 не вел переговоры с Мазепой, но действовал по плану королевского двора, направленному на то, чтобы поссорить Мазепу с царем.)

В 1683 г. возобновилась польско-тур. война. В этих условиях Ян Собеский прилагал усилия для мобилизации правобережного казачества: в битве под Веной, где Львовский епископ был ранен в плечо, участвовало 5-тысячное казацкое войско. Открытый переход И. в унию мог бы оттолкнуть казачество от службы королю. Кроме того, одной из главных целей политики Яна Собеского было присоединение к Речи Посполитой Молдавии, где в поддержку короля выступало правосл. духовенство во главе с Сучавским митр. Досифеем. Переход И. в унию мог изменить позицию православных в Молдавии.

У И. были и собственные причины откладывать объявление о переходе в унию. Переговоры с польск. властями по этому вопросу епископ использовал для получения Львовской епархией новых привилегий. В 80-х гг. XVII в. одним из главных условий открытого перехода в унию Львовской епархии, к-рое епископ выдвигал Римской курии, было помимо места для И. в польск. сенате поставление И. Галицким митрополитом. Восстановление Галицкой митрополии (см. Галицкая епархия) (учреждена в нач. XIV в., в следующем столетии прекратила существование), по мнению И., должно было обеспечить независимость «греческой» Церкви в Речи Посполитой от Киевского митрополита. Тайно приняв унию, И. обещал Римской курии, что не будет подчиняться правосл. Киевскому митрополиту и не допустит обращения к нему духовенства Львовской епархии. При этом, формально признав верховенство униат. Киевского митрополита, И. на практике не подчинялся и ему и не принуждал к этому мирян, духовенство и монашество Львовской епархии, что как временную меру поддерживал папский нунций. О существовании православной Церкви в Речи Посполитой в форме Галицкой митрополии И. (при поддержке еп. Иннокентия (Винницкого)) заявил в «Артикулах» 1681 г. И. пытался восстановить связь между кафедрой во Львове и древней кафедрой в Галиче.

После подчинения в 1686 г. Западнорусской митрополии Московскому патриарху и заключения «вечного мира» между Россией и Польско-Литовским государством И. от лица православных епископов Луцкого, Перемышльского и «пришлого Белорусского» (причастность последнего к данной инициативе представляется сомнительной) обратился к патриарху Иоакиму (Савёлову) за благословением на восстановление в Речи Посполитой Галицкой митрополии в юрисдикции Московского патриарха. В 1689 г. из Галичины в Москву выехало посольство во главе с игум. Подгорецкого Благовещенского монастыря, кафедральным архидиак. Парфением (Ломиковским). Кроме передачи просьбы царям Иоанну и Петру Алексеевичам и царевне Софии о выделении средств для львовских братского Успенского храма и Свято-Юрского собора посольству было также поручено узнать о возможности поддержки патриархом Иоакимом идеи возобновления Галицкой митрополии (предварительно И. обсудил эти вопросы с московским послом в Варшаве П. Возницыным). Делегация везла послание И. к патриарху Иоакиму от 24 мая 1689 г. В письме И. обвинял Киевского митр. Гедеона (Святополк-Четвертинского) в том, что тот разорил Луцкую кафедру, вывез в Киев все ее ценности и проявляет неуважение к посещающим Киев галицким священникам, называя их еретиками и униатами. Основываясь на этих фактах, а также ссылаясь на желание духовенства Львовско-Галицко-Каменецкой, Луцко-Острожской, Перемышльско-Самборской и Белорусской епархий, И. просил патриарха освободить указанные епархии от послушания Киевскому митрополиту и восстановить Галицкую митрополию, отмечая при этом, что есть возможность получить на это разрешение у короля. В ответе от 28 окт. 1689 г. патриарх Иоаким призвал И. подчиняться Киевскому митрополиту «в союзе любви». Патриарх указывал, что митрополит в Киеве издревле имел титул «митрополит Киевский и Галицкий» и нарушать этого нельзя (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5. С. 292-293, № 82). По мнению патриарха, образование Галицкой митрополии было бы преждевременным шагом, хотя такой вариант не исключался в будущем, при условии что Галицкому митрополиту не будет подчиняться ни одна епархия, кроме Львовской. Из России И. были посланы церковные сосуды, мантия и омофор. И тогда, и позднее в Москве относились к инициативам И. прохладно, хотя Львовский епископ в посланиях 1693-1696 гг. к высшим российским светским и церковным лицам утверждал, что ежедневно молится «за его царское величество» и за «победу над врагами» и остается в Речи Посполитой чуть ли не единственным гарантом существования православной Церкви. Патриарх Иоаким не доверял И. и поддерживал контакты с др. высокопоставленными духовными лицами в Галичине - игум. Креховского мон-ря Дионисием (Околовичем), игуменом Манявского скита и др., к-рым в 1688-1689 гг. из России направлялись щедрые подарки. В сер. 90-х гг. XVII в. Московский патриарх Адриан прекратил контакты с И. Патриарх поддерживал Киевского митр. Варлаама (Ясинского) в его стремлении вернуть т. н. заграничные монастыри Киевской митрополии (Дятловичский и др.), захваченные И. в 1682 г., а также имения митрополии. Львовский епископ не только отказался это сделать, но и 26 апр. 1694 г. назначил своим новым наместником в Киевской митрополичьей епархии Иоиля (Холодовского), игум. Колодяженского мон-ря.

Не получив разрешения из Москвы, И. 21 апр. 1692 г. обратился к папскому нунцию с предложением восстановить Галицкую митрополию, но получил отказ. Поскольку план И. предполагал наличие в Польско-Литовском гос-ве 2 униат. митрополий - Киевской и Галицкой, Римская курия опасалась раскола в униат. Церкви. Планы И. восстановить и возглавить Галицкую митрополию не осуществились в т. ч. в связи с отрицательным отношением королевской администрации к контактам православных на украинско-белорусских землях с заграничными православными иерархами, из-за намерения властей заключить «новую унию», а также вследствие оппозиции униатского митр. Киприана Жоховского, с мнением которого И. всегда считался.

