Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАННИКИЙ
Т. 25, С. 78-100 опубликовано: 21 сентября 2015г.


ИОАННИКИЙ

(Галятовский (Голятовский), ок. 1620 - 2.01.1688, Елецкий Успенский мон-рь), архим. Елецкого черниговского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря, духовный писатель, полемист, проповедник, автор 1-го в восточнослав. книжности печатного пособия по гомилетике и первых сборников, посвященных описанию чудес Пресв. Богородицы.

Биография

По гипотезе Н. И. Костомарова, И. род. на Волыни. По предположению др. исследователей, И. был родом из Пинского повета и принадлежал к одному из местных белорусских мелкопоместных дворянских родов (Нарижная Е. П. Беларусь в контексте евразийского культурного пространства в XVII-XVIII вв. // Неверова З. А., Юрис Т. А., Нарижная Е. П. Культурология: Учебное пособие. Минск, 2008. С. 150). В XVII в. мелкопоместный род Галятовских был известен также в центр. Польше, возможно, происходил из Мазовии, принадлежал к гербу Лада (Kosieradzki D. Łada herb // Gazeta Sokołowska. 23.11.2008). В 40-х гг. XVII в. И. учился в Киево-Могилянской коллегии, где его «покровителем, другом и наставником» был буд. архиеп. Черниговский Лазарь (Баранович), преподававший у И. в классах инфимы, грамматики и риторики (Stary Kościół... 1678. Przedmowa. S. 4). В Киево-Могилянской коллегии И. оставался до ок. 1649 г.

Об отъезде на Волынь после окончания коллегии и об основных событиях своей жизни до возвращения в Киев И. рассказал в соч. «Stary Kościół...» (Nowogrodek-Siewierski, 1678), в посвящении Лазарю (Барановичу), о к-ром писал: «Науку свою преподал и великую милость сотворил мне не только светскому, но и в монашестве уже пребывающему; ибо с Волыни во времена опасные, военные я приехал в монастырь Купятицкий, где владыка, будучи игуменом, ласково, по-отцовски принял меня и, оттуда переехав в Киев, рекомендовал меня на ректорство в Киеве» (цит. в переводе с польского по изд.: Wiszniewski. 1851. S. 392). По утверждению большинства исследователей, И. принял монашеский постриг на Волыни, вероятно, в гощанском в честь Покрова Пресв. Богородицы мон-ре, настоятелями к-рого и ректорами существовавшей при этой обители коллегии - филиала Киево-Могилянской коллегии - были духовные писатели, старшие современники И.: Игнатий (Оксенович-Старушич), возглавлявший Гощанский монастырь в 1639-1640 гг., и Иннокентий (Гизель) - игумен мон-ря и ректор Гощанского уч-ща в 1640-1642 гг. Начав служение в Гощанском мон-ре, они впосл. жили в киевском Братском в честь Богоявления мужском монастыре и преподавали в Киевской коллегии. По аналогии с ними И. также мог начать монашескую жизнь в Гоще (Горiн С. М. Гощанський монастир св. Михаïла архангела на початку свого iснування (1640-вi рр.) // Науковi записки Нацiонального унiверситету «Киево-Могилянська академiя». К., 2009. Т. 91: Iсторичнi науки. С. 18). Гощанский мон-рь и уч-ще при нем И. упоминает в кн. «Мессия правдивый...» (К., 1669), отмечая, что ректор Гойского (Гощанского) уч-ща и настоятель Гощанского мон-ря Иннокентий (Гизель) в 1640 г. участвовал в качестве секретаря в проходившем в Киеве под председательством митр. св. Петра (Могилы) Соборе духовенства, одобрившем предварительный вариант Требника свт. Петра (Могилы). Возможно, И. также участвовал в Соборе: он подробно перечисляет его участников, пишет о решениях. Прот. Ф. И. Титов считал, что И. мог принять монашеский постриг в Киеве сразу после окончания коллегии - ок. 1649 г.

Архим. Иоанникий (Галятовский). Порт 60-е гг. XIX в. (НКПИКЗ)
Архим. Иоанникий (Галятовский). Порт 60-е гг. XIX в. (НКПИКЗ)

Архим. Иоанникий (Галятовский). Порт 60-е гг. XIX в. (НКПИКЗ)

Через нек-рое время И. вошел в братию Купятицкого мон-ря в Пинском повете Брестского воеводства (в совр. дер. Купятичи Пинского р-на Брестской обл., Белоруссия). В предисловии к соч. «Stary Kościół...» И. сообщает, что он жил в Купятицком мон-ре, когда там игуменом был Лазарь (Баранович). Униат. митр. Киприан Жоховский в трактате «Colloquium lubelskie między zgodną i niezgodną bracią narodu ruskiego» (Люблинская беседа между согласными и несогласными братьями русского народа) (Lwów, 1680) писал, что Лазарь (Баранович) служил настоятелем одновременно Купятицкого и Дзенцоловского (очевидно, Дятловичского) мон-рей. Подвергаясь преследованиям от униатов, Лазарь, взяв монастырские ценности, «отправился на север» (Wiszniewski. 1851. S. 384). Возможно, после отъезда Лазаря (Барановича) в Киев в 1650 г. И. занял место настоятеля Купятицкого мон-ря. И. Вагилевич и Р. Радишевский утверждают, что И. упоминается в 1652 г. как игумен мон-ря (Vahylevych I., Radyszewski R. Pisarze polscy rusini: Wraz z dodatkiem «Pisarze łacińscy rusini». Przemyśl, 1996. S. 67). Важным доказательством тесной связи И. с Купятицким мон-рем является несохранившаяся кн. «Чудеса Богородицы Купятицкой, описанные Иоанникием (Галятовским)», ссылка на к-рую содержится в соч. И. «Небо новое...». Возможно, сб. «Чудеса Богородицы Купятицкой, описанные Иоанникием (Галятовским)» являлся пересказом соч. игум. Илариона (Денисовича) «Parergon cudów swiętych obraza Przeczystey Bogarodzice w monastyru Kupiatickim» (Описание святых чудес образа Пречистой Богородицы в монастыре Купятицком) (К., 1636) (игум. Иларион в 1629-1644 был настоятелем новооснованной Купятицкой обители). Подробно история чудотворной Купятицкой иконы Божией Матери описана также в кн. И. «Небо новое...», равно как и предание, связанное с др. белорус. святыней - Жировицкой иконой Божией Матери.

И. вернулся в Киев, вероятно, на рубеже 1655 и 1656 гг., в 1657/58 г. он преподавал в коллегии, в классе риторики (Петров Н. И. Киевская академия во 2-й пол. XVII в. К., 1895. С. 29). Среди его учеников можно назвать свт. Димитрия (Савича (Туптало)), Павла (Моравского) (впосл. митр. Рязанский и Муромский) и Ю. Б. Хмельницкого.

Ок. 1658-1665 гг. И. являлся ректором Киево-Могилянской коллегии и игуменом Киево-Братского мон-ря (был назначен при содействии Лазаря (Барановича) и киевского полковника В. Дворецкого). Точно датировать время руководства И. Киево-Могилянской коллегией невозможно. Нижняя граница - это кон. 1658 - нач. 1659 г., когда И. в качестве ректора коллегии и игумена Киево-Братского монастыря занимался ликвидацией последствий пожара, в к-ром сгорели монастырские и училищные корпуса. Благодаря ходатайствам И. киевский полковник Дворецкий универсалом от 3 мая 1659 г. восстановил сгоревшие грамоты на владения Киево-Братского мон-ря (Титов Ф. И., прот. Императорская Киевская Духовная академия в ее трехвековой жизни и деятельности (1615-1915 гг.). К., 20032. С. 50). 31 дек. 1659 г. по просьбе И. царь Алексей Михайлович дал жалованную грамоту на ремонт и строительство монашеских и учебных корпусов, Киево-Братскому мон-рю были пожалованы местечко Саворово и с. Мухоеды (с. Мухоеды принадлежало обители еще по универсалу Б. Хмельницкого 1656 г.), той же грамотой за монастырем были закреплены имения Плисецкое (Плесецкое) и Черногородка (ПВКДА. Т. 2. Отд. 1. С. 224-226). В годы ректорства И. в коллегии преподавали Иннокентий (Гизель) и Антоний (Радивиловский). И., будучи ректором, продолжал вести курс риторики. В 1662 г. по его инициативе в новую академическую церковь была внесена чудотворная Киево-Братская икона Божией Матери.

В нояб. 1663 г., когда польск. войска заняли Правобережную Украину, И. вместе с неск. правосл. иерархами (Перемышльским еп. Антонием (Винницким), Львовским еп. Афанасием (Желиборским) и др.) был приглашен канцлером (впосл. примас Польши) Миколаем Пражмовским в Белую Церковь, где находилась ставка короля. Там состоялся диспут о примате папы Римского между придворным проповедником и секретарем кор. Яна Казимира иезуитом Адрианом Пекарским (Пикарским) и И. Материалы диспута изложены в соч. И. «Rozmowa białocerkiewska...» (Nowogrodek-Siewierski, 1676).

В 1-й пол. 60-х гг. (до 1665) И., оставив руководство Киево-Могилянской коллегией и Киево-Братским мон-рем, уехал из Киева. В лит-ре встречаются различные даты его отъезда: 1663 (В. О. Эйнгорн считал, что И. покинул Киев до поездки в Белую Церковь), 1664 или 1665 г. Издатели сб. документов «Києво-Могилянська академiя кiн. XVII - поч. XIX ст.: Повсякденна iсторiя: Збiрник документiв» (К., 2005. С. 500) на основании рукописных перечней ректоров датируют фактическое руководство И. Киево-Могилянской коллегией 1660-1662 гг. Путаницу создает тот факт, что, уехав из Киева, И. не отказался от должностей ректора и игумена, поэтому и в львовском изд. «Ключа разумения...» 30 сент. 1665 г., и в грамоте на Черниговскую архимандритию 1669 г. И. называл себя «ректором и игуменом Братского монастыря» (Письма Преосв. Лазаря (Барановича). 1865. С. 89), хотя по крайней мере с кон. 1665 г. Киево-Могилянской коллегией руководил Варлаам (Ясинский).

Наиболее вероятной причиной отъезда И. из Киева был конфликт с местоблюстителем Киевской митрополии Мстиславским еп. Мефодием (Филимоновичем). После смерти в мае 1663 г. Киевского митр. Дионисия (Балабана-Тукальского) И. вместе с др. представителями киевского духовенства обратился к старшине запорожского войска с просьбой не допустить еп. Мефодия к управлению митрополией; старшина в свою очередь должна была хлопотать перед царем, чтобы местоблюстителем стал Лазарь (Баранович) (см. текст обращения: Черниговские ГВ. 1858. № 26. С. 201-202). В письме царю Алексею Михайловичу от 27 июля 1669 г. И. объяснял, что покинул Киев, потому что еп. Мефодий его «зело оскорбил и гонил». В качестве возможной причины отъезда И. из Киева в лит-ре часто называют разрушение Киево-Могилянской коллегии гетманом П. Д. Дорошенко в 1665 г. Однако Эйнгорн утверждает, что никакого разрушения коллегии не было (Эйнгорн. 1899. С. 323). С этой т. зр. солидарен и С. Т. Голубев (Голубев 1901. С. 337). Оба автора отмечают, что в сохранившихся челобитных царю, где руководство коллегии просит о материальной помощи, речь идет только об ущербе от пожара 1658 г.

О пребывании И. после отъезда из Киева в Львове известно из 3 источников: из посвящения 3-го издания «Ключа разумения...» (1665) Львовскому еп. Арсению (Желиборскому), где И. пишет о гостеприимстве архиерея; из послесловия «Czytelniku zacny» к соч. И. «Stary Kościół...»; из письма И. царю от 27 июля 1669 г. В Львове, по словам И., он занимался доработкой «Ключа разумения...», написанием и изданием соч. «Небо новое...» (1665; 1666). О пребывании в 1664-1665 гг. в Галичине И. сообщает в соч. «Небо новое...»; он рассказывает, что ему, «грешному иеромонаху Иоанникию», трижды являлась во сне Пресв. Богородица: 26 нояб. 1664 г. в Манявском в честь Воздвижения Креста Господня скиту (существовал в совр. с. Манява Богородчанского р-на Ивано-Франковской обл.), 7 июля и 25 авг. 1665 г. в Львове.

В послесловии «Czytelniku zacny» к соч. «Stary Kościół...» И. также сообщает, что после Львова он «скитался на Подолье, Волыни, в Литве и в других местах», побывал в Луцке, Слуцке и др. городах Литовского великого княжества, собирая в разных б-ках материалы об исхождении Св. Духа и готовясь к работе над кн. «Мессия правдивый...». Очевидно, в Луцке он мог воспользоваться 2 богатыми книжными собраниями: при правосл. луцком Крестовоздвиженском братстве и при католич. епархиальном управлении, во главе к-рого стоял знакомый И. со времени диспута в Белой Церкви Луцкий и Брестский еп. Миколай Пражмовский. Волынь и Луцк (центр Волынского воеводства) И. мог посетить по пути из Подолья или Галичины в Литву. Осенью 1667 г. И. предположительно находился в Минске: 18 окт. 1667 г. датирован одобрительный отзыв на его кн. «Мессия правдивый...» игум. минского мон-ря Иосифа (Ходоновича). В Слуцке И. побывал до окт. 1668 г.: Лазарь (Баранович) в письме Симеону Полоцкому от 13 окт. 1668 г. сообщает, что И. приехал к нему в Новгород-Северский после посещения наместника Киевского митрополита в Великом княжестве Литовском Феодосия (Василевича), к-рому И. также дал для прочтения свою кн. «Мессия правдивый...». И. рассказал архиеп. Лазарю о преследованиях православных в Великом княжестве Литовском и изложил содержание потерянных по дороге писем Феодосия (Письма преосв. Лазаря (Барановича). 1865. № 43. С. 52). В Новгороде-Северском И. показал архиеп. Лазарю кн. «Мессия правдивый...» и 6 нояб. 1668 г. получил одобрение сочинения.

И. вернулся в Киев в кон. 1668 или в нач. 1669 г., после того как узнал, что в конце окт. 1668 г. Мефодий (Филимонович), обвиненный в участии в антироссийском восстании под рук. гетмана И. М. Брюховецкого, был увезен в Москву. В упоминавшемся послании И. Алексею Михайловичу от 27 июля 1669 г. И. писал: «Послыша, яко не обретается в Киеве о. Мефодий, в Киев-град паки возвратихся, желая под державою его царского пресветлаго величества, единого монарха благочестиваго, жити и умрети» (цит. по: Эйнгорн. 1896. С. 84). Н. Ф. Сумцов считал, что во время странствий И. выполнял поручения Лазаря (Барановича), к-рый был активным участником церковно-политических событий той эпохи. В частности, по мнению историка, в 1667 г. И. ездил в Литву, чтобы обсудить с местными шляхтичами возможность избрания на польск. престол царевича Алексея Алексеевича.

Вернувшись в Киев, И. вскоре вновь уехал из города вследствие того, что пост ректора Киево-Могилянской коллегии не позднее 1665 г. был отдан Варлааму (Ясинскому). В 1669 г. по приглашению Черниговского архиеп. Лазаря (Барановича), жившего в Новгороде-Северском, И. переехал в этот город (Stary Kościół... Przedmowa. S. 4). В том же году благодаря архиеп. Лазарю И. стал игуменом Елецкого Успенского мон-ря в Чернигове. 12 февр. 1669 г. на раде в Глухове архиеп. Лазарь сообщил новоизбранному гетману Левобережной Украины Д. Многогрешному о своем намерении предоставить И. Черниговскую архимандритию, но гетман отнесся к этому плану «как-то глухо» (Письма преосв. Лазаря (Барановича). 1865. С. 89). Причиной недовольства гетмана могли быть добрые отношения И. с правобережным духовенством и с антироссийски настроенным Киевским митр. Иосифом (Нелюбовичем-Тукальским) (последний 5 марта 1669 написал одобрительный отзыв на кн. «Мессия правдивый...»). И. был возведен в сан архимандрита между 14 апр. и 24 июня 1669 г.: в письме от 14 апр. Лазарь (Баранович) просил И. не подписываться под кн. «Мессия правдивый...» как архимандрит, поскольку «доколе Вы не будете посвящены, то наименование это будет голословное» (Там же. С. 83); в письме от 24 июня архиеп. Лазарь обращается к И. уже как к архимандриту (Там же. С. 91). В послании в Москву от 29 июля архиеп. Лазарь просил подтвердить для И. сан архимандрита. 27 июля того же года И. также написал письмо Алексею Михайловичу, сделав это скорее всего по совету Лазаря (Барановича). Письмо носило оправдательный характер: чтобы снискать царскую милость, И. должен был объяснить, почему он самовольно покинул Киев и во время польско-рус. вооруженного конфликта находился на Правобережье. Письмо И. подписал уже как архимандрит, и это противоречие в Москве было замечено, хотя и не повлекло за собой каких-либо последствий (Эйнгорн. 1899. С. 663-664). Грамота царя Алексея Михайловича о прощении вины И. и о подтверждении его сана датирована 10 авг. 1669 г.

Для подтверждения прав мон-ря на земельные владения и для получения средств на ремонт обители И. осенью 1670 г. побывал в Москве. Поездка состоялась по совету Лазаря (Барановича), к-рый дал елецкому архимандриту рекомендательные письма (И. также привез в рус. столицу письма от гетмана Д. Многогрешного). В предисловии к кн. «Stary Kościół...» И. писал: «К его величеству царю Алексею Михайловичу он (архиеп. Лазарь.- Авт.) рекомендательные письма писал, и в Москву посылал, и большую мне милость у его царского величества своими писаниями снискал» (Stary Kościół... Przedmowa. S. 4). И. выехал в Москву 14 сент. 1670 г., прибыл 25 сент., 3 окт. был принят Алексеем Михайловичем, произнес в его честь приветственную речь и поднес царю и царевичам экземпляры своего соч. «Мессия правдивый...». Ранее И. подал в Малороссийский приказ челобитные, в к-рых просил подтвердить возведение его в сан архимандрита и полученные от гетмана Д. Многогрешного универсалы на монастырские владения, а также пожаловать для Елецкого мон-ря строительные материалы, деньги, богослужебную утварь и книги. Помимо подтверждения грамот на монастырскую собственность И. получил значительные денежные средства, облачения, воск, ладан, церковное вино и богослужебные книги.

