Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИВЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 21, С. 24-60 опубликовано: 5 апреля 2010г.


ИВЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ

[Ивирон, Иверон; груз. ივირონ; греч. ῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων], в честь Успения Пресв. Богородицы на Афоне, муж. Грузинский культурно-просветительный центр, в наст. время один из крупнейших греч. мон-рей Афона, 3-й после Великой Лавры и Ватопеда. Основан в 980-983 гг. преподобными Иоанном-Торникием (Чордванели) и Иоанном Святогорцем. До 1015 г. И. м. назывался лаврой Климента (Λαύρα τοῦ Κλήμη, τοῦ Κλήμεντος), затем - мон-рем или лаврой Евфимия (Λαύρα τοῦ κῦρ Εὐθυμίου), с 1020 г.- лаврой Ивера, т. е. прп. Иоанна Святогорца (Λαύρα τοῦ ῎Ιβηρος), мон-рем иверов, т. е. грузин (μονὴ τῶν ᾿Ιβήρων),- это название впосл. сократилось до Ивирон.

Иверский мон-рь
Иверский мон-рь

Иверский мон-рь
Иверские преподобные. Икона. XX в.
Иверские преподобные. Икона. XX в.

Иверские преподобные. Икона. XX в.

И. м. расположен в сев.-вост. части п-ова Айон-Орос (Афон) на берегу небольшой бухты, где находился античный г. Клеоны со святилищем Посейдона. По преданию, здесь высадилась Пресв. Богородица с ап. Иоанном Богословом, когда их корабль был принесен бурей к берегам Афона. Жители этого города были обращены в христианство пришедшим из Иерусалима еп. Климентом в III или в нач. IV в. Пристань и возникшая здесь в VIII в. обитель получили имя епископа, церковь была освящена во имя св. Иоанна Предтечи. В ней покоились мощи прп. Петра Афонского (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 156; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 460).

Источники

имеют важное значение для изучения истории не только Иверского и др. афонских мон-рей, но также Грузии, Византии, грузино-визант. взаимоотношений, средневек. уклада монастырской жизни груз. и визант. мира.

Важнейшими первоисточниками для изучения истории И. м., особенно его раннего периода, служат агиографические памятники груз. и греч. лит-ры: грузинские соч. «Житие блаженных отцов наших Иоанна и Евфимия и повесть об их достойном подвижничестве», написанное прп. Георгием Святогорцем (Мтацмидели) в 1042-1044 гг. (НЦРГ. A 558, 1074 г.; Афонский сб. // НЦРГ. А 130, 1713 г.; 7 рукописей XVIII в.- Георгий Мтацмидели. Житие... // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 38-105), и соч. «Житие и подвижничество святого и блаженного отца нашего Георгия Святогорца», созданное учеником преподобного Георгием Мцире по поручению прп. Георгия Затворника в 1066-1068 гг. (НЦРГ. S 353, XI в.; Афонский сб. // НЦРГ. А 130, 1713 г.; 9 рукописей XVIII в.- Георгий Мцире. Житие... 1901. С. 279-351; Он же. То же. 1946. C. 180-214; Он же. То же // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 101-207), а также составленная в 1-й пол. XVIII в. и основывающаяся на груз. источниках греч. повесть неизвестного автора «О Евфимии, Иоанне и Георгии Ивирах», дошедшая в 2 рукописях 1-й пол. XVIII в.: Ath. Iver. georg. 453 (Lambros. 1900. Vol. 2. P. 147) и Vat. gr. 2613 (BHG, N 2143; Греч. «Житие» Иоанна... 1982. С. 74-120).

Одним из основных письменных источников по истории И. м. является хранящееся в его ризнице собрание древних греч. документов (актов) обители X-XV вв. Это хрисовулы визант. императоров: 946 и 957/8 гг.- Константина VII Багрянородного, 960 г.- Романа II, 979/80 г.- Василия II Болгаробойцы, императоров XI в. и др., указы и документы К-польских патриархов и визант., груз. церковных и светских деятелей: Иоанна Халда (995), Феодора Далассина (1063), митр. Серрского Стефана (1071), еп. Эзевского Феодора (1085), митр. Анкирского Вавилы (1300) и др., завещания куропалата Сумбата Бакуриана (1090) и его супруги, мон. Марии (1098), практиконы севаста Иоанна Комнина (визант. имп. Иоанн II) (1103) и севаста Димитрия Апелмене (1301) и т. д., большинство из к-рых - подлинники. Первым путешественником, ознакомившимся с архивами И. м., был В. Г. Григорович-Барский, побывавший на Афоне в 1744 г. В XIX в. еп. Порфирий (Успенский), И. Мюллер, Ш. В. Ланглуа, З. Цахарие фон Лингенталь, митр. Евлогий (Курилас) и др. изучали и издавали акты.

Фотокопирование архива И. м. осуществили в XX в. К. Хрисохоидис (Центр византологии Национального исследовательского ин-та в Афинах) и Ф. Й. Дёльгер. Значительным в научном отношении является 4-томное парижское издание актов И. м., подготовленное франц. византинистами при участии груз. ученых (Actes d'Iviron. 1985-1995. Vol. 1-4) и снабженное очерками по истории И. м. франц. византиниста Жака Лефора. В 2008 г. в Тбилиси также в 4 томах было осуществлено издание на груз. языке.

Ценные сведения об истории И. м. содержатся также в «Книге агап Афонского Иверского монастыря» («Книга агап») X-XVII вв.- это 167 расположенных в круге календарного года поминальных записей (Хаханашвили. 1901; Натроев. 1909. С. 313-331; Описание груз. рукописей. 1986. Т. 1; Метревели. 1998; Бердзенишвили. 2007); в колофонах груз. рукописей афонской коллекции X-XVIII вв., имеющих хронологические и просопографические сведения (Blake. 1931/1932. Vol. 28. P. 289-361; 1933/1934. Vol. 29. P. 114-159, 225-269; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 3-10; 1990. Vol. 2. P. 3-12; Описание груз. рукописей. 1986. Т. 1); в материалах др. рукописей, связанных с И. м.

Сведения об истории И. м. X-XI вв. и более позднего периода сохранились в документах др. афонских мон-рей, в частности в материалах, связанных с прп. Афанасием Афонским, а также в неск. визант. и груз. хрониках («Картлис Цховреба», «Хронография» Иоанна Скилицы и др.).

Кафоликон Иверского мон-ря. 980-983 гг., перестроен в 1492-1513 гг. Фотография. Кон. XX в.
Кафоликон Иверского мон-ря. 980-983 гг., перестроен в 1492-1513 гг. Фотография. Кон. XX в.

Кафоликон Иверского мон-ря. 980-983 гг., перестроен в 1492-1513 гг. Фотография. Кон. XX в.
Источник на месте обретения иконы Божией Матери Портаитиссы
Источник на месте обретения иконы Божией Матери Портаитиссы

Источник на месте обретения иконы Божией Матери Портаитиссы

1511-1674 гг. датируется написанный по-гречески «Рассказ о прекраснейшем монастыре иверов, который обязаны знать все монахи», т. н. Хроника, которая в XVIII в. была переведена на груз. язык и дополнена. В 1-й ч., автором к-рой указан некий иером. Феодосий (по мнению акад. Грузинской АН прот. К. Кекелидзе, возможно, грузин), кратко описаны события истории И. м. 1259-1264 гг.; 2-я ч., в к-рой повествование ведется от 1-го лица, от имени выходца из К-поля и уроженца с. Неохорион грека Иеремии, посвящена 1592-1626 гг.; автор 3-й ч., также грек, описывает события 1659-1674 гг. В кон. XIX в. греч. историк М. Гедеон опубликовал эту «Хронику» (Γεδεών. 1885. Σ. 172-179), в 1947 и 1955 гг. ее изучал и издал Кекелидзе, составивший на ее основе список настоятелей И. м. до XVII в. (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 69-85).

Источники XVIII-XIX вв.- это в основном путевые заметки и сведения путешественников и исследователей: Григоровича-Барского (в 1744 - Григорович-Барский. 1887. Ч. 3; 2004), архиеп. Кутаисского Тимофея (Габашвили) (в 1754-1757 - Тимофей (Габашвили). 1852. С. 33-44), митр. Руисского Ионы (Гедеванишвили) (в 1782 - Иона (Гедеванишвили). 1852. С. 31-34). В 1845 г. в И. м. побывал и описал его архим. Порфирий (Успенский; с 14 февр. 1865 епископ Чигиринский) (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 155-327; 2006. С. 551-723), в кон. XIX в.- прот. Петр Кончошвили (с 1905 епископ Алавердский) (Кончошвили. 1901. С. 175-176).

История монастыря в византийский период

Первая грузинская колония на Афоне и основание И. м.

Еп. Порфирий (Успенский), ссылаясь на «письменные Памяти афонские», указывает, что вскоре после 787 г. грузины основали на расположенной над обителью Климента горе Афо (также Гаврилова гора) груз. общежительный мон-рь Афо, рядом с к-рым жил отшельник прп. Гавриил Иверский. Позже на этом месте был основан принадлежащий И. м. скит св. Иоанна Предтечи. В начале царствования визант. имп.-иконоборца Феофила (829-842) в Афо принял постриг некий юноша, мать к-рого, опасаясь поругания иконы Божией Матери, тайно опустила ее в море близ Никеи. Рассказ об этом событии лег в основу предания о главной святыне И. м.- иконе Божией Матери Портаитиссы (Вратарницы) (см.в ст. Иверская икона Божией Матери). Сохранился документ 943 г. «Дело о размежевании земель афонитов и иериссовцев на Афонском перешейке», подписанный по-грузински игум. Афо Иоанном (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 156-157).

Образование И. м. связано с именами 2 груз. полководцев, приближенных царского дома Тао-Кларджети эриставов Иоанна (прп. Иоанн Святогорец) и Торникия (прп. Иоанн-Торникий). В 60-х гг. X в. прп. Иоанн в возрасте ок. 30 лет принял постриг и обосновался в мон-ре Отхтаэклесиа в Кларджетской пуст., где вскоре прославился как аскет и отшельник, и к нему стали приходить люди. Ища уединения, он перебрался в мон-рь на горе Олимп в Вифинии, где, скрыв свое высокое происхождение, выполнял черную работу: чистил стойла для животных. Узнав, что его малолетний сын (впосл. прп. Евфимий Святогорец) в числе др. детей груз. вельмож был привезен в К-поль как гарант союза Византии и Тао-Кларджетского царства, прп. Иоанн прибыл в столицу Византии. После встречи с визант. имп. Романом II он увез мальчика сначала в Вифинию, затем на Афон, к основавшему в 963 г. Великую Лавру прп. Афанасию Афонскому, мать к-рого происходила из Колхиды, чем мн. исследователи объясняют быстро возникшую между преподобными духовную дружбу (Там же. С. 104). На основании сведений источников о встрече прп. Иоанна с прибывшим на Афон визант. имп. Никифором II Фокой (963-969) появление прп. Иоанна в Великой Лавре датируют между 963 и 969 гг. (по мн. источникам, 965). Прп. Иоанн и сопровождающие его грузины нек-рое время оставались в Великой Лавре, но не находились на ее полном иждивении: после 969 г. прп. Иоанн получил от визант. имп. Иоанна I Цимисхия (969-976) хрисовул, согласно к-рому годовой доход от о-ва Лемнос в размере 244 номисм передавался Великой Лавре (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 6; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 21; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 52).

В нач. 70-х гг. X в., желая последовать примеру родственника, в возрасте ок. 50 лет с именем Иоанн принял постриг эристав Торникий, принадлежавший к груз. знатному роду Ксанских эриставов Чорчанели (Чордванели). Стремясь разыскать прп. Иоанна, он прибыл на Олимп, затем на Афон и был радушно встречен в Великой Лавре, где образовалась груз. община. По совету прп. Афанасия в 1,5 км от Лавры были построены груз. ц. во имя св. Иоанна Предтечи и келлии, получившие название «келлии Иоанна Ивера». В Уставе Великой Лавры, созданном прп. Афанасием (ок. 973-975), указано, что груз. келлий не должно быть больше 8, что означало ограничение числа монахов также до 8, насельники келлий подчинялись настоятелю Великой Лавры, келлии нельзя было продавать или сдавать внаем (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 16-17; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 52-54).

С этим же периодом связано начало творческой деятельности сына прп. Иоанна - прп. Евфимия Святогорца, заложившего основы груз. канонической, агиографической, догматической, апокрифической и др. переводной и оригинальной лит-ры. В колофоне рукописи Ath. Iver. georg. 16 перечислены имена преподобных Иоанна, Иоанна-Торникия, Евфимия, а также Арсения, Феодора, Георгия и переписчика рукописи Саввы. Учитывая, что к 979 г. в грузинской общине был и Иларион, ставший впосл. экономом, считают, что он и упомянутые подвижники и составили 1-ю группу из 8 чел., обосновавшихся в келлии ап. Иоанна Богослова (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 21-22).

На основание И. м. повлияли события, происшедшие в Византийской империи после воцарения в 976 г. малолетних императоров Василия II Болгаробойцы и Константина VIII. Командующий вост. визант. войсками Варда Склир провозгласил себя визант. императором, поднял мятеж и в 978 г. занял Анатолию. Он разгромил визант. войска, к-рыми командовал Варда Фока в битвах при Панкалии близ г. Аморий (19 июня 978) и при Василика-Ферме в визант. феме Харсиан. Императоры, а скорее их мать, августа Феофано, обратилась за помощью к царю Тао-Кларджети Давиду III Куропалату, но, поскольку не имела возможности направить гонца в Грузию, решила действовать через груз. монахов Афона. Летом 978 г. визант. вельможа (севастофор) прибыл в Великую Лавру и передал 3 письма от императоров преподобным Афанасию, Иоанну и Иоанну-Торникию; последнего просили приехать в К-поль. Монах отказывался, однако преподобные Афанасий и Иоанн убедили его выполнить просьбу августы. В К-поле прп. Иоанну-Торникию было поручено отвезти послание императоров и августы груз. царю Давиду III, по получении которого груз. царь выслал на подавление восстания Варды Склира 12-тысячную конную армию, во главе которой поставил прп. Иоанна-Торникия и полководца Джоджика. В случае победы визант. императоры обещали передать груз. царю Давиду III «Верхние земли», т. е. Имиер-Тао, с правом пожизненного владения, а прп. Иоанну-Торникию - все трофеи. 24 марта 979 г., во 2-й битве при Панкалии, восстание было подавлено. Груз. царь Давид III получил обещанные земли и титул куропалата (нек-рые исследователи считают, что он имел титул с момента воцарения в 966), прп. Иоанн-Торникий - трофеи, часть которых раздал войскам и преподнес царю Давиду III, а др. часть употребил на основание и благоустройство И. м. (Adontz. 1938; Ломоури. 1957; Аристакес Ластиверци. 1968. С. 19, 20, 64-67; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 22, 23).

На Афон прп. Иоанн-Торникий прибыл с группой грузин, желавших подвизаться на Св. Горе, и тогда появилась необходимость в основании отдельного мон-ря. Вероятно, за это ходатайствовал и груз. царь Давид III Куропалат, активно строивший монастыри в Кларджетской пуст. в Тао-Кларджети (Ошки, Пархали, Хахули, Отхтаэклесиа). Свыше 1,2 тыс. литр золота, полученных прп. Иоанном-Торникием за победу над Вардой Склиром, были потрачены на строительство И. м. и на освоение доменов (владений) в Македонии.

Согласно хрисовулу визант. имп. Василия II Болгаробойцы (979/80; утерян, фрагменты включены в акт судьи Льва от 1059 или 1074 г.- Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 32; Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 332-333), прп. Иоанн-Торникий обменял находившиеся до этого в ведении грузин мон-ри - Иверский (τῆς ᾿Ιβηρίσσης) в К-поле и св. Фоки в Трапезунде - на мон-ри Леонтия в Фессалонике, прп. Иоанна Колова в г. Иериссе и Климента на Афоне с общей площадью земельных угодий 80 тыс. модиев. К пожалованному императором прп. Иоанну-Торникию фискальному доходу в виде 60 податных и 40 бесподатных крестьян было добавлено еще 20 и 40 крестьян. Щедрые пожертвования на основание И. м. сделал и груз. царь Давид III. Т. о., общая площадь земель И. м. уже при основании мон-ря намного превысила владения Великой Лавры не только в тот период, но и в пору ее расцвета в сер. XI в.

Стремясь расположить к себе афонитов и утвердиться на Афоне, преподобные Иоанн-Торникий и Иоанн делали значительные пожертвования афонским мон-рям. Так, полученный от имп. Василия II о-в Неон (ныне Айос-Эфстратиос), доходы от к-рого составляли от 14 до 20 литр золота в год, а также часть Честного Животворящего Креста Господня, драгоценные богослужебные сосуды, утварь, иконы, богослужебные книги, облачения и др. были переданы Великой Лавре в благодарность за содержание груз. братии («Книга агап»: НЦРГ. А 558 - Натроев. 1909. С. 35-37). Пожертвования не прекращались и после кончины преподобных, что, однако, не избавляло братию И. м. от тяжб с др. афонскими монастырями. В 979/80 г. И. м. передал афонскому Протату в Карее для раздачи монахам 14 литр золота, столько же - в 982/3 г., 28 литр - в 984/5 г., в т. ч. 1 литра золота была пожертвована на освящение церкви в Карее (Протат) ( Lefort. 1985. Vol. 1. P. 35-36). В свою очередь афониты гарантийным актом подтвердили, что не будут иметь претензий к мон-рю прп. Иоанна Колова с вотчинами в долине р. Стримон и в Иериссе и к подчиненным ему мон-рям Леонтия и Полигир, бывшим предметом долговременных разногласий и тяжб между мон-рями Афона. В 972, 976 и между 976 и 979 гг. афонские мон-ри подавали императору прошения о передаче им мон-ря прп. Иоанна Колова и его владений. Вместе с обителью прп. Иоанна Колова к иверским монахам перешли все тяжбы, к-рые вел мон-рь с X в.: напр., с жителями деревень в окрестностях Иерисса из-за земельных владений (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 4).

Первый этап строительства И. м., настоятельство прп. Евфимия

В 980 г. грузины окончательно покинули келлию ап. Иоанна Богослова и Афо и обосновались в мон-ре Климента, на тот момент представлявшем собой маленькую обитель с церковью, неск. строениями и небольшим земельным владением. Мелководье не позволяло иметь здесь удобную гавань, однако защита гор с сев. стороны давала возможность использовать долину в качестве угодий.

Насельники разделили функции по управлению И. м. согласно способностям и призванию каждого: игуменом и духовником братии был избран прп. Иоанн Святогорец (979/80-1005); прп. Иоанн-Торникий стал экономом (позже эту должность занял его племянник, прп. Георгий Строитель); прп. Евфимий занимался переводами. Прп. Афанасий по-прежнему окормлял груз. монахов и оказывал им высокое доверие и уважение. Так, согласно его предсмертной воле, прп. Евфимий в течение 3 лет занимал должность эпитропа в Великой Лавре.

По сведениям письменных источников и археологических исследований, проводившихся под рук. П. Милонаса, на 1-м этапе строительства И. м. (до сер. XI в.) был возведен кафоликон - ц. Богородицы (980-983) с нартексом, считающаяся одной из древнейших христ. святынь Афона. В 1005 г. прп. Евфимием для погребения мощей прп. Иоанна к ней был пристроен сев. придел во имя Архангелов. В 1019-1029 гг. к кафоликону И. м. были сделаны пристройки; в 1045-1056 гг. кровля церкви была перекрыта свинцовыми листами, которые по просьбе прп. Георгия Святогорца из имп. запасов выделил Константин IX Мономах; в этот же период был пристроен, вероятно, экзонартекс; до сер. XI в. пол церкви получил мозаичное покрытие (сохр. фрагментарно) (Mulônas. 1985. Vol. 1. P. 64-68).

Как указывает еп. Порфирий (Успенский), строителями мон-ря были не только преподобные Иоанн-Торникий и Иоанн Святогорец, но и «какой-то грузин Варасвадзе», к-рого А. Натроев на основании колофона сборника произведений свт. Иоанна Златоуста и прп. Ефрема Сирина «Рай» (977, пергамен) идентифицирует с братом прп. Иоанна-Торникия, Иоване Варазваче (Чордванели) (Джанашвили. 1886. С. 47; Бакрадзе. 1889. С. 245; Натроев. 1909. С. 30, 31, 40-43, 47). Еп. Порфирий (Успенский) указывает, что после завершения строительства кафоликона и келлий прп. Афанасий «подарил» И. м. хрисовул имп. Василия II, разрешающий иметь мореходное судно (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 159).

К 1-му десятилетию после основания И. м. относится и появление на Афоне выходцев из Юж. Италии и с Сицилии: в Житии преподобных Иоанна и Евфимия Святогорцев говорится о приезде Льва Беневентского, брата венецианского дожа Беневенто Пандольфа II, и его 6 учеников, к-рые были приняты в И. м. Льва связывало духовное братство с прп. Гавриилом Иверским, их часто видели беседующими. Когда число приверженцев Льва выросло, иверские монахи оказали беневентанцам финансовую помощь в возведении единственного на Афоне лат. Амальфитанцев монастыря, организованного по уставу прп. Венедикта Нурсийского.

Ок. 984 г. скончался прп. Иоанн-Торникий и в И. м. наступил кризис. Прп. Иоанн решил вместе с сыном, прп. Евфимием, и неск. учениками уехать в Испанию, где надеялся встретить «немалое число иверийцев [грузин]», чтобы, как указано в Житии, «избавиться от житейских забот, связанных с настоятельской должностью. Ибо он принял ее на себя преимущественно ради блаженного Торникия, чтобы помогать ему в построении и утверждении новой Иверской обители». В 985 г. он покинул мон-рь, однако в портовом г. Авидос его друг, правитель города, воспротивился этому и сообщил в К-поль. Император, не желая упадка И. м., вызвал прп. Иоанна в К-поль и убедил вернуться на Афон и принять настоятельство И. м. (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 32-33). Сохранилась дарственная, выданная в нояб. 996 г., где говорится о пожертвовании бывш. мандатора (офицерский чин) Захарии, сына Михаила, своему духовному отцу прп. Иоанну и его Великой Лавре имения на о-ве Лемнос, куда входили: ферма, 10 домов, мельница, 4 глиняных кувшина емкостью 500 тетарт (1,25 тыс. литров), виноградник площадью 20 плинфиев (ок. 0,5 га), пахотная земля и пастбище (2 тыс. модиев), 3 пары волов, 2 коровы и 2 осла (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 11). Однако болезнь вынудила прп. Иоанна передать управление мон-рем сыну, прп. Евфимию, ставшему экономом. В Житии цитируется письмо преподобных Иоанна и Евфимия, относящееся к периоду их совместного управления И. м. и адресованное груз. духовным лицам свт. Арсению Ниноцминдскому и прп. Иоанну (Грдзелисдзе), подвизавшимся в Отхтаэклесиа. Преподобные просили монахов прибыть на Афон, с тем чтобы помочь прп. Евфимию в переводческой деятельности, т. к., будучи настоятелем, он не имел на это времени. Прп. Иоанн и свт. Арсений вначале обосновались в построенных для них келлиях и близ Кареи, в Караве, основали скит во имя прп. Симеона Столпника, а позднее перебрались в И. м. (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 34).

Прп. Иоанн скончался 14 июня 1005 г. (по церковной традиции 998). Согласно его письменному завещанию (цитируется в Житии; не сохр.), управление мон-рем было передано прп. Евфимию, после кончины которого игуменом И. м. должен был стать прп. Георгий Строитель. Эпитропом И. м. был определен император. Прп. Иоанн был погребен в И. м., над его могилой прп. Евфимий выстроил ц. во имя Всех святых.

В игуменство прп. Евфимия (1005-1019) И. м. стал одним из крупнейших мон-рей Афона, в нем подвизалось уже ок. 300 насельников: преподобный охотно принимал опытных в хозяйственных делах монахов, большинство из к-рых были греками. Появившееся в то же время название И. м. как «монастыря, лавры иверов» (μονὴ τῶν ᾿Ιβήρων - Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27, 28; Λαύρα τῶν ᾿Ιβήρων - Ibid. N 29, 30) прочно закрепилось в документах. Т. о., И. м., основанный прп. Иоанном-Торникием как родовой мон-рь, стал восприниматься как мон-рь грузин на Афоне. Прп. Евфимий управлял монастырем 14 лет, в документах 1007-1015 гг. (Ibid. N 14-18, 20, 21) встречается лишь его подпись. Известен только один документ этого периода - акт протоспафария и судьи Волерской, Стримонской и Фессалоникийской фем Андроника от 1017 г. (Ibid. N 29), на основании которого можно заключить, что прп. Георгий Строитель также был наделен некоторой властью. Последний подписанный прп. Евфимием документ относится к янв. 1018 г., подписи прп. Георгия появляются в документации с сент. 1019 г.

