Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИЛИЯ
Т. 22, С. 264-271 опубликовано: 2 ноября 2010г.


ИЛИЯ

Сщмч. Илия Громогласов. Икона. XXI в. (ц. Воскресения Христова в Кадашах, Москва
Сщмч. Илия Громогласов. Икона. XXI в. (ц. Воскресения Христова в Кадашах, Москва

Сщмч. Илия Громогласов. Икона. XXI в. (ц. Воскресения Христова в Кадашах, Москва
Михайлович Громогласов (20.07.1869, с. Еремшинский Завод (Аносово) Темниковского у. Тамбовской губ., ныне пос. Ермишь Рязанской обл.- 4.12.1937, Калинин), сщмч. (пам. 22 нояб. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских), прот., проф., церковно-общественный деятель, специалист в области церковного права, сектоведения и русского раскола. Из семьи диакона. Окончил Шацкое ДУ, затем в 1889 г.- Тамбовскую ДС. Лишился отца в период окончания семинарии; содержал мать и сестер. В 1889 г. направлен в МДА, которую окончил в 1893 г. 1-м по списку успеваемости со степенью кандидата богословия, оставлен при академии профессорским стипендиатом на кафедре церковного права. За канд. соч. на тему «Следует ли совершать священнодействие брака над лицами, обращающимися из раскола и жившими до обращения в супружестве?: (Опыт решения вопроса на догматико-канонической основе)» (рецензент Н. А. Заозёрский) был отмечен премией им. митр. Иосифа (Семашко). В 1893 г. с разрешения академического начальства поступил вольнослушателем в Московский университет на юридический факультет, где изучал каноническое (под рук. А. С. Павлова), рим. и рус. право.

16 июля 1894 г. подал прошение о назначении его на вакантную должность преподавателя лат. языка в Московскую ДС или в один из университетских городов России, мотивировав свой выбор характером научных занятий. В том же году он был назначен преподавателем обличительного богословия и расколоведения в Пензенскую ДС. 18 янв. 1895 г., согласно решению Совета МДА, был принят в штат академии исполняющим должность доцента на кафедру истории и обличения рус. раскола. В кон. июля - нач. авг. 1897 г. участвовал в III Всероссийском съезде противораскольнических и противосектантских деятелей (миссионерском), посвятил его обозрению публикацию в «Богословском вестнике» (Третий Всерос. миссионерский съезд. 1897). С 1899 г. И. одновременно преподавал отечественную историю и др. общеобразовательные предметы в частной торговой школе Кузьминых на ул. Волхонке. С нач. 1900-х гг. стал совладельцем этой школы. В 1900-1910 гг. преподавал англ. язык в МДА. 7 янв. 1902 г. женился на кнж. Л. Н. Дуловой. Детей в браке не было.

И. как редактор участвовал в издании «Курса церковного права» А. С. Павлова (Серг. П., 1902). Осенью 1905 г. проявил себя как один из демократично настроенных профессоров. В конце окт. того же года направлен в числе депутации от МДА в С.-Петербург вместе с профессорами С. С. Глаголевым (его заменил П. В. Тихомиров) и мч. Иоанном Поповым (далее: И. В. Попов) добиваться автономии академии (представители были направлены и от др. ДА). Они встретились с членами Святейшего Синода, которые выступили противниками реформы, а также с новоназначенным обер-прокурором кн. А. Д. Оболенским (с 20 окт. 1905), ее поддержавшим. 5 нояб. того же года Синод отказал в автономии академиям, а 11 нояб. по вызову обер-прокурора И. вместе с профессорами Поповым и Тихомировым был командирован от МДА для специального совещания «по выработке мероприятий к успокоению академий». Итогом проведенных совещаний стали выработанные «Временные правила» для ДА. Впосл. вопрос об академической реформе рассматривался в 5-м отделе Предсоборного Присутствия 1906 г. при участии И.

С 1906 г. написал ряд церковно-публицистических статей либерального характера в «Богословском вестнике», «Московском еженедельнике» и сб. «Перед Церковным Собором». Он, в частности, обвинил в бездушии архиеп. Антония (Храповицкого), выступившего против амнистии участников антиправительственного движения. В ст. «Бастилия духа» с сочувствием отозвался об острокритическом сб. «Духовная школа» (М., 1906), из которого можно было сделать вывод, что духовная школа, как Бастилия, должна быть разрушена и перестроена от основания, поскольку изжила себя и доведена до банкротства и разложения. Недостатки школы И. объяснял сословным характером духовного образования и трудностью подготовки пастырей одновременно с обучением их по общеобразовательной программе. В целом, однако, взгляды И. не отличались особым радикализмом.

23 окт. 1908 г. защитил магист. диссертацию на тему «Определения брака в Кормчей и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения» (Серг. П., 1908. Вып. 1). Оппонент Заозёрский сравнил работу с золотым слитком, особо отметив «точность юридического мышления и сжатость языка». Значительно более сдержанными были отзывы П. В. Гидулянова и архиеп. Антония (Храповицкого). 29 янв. 1909 г. И. утвержден в звании магистра, его сочинение было удостоено Макариевской премии. 2 апр. 1909 г. назначен доцентом, 10 дек. 1910 г.- экстраординарным профессором МДА кафедры истории и обличения русского раскола. Одновременно с 12 февр. 1909 по 17 окт. 1913 г. (по др. сведениям, по май 1916) был инспектором классов Мариинского жен. уч-ща, а с 16 мая 1911 г. также преподавал рус. словесность и всеобщую историю в Московской жен. гимназии Л. Н. Громогласовой.