9 окт. И. участвовал в богослужении в ц. Рождества Пресв. Богородицы в Кремле и произнес в присутствии Алексея Михайловича проповедь. В Москве уже имели представление о проповедническом мастерстве И.- его кн. «Ключ разумения...» в 1669 г. была переведена на церковнослав. язык. Рукопись приветственной речи И. царю и проповеди была помещена по приказу Алексея Михайловича в богатый переплет, тексты распространялись по Москве в списках. И речь, и проповедь были составлены на основе фрагментов соч. «Ключ разумения...», переведенных на церковнослав. язык. Считается, что при создании речей И. прибегал к помощи живших в Москве выходцев из Западнорусской митрополии (И. состоял в переписке с Симеоном Полоцким и Епифанием (Славинецким)). Впрочем, Буланин не исключает, что И. сам мог написать церковнослав. тексты. 10 окт. И. был «на отпуске» у царя и получил богатые дары, 12 окт. получил благословение патриарха. Свидетельством благоприятного впечатления, произведенного И. на рус. власти, был тот факт, что вместе с И. из Москвы был отпущен находившийся здесь в заточении 7 лет игум. Лубенского мон-ря Виктор (Загоровский), об освобождении к-рого неоднократно хлопотал Лазарь (Баранович).

В разд. «Хронология чернеговских архимандритов Пресвятои Богородици Елецкои» в соч. «Скарбница потребная и пожитечная всему свету Пресвятая Богородица Елецкая з великими скарбами, з чудами своими…» И. пишет о том, что он стал 1-м правосл. настоятелем Елецкого монастыря, после того как обителью управляли отступники от Православия в унию Кириллл (Транквиллион-Ставровецкий), Мариан Оранский, Иосиф Мещерин, подчеркивая свою роль возобновителя правосл. традиций в обители. В качестве настоятеля Елецкого мон-ря И. много сделал для благоустроения и укрепления материального положения обители, привлек мн. благотворителей. На пожертвования царя Алексея Михайловича, черниговских полковников И. Аврамовича, В. К. Дунина-Борковского, гетмана И. Самойловича и др. в 1670-1674 гг. в обители был отремонтирован и заново освящен Успенский собор, построены ц. во имя апостолов Петра и Павла с трапезной, кельи, ограда. В письме от 1 янв. 1671 г. А. С. Матвееву И. просил ходатайствовать перед царем о предоставлении ему 100 р. на публикацию кн. «Мессия правдивый...» и на покрытие железом куполов Успенского собора. В письме Алексею Михайловичу от 4 июля 1672 г., представляющем панегирик царю, И. просил о помощи в устроении убранства Успенского собора. По-видимому, все просьбы архимандрита были выполнены. Гетман Д. Многогрешный трижды подтверждал имущественные права мон-ря в 1669-1671 гг., в 1672 г. обитель получила такую же грамоту от гетмана И. Самойловича, а также подтвердительную грамоту на имения от царя. Восстановление Елецкого мон-ря завершилось в 1679 г. 12 апр. 1686 г. из Москвы обители был прислан набор евхаристических сосудов. 21 дек. 1687 г. гетман И. С. Мазепа универсалом утвердил за Елецким мон-рем его владения.

В 70-х гг. XVII в. И. активно помогал архиеп. Лазарю в управлении Черниговской епархией и в создании ряда полемических сочинений, участвовал в церковной и общественной жизни. В авг. 1669 г. встретил в Чернигове Александрийского патриарха Паисия, ехавшего из Москвы. В 1672 г. присутствовал при избрании гетмана И. Самойловича. В 1676 г. участвовал в решении спора между архиеп. Лазарем и прот. Симеоном Адамовичем о церковных имениях. Подписался под приговором войскового суда 1677 г. о лишении Адамовича сана протопопа и о заключении его в мон-рь за донос на гетмана И. Самойловича.

И. вел переписку с рус. правителями. Нек-рые труды посвятил царям Алексею Михайловичу, Иоанну и Петру Алексеевичам, царевне Софии Алексеевне, гетману И. Самойловичу. И. отказался в 1672 г. дать убежище брату гетмана Д. Многогрешного Василию. 4 дек. 1678 г. И., по-видимому по просьбе рус. властей, направил пространное письмо Ю. Б. Хмельницкому. Хмельницкий в 1662 г. принял монашеский постриг с именем Гедеон, получил титул «архимандрит жидичинский» (номинально являлся настоятелем жидичинского во имя свт. Николая Чудотворца муж. мон-ря). В монашеский период жизни Хмельницкий был близко знаком с И. Последний назвал в письме Хмельницкого своим учеником, в 1663 г. Гедеон (Хмельницкий) присутствовал на диспуте И. с иезуитом Пекарским. Будучи в плену в Турции, Хмельницкий сложил с себя монашеский сан, сражался на стороне тур. войска во время Чигиринских походов рус. полков в 1677-1678 гг.; в 1678-1681 и 1684-1685 гг. управлял Правобережной Украиной, оккупированной Турцией, как вассал султана. В письме И. от своего имени и от имени гетмана И. Самойловича призывал Хмельницкого «с бусурманами приятства не мати, против православных не воевать», предлагал вернуться к иноческому служению и перейти на сторону «православного государя». И. сурово осудил бывш. ученика за отказ от иноческих обетов и привел сказание о некоем Геброне из Франции, оставившем монашество и попавшем в ад. Письмо И. следует рассматривать в контексте мер, принимавшихся рус. правительством для предотвращения нашествия султана и крымского хана на Украину. С этой целью в дек. 1678 г. из Москвы в К-поль было отправлено посольство с предложением султану восстановить дружественные отношения с Россией. Помимо царской грамоты посол вез грамоту патриарха Московского и всея Руси Иоакима (Савёлова) муфтию с призывом удержать султана от войны, патриарх просил муфтия о предотвращении «ратей, начинающихся неправдою за причиною богомерзкого законопреступника Юраски Хмельницкого» (цит. по: Соловьёв. История. Кн. 7. С. 215).

Архиеп. Лазарь (Баранович) рассматривал И. в качестве наиболее вероятного своего преемника на Черниговской кафедре, но И. скончался раньше своего покровителя. Как утверждал польский иезуит Т. Рутка, лично знавший И., кончина елецкого архимандрита была скоропостижной («Goliat, swoim mieczem porażony, to iest Ioannikius Galatowski, archimandrita ielecki, przeciw pochodzeniu Ducha Ś. od Syna y Kościołowi Rzymskiemu piszący, przez X. Teofila Rutkę, Soc. Jes. theologa, refutowany» (Голят (Голиаф), своим мечом пораженный, то есть Иоанникий (Галятовский), против исхождения Духа Святого от Сына и Церкви Римской писавший, Теофилом Руткой, богословом Общества Иисуса, опровергнутый)). И. был похоронен в Успенском соборе Елецкого мон-ря.

Н. А. Синкевич, В. Г. Пидгайко

Сочинения

И. был автором 16 гомилетических, агиографических и полемических сочинений, из которых 8 написаны по-польски, кн. «Мессия правдивый...» издана на польск. языке и на простой мове, остальные труды написаны на простой мове, к-рую И. в предисловии к кн. «Мессия правдивый...» называет «малороссийским языком».

Исследователи писали о зависимости произведений И. от современных автору католич. и протестант. сочинений. Отмечая определяющее влияние католич. трудов на правосл. писателя, И. И. Огиенко (см. Иларион (Огиенко)) утверждал, что сильной стороной сочинений правосл. автора было внимание к местным преданиям и сказаниям, к церковно-историческим вопросам. В трактатах И. отразились мн. современные ему события, в частности, освободительная война 1648-1654 гг. под предводительством Б. Хмельницкого, упоминаемая у И. как «война домовая» (гражданская). И. П. Ерёмин писал о том, что проповеди И. являются одним из наиболее выдающихся памятников лит-ры в стиле барокко, образцами ораторской прозы. Труды И. по гомилетике оказали значительное влияние на творчество последующих проповедников - Симеона Полоцкого, Феофана (Прокоповича) и др.

Гомилетические сочинения

Наибольшее распространение (как на западнорус. землях, так и в Вел. России) из сочинений И. получили труды по гомилетике: «Ключ разумения, священником, законным (монахам.- Авт.) и свецким належачый» (К., 1659) и «Казаня, приданыи до книги, «Ключ разумения» названой» (К., 1660), позднее объединенные в одной книге, куда помимо проповедей И. вошли составленные им теоретические руководства по гомилетике (Львов, 1663; Львов, 1665). Труды И. явились первыми в восточнослав. лит-ре систематическими пособиями и хрестоматиями по проповедничеству. Их создание было обусловлено, по признанию автора, как упадком южнорус. правосл. проповеди, с одной стороны («теперь не хотят люде слухати Слова Божего, гды почнут Слово Божое проповедати, они з церкви утекают»), так и возрастающим влиянием католич. проповедников на западнорус. землях. В деле возрождения правосл. гомилетики И. ассоциировал себя с ап. Павлом и, подражая ему, писал: «Я хочу и прагну (стремлюсь.- Авт.), жебы все люде ровнии мне в проповеданю Слова Божего зостали… Хощу бо, да вси человецы будут, яко же и аз» (ср.: 1 Кор 7. 7).

Ключ разумения... К., 1659. Титульный лист (РГБ)
Ключ разумения... К., 1659. Титульный лист (РГБ)

Ключ разумения... К., 1659. Титульный лист (РГБ)

Первоначальный вариант книги «Ключ разумения...» (изд. Киево-Печерского мон-ря, 1659 г.) включал 2 предисловия, 32 поучения: 20 проповедей «на праздники Господские», 10 «на праздники Богородичны», 2 на Воздвижение Честного Креста (на каждый случай автор приводит по 2 проповеди) и трактат по гомилетике. В 1-м предисловии («Чителнику ласкавый») объяснено название сборника, истолкованное в 2 смыслах: «зачим тая книга слушне ся «Ключем» называет, поневаж священником до казаня двери отмыкает»; «если священники будут оную читати и ведлуг онои будут ся справовати, могут тым «Ключем» и собе и людем иншим двери до неба одомкнути». Во 2-м предисловии («Передмова до священников, законных и свецких») автор подчеркивает миссионерское значение проповеди: «Проповедуючи Слово Божое, неверного человека, геретика, жида албо поганина… навернет на веру христианскую албо христианина грешного отведет от злых его учинков». Книга завершается трактатом по гомилетике, состоящим из 2 разделов: «Наука, албо способ, зложеня казаня», «Наука, албо способ, зложеня казаня на погребе (на похоронах.- Авт.)». В 1-м разд. представлены общие рекомендации для составления поучений, изложенные в соответствии с правилами барочной риторики. 2-й разд. имеет прикладной характер: поскольку издание 1659 г. не содержало проповедей для произнесения на похоронах, автор привел в данном разделе варианты тем и фрагменты заготовок такого рода текстов.

Результатом дальнейшей работы И. в области гомилетики стал напечатанный типографией Киево-Печерского мон-ря в июне 1660 г. сб. «Казаня, приданыи до книги, «Ключ разумения» названой» (автор на титульном листе не указан). Издание включает 14 проповедей на дни памяти святых, трактат «Наука короткая, албо способ, зложеня казаня» и подборку «Чуда Пресвятои Богородицы некоторыи, з розных авторов зобрании», насчитывающую 95 чудес. Книга содержит проповеди на дни памяти вмч. Георгия, свт. Николая, св. апостолов Петра и Павла, прор. Илии, св. Иоанна Крестителя, арх. Михаила, преподобных Антония и Феодосия Печерских. Все проповеди представлены в 2 вариантах, кроме тех, к-рые посвящены Антонию и Феодосию Печерским. Соч. «Наука короткая, албо способ, зложеня казаня» - продолжение помещенного в сб. «Ключ разумения...» трактата «Наука, албо способ, зложеня казаня». В «Науке короткой...» автор рассматривает проповеди на воскресные дни и дни памяти святых, рекомендации имеют прикладной характер и часто сводятся к указаниям, как приспособить проповеди, представленные в «Ключе разумения...» и в «Казанях, приданых...», для произнесения их по др. поводу. И. также излагает риторическое учение о воздействии на слушателей. Сб. «Чуда Пресвятои Богородицы...» содержит материал, по мнению автора необходимый для проповедника; возможно, сборник также предназначался для домашнего чтения («на ползу и утеху душевную»). Источник сведений или даты событий иногда отмечены автором в маргиналиях, мн. чудеса не имеют комментариев. Чудеса начиная с 55-го связаны с юго-западнорус. землями, ряд сюжетов относится к Киеву и казачеству. Заканчивается трактат указателем инципитов «конклюзий» для всех проповедей, представленных в «Ключе разумения...».

Казаня, приданыи до книги, «Ключ разумения» названой. К., 1660. Л. 1. (РГБ)
Казаня, приданыи до книги, «Ключ разумения» названой. К., 1660. Л. 1. (РГБ)

Казаня, приданыи до книги, «Ключ разумения» названой. К., 1660. Л. 1. (РГБ)

В авг. 1663 г. львовский печатник М. Слёзка без ведома И. выпустил издание, в к-ром объединил «Ключ разумения...» 1659 г. и «Казаня, приданыи...» 1660 г.

В 1665 г. в типографии Слёзки было отпечатано еще одно издание гомилетических трудов И.- «Ключ разумения, священником, законником и лаиком належачий, з поправою и з придатками», заказчиком которого был автор, в счет оплаты передавший издателю не менее 150 экз. Данное издание содержит наиболее полное собрание проповедей И. Автор посвятил книгу Львовскому еп. Афанасию (Желиборскому). Основанное на более ранних публикациях издание 1665 г. включает переработанные И. тексты. Предисловие («Передмова до священников, и законников, и лаиков») по сравнению с изданием 1659 г. расширено за счет перечисления 6 разделов, представленных в сборнике поучений (12 проповедей в воскресные дни, 20 - на Господские праздники, 10 - на Богородичные праздники, 2 - на Воздвижение, 16 - на дни памяти святых, 4 поучения на похоронах) и рассуждения автора о том, кто может составлять проповеди: «...священники, диаконы, законники, по школах студенты албо дякове и лаикове иншыи, люде свецкии, которые могут зостати духовными». В издании 1665 г. число проповедей увеличено до 64, дополнительно включены 12 воскресных поучений, 4 проповеди на погребение, 4 - на праздники святых, исключены проповеди, посвященные Антонию и Феодосию Печерским, добавлены проповеди на дни памяти ап. Иоанна Богослова и прп. Онуфрия Великого. И. также сделал вставки богословского и полемического характера. За исключением воскресных и похоронных, все поучения представлены в 2 вариантах. В издание 1665 г. не вошло описание 95 чудес Пресв. Богородицы, составившее основу др. сочинения И.- «Небо новое...».

В гомилетическом трактате в издании 1665 г. И. объединил аналогичные сочинения, содержавшиеся в сборниках «Ключ разумения…» (1659) и «Казаня, приданыи…» (1660). Теоретический трактат 1665 г. состоит из 5 разделов: «Наука, албо способ, зложеня казаня» (заимствован из изд. 1659 г.), «Наука другая, албо способ, зложеня казаня», «Наука, албо способ, зложеня казаня на погребе», «Наука латвейшая, албо способ, зложеня казанья на праздники Господскии и Богородичныи и на свята иншыи», «Наука, албо способ латвейший, зложеня казанья на неделе».

В маргиналиях к 1-му разд. трактата по гомилетике 1665 г. И. назвал использованные им книги: «Prorex» (Индекс) нем. иезуита Иеремии Дрекселя, «Niedzielne kazania» (Воскресные проповеди) ксендза Симона Старовольского, польск. и лат. сборники «казань» и «гомилий» Якуба Вуека, Томаса (Фомы) Млодзяновского, Петра Скарги, Симона Сиренского, Иоганна Меффрета, Якоба Маршана и др.

В «Ключе разумения...» изложены теоретические представления И. об искусстве проповеди. Основой проповеди является тема («фема»), к-рая может быть заимствована из Св. Писания, сочинений отцов Церкви, богослужебных текстов; темой также может служить толкование имени святого или, если «казане» надгробное, толкование имени или прозвища покойного, его герба, звания, даже дня недели, в какой он скончался, и т. п. Проповеди на воскресные и праздничные дни могут в качестве темы иметь либо похвалу добродетелям, либо похвалу святому с его «цнотами и добрыми учинками», в воскресной проповеди можно «що злоє ганити».

Содержание темы раскрывается в дальнейшем изложении проповеди, включающем 3 части. 1-я ч. состоит из «экзордиума» (введения в предмет проповеди), «пропозиции» (краткого представления материала) и обращения к Богу или Пречистой Деве с просьбой «о помоч и людей о слуханье». Наиболее пространна 2-я ч.- «наррация, повесть» - это изложение предмета проповеди; 3-я ч.- «конклюзия, конец казаня» - содержит напоминание об изложенном в «наррации» с соответствующим поучением. Все части должны быть соотнесены с основной темой и составляющими ее понятиями. В проповеди дается «буквальное», «моральное», «аллегорическое» и «анагогическое» толкование темы и составляющих ее понятий.

Темы для «казаня на погребе» заимствуются из Св. Писания. «Экзордиум» должен содержать топосы (общие места) неизбежности смерти, краткости человеческой жизни, изменчивости и непостоянства мира. В «наррации» перечисляются добродетели умершего, уместно обращение к его происхождению, роду, фамилии, родовому гербу, титулу и др. В «конклюзии» И. советует изложить от лица умершего благодарность за молитвенную память и просьбу, «жебы о душе его мели старанье, жебы оную молитвами, ялмужнами (милостынями.- Авт.) и Безкровною Оферою (Жертвою.- Авт.) до неба запровадили». Автор перечисляет титулы, употребляемые по отношению к священникам, игуменам, протопопам, архимандритам, епископам, архиепископам, митрополитам, мещанам, бурмистрам, войтам и т. д.