Парные иконы Божией Матери и Христа с ктиторскими изображениями валашского воеводы Михни II Потурченца и его сына Раду Михни (?). XVI в. (ризница Иверского мон-ря)
Парные иконы Божией Матери и Христа с ктиторскими изображениями валашского воеводы Михни II Потурченца и его сына Раду Михни (?). XVI в. (ризница Иверского мон-ря)

Парные иконы Божией Матери и Христа с ктиторскими изображениями валашского воеводы Михни II Потурченца и его сына Раду Михни (?). XVI в. (ризница Иверского мон-ря)
Церковь в честь иконы Божией Матери Портаитиссы. 1680 г.
Церковь в честь иконы Божией Матери Портаитиссы. 1680 г.

Церковь в честь иконы Божией Матери Портаитиссы. 1680 г.

Церковная традиция XIX в. связывает явление на Афоне иконы Божией Матери Портаитиссы с периодом настоятельства в И. м. преподобных Иоанна и Евфимия, хотя прямых свидетельств этому не имеется. Данное мнение основано на отождествлении прп. Гавриила, обретшего икону, с Гавриилом - современником преподобных Иоанна и Евфимия, упоминаемым в их Житии. Согласно греч. Сказаниям об Иверской иконе, сохранившимся в рукописях XVI в., она была брошена в море вдовой из Никеи в правление имп.-иконоборца Феофила (см. подробнее в ст. Иверская икона Божией Матери). Еп. Порфирий (Успенский) считал, что упоминаемый в этих Сказаниях проэстот Павел, при к-ром была обретена икона, был настоятелем груз. обители Афо и современником прп. Евфимия. По мнению епископа, описание и история иконы были известны груз. инокам Афона благодаря рассказам подвизавшегося в Афо сына вдовы из Никеи (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 160-171).

А. Натроев, ссылаясь на описание в Житии преподобных Иоанна и Евфимия Святогорцев чудесного выздоровления прп. Евфимия, полагал, что в месте, где речь идет о молитве прп. Иоанна за сына перед образом Пресв. Богородицы, подразумевается именно Портаитисса. Т. о., он относит время появления иконы в И. м. к более раннему сроку, периоду игуменства прп. Иоанна, и в подтверждение цитирует опубликованный Церковным музеем Грузинского Экзархата пергаменный Афонский сборник, содержащий Житие прп. Евфимия, где нет сведений о чудесном обретении иконы в настоятельство прп. Евфимия, но говорится о том, что иверские монахи уже к началу правления прп. Евфимия, перед тем как «вступать в церковь... сначала преклоняли колена и творили молитву перед образом Божией Матери, что на вратах храма» (Хаханашвили. 1901. С. 37). По мнению ученого, в том же году, когда икона была пущена по воде вдовой из Никеи, отшельник Гавриил (Натроев полагает, что он и подвизавшийся во время прп. Иоанна инок Гавриил - разные лица) по распоряжению игумена Афо Павла вытащил икону из воды и принес ее в мон-рь (находилась в мон-ре Афо свыше 160 лет). Ок. 982 г. в связи с обустройством И. м. и возведением там кафоликона прп. Иоанн перенес икону Портаитиссы на ворота И. м. (Натроев. 1909. С. 94-105).

За время игуменства прп. Евфимий приобрел для И. м. большие территории как на Афоне, так и за его пределами: Магулу (гарантийный акт мон. Андрея от дек. 1007 г. // Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 14; Договор дарения прп. Евфимия своему духовному сыну Иоанну от апр. 1012 г. // Ibid. N 17), Палеохорий (акт прота Никифора от апр. 1013 г. // Ibid. N 18), мон-рь Фессалоникийца во имя вмч. Пантелеимона, Сисик, вотчины Сисикского мон-ря (акты прота Никифора от апр. 1015 г. // Ibid. N 20, 21), ниву вблизи Иерисса (Ibid. N 23) и др. По совету свт. Арсения Ниноцминдского и Иоанна (Грдзелисдзе) прп. Евфимий, оставив переводческую деятельность, отказался от настоятельства, отклонил предложение визант. имп. Василия II Болгаробойцы занять вакантную кафедру Кипрского архиепископа и перебрался в скит св. Евфимия, к-рый он приобрел в Фессалонике для И. м. Продолжая занимать должность эпитропа в Великой Лавре, он и здесь стал вводить суровые правила Типикона И. м., что вызвало недовольство монахов. Они выразили протест, имп. Константин VIII для ознакомления с обстоятельствами дела вызвал прп. Евфимия в К-поль, где 13 мая 1028 г. святой скончался в результате несчастного случая: его сбросил мул, напуганный нищим. Тело преподобного перевезли в И. м. и погребли в ц. св. Иоанна Предтечи (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 91).

Типикон прп. Евфимия

Еще при жизни прп. Иоанна прп. Евфимий разработал и ввел в повседневную жизнь насельников мон-ря «Правила и распорядок, утверждающие в вере». Цитирующиеся в Житии преподобных Иоанна и Евфимия 42 правила устава И. м., вероятно, представляют собой Типикон прп. Евфимия, дополненный автором Жития, прп. Георгием Святогорцем.

Большое влияние на «Правила...» оказал составленный прп. Евфимием законодательный кодекс Грузинской Православной Церкви - Малый Номоканон (НЦРГ. А 96, 182 л., 1031 г.; S 143, 204 л., XI в., переписчик Басили - Малый Номоканон. 1972), объединивший неск. канонических памятников греч. церковного законодательства, переработанных и дополненных прп. Евфимием (подробнее о канонической лит-ре см. в разд. «Грузинская церковная литература» в ст. Грузинская Православная Церковь).

Среди должностных лиц И. м. особые полномочия имели скевофилакс, келарь и эконом. Скевофилакс заведовал монастырской ризницей, хранил церковную утварь и документацию мон-ря, вел экономические и финансовые дела с др. мон-рями и частными лицами. Грамматевс (секретарь) составлял протоколы заседаний собора старцев, списки насельников, вел переписку. В управлении келаря и его помощников находились винодавильня, житница, сады и мельницы; в обязанности келаря входили также доставка из метохов (подворий) в мон-рь зерна, фруктов, маслин и орехов и распределение продуктов в обители. Эконом или совет старцев управляли мон-рем в отсутствие или в период болезни игумена, а также после его смерти до избрания нового. С членами совета игумен обсуждал особо важные дела; менее важные, касающиеся повседневного монастырского хозяйства, рассматривал эконом. Помощник эконома управлял имуществом мон-ря, мастерскими сапожников, конюшней, кузницей и виноградниками, руководил земельными рабочими, каменщиками, пастухами, виноградарями и моряками, а также делил утварь среди монахов.

Содержанием кафоликона и вопросами богослужения занимался экклисиарх (типикарис, благочинный), к-рому помогал свечник. Во время богослужения молодые монахи стояли в центре в 2-3 ряда, более старшие - вдоль стен близ стасидий, пожилые, больные и калеки могли находиться в нартексе и сидеть. Двое надзирателей (эпитриты) следили за дисциплиной. На богослужениях соблюдалась строгая тишина: если нужно было что-то сказать, выходили в нартекс. Игумен собирал монахов в церкви для решения судебных или адм. вопросов, а также в связи с посланиями императора.

Иверский мон-рь. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. Ок. 1744 г.
Иверский мон-рь. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. Ок. 1744 г.

Иверский мон-рь. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. Ок. 1744 г.
Иверская иконы Божией Матери. Кон. XX в. (Тбилисский Сиони)
Иверская иконы Божией Матери. Кон. XX в. (Тбилисский Сиони)

Иверская иконы Божией Матери. Кон. XX в. (Тбилисский Сиони)

Трапезной управлял трапезарий, к-рому помогали монахи на послушании, хорепископ и все, кто «без дела». Трапезничали дважды в день, усаживались по 9 чел. за стол, за каждым сидел виночерпий. Игумен пробовал еду и вино первым. Знатных гостей - игумена Великой Лавры, прота и т. д.- настоятель И. м. принимал в своей резиденции. Для больных пищу готовили отдельно.

Пилигримов принимал привратник и через 3 дня отправлял обратно, поскольку посторонним находиться в мон-ре более этого срока было запрещено (правило соблюдается до сих пор). Строительными работами заведовал эпистат, в его подчинении находились 30-40 рабочих, среди к-рых были и миряне.

Поступающий в мон-рь должен был иметь характеристику или отзыв к.-л. известного, уважаемого лица. Иноки из др. мон-ря принимались только при предъявлении письменного согласия игумена прежнего монастыря. Монах, вступивший в монастырь с имуществом, половину его передавал обители, др. половина сохранялась записанной на его имя. Уходящий из мон-ря терял право на свое имущество. Самостоятельно покупать одежду запрещалось (новоприбывшим выдавалось все необходимое): в Житии сказано, что прп. Евфимий неоднократно сжигал одежду, приобретенную без его благословения. Монахам не только запрещалось вносить в келью керосиновую лампу (видимо, из-за опасности пожара), но и иметь больше одного креста и одной иконы. В скриптории чтецы и переписчики могли иметь столько масла, сколько им было нужно. Самое строгое наказание следовало за лжесвидетельство: уличенный во лжи монах изгонялся из мон-ря навсегда.

Монахи делились на тех, «кто постоянно трудится ежедневно и не находит времени, чтобы спать», и на тех, «кто занимается легкими работами: священники, архиереи или же псаломщики». Монахи, у к-рых были ученики, в основном жили в келлиях и получали еду из монастыря (вино, масло, сыр и хлеб). Прп. Георгий Строитель упразднил практику выдачи еды живущим вне обители монахам, однако позднее это правило было восстановлено. Отшельники (некоторые подвизались в афонских владениях И. м., напр. в келлиях Каравы) могли ежедневно получать в мон-ре хлеб. По воскресеньям они молились и трапезничали вместе с остальной братией в мон-ре.

Сопровождавшие монахов молодые родственники, желающие принять постриг, могли селиться на подворьях И. м. за пределами Афона, где эконом знакомил их с основами веры и обучал к.-н. ремеслу (однако монахами становились не все). Именно связанным с этим обычаем объясняют груз. имя одного из живших во владении И. м. Волв на п-ове Халкидики крестьян - Мосе Ивира (Грузина), зафиксированное в практиконе (янв. 1104) севаста Иоанна Комнина (впосл. визант. имп. Иоанн II) (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 52).

Возможно, именно со строгостью нового Типикона и вероятным недовольством среди братии связаны 2 покушения на прп. Евфимия в И. м. (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 69, 70, 74-76, 78-86, 93; Илия (Шиолашвили). 1960. С. 62-77; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 68-70).

Усиление греческого влияния в И. м.

Прп. Георгий Строитель (Варазваче; Георгий I в хронологии игуменов И. м. (1019-1029)) изменил нек-рые правила, введенные прп. Евфимием, в частности стал покровительствовать киновийному жительству. В Житии указано, что прп. Евфимий в ответ на нововведения «промолчал», будучи занят переводами. Однако политика прп. Георгия изменила соотношение груз. и греч. монашества в И. м.: предпочтение было отдано прибывавшим в мон-рь и придерживавшимся киновии грекам, к-рые стали занимать нек-рые должности. Конфликты между греками и грузинами нередко доходили до открытого противоборства и даже рукоприкладства.

В настоятельство прп. Георгия имущество мон-ря увеличивалось, владения расширялись. В 1020 г. Протат позволил И. м. иметь 2-ю упряжку быков (право на 1-ю иверские монахи получили еще от имп. Василия II Болгаробойцы) не для пахоты, а для перевозки деревьев и камней, как это явствует из акта прота Леонтия от дек. 1020 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 24). Было закончено строительство ц. Пресв. Богородицы, прп. Георгий стал ее ктитором (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 95).

В июне 1042 г. был составлен акт о размежевании земель между Великой Лаврой и И. м.: ок. 1020 г. И. м. купил поле и Кастрийский фруктовый сад св. Илии в Девеликии близ Иерисса; ок. 1024 г.- афонский монастырь Мелиссургий; до 1029 г.- мон-рь Рождества и дер. Довровикию в районе горного массива Пангей. Это были наиболее значительные приобретения И. м. после 980 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 45).

В 1029 г. прп. Георгий был обвинен в участии в заговоре против имп. Романа III Аргира в пользу фессалоникийского дуки Константина Диогена. Прп. Георгий был арестован, осужден и выслан в мон-рь Моновата, где вскоре скончался. Различным наказаниям подверглись и др. обвиненные в заговоре; Ферси, сын полководца Джоджика, возглавившего вместе с прп. Иоанном-Торникием груз. войска в сражении против Варды Склира, был обезглавлен (Lefort. 1985. Vol. 1. P. 19, 46). Мон-рь потерял имп. поддержку, часть земель, принадлежавших И. м., была конфискована гос-вом. Ситуацией воспользовались соседи на Афоне и в Македонии: в акте о размежевании (июнь 1042) указано, что ок. 1040-1041 гг. монахи Великой Лавры отторгли у И. м. неск. вотчин, напр. Зевгелатийское поле в Девеликии, принадлежавшее И. м. свыше 25 лет (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27); в г. Эзева (Эзова, Эзивы) местный епископ присвоил подворье во имя Пресв. Богородицы. Власть в И. м. перешла к грекам, игумен был лишен прав.

Греч. монахи обители, все же не осмеливавшиеся поставить игуменом грека, а также перешедшая на их сторону часть груз. монахов провозгласили игуменом прогречески настроенного грузина Георгия II (1029 - ок. 1035), к-рого соотечественники прозвали «негодником», а духовным главой мон-ря считали мон. Григория (вероятно, прп. Григория Ивера). Известны 2 документа, подписанные Георгием II и датированные приблизительно 1030 г. (сохр. в акте судьи Льва Филакса от сент. 1056 - Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 31) и апр. 1035 г. (Actes de Lavra. 1970. Vol. 1. N 29) (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 95; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 45-46).

Чтобы поправить финансовое и политическое положение, монахи И. м. часто ездили в К-поль и в Грузию, прося помощи у живших в визант. столице влиятельных грузин (напр., у братьев Георгия и Парсмана (впосл. настоятель И. м. Арсений) Чорчанели, у груз. царя Баграта IV, который был в родстве с визант. имп. Романом III, и др.). Однако до кончины императора их усилия оставались безрезультатными (Lefort. 1985. Vol. 1. Р. 46).

Сменивший его на визант. престоле имп. Михаил IV Пафлагон (1034-1041) реабилитировал имя прп. Георгия Строителя, помиловал обвиненных в заговоре против имп. Романа III и хрисовулом 1034 г., позже подтвержденным хрисовулом визант. имп. Михаила V Калафата (1041-1042), возвратил И. м. имущество и право на отторгнутые у него земли: владения Леонтария на п-ове Халкидики, Мелитзиана в долине р. Стримон, Стилиарий, скит св. Иоанна Предтечи, дер. Довровикию (акт судьи Льва приблизительно от 1059 - апр. 1074 г.- Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 32). Также было закреплено право грузин на владение кафоликоном И. м., ц. Пресв. Богородицы. Считается, что в этих событиях существенную роль сыграло название И. м. как «монастыря иверов». Игуменом И. м. имп. Михаил IV назначил Григория (ок. 1035-1041). Мощи прп. Георгия Строителя были перевезены из мон-ря Моновата в И. м. и упокоены в кафоликоне. Значительные усилия потребовались, чтобы вернуть И. м. земли, крестьян и податные доходы (возвращены не полностью).

Грамота кафигум. Иезекииля и братии Иверского мон-ря Московскому патриарху Филарету. 1627 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2 № 37. Л. 1)
Грамота кафигум. Иезекииля и братии Иверского мон-ря Московскому патриарху Филарету. 1627 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2 № 37. Л. 1)

Грамота кафигум. Иезекииля и братии Иверского мон-ря Московскому патриарху Филарету. 1627 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2 № 37. Л. 1)
Грамота архим. Пахомия и братии Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1648 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 307. Л. 1)
Грамота архим. Пахомия и братии Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1648 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 307. Л. 1)

Грамота архим. Пахомия и братии Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1648 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 307. Л. 1)

Греч. часть общины добилась права совершать богослужение на греч. языке в ц. св. Иоанна Предтечи: разделение братии по языковому принципу продолжало создавать конфликты между группами. Игуменами мон-ря еще нек-рое время по-прежнему назначались грузины. Известны Симеон (1041-1042), упомянутый в акте о продаже мон. Марией владений в Волве (февр. 1042) (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 26), и Стефан (1042 - ок. 1044), при к-ром в июне 1042 г. было заключено соглашение о размежевании земель в Девеликии (Ibid. N 27). В 1041 г. на имп. суде Протат вынес на рассмотрение вопрос о новом статусе И. м., однако император сохранил прежнее положение мон-ря в иерархии Афона: игумены И. м. ставили подписи на греч. документах после прота и игумена Великой Лавры, до или после игумена Ватопеда (соблюдено до наст. времени). Грамоту Михаила IV в записках о посещении Афона цитирует Григорович-Барский (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 593-594; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 43).

Расцвет И. м. при прп. Георгии Святогорце и его преемниках

В 1044-1056 гг. должность настоятеля И. м. занимал прп. Георгий Святогорец (Георгий III в иерархии настоятелей И. м.), сыгравший существенную роль в истории мон-ря. Юношей он подвизался под рук. прп. Георгия Затворника в груз. монастыре Романацминда на Дивной горе (близ Антиохии, Сирия; см. ст. Чёрная Гора). По благословению духовника он прибыл на Афон, дабы продолжить здесь начатое прп. Евфимием дело перевода богослужебных книг на груз. язык. Ок. 1042 (до 1044) г. прп. Георгий был назначен экклисиархом, что позволило ему оживить деятельность иверского скриптория. На Афоне святой собирал сведения о преподобных Иоанне и Евфимии Святогорцах, об основании и о строительстве мон-ря и о начале монашеской жизни в И. м. Созданное им Житие преподобных является источником, содержащим подробную историю первых 50 лет существования И. м.

Прп. Георгий торжественно перенес мощи прп. Евфимия из ц. св. Иоанна Предтечи в кафоликон, где был устроен придел; здесь же были упокоены перенесенные из придела Архангелов мощи прп. Иоанна-Торникия. Игумен сумел разыскать мощи и др. подвижников И. м. Так, мощи свт. Арсения Ниноцминдского и прп. Иоанна (Грдзелисдзе) были найдены нетленными возле скита прп. Симеона и упокоены в юж. части нартекса кафоликона, близ раки с мощами преподобных Иоанна и Евфимия. Настоятель распорядился, чтобы возле могил горели 3 неугасимые лампады. В 1066 г., уже после кончины прп. Георгия, слева от могилы прп. Евфимия были захоронены останки Георгия I. Очевидно, что перенесение в кафоликон мощей и останков груз. видных духовных деятелей И. м. служило также и закреплением прав груз. монахов монастыря на ц. Пресв. Богородицы. Десницу прп. Евфимия как главную святыню И. м. прп. Георгий поместил в мощевик (гвадруци) и возил ее с собой не только по Св. Горе, но и в К-поль, Иерусалим, Сирию, Грузию и др. (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 132).

Важным направлением деятельности прп. Георгия было материальное обеспечение монастыря: возвращение потерянных владений и привилегий и приобретение новых. Преподобный часто бывал при дворе визант. императоров, где добивался различных субсидий. В февр. 1042 г. И. м. за полцены (20 номисм) приобрел у монахинь Марии, Анны и Агафии земли Исуны вблизи Волва (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 26); согласно акту о размежевании от июня 1042 г., мон-рь вернул земли в Девеликии, отторгнутые монахами Великой Лавры (Ibid. N 27). В июле 1044 г. Марк, настоятель граничившего с И. м. Кипариссийского мон-ря во имя Пресв. Богородицы, передал свою обитель в управление прп. Георгию, поскольку, по его словам, «никто из воспитанных мною монахов не в состоянии заменить меня» (Ibid. N 28). Согласно акту судьи Льва Филакса (сент. 1056), в этот же период было возбуждено дело о возвращении И. м. утерянного при имп. Романе III афонского владения Мелиссургий, в 1056 г. И. м. было выдано выгодное для него судебное постановление, хотя дело не было закончено (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 31). В 1042-1044 гг., как следует из актов о размежевании (июнь 1042) и игум. Кипариссийского монастыря Марка (июль 1044), эконом Иоанн описал земли в Македонии, к-рые были пожалованы мон-рю имп. хрисовулами, а также составил список, где были указаны имена 40 из 60 крестьян, которые были пожалованы И. м. имп. Василием II Болгаробойцей, не облагались налогами и не подчинялись монахам (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 27, 28). По приказу имп. Константина IХ Мономаха протоспафарий Андроник заново составил опись монастырских владений, где указаны патриарший Спилеотский мон-рь Пресв. Богородицы, подворье Преавлака, мон-рь ап. Иоанна Богослова («ту кир Иоанну») и др.; также были подтверждены права И. м. на подворье в Эзеве, хотя оно не было возвращено до 1062 г. На все владения прп. Георгий получил новые хрисовулы (утеряны), в т. ч. на большое поле в Месолимне, где И. м. уже имел подворье - мон-рь прп. Иоанна Колова - и содержал стада животных. Ок. 1054 г., во время одной из поездок в К-поль, прп. Георгий вблизи принадлежащей И. м. Ливизасды разрушил воздвигнутую там болгарами (в источнике Σκλάβοι Βούλγαροι) жен. фигуру языческого идола, сведения об этом содержатся в акте протоспафария Андроника от авг. 1047 г. (Actes d'Iviron. 1985. Vol. 1. N 29; Lefort. 1985. Vol. 1. P. 52; ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 139-140).

Грамота монахов Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1660 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 606. Л. 1)
Грамота монахов Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1660 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 606. Л. 1)

Грамота монахов Иверского мон-ря царю Алексею Михайловичу. 1660 г. (РГАДА. Ф. 52. On. 2. № 606. Л. 1)
Оклад напрестольного Евангелия. Дар царей Иоанна V и Петра I. Кон. XVII в. (ризница Иверского мон-ря)
Оклад напрестольного Евангелия. Дар царей Иоанна V и Петра I. Кон. XVII в. (ризница Иверского мон-ря)

Оклад напрестольного Евангелия. Дар царей Иоанна V и Петра I. Кон. XVII в. (ризница Иверского мон-ря)

В 1054 г. в К-поле прп. Георгий встретился с царем Грузии Багратом IV и его матерью царицей Мариам, к-рую преподобный постриг в монахини. Царь предложил ему занять вакантную кафедру Чкондидского архиепископа, но прп. Георгий отказался. Поддержка царя и царицы позволила И. м. получить у визант. императора привилегию самостоятельно сдавать налоги в столичные ведомства, не пуская на свою территорию сборщиков налогов. Визант. император по просьбе царицы Мариам и проживавшего в К-поле груз. вельможи Парсмана (Арсения) передал И. м. 2 ежегодные ренты, каждая в размере литры золота, что в сумме с уже имеющейся имп. дотацией в 1 литру золота и с др. доходами мон-ря обеспечивало рост его материального благосостояния. Существенный доход приносил скрипторий: только переписанные мон. Феофаном рукописи принесли доход в 1,5 тыс. золотых.

И. м. покровительствовали многие груз. вельможи, жившие в Византии: братья Чорчанели Парсман (Арсений) и Георгий, братья Петрик (впосл. мон. И. м. Петр) и Иоанн (впосл. архиепископ Чкондидский, занявший кафедру по рекомендации прп. Георгия), а также грузины, приезжавшие в Византию и на Афон и привозившие учтенные в «Книге агап» пожертвования (Парсман Тмогвели, григол Абусерисдзе и др.), многие из них становились насельниками И. м. (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 5, 15).

В 1056 г. преставилась покровительница И. м. визант. имп. Феодора. Прп. Георгий при поддержке груз. царицы Мариам выхлопотал у визант. имп. Михаила VI Стратиотика разрешение оставить должность настоятеля И. м. и перебрался в монастырь прп. Симеона близ Антиохии. В 1060 г. прп. Георгий по просьбе царя Баграта IV прибыл в Грузию, где занимался воспитанием престолонаследника, царевича Георгия, стал духовником царя и его семьи, католикоса-патриарха всей Грузии Георгия III Таоэли (ок. 50-х - 60-е гг. XI в.), мн. вельмож. За неск. лет он обошел почти всю страну и собрал 80 юношей из числа сирот и из бедных семей, с тем чтобы воспитать их в И. м. и пополнить груз. братию обители (нек-рые исследователи считают, что для них прп. Георгий создал в И. м. училище). Отроки пользовались заступничеством Пресв. Богородицы, небесной покровительницы Афона. В 1064 г., за 3 дня до взятия турками-сельджуками под предводительством султана Алп-Арслана г. Ахалкалаки, где в то время находились прп. Георгий и отроки, святому предстала Пресв. Богородица и повелела немедленно покинуть город. В 1065 г. прп. Георгий прибыл в К-поль, где неск. раз был принят имп. Константином X Дукой, восхищенным церковным пением детей, и подал ему прошения об обустройстве сирот и об укреплении мон-ря. Император пожаловал прп. Георгию 1 тыс. аргир (мелкая серебряная монета). 29 июня 1065 г. в возрасте 56 лет прп. Георгий скончался от простуды. На следующий день император удовлетворил его ходатайства и выдал И. м. 2 хрисовула: 1-м были подтверждены все жалованные грамоты И. м., что предупреждало все посягательства на права грузин на мон-рь; 2-м была определена участь юношей, ответственность за содержание и воспитание к-рых была возложена на И. м., никто не смел выселить их из мон-ря. Мощи преподобного были перевезены в И. м. и 24 мая упокоены в мраморной раке в кафоликоне, рядом с ракой прп. Евфимия (ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 195-196).