Вероятно, на нежелание И. объявлять во Львовской епархии о своем подчинении Римскому папе оказали также влияние события, к-рые произошли на Волыни после смерти Луцкого еп. Афанасия (Шумлянского) и передачи королевским привилеем от 21 июля 1694 г. Луцкой кафедры под управление И. Большая часть волынской шляхты и духовенства была настроена против принятия унии, главным выразителем антиуниат. настроений был один из лидеров луцкого Крестовоздвиженского братства - Д. Жабокрицкий (см. Дионисий (Жабокрицкий)). Луцкое и Кременецкое братства, а также некоторые мон-ри (Белостокский Михайловский в Луцком повете, Загоровский Рождество-Богородицкий во Владимир-Волынском повете) отказались признать власть И. и платить ему гиберну (церковный налог), избегая при этом открытой конфронтации.

В кон. июля 1694 г. И. захватил луцкий кафедральный собор св. Иоанна Богослова с мон-рем при нем, назначив своим наместником в Луцкой епархии игум. Колодяженского мон-ря Иоиля (Холодовского), к-рому поручил собирать налоги с приходов. Вскоре И. подчинил своей власти Почаевский в честь Успения Пресв. Богородицы мон-рь. 19 сент. 1694 г. посланные И. комиссары сместили настоятеля, назначив игуменом Мардария (Столпинского), к-рого вскоре сменил Иосиф (Добромирский). В то же время И. помиловал бывш. наместника Почаевского мон-ря игум. Иосифа (Саевича), осужденного за участие в 1693 г. в восстании почаевской братии против тайного униата Вениамина (Рыбчинского) (бунт Ягельницкого). И. восстановил Иосифа (Саевича) в должности наместника и снял с него все канонические прещения.

15 февр. 1695 г. в Дубно состоялся Собор православного духовенства и шляхты Луцкой епархии, на котором епископом Луцким и Острожским был избран Жабокрицкий. Инициаторами избрания стали влиятельные деятели братского движения: глава луцкого Крестовоздвиженского братства А. Пузына, его заместитель П. Вышгерд-Заблоцкий (в монашестве Пахомий, впоследствии униат, настоятель Почаевского мон-ря), глава кременецкого Богоявленского братства С. Копыстенский. Недостаточная их осведомленность в канонах привела к тому, что епископом был избран человек, женатый 2-м браком на вдове и потому не имевший права принять священный сан. В ответ на действия Луцкого братства И. с войском 18 мая 1695 г. прибыл в Луцк, где разорил Братский мон-рь и кафедральный собор, затем вывез во Львов имущество Луцкой кафедры. И. попытался провести переговоры с Жабокрицким. 1 июля 1695 г. с последним встретился в Луцке игум. львовского Иоанно-Богословского монастыря Венедикт (Ступницкий), предложивший от имени И., чтобы хиротония Жабокрицкого на Луцкую кафедру при условии внесения им установленной платы и гиберны состоялась по благословению И. Жабокрицкий отказался и 6 сент. 1695 г. выхлопотал привилей короля, по к-рому Гощанский Михайловский и Подгорецкий Благовещенский (совр. с. Подгорцы, Львовская обл.) мон-ри перешли из-под власти И. в его распоряжение, несмотря на протесты Львовского епископа. 12 мая 1696 г. король выдал Жабокрицкому привилей на Луцкую кафедру, и с тех пор последний фактически управлял Луцко-Острожской епархией. В сент. 1696 г. он был тайно пострижен в монашество, затем также тайно рукоположен во иерея. И. отказался признавать Дионисия в качестве епископа-номинанта и распространял на Волыни листовки о его двоеженстве и безнравственности. Луцкое и Кременецкое братства обвиняли И. в клевете.

21 июля 1696 г., после смерти кор. Яна Собеского (17 июня 1696), И. отправил письма белгородскому воеводе кн. Б. Р. Шереметеву и Киевскому и Галицкому митр. Варлааму (Ясинскому), вошедшие в «Летопись Самуила Величко» (гл. 37). В обоих посланиях повторяется фраза: «Умер король, умерла и уния» (имеется в виду принятие И. унии по настоянию Яна Собеского), И. подчеркивал свою верность православной Церкви. В послании к митр. Варлааму (Ясинскому) И., жалуясь на Дионисия (Жабокрицкого), писал, что «отец Жабокрицкий угнетает духовенство моей Луцкой администрации, за что его нужно предать проклятию». Оба письма И. подписал не только как епископ Львовско-Галицко-Каменецкий, но и как «администратор митрополии Сучавской и епископии Луцкой». Несмотря на заявления в письмах о приверженности Православию, в 1697 г. И. внес в гродские книги Львова и Луцка запись своей присяги 1681 г. на верность Риму.

Новый кор. Август II в конфликте И. и Жабокрицкого поочередно поддерживал то одну, то др. сторону. При содействии короля по требованию И. были задержаны румын. архиереи, приглашенные Жабокрицким в Луцк для совершения его епископской хиротонии (об этом упомянул 11 сент. 1697 примас Польши архиеп. Августин Радзеевский, написавший в Рим, что И. помешал «доброму делу»; слова Радзеевского объясняются теми обстоятельствами, что Жабокрицкий в 1697 начал переговоры о принятии унии и его хиротония была согласована с польск. властями). 3 февр. следующего года король выдал Жабокрицкому грамоту о поддержке и защите его от врагов, а 18 июля следующего года дал охранную грамоту одному из главных оппонентов последнего - архим. Овручского мон-ря Климентию (Домарацкому (Домарадзскому)), получившему Овручскую архимандритию в 1693 г. от И. и признававшему над собой только архиерейскую власть И. К кон. 1699 г. Жабокрицкому удалось захватить имения Овручской архимандритии. Тем временем сторонники И. начали судебный процесс против Жабокрицкого, отказываясь подчиняться ему и подвергая сомнению законность получения им ставленой королевской грамоты. 23 мая 1700 г. на встрече с Л. Судейкиным, рус. посланником в Варшаве, Жабокрицкий говорил, что И. и гетман К. Я. Сапега собираются его убить. В том же году кор. Август II призвал Жабокрицкого на надворный суд за то, что тот будто бы обманул кор. Яна Собеского и получил грамоты на мон-ри, к-рые были уже обещаны др. людям; ему ставилось в вину и то, что он вошел в сношения с российским резидентом. В дек. 1700 г. Жабокрицкий был хиротонисан во епископа тайно прибывшим в Луцк Марамарошским еп. Иосифом (Стойкой), которого взял под охрану противник И. правосл. шляхтич А. Жураковский (эту хиротонию не признал правосл. Киевский митр. Варлаам (Ясинский)).