И. стал одной из жертв политики удаления («чистки») либеральных и революционно настроенных преподавателей из ДА, проводимой Святейшим Синодом с 1908 («ревизии в духовных академиях») по 1912 г. Т. н. «громогласовская история» вызвала широкий общественно-церковный резонанс. 16 авг. 1910 г. освободилась должность профессора на кафедре церковного права МДА. Перед увольнением по выслуге лет за штат проф. Заозёрский предложил кандидатуру И. как крупного специалиста в этой области, уже неск. лет ожидавшего данной вакансии. 6 и 13 окт. 1910 г. на заседании Совета МДА рассматривался вопрос о замещении вакантной должности профессора кафедры. Ректор академии еп. Феодор (Поздеевский; впосл. архиепископ) выдвинул собственного кандидата - приват-доцента Н. Д. Кузнецова. Заозёрский настаивал на кандидатуре И., т. к. Кузнецов, по его мнению, проявил себя преимущественно в публицистических, а не в научных трудах. Еп. Феодор обвинил И. на основе публикаций 1906 г. в периодической печати в политической неблагонадежности «по отношению к царскому самодержавию и во вредном влиянии на академию». Он предложил снять с него обвинение, если И. не станет претендовать на должность, в противном случае будет стоять вопрос об увольнении И. из академии. Выдвинутые условия по требованию возмущенной преподавательской корпорации были занесены в Журнал заседаний Совета. Согласно письму И. В. Попова архиеп. Арсению (Стадницкому), профессора А. И. Введенский и Глаголев подали в Совет академии заявление, в к-ром ставили под сомнение научную компетентность И., а по мнению Попова, просто сводили с ним «личные счеты... на почве академических дрязг» (ГАРФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 400. Л. 93-96). В результате голосования оба кандидата получили примерно одинаковое число голосов (8 против 7). Еп. Феодор обратился в Синод за поддержкой кандидатуры Кузнецова.

18 нояб. того же года Московский митр. сщмч. Владимир (Богоявленский) доложил в Синод, что разделяет мнение ректора об утверждении в должности Кузнецова. В тот же день И. обратился с докладной запиской, в к-рой заявил о нарушении норм ведения дела по замещению кафедр, о несправедливом его обвинении в антицерковности на основании одной статьи, без учета его литературно-научной деятельности в целом. 29 нояб. 1910 г. Синод, рассмотрев дело, объявил новый конкурс на вакансию. Согласно исследованиям протодиак. С. А. Голубцова, указ Синода о конкурсе не был доведен до сведения Совета академии (Голубцов. МДА в революционную эпоху. 1999. С. 47). 3 дек. 1910 г. в докладной на имя обер-прокурора еп. Феодор возразил против предложенного конкурса и просил, в случае его проведения, чтобы И. к нему допущен не был. 8-9 дек. того же года Синод отклонил ходатайство ректора и предписал Московскому митр. Владимиру (Богоявленскому) по рассмотрении дела предоставить документально обоснованные сведения о направлении и об образе мыслей И. в церковном и политическом отношении (РГИА. Ф. 796. Оп. 191. Д. 16. Л. 28-31). В дек. 1910 г. И. совершил 2-недельную поездку в С.-Петербург, где обратился за поддержкой к главноуправляющему землеустройством и земледелием А. В. Кривошеину, а через него к обер-прокурору Святейшего Синода С. М. Лукьянову и к митр. Антонию (Вадковскому). «Громогласовская история» привела к обострению отношений между митрополитами Антонием и Владимиром.

И. М. Громогласов. Фотография. Кон. XIX в.
И. М. Громогласов. Фотография. Кон. XIX в.

И. М. Громогласов. Фотография. Кон. XIX в.

Еп. Феодор обратился за поддержкой к Вологодскому и Тотемскому еп. Никону (Рождественскому; впосл. архиепископ), к-рый в печати вновь резко критиковал публикации И. 1906 г. В ответ в объяснительной записке на имя обер-прокурора И. писал, что публикации, на основании которых его обвиняют, были приняты к печати, статья в «Богословском вестнике» прошла цензуру, а за отсутствие крайностей в его статье в «Московском еженедельнике» ручается его редактор кн. Е. Н. Трубецкой. Сборник же «Перед Церковным Собором» издан комиссией «Союза 17 октября», которую «нельзя упрекнуть в антицерковных и антигосударственных тенденциях». Еп. Феодор продолжал добиваться отстранения И., в письмах проф. КазДА И. С. Бердникову он называл И. «прохвостом», «безудержным хулиганом» и «либералишкой». 20 дек. 1910 г. еп. Феодор подал митрополиту Московскому очередную докладную записку (РГИА. Ф. 796. Оп. 191. Д. 16. Л. 52-56). 25 янв. 1911 г. митр. Владимир (Богоявленский) в Представлении в Синод дал ответ еп. Феодору, в котором выразил мнение, что оставление И. в академии будет «подливанием горючего материала» для «красного огонька, который в академиях еще не потух» после движения 1905 г. (Там же. Л. 40-51). 16 мая 1911 г. И. был вынужден подать прошение об увольнении. 17 мая указом Святейшего Синода он был уволен с выплатой единовременного пособия в размере годового оклада (курс лекций не был завершен).

Дело И. вызвало реакцию не только в академическом Совете. 4 янв. 1911 г. П. В. Тихомиров (бывш. преподаватель МДА, уволенный в 1908) в статье в газ. «Голос Москвы» изложил свой взгляд на историю дела о замещении кафедры, объявив профессоров Введенского и Глаголева зачинателями гонения на И., указав на их отрицательную роль во внутриакадемических конфликтах. Также он обвинил еп. Феодора и митр. Владимира в непоследовательности и гонении на И., заметив, что его не уволили из академии вместе с др. профессорами, значит, его, по их мнению, можно было оставить тогда в академии, а вопрос о его неблагонадежности был поднят только в 1910 г. Тихомиров обратил внимание на тот факт, что ему обещали не возбуждать против него дела «под условием отказа от кандидатуры, когда охранение церковности является для преосвященных Владимира и Феодора безусловным обязательством». 9 апр. 1911 г. Новгородский архиеп. Арсений (Стадницкий) писал проф. МДА А. П. Голубцову, что И. вменяют в вину то, что он писал 5 лет назад. «...Почему не тогда карали? - недоумевал архиепископ и добавлял: - Вообще политика мести - нездоровая политика» (Голубцов. МДА в революционную эпоху. 1999. С. 51). 23 дек. 1910 г. в письме архиеп. Арсению И. В. Попов писал, что И. «переносил все эти неприятности с достоинством и спокойствием, но я думаю, что это нелегко ему давалось» (Там же. С. 210-211). 8 апр. 1911 г. он же писал: «Явно несправедливое увольнение Илии Мих-ча... поднимает столько желчи, что было бы грешно провести дни Страстной недели и Пасхи с таким настроением в академическом храме» (Там же. С. 58). После увольнения И. в газ. «Русское слово» появилась ст. «Увольнение проф. И. М. Громогласова» (1911), в к-рой это событие оценивалось как потеря для академии, а решение об отстранении на период увольнения И. от чтения лекций - как боязнь академического начальства возможных студенческих волнений при прощании с профессором. Кандидатура Кузнецова на должность профессора кафедры церковного права не получила в статье положительной оценки в сравнении с И. при сопоставлении их образования и сфер научной деятельности. Вскоре Н. Д. Кузнецов также проявил себя «неблагонадежным либералом» и 2 сент. 1913 г. был уволен.