Подсвечник в виде лимонного дерева. 1818 г. (ризница Иверского мон-ря)
Подсвечник в виде лимонного дерева. 1818 г. (ризница Иверского мон-ря)

Подсвечник в виде лимонного дерева. 1818 г. (ризница Иверского мон-ря)

Настоятельство прп. Георгия стало для И. м. эпохой расцвета: в 1062 г., спустя неск. лет после оставления им игуменства, когда в мон-ре гостил груз. вельможа Липарит (впосл. мон. Антоний), в И. м. подвизалось 300 монахов, как это было во времена прп. Евфимия. Игумен И. м. был включен в число наиболее почетных настоятелей афонских мон-рей: на собрание в Карее настоятель Великой Лавры мог брать с собой 6 монахов, настоятели Ватопеда и И. м.- по 4, прот - 3, остальные - по одному.

Во 2-й пол. XI в. должность настоятеля И. м. занимали Арсений (в 1056 и 1059), Феодор (дек. 1061 - до 1065), Николай (1080-1081); наиболее плодотворным было настоятельство прп. Георгия Олтисари (Георгий IV в хронологии настоятелей И. м.; 1065/66-1077/78). При нем, согласно «Книге агап», И. м. был обнесен мощной стеной, сменившей менее высокую и широкую, воздвигнутую, вероятно, еще при прп. Евфимии (запись № 67 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 6). Мон-рь, несмотря на значительное число принадлежавших ему скитов и пустыней, был перенаселен; греч. монашество преобладало над грузинским. И. м. по-прежнему стремился к расширению своих владений на Афоне и в Македонии. Сохранились 3 документа (акт судьи Льва Филакса от сент. 1056 г.; хрисовул имп. Константина X Дуки от дек. 1062 г.; акт дуки Фессалоники Феодора Далассина от февр. 1063 г.), касавшиеся Мелиссургия, владения И. м. на границе Афона, это владение стало спорным после событий 1029 г. и было возвращено И. м. после 30-летнего судебного разбирательства, для чего понадобилось вмешательство дуки Фессалоники (впосл. имп. Никифора III Вотаниата) и имп. Феодоры (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 31, 36, 37).

Великий Синаксарь прп. Георгия Святогорца. XI в. (б-ка Иверского мон-ря)
Великий Синаксарь прп. Георгия Святогорца. XI в. (б-ка Иверского мон-ря)

Великий Синаксарь прп. Георгия Святогорца. XI в. (б-ка Иверского мон-ря)
Башня Иверского мон-ря
Башня Иверского мон-ря

Башня Иверского мон-ря

Брат прп. Георгия Олтисари Михаил являлся, по-видимому, влиятельным лицом, поскольку способствовал укреплению и расширению И. м. При его помощи прп. Георгий, как об этом сказано в акте митр. Серрского Стефана от янв. 1071 г., получил от имп. Константина X хрисовул, что позволило вернуть И. м. ранее принадлежавшие обители владения, в частности в Мелитзиане (Ibid. N 40).

Согласно хрисовулу от июля 1079 г. фессалоникийского дуки, впосл. имп. Никифора III Вотаниата, хорошо осведомленного о делах мон-ря и проявлявшего особую заботу о нем, И. м. возвратил утраченные после 1029 г. 23 вотчины в Македонии, из к-рых по меньшей мере в 12 были подворья, откуда эконом И. м. контролировал работу крестьян. Также Никифор возобновил прекращенную при имп. Михаиле VII выдачу И. м. 4 литр и 16 номисм золота на уплату налогов, подтвердил неприкосновенность вотчин мон-ря и дал ему нек-рые судебные привилегии. Так, мон-рь, будь он истцом или ответчиком, был подвержен суду только фессалоникийского дуки в К-поле. И. м. имел офиц. покровителя - логофета дрома или его протонотария, освобождался от зависимости от всех местных правителей, в т. ч. и от епископов; ему дано было право самому избирать настоятеля (Ibid. N 41). Подобные привилегии позволяли считать И. м. императорским, хотя в актах времен имп. Алексея I Комнина (1081-1118) он так не назывался.

В акте прота Павла от окт. 1080 г. (Ibid. N 42) описаны результаты встречи афонских игуменов, на к-рой обсуждались оспариваемые И. м. и Сараварским мон-рем (τοῦ Σαράβαρος, τοῦ Σαράβαρη) права на владения виноградниками: были подтверждены права И. м. на прежние владения, расположенные в центре полуострова, на границе владений Карава и Сисик, однако в начале царствования имп. Алексея I они вновь стали спорными.

И. м. по-прежнему пользовался покровительством визант. императоров (Феодоры, Константина X). Считается, что особое благоволение к И. м. императоров Михаила VII Дуки и Никифора III Вотаниата связано с тем, что оба они в разное время (до 1078 Михаил VII, после 1079 Никифор III) были женаты на груз. царевне, дочери груз. царя Баграта IV, Марфе (в крещении Мария; в визант. источниках - Мария Аланская), в 1056 г. в малолетнем возрасте привезенной в К-поль. Мария продолжала сохранять влияние и при Алексее I, вплоть до пострига в монашество в 1091 г. (в 1094 скончался ее 21-летний сын от брака с Михаилом VII, царевич Константин). В поминальной записи № 133 от 21 нояб. в «Книге агап» перечислены основные заслуги Марии перед мон-рем: внесение в секрет (правительственное ведомство) долга за Месолимну (вотчина И. м. в Македонии); ходатайство перед императорами Михаилом VII и Никифором III о возвращении И. м. принадлежащих ему предместий вне обители, в т. ч. Мелитзианы; раздача монахам 6 литр золота (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 8, 24-25).

И. м. в период нашествия турок-сельджуков

С сер. XI в. в результате нашествия на Закавказье турок-сельджуков (в 1064 в Грузию вторгся султан Алп-Арслан Мухаммед ибн Дауд) влияние Грузии на Ближ. Востоке снизилось, что сказалось и на И. м. Преемник Баграта IV груз. царь Георгий II (1072-1089) был вынужден платить сельджукам дань, он и его преемники не могли заботиться об И. м., теперь поддерживаемом лишь груз. и частично греч. вельможами из К-поля и др. городов Византии, чьи имена были внесены в «Книгу агап». В царствование визант. имп. Алексея I Комнина началась постепенная потеря интереса к И. м. и со стороны визант. имп. двора, поскольку мон-рь уже не мог быть связующим звеном между Грузией и Византией.

Строительные работы в И. м. при настоятельстве Иоанна II (Букаисдзе) (1085-1104), когда была построена «хорошая башня ограды» (поминальная запись № 43 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 5),- свидетельство временного благосостояния И. м. В 1074 г. мон-рь был вынужден взять взаймы 600 модиев зерна, яровых и ячменя, к-рые ему «отпустил» (т. е. отдал безвозмездно) еп. Сланицы Лев (в «Книге агап» был установлен день его поминовения 1 дек. (поминальная запись № 2 - Ibid. P. 4)).

Немаловажное значение имеет тот факт, что в XII в., как и в X в., И. м. содержал флот: во время настоятельства Иоанна II грек Никон выстроил для мон-ря судно водоизмещением 400 модиев (в «Книге агап» 4 дек. установлен день поминовения его и его родителей Анны и Константина (поминальная запись № 8 - Ibidem)).

В апр. 1081 г. И. м. обвинили во вторжении в окрестности Сисика: на территории Протата и Сараварского мон-ря, а также мон-рей Влитзида (τοῦ Βλιτζιδῆ), Полита (τοῦ Πολίτου) и Ксиропотам. Прот Павел и настоятели мон-рей постановили, что законные права И. м. не распространяются на земли по зап. берегу протекающей в Сисике реки, принадлежащие Протату и 4 мон-рям. Общий тон документа и оскорбительные эпитеты, употребленные по отношению к монахам И. м., свидетельствуют о том, что И. м. потерял благосклонность императора (Actes de Xérоpotamou. 1964. Vol. 1. N 6; Lefort. 1990. Vol. 2. P. 27). Мон-рь стал терять свои владения. Так, акт от 1085 г. (Actes de Lavra. 1970. Vol. 1. N 47; Lefort. 1990. Vol. 2. P. 27) составлен по поводу конфликтной ситуации между И. м. и Великой Лаврой в связи с владением дер. Камена на п-ове Халкидики. К 1089 г. мон-рь потерял 75 тыс. модиев земли, лишь 30 тыс. из к-рых смог вернуть в дальнейшем. Новое межевание зафиксировано документом об установлении границ (март 1101), подписанным экономом севастократора Исаака Сгуром; здесь же содержится запись о том, что севастократор Исаак пожертвовал И. м. сенокос в 3,2 тыс. модиев в Арсеникии на п-ове Халкидики (Actes d'Iviron. 1990. Vol. 2. N 50). К 1104 г. И. м. утратил права на 11 из 23 доменов в Македонии, к-рыми владел по хрисовулу от 1079 г. имп. Никифора III. Вероятно, эти потери стали результатом политики, проводимой визант. имп. Алексеем I, по конфискации «лишних» земель в пользу его родственников.

Основными покровителями И. м. на рубеже XI и XII вв. стали куропалат Сумбат Бакуриани, его супруга Кали (в постриге Мария) и его брат магистр Сергий. 27 марта 1085 г. Сумбат и Сергий подписали гарантийный акт еп. Эзевского Феодула, регулирующий спорные территориальные вопросы в Эзеве (Ibid. N 43). В завещании от 23 янв. 1090 г. (Ibid. N 44) Сумбат просил, чтобы его похоронили в И. м., где он принял постриг с именем Савва. Он был погребен в мраморной гробнице в сев. приделе кафоликона во имя Архангелов. Кали в завещании от 4 нояб. 1098 г. (Ibid. N 47) передала И. м. владение в Радоливе близ горного массива Пангей площадью 20 тыс. модиев, к-рое, согласно фискальному реестру, подписанному судьей Никитой Анзой (до дек. 1103 г.- Ibid. N 48), стало принадлежать мон-рю после ее кончины в 1103 г. Сохранились 2 кадастра эконома Радолива (первое 10-летие XII в.), являющиеся первоисточниками по истории И. м. и отражающие социально-экономическую ситуацию в Македонии того времени. Тексты этих документов составлены по-гречески, но один был записан греч. буквами, а другой - грузинскими, с переводом нек-рых слов на груз. язык (Ibid. N 53. Append. 1, 2).

По сведениям «Книги агап», Грузинское гос-во, оправившееся от нашествия турок-сельджуков и к кон. XII в. ставшее сильнейшей христ. державой на Ближ. Востоке, вновь заинтересовалось И. м. Уже с сер. XII в. в И. м. стали поступать значительные пожертвования из Грузии, в т. ч. от Аришиани (поминальные записи № 54, 143), Иоанна Коджихисдзе (поминальная запись № 143), св. царицы Тамары (1178/84-1213) (поминальные записи № 95, 153), Григория и Иоанна Кобулисдзе (поминальные записи № 39, 145), Николоза Гулаберисдзе (поминальная запись № 144), еп. Кутаисского Абуласана (поминальная запись № 149) и др., многие из них приезжали на Афон и подвизались в И. м. (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 4-11).

В XII в., во время пожара, сгорели кельи И. м. На устранение его последствий из Грузии с пожертвованиями были направлены 3 монаха. В «Книге агап» указаны имена жертвователей, среди которых - св. царица Тамара, подарившая 20 дукатов и «две парчи», каждая стоимостью более 20 драхканов (25 июля был определен как ее поминальный день (поминальная запись № 153)), и мцигнобартухуцеси (глава царской канцелярии; везир) Иоанн, пожертвовавший «4 литры иперперов [визант. солид] и одну золототканую парчу» (поминальная запись № 155 - Lefort. 1990. Vol. 2. P. 10). Свои сбережения жертвовали обители и насельники И. м., напр. канонарх иером. Михаил, отдавший 30 иперперов (поминальная запись № 33) (Ibid. P. 5).

Известны несколько настоятелей И. м. этого периода: Евгений (1-я четв. XII в.), Иосиф (приблизительно 1108), Иоанн III (Калакала; до сер. XII в.), Михаил (сер. XII в.), Иоанн IV (3-я четв. XII в.), Василий (3-я четв. XII в.), Георгий V (1169), Павел (март 1170-1183/84), Георгий VI (1183/84), Макарий (кон. XII в.), но о них сохранились весьма скудные сведения. Иоанн III (Калакала) дал указание экклисиарху Иоанну (Таплаисдзе) собрать разрозненные записи «Книги агап» и переписать их «по порядку», в соответствии с церковным календарем. Были оставлены свободные места, иногда целые страницы, для внесения записей, к-рыми впосл. пополнялась «Книга агап» (НЦРГ. А 558), 1-ю редакцию к-рой в 1074 г., во время настоятельства прп. Георгия Олтисари, составил Микаел Дагалисонели.

В поминальной записи № 165 «Книги агап» (Lefort. 1990. Vol. 2. P. 10-11) имеются обширные сведения о настоятеле И. м. Павле, к-рый 8 месяцев собирал пожертвования в К-поле и смог выплатить все долги, а также получил грамоты, закрепившие владения мон-ря. Во время его игуменства была воздвигнута и расписана ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы, выстроены большая башня в И. м. и келлии в Карее, увеличена ограда И. м., приобретен мон-рь Каниск (τοῦ Κανισκᾶ), в Волве основано подворье и выстроены церковь и 2-колесная мельница, проведены хозяйственные работы во владениях И. м.: в Радоливе, Довровикии, Мелитзиане, Волве, на подворье св. Варвары в Писоне на п-ове Халкидики, в Каламокопии близ Фессалоники, в Фессалонике и др. В описи И. м. 1183/84 г. (поминальная запись № 158 - Ibid. P. 10) отражено хорошее состояние обители, которая владела значительным движимым и недвижимым имуществом. Преемником Павла стал эконом Георгий VI; в поминальной записи № 158 описан процесс его выборов: уходящий настоятель назвал кандидата, «собрание всего братства» утвердило его.

В 1197 г. на Афон прибыли серб. кор. Стефан Неманя (св. Симеон) и его сын, буд. свт. Савва I, в т. ч. они побывали в И. м. и «сделали пожертвования монастырю», а также дали по золоту «каждому брату» (Ibid. P. 41).

И. м. в XIII в.

Одним из последствий 4-го крестового похода 1204 г. стало основание Фессалоникийского королевства, возглавленного одним из руководителей похода - кор. Фессалоники Бонифацием Монферратским, а также появление латинян на Афоне. Не исключено, что латиняне появились в И. м. сразу после 1204 г.: это объяснило бы присутствие в маргиналиях неполно сохранившейся греч. рукописи «Повесть о Варлааме и Иоасафе» (Ath. Iver. georg. 463), ее частичного перевода на франц. язык в нач. XIII в. Груз. часть общины пыталась поддержкой Рима укрепить свое положение (Lefort. 1994. Vol. 3. P. 3, 5).

Грек Григорий (Икодомопул) после назначения в 1217 г. на должность предводителя греч. общины И. м. обратился в письме к Охридскому архиепископу, вероятно к Димитрию II Хоматиану (с 1216/17; † после 1236), с вопросом, «должно ли иметь отношения с теми, которые во времена бедствия отвернулись, связались с латинами и приняли их правила» (Ibid. P. 4), имея в виду действия предводителей груз. общины И. м. по отношению к представителю папы Иннокентия III в Фессалонике, кард. Бенуа из мон-ря св. Сусанны. Охридский архиепископ осудил поведение грузин, но не опротестовал управление мон-рем грузинами, как на то рассчитывала греч. община, заявив, что «по традиции церковного прощения те, которые поступились церковными правилами, могут покаяться и опять вернуться к церковным правилам» (Ibid. P. 5). Эти слова спасли И. м. от внутреннего раскола.

В марте 1230 г., в битве при Клокотнице, победу над деспотом Феодором одержал болг. царь Иоанн Асень II, и в регионе на 10 лет установилось болг. правление. Афонцы, в т. ч. и иверские монахи, признали новую власть: Иоанн Асень издал хрисовул (утерян; сохр. постановление Синода от мая 1250 г.- Actes d'Iveron. 1994. Vol. 3. N 57), к-рым были узаконены права И. м. на старый мон-рь Пресв. Богородицы Елеусы (ныне Велюса) близ Струмицы.

С 1232 г., после того как в Грузию вторглись монголы, связи между Византией и Грузией надолго ослабли. Нек-рые монахи все же приезжали из Грузии в И. м. и возвращались обратно: напр., в период царствования в Грузии вмч. Димитрия II Самопожертвователя (1269/70-1289) с Афона в Грузию приехал насельник И. м. мон. Василий, дядя буд. католикоса всей Грузии Евфимия III (10-е - 2-я пол. 30-х гг. XIV в.), обличавший царя и некоторых вельмож в многоженстве. Груз. насельников в И. м. по-прежнему было меньше, чем греческих, и тот факт, что И. м. управляли грузины, постоянно вызывал их недовольство. Положение усугублялось двоецарствием, восстанием против монголов и другими политическими событиями в Грузии.

Незадолго до 1246 г., когда Иоанн Ватаци подчинил себе Македонию, «итальянские пираты» разграбили И. м. и уничтожили часть его архива, как об этом сообщает хрисовул имп. Михаила VIII Палеолога от янв. 1259 г. (Ibid. N 58). Оттуда же становится известным, что земельные владения И. м. были в тот период довольно стабильными, несмотря на то что вслед. политических волнений И. м. потерял Арсеникию, Ливизасду и Месолимну, а также ок. 500 модиев земли в Мелитзиане и свыше 150 модиев у р. Галлик близ Фессалоники.

В 1250 г. патриарх К-польский Мануил II и синод опять подтвердили права И. м. на находившийся близ Струмицы мон-рь Пресв. Богородицы Елеусы, на владение к-рым предъявлял претензии местный епископ. Именно из этого документа известно имя настоятеля И. м.- грузина Николая, управлявшего монастырем в мае 1250 г. (Ibid. N 57). Грузинами были и последующие настоятели И. м. при императорах Михаиле VIII и Андронике II Палеологе: Неофит (до окт. 1264), Иоанникий (до окт. 1264), Неофит (окт. 1264), Иоанн (до 1279/80), Серапион (нояб. 1294, июль 1297), Антоний (дек. 1309, июнь 1314), Николай (май 1316), Иоанн (1320, 1322). Известны также некоторые греч. настоятели этого периода: Иоанникий (авг. 1273), Иоанн (1279/80), Николай (после 1279/80), Иоанн (февр. 1287, авг. 1288), Иоанникий (май 1292), Иоанникий (нояб. 1324, март 1326). Установить точные годы настоятельства каждого из них трудно, вероятно оно не превышало 3-4 лет.

Колокольня кафоликона Иверского мон-ря. 1725 г.
Колокольня кафоликона Иверского мон-ря. 1725 г.

Колокольня кафоликона Иверского мон-ря. 1725 г.
Церковь св. Иоанна Предтечи. 1710 г.
Церковь св. Иоанна Предтечи. 1710 г.

Церковь св. Иоанна Предтечи. 1710 г.

6 июля 1274 г., при визант. имп. Михаиле VIII Палеологе, между Зап. и Вост. Церквами была заключена Лионская уния. Униаты высадились на Афоне и, стремясь склонить к ней афонских монахов, прибегли к насилию. В «Сказании о 26 Зографских мучениках» (РГБ. Григор. № 1706, ХVI в. Л. 19б - 22) содержатся сведения о гибели мн. афонских монахов. Монахи Великой Лавры, куда униаты пришли в первую очередь, под давлением священника, отлученного от сана, приняли унию. Добравшись до И. м., латиняне встретили сопротивление. Ок. 200 старейших монахов, почитаемых впосл. как Иверские преподобномученики, были посажены на монастырский корабль и утоплены вместе с ним в море; молодые были проданы в рабство. Следующими пострадали от латинян ватопедские (Ватопедские мученики) и зографские (Зографские преподобномученики) монахи. Землетрясение, случившееся после того, как монахи Ксиропотама встретили униатов с ветвями в руках и приняли от них в дар часть награбленного в др. мон-рях Афона, привело к мн. разрушениям и гибели людей и побудило латинян покинуть полуостров и вернуться в К-поль (Повесть о нашествии папистов. 1897. С. 233-249).

Напряженные отношения, возникшие между груз. и греч. братией монастыря вслед. лат. владычества, постепенно нормализовались. Груз. (3) и греч. (8) подписи на акте от окт. 1264 г. (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 60) о временной уступке Николаю Камуду подворья св. Климента в Фессалонике свидетельствуют о том, что ответственность за управление монастырем разделяли обе стороны. Греки по количеству, видимо, превосходили грузин, но последние все еще сохраняли преимущество в управлении И. м. Мон-рь в документах этого времени называется «императорским» или «большим императорским», что может свидетельствовать о его непосредственном подчинении визант. императору, а не афонским властям, в т. ч. и проту. В 1293 г. между И. м. и Ватопедом возник спор о границах между Радоливом и Семалтом в долине р. Стримон, но в июле 1297 г. мон-ри пришли к соглашению и были установлены новые границы, что было зафиксировано актом митр. Анкирского Вавилы от июля 1300 г. (Ibid. N 69).

В царствование имп. Андроника II между И. м. и Великой Лаврой возник конфликт из-за канала, по которому вода текла к мельнице во владении Мелиссургий: прилив воды повредил канал, лавриоты помешали иверским монахам его восстановить, пожаловались императору и выиграли дело.

И. м. в XIV в.

Ок. 1301 г. мон-рь Дохиар обжаловал права И. м. на 360 модиев земли в вост. части владений мон-ря Св. Троицы, в 1318 г. спор был решен в пользу И. м. (Lefort. 1994. Vol. 3. P. 13, 15). После этого из-за сев.-зап. границ мон-ря Св. Троицы возник спор с Великой Лаврой, улаженный в 1324 г. (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 80).

В марте 1301 г. имп. писец Димитрий Апелмен составил точный список владений И. м. в Фессалоникийской феме, где также были учтены виноградники в Мелитзиане, Гомату, Иериссе, Комитиссе, мон-ре Иерусалим, Волве и Ксилоригии; оливковые рощи в Гомату и Комитиссе; мельницы в Гомату, Арсеникии и Ксилоригии; виноградник, принадлежавший мон-рю Пресв. Богородицы Елеусы и др. (Ibid. N 70).

В 1306 и 1308 гг. И. м. подвергался нападению каталон. и араб. пиратов. По преданию, когда к мон-рю подошел флот из 15 кораблей, монахи с чудотворной иконой укрылись в башне. Пираты разграбили мон-рь, но затем их корабли были застигнуты бурей и почти все погибли. Предводитель арабов раскаялся и постарался возместить ущерб мон-рю. Во время одного из пиратских нападений араб, ударивший ножом икону Божией Матери Портаитиссы, при виде хлынувшей крови уверовал во Христа, принял крещение и остался в мон-ре. Впосл. он принял монашеский постриг с именем Дамаскин, но просил братию именовать себя Варваром (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 470-471).

И. м. был весьма заинтересован в расширении своих владений в Фессалонике: в 1314 г. в квартале Ахиропиит были куплены 3 здания и 3 винодавильни (Actes d'Iviron. 1994. Vol. 3. N 73); в 1318 г. Акапнийский мон-рь передал И. м. в результате обмена 2 здания близ подворья св. Иоанна Предтечи (Ibid. N 75); в 1320 г. И. м. купил в этом квартале 3 дома (Ibid. N 78) и в том же году уступил Хортаитскому монастырю (Μονὴ τοῦ Χορταΐτου) двор с разными строениями, получив взамен церковь с 3 дворами, пекарней, 2 винодавильнями и садом близ ц. св. Парамона (Ibid. N 76); в 1326 г. в районе ипподрома мон-рь приобрел 4 дома с винодавильней, садом и земельным участком для возведения дома (Ibid. N 84) и т. д.

Значительное число имений сдавалось в аренду. Так, к 1204 г. И. м. отдал свои земли в Радоливе крестьянам соседнего села, которые платили монастырю за пользование пастбищем и лесом ( 1994. Vol. 3. P. 23). Однако основную долю земель обрабатывали крестьяне, жившие во владениях И. м. В период между нач. XII и нач. XIV в. число крестьян увеличилось: в 1316-1320 гг. И. м. принадлежало 550 крестьянских дворов (Ibid. P. 24-25; Idem. 1995. Vol. 4. Р. 18). Вероятно, количество крестьян сократилось в результате эпидемии чумы (1340) и тур. экспансии. В частности, жители деревень Овил и Довровикия близ горного массива Пангей были вынуждены скрыться в более защищенных местах, так что к 1351 г. эти деревни опустели.