Критически оценивая современное ему и старинное южнорусское проповедничество, И. описал вышедшие из употребления типы поучений, к которым отнес, в частности, труды святителей Василия Великого и Иоанна Златоуста, а также проповеди прп. Ефрема Сирина и св. Каллиста, патриарха К-польского. Устаревшими являются, по мнению И., проповеди без определенной темы, а также поучения, посвященные исключительно толкованию евангельского чтения на литургии.

Новому, защищаемому И. гомилетическому искусству свойственны такие черты, как «ясность», «согласованность», «убедительность», а также занимательность. Материал для поучений И. советует подбирать не только в Св. Писании, житиях святых и творениях отцов Церкви. Для привлечения внимания слушателей И. предлагает использовать истории и хроники «о розмаитых панствах и сторонах», книги «о зверох, птахах, гадах, рыбах, деревах, зелах, каменях и розмаитых водах», сведения из области космографии, минералогии и т. д.; полезно обращаться и к античной мифологии, а также к творчеству «розмаитых казнодеев теперешнего веку». Чтобы слушатель не утомился, необходимо его иногда развеселить забавной шуткой, неожиданным вопросом, каламбуром. Среди проповедей в сб. «Ключ разумения...» есть такие, задачей к-рых, как признается автор, является исключительно привлечение внимания слушателей («повабити людей до слухання»). Так, во 2-й проповеди на праздник Успения Пресв. Богородицы обсуждаются названия звезд, из которых Богородица сделала Себе корону; во 2-й проповеди на праздник Покрова Пресв. Богородицы описаны перья, из к-рых Пресв. Дева «крылья Себе сделала» и т. п. Верующих следует приглашать на богослужение, огласив им «пропозыцыи» буд. проповеди, что людей «барзо охочими до слуханя чинят».

Рассказы о чудесных явлениях делают, по мнению И., проповеди более яркими и привлекательными. Поучения на Богородичные праздники в изданиях трудов И. 1663-1665 гг. изобилуют описаниями чудес, совершенных Богородицей: Пресв. Дева помогла визант. полководцу Нерсесу разбить готского кор. Тотилу, неоднократно спасала К-поль от персов, приказала римскому воину Меркурию убить копьем имп. Юлиана Отступника во время войны с персами. Своими чудесами Богородица иногда вразумляет еретиков: Александр Ника Схоластик был наказан болезнью за учение о том, что Богородица была зачата в первородном грехе, после покаяния он был исцелен. Один молодой еврей в К-поле приобщился Св. Христовых Таин; узнав об этом, отец бросил сына в печь, но тот остался невредим по молитвам к Богородице. В сочинениях И. содержится свидетельство о чудесном схождении огня в иерусалимском храме Гроба Господня на Пасху. Автор указывает своих информаторов: «Феофан и Паисий, патриархи Иерусалимския, в Киеве бывши, тое поведали» (очевидно, имеются в виду посещения патриархами Западнорусской митрополии соответственно в 1620 и 1648).

Важным источником примеров для проповедника, по мысли И., должна была служить подборка «Чуда Пресвятои Богородицы некоторыи...» в издании «Казаня, приданыи...» 1660 г., где содержится богатый агиографический материал, связанный с юго-западнорусскими землями. В 1627 г. рыбак из Киева Ермолай за работу в праздник был наказан беснованием, но Богородица простила и исцелила его; в 1623 г. в г. Ходорове (Галичина) татары взяли в плен некоего Симеона Михайловича и продали туркам; будучи на галере в открытом море, невольник помолился Богородице, освободился от оков и бежал; в том же году мон. Вениамин был чудесно спасен Богородицей по пути из Пинска в Подляшье; в 1629 г. запорожский атаман А. Ляхота, возвращаясь с казаками после морского похода в Турцию, был спасен от сильной бури после молитвы к Богородице; в 1630 г. огненный дождь отогнал поляков, пытавшихся разорить Печерский монастырь (сюжет заимствован И. из «Тератургимы» Афанасия Кальнофойского).

Ключ разумения... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)
Ключ разумения... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)

Ключ разумения... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)

Особое внимание И. уделил популярному среди современных ему католич. писателей приему построения текста на основе толкования имени (имя может быть как собственным, так и нарицательным). Толкование осуществляется обычно в нравоучительном смысле на основе народной этимологии. В воскресной проповеди И. предлагает рассказать, что «Бог называется от богатства, же богатый ест в милосердие… Еще и от того Бог называется, же богатый ест в мудрост».

И. приводит практические указания о возможности на основе одной темы составлять различные проповеди, излагает принципы составления поучений в соответствии с 10 родами категорий, представленных в «Топике» Аристотеля (эту теорию И., очевидно, заимствовал из «Логики» прп. Иоанна Дамаскина). Все теоретические положения И. иллюстрирует собственными произведениями.

Проповеди И., по мнению Огиенко, можно разделить на 4 основные группы: произведения догматического содержания, сочинения на темы нравственного богословия, панегирические и полемические проповеди. К догматическим относятся проповеди на Богоявление (излагается учение о таинствах), на Сошествие Св. Духа (излагается учение о Св. Духе), на Рождество Христово (раскрыто учение о двух естествах Христа), на Преображение (приводятся пророчества о Христе, доказывающие, что Он истинный Мессия). Нравственно-богословскими являются проповеди во 2-ю неделю поста, 2-я проповедь на Вход Господень в Иерусалим (о том, чему могут учиться у Христа сильные мира сего) и 2-я проповедь на Введение во храм Пресв. Богородицы (о пользе добрых дел). Панегирическими являются проповеди на Воздвижение Честного Креста (похвала Кресту), на память ап. Иоанна Богослова, на память св. Иоанна Крестителя. Особое место в творчестве И. занимают полемические проповеди. В них обсуждается вопрос об исхождении Св. Духа только от Отца (проповедь на день Св. Троицы), осуждаются те, кто не почитают святых (проповедь на Торжество Православия) и иконы (проповедь на пам. Собора арх. Михаила). Приводя предание о том, что свт. Николай ударил по лицу Ария, И. говорит: «Громим еретиков, жидов и поганов, к-рые Бога хулят». В проповеди 10 после праздника Сошествия Св. Духа И. перечисляет еретиков, среди к-рых названы «евангелики», «ариане» (социниане), «афеи» (атеисты), лютеране, монофелиты, донатисты, беренгериане, присцилианисты. Католиков в этом перечне нет. (Возможно, отсутствие открытой борьбы с католиками со стороны И. в начальный период его лит. деятельности послужило причиной того, что «Ключ разумения...» был переиздан в 1663 «с привилея короля Яна Казимира». Следует отметить, что посвященную полемике с католиками «Белоцерковскую беседу», записанную в 1663, И. издал лишь в 1676.) Однако в поучениях И. касается бедственного положения правосл. Церкви в Речи Посполитой, указывая: «От веры, которую Церковь наша заховует, много людей отступило». Автор называет и причины отступничества: ради корысти, ради «угождения своим панам».

Исследователи отмечают присутствие в проповедях И. мн. неправосл. утверждений, обусловленных зависимостью от католич. и протестант. гомилетических трудов. Во 2-й проповеди на Рождество Пресв. Богородицы И. излагает протестант. учение о предопределении, указывая, что Бог искони определил одних людей в рай, других в ад. И. повторяет учение иезуита Корнелия а Ляпиде о том, что ад включает лоно Авраамово (у И.- «отхлань») и чистилище (у И.- «мытарство»). Это учение И. впосл. развил в кн. «Души людей умерших...». В поучении на Богоявление И. говорит в католич. духе о пресуществлении Св. Даров (эту позицию разделяли также Симеон Полоцкий, архиеп. Лазарь (Баранович), архим. Иннокентий (Гизель)). И. согласен с представлением католиков о непорочном зачатии Пресв. Богородицы. В духе современного ему католич. богословия И. пытается рационально объяснить сущность Божества и частные аспекты Божественного домостроительства, много заимствовав у Фомы Млодзяновского. И. неоднократно приводит неприличные Богу и святым сравнения, в основном с мифологическими персонажами. В проповеди на Рождество Христово автор уподобляет пришедшего в мир Спасителя Юпитеру, к-рый, как пишут античные авторы, сходил с неба на землю. Соединение двух естеств во Христе И. сравнивает с соединением меча с ножнами. Прп. Онуфрий сравнивается с Зевсом (Иовешем) Олимпийским, который, как первый из богов, может служить, по мнению проповедника, также прообразом Христа, а гора Олимп выступает как прообраз Небесного царства. Ориентируясь на католич. авторов, И. злоупотребляет толкованием Св. Писания, в частности, подробно описывает 12 небес, 9 ангельских хоров. При решении богословских вопросов И. не пренебрегает апокрифами, сказаниями, анекдотами из древней и новейшей истории, примерами из античной мифологии. Он упоминает сказания о том, что Дева Мария с Богомладенцем Иисусом бежала в Египет, что иудеи нанесли Христу 5475 ран. В проповеди на день прор. Илии И. приводит апокриф о том, что пророк движется по небу на огненной колеснице. В проповедях И. упоминаются аргонавты, дельфийский оракул приказывает устроить «божницу Деве Марии» и др. Все это придавало произведениям И. занимательность и сделало «Ключ разумения...» одной из самых читаемых книг на южнорус. землях.

Книга И. получила широкое распространение и в России. Первый перевод сочинения на церковнослав. язык был осуществлен в 1669 г. по благословению Новгородского митр. Питирима (впосл. патриарх Московский и всея Руси) архим. Феодосием в Валдайском Святоозерском в честь Иверской иконы Божией Матери мужском монастыре. В списках распространялись и др. варианты перевода как сочинения целиком, так и отдельных его фрагментов. В 1670 г. посланная в Москву игум. Варлаамом (Ясинским) депутация от Киево-Братского мон-ря просила взять в казну пожертвованные мон-рю издания «Ключа разумения...» для распространения их в России. Глава Малороссийского приказа А. С. Матвеев эту просьбу отклонил, сославшись на то, что книга написана «не нашим речением» (см.: фрагмент челобитной: Голубев. 1901. С. 349). Однако, несмотря на это, «Ключ разумения...» в его оригинальной версии продавался в книжной лавке Киево-Печерского мон-ря в Москве, имелся в собраниях московских книжников (в частности, в б-ке Симеона Полоцкого), в монастырских б-ках. В 1690 г. Собор в Москве запретил распространение книги, но ее продолжали переписывать в некоторых мон-рях. В 1678 г. в Бухаресте сборник был издан на румын. языке, Сучавский митр. св. Досифей подготовил его перевод на молдав. язык.

Сочинения, посвященные чудесам Пресв. Богородицы

создавались И. как ответ на распространение аналогичных католич. сборников, как материалы для проповедников и в качестве душеполезного чтения. В кн. «Небо новое, з новыми звездами сотворенное, то есть Преблагословенная Дева Мария Богородица з чудами Своими» (Львов, 1665) И. показывает, что Богородица чтится не только католиками, но и православными, к-рые хранят мн. чудотворные иконы Божией Матери, что свидетельствует о благодатности правосл. Церкви. Немаловажной причиной составления правосл. сборников чудес Божией Матери было особое почитание Пречистой Девы в Польше и в Малороссии. Кн. «Небо новое...» вышла почти одновременно 2 изданиями, что свидетельствует о ее популярности. 1-е издание (Львов: Тип. М. Слёзки, дек. 1665) посвящено Анне Могилянке-Потоцкой, двоюродной сестре свт. Петра (Могилы). 2-е издание вышло предположительно в 1666 г. с добавлением 6 чудес, в тексте были исправлены ошибки. И. снова обратился к агиографической тематике в 1676 г., создав 2 сочинения, посвященных чудесам от Елецкой Черниговской иконы Божией Матери: «Скарбница потребная и пожитечная всему свету Пресвятая Богородица Елецкая з великими скарбами, з чудами своими…», «Skarb pochwały, z każdej nauki wyzwolonej, do skarbnicy najświętszej Bogarodzicy Jeleckiej» (Сокровище похвалы, из каждой науки взятое, в сокровищницу Пресвятой Богородицы Елецкой), поскольку в этом году, как считалось, Богородица спасла Польшу от тур. завоевания. Предполагают, что в 1677 г. в Чернигове вышло 3-е изд. «Неба нового...» (на простой мове и на польском), тираж к-рого не сохранился (см.: Ключ розумiння. 1985. С. 19). Следующий вариант книги, в подготовке к-рого участвовало предположительно неск. лиц, был издан в 1699 г. на видоизмененном книжном языке в Могилёве, в типографии М. Вощанки (мнение Д. М. Буланина о том, что в данном случае был осуществлен перевод книги на церковнослав. яз., ошибочно). Соч. «Небо новое...» было использовано свт. Димитрием Ростовским при работе над «Книгой житий святых», сохранился экземпляр «Неба нового...» с пометами святителя.

Небо новое... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)
Небо новое... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)

Небо новое... Львов, 1665. Титульный лист (РГБ)

Соч. «Небо новое...» стало ответом на широко распространенные в XVI-XVII вв. в Речи Посполитой католич. подборки легенд и апокрифов о земной жизни Богородицы и о Ее чудесах после Успения. Хотя на рубеже XVI и XVII вв. Скарга критиковал такого рода сборники, в проповедях Фомы Млодзяновского, польск. гомилета, современника Скарги, и в книге И., испытавшего влияние Млодзяновского, многочисленные легенды и апокрифы о Богородице приводятся без к.-л. критики. При создании сб. «Небо новое...» И. использовал среди прочих материалов описание 95 чудес Пресв. Богородицы, включенное в кн. «Казаня, приданыи...» (1660, 1663). Кн. «Небо новое...» состоит из 29 разделов, в 7 разделах изложены предания и сказания из жизни Богоматери, в остальных разделах описаны чудеса Богоматери, совершенные после Ее Успения. В книге приведены ок. 450 чудес, связанных с Богородицей. Отдельные разделы посвящены чудесам от почитаемых на Руси Богородичных икон: Иверской, Киево-Печерской (см. Успение Пресв. Богородицы) и Купятицкой.

Издание 1665 г. открывается геральдической подписью к гербу рода «панов Могилов», затем панегирическим предисловием-посвящением «господарине земель молдавских, воеводине краковской» Анне Могилянке-Потоцкой, затем следует предисловие «Чителнику ласкавыи». Основная часть - «Реестр чудов Пресвятои Богородицы» - начинается с описания прижизненных чудес Богоматери (разделы: «Чуда Пресвятои Богородицы межи сибиллами, пророчицами поганскими» (заимствован у польского писателя Мартина Бельского), «Чуда о Зачатии и Рождестве Пресвятои Богородицы», «Чуда Пресвятои Богородицы, мешкаючои в Церкви Соломоновой», «Чуда Пресвятои Богородицы под час Рождества Христова», «Чуда... уходящей в Египет», «Чуда... в житии Еи», «Чуда... в час Успения Еи»). В следующих 4 разделах, основанных на апокрифических материалах, повествуется о чудесах, связанных с Богородичными реликвиями: «Чуда Пресвятои Богородицы през имя Еи Мария», «Чуда от шаты и пояса Пресвятои Богородицы», «Чуда Пресвятои Богородицы от перстня Еи», «Чуда Пресвятои Богородицы от источника Еи».

В последующих разделах рассказано о явлениях Пресв. Богородицы благочестивым людям - православным и католикам, а также о чудотворных иконах. Прежде всего описаны чудеса, совершенные Богородицей среди различных категорий христиан: «Чуда Пресвятои Богородицы на войне», «...над грешниками», «...над заховуючиими (хранящими.- Авт.) девицтво», «...над молящимися Ей», «...над неумеетными», «...над хворыми», «...над умерлыми». Далее следуют рассказы о чудесах, совершившихся с иноверцами и по отношению к «злым духам»: «Чуда Пресвятои Богородицы межи поганами (язычниками.- Авт.)», «...межи жидами», «...межи геретыками», «...межи злыми духами».

Наибольший интерес представляют 7 разделов, посвященных чудесам от икон Божией Матери и описанию явлений Пресв. Девы: «Чуда Пресвятои Богородицы от образов Ея», «...в церквах Ея», «...межи законниками», «Чуда Пресвятои Богородицы Иверской», «Чуда Пресвятои Богородицы Печерской», «Чуда Пресвятои Богородицы Купятицкой», «Чуда Пресвятои Богородицы розныи на розных местцах». В указанных разделах широко представлены юго-западнорус. предания, связанные с почитанием Пресв. Богородицы.

И. подробно описал святыни Белоруссии, в частности, Пинско-Туровской епархии. Так, в разд. «Чуда Пресвятои Богородицы от образов Ея», в чудесах 24-27, содержится подробная история обретения и явления благодатной силы от Жировицкой иконы Божией Матери. Отдельный раздел посвящен описанию чудес от Купятицкой иконы (со ссылкой на «Parergon cudów...»).

В книге содержится ряд материалов по истории Богородичных икон в разгромленной к тому времени униатами и римо-католиками Холмско-Белзской православной епархии. В частности, И. описывает в чудесах 28-31 историю «чудотворного образа Пресвятой Богородицы в катедральной церкви Холмской» (см. Холмская икона Божией Матери), ссылаясь на соч. Я. Суши «Phoenix tertiato redivivus, albo Obraz starożytny Chełmski Panny i Matki Przenajświętszej, sławą cudownych swoich dzieł po trzecie ożyły» (Феникс, трижды возрождавшийся, или Старинный образ Холмский Госпожи и Матери Пречистой, славой своих чудесных деяний в третий раз оживший). И. приводит только те чудеса, к-рые относятся к правосл. периоду истории образа, захваченного в нач. XVII в. вместе с кафедральным собором Холма (Хелма) униатами. В том же разделе автор рассказывает о рус. происхождении Ченстоховской иконы Божией Матери, указывая на то, что этот образ после его чудесного обретения был доставлен в церковь «в замок Белзский, до земли Русской» (ныне г. Белз Львовской обл.), откуда кн. Владислав Опольский перенес его на Ясную гору близ г. Ченстохова (в маргиналиях указан источник - «Гистория о образе Пресвятой Богородицы Ченстоховской»). Есть упоминание о местночтимой чудотворной Гидлянской (Гидельской) иконе Божией Матери, к-рую нашел в поле на камне близ с. Гидле на Холмщине местный житель Иван Чечик.