В 1912-1916 гг. И. был помощником члена Московской городской управы по училищному отделению. 2 июня 1914 г. экстерном сдал экзамены в Юридической испытательной комиссии при Московском ун-те, удостоен звания кандидата юридических наук с дипломом 1-й степени (магистранта), дающего право на преподавание в высших учебных заведениях. И. вступил в корпорацию присяжных поверенных и как помощник выступал на процессах сектантов: «трезвенников», обвиняемых в хлыстовстве, рязанских скопцов, «42-х толстовцев» (1916). В мае 1916 г. при Московском ун-те сдал устные экзамены по церковному и гос. праву и получил степень магистра церковного права. 1 нояб. того же года И. был принят преподавателем на Высшие жен. юридические курсы В. А. Полторацкой. 5 дек. назначен приват-доцентом юридического факультета Московского ун-та, преподавал церковное право, а с весеннего семестра также вел практические занятия по истории церковно-гос. отношений в России. Затем был назначен сверхштатным профессором ун-та. По воспоминаниям, по манере чтения лекций он был похож на В. О. Ключевского. И. состоял членом об-в при Московском ун-те: Педагогического, Исторического (нач. 1900-х гг.), Рус. библиографического, Имп. археологического (с 1916), а также Археологического об-ва при Историческом музее (с 1911), Об-ва истории и древностей российских (с 19 марта 1904), Имп. археологического об-ва (член-корреспондент с 1909), Об-ва любителей духовного просвещения (ОЛДП), Московского об-ва по устроению публичных чтений (1911-1913), был членом комиссии по церковному праву при Московском юридическом об-ве.

В 1917 г., после ревизии МДА и отставки ректора еп. Феодора (Поздеевского), по требованию Совета МДА И. был восстановлен в звании сверхштатного профессора и назначен на кафедру церковного права, одновременно он остался профессором Московского ун-та и преподавателем школы. И. был активным участником движения за участие мирян в делах Церкви, за соборный принцип в ее управлении. В 1917 г. был делегатом от мирян на Московском епархиальном съезде. 21 марта того же года включен в число избранного съездом Совета из 12 чел. при управляющем Московской епархией. 12 апр. по поручению съезда прочел доклад о порядке избрания епископов в древней Церкви. 25 мая 1917 г. определением Святейшего Синода включен в состав Предсоборного Совета в числе 18 приглашенных лиц (дополнительно к синодальным, 7 выборным архиереям и делегатам от Всероссийского съезда духовенства и мирян), начавшего работу 12 июня в Петрограде. Летом 1917 г. входил в состав Чрезвычайной комиссии Временного правительства в Петрограде в качестве эксперта-сектоведа в отношении обвинения Г. Е. Распутина в хлыстовстве (выразил отрицательное мнение). В июне 1917 г. был председателем секции Церковного управления Всероссийского съезда правосл. духовенства и мирян (см. Съезды духовенства и мирян РПЦ), где 11 июня выступил с докладом о проекте реформ церковного управления.

Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. от Предсоборного Совета. Назначен зам. председателя Отдела о епархиальном управлении Собора, был докладчиком и участником обсуждений, проходивших в др. отделах. 16 авг. 1917 г. на открытии заседаний Собора в Христа Спасителя храме в Москве выступил с приветствием от ОЛДП (Собор, 1918. Деяния. Т. 1. С. 37-38). 25 окт. 1917 г., во время прений по вопросу восстановления Патриаршества, И. выступил с речью. Он утверждал, что полномочия Патриарха отличаются от канонических прав «первого епископа» и что поэтому нет догматических и канонических оснований для восстановления Патриаршества, и предложил отложить решение вопроса. В своем выступлении на заседании Собора он остановился на противоречивости формулы, определяющей власть Патриарха, «первый среди равных»: на практике Патриарх имел значительно большую власть, чем архиерей или даже Собор, что, по мнению И., не соответствовало принципам соборного управления Церковью. 5 дек., после принятия соборного решения по этому вопросу, во время дискуссии по докладу архим. Илариона (Троицкого) об избрании Патриарха И. выступил с мнением о достаточности одного, но единогласно выбранного кандидата в Патриархи (Там же. Т. 6. С. 283). 8 дек. 1917 г. Поместным Собором И. избран от мирян в Высший Церковный Совет (ВЦС). В дек. он активно участвовал в разработке соборного решения о правовом положении Церкви в государстве в рамках Отдела Собора о епархиальном управлении. В одном из выступлений на Соборе И. выразил свое отношение к происходящим событиям: «Единственная надежда наша не в том, что будет у нас земной царь или президент - как угодно его назовите, а в том, чтобы был Небесный Царь - Христос: в Нем одном нужно искать спасения… Настал момент нашего самоопределения; каждый должен пред лицом своей совести и Церкви решить сам за себя, сказать, кто он - христианин или нет, остался ли он верен Церкви или изменил Христу, верен он знамени Церкви или бросил его, топчет ногами и идет за теми, кто попирает наши святыни» (Там же. С. 45). 4 и 5 дек. 1918 г. при обсуждении положения о «епископе и его власти» И. сформулировал и уточнил мн. его параграфы. Он поддерживал позицию тех членов Собора, к-рые выступали за увеличение представительства белого духовенства и мирян в управлении Церковью, при этом не подвергал сомнению апостольскую власть епископа, его «первенствующее положение… как главы местной Церкви» и говорил «не о равноправном участии, а о любовном содействии епископу клириков и мирян» (Там же. Т. 5. С. 285). Данная т. зр. нашла отражение в соборном решении, а клир и миряне были включены в систему епархиального управления. 26 янв. 1918 г. И. ввели в состав созданной Комиссии о постах и одновременно в Отдел о церковной дисциплине, где он возглавил подотдел брачного права (с 19 февр. 1918). И. выступил в защиту монашествующего епископата. 2 марта 1918 г. сделал доклад о второбрачии священнослужителей, в к-ром предлагал запретить повторные браки вдовых священнослужителей. Он указывал, что, с одной стороны, смерть жены не разрывает духовного союза между христ. супругами, с другой - «если для священника обязателен основной закон брачной жизни, то столь же обязательно для него явить пример борьбы с искушениями», а «переживаемое время зовет нас к подвижничеству, исповедничеству, может быть, даже мученичеству за веру. И вот, когда мы выражаем готовность идти до самых крайних пределов страданий… нельзя изыскивать способов к облегчению лежащего на нас ига» (цит. по: Белякова. 2004. С. 371-372).