Ок. 1325 г. в связи с опасностью нашествия турок афонские монахи решили построить крепость у границы территории Св. горы, близ подворья И. м. Мелиссургий. Братия И. м. опасалась, что за этим последует потеря подворья, и при посредничестве прота Исаака приобрела хрисовул имп. Андроника II о неприкосновенности прав И. м. на Мелиссургий; за уступку 2 участков (модия земли для возведения крепости и 50 модиев для размещения охранников) И. м. получил определенную денежную сумму (Lefort. 1994. Vol. 3. Р. 12).

До сер. XIV в. игуменами И. м. все еще оставались грузины: известны Антоний (подписавший в 1340 по-грузински Томос свт. Григория Паламы) и Андрей (его груз. подписи имеются на Кутлумушских актах 1344 и 1345 гг. (Actes de Kutlumus. 1988. N 15, 16) и на грамоте прота Нифонта 1347 г. из монастыря Ватопед (Actes de Vatopédi. 2006. Vol. 2. N 94)); игумены Харалампий, Нил, Максим и Гавриил указаны на поддельных документах Хиландара, Дохиара и Великой Лавры (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4).

В зависимых от И. м. обителях подвизались известные исихасты (см. подробнее разд. «Скиты и келлии, принадлежащие И. м.»). Иверский игумен подписал Томос свт. Григория Паламы, составленный весной - летом 1340 г. (Ibid. Р. 5). Большое число келлий, принадлежавших И. м., способствовало увеличению количества отшельников, как «простого», так и «аристократического» сословия, с к-рым была связана практика зачисления в братию при условии внесения в мон-рь определенной денежной суммы - «братской доли» (адельфатон). Так, имп. Иоанн V установил ежегодно выплачивать И. м. 300 иперперов из доходов от дер. Радолив, при этом 1/3 суммы считалась «братской долей» некоего мон. Ионы (Pavlikianov. 2001. P. 73-74). В это время на Афоне возобладала тенденция особножительного (идиоритмического) устройства обителей, что не обошло и И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 8).

Сер. XIV в. датируются неск. иверских документов, содержащих точную и обширную информацию о владениях мон-ря этого времени: 3 акта главного ловчего Иоанна Ватаца 1341 г., касающиеся македон. доменов монастыря (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 85-87), и грамота орфанотрофа Эдессина 1344 г. (Ibid. N 88); 2 хрисовула серб. кор. Стефана IV Душана 1346 г. (Ibid. N 89, 90) и хрисовулы визант. императоров Иоанна VI Кантакузина 1351 г. и Иоанна V Палеолога 1357 г. (Ibid. N 91, 94).

Второй хрисовул Стефана Душана, выданный в Скопье при его коронации в апр. 1346 г. (Ibid. N 90), содержит полный список владений И. м. на серб. и визант. территориях, среди которых названо 7 новых: дома в Рентине (Рендине) и в Зихне, подворье вмч. Георгия «та Кувуклия», зевгилатии (крестьянские хозяйства, имеющие волов) во Врестиане близ Зихны и в Коремисте близ Пангея, 2 подворья мон-ря Пресв. Богородицы Елеусы близ Струмицы - Агия-Кали (῾Αγίας Καλῆς) и св. Феодоров (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 15). Однако были зафиксированы и потери владений И. м.: скит св. Кириакии, Малука и участок земли в Котзакии в долине р. Стримон, мельница в Антзисте близ Пангея были переданы Стефаном Душаном Русскому великомученика. Пантелеимона монастырю и серб. Хиландару (Ibid. Р. 13).

Передача И. м. грекам

Решающую роль в истории И. м. сыграли 2 акта К-польского патриарха Каллиста I (1350-1353, 1355-1363). В акте 1351 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 92) в соответствии с хрисовулом имп. Иоанна VI Кантакузина, выданным в 1351 г. (Ibid. N 91), были подтверждены права И. м. на все его имущество. В 1353 г. (ранее апр.) прот Арсений прибыл по просьбе греч. монахов в И. м., чтобы выяснить, есть ли у груз. стороны реальная возможность управлять мон-рем. Прот передал управление и все должности греч. монахам, однако грузины этому не подчинились, аргументировав свою позицию тем, что название мон-ря - Иверский, т. е. Грузинский (Lefort. 1995. Vol. 4. P. 6). Когда И. м. посетил прот Феодосий, стороны достигли следующего компромисса: представители греч. насельников занимают должности настоятеля И. м. и экклисиарха, грузинские насельники - все остальные (Ibidem). Это положение было закреплено сигиллием патриарха Каллиста 1355/56 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 93). Полагают, что на решение повлияла и личность Каллиста. В 30-х гг. XIV в. он подвизался в скиту Магула вблизи И. м. и безуспешно пытался устроить иером. Григория Акиндина в Великую Лавру, мон-ри Филофея, Симонопетра и в И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 5). В 1342-1350 гг. Каллист был насельником И. м. и, вероятно, знал об антигрузинских настроениях братии обители. Сигиллием 1355/56 г. ввиду малочисленности груз. братии и «их невежества и незнания дела управления монастырем» греческим насельникам, «по числу и по духовным достоинствам превосходящим иверийцев», было дано право на владение кафоликоном (Ibid. P. 6), с чем груз. сторона была категорически не согласна, мотивируя это тем, что в течение 5 веков И. м. под управлением грузин процветал, имения монастыря увеличивались и его доходы возрастали (Ibid. Примеч. 5). Во владении грузин была оставлена ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы. Тогда же Каллист упразднил название мон-ря Иверский как «никчемное и суетное».

Тем не менее вплоть до 90-х гг. XV в. игуменами в И. м. были как греки, так и грузины. Первый известный груз. игумен И. м. этого периода - Иоанн, подписавший в апр. 1363 г. по-грузински один из актов мон-ря вмч. Пантелеимона (Actes de Saint-Pantéléèmôn. 1982. Vol. 1. N 13; Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4). В 1392-1394 гг. должность игумена занимал митр. Макарий, по-грузински подписавший акт мон-ря Пантократор (Actes du Pantocrator. 1991. Vol. 1. N 14). В 1404 г. из-за волнений, возникших в мон-ре, он покинул обитель (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 4). Настоятель-грузин Евфимий упоминался в 1423 г. (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 95). На основании этого и согласно источникам связи И. м. с Грузией в это время не прерывались (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 5).

Как и в предыдущую эпоху, И. м. упоминается как императорский (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 85-88, 95-97 и др.) и именуется монастырем Пресв. Богородицы Портаитиссы (Ibid. N 85-87 и др.).

В. И. Силогава, Э. П. А., Э. П. Ц.

История И. м. в османский период

Кон. XIV-XV в.

С занятием турками Балкан в 70-х гг. XIV в. принадлежавшее И. м. подворье св. Иоанна Предтечи в Фессалонике ок. 1387 г. было превращено в мечеть (по мнению Ж. Лефора, речь идет об одноименной, независимой от И. м. обители). В 1404 г., когда Византия вернула себе Фессалонику, это подворье вновь отошло И. м. (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 16). В 1407 г. визант. имп. Иоанн VII Палеолог передал И. м. доходы от имп. вотчин в Касcандрии (п-ов Халкидики) (Actes de Xéropotamou. 1964. Vol. 1. N 28; Actes de Lavra. 1979. Vol. 3. N 159). После 1430 г., когда османский султан Мурад II взял Фессалонику, подворье св. Иоанна Предтечи было снова превращено в мечеть (Grelois J.-P. A propos du monastère du Prodrome à Thessalonique // Byz. 1989. Vol. 59. P. 78-87). В 1613 г. И. м. в Фессалонике принадлежали двор и 4 помещения (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 31).

Завоевание турками Византийской империи стало причиной упадка афонских мон-рей, в т. ч. Иверского. Св. Гора была обложена данью - 12 тыс. талеров в год. Доля И. м. была 2-й по величине после Великой Лавры: иверские монахи платили туркам по 85 талеров в месяц. В некоторых случаях добавлялись и другие налоги. Так, в 1670 г. И. м. выплатил штраф в размере 8 тыс. талеров за помощь венецианцам в войне с турками (Meyer. 1894. S. 67-68). Владения И. м. этого периода были значительно сокращены: в османских податных кадастрах представлена лишь малая часть старых монастырских доменов (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 37-39).

Известны неск. настоятелей И. м. этого периода: Иоаким (до сер. XV в.), к-рый оставил настоятельство и уехал на о-в Лемнос, где получил у деспота Димитрия Палеолога (1406/07-1470/71) земли для монастыря на этом острове; грузин Евфимий (Actes de Kastamonitou. 1978. N 7 - груз. подпись); Акакий, в 1486 г. прибывший в К-поль по делу собственности И. м. в Комитисcе, к-рую оспаривал Хиландар; греки Дионисий (упом. в 1496), Нафанаил (март 1499) и Малахия (1501-1503) (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 22).

В 1489 г. в И. м. было всего 50 монахов, что свидетельствует об упадке обители (Idem. Р. 23), характерном и для др. мон-рей Афона в этот период. Однако, по сведениям мусульм. податного реестра, в 1520 г. в И. м. подвизался уже 151 монах (Lowry. 1981. S. 125; Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 23).

Афонская документация 2-й пол. XV-XVI в. позволяет судить о временном понижении статуса И. м.: его игумен ставил подпись после подписей прота и игуменов Великой Лавры, Ватопеда и Хиландара, что обусловлено поддержкой, оказываемой серб. правителями своему мон-рю. В 1486 г. Хиландар пытался оспорить принадлежавшие И. м. поля, пастбища и сенокосы Комитиссы, расположенные на северо-западе Афона (Actes d'Iviron. 1995. Vol. 4. N 100). Иверские монахи в 1492 и 1503 гг. были вынуждены пойти на компромисс и совместно с монахами Хиландара владели территорией, принадлежавшей И. м. с XI в. Сперва Хиландар, а затем Ватопед навсегда изгнали И. м. из Комитиссы (Lefort. 1995. Vol. 4. Р. 28-29).

В кон. XV - нач. XVI в. И. м. пользовался покровительством рода Джакели-Цихисджварели, представителей правящей династии груз. княжества Самцхе-Саатабаго, сведения о чем сохранились в 3 записях (№ 162-164) «Книги агап» (Хаханашвили. 1901; Метревели. 1998. С. 184-187; Бердзенишвили. 2007. С. 275-276) и в др. материалах иверского архива. Так, атабаги Кваркваре Великий (1451-1498) и его сыновья Кайхосро (1498-1500) и Мзечабук (1500-1515) передали мон-рю значительные пожертвования; на их средства были восстановлены башни-бастионы и часть келлий, заново выстроены главная башня, больница, надстроены боковые главы кафоликона, возведена и расписана наружная галерея храма. Ктиторские портреты Кайхосро и Мзечабука, а также груз. царей, имеющих особые заслуги перед И. м., были включены в программу росписи (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 190; Натроев. 1909. С. 56). В 1883 г. по указу греч. настоятеля мон-ря фрески были записаны, надписи переделаны (Марр. 1900. С. 73; Кончошвили. 1901. С. 175-176; Надареишвили. 1903. С. 268-269). Сведения «Книги агап» подтверждает греч. надпись на зап. стене кафоликона, где указано, что в сент. 1513 г. были закончены строительные работы в церкви и на башне; также были отремонтированы проемы в монастырских стенах для стрельбы из орудий (Millet, Pargoire, Petit. 1904. P. 67. N 220).

Пожертвования атабагов привозил в И. м., а также в Иерусалим и на Синай воспитанник Кайхосро Амвросий (впосл. архиепископ Самцхе-Саатабаго), доставивший иверским монахам дары на сумму 25,5 тыс. туманов. На свои средства он украсил серебряным окладом икону Божией Матери Портаитиссы, о чем свидетельствует вычеканенная асомтаврули надпись на нижнем поле оклада иконы (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 196; Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. СПб., 1902. С. 167; Натроев. 1909. С. 96-98; Схиртладзе. 1994. С. 78).

XVI в.

Возрождению И. м. способствовали также правители Валахии. На перестройку кафоликона, видимо, были использованы пожертвования господаря Раду Великого (1495-1508). Нягое Басараб (1512-1521) оплатил проведение в мон-рь воды, его супруга Милица Деспина подарила шитую пелену (ныне утрачена) под икону Божией Матери Портаитиссы. Имена воеводы Раду Паисия и его сына Влада указаны на др. пелене, вложенной в мон-рь в 1544-1545 гг. (Năsturel. 1986. P. 107-110; Moldoveanu. 2002. P. 187).

Изображение на юж. стене кафоликона валашского воеводы Михни II Потурченца (1577-1583; 1585-1591) c сыном Раду Михней (1611-1616; 1620-1623) (см. подробно в разд. «Иконное собрание») позволило предположить, что храм был расписан на средства, предоставленные этим правителем. Существует предание, что господарь Михня II, потеряв престол и будучи вынужден принять ислам, укрыл Раду Михню в И. м., откуда монахи отправили его в Венецию и затем в Падую. Позже, взойдя на трон Валахии, Раду Михня щедро отблагодарил ивиритов (Năsturel. 1986. P. 111).

В 1582 г. (или даже ранее) И. м. получил во владение от спафария Стели мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Стеля) в Бухаресте (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 24).

Согласно хронике «Рассказ о прекраснейшем монастыре иверов», число груз. насельников в нем уменьшалось и постепенно всей обителью овладели греки. Однако долгое время И. м. фактически продолжал считаться собственностью Грузии, поскольку за помощью иверские монахи по-прежнему обращались к груз. царям и князьям, «надеясь на главный источник своего материального существования» (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 80). Так, в 1592 г. монахи И. м. в знак повиновения передали ключи от обители груз. царю Александру (вероятно, царь Кахети Александр II (1574-1605)), а он предоставил И. м. для уплаты долгов 12 тыс. флоринов (Там же).

С 1511 по 1523 г. в монастырском скриптории работал каллиграф иером. Феодосий, известный как прп. Феофил Мироточивый († 1548). Побуждаемый игум. Дионисием, он оставил в б-ке И. м. ряд переписанных им манускриптов. Во 2-й четв. XVI в. (ранее 1535-1544) в И. м. жил Пахомий Русанос. Ранее 1540 г. в иверскую братию был принят Феофан Элеавулкос, великий ритор К-польской Патриархии, к-рый оставил в мон-ре свои книги. Во 2-й пол. XVI в. в И. м. жил ученый монах и дидаскал Симеон Кавасила (упом. в 1588-1605).

XVII в.

В 1600 г. в И. м. было 300 насельников (Γεδεών. 1906. Σ. 15), а в кон. XVII в.- 400 (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 273).

В 1604 г., при игум. Гаврииле Афинянине, вернувшемся из Грузии, в мон-ре были построены кельи и ц. Всех святых на средства груз. христиан и Космы, митр. Фессалоникийского (Γεδεών. 1885. Σ. 176; Idem. 1906. Σ. 15; Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 84). Господарь Раду Шербан предоставил обители право на ежегодное получение пожертвования в 15 тыс. аспров и 500 аспров на расходы представителям братии, ездившим ко двору господаря (грамота 1605 г.). В 1610 г. на пожертвования Ангела Какавы (возможно, Ка(н)кавы - представителя рода из Зап. Грузии) построили новую больницу и ц. свт. Модеста (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 84). В 1617-1619 гг. на работы по водоснабжению И. м. потратил полученные из Грузии 6 тыс. аспров (Γεδεών. 1885. Σ. 177; Idem. 1906. Σ. 16; Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 85). В 1619 г. в монастыре был сооружен колодец на средства некоего грузина по имени Сермазан (видимо, Шермазан) и постельника валашских, а затем молдавских господарей Николая, отождествляемого П. Нэстурелом с греком Николаем Катарги (Năsturel. 1986. P. 114). В 1620 г., при игум. Афанасии Афинянине, были построены навесы над винодавильней и воздвигнуты кельи при ц. первомч. Стефана (Γεδεών. 1885. Σ. 177). В 1622-1626 гг. на деньги бывш. митр. Элассонского Галактиона был построен корабль, а также на берегу моря башня, корабельная пристань и амбар для хранения пшеницы. При башне на средства, полученные из Валахии, была воздвигнута ц. во имя Трех отроков Вавилонских и прор. Даниила (Idem. Σ. 177-178).

В XVII в. у И. м. появились и новые владения. Это связано с тем, что в период османского господства греки во избежание захвата недвижимости турками старались передать ее крупным и известным мон-рям, после чего она становилась неприкосновенной. Так К-польский патриарх Кирилл I Лукарис передал И. м. мон-рь Влатадон в Фессалонике (1633).

И. м. получил богатые владения в Валахии: в 1613 г.- мон-рь Св. Троицы (Раду-Водэ) в Бухаресте от валашского господаря Раду Михни (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 28-41); в 1625 и 1626 гг. от господаря Александру Кокону - основанный еще в XIV-XV вв. мон-рь Благовещения Пресв. Богородицы (Болинтин) (совр. жудец Джурджу, Румыния) со всеми землями и доходами (из-за владения к-рым ивириты спорили с монахами Симонопетры: грамотой К-польского патриарха Кирилла I Лукариса в 1626 спор был окончательно решен в пользу И. м.) (Ibid. Σ. 42-43) и монастырь Благовещения Пресв. Богородицы (Главачок) (совр. жудец Арджеш) (Năsturel. 1986. P. 117; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 43-45); в 1625 г.- мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Езер) с землями, мельницами и лавками в Бухаресте от Кяжны, супруги ворника Черники (Năsturel. 1986. P. 115-116); ок. 1626 г.- Никольский скит в с. Бэлтени вместе с селами и их жителями, виноградниками и лавками (на территории совр. жудеца Илфов) от ворника Хризи (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 41-42); в 1630 г.- мон-рь свт. Николая Чудотворца (Дялу) близ Тырговиште (основанный ок. 1431) от господаря Леона Томши (Năsturel. 1986. P. 117; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 45-46). В 1650 г. грамотой валашского воеводы Матея Басараба ивириты получили подтверждение прав на владение подворьями со всеми их угодьями, крестьянами и с иной собственностью (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 41-42, 187-188).

Монастырь Раду-Водэ в Бухаресте был самым крупным подворьем И. м. в Валахии. Одним из наиболее известных игуменов монастыря был Дионисий Ивирит (Дионисий Грек). В мон-рь Раду-Водэ были временно переселены монахи из мон-ря Стеля после разрушения этой обители в 1595 г. Синан-пашой, захватившим Бухарест. Мон-рь Стеля был заново отстроен и передан И. м. в 1630 г. в соответствии с грамотой господаря Леона Томши. Важную роль в восстановлении монастырских построек обители Стеля, причем за собственный счет, сыграл митр. Унгро-Влахийский Григорий I, бывший иверский игумен и игумен монастыря Раду-Водэ, воспользовавшийся деньгами из средств мон-ря для того, чтобы стать митрополитом. Именно его усилиями обитель Стеля вновь стала подворьем И. м. (Năsturel. 1986. P. 118-121). В свою очередь мон-рь Раду-Водэ обладал многочисленными подворьями на румын. землях, в т. ч. мон-рем Тутана (совр. жудец Арджеш), церквами святителей Афанасия и Кирилла (Букур), Успения Пресв. Богородицы (Сильвестру), Рождества Пресв. Богородицы (Фойшор) в Бухаресте, мон-рем свт. Николая Чудотворца (Сэкуени) близ Бухареста, мон-рем Езер, скитом Извор близ Тырговиште, скитом Фундул-Сакулуй (совр. жудец Джурджу), мон-рем Введения во храм Пресв. Богородицы (Флэмында) (совр. жудец Яломица), а также мн. селами и землями (Moldoveanu. 2002. P. 189-192; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 26-28, 36-41; список владений: Σ. 34-36). Предположительно подворьем И. м. недолгое время ок. 1742-1743 гг. был мон-рь Вэлений-де-Мунте (совр. жудец Прахова) (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 46-47). Все эти земли и постройки мон-рь Раду-Водэ получил гл. обр. в XVII-XVIII вв. от румын. господарей и бояр. В XVII в. в этом монастыре работал скрипторий (Ibid. Σ. 30). В 1802 и 1838 гг. обитель сильно пострадала от землетрясений, после к-рых пришлось заново возводить часть строений (в т. ч. колокольню и храм).

Подворьями И. м. мон-ри Главачок и Дялу оставались только до 1639 г., когда они в числе 22 валашских обителей были переданы сообществу афонских мон-рей (под управление Великого Собрания Св. Горы).

В Молдавии принадлежащие И. м. обители появились позже, чем в Валахии. Мон-рь Успения Пресв. Богородицы (Пречиста) в Тыргу-Окна стал подворьем И. м. ок. 1681 г. благодаря стараниям иерея Космы из ясского мон-ря Трех святителей, который способствовал тому, чтобы отстроенная ок. 1662 г. великим вестиарием Георгием Урсаки обитель была передана ивиритам (Moldoveanu. 2002. P. 200-201; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 49-51).

Мон-рь Благовещения Пресв. Богородицы (Рэдукану) в Тыргу-Окна, основанный ок. 1664 г. (его ктитором был великий логофет Николай Бухус), к концу века был объединен с мон-рем Пречиста и стал подворьем И. м. Грамота о передаче во владение И. м. обеих обителей не сохранилась. Мон-рь Пречиста имел тесные связи и с мон-рем Трех святителей в Яссах: даже архив обители хранился в построенном в 1637-1639 гг. Трехсвятительском храме, переданном молдав. господарем Василие Лупу сообществу афонских монастырей (Năsturel. 1986. P. 300; Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 51-52; список владений мон-рей: Σ. 53-55). Мон-рь Пречиста приобрел в XVIII-XIX вв. неск. подворий: скит Рунк, ц. Успения Пресв. Богородицы в Грозешти, скит св. Архангелов в Пынчешти, ц. св. Архангелов в Прэжешти (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1. Σ. 59-63).

В кон. XVII в. щедрые пожертвования И. м. сделал Ашотан Мухранбатони (1637-1692), известный представитель мухранской ветви царствующего дома Багратиони. На его средства в 1672 г. расписали трапезную мон-ря и устроили в ней арки с заменой потолка и перекрытий (Кекелидзе. 1955. Т. 3. С. 79; Порфирий (Успенский). 2007. С. 926); в 1680 г. западнее кафоликона была воздвигнута небольшая ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы, где была помещена чудотворная икона (Калиновский. 1885. С. 24; Натроев. 1909. С. 201-202). Согласно грамоте Ашотана от 1 мая 1686 г., им были пожертвованы И. м. крестьяне с. Хвити в Шида-Картли (ЦГИАГ. Ф. 1461. Д. 3. Л. 134; Аннотированный словарь личных имен по груз. ист. док-там XI-XVII вв. Тбилиси, 1991. Т. 1. С. 231 (на груз. яз.)). Церковь Пресв. Богородицы Портаитиссы была расписана в 1680-1683 гг. на средства валашского господаря Шербана Кантакузино (1678-1688). Портрет воеводы-ктитора и некой Анастасии, предположительно его малолетней дочери, помещен на одной из стен наоса (Turdeanu E. Un portrait de Şerban Cantacuzino, prince de Valachie au monastère d'Iviron au Mont Athos // Revue des Études Roumaines. P., 1975. Vol. 15. P. 211-213). Среди др. построек 2-й пол. XVII в. следует назвать новую больницу (1673) (Γεδεών. 1885. Σ. 178). В 1675 г. И. м. получил от К-польского патриарха Парфения статус ставропигиального (Idem. 1906. Σ. 18).

В. И. Силогава, В. Г. Ченцова

XVIII в.- 1821 г.

В XVIII в. И. м. приобрел мон-ри-подворья в Корнофолеа (Корнофолье) (1747, близ Суфлиона, Фракия), в Мелнике (1760, Болгария), на о-ве Самотраки (1774-1780), в Вевекионе на Босфоре (1796) и в Триги на о-ве Лемнос (1797).

В Македонии И. м. имел подворья в Каламарии и на п-ове Халкидики, во Фракии - в Дидимотихоне, Адрианополе, Ираклице и оливковую рощу на о-ве Тасос (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 327). До нач. XIX в. груз. цари, духовные лица и вельможи делали И. м. пожертвования: в 1769, 1772, 1791 гг.- царь Картли-Кахети Ираклий II; в 1757 г.- царь Имерети Соломон I и др. Сохранился подтвержденный Ираклием II дарственный акт 1775 г. жителя г. Телави сапожника Д. Темурашвили о пожертвовании себя и своей семьи с потомством И. м. (Натроев. 1909. С. 281-298, 306-308). К нач. XX в. у И. м. насчитывалось в общей сложности 29 подворий: 22 - в Турции, 3 - в Греции, 3 - в Грузии и 1 - в России (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 480).