И. коснулся истории Почаевской в честь Успения Пресв. Богородицы лавры в Луцко-Острожской епархии. В разделе о чудесах среди монашествующих, в чуде 20, агиограф впервые привел свидетельство о явлении Богородицы на скале близ с. Почаев (ныне город в Тернопольской обл.) и об оставшемся на скале отпечатке стопы Пресв. Девы, из к-рого забил целебный источник. Свидетелями чуда были житель Почаева Иван Босый и «хлопята», пасшие рядом овец. И. сообщает, что в пещере, вырытой в скале, обитал некий монах-пустынник, также видевший чудесное явление. Именно он поведал Иоанну Босому и мальчикам-пастухам, что «Пресвятая Богородица стояла на той скале, на которой там стопа Ея вырыта». И. пишет, что с тех пор в той стопе всегда «вода чистая находится, которой разные болезни лечатся, и на той скале поставлена церковь знаменитая мурованая, и при церкви монастырь знаменитый, муром вокруг обведенный». Данное известие является одним из первых источников по истории главной святыни Почаевской лавры, а также свидетельством того, что Почаевскому общежительному мон-рю, основанному в кон. XVI в., предшествовал пещерный пустынножительный скит.

Большое внимание И. уделил святыням Галичины (Львовско-Галицкой и Каменецкой епархии), где он находился в 1664-1665 гг. В разделе «Чуда Пресвятои Богородицы от образов Еи», в чуде 41, рассказывается о Трембовльской (Теребовльской) иконе Богоматери, источавшей слезы в течение неск. недель в 1663 г. в правосл. храме в г. Трембовля (ныне Теребовля Тернопольской обл.). В чуде 54 речь идет о местночтимой Сокальской иконе Богоматери - точной копии Ченстоховского образа, к-рую написал литов. иконописец Яков Венжик и по велению явившейся ему Богородицы привез в г. Сокаль (ныне в Львовской обл.), где образ был поставлен рус. священником в правосл. церкви (при описании этого чуда дана ссылка на кн. А. Каламато «Laudes praerogativae et magnificientiae Mariae Virgines discursus» (Беседа о почитаемой, Пресвятой и величественной Деве Марии)). В разд. «Чуда Пресвятои Богородицы в церквах Ея» упоминается Креховский монастырь (существовал в совр. с. Крехов Жолковского р-на Львовской обл.), где на Благовещение чудесным образом зажглась свеча в ц. Покрова Богоматери. Описано явление Богородицы некоему человеку в лесу в Галицком повете: Пресв. Дева приказала срубить дуб и построить из него храм в Ее честь. Так была создана небольшая ц. Успения, которую впоследствии сожгли татары, но на ее месте вскоре был создан «монастырец Толмачик» (существовал в совр. с. Товмачик Коломыйского р-на Ивано-Франковской обл.). Приведено предание о том, как Богородица явилась во сне жителю Галицкого повета Марку Шумлянскому и повелела ежедневно читать параклис.

Ряд чудес, связанных с Галичиной, содержится в разд. «Чуда Пресвятои Богородицы межи законниками (монашествующими.- Авт.)». В чуде 21 отмечено, что в Уневском мон-ре (существовал в совр. с. Унев Перемышлянского р-на Львовской обл.) 28 июня 1664 г. мон. Арсений и диакон видели во сне Богородицу, к-рая простирала омофор над людьми, молящимися в церкви и обращающимися к Ней. В чуде 22 рассказывается, что в Манявском скиту в Галицком повете было «поветрие», от к-рого мн. насельники скончались. Иером. Филарет 22 дек. 1652 г. видел во сне Богородицу в красных ризах, обещавшую завершение эпидемии, и вскоре болезни в мон-ре прекратились. Упоминается мон-рь в г. Рогатине (ныне в Ивано-Франковской обл.), где иером. Исаия видел плачущую Богородицу (чудо 27). В чуде 30 рассказывается, как галичанин Гавриил Осташевский из Русского воеводства остался жив во время боя со шведами близ Гнезно: после молитвы к Пресв. Богородице он чудом выбрался из болота, окруженного шведами. В благодарность он дал обет стать иноком, что и исполнил.

В этом же разделе приведены 3 явления Богородицы во сне И.- «грешному иеромонаху Иоанникию». 26 нояб. 1664 г., когда И. спал в келье Манявского скита, он видел Богородицу в зеленых ризах. 7 июля 1665 г., живя во Львове, И. видел Богородицу в черных ризах, и ангел повелел, чтоб И. воспел Ее чудеса (что книжник, очевидно, и исполнил в кн. «Небо новое...»). В 3-й раз И. видел Богородицу во сне 25 авг. 1665 г., также находясь во Львове.

Ряд сказаний, связанных с Галичиной, содержится в разд. «Чуда Пресвятои Богородицы розныи на розных местцах». В чуде 7 повествуется о том, как «дедич» (дворянин) Адам Желиборский в своем поместье в с. Рудники Львовского повета (ныне в Николаевском р-не Львовской обл.) видел во сне «отворенное небо», в сиянии явились Св. Троица и Богородица. После видения Адам принял монашество с именем Афанасий и впосл. стал Львовским епископом. В чуде 15 рассказывается, что львовский иеродиак. Иларион (Семашко) видел во сне 2 младенцев с «неба эмпирейского», к-рые сказали ему, что он не достигнет рая, если не будет должным образом почитать Пресв. Деву. В указанном разделе содержатся сведения о мн. мон-рях в Галичине и на Волыни. В чуде 17 упоминаются Заваловский Свято-Николаевский мон-рь (в совр. с. Завалов Подгаецкого р-на Тернопольской обл.), созданный на месте чудесного явления свт. Николая, и Погонский Успенский мон-рь (в совр. с. Погоня Тысменицкого р-на Ивано-Франковской обл.), построенный в знак благодарности Богородице, с помощью Которой галицкий кн. Роман Мстиславич во время «погони» разбил в этом месте отступавших половцев. В чуде 18 назван мон-рь в мест. Бурштын (ныне город в Ивано-Франковской обл.), где иеродиак. Иоиль (Терхевич) видел во сне Богородицу 17 дек. 1665 г. (это чудо упом. только во 2-м издании книги). В чуде 20 рассказывается, что в мест. Каменка-Струмиловская (ныне г. Каменка-Бугская Львовской обл.), в правосл. церкви, неск. раз чудесно обновлялся в течение часа образ Богородицы; это явление засвидетельствовал местный свящ. Иосиф Любанский. В чуде 21 описана помощь Пресв. Богородицы польск. жолнеру Федору Ярошинскому из Русского воеводства (Галичины) во время боевых действий против запорожских казаков «под Старцем на Украине»: Богородица разбудила его, когда казаки ночью начали вырезать польск. обоз, и Ярошинский с товарищами избежал гибели. В чуде 22 рассказывается, как в 1665 г. Богородица явилась в Уневском мон-ре иноку Леонтию (Пятницкому).

Книгу завершает послесловие «Конец чудов Пресвятои Богородицы», алфавитный указатель к чудесам, краткий катехизис «Короткое зебране речей, барзо потребных, до веры нашеи православно-кафолическои належачых» и список ошибок «Чителнику побожный».

Небо новое... Могилёв, 1699. Титульный лист (РГБ)
Небо новое... Могилёв, 1699. Титульный лист (РГБ)

Небо новое... Могилёв, 1699. Титульный лист (РГБ)

В кн. «Небо новое...» описаны как правосл. Богородичные образы, так и ряд древних почитаемых и католиками, и православными икон Божией Матери - Лиддская (Римская), Иверская, Гефсиманская (Иерусалимская), а также католич. чудотворные изображения Пресв. Девы в Венеции, во Флоренции, в польск. мест. Мысленице и др. Вкратце охарактеризованы неск. великорус. икон: Мирожская, Костромская (см.: «Одигитрия»), Суздальская, Толгская (в посл. случае автор использовал «Сказание о иконе Богоматери Толгской»). Иезуит Рутка упрекал И. в том, что его труд в значительной степени являет собой компиляцию из произведений лат. авторов: Лаврентия Сурия, Антонио Бозио, Алонсо Картахены, Винцентия из Бове и др. В тексте содержатся ссылки на Мартина Бельского, Горация Тессеина, Григория Турского, на соч. «Peregrynacja, albo Pielgrzymowanie do Ziemi Świętej» (Перегринация, или Паломничество в Св. землю) кн. Миколая Кшиштофа Радзивилла-Сиротки, «Kazania na niedzielie i święta całego roku» (Проповеди на воскресные и праздничные дни всего года) Петра Скарги. По данным С. Шевченко, в «Небо новое...» включены 12 рассказов из «Великого зерцала». Значительно меньше в тексте ссылок на правосл. источники: на Скитский патерик, Киево-Печерский патерик, «Цветник духовный» Софрония, на книгу аввы Дорофея.

Перевод «Неба нового...» на церковнослав. язык был подготовлен диак. Саввина Сторожевского монастыря Феофаном в 1677 г. Несмотря на большой интерес к книге как в Западнорусской митрополии, так и в России, в Москве к ней отнеслись критически. Причиной этого было наличие в книге неправосл. мнений, в частности, учения о непорочном зачатии Девы Марии. (Этот догмат приводили и др. западнорус. книжники: Антоний (Радивиловский) в сб. «Огородок Марии Богородицы», Лазарь (Баранович) в кн. «W wieniec Bożej Matki świętych ojców kwiatki» (Цветы св. отцов в венец Божией Матери; книга известна под названием: «Алфавит в честь Божией Матери») и свт. Димитрий Ростовский в «Книге житий святых». В 1689 архиеп. Лазаря (Барановича) за следование этому учению критиковал патриарх Московский и всея Руси Иоаким в письме к Варлааму (Ясинскому).) По сообщению Огиенко, в Синодальной б-ке в С.-Петербурге в 1912 г. хранилась «Выписка неправославных мест в книге «Новое небо» иеромонаха Иоанникия», где приведены, в частности, чудеса 12-15 из разд. чудес «межи поганами», свидетельствующие о похвале Мухаммада в адрес Богородицы. Цитировались слова в сборнике о том, что «без греха первородного зачалася Пресвятая Богородица». В укор И. ставились видения в экзальтированном состоянии («в захвиценью») и сонные видения, к-рые, как указывал Феофан (Прокопович), чудесами считаться не могут. Также И. упрекали в использовании источников, недостоверных с правосл. т. зр.

Несмотря на критику, книга пользовалась популярностью, она имелась в Патриаршей б-ке, в собраниях московских книжников (в частности, Симеона Полоцкого), в монастырских б-ках (в Симоновом монастыре, во Флорищевой пуст., в Нило-Столобенской пуст., в Соловецком мон-ре), в архиерейской б-ке при великоустюжском Успенском соборе. Сб. «Небо новое...» получил широкое распространение в великорус. рукописной традиции посл. трети XVII-XIX вв., он представлен десятками списков, как православных, так и старообрядческих, восходящих к львовским и могилевскому изданиям и к церковнослав. переводу.

Еще более многочисленны выписки отдельных сюжетов из этой книги, судьба к-рой в рукописной традиции имеет много общего с судьбой «Великого зерцала» и сборника чудес «Звезда пресветлая». Рассказ о Фоме, архиеп. Кантуарийском, и 7 радостях («веселиях», «утехах») Богоматери из раздела о чудесах «над молящимися Ей» мог включаться даже в сборники неканонических молитв и заговоров, напр., в сибирский сборник 20-30-х гг. XVIII в. ГИМ. Музейск. № 2275. Л. 3 об.- 4 об. (см.: Отреченное чтение в России в XVII-XVIII вв. М., 2002. С. 251-252). В 1-й пол. 10-х гг. XVIII в. книга послужила одним из основных источников для антииконоборческого трактата «Солнце пресветлое» (о списках см.: СККДР. Вып. 3. Ч. 2. С. 367-368) и гравюр к нему работы Г. П. Тепчегорского (Кочетков И. А. Свод чудотворных икон Богоматери на иконах и гравюрах XVIII-XIX вв. // Чудотворная икона в Византии и Др. Руси. М., 1996. С. 404-420). По всей вероятности, одновременно или несколько ранее книга оказала влияние на рукописные перечни чудотворных икон Божией Матери.

Между 1827 и 1833 гг. сборники «Звезда пресветлая» и «Небо новое...» были объединены в сб. «Зерцало», подготовленный к печати, но не опубликованный (хранился в б-ке Румянцевского музея). На основе «Неба нового...» А. Плохово составила в 1849 г. сборник чудес (изд.: М., 1850; 1851; 1854). Плохово добавила 10 новых разделов (гл. об. с описанием чудес от различных Богородичных икон), изъяла часть материала И. В 1-й пол.- сер. XIX в. труд И. повлиял, очевидно, на рукописные сборники сказаний о чудесах Богородицы, такие как «Зерцало Богоматери» и «Благодатный источник» (РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 3899-3900). В сер. XIX - нач. XX в. сюжеты из сб. «Небо новое...» были включены в церковно-популярные книги, посвященные чудотворным иконам Божией Матери (о них см.: Сергий. Месяцеслов. Т. 1. С. 374-380), наиболее полным по охвату материала среди которых является сочинение Н. Поселянина (Е. В. Погожева) «Богоматерь: Полное иллюстрированное описание Ее земной жизни и посвященных Ее имени чудотворных икон» (СПб., 1909). Во многом на сведения из произведения И. опираются и новейшие искусствоведческие справочники, посвященные чудотворным иконам Божией Матери, такие как: Bentchev I. Handbuch der Muttergottesikonen Ruslands: Gnadebilder - Legenden - Darstellungen. Bonn; Bad Godesberg, 1985; idem. Bibliographie der Gottesmutterikonen. Bonn, 1992.

В XVII в. в России «Небо новое...» стало источником ряда произведений изобразительного искусства. Его сюжеты (в т. ч. католич. происхождения) были использованы в росписях 1700 г. ц. Рождества Христова в Ярославле (Казакевич Т. Е. Западноевропейские новеллы «Неба нового» И. Галятовского в стенописи церкви Рождества Христова в Ярославле // Вторые науч. чт. памяти И. П. Болотцевой (1944-1995): Сб. ст. / Сост.: О. Б. Кузнецова. Ярославль, 1998. С. 45-63). Отдельные сюжеты и легенды получили распространение в народном искусстве. Ряд сюжетов послужил источником для новых иконографических композиций в книжной миниатюре (напр., в сборнике нач. XVIII в. НБ МГУ, инв. 10536-7-71; см.: Поздеева И. В. Археографические работы Московского университета в районе древней Ветки и Стародуба (1970-1972) // ПКНО. 1975. М., 1976. С. 59-61) и в лубочной гравюре.

Во 2-й пол. XVII в. Сучавский митр. св. Досифей перевел «Небо новое...» на молдав. язык.

В авг. 1676 г. в типографии Новгорода-Северского был издан подготовленный И. сборник с описанием чудес от Елецкой иконы Божией Матери - «Скарбница потребная…». Книга содержит посвящение гетману И. Самойловичу, способствовавшему возрождению Елецкого мон-ря. Сборник состоит из 32 сказаний об основании Елецкого мон-ря, о постройке в обители Успенского храма, о чудесах от Елецкой иконы. Произведение основано на сведениях, заимствованных из монастырского синодика и «московских хроник», служит ценным источником не только по истории Елецкого монастыря, но и всего Черниговского края.

Книгу открывают 3 цитаты из ВЗ со словами «ель», «елина» и предисловие-посвящение гетману И. Самойловичу. В предисловии затронут ряд сюжетов, связанных с запорожским казачеством (вспоминаются также «козаки донскии»): помощь гетмана И. Самойловича при восстановлении Елецкого монастыря, победы П. Сагайдачного над турками и татарами, дается аллегорическое толкование герба на печати войска Запорожского, излагается версия возникновения казачества и мнение о 1-м гетмане, приводятся варианты этимологии слова «козак» (со ссылкой на Матвея Стрыйковского: «названы суть од козаров», толкование И. с привлечением астрологии: «названы суть од Козорожца»), восхваляется покровительство царя Алексея Михайловича войску Запорожскому и др. Особенно подчеркивается роль казаков в отражении нападений турецко-татар. войск, а также значение патроната Алексея Михайловича над Запорожским войском.

Основную часть книги составляет 32 рассказа («чуда»), содержащие обширный материал по истории Елецкого мон-ря, сведения о работах по реконструкции Успенского собора (называемого Елецкой Богородицей) в 1670-1674 гг. В книге очевидно стремление автора на основании исторических фактов и преданий об Успенской ц. создать елецкий аналог Киево-Печерского патерика и др. патериков «знаменитых монастыров руских». Так, в 1-м «чуде» повествуется о Крещении Руси, о постройке первых храмов, проводится параллель: кн. Ярослав Владимирович в Киеве построил церкви Св. Софии и Благовещения, а его сын Святослав возле Чернигова на горах Болдиных создал ц. Успения Пресв. Богородицы. Тут же представлены собранные И. в 1676 г. версии происхождения названия монастыря (преимущественно устного бытования): «Поведают в Чернегове обиватели давнии, же на том месцу… образ Пресвятой Богородицы знайденый за давних часов на дереве еловом» (на поле помета: «Григорий Яхимов, войт чернеговский, и старший брат его Исаак тое поведали»); «Никита Иванович князь Одоевский поведал такии слова: близко Чернегова на дереве еловом знайденый образ Пресвятои Богородицы; для того збудованая там церков ся называет Богородица Елецкая, зачим од елины, альбо елю, ест названа». Из письменных источников 1-го «чуда» в маргиналиях указаны: Матвей Стрыйковский, «Синодик, албо поминник Пресвятои Богородицы Елецкои» Черниговского еп. Зосимы (Прокоповича), Киево-Печерский патерик в редакции Сильвестра (Косова). Мн. использованные И. легенды - фольклорного происхождения.