24 июля 1918 г. по просьбе Отдела о церковной дисциплине от 2 марта того же года И. совместно с архиеп. Иоасафом (Каллистовым) подготовил проект постановления «Об одежде духовенства». И. сообщил, что вопрос об одежде духовенства не имеет строгого канонического основания, но необходимо «относиться с уважением к церковным обычаям». Согласно проекту, а затем окончательному варианту доклада «О внебогослужебном одеянии и волосах священнослужителей», ряса с подрясником сохранялись как одежда клириков. По бедности могли использоваться только подрясник или кафтан, с разрешения архиерея - мирское одеяние (при исполнении сельскохозяйственных работ и другой светской службы «ради насущного пропитания», при обучении в светских учебных заведениях, во время путешествия, во время гонений). Допускалось и умеренное пострижение волос.

Прот. Илия Громогласов с прихожанами храма Воскресение Христова в Кадашах. Фотография. 20-е гг. XX в.
Прот. Илия Громогласов с прихожанами храма Воскресение Христова в Кадашах. Фотография. 20-е гг. XX в.

Прот. Илия Громогласов с прихожанами храма Воскресение Христова в Кадашах. Фотография. 20-е гг. XX в.

17 апр. 1918 г. состоялось собрание по учреждению постоянной Кодификационной комиссии при Синоде (по составлению канонического кодекса правосл. Церкви) при участии И. 11 мая 1918 г. он вошел в новообразованную Комиссию о церковном суде, в ходе работы к-рой были подготовлены Временные положения. 26 июня 1918 г. в этой комиссии И. прочел доклад о лишении сана, согласно к-рому соборным решением была предусмотрена возможность пересмотра приговоров духовного суда Синодом. Он поставил на Соборе вопрос об «изгладимости или неизгладимости» благодати священства, о смысле 2 форм церковного прещения (лишении сана и запрещении). К 12 авг. 1918 г. И. подготовил каноническую справку о праве женщин входить в алтарь. Ссылаясь на 69-е прав. Трулльского Собора, запрещавшее мирянам входить в алтарь, он обратил внимание на чин поставления диаконисс, свидетельствующий, что женщины пользовались этим правом. Собор признал канонический запрет не имеющим безусловного значения и предложил сделать возможным вход в алтарь женщин для наблюдения за его чистотой и прислуживания в богослужении. Также им было внесено предложение восстановить древнецерковный институт диаконисс, но обсуждение, перенесенное на др. сессию Собора, не состоялось. 22 авг. 1918 г. И. выступил за введение молитвы о мертворожденных, включавшей просьбу о милости к ребенку. Был сторонником богослужебного использования рус. языка и поддерживал участие мирян в церковном суде. Выступал противником признания храмовой проповеди первейшей обязанностью священника. 8 февр. 1919 г. по вопросу единоверия и возможности создания для единоверцев особой иерархии И. занял примирительную позицию: создавать ее там, где большинство приходов единоверческие.

После закрытия Собора продолжал работать в 2 его Комиссиях: по сношению с народными комиссарами и по гонениям на РПЦ. 7 сент. 1918 г. на последнем заседании 3-й сессии Собора И. включили в состав делегации «для сношений с народными комиссарами», уполномоченной высшей церковной властью (Патриарх, Синод, ВЦС). 28 марта 1919 г. он вместе с профессорами Кузнецовым и П. Д. Лапиным должен был «принять на себя обязанности давать приезжающим из провинции ходатаям по делам церковным надлежащие советы и указания» (РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 22. Л. 153-153 об.). 22 марта 1919 г. на совместном заседании Свящ. Синода и ВЦС под председательством Патриарха И. выступил с докладом в ответ на прошение «Христианско-социалистической рабоче-крестьянской партии» о разрешении пастырям и мирянам вступать в члены партии и всю издаваемую ею лит-ру свободно распространять и рассылать по церквам и церковным ведомствам (Там же. Л. 148). И., отметив приемлемость религиозно-общественных задач партии, заключил, что устав партии не может быть одобрен правосл. Церковью, к-рая «стоит вне политических партий и преследует не государственные, а исключительно церковные цели»; распространение религ. изданий невозможно разрешить партии без удостоверения в том, что написанное в согласии с учением правосл. Церкви. По докладу было принято соответствующее постановление (Там же. Л. 148 об.).

С янв. 1918 г. И.- член новоучрежденного Совета Союза духовенства и мирян, продолжал работу в составе ВЦС при Патриархе свт. Тихоне до 1921 г. В 1919 г. МДА была официально закрыта, но преподаватели проводили занятия на частных квартирах. По нек-рым сведениям, И. был назначен штатным профессором (4 мая 1920) академии и работал, вероятно, до марта 1922 г. В июле 1921 г. он был уволен из Московского ун-та из-за давления на преподавателей новой партийной идеологии и закрытия кафедры церковного права. 18 февр. 1922 г. И. рукоположен во диакона, 20 февр. 1922 г.- во иерея Патриархом Тихоном. Служил в храме сщмч. Антипы в Москве под рук. прот. Сергия Ермонского сверх штата и без участия в братских доходах. В ночь с 22 на 23 марта 1922 г. арестован по делу об изъятии церковных ценностей в храме Христа Спасителя, заключен во внутреннюю тюрьму ОГПУ. Обвинен в контрреволюционной деятельности, в борьбе против изъятия церковных ценностей, в сотрудничестве с противником изъятия прот. сщмч. Александром Хотовицким. И. посещал приходские собрания храма Христа Спасителя в качестве консультанта по церковному праву и, возможно, неофициально служил в храме первое время после рукоположения. 14 авг. 1922 г. переведен в Бутырскую тюрьму. В обвинительной речи на 2-м Московском процессе прозвучало требование применения высшей меры наказания к ряду подсудимых, в т. ч. к И. 11 дек. в обширном заключительном слове И. отметил, что «перед лицом народной совести... учил религиозной свободе», считает декрет советской власти с юридической т. зр. законным и никогда не был членом к.-л. политических орг-ций ни при старой, ни при новой власти. 13 дек. 1922 г. приговорен к полутора годам заключения, к-рые по амнистии были сокращены до 1 года. С учетом ведения следствия И. отбыл 4 месяца заключения, находясь в Сокольническом исправительном доме, а затем снова во внутренней тюрьме ОГПУ.