В 1697 г. луцкий каноник Анджей Лонский предал огласке факт произнесения И. католич. Исповедания веры в 1681 г., следствием чего стало резкое ухудшение отношения к последнему правосл. шляхты Галичины. Боясь полностью утратить контроль над епархией, И. в 1699 г. известил Рим о решении подчинить Львовскую епископию папе. К этому времени перестали действовать факторы, которые побуждали власти Речи Посполитой и И. не торопиться с объявлением о присоединении к унии. После заключения в 1699 г. мира с Османской империей у польских властей уже не было необходимости искать поддержки казачества, напротив, казачество теперь мешало освоению южных регионов Украины магнатами и шляхтой, а Левобережье было окончательно закреплено за Россией по «вечному миру» 1686 г. Планы присоединения Молдавии к Речи Посполитой также оказались неосуществимыми. Вместе с тем в течение прошедших десятилетий И. благодаря поддержке Киприана Жоховского удалось утвердить на постах настоятелей мн. правосл. мон-рей и приходов в Галичине клириков, сочувствовавших унии.

Переход Львовской епархии в подчинение Римскому престолу был утвержден на епархиальных Соборах, прошедших 16 дек. 1694 г., 14 апр. и 1 июля 1700 г. Когда в 1694 г. И. предложил участникам Собора принять унию, епископ встретил решительное сопротивление членов львовского Успенского и др. братств, части шляхты и особенно представителей монашества, которые объявили, что данный Собор не вправе решать такие важные вопросы. Многие шляхтичи и монахи покинули заседание, тогда как протопопы и делегаты от приходского клира вместе с папским нунцием Аккорси в кафедральной часовне объявили о признании власти папы. На собрании деканов епархии, прошедшем 14 апр. 1700 г. в Свято-Юрском соборе, И. удалось склонить духовенство к принятию унии, несмотря на энергичные протесты Успенского братства. В нач. мая 1700 г. И. уехал в Варшаву на сейм, где собирался открыто заявить о присоединении к унии. О намерениях епископа узнали деятели Львовского братства Г. Корендевич, С. Ласковский, Г. Драгонович, к-рые не позднее 19 мая 1700 г. сообщили рус. послу Судейкину об усилении гонений на православных во Львовской епархии и об отъезде И. для офиц. принятия унии, хотя это и держалось последним в тайне.

6 июня (по др. данным, 16 мая) 1700 г. в варшавском костеле капуцинов во время мессы И. принял присягу на верность католич. Церкви. Епископ прочел католич. Исповедание веры в присутствии короля, примаса Речи Посполитой архиеп. Августина Радзеевского, нунция Дж. А. Давиа и сенаторов. И. отправил соответствующую декларацию префекту Конгрегации пропаганды веры К. Барберини. 15 июня 1700 г. кор. Август II издал диплом, к-рым уравнял в правах принявшее унию духовенство Львовской епархии с католическими клириками. За униатскими приходами и монастырями были утверждены владения и бенефиции, монастыри были освобождены от повинностей и податей, запрещалось принуждать униатское духовенство к «хлопским работам». Униатам наравне с римо-католиками разрешалось служить в магистратах, строить дома, покупать землю. Всем православным во Львовской епархии тем же дипломом короля предписывалось принять унию. После возвращения из Варшавы И. по совету нунция созвал 1 июля 1700 г. во Львове Собор, на котором клирики Львовской епархии после богослужения в присутствии папского нунция присоединились к католическому Исповеданию веры. 9 июля то же в присутствии вел. коронного гетмана С. Яблоновского совершили представители всех львовских братств, кроме Успенского (Успенское братство, узнав об открытом переходе И. в унию, в июне 1700 провело совещание с др. львовскими братствами, на котором призвало к солидарному противостоянию униат. планам архиерея, но эти призывы не были поддержаны). 11 июля И. впервые при служении литургии прочел Символ веры с Filioque и провозгласил единство Львовской епархии с католич. Церковью, 22 дек. И. вновь публично прочел Символ веры с добавлением Filioque. Польск. магнатерия поддержала действия И. 29 июня 1700 г. вел. коронный гетман Яблоновский дал универсал, в котором призвал духовенство в его владениях в Галичине повиноваться Львовскому епископу. В универсале Ю. Потоцкого от 25 авг. того же года православным жителям г. Збараж (совр. Тернопольская обл.) предписывалось немедленно принять унию.

Процесс вовлечения духовенства и мирян Львовской епархии в унию затянулся более чем на 20 лет. В 1700 г. к унии примкнули 500 священнослужителей во Львовском, Галицком, Калушском, Долинском и Жидачевском поветах, о чем 5 окт. 1701 г. из Варшавы в Рим сообщил нунций. Получив информацию «об успешной конверсии Львовской епархии», Конгрегация пропаганды веры тем не менее была недовольна «восприятием католической религии» только частью духовенства, монашествующих и мирян Галичины. В частности, вызывали беспокойство действия иноков Креховской обители, которые отказались принять унию и получали щедрые пожертвования от царя и от православных из Киева. В 1701 г., по сообщению Н. Андрусяка, к унии примкнули 1286 клириков Львовской епархии, в следующем году еще несколько десятков священников стали униатами. В «Хронике Львова» под 1702 г. сообщается, что после начала на Правобережной Украине восстания С. Палия и С. Самуся существовали опасения, «чтобы восстание не распространилось на Галицкую Русь, в частности, потому, что после принятия Шумлянским унии настроения посполитого люду были неспокойны» (Зубрицький Д. I. Хронiка мiста Львова. Львiв, 2002. С. 376-377). Сопротивлялась переходу в унию значительная часть духовенства Каменецкого и Гусятинского деканатов на Подолье, о чем в 1703 г. писал православный каменецкий декан Кирилл (Шумлянский), жаловавшийся на вмешательство шляхты в церковные дела. Среди важнейших церковных учреждений в Галичине, не присоединившихся к унии при жизни И., было Успенское братство во Львове (окончательно перешло в унию в 1709), Креховский Преображенский и Угорницкий Михайловский монастыри (приняли унию в 1721 и 1724 соответственно), Словитский Преображенский жен. мон-рь (совр. с. Словита, Львовская обл.; перешел в унию ок. 1718) и Манявский Крестовоздвиженский скит с неск. зависимыми от него обителями на Покутье, действовавший до упразднения в 1785 г.