В кон. XVII - нач. XVIII в. в И. м. работал иером. Афанасий Ивирит, переписчик рукописей и преподаватель певч. искусства, впосл. проигумен этого мон-ря. Его ученик проигум. Неофит Ивирит называл его «лучшим из музыкантов» (Ath. Iver. gr. 1096, 1717 г.). В 1745 г. иверский проигум. Христофор из Янины издал на свои средства в Венеции «Проскинитарий Св. Горы» Иоанна Комнина. В И. м. подвизались ученые монахи Неофит, бывш. митр. Нафпактский († 1740), прп. Иерофей Иверский († 1745) и его ученик библиотекарь Мелетий, сщмч. Григорий V, патриарх К-польский († 1821), мон. и дидаскал Онуфрий (Кундуроглу) из Димицаны († 1833), а также нмч. Константин с о-ва Идра, прислуживавший в архондарике († 1800), преподобномученики Лука Митилинский († 1802), Иларион Микраяннанит († 1804), Евфимий Новый из Димицаны († 1814) и нмч. Константин Кавсокаливит († 1819).

В 1740 г. пожар уничтожил значительную часть мон-ря (40 келий и 2 храма), но не распространился далее благодаря своевременной помощи: до тысячи чел. собралось на тушение пожара. В 1758 г. с приморской стороны была заново построена стена. После пожара 1804 г. патриарх Григорий V участвовал в закладке фундамента зап. корпуса и одной из 3 башен (Δωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 268; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 465). В 1819-1821 гг. был перестроен весь сев.-зап. угол (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 177).

1821 г.- нач. XX в.

И. м., как и др. афонские мон-ри, участвовал в Греческом национально-освободительном восстании (1821-1829). Игумен И. м. Никифор был связан с тайным об-вом «Филики Этерия» (Дружеское общество) и с руководителем восстания в Македонии Э. Папасом. И. м. не только помогал восставшим на п-ове Халкидики, но и поддерживал юж. районы Греции. В архиве обители сохранилось благодарственное письмо 1-го правителя свободной Греции И. Каподистрии (1830), в к-ром он перечисляет множество пожертвованных на борьбу с турками драгоценностей. Согласно этому документу, количество переплавленных на нужды Греческого гос-ва серебряных сосудов мон-ря было оценено в 600 тыс. драхм, за что гос-во обязывалось ежегодно выплачивать И. м. 600 драхм (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 481).

Кафизма с ц. Пресв. Богородицы Портатиссы. 1835 г.
Кафизма с ц. Пресв. Богородицы Портатиссы. 1835 г.

Кафизма с ц. Пресв. Богородицы Портатиссы. 1835 г.

Во время оккупации тур. войсками Афона насельники-греки покинули И. м., в нем осталось только 2 иеромонаха-грузина - прп. Иларион Грузин (Канчавели) (1776-1864) и Венедикт (Киотишвили) († 1861 или 1862). Старец Иларион был послан в числе представителей афонских мон-рей к начальнику тур. армии Абдулу Робут-паше. Если бы увещевания прп. Илариона не подействовали на пашу, принявшего ислам грузина, пребывание турок на Афоне привело бы к большим жертвам (Натроев. 1909. С. 202, 355). Прп. Иларион составил каталог груз. рукописей и извлечение из них в 12 главах, к-рое было издано под названием «Цветник» (Антоний (Святогорец). 1985. С. 58). В 1834 г. греки выселили грузин в келлию прор. Илии с правом совершать службы в ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы (Натроев. 1909. С. 202). После смерти уважаемого всеми святогорцами иером. Венедикта был введен запрет не только на прием грузин в число братии, но и на пребывание их в мон-ре.

В 1867 г. была предпринята попытка ввести в И. м. общежительный устав, закончившаяся неудачей (Δωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 272).

В результате пожара 1845 г. были разрушены сев. и зап. корпуса И. м. Они были восстановлены в течение полугода (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 519). В 1848 г. архим. Афанасием Акарнанским были сооружены новая трапезная (за исключением портала) и колокольня.

Пожар 12 дек. 1865 г., сопровождавшийся сильным ветром, нанес мон-рю большой урон. И. м. был восстановлен на средства жертвователей по проекту греч. архит. султанского двора Костиса Калфы. В кон. XIX в. были заново построены сев. и вост. корпуса (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 469-475; Μαμαλάκης. 1971. Σ. 519).

Кириакон скита св. Иоанна Предтечи. 1779 г.
Кириакон скита св. Иоанна Предтечи. 1779 г.

Кириакон скита св. Иоанна Предтечи. 1779 г.

И. м., несмотря на то что к этому времени был уже полностью греческим, сохранял связи с Грузией, вошедшей в состав Российской империи. Так, из официальной ведомости 1874 г. известно, что И. м. на территории Грузии (в разных уездах Тифлисской и Кутаисской губерний) принадлежало 2440 дес. земли со 174 дворами монастырских крестьян, приносившими ежегодный доход в размере 4651 тыс. р., а также свыше 350 код пшеницы, ячменя, кукурузы, фасоли, проса и др., свыше 40 код вина и 10 код орехов (Натроев. 1909. С. 421-428).

В 1863 г. в ходе реформ кн. Александра Кузы были секуляризированы владения И. м. (как и др. греч. мон-рей) в Румынии. В Бессарабии И. м. принадлежало 1658 дес. земли, значительную часть к-рых занимали леса и виноградники (Там же. С. 272). В 1873 г. имения греч. монастырей К-польского и Иерусалимского Патриархатов (в т. ч. И. м.) в Бессарабии и на Кавказе были переданы в ведение Мин-ва гос. имуществ с уплатой определенной суммы из получаемых доходов. В 1881 г. последовал указ об обратной передаче имений под управление представителей греч. монастырей на Кавказе (Там же. С. 348-350), но при этом был поставлен вопрос о выделении части доходов в пользу груз. келлии ап. Иоанна Богослова (см. подробнее в разд. «Скиты и келлии, принадлежащие И. м.»). Окончательная грецизация мон-ря проявилась в замене подписей-посвящений икон и фресок с изображениями груз. святых греческими: груз. ученый Г. Надареишвили, посетивший И. м. в 1882 и 1887 гг., во время 2-го путешествия зафиксировал эти изменения (Кончошвили. 1901. С. 165, 175; Надареишвили. 1903. С. 268-269).

В 1905 г. строения мон-ря пострадали от землетрясения. В 1916 г. И. м. потерял владения в Грузии и Бессарабии (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 543). В нач. 20-х гг. XX в. был закрыт Никольский мон-рь в Москве.

В. И. Силогава

Современное состояние И. м.

«Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи». Икона. 1-я пол. XVI в. (Иверский мон-рь)
«Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи». Икона. 1-я пол. XVI в. (Иверский мон-рь)

«Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи». Икона. 1-я пол. XVI в. (Иверский мон-рь)
В XX в. И. м., как и др. афонские мон-ри, испытывал экономические трудности, что сопровождалось сокращением монашествующих. Если в нач. XX в. обитель имела 200 монахов (гл. обр. уроженцев М. Азии), то в 1965 г. в И. м. подвизалось 37 чел., в зависимых скитах - 14, в келлиях - 47 (Ibid. Σ. 550), в 1975 г.- 30 чел. в главном монастыре и 35 в скитах и келлиях. В XX в. в И. м. жили архим. Афанасий Ивирит, заведовавший монастырской б-кой, просмонарий иером. Симеон и скевофилакс мон. Гервасий (Γαβριὴλ ὁ Διονυσιάτης, ἀρχιμ. Λαυσαϊκὸν τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. ῞Αγιον ῎Ορος, 2004. Σ. 140-142).

В течение нескольких веков И. м. существовал как идиоритмический. В 1990 г. указом К-польского Патриарха Димитрия I в И. м. был введен общежительный устав и в обитель переселена братия из мон-ря Ставроникита во главе с архим. Василием (Гондикакисом), автором ряда книг и статей духовного содержания. После его ухода на покой (23 окт. 2005) игуменом был избран Нафанаил (Колаидзис), уроженец о-ва Кос (31 окт. 2005). С 90-х гг. ХХ в. по наст. время в мон-ре ведутся ремонтные и реставрационные работы.

9 окт. 1989 г. с Афона в Тбилиси «как знак небесного благословения и утешения» был доставлен список Иверской иконы Божией Матери, выполненный насельниками И. м. по просьбе Католикоса-Патриарха всей Грузии Илии II (Гудушаури-Шиолашвили). Икона находится в патриаршем кафедральном соборе Тбилисский Сиони, регулярно совершаются крестные ходы, святыню носят по мон-рям и церквам Грузии. Празднование перенесения иконы в Тбилиси отмечают 26 сент.

25 окт. 1996 г. в Москву был привезен список иконы Божией Матери Портаитиссы, созданный иконописцем иером. Лукой из мон-ря Ксенофонт специально для восстановленной Иверской часовни у Воскресенских ворот. К 2009 г. в И. м. проживало 40 насельников и еще 34 - в зависимых келлиях.

Ист.: Müller J. Historische Denkmäler in den Klöstern des Athos. W., 1850. Bd. 1. P. 147-199; Иона (Гедеванишвили), митр. Путешествие по Востоку Ионы, митр. Руисского. Тифлис, 1852. С. 31-34 (на груз. яз.); Тимофей (Габашвили), архиеп. Посещение святых и др. мест восточных Тимофеем, архиеп. Карталинским. Тифлис, 1852. С. 33-44 (на груз. яз.); Zachariae. JGR. 1857. Pt. 3. P. XV-XXVII; Langlois V. Le mont Athos et ses monastéres. P., 1867. P. 31-96; Порфирий (Успенский), архим. Афон. К., 1877. Ч. 1. Отд. 2: Первое путешествие в Афонские мон-ри и скиты в 1845 г. С. 155-327; он же. Первое путешествие в Афонские мон-ри и скиты в 1845 г. М., 2006р. С. 551-723; он же. Афон. К., 1877. Ч. 3. Отд. 1: Афон монашеский. С. 62, 64-66, 104-110, 114-116; он же. История Афона. М., 2007р; Подлинные акты, относящиеся к Иверской иконе Божией Матери, принесенной в Россию в 1648 г. М., 1879; Γεδεών Μ. ῾Ο ῎Αθως: ᾿Αναμνήσεις, ἔγγραφα, σημειώσεις. Κωνσταντινούπολις, 1885. Σ. 172-179; idem. Χρονογραφία τῆς ἐν ῎Αθῳ Μονῆς τῶν ᾿Ιβήρων. Κωνσταντινούπολις, 1906; Цагарели А. А. Каталог груз. рукописей и старопечатных книг Иверского мон-ря на Афоне, составлен в июне месяце 1883 г. // Он же. Сведения о памятниках груз. письменности. СПб., 1886. Т. 1. Вып. 1. С. 69-96; Григорович-Барский В. Г. Странствования Василия Григоровича-Барского по св. местам Востока с 1723 по 1747 гг. СПб., 1887. Ч. 3: Второе посещение св. Афонской горы, им самим описанное; То же. М., 2004р; Meyer Ph. Die Haupturkunden für die Geschichte der Athosklöster. Lpz., 1894; Марр Н. Я. Агиологические мат-лы по груз. рукописям Ивера. СПб., 1900-1901. (ЗВОРАО; Ч. 1-2); он же. Предварительный отчет о работах на Синае и в Иерусалиме в поездку 1902 г. СПб., 1903; Георгий Мцире. Житие и подвижничество святого и блаженного отца нашего Георгия Святогорца (Мтацмидели) // Хаханашвили А. Афонский Иверский мон-рь: Ркп. 1074 г. с агапами. Тифлис, 1901. С. 279-351 (на груз. яз.); он же. То же // Кубанеишвили. Хрестоматия. 1946. C. 180-214; он же. То же // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 107-207; Кончошвили (Кончуев) П., прот. Путешествие в св. град Иерусалим и на Св. гору Афон. Тифлис, 1901. С. 175-176 (на груз. яз.); Хаханашвили А. Афонский Иверский мон-рь: Ркп. 1074 г. с агапами. Тифлис, 1901 (на груз. яз.); Εὐλόγιος (Κουρίλας), μητρ. Τὰ ἁγιορείτικα ἀρχεῖα κα ὁ κατάλογος τοῦ Πορφυρίου Οὐσπένσκη // ΕΕΒΣ. 1930. Τ. 7. Σ. 205-222; 1931. Τ. 8. Σ. 66-105; Dölger F. Aus den Schatzkammern des Heiligen Berges. Münch., 1948; Георгий Мтацмидели, прп. Житие блаженных отцов наших Иоанна и Евфимия и повесть об их достойном подвижничестве // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 38-105; Аристакeс Ластиверци. Повествование вардапета Аристакeса Ластиверци / Пер.: К. Н. Юзбашян. М., 1968. С. 19, 20, 64-67; Actes de Xérоpotamou / Éd. par J. Bompaire. P., 1964. 2 vol.; Малый Номоканон / Ред.: Е. Гиунашвили. Тбилиси, 1972 (на груз. яз.); Actes de Kastamonitou / Éd. par N. Oikonimidès. P., 1978; Actes de Lavra / Éd. par P. Lemerlе et al. P., 1979. Vol. 3; Actes de Saint-Pantéléèmôn / Éd. par P. Lemerlе et al. P., 1982. 2 vol.; Греческое «Житие» Иоанна, Евфимия и Георгия Афонцев / Греч. текст, груз. пер.: М. Мачханели. Тбилиси, 1982. С. 74-120 (на груз. яз.); Василий Великий, свт. «Поучения» свт. Василия Кесарийского в переводе Евфимия Афонского / Ред.: Ц. Курцикидзе. Тбилиси, 1983 (на груз. яз.); Actes d'Iviron. P., 1985. Vol. 1: Des origines au milieu du XIe siècle / Par J. Lefort, H. Métrévéli et al.; 1990. Vol. 2: Du milieu du XIe siècle à 1204 / Par J. Lefort, V. Kravari, H. Métrévéli et al.; 1994. Vol. 3: De 1204 à 1328 / Par J. Lefort, V. Kravari, H. Métrévéli et al.; 1995. Vol. 4: De 1328 au debut du XVIe siècle / Par J. Lefort, V. Kravari, H. Métrévéli et al.; Описание груз. рукописей: Афонская коллекция / Под ред. Е. П. Метревели. Тбилиси, 1986. Т. 1 (на груз. яз.); Actes de Kutlumus / Ed. P. Lemerle. P., 1945, 19882; Actes du Pantocrator / Ed. V. Kravari. P., 1991. 2 vol.; Иоанн Златоуст, свт. Толкование на Евангелие от Иоанна / Ред.: М. Шанидзе, З. Сарджвеладзе. Тбилиси, 1993. 2 т. (на груз. яз.); Actes de Chilandar / Ed. M. Živojinović, Ch. Giros, V. Kravari. P., 1998. Vol. 1: Des origines à 1319; Метревели Е. П. Книга агап Афонского груз. мон-ря: Сведения Афонского синодикона об игуменах Бачковского мон-ря и о Бакурианах. Тбилиси, 1998 (на груз. яз.); Actes de Vatopédi / Ed. Ch. Giros et al. P., 2006. Vol. 2: De 1330 à 1376; Бердзенишвили Н. Агапы Афонского Иверского мон-ря. Тбилиси, 2007 (на груз. яз.); Μαρινέσκου Θλ. Ρουμανικὰ ἔγγραφα τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους: ᾿Αρχεῖο ῾Ιερᾶς Μονῆς ᾿Ιβήρων. ᾿Αθήνα, 2007. Τ. 1-2; Акты Ивирона. Тбилиси, 2008. Т. 1-4 (на груз. яз.).
Лит.: Калиновский А. Где правда?: История Афонского Иверского мон-ря. СПб., 1885; Джанашвили М. Г. Общие сведения о Картлис Цховреба и ее источниках. Тифлис, 1886. С. 47 (на груз. яз.); он же. Груз. обители вне Грузии. Тифлис, 1899; Бакрадзе Д. История Грузии: С древнейших времен до X в. Тифлис, 1889. С. 245 (на груз. яз.); Повесть о нашествии папистов на Святую Гору // Афонский патерик. 1897, 2002р. Ч. 2. С. 233-249; Lambros S. P. Catalogue of the Greek Manuscripts on the Mount Athos. Camb., 1900. Vol. 2. P. 147; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος. ᾿Αθῆναι, 1903. Καρυές, 19882. Σ. 460-482; Надареишвили Г. Грузинский Иверский мон-рь на Афоне // Могзаури (Путешественник). 1903. № 9. С. 249-268 (на груз. яз.); Millet G., Pargoire J., Petit L. Recueil des inscriptions chrétiennes de l'Athos. P., 1904; Натроев А. Иверский мон-рь на Афоне в Турции. Тифлис, 1909; Blake R. P. Catalogue des manuscrits géorgiens de la Bibliothèque de la Laure d'Iviron au Mont Athos // ROC. Ser. 3. 1931/1932. Vol. 28. P. 289-361; idem. 1933/1934. Vol. 29. P. 114-159, 225-271; Adontz N. Tornik le Moin // Byz. 1938. Vol. 13. P. 143-164; Bodogae T. Ajutoarele româneşti la mănăstirile din sf. munte Athos. Sibiu, 1940. Piteşti; Bucur., 20032; Кекелидзе К., прот. Захват греками груз. лит. центра на Афоне и его положение в XVI-XVII вв. // Он же. Этюды. 1955. Т. 3. С. 69-85 (на груз. яз.); Ломоури Н. К истории восстания Варды Склира // Труды / ТГУ. Тбилиси, 1957. Т. 67. С. 29-46; Илия (Шиолашвили), иером. История Иверского мон-ря на Афоне: Канд. дис. / МДА. Загорск, 1960; Μαμαλάκης ᾿Ι. Π. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος διὰ μέσου τῶν αἰώνων. Θεσσαλονίκη, 1971; Καδᾶς Σ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος: Τὰ μοναστήρια κα οἱ θησαυροί τους. ᾿Αθήνα, 1979. Σ. 51-55; Lowry H. W. A Note on the Population and Status of the Athonite Monasteries under Ottoman Rule (ca. 1520) // Wiener Zschr. f. die Kunde d. Morgenlandes. W.; N. Y., 1981. Bd. 73. S. 115-135; Антоний (Святогорец), иером. Очерки жизни и подвигов старца иеросхим. Илариона Грузина. Джорд., 1985; он же. Жизнеописания афонских подвижников благочестия XIX в. М., 1994, 2001; Lefort J. Histoire du monastère d'Iviron des origines jusqu'au milieu du XIe siècle // Actes d'Iviron. P., 1985. Vol. 1. P. 3-63, 68-91; idem. Histoire du monastère d'Iviron du milieu du XIe siècle à 1204 // Ibid. 1990. Vol. 2. P. 3-12, 17-59; idem. Le Monastère d'Iviron de 1204 à 1328 // Ibid. 1994. Vol. 3. P. 3-46; idem. Le Monastère d'Iviron, de 1328 au début du XVIe siècle // Ibid. 1995. Vol. 4. P. 3-42; Mulônas P. M. Notice sûr le katholikon d'Iviron // Ibid. 1985. Vol. 1. P. 64-68; Năsturel P. Ş. Le Mont Athos et les Roumains: Rech. sur leurs relations du milieux du XIV siècle à 1654. R., 1986. P. 107-140. (OCA; 227); Δωρόθεος, μον. Τό ῞Αγιο ῎Ορος: Μύηση στήν ἱστορία του καί τή ζωή του. Κατερίνη, 1986. Τ. 1. Σ. 257-274; Métrévéli H. Note sûr le Synodikon d'Iviron // Ibid. 1990. Vol. 2. P. 12-17; Схиртладзе З. Чеканный оклад Иверской иконы Божией Матери. Тбилиси, 1994 (на груз. яз.); Иверская икона Божией Матери. Тбилиси, 1999 (на груз. яз.); Pavlikianov C. The Medieval Aristocracy on Mount Athos. Sofia, 2001. P. 51-76; Moldoveanu I. Contributii la istoria relaţiilor Ţărilor Române cu Muntele Athos (1650-1863). Bucur., 2002; Marinescu Fl. Cu privire la metoacele Sfântului Munte în România: Cazul mănăstirilor Vatoped şi Ivir // Inchinare lui Petre Ş. Năsturel la 80 de ani. Brăila, 2003. P. 627-629; Πεντζίκης Ν. Γ. ´Αγιον ´Ορος: ´Ενας πλήρης ταξιδιωτικός οδηγός. Αθήνα, 2003. Τ. 2. Σ. 233-255; Skhirtladze Z. The Original Cladding of the Portaitissa Icon // Oriens Chr. 2005. Bd. 89. S. 148-219.
Иером. Леонтий (Козлов)

Связи И. м. с Россией

Христос Всевидящи (Пантепопт). Икона. Сер. XVI в. (Иверский мон-рь)
Христос Всевидящи (Пантепопт). Икона. Сер. XVI в. (Иверский мон-рь)

Христос Всевидящи (Пантепопт). Икона. Сер. XVI в. (Иверский мон-рь)
Преподобномученики Акакий, Игнатий и Евфимий, с житием. Икона. Ок. 1818 г. (Иверский мон-рь)
Преподобномученики Акакий, Игнатий и Евфимий, с житием. Икона. Ок. 1818 г. (Иверский мон-рь)

Преподобномученики Акакий, Игнатий и Евфимий, с житием. Икона. Ок. 1818 г. (Иверский мон-рь)
Первые свидетельства источников об отношениях И. м. с Россией и о царских пожалованиях этой обители относятся к XVI в.: в 1582 г. Иоанн IV Грозный отправил в К-поль, в Иерусалим и на Св. Гору послов Ивана Мишенина, Трифона Коробейникова и Юрия Грека с милостыней на поминовение царевича Иоанна Иоанновича. Иверская братия (150 чел.) с игум. Аверкием получила тогда от Ивана Мишенина 300 р., а зависимые от мон-ря скиты (43 старца) - 12 р. Сумма пожалования была несколько меньше, чем переданная братии Великой Лавры, и более чем вдвое меньше полученной Ватопедом и Хиландаром (РГАДА. Ф. 52. Кн. 2. Л. 72-72 об.; Афонские мон-ри, их настоятели и братия в 1582 г. // ЧОИДР. 1897. Кн. 3. Отд. 4: Смесь. С. 23-25). Вскоре после этого ивириты побывали в России вместе с представителями др. афонских мон-рей, приезжавшими за милостыней и отпущенными из Москвы 17 марта 1586 г.: об отъезде иверских старцев Симеона, Матфея и Каллиста вместе с Охридским архиеп. Гавриилом и его спутниками (в т. ч. и свт. Арсением Элассонским) через Смоленск и Оршу за рубеж говорится в проезжей грамоте царя Феодора Иоанновича, сохранившейся в составе «Посольской книги по сношениям с Грецией» (РГАДА. Ф. 52. Кн. 2. Л. 146 об.- 147). Несмотря на явно привилегированную роль Хиландара, Ватопеда и мон-ря вмч. Пантелеимона в связях с Россией, И. м. и его святыня, икона Божией Матери Портаитиссы, в XVI в. уже интересовали московитов, о чем свидетельствует текст «Сказания об иконе Богоматери Иверской», распространившийся в рус. книжности в XVI в. в 2 вариантах одновременно с повествованиями о др. афонских святынях (Буланин. 1989. С. 362-365).

Русские послы И. Г. Кондырев и Т. В. Бормосов, отправившиеся в 1622-1623 гг. в Османскую империю с возвращавшимся из Москвы послом Порты Фомой Кантакузином, передали царскую милостыню И. м. в числе проч. получивших материальную помощь мон-рей и церковных кафедр христ. Востока (Фонкич. 2004. С. 6). 4 нояб. 1627 г. посольство И. м. во главе с архим. Акакием прибыло в Путивль с грамотами к царю и патриарху от своего мон-ря, К-польского патриарха Кирилла I Лукариса и митр. Унгро-Влахийского Луки (известного писца Луки, ранее еп. Бузэу), с привезенными в дар иконами и мощами вмч. Феодора Тирона и «святого митрополита Игнатья» (сщмч. Игнатия Богоносца?). Представители мон-ря имели грамоты к вернувшимся в Россию послам Кондыреву и Бормосову с просьбой об оказании им покровительства при царском дворе (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1628 г. Д. 2. Л. 1-4, 25-27, 28-29; Фонкич. 2004. С. 6). Несмотря на многочисленные грамоты, привезенные ивиритами (в т. ч. и грамоту «Волоской земли государича», видимо Мирона Барновского), архим. Акакий не был принят царем и отправился назад, получив, впрочем, милостыню для И. м. с замечанием: «И то им сказано, что они для чего у государя не были» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1628 г. Д. 2. Л. 23; Фонкич. 2004. С. 6).