24 июля 1923 г. освобожден, служил в ц. Воскресения Христова в Кадашах. Возведен Патриархом Тихоном в сан протоиерея с возложением наперсного креста с украшениями. 1 авг. 1923 г. ввиду кончины прот. Николая Смирнова (1 июня 1922) временно назначен настоятелем Воскресенской ц., 30 сент. общим собранием прихожан единогласно избран настоятелем. 8 марта 1924 г. арестован по обвинению в принадлежности к контрреволюционной орг-ции. 24 марта в результате ходатайства жены по болезни освобожден из заразного барака Бутырской тюремной больницы. Участвовал в похоронах свт. Тихона († 7 апр. 1925), произнес речь над его гробом (Акты свт. Тихона. С. 371-372). Арестован и заключен во внутреннюю тюрьму ОГПУ, 19 мая 1925 г. решением особого совещания при Коллегии ОГПУ приговорен к ссылке на Урал. 28 июня был вызван в милицию, где ему было предложено выехать в 3-дневный срок в Свердловск за участие в религ. собраниях у католички А. И. Абрикосовой (мон. Екатерины). И. добился приема у прокурора Верховного суда СССР П. А. Красикова и получил отсрочку в исполнении приговора. Сослан в Сургут на 3 года. В это время переводил на рус. язык работу серб. канониста еп. Никодима (Милаша) «Карательное право Церкви» (Црквено казнено право. Мостар, 1911).

1 июля 1926 г., 4 и 28 февр. 1928 г. направлял в Коллегию ОГПУ, прокурору Красикову и в Президиум ВЦИК СССР заявления с просьбой о разрешении возвратиться в Москву по состоянию здоровья (туберкулез, миокардит, ревматизм и др. болезни). Ходатайствовал перед Красиковым, чтобы «посвятить остаток дней своих научным исследованиям, которым отдал тридцать пять лет своей жизни», в частности трудам по истории права. 13 апр. 1928 г. решением особого совещания при Коллегии ОГПУ И. запрещено по окончании ссылки проживать в Москве, а также в 6 крупных городах. В мае 1928 г. привезен на операцию в больницу Бутырской тюрьмы.

Сщмч. Илия Громогласов. Фотография. Внутреняя тюрьма. ОГПУ. 1925 г.
Сщмч. Илия Громогласов. Фотография. Внутреняя тюрьма. ОГПУ. 1925 г.

Сщмч. Илия Громогласов. Фотография. Внутреняя тюрьма. ОГПУ. 1925 г.

В 1928 г. после освобождения жил в г. Твери (1931-1990 Калинин). Служил в храме в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» (не сохр.) вместе с Тверским архиеп. сщмч. Фаддеем (Успенским), с которым был знаком со времени учебы в МДА, и со сщмч. Николаем Масловым. В ночь со 2 на 3 нояб. 1937 г. после обыска И. был арестован. При обыске изъято все имущество: 2 наперсных креста с украшениями, облачения, незаконченные заметки по истории церковного права и др. Обвинен в участии в «контрреволюционной фашистско-монархической организации», возглавляемой архиеп. сщмч. Фаддеем, а также в подготовке диверсионных актов и контрреволюционной агитации «за объединение реакционных сил духовенства - тихоновцев… для активной борьбы с советской властью повстанческого характера» через основанный лит. богословско-философский кружок. 29 нояб. 1937 г. состоялся последний допрос. И. виновным себя не признал. 2 дек. того же года Особой тройкой при УНКВД по Калининской обл. приговорен к расстрелу. 4 дек. 1937 г. приговор приведен в исполнение. Погребен в общей могиле на Волынском кладбище г. Твери. 19 сент. 1999 г. Тверским и Кашинским архиеп. Виктором (Олейником) канонизирован как местночтимый святой Тверской епархии. Прославлен для общецерковного почитания Архиерейским юбилейным Собором РПЦ 2000 г.

Научные взгляды

Основные работы И. были посвящены вопросам истории старообрядчества и сектантства, каноническому, прежде всего брачному, праву. В общей сложности ему принадлежат до 70 статей, в т. ч. в энциклопедиях (ПБЭ, Гранат), рецензии и очерки. Сохранился также ряд его стихотворений послереволюционного периода. В работах по истории раскола («О сущности и причинах русского раскола», «Русский раскол и Вселенское Православие» и др.) И. полагал основной его причиной не социальные факторы, невежество народа и церковнослужителей или личную неприязнь к патриарху Никону (Минову), а отрицание сторонниками старины преобразовательного движения, возникшего под влиянием знакомства с Западом, но ориентированного на греч. Восток. Они считали, что «русская жизнь во всех ее сторонах… есть нечто высшее», а греч. вера оказалась уже «испорчена» (О сущности и причинах рус. раскола. 1895. № 5. С. 250-251). Укоренилось мнение, что одна Русская земля остается теперь верной хранительницей правосл. истины. И. рассматривал раскол как «протест религиозно-национального самосознания известной части русского народа против попытки подчинить его стороннему авторитету, в то время когда - по мнению русских людей - религиозный быт их достаточно сложился и окреп для того, чтобы громко заявить свои права на самостоятельность» (Там же. С. 267). По мнению И., «в двояком потемнении вселенской православной идеи - в пространстве и времени - выразился с полной ясностью начинавшийся процесс национализации веры и Церкви на Руси. Верный критерий Вселенского сознания подменился сомнительным признаком старины» (Рус. раскол и вселенское Православие. 1898. № 4. С. 42, 44). Раскол, по его словам, превознес начало старины и национальности и от этих человеческих начал поставил в зависимость действия Божественной благодати. И. останавливался также на вопросе каноничности Белокриницкой иерархии, подчеркивая множественные нарушения церковных правил старообрядцами: самовольное оставление одной и занятие др. кафедры митр. Амвросием (Паппа-Георгополи), к тому же при поддержке светской (австр.) власти, неканоничное миропомазание и прием в сущем сане. При этом он возражал против «фанатического предубеждения, отчужденности и озлобленности, которые так неуместны и нежелательны в отношениях православных людей к своим заблуждающимся братьям» (Обзор рус. журналов. 1902).