В Галичине практиковались в т. ч. насильственные меры подчинения православных папе, рус. власти требовали прекратить такие действия. Царь Петр I писал польск. королю о том, что «разширение унии [является] нарушением давнего права и Московских трактатов», кроме того, И. «греческую религию истребляет гвалтовным образом, отбирает церкви и принуждает людей к принятию унии». Претензии царя были пересказаны кор. Августом II в письме к И. от 29 сент. 1700 г., в к-ром польский правитель советовал Львовскому архиерею обращать в унию «соответствующим образом» и «успокоить... греческую религию». И. ответил королю, что переходом в унию он не желал мешать политическому союзу Речи Посполитой с Россией, что соединение его паствы и клира с Римом совершено «не без ведома всей моей Львовской епархии» и что «ни здесь, во Львове, ни во всей Львовской епархии галасов (выступлений.- Авт.) не слышно», поскольку во «Львовской и в Каменецкой епархии доминирует святое согласие» (цит. по: Andrusiak. 1934. S. 118).

В 1700 г. начался острый конфликт между И. и львовским Успенским братством по вопросу о принятии унии, продолжавшийся до кончины архиерея. 8 февр. 1701 г. епископ объявил о присоединении братства к унии на основе документа с фальсифицированными подписями части братчиков, после чего с помощью городского магистрата епископ захватил братский львовский во имя прп. Онуфрия Великого мон-рь и братскую Успенскую ц., где отслужил литургию. И. намеревался разместить в храме свою кафедру. Вскоре в конфликт оказались втянуты различные польск. политические деятели, львовский староста А. Сенявский и представители России (рус. войска, союзные польск. армии во время Северной войны со Швецией, тогда находились на территории Русского воеводства Речи Посполитой). Благодаря усилиям российского посла в Варшаве кн. Г. Ф. Долгорукого 24 февр. 1701 г. кор. Август II приказал И. не притеснять братство, оставив его «при своих бывших свободах», вернуть ему Успенскую ц. и монастырь прп. Онуфрия. И. был вынужден забрать из Успенской ц. «епископский престол» и вернуть в храм прежних священников вместо назначенных им униатов. В июне 1704 г. король выдал братчикам охранные грамоты и повелел львовскому старосте обеспечить безопасность братства. Зимой и весной 1707 г. царь Петр I трижды побывал во Львове и в марте разрешил Успенскому братству беспошлинно продавать в городах гетманства напечатанные в братской типографии книги, что было одним из главных источников обеспечения деятельности братства.

Вслед за И. открыто принял унию управлявший Луцкой и Острожской епархией Дионисий (Жабокрицкий). 21 авг. 1700 г. глава Конгрегации пропаганды веры Барберини писал нунцию в Варшаве, что «епископ Луцкий Дионисий хочет пойти по стопам епископа Львовского» и в сент. 1700 г. намерен провести епархиальное собрание для принятия унии. В кон. 1701 г. Дионисий провел в Луцке Собор, на котором добился утверждения решения о переходе епархии в унию, сам Дионисий открыто присоединился к унии 9 апр. 1702 г. В 1700-1702 гг. конфликт между ним и И., считавшим себя управляющим Луцкой епархией, продолжался. В письме папе от 9 июня 1700 г. И., подписываясь как «епископ Львовско-Галицко-Каменецкий и администратор Луцкой епархии», обещал добиться в скором времени присоединения к унии «луцких схизматиков», т. е. Жабокрицкого и его сторонников (Theiner A. Vetera monumenta Poloniae et Lithuaniae. R., 1864. Vol. 4: Ab Innocentio Papa XII, usque ad Pium Papa VI. 1697-1775. S. 10). 6 марта 1701 г. Львовский епископ подал заявление в суд с требованием вернуть ему Гощанский мон-рь с имением Курозваны, захваченные Дионисием в 1699 г., а также Овручский мон-рь.

И. протестовал против попыток римо-католиков распространять в его епархии лат. обряд. В 1704 г. епископ жаловался в Конгрегацию пропаганды веры на действия насельников львовского мон-ря тринитариев, к-рые в 1703-1704 гг. массово привлекали молодежь «греческой религии» в свой орден. Жалоба И. была удовлетворена: Конгрегация в письме от 8 марта 1704 г. потребовала от нунция прекратить данную акцию. В 1706 г. И. участвовал как королевский ротмистр во главе своего отряда в битве под Калишем, о чем упоминается в охранной грамоте кор. Августа II от 29 нояб. 1707 г., по которой имения И. Крылос, Перегинское, Подгородье и Комарово были освобождены от военных постоев.

12 нояб. 1707 г. И. написал на польском языке завещание. Он оставил значительные денежные суммы не только униатским монастырям Галичины (Крылосскому Свято-Ильинскому, Гошевскому Преображенскому, Перегинскому, Подгородьевскому), но и православным обителям (Манявской Крестовоздвиженской и Креховской Преображенской). Дата смерти И. указана в «Книге рукоположенных Львовской епархии» и в «Летописи Подгорецкого монастыря» (Летопись Подгорецкого монастыря / Публ.: И. Я. Франко // Киевская старина. 1890. № 7. С. 128). 6 сент. останки И. были погребены в крипте львовского Свято-Юрского собора. В соборе долгое время сохранялись надгробная хоругвь, из к-рой позже было изготовлено иерейское облачение, и деревянная табличка с краткой мемориальной надписью об И.

Сочинения

И. атрибутируют 2 учительных труда: «Зерцало до прейзрения и латвейшаго зрозумения веры святой, сакраментов, десятисловия Божия, грехопадений человечских, духовным и свецким людем прилично» (Унев, 1680) и «Метрика, албо Реестр для порядку Церкви святой и снаднейшой информации духовным свецким» (Львов, 1687). В этих трудах нашел отражение архипастырский опыт И.