«Чудо» 2 охватывает большой период в истории Елецкого мон-ря: от его основания при кн. Святославе Ярославиче до реконструкции при И. Автор проводит параллели между Киево-Печерским и Елецким монастырями: устройство прп. Антонием Печерским на склонах Болдиных гор возле Чернигова пещеры способствовало тому, что он «приоздобил и прославил» не только Печерский монастырь, но и Елецкий. Похожим был архитектурный облик главных храмов названных обителей: «...як в Киеве Печерская, так в Чернегове Елецкая церков докола каплицами была оточена». Оба мон-ря были разрушены и опустели во времена нашествия хана Батыя, потом восстанавливались князьями: «...церков Печерскую Симеон Олелкович, князь києвский» восстановил, а Елецкая церковь была «направлена од кого з великих князей московских». Кроме разорения Елецкого мон-ря монголами упоминаются также разрушения, нанесенные войсками кн. Константина Константиновича Острожского в 1579 г. и войсками польск. воеводы Горностая в 1610-1611 гг. Последние 2 «чуда» датируются 1676 г., т. е. временем издания книги, в них речь идет об исцелении католика, польск. солдата Юрия Облочинского, и «русина» Андрея Прокоповича.

Завершает книгу «Придаток до «Чудов Пресвятои Богородици Елецкои», для пожытку благочестивым людем приданый». В этом разделе рассказано о явлении в окрестностях Брянска Свенской иконы Божией Матери и о явлении в визант. г. Смирна образа Пресв. Девы, в честь к-рого Смирнский еп. Кир построил церковь. В «Придатке...» раскрыто символическое значение названия книги: «Богородица Елецкая ест скарбница, которая людем розмаитым дает скарбы розмаитыи: малому войску христианскому дает звытязтво (победу.- Авт.) над великими войсками поганскыми, зближаючимся до смерти дает живот, хворым - здоровье». В маргиналиях помещены ссылки на использованные источники: Мартин Бельский, Матвей Стрыйковский, Александр Гваньини, «Кирил Давыдович з Седнева присылал мне кроничку, о козаках написаную».

В авг. 1676 г. в типографии в Новгороде-Северском было напечатано небольшое по объему произведение И. «Skarb pochwały, z każdej nauki wyzwolonej do skarbnicy najświętszey Bogarodzicy Jeleckiey» (Сокровище похвалы, из каждой науки взятое в сокровищницу Пресвятой Богородицы Елецкой). Это сочинение представляет собой сборник рекомендаций И. представителям различных наук и искусств о составлении похвалы Богоматери (в первую очередь через рассказ о совершаемых по молитве к Пресв. Деве чудесах). Предисловие написано прозой, далее приведены стихотворные советы автора представителям различных наук и искусств, как им следует слагать похвалы Богородице. Особенно интересны советы поэту. И. приводит 7 примеров похвальных стихотворений в честь «Богородицы Елецкой», являющихся образцами характерного для эпохи барокко курьезного стихосложения и свидетельствующих о том, что школьную науку слагать «вирши» И. знал безупречно. Автор написал 2 энигмы, анаграмму, полиндромон, логогрифус, хроностикон и акростих. По мнению И. Чепиги, стихотворные опыты И. оказали влияние на творчество более поздних укр. поэтов Иоанна Величковского и Симеона Полоцкого.

Полемические сочинения

I. Антикатолич. произведения составляют отдельную группу сочинений И. Они были созданы в ответ на усиление прозелитизма со стороны римо-католиков и униатов на западнорус. землях и на широкое распространение антиправосл. полемических сочинений. Как считает Чепига, И. и Лазарь (Баранович) положили начало 2-му этапу антикатолич. полемики западнорус. книжников, 1-й этап к-рой завершили «Палинодия» Захарии (Копыстенского) и «Литос», автором к-рого, по-видимому, был свт. Петр (Могила). На более позднем этапе полемика была сосредоточена не на межконфессиональных и политических конфликтах, но на богословских вопросах, характеризовалась смягчением тона дискуссии.

Первым антикатолич. и антиуниат. сочинением И. стал изданный в 1676 г. в Новгороде-Северском трактат «Rozmowa białocerkiewska wielebnego oyca Ioaniciusza Galatowskiego, rectora kiiowskiego, z wielebnym xiędzem Hadrianem Piekarskim Societatis Jezu, kaznodzieią jego k. miłości, De hierarchia Ecclesiae, u naywyższego kanclerza koronnego w gospodzie miana, y od niektorych z rycerstwa katholickiey wiary z pilnością tam słuchana y notowana» (Беседа белоцерковская преподобного отца Иоанникия Галятовского, ректора киевского, с преподобным отцом Адрианом Пекарским Общества Иисуса, проповедником его королевской милости, Об иерархии церковной, у высочайшего канцлера коронного в покоях бывшая и некоторыми из рыцарства кафолической веры с вниманием там прослушанная и записанная). В 1720 г. Самуил Величко поместил полный текст «Rozmowy...» в оригинальной версии и с рус. переводом в свою Летопись (Летопись событий в Юго-Западной России в XVII в. / Сост.: С. Величко. К., 1851. Т. 2. С. 42-76). В 1857 г. В. Аскоченский издал польск. текст и свой перевод на рус. язык. В 1867 г. архим. Амвросий (Лотоцкий) опубликовал перевод более полного варианта «Беседы белоцерковской...», найденного им в Милецком Свято-Николаевском монастыре на Волыни. Сохранились многочисленные списки переводов трактата.

В сочинении передан диспут о церковной иерархии, состоявшийся между И. и придворным проповедником польск. кор. Яна Казимира иезуитом Адрианом Пекарским 8 нояб. 1663 г. в Белой Церкви на приеме у Николая Пражмовского, католич. еп. Луцкого и великого коронного канцлера. Пражмовский также участвовал в споре: он задал И. вопрос, ставший основным предметом обсуждения,- об иерархическом порядке в правосл. Церкви. Вопрос был вызван тем обстоятельством, что после смерти в 1663 г. Киевского и Галицкого митр. Дионисия (Балабана-Тукальского) правосл. иерархия Киевской митрополии осталась без предстоятеля. «Канцлер начал говорить: «Сейчас не имеете митрополита, кто же будет посвящать Львовского епископа?»». На это И. ответил, что епископ рукополагается 2 или 3 епископами. Говоря об иерархическом устройстве правосл. Церкви, И. подчеркнул, что патриархи равны папе, чем вызвал резкий протест со стороны Пекарского. И. отверг утверждения католиков о том, что ап. Петру было дано преимущество над др. апостолами, что «апостольский престол» св. Петра в Риме имеет высшую власть в христ. Церкви и что папа является Вселенским архиереем. На заявление Пекарского о том, что папа - это наследник ап. Петра, И. возразил: 12 апостолов были посланы во весь мир и не имели постоянных кафедр, ап. Петр оставил преемника не только в Риме, но и в Антиохии, точно так же как Иоанн Богослов основал ряд Церквей в Азии.

Ссылаясь на правосл. и католич. богословов (Феофилакта Болгарского, Платину (Бартоломео де Сакки), Роберта Беллармина), И. подчеркнул, что папа не является главой Вселенской Церкви и католики несправедливо считают свою Церковь Вселенской. На слова Пекарского, что, не признавая власть папы, православные остаются без первоиерарха, И. ответил: правосл. Церковь считает своим главой Христа, наместников Христовых представляет в лице патриархов, митрополитов и епископов. Каждый патриарх в своей епархии может проводить Соборы, сноситься с другими патриархами и т. о. созвать Вселенский Собор. Решение всей Церкви, а не приговор одного папы или патриарха является церковным каноном. Пекарский считал изъяном Православия то, что во главе его стоят 4 высших предстоятеля, а низших столько, сколько есть митрополитов и епископов. Также правосл. патриархов (в частности, К-польского, к-рому до 1686 подчинялась Киевская митрополия) упрекали за то, что они живут среди турок-мусульман. И. ответил, что Церковь, преследуемая иноверцами, остается истинной.

В завершение разговора Пражмовский выразил надежду, что когда-нибудь наступит «единение между нами, должны вы вместе с нами иметь единого наивысшего пастыря - папу, поскольку написано: будет едино стадо, и единый пастырь». На это И. сослался на Евангелие от Иоанна (Ин 10. 16), где говорится, что верховным пастырем Церкви является Христос, а в приведенной Пекарским фразе о едином стаде и едином пастыре подразумевается обращение в христианство евреев и язычников. Пекарский напомнил, что на Ферраро-Флорентийском Соборе Киевский митр. Исидор принял унию с Римом. На это И. ответил, что Исидор принял унию единолично, а Русская Церковь, «когда он возвратился в Россию, не приняла ни его самого, ни унии, и таким образом Церковь Русская осталась при той же вере, будучи под властью Константинопольского Патриарха». По словам И., Флорентийский Собор был сорван и единство не было достигнуто.

Ряд острых моментов, отсутствующих в издании 1676 г., есть в тексте 1867-1868 гг., основанном на рукописном варианте диспута, к-рый был найден архим. Амвросием (Лотоцким) в архиве Милецкого Свято-Николаевского мон-ря. В частности, И. называет подложными Лжеисидоровы декреталии кон. X в., в соответствии с к-рыми папам помимо абсолютной власти над католич. Церковью дается также власть над светскими государями. По словам И., Д. Блондель в кн. «Псевдо-Исидор» разоблачил подложность этих документов, но папы продолжают к ним обращаться. Касаясь вопроса о том, на каком основании папа Виктор отлучил епископов М. Азии, если он не глава Церкви, И. отметил, что в данном случае имело место злоупотребление властью. И. также сказал: папа может согрешить и быть предан церковному суду. Это заявление вызвало со стороны Пекарского обвинение И. в богохульстве, причем Пекарский привел слова Христа, адресованные ап. Петру: «Молихся о тебе, да не оскудеет вера твоя» (Лк 22. 32), якобы благодаря чему истинная вера не может оскудеть в преемниках ап. Петра. В ответ на это И. указал на наличие среди пап еретиков (Либерий, Гонорий). В частности, папа Николай I был предан церковному суду К-польским патриархом Фотием из-за Filioque, поскольку осуждались и предавались суду во все времена прибавления к Символу веры. В Ферраре, а потом и во Флоренции греч. отцы доказали, что Filioque есть прибавление к Символу, а не его изъяснение. Пекарский сказал, что папа выше Собора, И. не согласился с ним. Говоря о церковной истории, И. отметил, что первоначально Восток и Запад были соединены христ. любовью, но она постепенно охлаждалась. «Потом последовало разделение Римской империи, появились распри между государями и их подданными; западная монархия пала и досталась иному народу; обстоятельства изменились... и придумали господство св. Петра» (Разговор... о римской иерархии. 1868. С. 18).

В ответ на мнения И., изложенные в «Беседе белоцерковской...», некий католич. полемист написал соч. «Refutacja» (Опровержение; не сохр.). О его существовании известно из трактата «Rycerz prawosławno-katolickiey Сerkwi Wschodniey rycerzowi Kościoła Rzymskiego na iego «Refutacią», napisaną przeciw «Rozmowie białocerkiewskiey»» (Рыцарь православно-кафолической Церкви Восточной рыцарю Римской Церкви на его «Опровержение», написанное против «Беседы белоцерковской») (Nowogrodek-Siewierski, 1677), автор к-рого подписался псевдонимом Miły miles (Возлюбенный воин). Авторство «Rycerza...» долгое время приписывали И., но после работ А. И. Соболевского и Чепиги можно считать установленным, что данное сочинение написал некий знакомый И. Посещая архимандрита в Елецком мон-ре, он видел у И. трактат «Refutacja» и составил на него ответ.

В 1678 г. в Новгороде-Северском И. опубликовал полемический трактат «Stary Kościół Zachodni nowemu Kościołowi Rzymskiemu pochodzenie Ducha Ś. od Oyca Samego, nie od Syna pokazuje» (Древняя Западная Церковь показывает новой Римской Церкви исхождение Святого Духа от Отца только, а не от Сына). Как указано в заглавии, сочинение написано как отклик на трактаты польских иезуитов Миколая Циховского «Tribunal ss. patrum orientalium ab occidentalium… et de praeeminentia Romanorum pontificum supra Orientales patriarchas» (Трибунал св. отцов восточных и западных… и верховенство Римского понтифика над восточными патриархами) (Kraków, 1658) и преподавателя иезуитской Виленской академии Б. П. Бойма «Stara wiara, albo Jasne pokazanie, iż ci, co w dizuniey trwaią, starey wiary nie mają» (Старая вера, или Ясное доказательство, что остающиеся дизунитами не имеют старой веры) (Vilnae, 1668). Ок. 1671 г. ответы на последнее сочинение были составлены Иннокентием (Гизелем) (известен в рукописи) и Лазарем (Барановичем) («Nowa miara starey wiary, Bogiem udzielona» (Новая мера старой веры, Богом преподанная) (Новгород-Северский, 1676). Соч. «Stary Кościół...» писалось на простой мове и имело посвящение царю Феодору Алексеевичу, т. к. И. рассчитывал на финансовую помощь царя в издании. Однако, не получив поддержки, автор снял посвящение и издал сочинение на польск. языке с посвящением архиеп. Лазарю (Барановичу). В 1-м предисловии содержится автобиографический материал, дается краткая биография архиеп. Лазаря (Барановича), упоминается оппонент И., критиковавший все его сочинения («завистливый Зоил»),- по-видимому, Рутка.

Stary Kościół... Новгород-Северский, 1678. Титульный лист (Харьковская научная б-ка им. В. Г. Короленко)
Stary Kościół... Новгород-Северский, 1678. Титульный лист (Харьковская научная б-ка им. В. Г. Короленко)

Stary Kościół... Новгород-Северский, 1678. Титульный лист (Харьковская научная б-ка им. В. Г. Короленко)

Сочинение написано в форме диалога между И. и богословом-католиком, состоит из 2 частей. В 1-й ч. доказывается, что древняя Зап. Церковь придерживалась «старой веры», и обосновывается правосл. учение об исхождении Св. Духа только от Бога Отца. Во 2-й ч. показана несостоятельность католич. учения о Filioque. Автор представил убедительные доказательства в пользу того, что католич. догмат об исхождении Св. Духа от Бога Сына не может считаться достоянием древней Зап. Церкви, но является нововведением. В 2-м предисловии к книге («Читателю уважаемому») автор сообщает, что материал для сочинения он заимствовал из различных книг, хранящихся в Киеве, Чернигове, Львове, Луцке, Слуцке и др. (свидетельство о географии путешествий И.).

1-я ч. содержит подборку «Древняя Западная Церковь старую веру воспоминает», в которой отстаивается учение об исхождении Св. Духа только от Бога Отца. Эта часть состоит из 5 разделов: «Доводы из Св. Писания, которыми древняя Западная Церковь новой Церкви Римской происхождение Св. Духа от Отца обосновывает» (10 доводов), «Доводы восточных учителей, которыми древняя Западная Церковь новой Церкви Римской происхождение Св. Духа от Отца обосновывает» (30 доводов), «Доводы западных учителей...» (8 доводов), «Доводы Вселенских Соборов...» (7 доводов), «Доводы на основании разума». В предисловии к 2-й ч. автор рассматривает вероучительные отличия католицизма от Православия, используя материал, заимствованный из соч. Цезаря Барония «Annales ecclesiastici». И. приходит к выводам: таинство Евхаристии должно совершаться на квасном, а не на пресном хлебе; таинство Евхаристии включает преложение хлеба и вина, а не только хлеба; папа Римский не имеет верховенства над всей христ. Церковью; Св. Дух исходит от одного Бога Отца.

Во 2-й ч.- «Новая Римская Церковь придумала новую веру» - изложены доводы католиков в пользу Filioque. Эта часть состоит из разделов: «Доводы из Священного Писания, которыми новая Римская Церковь древней Западной Церкви противостоит и стремится исхождение Святого Духа показать от Сына» (9 доводов), «Доводы учителей восточных и западных, которыми новая Римская Церковь древней Западной Церкви противостоит и стремится исхождение Святого Духа показать от Сына» (12 доводов), «Доводы, выработанные Соборами...» (13 доводов), «Доводы на основании разума» (17 доводов), «Доводы из поддельного текста, написанного латинниками» (16 доводов). Во 2-й ч. И. ссылается на авторитет митр. Петра (Могилы).

Труд И. вызвал большой резонанс в католич. кругах. В ответ на «Stary Kościoł...» были изданы 4 католич. сочинения: 2 трактата, приписываемые аббату Оливского мон-ря цистерцианцев близ Гданьска полемисту Михаилу Антонию Хацкому,- «Na «Stary Kościół Zachodni» Joanicyusza Galatowskiego» (На «Древнюю Западную Церковь» Иоанникия Галятовского) (Оливский мон-рь, 1678) и «Questyjkie, albo Кrótkie pytania, na «Stary Kościół Zachodni» zadane y rozwiązane» (Квестийки, или Краткие вопросы, по поводу сочинения «Древняя Западная Церковь» поставленные и разрешенные) (Оливский мон-рь, 1682); атрибутируемые Николаю Сосновичу «Quaestiunculae super dialogum primum de processione Spiritus S.» (Вопросы к разговору об исхождении Св. Духа) (Оливский мон-рь, 1682); соч. Рутки «Goliat, swoim mieczem porażony...» (Люблин, 1689). Последняя книга, выдержанная в особенно резком тоне, направлена не только против И., но и против его покровителя Лазаря (Барановича); Рутка также высказал неправдоподобное утверждение, что митр. Петр (Могила) якобы был тайным сторонником католичества.