В области брачного права И. подчеркивал, что Церковь первоначально считала сакраментальным гражданский брак по взаимному согласию, хотя и признавала необходимым благословение его Церковью, а церковный чин бракосочетания явился плодом довольно длинного процесса литургической деятельности. До IX в. в Церкви существовала древнерим. форма заключения брака, позднее стала господствовать церковная. По мнению И., выраженному в канд. сочинении, «в собственном смысле совершителем Таинства брака, как и всех других Таинств, является Бог, а в несобственном смысле - тот, кто создает необходимые условия действия таинственной благодати (материю и форму Таинства), то есть сами брачующиеся». В связи с этим он рассматривал акт церковного благословения как внешний знак внутреннего благодатного освящения: «Нельзя считать догматически существенным и безусловно необходимым то, что в одно время не существовало, а потом начало существовать». И. не был сторонником совершения венчания супругов, обратившихся из старообрядчества, а также указывал, что гражданским способом заключались ранее и повторные браки. Особое внимание он уделял римскому праву, указывая, что принципы бракозаключительного права, выработанные в Римской империи, были рецепированы христианским законодательством. В магистерской работе им был проведен анализ бракоопределительной формулы римского юриста Модестина в 48-й гл. Кормчей.

В отношении канонов, по мнению И., «право Церкви видоизменять свои узаконения сообразно изменениям самой жизни (церковной и общественной) для нас несомненнее и обязательнее некоторых требований ее положительного права, возникших в другую эпоху и при других жизненных условиях. Но это не значит - отрицать авторитет древнецерковных канонов в целом их составе и рекомендовать полное забвение их при будущем преобразовании нашего церковного строя» (О предполагаемом издании Синодом церк. правил. 1906. № 5. С. 152).