Еп. Иосиф (Шумлянский). «Зерцало...» Унев, 1680. Л. 6 об. (РГБ)
Еп. Иосиф (Шумлянский). «Зерцало...» Унев, 1680. Л. 6 об. (РГБ)

Еп. Иосиф (Шумлянский). «Зерцало...» Унев, 1680. Л. 6 об. (РГБ)

Соч. «Зерцало...», в некоторой степени подражающее труду Кирилла (Транквиллиона-Ставровецкого) «Зерцало богословия», носит в первую очередь назидательный характер, содержит инструкции епархиальному духовенству. Книгу открывает гл. «Об артикулах веры» с подробным толкованием православного Символа веры, в которой, в частности, подвергается критике католический догмат о Filioque. Во 2-м разд.- «О сакраментах, албо о тайнах» - излагается правосл. учение о церковных таинствах. Объяснению десятисловия посвящена гл. «О десяти приказанех Божиих». Толкование молитвы Господней изложено в разд. «О молитве к Господу Богу». Пятая гл. носит название «О разсуждении грехопадений человеческих. До перестороги священником и духовным подается, абы ведали, которые грехи к разрешении самого власти епископа належат, а з которых священницы разрешати власть имут». Здесь перечисляются грехи, к-рые может отпустить священник, и грехи, разрешение которых входит в компетенцию епископа. К последней категории относятся колдовство, гадание, знахарство, целительство с использованием освященных предметов. И. пишет, что гаданием в Галичине занимаются нек-рые священники, употребляющие в этих целях Евангелие и Псалтирь, ладан и даже Св. Дары. Таких священников И. считал необходимым извергать из сана. В сочинении впервые в западнорусской пастырской практике обстоятельно изложены обязанности протопресвитеров и приходского духовенства, а также система надзора за деятельностью священников. Этим вопросам посвящен 6-й разд. «Яко ся мают отцове протопопове, а як священницы и весь клир духовный в порядках церковных заховувати». Как указывает И., протопоп обязан обеспечивать присутствие всех клириков протопопии на ежегодном епархиальном Соборе духовенства, практика созыва к-рых была заведена по инициативе И. Епископ рекомендует священнослужителям исповедоваться как можно чаще - не менее одного раза в месяц; за назначение достойного духовника для клириков несет ответственность протопоп. В данном разделе содержится также обширное поучение о необходимости ведения в приходах церковных метрик для регистрации крещений и венчаний. Ответственность за ведение метрических книг возлагалась на епископских наместников (благочинных), а также на местные Соборы духовенства. Считается, что именно в 1680 г., после выхода в свет «Зерцала...», во Львовской епархии была начата метрическая реформа.

Второе, наиболее обширное сочинение И.- «Метрика...» - обращено к приходскому (белому) духовенству; в качестве приложения в книге опубликовано «Нравоучение» И., произносившееся на ежегодных епархиальных собраниях клира. Целью книги, по словам автора, являлось «исправление обычаев священников непристойных». И. подчеркнул, что для лучшего понимания духовенством его наставлений он писал не на церковнославянском языке («не словенским языком»), «а нашим природжоным российским диалектом». Первая часть труда - «Що значит, для чого и як давно есть в Церкве Божой, тут вкротце описуется» - содержит краткий обзор правосл. таинств и традиций. Во 2-й части - «Метрика, или Вторая книга. В супружество венчаным, для снаднейшои информации духовных свецких» - И. обосновывает важность ведения при каждой приходской церкви метрических книг, ссылаясь при этом на предписания Киевского Собора 16 дек. 1646 г., а также на указания в Требнике Киевского митр. Петра (Могилы). Свт. Петр охарактеризован как «чулый (ревностный.- Авт.) Церкви Христовой пастырь, презревшийся добре в порядках церковных и чину церковном». Автор сообщает, что при митр. Петре метрики получили широкое распространение в правосл. западнорус. приходах, но после смерти митрополита они постепенно стали выходить из употребления. И. подчеркивает важность метрических книг, без к-рых невозможно обеспечить канонический порядок в приходской жизни. С выходом в свет «Метрики...» реформа, начатая в 1680 г., получила дальнейшее развитие, т. к. в данном труде И. предложил духовенству новый вариант метрик, в которые должны вноситься не только записи о крещениях и венчаниях, но и список живых и умерших членов прихода. В 3-й ч.- «Предмова до священников мирских о святах (праздниках.- Авт.)» - епископ перечисляет важнейшие церковные праздники, в которые православным нельзя работать, и менее значимые праздники, когда с полудня «простые люди» могут трудиться. Это перечисление было неслучайным. И. в предисловии указывал на невзгоды, к-рые принесло православным принудительное введение польск. властями в Галичине григорианского календаря. И. пишет о жалобах крестьян и ремесленников на то, что не только польские паны и урядники, но иногда даже и священники, опасаясь властей, принуждали к работе в дни правосл. праздников.

Завершает сочинение 4-я гл.- «Нравоучение от нас, епископа, вам, мирским иереом, таковое преподается», в которой изложены архипастырские наставления священнослужителям епархии, направленные на нравственное исправление клириков и повышение их образовательного уровня, на укрепление их общественного положения в условиях дискриминации православных со стороны католич. властей. И. пишет, что кандидата на священническое место избирает община, избрание должно иметь письменное подтверждение от землевладельца. Главным требованием к ставленнику И. называет трезвость, призывая «любити сию добродетель паче злата и топазия», поскольку «трезвость есть родителькою и фундаментом всякаго добра», это доброе качество «до всех цнот (чеснот) и добрых вчинков всякого чоловика, а особливо духовного, добрым вчинити может». Для готовящегося принять священный сан необходимо наличие соответствующих знаний, что должен проверить назначаемый епископом экзаменатор, или протопоп, или наместник. Правосл. священники должны иметь образование, по мнению И., для того, чтобы не уронить себя в глазах католиков, чтобы «имети повагу (уважение.- Авт.) у панов», чтобы достойно («политично») разговаривать с землевладельцем и уметь отвечать на трудные вопросы в межконфессиональной полемике. Для духовенства желательно знание не только церковнославянского языка, но и польского и латыни. И. отмечает, что в знании языков «римское духовенство» опережает православных священнослужителей. И. призывает священнослужителей посылать сыновей в учебные заведения: в Киево-Могилянскую академию, в школы, по-видимому католические, во Львове, в Ярославе, в Кракове и др. городах. Епископ отмечает высокий уровень находившейся под его управлением Гощанской коллегии при Гощанском Михайловском монастыре: «А кому до Киева далеко, посылай до Гощи, может и тут поучитися добре як русского, словенского, так и латинского и польского письма и языка. Я сам мею и мети обецую на таковых мое пастырское око». Священникам И. предписывает исправно совершать богослужение, не пропуская части службы, как можно реже ездить на ярмарки и на мирские праздники, где клирики находятся в окружении «простых людей», чтобы не компрометировать себя перед «панами»-католиками. И. требует от духовенства сдержанного поведения во время праздничных пиров, умеренности в еде, в питье и в словах. Владыка запрещает священникам и диаконам (псаломщикам) гадать по Псалтири и Евангелию, что было распространено в сельской местности.