Fundamenta... Чернигов, 1683. Титульный лист (Харьковская б-ка)
Fundamenta... Чернигов, 1683. Титульный лист (Харьковская б-ка)

Fundamenta... Чернигов, 1683. Титульный лист (Харьковская б-ка)

В июле 1683 г. в Чернигове был опубликован антикатолич. и антиуниат. трактат И. «Fundamenta, na których łacinnicy jedność Rusi z Rzymem fundują według rzymskiej teraźnieyszey wiary nowey, prawdziwymi odpowiedziami Сerkwi Wschodniey wywrócone y zniesione, iako fundamenta ciemnicy były poruszone modlitwą Pawła y Syla» (Основания, на которых латинники устраивают единство Руси с Римом согласно нынешней римской новой вере, правдивыми доводами Церкви Восточной опрокинутые и упраздненные, как основание темницы было разрушено молитвой Павла и Силы). Трактат стал продолжением полемики с иезуитами и отчасти ответом на критику соч. «Stary Kościół...». Одной из задач трактата было опровержение обвинения в адрес православных в следовании идеям социнианства (И. жаловался, что униат. митр. Киприан Жоховский называет его и архиеп. Лазаря (Барановича) арианами). Н. Ф. Сумцов считал «Fundamenta...» наиболее выдающимся произведением И.

Как объяснил И., трактат «Fundamenta...» был прежде всего ответом на анонимную кн. «Zgoda święta Cerkwi ś. Wschodniej prawosławnej z Kościołem katolickim apostolskim Rzymskim w Duchu Świetym około pochodzenia tegoż Ducha Świętego i od Syna, z wyznania tejże Cerkwie ś. Wschodniej w księgach cerkiewnych słowianskich» (Святое согласие Церкви Восточной православной с Церковью апостольской римско-католической в Духе Святом относительно происхождения Святого Духа и от Сына, по исповеданию той же Церкви Восточной в славянских церковных книгах) (Львов, 1678), в к-рой говорилось, что православные вместе с католиками считают, что Св. Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Бога Сына, что Римский папа обладает верховной властью над Вселенской Церковью. (Как установил М. Вишневский, автором кн. «Zgoda...», подписавшимся как «Друг Восточной Церкви», был иезуит Рутка (Wiszniewski. 1851. S. 283-284).) Кроме того, И. развивал в своем сочинении идеи, высказанные архиеп. Лазарем (Барановичем) в кн. «Nowa miara starey wiary...», отстаивая учение правосл. Церкви об исхождении Св. Духа, а также о том, что главой Вселенской Церкви является Иисус Христос. В-третьих, И. дал ответы и опровержения («штурмы») на те основания («fundamenta») единства Руси с Римом под верховенством папы, к-рые изложены в трактате иезуита Миколая Циховского «Tribunal ss. patrum...».

В 1-й ч. трактата И. изложил 30 «свидетельств» единства Руси с Римом в прошлом (в частности, в периоды 5 Крещений Руси) и 30 опровержений на них.

2-я ч. посвящена описанию бедственного положения православных в Речи Посполитой и притеснений, которые они терпят от католич. и униат. духовенства и «панов-католиков». Эта часть содержит 4 раздела («штурма»). В 1-м «штурме», озаглавленном «Против Церкви Восточной от учителей духовных Костела Римского», И. критикует Фому Брюссельского, возводившего на православных ряд лживых обвинений, а также др. католич. богословов. И. рассказывает, как по требованию католиков польск. власти отказали правосл. архим. Клименту (Тризне) в возможности быть поставленным после хиротонии на Мстиславскую кафедру, которую вскоре захватил униат. митр. Жоховский. Во 2-м «штурме» - «Против Церкви Восточной от униатов, которые состоят в унии с Костелом Римским» - И. обличает преступления униат. еп. Иосафата Кунцевича против православных, критикует современных ему деятелей унии: Пинского еп. Белозора, митр. Киприана Жоховского, рассказывает о смерти от рук католиков прмч. Афанасия (Филипповича), приводя ряд фактов, не упоминаемых в дошедшем до нас Житии святого. Эти сведения И. мог узнать от братии Купятицкого мон-ря, где прмч. Афанасий жил в 1636-1640 гг. 3-й «штурм» имеет заглавие «Против Церкви Восточной от хамелеонов, которые различную окраску принимают: от Восточной Церкви к униатам, потом, от униатов отступая и униатов хая, к Костелу Римскому». В этом разделе И. подвергает резкой критике сочинения одного из таких «хамелеонов» - Кассиана Саковича. 4-й «штурм» - «Против Церкви Восточной притеснения от господ светских исповедания римского» - посвящен описанию гонений, воздвигнутых католич. шляхтой на православных. И. приводит следующие примеры: польск. шляхтичи отняли все имения у Святогорского Зимненского в честь Успения Пресв. Богородицы жен. мон-ря (в совр. с. Зимно Волынской обл.), отдали католикам правосл. Бучачский мон-рь (в совр. г. Бучач Тернопольской обл.), обратили в продовольственный склад правосл. церковь в Староконстантинове (ныне Хмельницкая обл.), в Минске отдали церковь татарам, к-рые перестроили ее в мечеть, в Вильно (Вильнюс) ц. мц. Параскевы обратили в корчму, в Бресте запретили священникам ходить к больным со Св. Дарами. Завершает книгу послесловие-обращение к критику «Зоилу» (Zoilowi).

Антилат. труды И. стали объектом критики католич. полемистов. Неск. сочинений против И. написал перешедший из унии в католичество и ставший иезуитом русин из Киевского воеводства Рутка: «Obrona prawowierności Сerkwi Цschodniej przeciwko kacerzom, zaprzeczającym pochodzenie Ducha Świętego od Syna» (Защита правоверности Восточной Церкви от еретиков, отрицающих исхождение Святого Духа от Сына) (Poznań, 1678); «Goliat, swoim mieczem porażony...»; «Angelicus doctor D. Thomas Aquinas… expulsi ad Ecclesia Graeca Spiritus Sancti a Filio procedentis... contra calumniatorem Joannicium Galatowski, archimandritam Czerniechoviensem, restitutor et reductor» (Учитель богословия св. Фома Аквинский… отвергает в Церкви Восточной исхождение Святого Духа от Отца... клеветника Иоанникия Галятовского, архимандрита черниговского, исправитель и возобновитель) (Lublin, 1694); «Chorągiew zgody i pokoju, to jest Duch Święty od Syna pochodzący, wyznaniem Cerkwi Wschodniey, z księg słowianskich wyiętym, utwierdzony» (Хоруговь согласия и мира, то есть Святой Дух, от Сына исходящий, исповеданием Церкви Восточной, из книг славянских извлеченным, подтвержденный) (Lublin, 1691); «Poseł do Сerkwi Цschodniej s. Aureliusz Augustyn, biskup Hipponenski, doctor Kościoła Chrystusowego, z Duchem Ś., od Syna pochodzącym, dla przyjęcia jego w Cerkwi Wschodniej wprowadzony przez X. Teofila Rutkę» (Посол к Церкви Восточной св. Августин Аврелий, епископ Иппонский, учитель Церкви Христовой, с Духом Святым, от Сына исходящим, для принятия его в Церкви Восточной представленный свящ. Теофилом Руткой) (Калиш, 1692; Люблин, 1692), издание этого же сочинения на латыни: «Orator ad Ecclesiam Orientalem… Aurelius Augustinus» (Посол к Восточной Церкви… Аврелий Августин) (Lublin, 1694). Ряд выпадов против И. содержится в трактате Рутки «Herby, abo Znaki, Kościoła prawdziwego, katolikom dla pociechy duchownej i podziękowania Panu Bogu a adwersarzom dla nauki i szukania prawdy, drukiem przed oczy wystawiony» (Гербы, или Знаки, истинной Церкви католикам для духовного утешения и благодарения Бога, а противникам для поучения и искания правды, типографски на обозрение представленные) (Lublin, 1696). Против И. направлены приписываемый Рутке трактат «Budynek Chrystusów, to jest Kościół święty, z wielkiego wizerunku na maluchny konterfekt przeniesiony, wiernym do przypatrowania uwagi i nauki wkrótce opisany» (Дом Христов, то есть святая Церковь, с большого первообраза на маленькое изображение перенесенная, верным для привлечения внимания и поучения вкратце описанная) (Lublin, 1689), а также анонимная сатира в стихах «List do Galatowskiego» (б. м., б. г.; см.: Wiszniewski. 1851. S. 394). С елецким архимандритом полемизировал униат. протоархимандрит, глава базилианского ордена в 1675-1679 гг. Пахомий Охилевич из Вильно в соч. «Ecphonemata. Harmonia, albo Krótkie pogodzenie różnic» (Гармония, или Краткое согласование различий) (Kraków, 1685). Резкой критике подверг творчество И. и Лазаря (Барановича) Киприан Жоховский в соч. «Colloquium lubelskie...».

II. Полемике с протестантами - социнианами, к-рых в кон. XVI-XVII в. в Речи Посполитой называли арианами, посвящен выпущенный в 1686 г. черниговской типографией сб. И. «Sophia Mądrość zbudowała sobie dom, y ugruntowała siedm słupów, y, mieszkając w tym domu, rozmaite na świecie czyni cuda przeciw arianów, heretyków, y iuż wczyniła...» (София, Премудрость Божия, построила себе дом, и утвердила семь столпов, и, обитая в этом доме, различные чудеса на свете творит против ариан, еретиков, и уже сотворила). Сб. «Sophia Mądrość...» - отголосок борьбы с социнианами, к-рая велась в Польше с нач. XVII в. и закончилась их изгнанием из страны в 1660 г. Постановления сеймов 1661 и 1662 гг. окончательно уничтожили социнианство в Польше. Актуальность данной проблемы для И. объяснялась тем, что в XVI-XVII вв. представители нек-рых западнорус. правосл. дворянских родов (Сенюты, Кисели) уклонялись в социнианство и в др. разновидности протестантизма.

Автор, отождествляя, как было принято в его время, современных ему социниан с древними последователями Ария, раскрывает еретичность арианства, много внимания уделяя разъяснению догмата о Св. Троице. Основное содержание сборника - описание 51 чуда, сотворенного Пресв. Богородицей в Византии в IV-V вв. в отношении ариан и боровшихся с ними отцов Церкви. Источниками повествований о чудесах Пресв. Богородицы для И. послужили «Церковные анналы» Цезаря Барония, жития святых. Сочинение по стилю изложения близко к «Небу новому...».

Предисловие-посвящение сборника адресовано новоизбранному Киевскому митр. Гедеону (Святополк-Четвертинскому). В предисловии изложены генеалогия княжеского рода Святополк-Четвертинских и история ряда правосл. храмов, связанных с представителями этого рода: Софийского собора в Киеве, Успенской ц. Киево-Печерского монастыря, Успенской ц. черниговского Елецкого монастыря и Михайловской ц. киевского Златоверхого во имя арх. Михаила мужского монастыря. Также в предисловии восхваляется царевна-регентша София Алексеевна, которая сравнивается с Софией Премудростью Божией.

III. Антииудейской теме посвящено опубликованное в 1669 г. в типографии Киево-Печерского мон-ря соч. И. «Мессия правдивый Иисус Христос Сын Божий, от початку света през все веки людем от Бога обецанный, и от людей очекиванный, и в остатныи часы для збавеня (спасения.- Авт.) людского на свет посланый…» - 1-е антииудейское произведение, созданное в Западнорусской митрополии. Трактат при жизни автора был издан на 2 языках: на простой мове (К., 1669) и по-польски (Mesjasz (Messyasz) prawdziwy Jezus Chrystus Syn Boży, od początku świata przez wszystkie wieki ludziom od Boga obiecany... К., 1672). Польск. версия, являющая собой переделанный вариант, вышла по благословению настоятеля Киево-Печерского мон-ря архим. Иннокентия (Гизеля).

Об актуальности своего сочинения автор рассуждает в предисловии, где пишет, что на Украине, в Литве и в Польше в 1665-1666 гг. получило широкое распространение учение Саббатая Цеви (Шабтай Цви, Сабет Себи, Забатай Зеби), который большинством евр. общин в Европе и в Азии в 1-й пол. 60-х гг. XVII в. был провозглашен мессией. И. писал о том, что обещания Цеви восстановить Иерусалим и возродить Израильское царство нашли благодатную почву не только среди евреев, к-рые либо торжествовали, покидая дома и имущество, либо целыми днями постились, готовясь к наступлению царства мессии, но и среди христиан «малого сердца и достатка», многие из которых, отринув веру в истинного Мессию Иисуса Христа, стали склоняться к вере в лжемессию. Движение саббатиан оказало значительное влияние на христиан в т. ч. благодаря эсхатологическим ожиданиям, связанным с 1666 г. И. своим сочинением стремился опровергнуть известия о мессианстве Цеви и убедить как евреев, так и христиан, что истинный Мессия - это Иисус Христос.

Сочинение создавалось после отъезда И. из Киева, до осени 1668 г. (отзыв архиеп. Лазаря (Барановича) на законченный текст датируется 6 нояб. 1668), когда И. находился на укр. Правобережье. В предисловии автор сообщает, что он собирал материал для книги во время поездок по городам и селам Украины и Литвы, ведя беседы о Мессии в т. ч. с учеными евреями. Предположительно И. мог быть свидетелем евр. погрома во Львове и ознакомиться с распространявшимися погромщиками антисемитскими текстами.

Основная часть книги изложена в форме диалога между Христианином и Иудеем, образцом для к-рого послужило «Состязание христианина с иудеем» Иустина Философа. В книгу также входят: геральдическая эпиграмма в честь Иисуса Христа - «На пресветлый, всему свету светящий герб Мессии правдивого Исуса Христа Сына Божия», 2 предисловия - «Предмова до Мессии» и «Предмова до всех христиан…». В качестве послесловия приведены одобрение книги 5 марта 1669 г. Киевским митр. Иосифом (Нелюбовичем-Тукальским) (со ссылкой на положительный отзыв наместника Киевской митрополии в Великом княжестве Литовском Феодосия (Василевича)), одобрение архиеп. Лазарем (Барановичем) от 6 нояб. 1668 г. и положительный отзыв игум. минского мон-ря Иосифа (Ходоновича) от 18 окт. 1667 г. Далее следует стихотворение ректора Киевского коллегиума Варлаама (Ясинского) «На автора книги сей», в конце алфавитный указатель и перечень ошибок.

Часть тиража, предназначавшаяся для членов царской семьи и для продажи в Москве, включает посвящение царю Алексею Михайловичу, в к-ром царь сравнивается с Иисусом Христом. В остальных экземплярах посвящение царю отсутствует. В авг. 1669 г. «Мессия правдивый...» был послан в Москву, во время аудиенции у царя 3 окт. 1670 г. И. лично вручил ему экземпляр этого сочинения. В 1670-1671 гг. И. просил у российских властей субсидию на издание книги на польском языке и на латыни, говоря, что перевод позволит познакомиться с книгой читателям в Польше, Франции, Италии и Испании. Неизвестно, удалось ли получить эту субсидию, но в посланных в Москву экземплярах польск. издания имелось посвящение Алексею Михайловичу.

Книга содержит отдельные трактаты о 50 ветхозаветных пророчествах об Иисусе Христе, о Св. Троице, о Воплощении Бога и о др. христ. догматах, описаны 24 прообраза («знака») Мессии. Приведены сведения о Саббатае Цеви и о его сподвижнике Натане Леви, а также о более чем 10 предшествующих евр. лжемессиях, последний из к-рых объявился в 1561 г., незадолго до описываемых событий, в Стамбуле. И. пишет, что Цеви был казнен в Стамбуле, но известно, что лжемессия избежал казни, приняв ислам. И. привел апокрифическую повесть о том, как евреи отправили посольство в рай и убедились, что Мессия находится в раю, а также рассказ о «ложном благовестии». В книге раскрыт ряд важных богословских вопросов. В диспуте Христианина с Иудеем обоснована необходимость почитания св. мощей и др. реликвий, икон (в связи с этим приведена краткая история иконоборчества), изложено учение о таинстве Евхаристии, о Св. Духе, обсуждается вопрос о том, почему Сын Божий смерть принял от своего возлюбленного народа - еврейского. Опираясь на Свящ. Писание, на труды отцов Церкви и церковных историков, Христианин доказывает, что истинный Мессия - Иисус Христос.

Мессия правдивый Иисус Христос Сын Божий... К., 1669. Оборот титульного листа (РГБ)
Мессия правдивый Иисус Христос Сын Божий... К., 1669. Оборот титульного листа (РГБ)

Мессия правдивый Иисус Христос Сын Божий... К., 1669. Оборот титульного листа (РГБ)

Во 2-м разд. описаны 20 «знаков» (предзнаменований, нек-рые - апокрифического происхождения) прихода Мессии, к-рые становятся предметом спора между Христианином и Иудеем. Дискутируя по поводу 12-го «знака», И. приписывает иудеям издание еретических книг «Орфолион» и «Антиграф», в 1640 г. осужденых на Киевском Соборе по требованию архим. слуцкого Свято-Троицкого мон-ря Самуила (Шацека). При обсуждении 18-го «знака» - пророчества Исаии о том, что с приходом Мессии люди перекуют мечи на орала и копья на серпы,- Иудей обвинил христиан в неисполнении этого пророчества, что выражается в т. ч. в гонениях на евреев. В ответ И. перечислил преступления иудеев против христиан, в частности, опираясь на польск. католич. сочинения, описал 12 случаев «ритуальных убийств» в Европе - от Испании и Англии до Украины. По утверждению Т. А. Опариной, сочинение И. впервые ввело из польск. лит-ры в правосл. полемическую книжность тематику приписываемых иудеям «ритуальных убийств», осквернения гостии, заговоров против христиан (Опарина Т. А. Число 1666 в русской книжности сер.- 3-й четв. XVII в. // Человек между Царством и Империей: Сб. мат-лов междунар. конф. / Ред.: М. С. Киселёва. М., 2003. С. 287-317). Ближайшим по времени и месту к созданию «Мессии правдивого...» является упомянутое в книге «ритуальное убийство» христ. мальчика в 1598 г. в волынском с. Возники (на Волыни такое село неизвестно, существовало близ Львова). И. пересказал также устные предания на эту тему. По-видимому, со слов игум. слуцкого Свято-Троицкого мон-ря Иосифа (Ходоновича), давшего одобрительный отзыв на «Мессию правдивого...», И. сообщил, что в марте-апр. 1668 г. в слуцком мон-ре приняли крещение 2 еврея и много «рассказывали... передо мною и другими христианами», в частности о том, что все иудеи раз в год перед Пасхой страдают сильным кровотечением в наказание за пролитие Крови Христа. В «Мессии правдивом...» изложены и др. подобные слухи. В трактате И. Христианин также обвиняет евреев в изготовлении поддельных денег и документов, в том, что они продают под видом золота медь и железо, подмешивают к драгоценным металлам металлы низшего достоинства, торгуют краденым.