Потир. 1587/88 г. (ризница Иверского мон-ря)
Потир. 1587/88 г. (ризница Иверского мон-ря)

Потир. 1587/88 г. (ризница Иверского мон-ря)
Напрестольный крест. 1707 г. (ризница Иверского мон-ря)
Напрестольный крест. 1707 г. (ризница Иверского мон-ря)

Напрестольный крест. 1707 г. (ризница Иверского мон-ря)

От этого визита сохранились в подлиннике грамота ивиритов за подписью кафигум. Иезекииля (заверенная печатями 9 святогорских мон-рей и печатью Протата) к патриарху Филарету (Романову) с просьбой о заступничестве перед царем Михаилом Феодоровичем, которого братия просила стать новым ктитором обители (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 37; изд., пер.: Фонкич. 2004. С. 6, 11-13; библиогр. (воспроизв., описание, коммент.): Греч.-рус. связи. 1991. С. 17. № 15; Греч. док-ты. 1995. С. 43, 46-47; Фонкич. 2001. С. 71-77; Греч. рукописи Афона. 2004. С. 106. № 1. 51), и грамота патриарха Кирилла I Лукариса с ходатайством о пожаловании милостыни И. м., адресованная царю (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. Май 1627 г. № 38; пер. грамоты: Оп. 1. 1628 г. Д. 2. Л. 12-15). Сравнительно редкий водяной знак грамоты ивиритов «две луны» (Тип: Филиграни XVII в.: По рукоп. источникам ГИМ: Кат. / Сост.: Т. В. Дианова, Л. М. Костюхина. М., 1988. № 1078, 1631 г.) тождествен имеющемуся на 2 др. грамотах к царю: от братии мон-ря прп. Дионисия (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. 5 июня 1627 г. № 15) и от Неофита, митр. Монемвасийского, родственника Иерусалимского патриарха Феофана II (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. 29 мая 1627 г. № 40; о митр. Неофите см.: Ченцова В. Г. Коринфский митр. Иоасаф, гетман Богдан Хмельницкий и Россия: Неизв. док-ты фонда «Сношения России с Грецией» (ф. 52) РГАДА // Palaeoslavica. 2002. Vol. 10. N 2. P. 293-322). Данное обстоятельство позволяет предполагать, что подготовку этих посланий осуществляли представители одного круга греч. духовенства. Не исключено, что это происходило одновременно с организацией нового посольства в Москву Фомы Кантакузина.

В окт. 1639 г. ивириты во главе с архим. Пахомием вновь прибыли в Россию с посланиями к царю и патриарху и с тайной грамотой от господаря Валахии Матея Басараба, к-рую тот велел в случае опасности «изодрать или зжечь» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1640 г. Д. 2. Л. 1-3). Ивиритов сопровождал некий «Критцкого острова чорной поп Феофан» из ясского мон-ря Галата (подворье храма Гроба Господня), присланный Иерусалимским патриархом Феофаном и игум. Галаты Паисием (впосл. патриарх Иерусалимский Паисий), к-рый должен был сообщить русским важные церковные и политические новости (Там же. Д. 2; 3; Ченцова В. Г. Челобитная палеопатрского митр. Феофана 1645 г. об организации греч. книгопечатания и греч. школы в Москве // Palaeoslavica. 2006. Vol. 14. Р. 94). Это обстоятельство подтверждает предположение о существовании тесных связей ивиритов с представителями Иерусалимского Патриархата и со Святогробским братством. В грамоте ивиритов содержалась просьба к царю возобновить для их обители жалованную грамоту (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. 1 июня 1639 г. № 26; упоминание: Там же. Оп. 1. 1640 г. Д. 2. Л. 22). По мнению Б. Л. Фонкича, трудно сказать, насколько верными были сведения монахов, содержащиеся в их послании, о ранее существовавшей в И. м. царской жалованной грамоте, к-рая «утерялась» (Там же. Л. 1-2; Фонкич. 2004. С. 7). В ответ на просьбу ивиритам была дана 1-я известная царская жалованная грамота о приезде в Россию за милостыней каждый 7-й или 8-й год (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1640 г. Д. 2. Л. 25-28).

В соответствии с этим пожалованием спустя 7 лет, 16 янв. 1647 г., в Путивль вновь приехали иверские монахи с тем же архим. Пахомием (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1647 г. Д. 14; Фонкич. 2004. С. 7). Они привезли грамоты от братии к царю и патриарху Иосифу, а также грамоту молдав. господаря Василе Лупу. В этот раз ивириты просили о пожаловании милостыни на строительство больничных келий, расположенных у парекклисиона свт. Модеста Иерусалимского, и на восстановление ветхих монастырских зданий; в челобитной, поданной архим. Пахомием, высказывалась просьба об обновлении жалованной грамоты, к-рая была отдана монахами в Посольский приказ (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1647 г. Д. 14. Л. 60-62). Новая жалованная грамота, датированная 30 мая 1647 г., впрочем, увеличила до 10 лет срок, в течение к-рого ивиритам разрешалось приезжать за милостыней в Россию (Там же. Л. 69-71; Оп. 3. № 34. Л. 1-1 об.; Подлинные акты. 1879. С. 19-20; ᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 126). До отъезда ивиритов из Москвы от имени архим. Новоспасского московского мон-ря и буд. патриарха Никона царю была подана челобитная с просьбой беспрепятственно пропустить в следующий раз иверских монахов, поскольку архим. Пахомий обещал привезти список чудотворной иконы Божией Матери Портаитиссы (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1647 г. Д. 14. Л. 64; Подлинные акты. 1879. С. 13). По мнению Фонкича, челобитная была написана Никоном (Фонкич. 2004. С. 8), хотя сравнение с автографами патриарха показывает явную разницу почерков. Особое разрешение на проезд без задержки с иконой имело важное значение из-за принятого рус. властями в нач. 1647 г. решения не пропускать в Москву греков, в т. ч. и представителей мон-рей с жалованными грамотами.

В окт. 1648 г. иером. Корнилий, диак. Дамаскин и келарь Игнатий приехали в Россию со списком Иверской иконы Божией Матери (см. подробнее в ст. Иверская икона Божией Матери) и с 2 грамотами от 15 июня 1648 г., обращенными к царю и архим. Никону (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 307-308; изд., пер.: Подлинные акты. 1879. С. 1-12. № 1-2; Фонкич. 2004. С. 15-22; основная библиогр.: Греч.-рус. связи. 1991. № 38-39. Рис. 18-19; Греч. док-ты. 1995. С. 46-50. № 25-26; Фонкич. 2001. С. 71-77; Греч. рукописи Афона. 2004. С. 107-108. № 1. 52-53; ᾿Αλεξανδροπούλου. 1994. Σ. 41-42; Ермолаев С. С., Юхименко Е. М. Грамота архим. афонского Иверского мон-ря Пахомия архим. Новоспасского мон-ря Никону об изготовлении списка с Иверской иконы Богоматери // Патриарх Никон: Облачения, личные вещи, автографы, вклады, портреты. М., 2002. С. 28-29). По мнению Фонкича, грамота, адресованная архим. Никону, написана собственноручно Дионисием Греком (Дионисием Ивиритом). В. Г. Ченцова считает, что грамота, адресованная царю, написана иером. Антонием Ксиропотамитом, писцом XVII в., предположительно работавшим в Дунайских княжествах (Ченцова В. Г. Антоний Ксиропотамит - писец грамоты царю Алексею Михайловичу о привозе в Москву иконы Иверской Богоматери // Монфокон: Исслед. по палеографии, кодикологии и дипломатике. М.; СПб., 2007. Т. 1. С. 480-512). Фонкич, не соглашаясь с этим мнением, полагает, что обе грамоты написаны на Афоне (Фонкич Б. Л. О писце грамоты царю Алексею Михайловичу о привозе в Москву иконы Иверской Богоматери // Там же. С. 513-524). Грамоты патриарху Иосифу, по-видимому, в этот приезд ивириты не передавали. В Посольском приказе иером. Корнилий сообщил новости о случившемся в К-поле перевороте и о приходе к власти Мехмеда IV, малолетнего сына правившего султана, а также о полученном в стане запорожского гетмана Б. Хмельницкого известии, что молдав. господарь Василие Лупу намерен поддержать борьбу казаков против польск. короля.

Как писал Н. Ф. Каптерев, иверские монахи получили лишь 20 р. от царя Алексея Михайловича и «крайне огорчились», но в дек. им было выдано не только дополнительное жалованье, но и новая жалованная грамота для приезда в Москву за милостыней (Каптерев. 1882. С. 464-465). Грамота стала ответом на челобитную, поданную иером. Корнилием, келарем Игнатием и диак. Дамаскином, в к-рой ивириты жаловались: «...по твоему государеву указу дана нам милостыня невеликая, всево дватцеть рублев, и тою милостынею нам, богомольцам твоим, не доехать будет и до Афонския Горы. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович всеа Русии, пожалуй нас, богомольцев своих, вели, государь, дать свою государеву милостыню на триста шестьдесят и пять братов на препитание и на скупление от безбожных турок, чем тебе, великаго государя, Бог вразумит...» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1649 г. Д. 2. Л. 31). Полученная ивиритами привилегия приезжать за милостыней каждый 3-й год была свидетельством особого отличия И. м., поскольку др. афонские обители, к-рым издавна покровительствовал московский двор, до этого времени получали грамоты с позволением приходить за милостыней лишь каждые 5-6 лет (Там же. Л. 37-41; Фонкич. 2004. С. 8). Впрочем, Павел Алеппский, архидиак. Антиохийского патриарха Макария III, оставивший сочинение о путешествии иерарха в Россию, был уверен, что ивириты издавна имели право приезжать в Москву каждые 2 года (Павел Алеппский. Путешествие. 2005. С. 447).

Рождество Пресв. Богородицы. Фрагмент епитрахилии. 1-я пол. XVI в. (ризница Иверского мон-ря)
Рождество Пресв. Богородицы. Фрагмент епитрахилии. 1-я пол. XVI в. (ризница Иверского мон-ря)

Рождество Пресв. Богородицы. Фрагмент епитрахилии. 1-я пол. XVI в. (ризница Иверского мон-ря)
Сень (зонт) иконы Божией Матери Портаитиссы. 1686 г. (ризница Иверского мон-ря)
Сень (зонт) иконы Божией Матери Портаитиссы. 1686 г. (ризница Иверского мон-ря)

Сень (зонт) иконы Божией Матери Портаитиссы. 1686 г. (ризница Иверского мон-ря)

В следующий раз иверский архим. Климентий (Клим), иером. Иосиф и келарь Домиан приехали в Россию в авг. 1652 г. в соответствии с жалованной грамотой, позволяющей «приход в третий год», и привезли только что избранному патриарху Никону «образ Пречистые Богородицы Одегитрия... писан на кипарисной дске, а на полях писаны дванадесять Апостол на золоте» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1652 г. Д. 35. Л. 2). Речь идет, по-видимому, о Валдайском списке Иверской иконы (Чеснокова. 2007. С. 96; Она же. Святыня и политика: к идее визант. наследия в России сер. XVII в. // СВ. 2008. Вып. 69(4). С. 27-42), вскоре отправленном с войском в поход против польско-литов. короля к Смоленску, а после возвращения ставшем в 1656 г. главной храмовой иконой в Валдайском Святоозерском в честь Иверской иконы Божией Матери мужском монастыре. В тот же приезд ивиритам по челобитной архим. Климентия, просившего пожаловать их «здеся, на Москве, монастырем на прибег моления греческих властей и прочих мирских людей», был передан в качестве подворья мон-рь свт. Николая Чудотворца «Большая глава» за Иконным рядом (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1652 г. Д. 35. Л. 18, 20; Фонкич. 2004. С. 8) (см. подробнее в ст. Московский греческий во имя святителя Николая Чудотворца монастырь).

В 1654 г. иверский игум. Парфений вновь просил патриарха Никона о пожаловании мон-рю милостыни, к-рая не дошла до братии из-за задержки архим. Климентия в рус. столице, и о возвращении ивиритам увезенной архимандритом царской жалованной грамоты, в соответствии с к-рой они имели право на регулярные поездки в Москву, а также выражал радость по поводу получения И. м. подворья: «Уведахом, яко той же архимандрит наш осталъся тами на пречестное имя христианейшаго и высочайшаго царя нашего. Наипаче же глаголют, яко дарова ему и едину церковь иже во святых отца нашего Николая Чюдотворца» (РГАДА. Мазур. Ф. 196. Оп. 3. № 1059. Л. 1-3). В привезенной летом 1655 г. грамоте братия уведомляла царя о получении милостыни и письма от архим. Климентия с выражением благодарности за «дарование» ивиритам мон-ря (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1655 г. Д. 22. Л. 4-10).

Принято считать, что причинами получения именно И. м. в кон. 40-х - нач. 50-х гг. исключительных привилегий и даже подворья были интерес буд. патриарха Никона к рассказу о чудотворной иконе и его желание иметь копию образа (Фонкич. 2004. С. 8). Эту т. зр. высказывал уже В. Г. Григорович-Барский, к-рый в 1725 и 1744 гг. посетил И. м. Он полагал, что пожалование ивиритам Никольского мон-ря в Москве было сделано «ради любвы чудотворныя предъписанныя иконы, именуемой Вратарницы» (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 153). Кроме того, особая роль И. м. в отношениях рус. двора и Русской Церкви с христ. Востоком могла быть связана с активным участием этого мон-ря в политической и церковной жизни Дунайских княжеств. Покровительство мон-рю было связано с ктиторской преемственностью груз. правителей. Ктиторские обязанности по отношению к Афону повышали престиж господарей, уподобляя их в этом визант. императорам. О покровительстве И. м. молдав. и валашских господарей ивириты сообщали в грамоте к царю Алексею Михайловичу (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 606; Оп. 1. 1661 г. Д. 10. Л. 12; Д. 28. 1652 г. Л. 25). Др. возможным основанием для укрепления позиций И. м. в отношениях святогорцев с Россией служили особенно тесные связи ивиритов со Святогробским братством и с Иерусалимским Патриархатом, основой для к-рых также было общее для ивиритов и агиотафитов покровительство груз. правителей.

Не исключено, что в повышении авторитета мон-ря следует учитывать и его важную посредническую роль между представителями Греческой Церкви и рус. церковными и правительственными кругами в подготовке обрядовых реформ, в переговоры о к-рых внесли вклад Иерусалимский патриарх Паисий и его ближайшее окружение. Возможно, присутствие греков в рус. столице могло облегчить проходившие со времени «прений с греками» троицкого старца Арсения (Суханова) переговоры об унификации обрядов и исправлении церковных книг. Существенную роль играл опыт работы афонских монахов, в т. ч. ивиритов, в типографиях, основанных в Дунайских княжествах. Для обрядовой реформы и исправления богослужебных книг необходимо было приобретение древних греч. рукописей и печатных изданий, на основании к-рых вносилась бы необходимая правка в тексты. Отбором и приобретением книг занимался отправившийся для этой цели на Афон Арсений (Суханов), его помощником и активным сотрудником стал опытный в издательском деле Дионисий Грек. Именно из И. м. Арсением (Сухановым) было привезено наибольшее по сравнению с др. мон-рями число рукописей и книг для книжной справы (Фонкич. 2003. С. 128: отождествление с сохранившимися кодексами). В грамоте, присланной братией мон-ря в 1661 г., указывалось их общее число: 156 рукописей (по мнению Фонкича, 158) и 5 печатных книг, к-рые Арсений «сам выбрал из книгохранительного места нашего монастыря». Еще 14 книг из монастырской б-ки в 1655 г. привез Дионисий Грек, использовавший их и нек-рые личные книги, как предположил Фонкич, в своей работе справщика в Печатном дворе и преподавателя (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 606; Оп. 1. 1661 г. Д. 10. Л. 16; Фонкич. 2003. С. 126-130, 163-170).

Переговоры о подданстве Молдавии России (начавшиеся сразу после перехода Запорожского войска «под высокую руку» рус. царя) проходили при посредничестве иверской братии. Возможно, что приезд в июне 1655 г. Дионисия Грека (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1655 г. Д. 22. Л. 1-2, 34-39; 1655 г. Д. 24. Л. 19-21 (ср.: Л. 5, 37-40); ᾿Αλεξανδροπούλου. 1994. Σ. 54-55) вместе с митр. Григорием Никейским, прибывшим сказать некие «тайные слова» царю, не случайно совпал и с 1-й попыткой молдав. господаря Георге Стефана отправить в рус. столицу посольство в июне 1655 г., к-рое не добралось до Москвы (Ченцова. 2004. С. 70). Молдав. посольство выехало из Ясс в Москву 2-й раз в марте 1656 г. Сучавский митр. Гедеон и логофет Григоре Нянул привезли с собой 3 грамоты Иерусалимского патриарха Паисия, адресованные царю и патриарху Никону, и, видимо, устные указания господаря Георге Стефана относительно содержания договора о буд. подданстве Молдавии. В подготовке текста договора участвовал Дионисий Грек: как выяснилось на основании палеографического исследования подлинника договора, именно его рукой записаны условия принятия зависимой от османского султана Молдавии в царское подданство (Tchentsova. 2003. P. 581-603; Она же (Ченцова В. Г.). Подлинник «Письма молдавских послов» 1656 г. и его создатели // Человек в пространстве и времени культуры. Барнаул, 2008. С. 398-412).

Участие Дионисия Грека в подготовке столь важного тайного документа, впрочем так и не утвержденного рус. стороной, свидетельствует о его близости к высшей политической элите Молдавии, ориентировавшейся в то время на Россию и Швецию. По-видимому, он тесно сотрудничал с Мануилом Константиновым, к-рый, как сообщалось в «Слове похвальном Пресвятей Богородице», опубликованном типографией Валдайского Иверского мон-ря в кн. «Рай мысленный» (1658-1659), по просьбе явившейся ему Богоматери оказал помощь иверским монахам, доставлявшим в Москву список иконы Портаитиссы, оплатив их переезд через Дунай (Рай мысленный. 1658-1659. Л. 38-42 об. (1-го счета); Ченцова. 2004. С. 142-143; см. в статьях Иверская икона Божией Матери и Валдайский Святоозерский в честь Иверской иконы Божией Матери монастырь). Еще одним автографом Дионисия Грека, связанным с его посреднической деятельностью между молдав. господарем и рус. двором, является написанное им письмо царю от имени Романа Ясова (Ясонова, Насонова), отправленного в Москву молдав. господарем Георге Стефаном незадолго до смещения с престола (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. 18 февр. 1658 г. № 587; Ченцова. 2004. С. 117-121. Ил. 5-6). В письме говорилось о планах военных союзов против казаков и России, в к-рых Георге Стефан вынужден участвовать по требованию османского правительства, а также о намерении швед. короля подписать мирный договор с Речью Посполитой, на чем настаивала Порта. Дионисий Грек был посвящен в подробности этих дипломатических и политических тайн, сообщенных господарем царю и патриарху Никону, поскольку подготовил текст письма, представленного в Посольский приказ. Известно о контактах Дионисия Грека с изгнанным господарем и во время его пребывания в Швеции: «Свяска, а в ней 2 листа, писал к великому государю из Свеи бывшей Молдавские земли Стефан воевода, а присланы те листы к свейскому комисару к Адольфу Эберсшилту, а комисар отослал их к Деонисию архимандриту, а он прислал их в Посольской приказ, не переведены для того, что такова переводчика нет, 1668-го году» (Опись архива Посольского приказа 1673 г. / Сост.: В. И. Гальцов. М., 1990. Т. 1. С. 97).

В 60-х гг. XVII в. именно ивириты осуществляли контакты между Москвой и Георге Стефаном, находившимся в изгнании в швед. Померании, к к-рому отправился иверский архим. Исаак под предлогом «монастырских дел» (о поездке иверского архим. Исаака из Москвы в Штеттин и Стокгольм - РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1666 г. Д. 56. Л. 1-21; ᾿Αλεξανδροπούλου. 1994. Σ. 64). Исаак приехал в Москву «на перемену» архим. Дионисию, однако рус. правительство продолжало удерживать в Москве и Дионисия, пользуясь его связями с политической элитой Дунайских княжеств и высокой квалификацией в печатном деле. Столь активное участие ивиритов и роль Дионисия Грека в дипломатических связях между молдав. господарем и Россией и в сношениях с христ. Востоком (особенно в эпоху подготовки «дела патриарха Никона») дают представление о том, почему царский двор настаивал на продолжении пребывания Дионисия в Москве. Не случайно спустя 7 лет после приезда в рус. столицу в челобитной Дионисий Грек писал, что «ты, великий государь, велел мне, богомольцу своему, еще пребыти на Москве до своего, великого государя, указу» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1661 г. Д. 10. Л. 39).

Об участии в каких-то сложных политических демаршах со стороны иверского архим. Исаака, царского посланца к гетману Юрию Хмельницкому Феоктиста Сухотина и самого гетмана свидетельствуют распросные речи Исаака в Москве о пребывании в Чигирине по пути в Россию (Там же. Л. 36-38). Архимандрит привез в Москву грамоту от проигумена и братии И. м., в к-рой ивириты сообщали о притеснениях со стороны и «франков» и «турок», об обветшании зданий и о долгах мон-ря. Жалуясь на прекращение ктиторской помощи груз. правителей после «Теймуразова разоренья» (имеется в виду потеря трона царем Кахети Теймуразом I в 1648) и смещения с престола пообещавшего отстроить разрушившуюся башню молдав. господаря Стефаницэ Лупу, ивириты просили помощи у царя. В качестве заслуг перед рус. правительством они указывали на присланные ранее с Дионисием Греком книги и «святую десную руку иже во святых священномученика и чюдотворца Василия епископа Амасийского» (Там же. 1662 г. Д. 28. Л. 25, ср.: Там же. 1655 г. Д. 22. Л. 38: длань была заключена в золотой мощевик, «весу в золоте 70 золотников»), а также на привезенные архим. Исааком мощи вмч. Евстафия Плакиды (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 606; Оп. 1. 1661 г. Д. 10. Л. 5-18; публ.: Белокуров С. А. Арсений Суханов. М., 1891. Ч. 1. С. CII-CV; библиогр.: Греч.-рус. связи. 1991. № 63. Рис. 24; Греч. док-ты. 1995. С. 49. № 28; Греч. рукописи Афона. 2004. С. 109. № 1. 54). Известной иверской святыней и поныне является левая рука свт. Василия Амасийского, к-рую видел в мон-ре Григорович-Барский (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 152; Натроев. 1909. С. 88). О единственной в мон-ре реликвии, связанной с именем свт. Василия Амасийского, обозначенной как «часть длани с плотью», упоминает и католич. миссионер Николай Росси в письме от 20 окт. 1639 г. (Rom und der Athos / Einf. G. Hofmann. R., 1954. S. 79).

Возможно, в этот же приезд представители ивиритов пытались встретиться и с опальным патриархом Никоном. Об этом свидетельствует «дублирующая» историю о заказе Никоном списка иконы Портаитиссы история о заказе, сделанном патриархом именно ивиритам, списка хиландарской святыни - иконы Божией Матери «Троеручица», к-рую ивириты намеревались привезти в Новоиерусалимский в честь Воскресения Господня монастырь (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1661 г. Д. 10. Л. 19; ᾿Αλεξανδροπούλου. 1994. Σ. 43; Чеснокова. 2007. С. 100-101).

В 1666 г. братия И. м. обратилась к царю с просьбой отпустить из Москвы Дионисия Грека, поскольку без него невозможно разобраться в тяжбе по поводу монастырских владений в Дунайских княжествах, к-рые некие «лживые» захватили из-за того, что «жалованные грамоты монастырьские, как было разоренье в Волоской земле, утерялись», и в уплате долга братии «некоторому жидовину» в Фессалонике, у к-рого Дионисий Грек сделал большой денежный заем под проценты (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1667 г. Д. 11. Л. 1-11; ᾿Αλεξανδροπούλου. 1994. Σ. 66-68). Как заключила О. Александропулу, получили ли ивириты ответ и смог ли тогда Дионисий уехать из Москвы, в документах не сообщается. Не исключено, что просьба об отъезде Дионисия была каким-то образом связана и с готовившимся «делом патриарха Никона», в процессе над к-рым архимандрит принял деятельное участие. Не случайно в той же грамоте ивириты сообщали о прибывшем из России келаре Чудова мон-ря Савве, посланце к К-польскому патриарху, к-рого они обеспечили провожатыми до Фессалоники и К-поля (Там же. Л. 10-11; см.: Севастьянова С. К. Мат-лы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». СПб., 2003. С. 236).