Особое внимание И. уделяет внешнему виду священнослужителей и поведению в общественных местах как важнейшим показателям их социального статуса. И. писал, что в прежние годы мн. священнослужители внешне ничем не отличались от крестьян, из-за чего землевладельцы презирали православных клириков, а католическое духовенство их высмеивало. Епископ требует, чтобы духовные лица были опрятно одеты, носили дорогие одежду и обувь. Если священники будут иметь дорогую одежду, то они будут выглядеть «пристойне станови своему духовному» и будут похожи больше на «панов», чем на крестьян. Тогда и прихожане и «паны» будут уважать священнослужителей как «благородных и честных». И. строго запрещает клирикам ходить в «постолах» (лаптях), за этот проступок виновные должны привлекаться к церковному суду «през инсигаторов духовных». (И. Франко отметил, что повеление И. священнослужителям брать пример с «панов» противоположно заветам другого уроженца Галичины - Иоанна (Вишенского), призывавшего православное духовенство и мирян к аскетизму как к способу сохранить Православие и национальную идентичность в условиях гонений.) О высоком социальном статусе («благородстве») священнослужителя, по мнению И., свидетельствует также умение говорить проповеди. Епископ предписывает произносить поучения в храмах в воскресенья и в праздники. Проповедь должна быть посвящена духовным темам и не должна содержать «басни» или шутки. И. рекомендует объяснять прихожанам Символ веры, ангельское приветствие Богородице, другие молитвы, но лучше всего читать им «учительные и богодухновенные книги», в частности труд И. «Зерцало...» («...от мене вам умыслне для духовной забавы и науки выданную в уневской друкарне книжку, названную Зверцадло»).

«Метрику...» завершают публикация священнической присяги с кратким объяснением и похвала И. кор. Яну Собескому, давшему привилей на открытие Львовской типографии, в к-рой была напечатана книга. И. отмечает, что вырученные от продажи «Метрики...» деньги пойдут на содержание типографии.

О лит. даровании И. свидетельствуют его стихотворения, написанные на разговорном укр. языке и посвященные событиям, в к-рых епископ принимал участие. В стихотворении, рассказывающем о Венской битве 1683 г., когда И. был ранен в плечо («Послухайте, що з вас живо»), повествуется о героизме и потерях, понесенных польск. войском. В конце звучит призыв ко всем христианам Речи Посполитой объединиться в борьбе против мусульман. И. обращается, в частности, к запорожским казакам: «Запорожцы, станьте з нами, адже буде Бог за вами». Почти идентичное по содержанию стихотворение было составлено И. как критика гетмана Самойловича за отказ последнего от участия в Венской битве. В виршах содержатся следующие слова: «Жалься, Боже, на гетьмана Самойловича Ивана, що заказал христианам пойти против бусурманов». Это стихотворение вошло в «Летопись Самуила Величко» (Величко С. В. Летопись событий в Юго-Западной Руси в XVII в. К., 1851. Т. 2. С. 536). По мнению М. Возняка, И. также является автором стихотворения «Ой летила голубонька з Украины», впосл. ставшего народной песней (Возняк М. Украïнськi пiснi збiрника Чарторийських // Он же. Матерiали до iсторiï укр. пiснi i вiршi: Тексти, замiтки. Львiв, 1913. Т. 1. С. 20-22).