Арх.: ГАРФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 400. Л. 93-98; РГИА. Ф. 796. Оп. 189. Д. 269. Л. 8; Оп. 191. Д. 16; Ф. 797. Оп. 79. Д. 78; Ф. 831. Оп. 1. Д. 22. Л. 148 об.; Д. 235. Л. 25-27 об.; ЦА ФСБ РФ. Д. Р-40839; Архив УФСБ по Тверской обл. Д. 15785-С; ЦГИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1056, 5058; Ф. 418. Оп. 94. Д. 795; Ф. 2125. Оп. 1. Д. 115.
Соч.: Наименование Иисуса Христа Сыном человеческим // ЧОЛДП. 1894. № 2. С. 107-154; № 3. С. 217-250; О сущности и причинах рус. раскола, так называемого старообрядства: (Пробная лекция) // БВ. 1895. Т. 2. № 4. С. 27-49; № 5. С. 235-268 (отд. отт.: Серг. П., 1895); К вопросу о раскольнической Белокриницкой иерархии с канонической точки зрения: (Пробная лекция) // Там же. Т. 4. № 10. С. 40-74; Кое-что о совр. расколе и сектантстве и о борьбе с ними: (По поводу 3 миссионерских отчетов) // Там же. 1897. Т. 1. № 1. С. 174-197; № 2. С. 335-361; Третий Всерос. миссионерский съезд: (Факты и впечатления) // Там же. 1897. Т. 4. № 10. С. 114-149; № 11. С. 267-285 (отд. отт.: Серг. П., 1898. Вып. 1); № 12. С. 508-554 (отд. отт. с изм. загл.: Тираспольское дело. Серг. П., 1898); Рус. раскол и вселенское Православие // Там же. 1898. Т. 2. № 4. С. 26-45; № 5. С. 141-165 (отд. отт.: Серг. П., 1898); Памяти проф. А. С. Павлова // Там же. Т. 3. № 9. С. 331-355; Проф. А. С. Павлов // Археол. изв. и заметки. 1899. Т. 7. № 1/2. С. 8-21; Несколько слов об издании лекций по церк. праву проф. А. С. Павлова // БВ. 1899. Т. 3. № 10. С. 232-235; К вопросу о прекращении брака по добровольному согласию супругов ради принятия ими монашества: (По поводу мнения об этом проф. А. С. Павлова) // Там же. 1900. Т. 2. № 6. С. 282-287; Обзор рус. журналов: Статьи по расколо- и сектоведению за 1900 г. // Там же. 1901. Т. 1. № 2. С. 363-372; № 4. С. 745-759; То же, за 1-е полугодие 1902 г. // Там же. 1902. Т. 2. № 7/8. С. 584-615; То же, за 2-е полугодие 1902 г. // Там же. 1903. № 6. С. 334-351; О вторых и третьих браках в Правосл. Церкви: Ист.-канонич. очерк // Там же. 1902. Т. 3. № 9. С. 23-41; № 10. С. 149-168; № 11. С. 291-304; Культурный разлад и религиозное разномыслие: К вопр. о живучести рус. раскола // Миссионерский сб. Рязань, 1903. Кн. 2. С. 81; Кн. 3. С. 153; Новая апология раскольнического австрийского священства // Правосл. путеводитель. 1903. Кн. 1, 2, 5, 6; Саморазделившееся царство: (Очерк внутр. саморазложения старообрядческого раскола - поповщины): Публ. лекция // ДЧ. 1904. Ч. 1. С. 88-102, 253-258, 628-639; Ч. 2. С. 57-65 (отд. отт.: М., 1904); К 300-летию рождения свт. Патриарха Никона // Там же. 1905. Т. 2. № 5. С. 129-132; Новая попытка решить старый вопрос о происхождении «Стоглава»: [Реферат, прочит. с небол. сокр. в ОИДР при Моск. ун-те 21 дек. 1904 г.] // МисОб. 1905. № 1. С. 3-19; № 2. С. 110-126 (отд. отт.: Рязань, 1905); Первый биограф свт. Патриарха Никона (Иоанн Корнилиевич Шушерин) // ДЧ. 1905. Т. 1. № 3. С. 379-387; Бастилия духа: [Рец. на кн.: Духовная школа: Сб. ст. М., 1906] // БВ. 1906. Т. 1. № 3. С. 577-596; До каких же пор?: (Об отношении Церкви к амнистии) // Моск. еженедельник. 1906. № 10. С. 296-297; Иоанн Шушерин // ПБЭ. Т. 7. Стб. 139-140; Иоасаф II, патр. Московский // Там же. Стб. 174-177; Иудействующие // Там же. Стб. 557-560; Иудействующие сектанты в России // Там же. Стб. 560-567; Кабанов Иларион Георгиевич // Там же. Стб. 609-612; Кадушечники // Там же. Стб. 667; Ответ г. Боголюбову [по поводу его ст.: К вопросу о разработке миссионерской полемики с сектантами] // БВ. 1906. Т. 3. № 11. С. 570-576; [Рец. на кн.:] К церковному Собору: Сб. СПб., 1906 // Там же. Т. 2. № 5. С. 175-178; Наше общественно-полит. обновление и совр. задачи Церкви: Освободительное движение и офиц. Церковь // Моск. еженедельник. 1906. № 5. С. 142-147; То же // Журналы заседаний Совета МДА за 1909 г. Серг. П., 1910. С. 479-488; О предполагаемом издании Синодом церк. правил с толкованиями // БВ. 1906. Т. 2. № 5. С. 149-154; Освободительное движение и Правосл. Церковь // Перед Церковным Собором: [Сб.] М., 1906. С. 18-28. (Тр. Моск. комиссии по церк. вопросам); Странный придаток к веротерпимости // Голос Москвы: Газ. 1906. № 200; «Быть или не быть?»: (К вопр. о созыве Собора) // Там же. № 222; Калиновцы // ПБЭ. Т. 8. Стб. 22-24; Новое исслед. о Московском митр. Платоне: Крит.-библиогр. очерк. М., 1907; [Рец. на кн.:] О родстве и свойстве, как препятствии к заключению браков, по действующим законоположениям. М., 1908 // БВ. 1908. Т. 1. № 3. С. 610-612; Кашменский С. Н. // ПБЭ. Т. 9. Стб. 280-283; Квасники // Там же. Стб. 326; Кельсиев В. И. // Там же. Стб. 386-390; Керженец // Там же. Стб. 519-526; Кладбища раскольнические // Там же. Т. 11. Стб. 21-29; Московские трезвенники // Сб. речей о трезвенническом движении, произ. в собраниях ЦК «Союза 17 октября» в Москве и Петербурге 5, 6, 13 и 14 мая 1913 г. М., 1913. С. 10-25; Канонизация // Гранат. 1914. Т. 23. Стб. 313-316; Каноник // Там же. Стб. 316; Каноническое право // Там же. Стб. 318-319; Канон // Там же. Стб. 318-323; Консистория // Там же. М., 1916. Т. 25. Стб. 51-54; Кормчая книга // Там же. Стб. 217-219; О найденных в собр. гр. А. С. Уварова двух старообр. портретах // Слово Церкви. 1916. № 19. С. 443-444; [Стихи] // Поэзия узников ГУЛАГа: Антология / Под общ. ред. А. Н. Яковлева; сост.: С. С. Виленский. М., 2005.
Лит.: Правила и программы учеб. заведений В. В. Кузьмина и И. М. Громогласова в Москве. М., 1902; Перед Церковным Собором: [Сб.] М., 1906. С. 125-126, 321-322, 324, 332-334, 340-341, 355; Именной список ректорам и инспекторам духовных академий и семинарий на 1907 г. СПб., 1907. С. 21; Покровский А. И. Магистерский диспут И. М. Громогласова // БВ. 1908. № 12. С. 639-652; Попов Н. Беседа с проф. духовной академии И. М. Громогласовым // Церковь. 1908. № 38. С. 1292-1294; Гидулянов П. В. [Рец. на кн.:] Громогласов И. М. Определение брака в Кормчей... // ВВ. 1909. Т. 15. Вып. 1. С. 153-166; Магистерские диспуты И. М. Громогласова и Д. Г. Коновалова: [Дис.: «Определения брака в Кормчей» и «Религиозный экстаз в русском мистическом сектантстве»]. М., 1909; Никодим (Милаш), еп. Отзыв о кн. Громогласова И. М. «Определения брака в Кормчей и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения». Серг. П., 1908. Вып. 1 // БВ. 1909. Т. 3. № 10. С. 355-359; Журналы заседаний Совета МДА за 1909 г. Серг. П., 1910. С. 457-479; Тихомиров П. В. В МДА // Голос Москвы. 1911. № 2, 4 янв.; Замещение кафедры в духовной академии // Там же. № 120, 27 мая; Увольнение проф. И. М. Громогласова // Рус. слово: Газ. 1911. № 70; Антоний (Вадковский), митр. Отзыв по делу обвинения Громогласова в неблагонадежности // ИВ. 1917. Т. 147. № 1. С. 167; Одинцов М. И. «Дело» Патриарха Тихона // Отеч. арх. 1993. № 6. С. 56; Акты свт. Тихона. С. 231, 267, 371-372; За Христа пострадавшие. С. 345-346; Голубцов С. А., протодиак. С тобой я сердцем - в Кадашах: Прот. Илья Громогласов (20.07.1869 - 04.12. 1937) // БВ. 1998. [Т.] 2. Вып. 1. С. 132-157; он же. МДА в революционную эпоху. М., 1999. С. 10, 15-16, 19, 26, 35-37, 39, 45-51, 147, 180, 196, 206, 208-210, 226; он же. Московское духовенство в преддверии и начале гонений 1917-1922 гг. М., 1999. С. 37-41, 120-122, 157-158; он же. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. С. 42-45; он же. Стратилаты академические. М., 1999. С. 25, 125-154, 158-159, 200, 202-204, 218, 222, 227, 232, 237, 241, 248, 288; Дамаскин. Кн. 3. С. 411-420, 606; Письма рус., сербских и румынских иерархов И. С. Бердникову по каноническим и церк.-обществ. вопросам / Предисл. и коммент.: А. В. Журавский // ПС. 2000. № 1. С. 119-172; Свящ. Собор Правосл. Рос. Церкви 1917-1918 гг.: Обзор деяний. М., 2002. 1-я сессия. С. 88, 98, 116, 119, 129, 137, 149, 165, 167-169, 178, 189; 2001. 2-я сессия. С. 33, 39-40, 42, 44-47, 51, 53-54, 59, 68, 70, 309, 323-324, 330, 349, 352, 465, 476; 2000. 3-я сессия. С. 40, 56-59, 66, 71, 77-78, 81, 168, 171, 207-209, 213, 217-218, 224, 241, 243, 267, 271-272, 291, 294, 297, 300-310, 320, 322, 327-328, 334-335, 340-341, 350, 367, 400; Белякова Е. В. Церковный суд и проблемы церк. жизни. М., 2004; Дулова М. А. «Оставить дома для Ёлочки…»: Из дневника 1941-1943 гг. // Наше наследие. 2005. № 74. С. 70-87; Кашеваров А. Н. Правосл. Рос. Церковь и советское гос-во (1917-1922). М., 2005. С. 117, 251, 254, 289, 290, 302, 346, 358, 360; Тарасова В. А. Высшая духовная школа в России в кон. XIX - нач. XX в.: История имп. правосл. духовных академий. М., 2005. С. 44-45, 120, 166, 169, 177-179, 181, 198, 200, 352, 429, 490, 555; Солодов Н. Освободительное движение Илии Громогласова // Встреча. Серг. П., 2005. № 2(20). С. 33-37; Чернышов А. В. Сургутская ссылка прот. Илии Громогласова (1925-1928) // Сибирская Правосл. газета. 2007. № 8; Зосима (Давыдов), еп. «Московская церковная революция», или деятельность Московского об-ва любителей духовного просвещения в 1905-1908 гг. // ЕжБК. 2004. С. 98-409; Богданова Т. А. Из академических «историй»: замещение кафедры церк. права в МДА в 1910 г. // ВЦИ. 2007. № 1(5). С. 31-77.
Свящ. Александр Берташ, И. А. Маякова