Лишь летом 1669 г. Дионисий Грек был отпущен из Москвы. В челобитной он писал, что был «на Москве по твоему, великого государя, указу за твоими царскими делы», просил увеличить выплаченную ему сумму милостыни для мон-ря и пожаловать церковные облачения (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1669 г. Д. 25. Л. 1-5). Тогда же по челобитным архимандритов Дионисия и сменившего его Соломона была дана жалованная грамота на владение подворьем - Никольским мон-рем в Москве, переданным еще архим. Климентию (Климу), и на регулярные (раз в 4 года) приезды в Москву (Там же. Д. 13. Л. 1-8: челобитные; Л. 9-12: жалованная грамота мая 1669 г.; Д. 26. 1669 г.). Подлинник грамоты в наст. время хранится на Афоне (᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 114-115), список грамоты с печатью И. м. и греч. подписями кафигум. Неофита и скевофилакса Феоклита - в РГАДА (Ф. 52. Оп. 4. № 56; издание греч. перевода жалованной грамоты: Γεδεών. 1906. Σ. 81-84). Подлинник грамоты видели на Афоне в XVIII-XIX вв. рус. паломники Григорович-Барский и В. П. Орлов-Давыдов (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 153; Орлов-Давыдов В. П. Путевые записки, веденные во время пребывания на Ионических островах, в Греции, Малой Азии и Турции в 1835 г. СПб., 1840. Ч. 2. С. 214). Но в 1686 г. ивириты утверждали, что имеют лишь список грамоты, поскольку «та государева жаловальная подлинная грамота ныне на Москве в том Никольском монастыре для береженья», так что, возможно, она была увезена ими позднее (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1686 г. Д. 9. Л. 6).

После пожалования ивиритам подворья в Москве в 1652 г. представители мон-ря начали регулярно приезжать в Россию для смены братии Никольской обители. Наиболее полный список документов (РГАДА. Ф. 52), относящихся к приездам ивиритов в Россию и пребыванию греч. братии в Никольском мон-ре до 1720 г., опубликован Александропулу (᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 146-154; см. также опись: Бантыш-Каменский Н. Н. Реестры греч. делам Моск. Архива Коллегии иностр. дел: РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. М., 2001); документы более позднего времени были переданы в Архив внешней политики Российской империи (Ф. 52). От этих приездов в архиве Посольского приказа сохранилось неск. подлинных грамот-посланий от братии И. м. (на греч. и церковнослав. языках) и их переводов. В 1668 г. в Россию с грамотой от братии приехал иером. Иоанникий (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. 1 мая 1668 г. № 625; Оп. 1. 1669 г. Д. 4. Л. 1). В 1670 г. архим. Исаакий и архидиак. Анания с представителями др. мон-рей привезли в Москву послание от насельников Афона царю и Московскому патриарху Иоасафу (Там же. Оп. 1. 1669 г. Д. 42. Л. 1-10; подлинник грамоты к патриарху: ГИМ. Син. грам. № 1275, 1669 г.; Костюхина Л. М. Палеография рус. рукописных книг XV-XVII вв.: Рус. полуустав. М., 1999. С. 344-345. Рис. 251-252. (Тр. ГИМ; Вып. 108)). Грамоты архим. Дамаскина с братией к царю и патриарху (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. Нояб. 1672 г. № 59; ГИМ. Син. грам. № 1303) были присланы с архим. Григорием, приехавшим на смену архим. Никольского мон-ря Соломону весной 1673 г. (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1673 г. Д. 4. Л. 1-2). Грамота кафигум. Хрисанфа и братии к царю была привезена в февр. 1675 г. архим. Евфимием, сменившим в Москве архим. Соломона (Там же. Оп. 4. Д. 1674 - до февр. 1675 г. № 60; Оп. 1. 1676 г. Д. 2. Л. 17-18). В грамоте высказывались просьбы о продолжении пребывания греч. монахов на подворье, об отпуске Соломона из России и о пожаловании милостыни для восстановления водоснабжения монастыря («которую де воду имели они для монастырской нужды издалеча приведенную, и та де вода от бури завалилась, и ныне безводия ради зле страждут»).

Подобная просьба о продолжении пребывания греч. насельников в Никольском мон-ре была неслучайной: после смерти царя Алексея Михайловича и восшествия на престол Феодора Алексеевича в отношении греков (в т. ч. и церковнослужителей) были приняты меры, существенно ограничивавшие их доступ в рус. столицу, сравнимые с мерами 1647 г. Александропулу называет эту ситуацию «кризисом 1676 г.». И. м. подвергся существенным стеснениям сразу же после прихода к власти царя Феодора Алексеевича, к-рый, по мнению Каптерева, испытывал неприязнь к ивиритам (Каптерев. 1882. С. 469-470; ᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 113-114, 136-138, 141). 25 окт. 1676 г. царским указом предписывалось лишить Никольский мон-рь выделявшегося ему до сей поры «корма», а «греков всех выслать с Москвы тотчас» (О Моск. Никольском греч. мон-ре. 1903. С. 1-5). Попытки закрыть рус. границы для греков, впрочем, не привели к высылке уже живших в греч. мон-ре монахов. Архим. Евфимий, приехавший тогда в Россию, находился здесь до 1681 г. и был отпущен назад по старости (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1681 г. Д. 3), на его место прибыл архим. Леонтий (ГИМ. Син. грам. № 1332, март 1683 г.). Впосл. регулярный приезд ивиритов в Россию возобновился, но содержание, к-рое предоставлялось насельникам Никольского монастыря рус. правительством, было сокращено (᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 113-114, 133-141).

Успение Пресв. Богородицы. Миниатюра из Евангелия-апракос. 2-я пол. XI в.(Ath. Iver. gr. 1. Fol. 300a)
Успение Пресв. Богородицы. Миниатюра из Евангелия-апракос. 2-я пол. XI в.(Ath. Iver. gr. 1. Fol. 300a)

Успение Пресв. Богородицы. Миниатюра из Евангелия-апракос. 2-я пол. XI в.(Ath. Iver. gr. 1. Fol. 300a)
Притча о богаче и Лазаря. Миниатюра из Четвероевангелия. XIII в. (Ath. Iver. gr. 5. Fol. 309b)
Притча о богаче и Лазаря. Миниатюра из Четвероевангелия. XIII в. (Ath. Iver. gr. 5. Fol. 309b)

Притча о богаче и Лазаря. Миниатюра из Четвероевангелия. XIII в. (Ath. Iver. gr. 5. Fol. 309b)

В июне 1686 г. иверский архим. Нектарий привез грамоты от кафигум. Досифея и братии И. м. к царям Иоанну V и Петру I Алексеевичам и царевне Софии, а также к Московскому патриарху с просьбой отпустить из Москвы архим. Леонтия и насельников Никольского греч. мон-ря и определить на их место приехавшего архимандрита с причтом, состоявшим из иеромонахов Арсения и Киприана, диаконов Космы и Нафанаила, старцев Озарии и Исаии и служки Микулайки (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. 9 февр. 1686 г. № 68-69; Оп. 1. 1686 г. Д. 9. Л. 1-19; ГИМ. Син. грам. № 1349). Архим. Нектарий сообщил также о том, как великий везир в Адрианополе принял царского посла Никиту Алексеева и каким образом ведется подготовка султанских войск для военных действий против Свящ. лиги (к к-рой тогда примкнула и Россия). На смену Нектарию в 1694 г. приехал архим. Аверкий с грамотой иверского кафигум. Саввы и братии царям Иоанну и Петру Алексеевичам (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. № 73; Оп. 1. 1695 г. Д. 3). По-видимому, в этот приезд ивириты получили в дар от царей Евангелие в серебряном позолоченном окладе (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 466) (см. подробнее в разд. «Ризница»). На смену скончавшемуся в Москве Аверкию через 4 года был прислан архим. Акакий с грамотой к царю Петру I (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. 1698 г. № 701). Автографами Акакия являются его письмо, написанное в Нежине, думному дьяку Е. И. Украинцеву с просьбой о пропуске в Москву (задержка была вызвана новым запретом на проезд греков в русскую столицу, чтобы предотвратить шпионаж после вступления в 1686 России в Свящ. лигу, образованную для борьбы с Османской империей), а также переписанная в Москве в 1701 г. Триодь, в колофоне к-рой он называет себя «проигуменом Иверского монастыря» из Галатисты (Там же. 15 дек. 1698 г. № 702; Καδᾶς Σ. Ν. Τὰ σημειώματα τῶν χειρογράφων τῆς Μεγίστης Μονῆς Βατοπεδίου. ῞Αγιον ῎Ορος, 2000. Σ. 281). Зимой 1716 г. в Россию приехал архим. Парфений с братией на смену архим. Киприану и привез грамоту ивиритов, обращенную к царю Петру I и царевичу Алексею Петровичу с просьбой о милостыне (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. 20 мая 1715 г. № 80; Оп. 1. 1716 г. Д. 1. Л. 1-12).

В документах о приезде монахов И. м. в Россию порой говорится о списках иконы Портаитиссы, к-рые ивириты привозили в дар рус. государям (см. подробнее в ст. Иверская икона Божией Матери). Так, после первых списков, доставленных в Москву в 1648 и 1652 гг., сообщения о передаче царю Феодору Алексеевичу «образа пресвятыя Богородицы Иверские греческаго письма» имеются в делах о приезде архим. Евфимия в 1675 г. и ивирита Леонтия, бывшего митр. Сисанийского (Там же. Оп. 1. 1676 г. Д. 2. Л. 19; Оп. 1. 1683 г. Д. 11. Л. 10). В 1686 г. иверский архим. Нектарий привез в дар царям Иоанну и Петру Алексеевичам и царевне Софии неск. икон, в числе к-рых было 3 образа Иверской Божией Матери (Там же. Д. 9. 1686 г. Л. 17-19; Чеснокова. 2007. С. 96-97). В 1694 г. еще один список был привезен царю Иоанну Алексеевичу архим. Аверкием (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. Д. 3. 1695 г. Л. 7, 29). Отождествления сохранившихся икон из московских хранилищ с указанными в документах XVII в. пока не проводилось, и, учитывая слишком общий характер сделанных описаний, оно может быть лишь предположительным.

В XVIII-XIX вв. рус. власти продолжали оказывать покровительство И. м., и, как было отмечено Александропулу, политика царя Феодора Алексеевича в отношении «греческих властей», приезжавших с христ. Востока, несмотря на ее жесткий характер, не прервала связей России с православными, жившими в Османской империи. Впрочем, начало царствования Феодора Алексеевича стало переломным моментом в отношении к христ. Востоку, и в т. ч. к афонским мон-рям (᾿Αλεξανδροπούλου. 2000. Σ. 140). На протяжении XVIII-XIX вв. ивириты присылали братию на смену в Никольский мон-рь, испытывавший значительные материальные затруднения и лишившийся некоторых владений из-за недоимок в казну и секуляризации земель (Шахова. 2005. С. 99). Одна из редких сохранившихся от этого времени грамот из И. м. с просьбой о разрешении на смену архимандрита, обращенная к имп. Анне Иоанновне, датирована 15 июня 1735 г. и украшена изображением Божией Матери Портаитиссы (АВПРИ. Ф. 52. Оп. 2. № 727б). Указом Анны Иоанновны на территории Никольского мон-ря было запрещено проживание греч. купцам и др. мирянам (Шахова. 2005. С. 98).

Отношения ивиритов с Россией в это время в большой мере определяются благочестием рус. верующих и широким распространением почитания Иверской иконы, начало которому было положено в XVII в. патриархом Никоном. Григорович-Барский указал на наличие в И. м. многочисленных рус. икон и церковной утвари, «иже в России соделашася и тамо даровашася от християн, любящих благолепие храма Божия Матере, якоже надъписи их российскии являют». Рус. паломник отметил и особую приязнь насельников мон-ря к приезжавшим из России (Григорович-Барский. 1887. Ч. 3. С. 129-130, 150, 158-159). В 1819 г. из России был прислан в дар серебряный подсвечник в форме лимонного дерева (см. в разд. «Ризница»); в том же году в Москве был изготовлен драгоценный оклад, поныне закрывающий икону Божией Матери Портаитиссы (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 467; Γεδεών. 1906. Σ. 27); продолжались пожертвования россиян греч. Никольскому мон-рю и часовне с Иверской иконой Божией Матери у Воскресенских ворот (Γεδεών. 1906. Σ. 52-80).

Присоединение Вост. и Зап. Грузии к России в 1801 и 1803 гг. послужило основанием для того, чтобы считать И. м. также под покровительством Российской империи и ее государей. Правительство Российской империи оказывало поддержку груз. братии келлии ап. Иоанна Богослова через своих дипломатических представителей в Турции (Натроев. 1909. С. 339-369). В сер. XIX в. рус. иноки заселили 5 принадлежавших И. м. келлий (см. в разд. «Скиты и келлии, принадлежащие И. м.»).

Арх.: АВПРИ. Ф. 52. Оп. 2. № 727б; ГИМ. Син. грам. № 1275, 1669; РГАДА. Ф. 52. Кн. 2; Ф. 52. Оп. 1. 1628 г. Д. 2; 1640 г. Д. 2, 3; 1647 г. Д. 14; 1649 г. Д. 2; 1652 г. Д. 35; 1655 г. Д. 22, 24; 1661 г. Д. 10; 1662 г. Д. 28; 1666 г. Д. 56; 1667 г. Д. 11; 1669 г. Д. 4, 13, 25, 26; 1670 г. Д. 42; 1673 г. Д. 4; 1676 г. Д. 2; 1681 г. Д. 3; 1686 г. Д. 9; 1694 г. Д. 3; 1716 г. Д. 1; Оп. 2. № 37-38, 40, 307-308, 587, 606, 625, 701-702; Оп. 3. № 34; Оп. 4. № 15, 26, 56, 59-60, 68-69, 73, 80; Ф. 196. Мазур. Оп. 3. № 1059. Л. 1-3.
Ист.: Рай мысленный, в нем же различныя цветы, преподобным Стефаном Святогорцем собраны. М.: Иверский мон-рь, 28 окт. 1658 г.- 3 авг. 1659 г. (переизд.: Рай мысленный / Авт.-сост.: В. С. Белоненко, пер. с церковнослав.: Ю. А. Зинченко. СПб., 1999); Подлинные акты, относящиеся к Иверской иконе Божией Матери, принесенной в Россию в 1648 г. М., 1879; Натроев А. И. Иверский мон-рь на Афоне в Турции. Тифлис, 1909; Фонкич Б. Л. Чудотворные реликвии Христианского Востока в Москве в сер. XVII в.: Икона Иверской Богоматери. М., 2004.
Лит.: Каптерев Н. Ф. Рус. благотворительность мон-рям Св. Горы в XVI, XVII и XVIII ст. // ЧОЛДП. 1882. Май. С. 455-461; он же. Характер отношений России к правосл. Востоку в XVI и XVII ст. Серг. П., 19142; Григорович-Барский В. Г. Странствования по св. местам Востока с 1723 по 1747 гг. СПб., 1887. Ч. 3; О Моск. Никольском греч. мон-ре: Сведения за первые 30 лет, 1647-1676 / Сост.: С. А. Белокуров // ЧОИДР. 1903. Кн. 2. Отд. 4: Смесь. С. 1-5; Γεδεών Μ. ᾿Ι. Χρονογραφία τῆς ἐν ῎Αθῳ Μονῆς τῶν ᾿Ιβήρων. Κωνσταντινούπολις, 1906. Σ. 1-96; Буланин Д. М. Сказание об иконе Богоматери Иверской // СККДР. 1989. Вып. 2. Ч. 2. С. 362-365; Греческо-русские связи сер. XVI - нач. XVIII в.: Греч. док-ты моск. хранилищ: Кат. выст. / Сост.: Б. Л. Фонкич. М., 1991; ᾿Αλεξανδροπούλου ᾿Ο. ῾Ο Διονύσιος ᾿Ιβηρίτης κα τὸ ἔργο τοῦ ῾Ιστορία τῆς Ρωσσίας. ῾Ηράκλειον, 1994; eadem. ῾Η ῾Ελληνικὴ Μονὴ ῾Αγίου Νικολάου στὴ Μόσχα: Στοιχεῖα ἀπὸ τὴν ἱστορία τῶν ῾Ελληνορωσικῶν σχέσεων στὸ δεύτερο μισὸ τοῦ 17ου αἰῶνα // Μεσαιωνικὰ κα νέα ῾Ελληνικά. ᾿Αθήνα, 2000. Τ. 6. Σ. 111-154; Греч. док-ты и рукописи, иконы и памятники прикладного искусства моск. собраний: Кат. выст. М., 1995; Фонкич Б. Л. Чудотворные иконы и священные реликвии Христианского Востока в Москве в сер. XVII в. // Очерки феод. России. М., 2001. Вып. 5. С. 70-97; он же. Греч. рукописи и док-ты в России в XIV - нач. XVIII в. М., 2003; Tchentsova V. G. Dionysios Iviritis et les pourparlers entre la Moldavie et la Russie en 1656 // Închinare lui P. Ş. Năsturel la 80 de ani. Brăila, 2003. P. 581-603; она же (Ченцова В. Г.). Восточная церковь и Россия после Переяславской рады, 1654-1658: Док-ты. М., 2004; Греч. рукописи Афона X-XVII вв.: Афонские грамоты XVII в. / Вступ. ст.: Б. Л. Фонкич // Древности мон-рей Афона X-XVII вв. в России: Из музеев, б-к, архивов Москвы и Подмосковья: Кат. выст., 17 мая - 4 июля 2004 г. М., 2004. С. 14-115; Шахова А. Д. Никольский греч. мон-рь в Москве в XVII-XVIII вв. // Третьи чтения памяти проф. Н. Ф. Каптерева: Мат-лы. М., 2005. С. 96-100; Чеснокова Н. П. Реликвии Христианского Востока в России в сер. XVII в.: По мат-лам Посольского приказа // ВЦИ. 2007. Вып. 2(6). С. 96-101.
В. Г. Ченцова

Святые мощи

И. м. обладает одним из самых богатых собраний мощей на Св. Горе, представленных крупными частями более 150 святых. Честные мощи выставлены в витринах по периметру придела св. Архангелов, и доступ к ним для паломников возможен не только во время повечерия. Кроме частицы Честного Креста, частей св. хитона Господня, губы и трости в И. м. хранятся левая рука сщмч. Василия Амасийского, левая стопа прп. Михаила, еп. Синадского, рука вмч. Пантелеимона, нога и лопаточная кость мц. Фотинии Самарянки, глава мч. Феодора Пергийского, левая рука мц. Евпраксии, правая рука мц. Параскевы Иконийской, правая стопа прп. Макрины, стопа сщмч. Киприана, большая часть главы мч. Фотия, глава прп. Иерофея Иверского, глава вмч. Никиты, части глав свт. Григория Нисского и сщмч. Елевферия, а также крупные части мощей св. Иоанна Предтечи, первомч. Стефана, апостолов Петра, Луки, Варфоломея, святителей Афанасия Великого, Василия Великого, Иоанна Златоуста, Епифания Кипрского, прп. Иоанна Постника, патриарха К-польского, бессребреников Космы и Дамиана, великомучеников Георгия Победоносца, Феодора Стратилата, Иакова Персянина, Евстафия и Меркурия, 40 Севастийских мучеников, мучеников Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста, Нестора, Агафангела, прав. Лазаря Четверодневного, миро вмч. Димитрия Солунского и др.

Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Афон. К., 1877. Ч. 1. Отд. 2: Первое путешествие в Афонские мон-ри и скиты в 1845 г. С. 183; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος. ᾿Αθῆναι, 1903. Καρυές, 19882. Σ. 480-481; Натроев А. И. Иверский мон-рь на Афоне в Турции. Тифлис, 1909. С. 64-65; Πεντζίκης Γ. Ν. ´Αγιον ´Ορος: ´Ενας πλήρης ταξιδιωτικός οδηγός. Αθήνα, 2003. Τ. 2. Σ. 247.
Иером. Леонтий (Козлов)

Монастырский комплекс

начал складываться на территории бывш. лавры Климента, постройки к-рой группировались вокруг кириакона (главного храма), находившегося на месте совр. ц. св. Иоанна Предтечи в сев.-вост. части двора; алтарь кириакона был ориентирован на восток с сильным смещением к северу. Кафоликон И. м. был построен в кон. Х в., причем его ось была сдвинута, так что алтарь стал строже ориентирован на восток. После пожара 1804 г. зап. часть расширившегося мон-ря была перестроена и переориентирована на ось кафоликона. Т. о. сложился уникальный план мон-ря из 2 трапециевидных четырехугольников. Пятиэтажная колокольня (1513, сильно повреждена землетрясением 1905) находится в зап. части юж. линии построек. Главный вход в мон-рь (с открытым портиком 1867) располагался в центре сев. стены, в ее новой части; левее его сохранился старый вход, над к-рым помещалась икона Портаитиссы; он открыт в упомянутый выше портик и ведет в храм Пресв. Богородицы Портаитиссы. Новый вход недавно устроен в центре юж. стены, справа от пирга (оборонительной башни мон-ря).

Кафоликон Пресв. Богородицы

(980-983) является одним из старейших на Св. Горе. Он был построен после кафоликона Великой Лавры (963) и одновременно с кафоликоном Ватопеда (между 972 и 985), с к-рым имеет большое сходство. Все 3 храма представляют собой редкий для визант. архитектуры тип крестово-купольного триконха. В основе объемного построения - классический средневизант. одноглавый храм на 4 опорах, с 3-частным алтарем и вимой; к нему добавлены боковые экседры, увеличивающие пространство храма. У кафоликонов Ватопеда и И. м. есть ряд отличий от кафоликона Великой Лавры: вместо подкупольных столбов сложного сечения в них использованы колонны, экседры снаружи не полуциркульные, а граненые, оба имеют более вертикальные пропорции и вытянутые по продольной оси планы. Несмотря на наличие традиционных для Византии нартекса и экзонартекса, они относятся к немногим кафоликонам Св. Горы без лити (появились позднее) и обширных притворов (иногда первоначальный, внутренний экзонартекс кафоликона И. м. неточно называют «лити», чтобы отличить от пристроенного позже внешнего экзонартекса-портика). Нартекс и экзонартекс кафоликона 2-этажные; нижние этажи перекрыты крестовыми и купольным (центральная ячейка нартекса) сводами, 2-й этаж экзонартекса завершен 3 низкими купольными сводами, нартекса - 2 световыми куполами (вместе с основным куполом они образуют трехглавие храма). Уникальная особенность интерьера кафоликона И. м. состоит в том, что экседры, а также вход из экзонартекса в нартекс фланкированы мраморными колоннами с капителями из сполий. От первоначального декора сохранились также мраморная облицовка нижней части стен, фрагмент мраморного пола X-XI вв. и плита из порфира с бронзовой вставкой с надписью: «Я утвердил эти столпы и в век не поколеблются. Георгий Монах Ивир ктитор».

В результате исследований подтвердилась древность экседр Ватопеда (Μαμαλούκος. 2001. Σ. 383-385); по-видимому, в И. м. экседры также первоначальные. Экседры обоих кафоликонов могли быть созданы по образцу к.-л. ныне неизвестного памятника К-поля или памятников, находящихся на территории под его непосредственным влиянием (Ibid. Σ. 385). Не исключено, что их постройка связана с влиянием близких к ним композиций груз. и арм. архитектуры (в первую очередь Тао (Тайка)), тем более если учитывать активную деятельность выходцев с Кавказа на Афоне (основавших И. м.) и происхождение прп. Афанасия из Трапезунда (Strzygowski. 1923; Hasluck. 1924; Казарян. 2005. С. 24). Оба храма могли стать образцом для устройства экседр в кафоликоне Великой Лавры при его перестройке под рук. прп. Афанасия (1002). На Кавказе поперечные экседры в качестве хор не использовались, но экседры Ватопеда и И. м. могли «подсказать св. Афанасию новое решение волновавшей его задачи - удобного расположения хор» (Казарян. 2005. С. 24, 27).

Кафоликон И. м. подвергся серьезной перестройке в 1492 (или в 1513) г. В 1725 г. с юга к экзонартексу была пристроена колокольня. Одноэтажный внешний экзонартекс-портик был построен, по всей видимости, в кон. XVIII в., когда эта архитектурная форма стала типична для Афона. Бесстолпные приделы собора были возведены на месте ранее существовавших: северный - св. Архангелов (1812) и южный - свт. Николая Чудотворца (1846). С 1999 г. реставрируются фрески собора, относящиеся к сер. XVI в. (худож. Марк из круга Феофана Критского) и поновленные в 1842 г. и в нач. XX в. В наст. время расчищены росписи сев.-зап. части наоса (цикл св. Иоанна Предтечи). Цикл Апокалипсиса и др. росписи экзонартекса созданы в 1795 г. (худож. Никифор из Аграфы), поновлены в 1888 г. (худож. Михаил Продромит).

Церковь св. Иоанна Предтечи

(1710, фрески 1815, художники мон. Вениамин и иером. Захария из Галатисты) построена на месте кириакона мон-ря Климента (IX-Х вв.) и включает нижние части его стен. Т. к. уровень двора того времени был иным, пол нового храма устроен на сводах, перекинутых между стенами старого кириакона. Соответствием плану старого храма может объясняться и отсутствие боковых экседр (Милонас. 2000. Ч. 2. С. 107). В алтарной части храма обнаружены фрагменты фресок Х в.