Арх.: Арх. СПбИИ РАН. Кол. 52. Оп. 1. № 207. Л. 13; ГА Тернопольской обл. Ф. 258. Оп. 3. Спр. 1254; НБУВ ИР. Ф. 18. № 73, 76-79, 83, 88-89, 91, 98, 101, 106, 111-112, 120, 127, 137, 159, 167; ЛНБ. Вiддiл ркп. Ф. 3. Спр. МВ-129, МВ-354, МВ-373, МВ-390, МВ-657/28; Ф. 77. Оп. 4. Спр. 981; Ф. 141. Оп. 1. Спр. 527/III; Там же. Вiддiл рiдкiсноï книги. Ст-190; НМ (Л). Вiддiл рiдкiсноï та стародрукованоï книги. Ркк-89, Ркк-90, Ркк-99, Ркк-151, Ркк-797, Ркк-870, Ркл-16, Ркл-21, Ркл-22, Ркл-23, Ркл-24, Ркл-25, Ркл-58/1, Ркл-58/2, Ркл-58/3, Ркл-58/5, Ркл-58/6, Ркл-61, Ркл-85, Ркл-138, Ркл-141, Ркл-142, Ркл-609, Ркл-741, Сдк-694, Сдк-701, Сдл-21; ЦГИАЛ. Ф. 5. Оп. 1. Спр. 189; Ф. 9. Оп. 1. Спр. 418-419, 461, 491; Ф. 129. Оп. 1. Спр. 738-739, 753, 773, 784, 786, 806; Ф. 201. Оп. 4б. Спр. 3142; Ф. 765. Оп. 1. Спр. 49, 76; AGAD. Archiwum Radziwiłłów. Dz. V. Sygn. 15911; LVIA. F. 634. Ap. 3. Bylu I. 386.
Соч.: Зерцало... Унев, 1680; Метрика... Львов, 1687; Послание Львовского правосл. еп. Иосифа Шумлянского духовенству с увещанием исполнять добросовестно пастырские обязанности, вести трезвенное житие и носить одежду, приличную своему сану, 1687 г. // АЗР. 1853. С. 196-207, № 167 [фрагмент «Метрики...»]; Устрялов Н. История царствования Петра Великого. СПб., 1858. Т. 2. С. 478 [письмо Мазепе, 19 янв. 1690 г.]; Духовное завещание // Акты, относящиеся к истории Южнозападной Руси / Ред.: А. Петрушевич. Львов, 1868. С. 35-51; Вiрша єпископа Шумлянського про подiï 1683-1686 рр. // ЗНТШ. 1901. Т. 39. Кн. 1. С. 1-5; Дума з 1686 року / Пер. на укр.: В. Шевчук // Тисяча рокiв укр. суспiльно-полiтичноï думки. К., 2001. Т. 2. Кн. 3: Остання чверть XVII - поч. XVIII ст. С. 636-639; Лист... до папи римського: Пункти щодо унiï вiд 27 березня 1681 р. / Пер. на укр.: В. Шевчук // Там же. С. 180-183.
Ист.: АЗР. 1853. Т. 5. С. 113-114, 256; Volumina legum. St.-Pb., 1860. Vol. 5. P. 180; АрхЮЗР. 1871. Ч. 1. Т. 4. С. 37-47, № 20-24; С. 74, № 37; 1894. Ч. 8. Т. 2. С. 144-146, № 120; 1904. Ч. 1. Т. 10. С. 214, № 95; С. 248, № 101; С. 255, № 103; С. 285-288, № 110; С. 291, № 112; С. 341-342, № 132; С. 392-396, № 154; С. 796-797, № 282; Т. 12. Отд. 2. С. 285-288, 292-293, 600-602; Крыловский А. Львовское ставропигиальное братство: Опыт церк.-ист. исследования. К., 1904. С. 127, 185; Юбилейный сборник в память 350-летия Львовского ставропигиона: Мат-лы, относящиеся к истории Львовского ставропигиона в 1700-1767 гг. / Сост.: А. Копыстянский. Львов, 1936. Ч. 1. С. 112-115; Зубрицкий Д. И. Летопись Львовского ставропигиального братства: Пер. с польск. Львов, 1926. С. 78-79, 282-283, 376; Analecta OSBM. Acta SCPF. 1954. Vol. 2. P. 85-87, 110-111, 130-131, 156-160, 162-165, 173-174, 259; ibid. DPR. 1953. Vol. 1. P. 646-648; 1954. Vol. 2. 5-6, 9-11, 640-641; ibid. LSCPF. 1955. Vol. 2. P. 106-108, 120, 128-132, 172-174, 226-229, 231-232, 235, 238-242, 279-280, 291-293; ibid. CPECUB. 1956. Vol. 1. P. 112; ibid. EMKC. 1958. Vol. 3: C. Zochovskyj, L. Zalenskyj, I. Vynnyckyj. P. 42-45, 258-259; ibid. SEUUB. 1962. Vol. 2. P. 5-8; MUH. 1967. Vol. 4. P. 65-66, 85-87, 91-93, 113-114, 186-189, 229-231, 290, 293-332; Analecta OSBM. LNAHU. 1968. Vol. 12. P. 306-307; 1969. Vol. 13. P. 95-96, 150-151, 241; 1977. Vol. 14. P. 71-74, 234-235; ibid. LEHU. 1974. Vol. 3. P. 197-201; 1978. Vol. 4. P. 205-206, 214-218, 220-224; Iсторiя Львова в документах i матерiалах. К., 1986. С. 89-90; Требник Петра Могили 1646 р.: Пер. з ориґiналу / Упоряд.: А. Жуковський. Канберра; Мюнхен; Париж, 19882. С. 425-430; Ясиновський Ю. П. Украïнськi та бiлоруськi нотолiнiйнi iрмолоï 16-18 ст.: Кат. i кодикологiчно-палеогр. дослiдження. Львiв, 1996; Привiлеï нац. громад мiста Львова (XIV-XVIII ст.) / Упоряд.: М. Капраль. Львiв, 2000. С. 45-51, 63-64, 69-70, 75-76, 78-79; Собори Львiвськоï єпархiï XVI-XVIII ст. / Упор. та iст. нарис: I. Скочиляс. Львiв, 2006. С. CXXXV-CXXXVII, 112-113, 243-244.
Лит.: Головацкий Я. Львовская русская епархия перед стома леты // Зоря Галицкая яко альбум. Львов, 1860. С. 251-269; Петрушевич А. С. Иосиф (Шумлянский) // Галичанин. Львов, 1862. Вып. 1. С. 119-120; он же. Сводная галицко-русская летопись с 1600 по 1700 г. Ч. 1 // Наук. сб. на 1872, издаваемый лит. об-вом Галицко-русская Матица. Львов, 1873. С. 598, 683-684; Коссак М. М. Шематизм провинции св. Спасителя чина св. Василя Великого в Галиции и короткий погляд на мон-ри и монашество руске от заведення на Руси веры Христовой аж по нинишное время. Львов, 1867. С. 260-265; он же. Монастирi Галичини // Лавра. Львов, 1999. № 9. С. 51; Pelesz J. Geschichte der Union der ruthenischen Kirche mit Rom von den altesten Zeiten bis auf die Gegenwart. W., 1880. Bd. 2. S. 283-287, 337-341; Мирон [Франко И.]. Иосиф (Шумлянский), последний правосл. епископ Львовский и его «Метрика» // Киевская старина. 1891. № 33. С. 337-362; № 34. С. 1-21; Шараневич И. Иосиф Шумлянский, рус. епископ Львовский од 1667 р. до 1708 р. // Временник Ставропигийского ин-та с месяцесловом на 1897 г. Львов, 1896. С. 150-165; Антонович В. Нарис становища правосл. церкви на Украïнi вiд пол. XVII до кiн. XVIII ст. // Левицький О., Антонович В. Розвiдки про церк. вiдносини на Украïнi-Руси у XVI-XVIII ст. Львiв, 1900. С. 81-154; Рудович I., свящ. Унiя в Львiвскiй єпархiï. Львoв, 1900. С. 45-54, 58, 61-62; он же. Коротка iсторiя Львiвсько-Галицькоï єпархiï. Жовква, 1902. С. 37-42; Титов Ф. И., свящ. Рус. Правосл. Церковь в Польско-Литовском государстве в XVII-XVIII вв. Т. 1: Зап. Русь в борьбе за веру и народность в XVII-XVIII вв., 1-я пол. тома (1654-1725). К., 1905; Курганович С. В. Дионисий Жабокрицкий, епископ Луцкий и Острожский: Ист.