Источниками при написании «Мессии правдивого...» для И. послужили сочинения Цезаря Барония и Цезария Гайстербахского, а также 2 анонимных антииудейских польск. памфлета, вышедших ранее принятия Цеви ислама (сент. 1666): «Opisanie nowego króla żydowskiego Sabetha Sebi, którego początek, starość, osoba, uczynki, przystawstwo y cuda, jako też chrzezcianów, żydów, turków y inszich zdanie; przy czym y króla tegoż wlasney osobey prawdziwy contrafect» (Описание нового еврейского короля Сабета Себи, которого начало, старость, личность, дела, призвание и чудеса описаны, также христиан, евреев, турок и других мнения приведены; с приложением правдивого изображения собственной персоны того короля) и «Dziwny początek a straszny koniec tak zwanego żydowskiego króla Sabetha Sebi» (Удивительное начало и страшный конец так называемого еврейского короля Cабета Cеби). Польск. брошюры были переводами нем. сочинений, изданных в Данциге (совр. Гданьск, Польша) (Еврейский лжемессия Саббатай Цви в русских переводах 1665-1666 гг. // Вести-Куранты 1656 г., 1660-1662 гг., 1664-1670 гг. Ч. 2: Иностранные оригиналы к русским текстам / Пер.: И. Майер. М., 2008. С. 113). И. также широко использовал соч. Симона Сиренского «O żydach rzecz krótka» (Кратко об иудеях) и книгу львовского католического писателя Марка Короны «Rozmowa theologa katolickego z rabinem żydowskim» (Беседа католического богослова с еврейским раввином) (Львов, 1645). По данным С. Шевченко, в «Мессии правдивом...» приведены 3 рассказа из «Великого зерцала».

Исследователи отмечают, что в обличении иудаизма И. не заходил так далеко, как современные ему польск. полемисты-иезуиты (напр., старший современник И. проповедник Фома Млодзяновский, выступавший за истребление евреев). Проявляя терпимость в отношении иудеев, И. делает следующее заключение: «В деле обращения евреев в христианство принуждение не должно иметь места, должна быть употреблена кротость и снисхождение, непрестанное чтение Слова Божия и тщательное изъяснение» (цит. по: Сумцов. 1884. С. 53). И. упрекает зап. христиан за гонения (как массовые, так и индивидуальные), к-рым часто подвергались евреи в Европе.

Кн. «Мессия правдивый...» наряду с «Ключом разумения...» была запрещена Московским Собором 1690 г. (Одной из возможных причин запрета могло быть наличие в нек-рых экземплярах польск. издания обширного стихотворного приложения - «Pieśni nabożne» (Благочестивые песни), в отношение к-рого авторство И. сомнительно. В ряде стихотворений прослеживается влияние католич. вероучения.) Однако, по мнению А. А. Панченко, сочинение И. было известно в России в кон. XVII в. и могло повлиять на толки о «ритуальном жертвоприношении» среди старообрядцев. В отличие от «Ключа разумения...», никогда не издававшегося в России, кн. «Мессия правдивый...» в 1803 г. была переведена на рус. язык свящ. Космодемьянским с изъятием рассказов о «ритуальных преступлениях» (Разговор христианина с жидовином о пришествии в мир истинного Мессии. М., 1803). Еще более значительным сокращениям подверглась книга при 2-м издании на рус. языке, вышедшем в переводе свящ. И. Ницкевича (Мессия праведный Иисус Христос Сын Божий: Разговор христианина с евреем. К., 1887). Очевидно, востребованность данного сочинения И. была связана с толерантной позицией автора в деле миссионерства.

IV. Критика ислама присутствует почти во всех произведениях И. Этой теме отдельно посвящен ряд сочинений полемиста, созданных как ответ на опустошительные тур. и татар. набеги на укр. земли и на захват в 1672 г. Подолья турецко-татар. войсками, приглашенными правобережным гетманом П. Дорошенко, который в 1669 г. перешел в подданство тур. султана. В окт. 1672 г. поляки заключили с султаном Мехмедом IV Бучачский договор, по к-рому они отказались от Правобережной Украины. В 60-70-х гг. XVII в. в Польше получили широкое распространение антимусульм. сочинения, написанные католич. авторами Фомой Брюссельским, Руткой, кн. Миколаем Кшиштофом Радзивиллом-Сироткой и др.

В 1679 г. в Новгороде-Северском был напечатан антиислам. трактат И. «Łabędź z piorami swemi - z darami Boskiemi Chrystus prawowiernemu narodowi chrzesciańskiemu łabedziowym piorem Swey mądrości Boskiey wypisuie przyczyny, dla których długo trwa na świecie secta mahometańska y dla których wiele narodów przyjęli zakon Mahometów» (Лебедь с перьями своими, или Христос с Божьими дарами правоверному христианскому народу лебединым пером Своей мудрости Божьей описывает причины, по которым долго упорствует на свете секта магометанская и по которым многие народы приняли закон Магомета). Трактат написан в форме диалога между Ястребом (аллегория ислама) и Лебедем (аллегория христианства и Иисуса Христа). Задача автора - изложить способы, с помощью к-рых христиане могут победить мусульман. Предисловие-посвящение адресовано гетману И. Самойловичу, который возглавлял казацкие полки во время русско-казацких Чигиринских походов 1677-1678 гг. против турок. Описание Чигиринского похода 1678 г. в сочинении И. совпадает с рассказом об этой кампании в 3-м издании «Синопсиса» Иннокентия (Гизеля) (1680). И. высказывает идею союза христ. народов (и отдельно союза слав. народов) против тур. агрессии.

Произведение состоит из 5 разделов («перьев Лебедя»). В 1-м «пере» раскрыты причины длительного существования мусульманства; во 2-м «пере» рассказывается о причинах принятия ислама многими народами; в 3-м «пере» сообщается о причинах побед мусульман над христианами; в 4-м «пере» И. приводит те места Корана, с помощью к-рых мусульмане призывают к борьбе с христианами; 5-е «перо» содержит сведения о победах христиан над мусульманами в разное время, достигнутых вслед. военной хитрости.

И. указывает следующие предпосылки длительного существования ислама: Господь долготерпит мусульман, поскольку еще не исполнилась мера их беззаконий, Бог ждет их покаяния; держа над христианами бич ислама, Бог хочет испытать постоянство христиан в вере (при этом автор отмечает, что христ. правители не только не могут объединиться против врагов Христа, но еще и сами поддерживают их). Причины широкого распространения ислама И. видит в том, что насаждение этой религии совершается военными средствами, а «смерть от меча люта, страшна человеком, принуждает их к принятию Алкорана». Кроме того, в исламе все близко чувственному человеку, а закон Христа непостижим для человеческого разума; мусульм. правители часто вместо податей забирают детей христиан и воспитывают их в исламе; христиане, совершившие преступления, убегают к мусульманам, чтобы, приняв их веру, получить избавление от наказания.

И. излагает пророчество мч. Мефодия о победе христианства над исламом: «И восстанет христианское колено, и будет ратоборствовати с мусульманы, и мечом своим погубит их, и в неволю загонит, и погибнут чада их, и пойдут сынове Измаиловы под меч в пленение и невольное утеснение; отдаст убо им Господь злобу их, яко же они христианом сотвориша». В сочинении приводятся и др. пророчества о падении ислама со ссылками на Цезаря Барония и Фому Брюссельского. Наконец, изложено свидетельство самих мусульман о том, что «полунощный самодержец мечом своим покорит и подчинит своей державе святой град Иерусалим и все Турецкое царство». И. на основании этого свидетельства предсказывает скорое падение Османской империи и освобождение греков из-под тур. власти. Мыслью о необходимости и исторической неизбежности объединения христиан в борьбе за освобождение правосл. народов от тур. ига заканчивается книга. Идея была весьма актуальна в нач. 80-х гг. XVII в., когда складывалась антиосманская Священная лига.

Известны рукописные переводы соч. «Łabędź...» на рус. язык. 1-й перевод был выполнен в 1683 г., 2-й перевод принадлежит иноку Далматовского Успенского мон-ря Авраамию и был сделан предположительно по распоряжению царя Петра I в нач. XVIII в. (переводчик не знал, кто был автором сочинения). Сохранился отрывок рукописного перевода 1-го раздела трактата на укр. язык 2-й пол. XVIII в.

В нач. 1683 г. И. опубликовал в Чернигове еще один антимусульм. трактат - «Alkoran Machometów, nauką heretycką, y żydowską, y poganską napełniony. Od Кoheleta Chrystusowego rozpoczony y zgładzony» (Алкоран Магомета, наукой еретической, иудейской и языческой наполненный. Когелетом Христовым разоблаченный и низвергнутый). Трактат написан в форме диспута между Алкораном (последователем Корана) и Когелетом (проповедником) Христовым. Трактат состоит из 12 разделов, посвященных критике 12 основ мусульм. вероучения. При изложении главных положений Корана, с текстом которого И. был знаком, подчеркивается, что именно из Корана мусульмане заимствуют призывы к войне против неверных. Когелет побеждает в диспуте, хотя при этом делает много ошибок, показывающих, что И. некритически использовал свои источники.

В данном произведении, как и в соч. «Łabędź...», автор передает пророчество о том, что некогда сев. монарх покорит Турецкое гос-во, затем последует падение ислама и обращение мусульман ко Христу. Этот подвиг предстоит совершить московскому царю. К последнему обращено предисловие-посвящение книги, в к-ром И., вспоминая как Тамерлан бежал из России, устрашенный Божией Матерью, как св. кн. Димитрий Иоаннович Донской (к-рого И. называет Семешка) разбил татар, как русские покорили Казань и Астрахань, пишет, что совр. рус. правителю надлежит довершить начатое. И. желает, чтобы царь покорил Турцию, освободил из-под власти мусульман Гроб Господень, 4 вост. патриархов и порабощенные христ. народы. В то же время И., ссылаясь на пророчество Фомы Брюссельского, указывает, что Бог обратит ко Христу мусульм. народы не силой, но любовью. В конце сочинения содержится пожелание, чтобы благодаря царю укр. земли были «ограждены от меча и злобы бусурманов».

Уже в янв. 1683 г. И. прислал экземпляр своего сочинения царю и просил передать ему взамен «Вечерю душевную» Симеона Полоцкого. 1-й (неотредактированный) перевод «Alkorana...» на русский язык был создан в Посольском приказе в авг. 1683 г. Литературный перевод сделан переводчиком Посольского приказа Стахием Гадзаловским ранее 1687 г.

V. Отдельную группу сочинений И. образуют труды, направленные против всех нехристиан: «Alphabetum, albo Słownik rozmaitym heretykom niewiernym dla ich nauczenia y nawrócenia do wiary katholickiey» (Алфавит различных еретиков неверных для их просвещения и обращения в кафолическую веру) (Чернигов, 1681) и «Боги поганскии, в болванах мешкаючии, духове злыи, тут же посполу их розмаитии злости написани» (Чернигов, 1686).

Трактат «Alphabetum...» представляет собой каталог «еретиков» - жанр, популярный в европ. лит-ре того времени. Сочинение состоит из предисловия-обращения к читателям, предисловия-посвящения гетману И. Самойловичу, перечисления «еретиков» с осуждением их деяний и вероучений, изложения догматов Православия, 2 послесловий, одно из которых адресовано критику - «Zoilowi», 2-е - правосл. читателю. В конце трактата помещено стихотворное обращение «Do heretyka» (К еретику). В изложении правосл. вероучения повторяются пассажи из «Ключа разумения...» и «Мессии правдивого...».

И. не дает определения ереси, заменяя теоретические рассуждения перечислением «еретиков». Исследователи отмечают пестроту и непоследовательность представленного в труде И. списка, в к-ром значатся носители древних и современных И. христ. ересей, представители разных национальностей (китайцы, японцы), античные мыслители (Демокрит, Эпикур, Пифагор), исторические деятели (М. Лютер, Ж. Кальвин, Мухаммад, Сенека, Я. Гус, Я. Жижка), ряд философов раннего Нового времени и др. К разряду еретиков И. относит даже тех, кто не ознаменовал себя интеллектуальными деяниями, напр. Ксеркса: тому снился сон, и это дало И. повод рассуждать о том, что сны бывают как от Бога, так и от диавола. В сочинении присутствуют выпады против ариан (социниан) в связи с обвинениями католиков в адрес православных в следовании арианству. И. осуждает пережитки языческих традиций в среде православных (пение колядок, купальские гуляния), подчеркивая, что правосл. духовенство всегда боролось с такими обычаями. Наиболее резкой критике в книге подвергнуты социниане и мусульмане.

В послесловии «Zoilowi» (имя Зоил, ставшее нарицательным для обозначения недоброжелательного критика, И. поместил в своем каталоге среди еретиков, одержимых демонами) автор пишет, что его сб. проповедей «Ключ разумения...» был подвергнут жесткой критике: «Пес один, называемый Зоилом, по невежеству и зависти зубами своими грыз «Ключ...» мой, но не угрыз и поломал себе зубы, потому что мой «Ключ...» похвален всеми учеными людьми, охотно принят Церковью и нашел многих читателей». Упомянутый И. критический разбор его книги неизвестен.

В мае 1686 г. в черниговской типографии было напечатано соч. И. «Боги поганскии...». Цель создания трактата указана в подзаголовке: «Жебы христиане правоверныи могли от себе злых духов одогнати, и потоптати, и поплевати, и силу их зламати, и над нимы триумфовати». Книга является пособием по христианской демонологии, описывает действие бесов под видами различных сущностей, их лжечудеса, проявлявшиеся в т. ч. через изображения языческих богов. Одна из целей книги - борьба с языческими суевериями среди православных.

Сочинение открывается предисловием «Заслепления и шаленства (безумие.- Авт.) поганов…», за которым следуют предисловие-посвящение «До пресветлой царевны русской Софии Алексеевны», в к-ром автор уподобляет царевну-регентшу Премудрости Божией, наставляющей царей Иоанна и Петра, и предисловие «Предмова показует розницы межи болваном поганским и образом христианским». Во 2-м предисловии изложены 6 различий между языческими идолами и христ. иконами (эта тема важна для опровержения обвинения в идолопоклонстве, к-рое предъявляли православным протестанты). Основная часть трактата состоит из разделов: «Злости розмаитии богов поганских, духов злых, которыи людем оны за допущением Божиим чинят», «Боги поганскии, духове злыи, показуют початок свой, натуру злую, гордость и заздрость», «Боги поганскии, духове злии, мешкаючии в болванах, примушени страхом Божиим, мовили поганом правду о правдивой вере христианской», «Конец богов поганских, духов злых, показует, чего найбардзей они боятся». В маргиналиях содержатся многочисленные ссылки на источники: на Свящ. Писание, на творения свт. Климента Александрийского, Симеона Метафраста, Иоанна Мосха, Валерия Максима, на сочинения Овидия, Цицерона, Петрарки, Цезаря Барония, польских писателей XVI-XVII вв. М. Стрыйковского, Мартина Бельского, Петра Кохановского и др. В книге использован также рассказ из «Великого зерцала».

Ф. Шолом и Чепига характеризовали это сочинение И. как попытку систематического описания языческой мифологии. Однако И. в данном произведении видел свою задачу иначе - в изложении христ. учения о диаволе и демонах как о «духах идолослужения» («демоны, свергнутые с неба в ад, хотят быть на земле богами, чтобы им поклонялись»). Особое внимание И. уделил магии и колдовству, значение которых он был склонен преувеличивать. Говоря о снах и чудесных видениях, автор призывает к осторожному подходу к ним и подчеркивает, что злые духи иногда являлись святым в виде ангелов света. В последнем разделе автор показывает, что злые духи боятся того же, что ниспровергают еретики: «боятся прежде всего в Троице единого Бога», боятся Пресв. Богородицы, молитвы, послушания, исповеди, креста, икон, мощей св. угодников, освященной воды. Тем самым И. разоблачает демоническую, антихристианскую сущность ересей, в т. ч. современных ему учений протестантского толка, отрицавших почитание святых, икон и мощей. В книге осуждаются некоторые наиболее распространенные пережитки язычества в западнорусском Православии.

Прочие сочинения и переводы

Одним из первых в восточнослав. книжности пособий для исповеди стала изданная в февр. 1685 г. в Чернигове кн. И. «Грехи розмаитыи, вократце написанныи, до споведника и до исповедаючагося належат». Книга открывается 2 предисловиями: одно адресовано читателю - «Памятай, чителнику правоверный», 2-е священнослужителю - «Предмова исповеднику о некоторих власностях (предметах.- Авт.), до покути (покаяния.- Авт.) належачих». Во 2-м предисловии излагается заимствованное у католич. авторов учение о таинстве покаяния. Таинство состоит из материи и формы. Материя делится на 3 части: «скруху (сокрушение.- Авт.) сердечную, жаль и плач». Формой покаяния является «разрешение», изложенное в Требнике. Во вводном разделе («Тут мова о грехах зачинается») автор предлагает определение греха и пишет о 2 основных его видах: грехе первородном и грехе «учинковом» (личном). И. сообщает, что дальнейшее изложение будет посвящено «учинковым» грехам, разделенным на группы. Завершает сочинение раздел «Конец грехов показует припадки (случаи.- Авт.) около споведи, которыи належит споведнику ведати», содержащий рекомендации о совершении таинства в особых случаях («Кто немый ест и глух, если умеет писати, грехи свои написавши, на исповеди священникове принесет; а если писати не умеет, нехай памавчанием, то ест знаками, исповедуется» и т. п.). И. привел ряд легендарных сказаний, в частности, повесть из хроники «Rerum hungaricarum» Антония Бонфиния об отрубленной голове, к-рая продолжала жить, пока не получила возможность исповедаться в грехах, а также сказания из сб. «Wielkie zwierciadło przykładów» (польск. вариант «Великого зерцала»).