Иконография

Иконы написаны после канонизации И. на основе сохранившихся фотографий 1-й четв. XX в. Одно из ранних изображений - на иконе «Святые новомученики, в земле Тверской просиявшие» (1999, Тверь), где И. представлен в правой части композиции в рост, в фелони и епитрахили, с наперсным крестом; у него русая борода, залысины; голова не покрыта, в правой руке крест, в левой - свиток. Существуют единоличные поясные и ростовые иконы священномученика: И. изображен как средовек, в фелони, с крестом и свитком в руках или с благословляющей десницей и крестом (ц. Воскресения Христова в Кадашах). Кроме того, образ И. включается в иконографии: «Собор новомучеников и исповедников Российских» (2000, мастерская ПСТБИ, храм Христа Спасителя; 2002, иконописец Н. В. Масюкова, храм свт. Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, в г. Московском Московской обл.); «Все святые, в земле Российской просиявшие» (2004-2005, иконописец Масюкова, ц. свт. Николая Чудотворца на Глинках в Вологде, см.: Современная иконопись: Москва / Авт.-сост.: А. Л. Николаева. М., 2006. С. 43, 52-53, 110-111); «Собор Тверских святых» (ц. блж. Ксении Петербургской в Твери). Он также представлен в редком сюжете «Святые Московского университета» на иконе из ц. мц. Татианы при МГУ (2000-2004, иконописец Т. Н. Андросова). В числе избранных святых И. представлен на полях Владимирской иконы Божией Матери (копия И. Красовского с иконы сер. XVI в., ГМЗРК) (2006, ц. Воскресения Христова в Кадашах).

Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской (воскресенье 25 января или ближайшее после 25 января) Протоиереи Русской Православной Церкви Новомученики Русской Православной Церкви (см. также - Новоканонизированные святые Русской Православной Церкви) Новоканонизированные святые Русской Православной Церкви (см. также - Новомученики Русской Православной Церкви) Иконография священномучеников Деятели Русской Православной Церкви Канонисты православные Илия Михайлович Громогласов (1869 - 1937), протоиерей, священномученик (пам. 22 нояб. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
См.также:
АДРИАН Александрович Троицкий (1872-1938), прот., сщмч. (пам. 3 фев. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Степанович Миропольский (1847 – 1918), прот., сщмч. (пам. 23 июня и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Михайлович Покровский (1879-1937), прот., сщмч. (пам. 14 нояб., в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской и в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших)
АЛЕКСАНДР Иванович Виноградов (1884-1942), прот., сщмч. (пам. 9 сентября и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской)
АЛЕКСАНДР Владимирович Дагаев (1862 – 1920), прот., сщмч. (пам. 28 дек. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Владимирович Агафоников (1881 - 1937), прот., сщмч. (пам. 1 окт., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших)
АЛЕКСАНДР Александрович Андреев (1901– 1937), прот., сщмч. (пам. 22 окт., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Рязанских святых)
АЛЕКСАНДР Николаевич Архангельский (1874-1930), прот., сщмч. (пам. 20 июля и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Николаевич Заозерский (1879-1922), прот., сщмч. (пам. 13 мая и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Николаевич Колоколов (1880-1937), прот., сщмч. (пам. 16 дек. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Николаевич Парусников (1891-1937), прот., свящ. (пам. 3 нояб., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших)
АЛЕКСАНДР Преображенский († 1918), прот., сщмч. (пам. 7 июня и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Несторович Сахаров (1875-1937), прот., сщмч., (пам. 20 нояб., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших)
АЛЕКСАНДР Николаевич Сахаров (1873– 1927), прот., сщмч., (пам. 25 июля и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Александрович Серебров (1886-1937), прот., сщмч. (пам. 19 нояб. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Павлович Соколов (1881-1938), прот., сщмч. (пам. 4 февр., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе новомучеников в Бутове пострадавших)
АЛЕКСАНДР Шалай (1879-1937), прот., сщмч. (пам. 1 нояб., в Соборе Белорусских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)
АЛЕКСАНДР Шкляев († 1918), прот., сщмч. (пам. 10 дек. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)