-биогр. очерк. К., 1914; Andrusiak M. Józef Szumlański, pierwszy biskup unicki lwowski (1667-1708): Zarys biograficzny. Lwów, 1934. S. 25-30, 32-33, 36-65; idem. Pugna de sede episcopai = Боротьба за епископську катедру // Analecta OSBM = Зап. ЧСВВ. Ser. 1. 1935. Vol. 6. Part 1/2. S. 85-200; он же. Львiвське, Галицьке й Кам'янець-Подiльське православне (в 1539-1700 рр.) та й унiятське (в 1700-1808 рр.) єпископство у Львовi // Lohos = Логос. Yorkton, 1959. Т. 10. Ч. 1. С. 43-49; Ч. 3. С. 201-205; Ч. 4. С. 256-264; 1960. Т. 11. Ч. 1. С. 30-36; он же. Львiвський єп. Йосиф Шумлянський та його змагання за права для духовенства й об'єднання церков // Idem. 1978. Т. 29. Ч. 1. С. 23-58; 1979. Т. 30. Ч. 3. С. 193-214; Ч. 4. С. 292-307; Заикин В. М. Еп. Иосиф Шумлянский и Ставропигия: Несколько данных для характеристики еп. И. Шумлянскаго и его столкновенiя с Львовской Ставропигiей в 1700 г. Львов, 1935. С. 7-9, 13-14; Deruga A. Biskup Józef Szumlański (1667-1708). Lwów, 1935; idem. Piotr Wielki a unici i unja koscielna, 1700-1711. Wilno, 1936. S. 6-16, 57, 61-63; Балик Б. I. Iнокентiй Iван Винницький, єпископ перемиський, самбiрський, сянiцький (1680-1700). Рим, 1978. С. 56-58, 104-107, 122, 136-138, 176-178, 184, 189, 209, 261-270, 297-306; Bendza M. Tendencje unijne wzgledem cerkwi prawoslawnej w Rzeczypospolite w latach, 1674-1686. Warsz., 1987; Kaminski A. Republic vs. Autocracy: Poland-Lithuania and Russia, 1686-1697. Camb., 1993. P. 221-228, 260-261; Вуйцик В. Чудотворна iкона Богоматерi Теребовельськоï // Богородиця i украïнська культура: Тези доп. i повiдомл. Мiжнар. наук. конф. 14-15 грудня 1995 р. Львiв, 1995. С. 12-13; Яковенко С. Г. Западнорусская Церковь в последней трети XVII в. // Макарий. История РЦ. 1996. Кн. 7. С. 532-543; Mironowicz A. Prawoslawie i unia za panowania Jana Kazimierza. Bialystok, 19972. S. 243-244; Бiла С. Унiйна програма Галицькоï iєрархiï (кiнець XVII ст.) // Дрогобицький краєзнавчий зб. 1998. Вип. 3. С. 210-221; она же. Перехiд Перемиськоï i Львiвськоï єпархiй до унiï (кiнець XVII - початок XVIII ст.) // Там же. 2000. Вип. 4. С. 96-120; Мицько I. Святоуспенська Лавра в Уневi (кiнець XIII ст. кiнець XX ст.). Львiв, 1998. С. 235-236; Staszewski J. August II Mocny. Wroclaw, 1998; Скочиляс I. Я. Недатований реєстр духовенства, церков i монастирiв Львiвськоï єпархiï за владицтва Йосифа Шумлянського // ЗНТШ. 2000. Т. 240. С. 530-589; он же. Книга реєстру катедратика Львiвськоï правосл. єпархiï 1680-1686 рокiв // Там же. 2008. Т. 256. С. 575-646; он же. Запровадження метричних книг у Киïвськiй митрополiï (середина XVII-XVIII ст.) // Генеалогiчнi записки. Львiв, 2009. Вип. 7. С. 26-57; Капраль М. Нацiональнi громади Львова XVI-XVIII ст.: Соцiально-правовi взаємини. Львiв, 2003. С. 139-145; Павлишин А. Книги духовного суду як джерело вивчення iсторiï мон-рiв Львiвськоï єпархiï в часи владицтва Йосифа Шумлянського (1668-1708) // Rocznik Europejskiego kolegium Polskich i Ukraińskich uniwersytetow. Lublin, 2003. N 2. S. 103-108; Павленко С. Таємна мiсiя агента Мазепи Соломона (1689-1690 рр.) до Варшави з проханням допомоги // Визвольний шлях. Лондон, 2004. Кн. 10. С. 106-119; Suttner E. Ch. Ortodoxe Kultur in Ost- und Südosteuropa im 17 und 18. Jh. // Religion und Kultur im Europa des 17. und 18. Jh. / Hrsg. P. C. Hartmann. Fr./M., 2004. S. 217-222, 224-226; Wawrzeniuk P. Confessional Civilising in Ukraine: The Bishop Iosyf Shumliansky and the Introduction of Reforms in the Diocese of Lviv, 1668-1708. Huddinge, 2005; он же. Social Disciplining and Social Control in the L'viv Diocese during the Episcopate of Iosyf Shumlians'kyi in the European context // Украïна XVII ст.: суспiльство, фiлософiя, культура: Зб. наук. праць на пошану пам'ятi проф. В. М. Нiчик. К., 2005. С. 347-366; он же. Violency among Parish Priests as Communication of Status and Authority in the Diocese of Lviv, 1668-1708 // Litauen und Ruthenien: Studien zu einer transkulturellen Kommunikationsregion (15.-18. Jh.) / Hrsg. S. Rohdewald. Wiesbaden, 2007. P. 233-252; Корзо М. Украинская и белорусская катехетическая традиция кон. XVI-XVIII вв.: Становление, эволюция и проблема заимствований. М., 2007. С. 429-433; Александрович В. С., Ричков П. А. Собор святого Юра у Львовi. К., 2008. С. 153, 163-164, 166-169; Лужницький Г. Украïнська Церква мiж Сходом i Заходом: Нарис iсторiï Укр. Церкви. Львiв, 2008. С. 371-372; Навроцька А. Найдавнiша книга духовного суду Львiвськоï православноï єпархiï 1668-1674 рр. // Укр. археогр. щорiчник. Н. С. 2009. Вип. 13/14. С. 296-301; Шустова Ю. Э. Документы Львовского Успенского ставропигийского братства (1586-1788): Источниковедческое исслед. М., 2009. С. 192, 443.
В. Г. Пидгайко, И. Я. Скочиляс
Ключевые слова:
Епископы Западнорусской митрополии (1451 - 1685) Иосиф (Шумлянский Иван; ок. 1643 - 1708), епископ Львовский, Галицкий и Каменецкий (Западнорусская митрополия)
См.также:
АРСЕНИЙ (Балабан Марк; † 1569), еп. Львовский и Каменец-Подольский Западнорусской митрополии
АРСЕНИЙ (Желиборский Андрей; 1618-1662), еп. Львовский и Каменец-Подольский Западнорусской митрополии
АФАНАСИЙ (Желиборский Адам; † 1666), еп. Львовский и Каменец-Подольский Западнорусской митрополии
АФАНАСИЙ (Пузына Александр Юрьевич, князь; † 1650), еп. Луцкий и Островский