Исследователи отмечали сходство данной книги И. с соч. «Мир с Богом человеку...» (К., 1669), автором которого, по-видимому, был Иннокентий (Гизель). В кн. «Грехи розмаитыи...» перечислены те же группы грехов, что и в кн. «Мир с Богом человеку...», конкретные грехи в большинстве случаев указаны одни и те же. Руководство И. более краткое и простое, он ярче излагает материал, говоря в обличительном тоне о современных ему грехах: о колдунах и гадателях, о пьянстве среди простого народа, о случаях обмана торговцами покупателей и т. д.

Последней по времени работой И. стал трактат «Души людей умерлых, з тела выходячии, отходят на три месця: иншии до неба, иншии до пекла, иншии на мытарства», который в 1687 г. 2 изданиями был отпечатан в черниговской типографии. Издания имеют одинаковые выходные данные, но отличаются по составу: в 1-м издании есть предисловие «Предмова до христиан правоверных», отсутствующее во 2-м. Во 2-м издании помещено соч. Епифания (Славинецкого) «Сказание от Божественных Писаний, яко о святых, в небе сущих, не достоит молитися нам» на церковнослав. языке без указания имени автора, очевидно заимствованное из московского издания Требника (1677) с небольшим изменением (вставлены дополнительные вопрос и ответ на простой мове).

Основным содержанием кн. «Души людей умерлых...» является учение о 3 местах возможного пребывания души после кончины человека: на «небе», в «пекле» (в аду) и на «мытарствах». Изложение начинается с описания «неба» в духе современных И. католич. представлений о существовании 11 небес, из которых важнейшим является 11-е небо, «емпирейское», поскольку «тое небо ест маестатом Божиим». Правдивость данного положения должны, по мнению И., доказать приведенные им 35 «объявлений» (откровений), в частности, рассказы святых, к-рые побывали в загробном мире и вернулись к жизни (воин Тавиот из Карфагена, св. Феодора). В следующих 2 разделах («Научают нас святыи отцы и учители церковныи, же святыи в небе сут», «Доводы з книг церковных научают нас, же святыи в небе ся знайдуют») содержатся доказательства пребывания святых на небе. Материалы И. заимствовал из творений отцов Церкви (святителей Василия Великого, Григория Великого (Двоеслова), Каллиста, патриарха К-польского, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Афанасия Великого, блж. Августина, Феофилакта Болгарского, прп. Феодора Студита и др.), из «Пролога московского…» (1675), Октоиха и др. книг. Следующие разделы посвящены «пеклу» и «мытарству». Как пишет И., в ад попадают души «поганов (язычников.- Авт.), магометанов, балвохвалцов (идолопоклонников.- Авт.), жидов, геретиков и христиан благочестивых, которие померли в грехах смертелных без покаяния». Характеризуя «мытарство», которое фактически выступает в качестве аналога католич. чистилища, И. говорит, что туда попадают души тех людей, «котории умирают, исповедавшися грехов своих смертелных, але не скончивши за них покуты (покаяния.- Авт.)… также котории умирают в грехах поточных (текущих.- Авт.)».

В соч. «Души людей умерлых...» заметно католич. влияние: наличие в аду «отхлани» (аналог лона Авраамова в понимании католиков), представление о «мытарстве», соответствующее католич. понятию чистилища. Однако это влияние нельзя назвать определяющим, поскольку сочинение, по мысли автора, направлено против католич. и протестант. измышлений, в частности, против учения о чистилище, вместо к-рого И. предлагает правосл. термин «мытарство». В работе над книгой И. использовал «Деяния церковные» Цезаря Барония и «Zwierciadło przykładów różnych», откуда заимствован один из рассказов.

В последние годы жизни И. готовил перевод с польск. языка на просту мову труда Петра Скарги «Żywoty świętych» (Жития святых). В нач. XX в. в б-ке Могилёвской ДС хранился рукописный сб. «Жития святых отец» (413 с., совр. местонахождение неизв.), включавший переводы И.: из книги Скарги (141 жизнеописание), перевод 3 Житий из Киево-Печерского патерика Сильвестра (Косова) («Paterykon, abo Żywoty świętych ojców Pieczarskich») и 2 житий из сб. «Zwierciadło przykładów różnych». В рукописи также были приведены несколько проповедей И. из кн. «Ключ разумения...». Н. И. Петров атрибутировал И. переводы на основании надписи на книге, а также принимая во внимание особенности языка (Петров Н. И. Очерки из истории укр. литературы XVII и XVIII вв. К., 1911. С. 29). С ним полемизировал Н. К. Гудзий утверждавший, что язык сочинений И.- «малорусский с особенностями книжной украинской речи», в то время как рукопись из б-ки Могилёвской ДС написана, по мнению Гудзия, на белорус. языке с сильным присутствием полонизмов (Гудзий Н. К. Переводы «Żywotów świętych» Петра Скарги в Юго-Западной Руси. К., 1917. С. 24). Т. зр. Петрова представляется более убедительной, поскольку книжная проста мова рубежа XVII и XVIII вв. имела ряд фонетических и орфографических особенностей, свойственных как совр. укр., так и совр. белорус. языкам, и была насыщена полонизмами.

Соч. (издания помимо упомянутых в статье): Беседа Белоцерковская (Rozmowa białocerkiewska) ректора Киево-Могилянской коллегии Иоанникия Галятовского / Польский текст и пер.: В. Аскоченский. К., 1857; Разговор ректора Киевской академии Иоанникия Галятовского с иезуитом Адрианом Пекарским о римской иерархии на пиршестве у канцлера епископа Н. Пражмовского / Пер.: архим. Амвросий (Лотоцкий) // Странник. 1867. Т. 4. № 12. Отд. 2. С. 197-215; отд. изд.: СПб., 1868 [пер. на рус. яз.]; Письмо... думному дворянину Артемону Матвееву // АЮЗР. Т. 9. № 82. Стб. 333-335; Письмо к царю... // Там же. Т. 11. № 3. С. 5-9; Письмо... Юраску Хмельницкому // Там же. № 13. Стб. 749-751; Речи, произнесенные Иоанникием Галятовским в Москве в 1670 г. / Публ. и предисл.: В. О. Эйнгорн. М., 1895 [пер. на рус. яз.]; Nosowski J. Polska literatura polemiczno-antyislamistyczna XVI, XVII i XVIII w.: Wybór tekstów i komentarze. Warsz., 1974. Zesz. 2. S. 8-152, 146-181 [«Alphabeticum...», «Stary Kościół Zachodni...», «Alkoran Machometów...»]; Бiда К. Iоаникiй Галятовський i його «Ключ розуменiя». Рим, 1975; Ключ розумiння / Пидгот. до вид.: I. Чепiга. К., 1985 [«Ключ разумения...», «Небо новое...», «Скарбница...», «Грехи розмаитыи...», «Боги поганскии...», «Души людей умерлых...»]; Roksolański Parnas: Polskojęzyczna poezja ukraińska od końca XVI do początku XVIII w.: Antologia. Kraków, 1998. S. 275-282 [«Pieśni nabożne», «Skarb pochwały»]; Передмова до книжки «Скарбниця», Новгород-Сiверський, 1676 року // Тисяча рокiв украïнськоï суспiльно-полiтичноï думки = One Thousand Years of Ukrainian Social and Political Thought: У 9 т. К., 2001. Т. 3. Кн. 2: Остання четверть XVII - початок XVIII ст. / Упор., рез., примiт.: В. Шевчук. С. 136-140 [пер. на укр. яз.]; Розмова бiлоцеркiвська // Там же. Кн. 1: Третя четверть ХVII ст. / Упоряд.: В. Шевчук. К., 2001. С. 391-402 [пер. на укр. яз.].
Ист.: Письма преосв. Лазаря (Барановича). Чернигов, 18652. № 43. С. 52; № 65. С. 83; № 69. С. 89; № 71. С. 91.
Лит.: Евгений. Словарь. Т. 1. С. 238-232; Wiszniewski M. Historya literatury polskiej. Kraków, 1851. T. 8; Климовский Д. Иоанникий (Галятовский), духовный писатель XVII в. Вильна, 1884; Сумцов Н. Ф. Иоанникий (Галятовский): К истории южнорус. литературы XVII в. // Киевская старина. 1884. № 1. С. 1-20; № 2. С. 183-204; № 3. С. 371-390; № 4. С. 565-588; Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. СGб., 18863. Т. 2. C. 274-295; Четыркин Ф. Иоанникий (Галятовский), богослов-полемист XVII в. // Волынские ЕВ. 1890. № 25. С. 805-818; № 26. С. 856-861; Антоний (Вадковский), митр. Гомилетика Иоанникия (Галятовского), в связи с характеристикою южно-русской схоластической проповеди // Он же. Из истории христианской проповеди: Очерки и исслед. СПб., 1892. С. 413-439; Труды студентов КДА по южнорусской истории // Киевская старина. 1895. № 3. Отд. 2. С. 101-102; Эйнгорн В. О. Пребывание в Москве Иоанникия (Галятовского) в 1670 г. // ЖМНП. 1896. Ч. 308. Нояб. Отд. 2. С. 82-96; он же. Очерки из истории Малороссии в XVII в. М., 1899. Т. 1: Сношения малороссийского духовенства с московским правительством в царствование Алексея Михайловича. С. 323, 663-664; Голубев С. Т. Киевская академия в кон. XVII и нач. XVIII ст.: (Речь, произнесенная 26 сент. 1901 г. на торжеств. акте КДА) // ТКДА. 1901. Нояб. С. 306-407; Титов Ф. И., прот. Иоанникий (Галятовский) // ПБЭ. Т. 6. Стб. 748-750; Огиенко И. И. Издания «Ключа разумения» Иоанникия (Галятовского) // РФВ. 1910. Т. 63. С. 263-307; он же. Издания «Неба нового» Иоанникия (Галятовского): Из ист. старопеч. книг. К., 1912; он же. Отражение в литературе «Неба нового...» Иоанникия (Галятовского), южнорус. проповедника XVII в. // Филол. зап. 1912. Т. 52. Вып. 2. С. 12-23; он же. Стихотворные упражнения И. Галятовского // Перетц В. Н. Отчет об экскурсии семинария русской филологии в С.-Петербург, 13-28 февр. 1911 г. К., 1912. С. 37-38; он же. Проповеди Иоанникия (Галятовского), южнорус. проповедника XVII в. // Сб. Ист.-филол. об-ва. 1913. Т. 19. С. 401-428; он же. Легендарно-апокрифический элемент в «Небе новом» Иоанникия (Галятовского), южнорус. проповедника XVII в. // ЧИОНЛ. 1914. Кн. 24. Вып. 1. Отд. 2. С. 41-98; он же. Отголоски современности и местные черты в «Ключе разумения» Иоанникия (Галятовского), южнорус. проповедника XVII в. // РФВ. 1914. Т. 71. С. 539-550; он же. Научные знания в «Ключе разумения» Иоанникия (Галятовского), южнорус. проповедника XVII в. // Летопись Екатериносл. учен. архив. комиссии. 1915. Вып. 10. С. 37-48; Ciobanu S. Din legăturile culturale româno-ucrainene: Ioannichie Galeatovschi şi literatura românească veche. Bucur., 1938; Ерёмин И. П. Ораторская проза 2-й пол. XVII в. // История рус. литературы: В 10 т. М.; Л., 1948. Т. 2. Ч. 2: Лит-ра 1590-х - 1690-х гг. С. 363-367; Чепiга I. П. Антикатолицькi трактати I. Галятовського: (До питання про полемiчно-публiцистичну лiтературу XVII - початку XVIII ст.) // Радянське лiтературознавство. 1968. № 9. С. 26-34; Witkowski W. Język utworów Joannicjusza Galatowskiego na tle języku piśmiennictwa ukraińskiego XVII w. Kraków, 1969. (Zeszyty naukowe Uniwersytetu Jagiellońskiego, Prace językoznawcze. Z. 25); Karwecki P. Prawosławna homiletyka Joannicjusza Galatowskiego: Przełom w prawosławnej homiletyce XVII w. // Studia theologica Varsoviensis. 1972. Vol. 10. N 2. S. 205-237; Waugh D. C. Ioannikii Galiatovs'kyi's Polemics Against Islam and Their Muscovite Translations // HUS. 1979. Vol. 3/4. P. 908-919; idem. News of the False Messiah // Jewish Social Stud. 1979. Vol. 41. P. 3/4. P. 301-322; Модзалевский В. Л., Савицкий П. Н. Очерки искусства старой Украины: Чернигов // Чернiгiвська старовина. Чернiгiв, 1992. С. 101-142; Броджи-Беркоф Д. Христианское и иудейское мессианство в «Мессии правдивом» Иоанникия (Галятовского) // Jews and Slaves = Евреи и славяне. Jerusalem, 1993. Vol. 18. P. 75-85; Коваленко О. Б. Стародавнiй Чернiгiв у регiональнiй iсторiографiï 2-ï пол. XVII-XVIII ст. // Старожитностi Пiвденноï Русi. Чернiгiв, 1993. С. 169-176; Серов Б. Образ евреев в сочинении И. Галятовского «Мессия правдивый» // Материалы 6-й ежег. междунар. междисциплинарной конф. по иудаике. М., 1999. Т. 3. С. 100-112; Буланин Д. М. Иоанникий Галятовский (Голятовский) // СККДР. Вып. 3. Ч. 4. С. 438-449; Чепiга I. П., Горобець В. М. Ґалятовский // Києво-Могилянська академiя в iменах. К., 2001. С. 165-167; Панченко А. А. Кровавый навет // Он же. Христовщина и скопчество: Фольклор и традиц. культура рус. мистических сект. М., 2002. С. 161-168; Kuczyńska M. Ruska homiletyka XVII w. w Rzeczypospolitej: Ewolucja gatunku - specyfika funkcjonalna: (Cyryl Stawrowiecki, Ewangelia pouczająca, Rachmanów 1619; Joannicjusz Galatowski, Klucz rozumienia, Kijów 1659). Szczecin, 2004; Шпирт А. М. «Мессия правдивый» Иоанникия (Галятовского) // Славяноведение. 2008. № 4. С. 37-45; он же. Этно-конфессиональные отношения на восточных землях Речи Посполитой в сер. XVII в.: (Евр.-христ. отношения): Канд. дис. М., 2009. Ркп.
Т. Л. Левченко-Комисаренко, В. Г. Пидгайко

Иконография

Известен парадный портрет И. в рост нач. ХIX в. (НКПИКЗ): слева вверху пейзаж, справа рядом с фигурой И. аналой с развернутым свитком, на котором лежит рука архимандрита. На основе этого изображения написан поясной портрет И. 60-х гг. XIX в. (НКПИКЗ), вероятно, происходящий из конгрегационного зала КДА (Ровинский. Словарь гравированных портретов. Т. 4. Стб. 293). И. изображен в рясе, мантии архимандрита и черном клобуке, на зеленых скрижалях с золотым орнаментом помещены в овалах ростовые изображения Пресв. Богородицы; на груди 4-конечный крест, в правой руке - настоятельский жезл, в левой - книга. У И. тонкий нос с горбинкой, изогнутые темные брови с проседью, густые усы и небольшая седая борода (воспроизв. см.: «И монастырь тот подобен небу»: Фотоальбом. К., 2005. С. 60).

Е. В. Лопухина
Ключевые слова:
Архимандриты Русской Православной Церкви Духовные писатели русские Проповедники православные Полемисты православные Елецкий Черниговский в честь Успения Пресвятой Богородицы женский монастырь (Черниговской и Нежинской епархии), в Чернигове (Украина) Иоанникий (Галятовский (Голятовский), ок. 1620 - 1688), архимандрит Елецкого черниговского в честь Успения Пресвятой Богородицы мононастыря, духовный писатель, полемист, проповедник
См.также:
АЛЕКСАНДР (Кременецкий Александр Стефанович (1842 или 1843 - 1918 ), архим., духовный писатель, проповедник
АВРААМИЙ (Флоринский; ок. 1720 – 1797), архим., проповедник
АЛЕКСИЙ (Молчанов Алексей Васильевич; 1853– 1914), архиеп. Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии, духовный писатель, проповедник, автор статей по богословским вопросам
АНТОНИЙ (Радивиловский; † 1688 ), игум., проповедник, писатель и поэт
ГАВРИИЛ (Домецкий; † после 1708), архим., духовный писатель
ГЕОРГИЙ (Тертышников Николай Иванович; 1941–1998), архим., доцент МДА, духовный писатель, богослов
ГРИГОРИЙ ПАЛАМА архиеп. Фессалоникийский, отец и учитель Церкви (ок. 1296 - 1357), свт. (пам. 14 нояб., переходящее празд. во 2-ю Неделю Великого поста)
ЗАХАРИЯ (Копыстенский; не позже 1585 - 1627), архим. Киево-Печерского в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря, правосл. полемист, издатель
ИЛАРИОН (Кириллов Иван Андреевич; 1776 - 1851), архим., настоятель Коневского в честь Рождества Пресв. Богородицы и тихвинского Большего в честь Успения Пресв. Богородицы мон-рей, духовный писатель
ИННОКЕНТИЙ (Гизель; † 1683), архим. Киево-Печерского мон-ря, ректор Киево-Могилянской коллегии, духовный писатель
ААРОН (Казанский Александр; 1818? -1890), архим., регент в ТСЛ
АВВАКУМ (Честной Дмитрий Семенович; 1801-1866), архим., синолог