Церковь Пресв. Богородицы Портаитиссы

(1680, фрески 1683, иконостас 1875) находится к северу от кафоликона, почти примыкает к сев. стене у старого входа в мон-рь. Она ориентирована по оси ц. св. Иоанна Предтечи и построена на месте церкви, созданной, по всей видимости, в сер. XI в. Росписи нартекса, содержащие изображения исторических лиц (Александра Македонского, Дария, Солона, Платона, Аристотеля, Софокла, Фукидида, Плутарха и др.), относятся к 1774 г. В храме хранится икона Божией Матери Портаитиссы, а также чудотворная икона вмч. Георгия.

Обширная трапезная мон-ря и высокая колокольня (1848) традиционно расположены против зап. фасада кафоликона, ровно по его оси. Между кафоликоном и трапезной находится водосвятная купель, сооруженная в 1865 г. (фрески 1878, худож. Филипп) на месте более древней (1614, 1734); в ее облицовку вставлены плиты из древнего кафоликона. Из многочисленных построек, находящихся за пределами мон-ря, уникальны здание лепрозория (к западу) и зернохранилище (1800; ныне столярная мастерская), расположенные рядом с пристанью (с башней 1626), к северу от мон-ря.

Другие постройки

Помимо кафоликона с 2 приделами и отдельно стоящих храмов св. Иоанна Предтечи и Пресв. Богородицы Портаитиссы в мон-ре существует еще 17 парекклисионов. 12 из них устроено в зданиях монашеских келлий; как это часто бывает на Афоне, парекклисионы расположены друг над другом по 2 и по 3, еще один (в честь Преображения Господня) - на верхнем этаже башни. Остальные находятся вне стен мон-ря: на берегу моря, к востоку от И. м.,- кафизма с триконховой в плане ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы (1835) при источнике св. воды (агиасме), на месте, куда приплыла Иверская икона Божией Матери; кладбищенская ц. во имя свт. Афанасия Великого (1672); 2 расположены при пристани - 3 Вавилонских отроков и прор. Даниила и преподобных Георгия, Евфимия и Иоанна Святогорцев.

На тропе, ведущей из Кареи в И. м., иверским просмонарием Максимом, которому было видение Божией Матери, в 1960 г. была построена ц. Пресв. Богородицы, называемая Номисма или Флури, в память явления бедняку Божией Матери, давшей ему золотую монету.

Лит.: Strzygowski J. Origin of the Christian Church Art. Oxf., 1923; Hasluck F. W. Athos and Its Monasteries. L.; N. Y., 1924; Kadas S. Mont Athos: Guide illustré des vingt monastères. Athènes, 1987; Милонас П. Иллюстрированный словарь Св. Афонской горы. Т. 1. Ч. 1: Атлас 20 суверенных мон-рей: Топография и архитектура. Тюбинген, 2000; Μαμαλούκος Σ. Β. Τό καθολικό τῆς Μονῆς Βατοπεδίου: ῾Ιστορία καί ἀρχιτεκτονική. Θεσσαλονίκη, 2001; Казарян А. Ю. Триконховые крестово-купольные церкви в зодчестве Закавказья и Византии // Византийский мир: Искусство К-поля и нац. традиции. М., 2005. С. 13-30.
Л. К. Масиель Санчес

Скиты и келлии, принадлежащие И. м.

Скит св. Иоанна Предтечи (называемый также Иверский скит) расположен на возвышенности к западу от И. м., в получасе ходьбы от него. На этом месте с X (IX?) в. существовала небольшая груз. обитель Афо, а недалеко от нее - пещера прп. Гавриила. В одной из калив подвизался свт. Афанасий I, патриарх К-польский (1289-1293; 1303-1309) (Δωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 272). После 1306 г. в результате набегов каталон. пиратов обитель пришла в запустение. Впосл. здесь поселился прмч. Иаков († 1519 или 1520) со своими учениками.

В завещании Константинопольского патриарха Серафима I (1734) это собрание калив упоминается уже как скит, устав которого был утвержден И. м. в 1788 г. Кириакон, посвященный Усекновению главы св. Иоанна Предтечи, согласно настенной надписи, построен в 1779 г., а расписан в 1799 г. мон. Никифором из Карпенисиона на средства иером. Паисия с Закинфа. Сохранились также 2 строения того же времени рядом с кириаконом и полуразрушенный храм, возведенный прмч. Иаковом.

В скиту подвизались вдохновитель движения колливадов свт. Макарий Нотара (1731-1805), Христофор Продромит из Арты (кон. XVIII в.), ученик Евгения (Булгариса), написавший много гимнографических сочинений, сщмч. Григорий V, патриарх Константинопольский († 1821), нмч. Константин с о-ва Идра († 1800), преподобномученики Прокопий († 1810), Онуфрий Габровский († 1818), Евфимий Новый из Димицаны († 1814), Игнатий († 1814) и Акакий Новый из Нивори († 1816). Последние четверо готовились к мученическому подвигу в каливе свт. Николая Чудотворца под рук. старца Никифора, духовника патриарха сщмч. Григория V, который построил здесь посвященный им храм.

В принадлежащей скиту каливе св. Архангелов подвизался старец прп. Иларион Грузин (Антоний (Святогорец). 1985. С. 59). В 1964 г. в ней поселился старец Паисий Святогорец. Вскоре он испросил благословение на сооружение новой каливы в овраге близ источника св. Иакова, но из-за сырости у него обострилась болезнь легких, и после операции (1966) в 1967 г. он был вынужден перейти жить в более сухое место - в Катунакии (Исаак (Аталлах). 2006. С. 177-188).

Во время становления скита в нем было 13 калив и насчитывалось 33 монаха, в нач. XX в.- 14 калив (из них 2 румынские) и почти 40 монахов. К 2009 г. сохранилось 8 калив, из к-рых населена только одна. Братия (6 чел.) занимается изготовлением ладана.

В 1845 г. И. м. имел 20 келлий (в к-рых проживало 58 насельников) (Порфирий (Успенский). 1877. Ч. 1. Отд. 2. С. 326), в нач. ХХ в.- 15 келлий, из которых 5 были заселены рус. монахами: свт. Иоанна Златоуста и свт. Николая Чудотворца близ Кареи, Св. Троицы, преподобных Петра и Онуфрия и Пояса Пресв. Богородицы в местности Магула. В наст. время И. м. принадлежит 26 келлий, из к-рых 10 находится в Карее, 13 - между Кареей и И. м. и 3 - недалеко от мон-ря Филофея. Келлия св. Димитрия в Карее используется в качестве конака, или представительства И. м. в св. Киноте. К 2009 г. всего в келлиях проживало 27 монахов, большинство из них занимались огородничеством и садоводством.

Келлия прор. Илии с 8 каливами, в к-рых проживает 5-6 монахов, расположена напротив И. м. на вершине холма. Здесь нек-рое время подвизался патриарх Григорий V, а затем жили изгнанные из И. м. грузины во главе со старцем Венедиктом, в числе учеников к-рого был старец Виссарион (Кикодзе; 1807-1893).

Нек-рые из келлий находятся на месте древних мон-рей, основанных в кон. Х-XII в. Так, келлия Пояса Пресв. Богородицы расположена на месте обители Халду, основанной в Х в. Саввой Халдом из визант. фемы Халдия. В нач. 40-х гг. XIX в. келлия была заселена рус. иноками. В 1905 г. в ней подвизалось 20 монахов (Павловский. 1905. С. 140-142).

В 1905 г. в келлии проживало 26 насельников (Там же. С. 138). Эта келлия имела 5-этажное подворье в Галате в К-поле.

Келлия преподобных Петра и Онуфрия в местности Магула отождествляется с визант. обителью Магула, известной в качестве многонаселенной келлии с нач. XI в.; скитом она стала в XIII в. Здесь подвизались исихасты Исаия, Корнилий, Макарий, прп. Григорий Синаит, Каллист I, патриарх К-польский, прп. Афанасий Метеорский. Скит, расположенный между И. м. и монастырем Филофея, в течение веков оспаривался этими обителями, пока в 1786 г. патриарх Прокопий не передал его окончательно И. м. В 40-х гг. XIX в. в келлии поселился рус. иером. Савва, в 1868 г. она была приобретена рус. схим. Николаем, к-рый отремонтировал ее. В 1872 г. были воздвигнуты 2 больших здания, в 1880 г.- новый храм во имя преподобных Онуфрия Египетского и Петра Афонского. Впосл. на нижнем этаже был устроен храм во имя свт. Николая Чудотворца в память коронации имп. Николая II. Преемником схим. Николая стал иеросхим. Феофан († 1900), а последним из рус. старцев - иером. Макарий. Серьезной проблемой келлиотов являлось отсутствие воды, разрешение на строительство водопровода было получено от И. м. только в 1917 г. В наст. время в келлии проживают старец Христодул и послушник Серафим из Австралии. Службы проводятся в нижнем храме, верхний нуждается в ремонте. В обоих храмах сохранились рус. иконостасы (Цареградов. 1908; Троицкий (в печати)).

Келлия Трех святителей находится на месте Сараварского мон-ря, игумены к-рого подписывались под мн. документами XII-XIV вв. Один из сараварских насельников, Михаил Кафолик (XIV - нач. XV в.), именуется «вторым ктитором» И. м. (Pavlikianov. 2001. P. 75-76). Храм к югу от руин древнего построен в 1761 г. и расписан в 1793 г. Иаковом Ивиритом. До нач. ХХ в. сохранялся мраморный пол церкви визант. периода.

Келлия ап. Иоанна Богослова, расположенная к северо-западу от И. м., упоминается с кон. IX в. В ней прп. Георгий Святогорец организовал школу, где груз. юноши учились у греч. богословов, а затем распространяли эти знания в Грузии. Преподобный привез из Грузии 80 юношей из бедных семей и сирот, чтобы увеличить долю грузин в братии И. м. Эта школа получила известность и просуществовала до нач. XIII в. (Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. 1903. Σ. 476-477).

Келлия была восстановлена грузинами во 2-й пол. ХХ в. Когда в 1861 г. на Св. Гору прибыл груз. дворянин Вахта Барклая, он застал в разных афонских обителях только 4 престарелых монахов-грузин, ранее подвизавшихся со своим наставником иером. Венедиктом в иверской келлии прор. Илии. Барклая изъявил желание принять постриг в И. м., но ему было отказано, т. к. греч. насельники мон-ря решили не принимать новых насельников груз. происхождения.

Загоревшись идеей возрождения груз. монашества на Афоне, Барклая по совету Иеронима, духовника Русского Пантелеимонова мон-ря, возвратился на родину, принял монашеский постриг с именем Венедикт и, заручившись сопроводительными грамотами 3 груз. архиереев, собрал 35 тыс. р. для покупки заброшенной иверской келлии ап. Иоанна Богослова. В 1869 г. он вернулся на Афон с 12 соотечественниками и посредством щедрых даров иверской братии добился выкупа келлии за 3 тыс. р. (45 тыс. гроссов) на 3 лица и начал интенсивное строительство, что сразу осложнило отношения с братией И. м. ввиду сооружения большого храма с куполом, не соответствовавшего статусу келлии. Было воздвигнуто 3-этажное здание с 50 комнатами (1871-1875). Владеющий мон-рь не только отверг претензии келлии (братия которой увеличилась до 40 чел.) получить статус скита (1882), но и всячески препятствовал строительству и требовал выдворения груз. монахов, кроме вписанных в омологию (договор об аренде мон-рем к.-л. келлии, в к-рый вписываются лица, заключающие договор, после смерти которых келлия переходит во владения мон-ря). Изгнание удалось предотвратить из-за угроз российского правительства подвергнуть секвестру владения И. м. на территории Российской империи. Александр III пожертвовал келлии 15 тыс. р. из собственных средств и велел отпускать ежегодно по 3 тыс. р. до окончания спора с греками (Натроев. 1909. С. 371). Этот спор продолжался в течение 50 лет, до первой мировой войны греч. и груз. насельники так и не пришли к соглашению. Грузинская братия именовала келлию Новоиверской обителью и назначила иером. Венедикта ее игуменом. Но греки не разрешали более никого вписывать в омологию, где были указаны 3 насельника, чтобы по их смерти келлия по афонским правилам снова перешла И. м. Когда Афон занял русско-франц. отряд (4 янв.- 30 июня 1916), то были сделаны максимальные уступки: И. м. дал разрешение на освящение храма келлии (это разрешение ожидалось в течение 30 лет), на рукоположение иноков во священнический сан, на проведение воды и на ежегодное получение определенного количества дров (Павловский. 2004. С. 611).

Келлия имела подворья на Чёрном м. в Сухуме и близ Поти. В 1899 г. келлия насчитывала 42 чел., в нач. ХХ в.- 30 (Μαμαλάκης. 1971. Σ. 455-460). Здесь подвизался известный духовник иеросхим. Феодосий (в миру кн. Федор Георгиевич Эристави; † 1903), происходивший из рода прп. Иоанна-Торникия. Последний из грузинских монахов, Тихон (Пагава), скончался в келлии в 1956 г. в возрасте 90 лет (Иверская икона Божией Матери. Тбилиси, 1999. С. 19 (на груз. яз.)). Во 2-й пол. ХХ в. келлия пришла в запустение.

Из рус. келлий наиболее известна обжещительная келлия свт. Иоанна Златоуста, расположенная в урочище Ага, в 15 минутах ходьбы от Кареи по дороге в И. м. и Великую Лавру. По преданию, она основана в кон. XII - нач. XIII в., в нач. XVII в., в день памяти свт. Иоанна Златоуста, в обители забил ключ питьевой воды. Келлия принадлежала грекам до 1821 г. Первым старцем из рус. иноков был иеросхим. Арсений Афонский († 1846), постриженный в малую схиму в Молдавии, а в великую - в иверском скиту св. Иоанна Предтечи; вторым - его ученик карульский схим. Иосиф; третьим - схим. Михаил. Расцвет келлии наступил под упр. схим. Константина (Семерникова) (1887-1913), который был родом из донских казаков. Он участвовал в русско-тур. войне 1877-1878 гг., в 1881 г. принял постриг в иверской келлии преподобных Петра и Онуфрия, во время русско-япон. войны организовал санитарный поезд, в к-ром несли послушание 53 афонских монаха; награжден орденами и знаками отличия за храбрость.

В 1888 г. схим. Константин перестроил братский корпус, возвел трапезную, кухню и др. хозяйственные постройки, отремонтировал и перестроил визант. храм свт. Иоанна Златоуста, освященный 27 янв. 1900 г. В нач. ХХ в. в келлии подвизалось 26 насельников, в т. ч. 3 иеромонаха и иеродиакон (Русская общежительная келлия. 1904. С. 18-26).

В наст. время храм и один из корпусов находятся в развалинах. Единственный насельник схим. Михаил, грек, устроил в сохранившемся братском корпусе домовый храм (Троицкий. 2002. С. 109-114).

И. м. также принадлежит 10 кафизм в окрестностях обители, из к-рых заселена только одна.

Лит.: Порфирий (Успенский), архим. Афон. К., 1877. Ч. 1. Отд. 2: Первое путешествие в Афонские мон-ри и скиты в 1845 г.; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος. ᾿Αθῆναι, 1903. Καρυές, 19882. Σ. 460-482; Русская общежительная келлия св. Иоанна Златоуста на Афонской горе (в местности обители Иверской) и настоятель келлии схим. Константин. Од., 1904; Павловский А. А. Спутник рус. паломника по Св. Горе Афону. М., 1905; он же. Всеобщий иллюстр. путеводитель по мон-рям и св. местам Российской империи и Афона. Н. Новг., 1907; он же. Русское монашество на Афоне в 1913-1918 гг.: Отчеты А. А. Павловского в Российское генеральное консульство в Салониках / Публ.: М. Г. Талалай // Россия и Христианский Восток. М., 2004. Вып. 2/3. С. 595-617; Цареградов Н. Русская общежительная пустынь св. Онуфрия Египетского и Петра Афонского на Св. Афонской Горе // Монастырь. Н. Новг., 1908. № 6; Натроев А. Иверский мон-рь на Афоне в Турции. Тифлис, 1909; Ταχιάος Α. Α. Τὸ Γεωργιανικὸν ζήτημα (1868-1918). Θεσσαλονίκη, 1962; Μαμαλάκης ᾿Ι. Π. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος διὰ μέσου τῶν αἰώνων. Θεσσαλονίκη, 1971; Антоний (Святогорец), иером. Очерки жизни и подвигов старца иеросхим. Илариона Грузина. Джорд., 1985; Δωρόθεος, μον. Τό ῞Αγιον ῎Ορος: Μύηση στήν ἱστορία του καί τή ζωή του. Κατερίνη, 1986. Τ. 1. Σ. 257-274; Pavlikianov C. The Medieval Aristocracy on Mount Athos. Sofia, 2001. P. 51-76; Троицкий П. В. Свято-Андреевский скит и рус. кельи на Афоне. М., 2002; он же. История рус. обителей Афона в XIX-XX вв. (в печати); Πεντζίκης Γ. Ν. ῞Αγιον ῎Ορος: ´Ενας πλήρης ταξιδιωτικός οδηγός. Αθήνα, 2003. Τ. 2. Σ. 233-255; Исаак (Аталлах), иером. Житие старца Паисия Святогорца. М., 20062.
Иером. Леонтий (Козлов)

Иконное собрание И. м.

остается в отличие от собраний икон др. афонских обителей малоизученным; к 2009 г. нет ни его каталога, ни исследования его произведений. Иконы из собрания экспонировались наряду с памятниками др. мон-рей Св. Горы на выставке, приуроченной к провозглашению в 1997 г. Фессалоники культурной столицей Европы. Опубликованные иконы из И. м. принадлежат к критской школе иконописи XV-XVII вв. Наиболее известной является икона сер. XV в. «Успение прп. Ефрема Сирина». Такой извод был разработан, вероятно, в поздневизант. искусстве и унаследован иконописью и монументальным искусством поствизант. времени (см. иконы сер. XV в. из собрания Греческого Патриархата в К-поле, Византийского музея в Афинах, в росписи парекклисиона Трех святителей в метеорском мон-ре Варлаама (1637)). Как и в др. композициях, на иконе из И. м. событие представлено в неск. сценах, превращающих иконное повествование в подобие экфрасиса. В центре на переднем плане - одр с телом преподобного, вокруг к-рого собрались монахи разных возрастов, в т. ч. отшельники (во власяницах), схимники. Они участвуют в погребальной службе: держат свечи, читают, а также прощаются со святым, припадая к его гробу. По сторонам центральной сцены представлены отшельники, населяющие пещеры, столпник, к-рый поднимает наверх какую-то ношу, монахи, занятые переписыванием книг. Все они получают весть о смерти прп. Ефрема. Интересны живые, почти жанровые детали, показывающие, как монахи, покидая горы, пустыни, пещеры, движутся к месту погребения преподобного: кто-то идет, опираясь на костыли в виде скоб, кого-то несут на спине или на носилках молодые иноки, кто-то едет на осле или даже на медведе. Подобные композиции служили не только прославлению великого сир. монаха, но и своеобразной энциклопедией древнего правосл. монашества. Особенностью иконы из И. м. в сравнении с др. образцами того же извода, прежде всего с критской иконой, написанной, вероятно, ок. 1457 г. (Византийский музей, Афины), является отсутствие процессионной иконы Божией Матери Одигитрии над гробом преподобного, а также использование не золотого, а цветного пейзажного фона, с далекими зеленоватыми силуэтами гор и крепостными сооружениями у их подножия.

Произведением критской школы, повторяющим стиль и технику мастера Феофана Критского, является также небольшая икона с образом Христа во гробе в изводе «Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи» 1-й пол. XVI в. Полуфигура Христа, полуобнаженного, со сложенными крестообразно руками, возвышается над саркофагом розового цвета, слева к лику Спасителя приникла Богоматерь, обнимающая Его за плечи. Позади Христа виден Крест с надписью: O B (Α)Σ(Ι)Λ(ΕΥΣ) Τ(ΗΣ) Δ(Ο)Ξ(ΗΣ) (Царь Славы). В живописи ликов и торса Спасителя обильно использованы высветления, что создает эффект свечения, особенно заметный на золотом фоне иконы.

Сер. XVI в. датируются 2 храмовые иконы кафоликона И. м.: Богоматерь Одигитрия и Христос Всевидящий (ΠΑΝΤΕΠΟΠΤΗΣ - Пантепопт). Богоматерь с Младенцем изображена традиционно для данного извода: по пояс, с Младенцем на левой руке, правой указует на Него, Младенец, в одеждах, покрытых золотым ассистом, благословляет правой рукой, в левой держит свиток, Его ножки чуть приподняты одна над другой, ступни приоткрыты. В верхних углах иконы - полуфигуры архангелов Михаила и Гавриила. Иконы имеют золотые фоны и рельефные нимбы, напр. на нимбе Богоматери между цветочными изгибами размещены круглые медальоны с символами евангелистов. Иконы из кафоликона И. м. имеют большое сходство с иконами подобных изводов из Великой Лавры, написанными в 1535 г. Феофаном Критским. Поэтому обе иконы атрибутируют как работы этого мастера, созданные между 1535 и 1545 гг., когда он расписывал кафоликон мон-ря Ставроникита. Образы Христа и Богоматери являются повторением классических типов, созданных в позднепалеологовский период визант. искусства: рисунок ликов и драпировок отличается классической правильностью, чистотой передачи пластической формы, что особенно очевидно на иконе Христа Всевидящего. Изображение Его благородного облика восходит к визант. иконе Христа из собрания ГЭ (1363), но без чрезмерной штриховой белильной разделки и напоминает монументальные пластические образы искусства XIII в. На раскрытом кодексе в руках Христа помещен текст из Евангелия от Матфея (Мф 11. 28-29). Чрезвычайно важны эпитеты, к-рые сопровождают изображения на храмовых иконах кафоликона И. м. Названия икон Божией Матери Одигитрии и Христа Всевидящего восходят, вероятно, к названиям прославленных икон визант. столицы. Почитание к-польской иконы в мон-ре Пресв. Богородицы Одигон было широко известно паломникам, посещавшим К-поль (Царьград), оно также нашло отражение в распространении списков этой иконы, в т. ч. с наименованием «Одигитрия», на территории правосл. Балкан и на Руси. Образ Христа Всевидящего повторяет извод или наименование иконы, к-рая могла почитаться в к-польском мон-ре с таким посвящением, основанном близ мон-ря Пантократор в кон. XI в. Анной Далассиной, матерью имп. Алексея I Комнина (в наст. время мечеть Эски-Имарет-джами). Подобная обитель должна была иметь иконы, исполненные столичными мастерами, ставшие на закате империи объектом почитания, в т. ч. за пределами столицы. Возможно, в этом храме почитались иконы Христа разных изводов, но под общим эпитетом «Пантепопт». Еще один пример использования такого же наименования известен по стеатитовой иконе позднепалеологовского времени (XIV-XV вв., музей Метрополитен - см.: Byzantium: Faith and Power (1261-1557): Cat. of Exhib. N. Y., 2004. P. 235-236. N 143) с образом Христа на престоле в окружении сцен праздников и ликов святых.

К сер. XVI в. принадлежат и 2 части храмового эпистилия, где изображено 6 сцен Страстного цикла: «Тайная вечеря», «Умовение ног», «Моление в Гефсимании», а также сцены «Поцелуй Иуды», «Христос перед Анной и Каиафой», «Отречение ап. Петра». Композиции вписаны в арки, исполненные в высоком деревянном рельефе, с цветочными бутонами над «колонками» аркады. По иконографии и стилю фрагменты эпистилия аналогичны подобным же произведениям Феофана Критского из кафоликона мон-ря Анапавса в Метеорах (1527), Великой Лавры (1535) и мон-ря Ставроникита (1546). Краски достаточно темных оттенков, в т. ч. в живописи ликов, создают резкий контраст с сияющей киноварью, к-рой исполнены одежды нек-рых персонажей, и с золотом фона и резьбы.

Из трапезной И. м. происходят 2 вытянутые по вертикали доски с образами Богоматери и Спасителя, видимо представлявшие собой створки врат или иконного киота. Они интересны с т. зр. не только почитания отдельных икон Иисуса Христа и Божией Матери, но и памяти о мирянах, помогавших И. м. и украшавших его. На левой створке в верхней части представлена Богоматерь с подписью: Η ΕΛΠΙΣ ΧΡΙΣΤΙΑΝΩΝ (Надежда христиан), вариант иконографии Богоматери Параклисис: Она обращена на 3/4 вправо, ко Христу, правая рука чуть поднята, в левой, поднятой высоко,- свиток с текстом. На правой створке в верхней части - фронтальная полуфигура Иисуса Христа с Евангелием в руках, с подписью: Ο ΘΙΛΑΝΘΡΩΠΟΣ (Человеколюбец). На левой створке внизу изображена полуфигура молодого человека в красных одеждах с золотыми орнаментами, золотым поясом; он без усов и бороды, с длинными локонами, его правая рука поднята, взгляд обращен вверх, к Богоматери, в опущенной левой руке высокая шапка с перетянутой золотым шитьем тульей. На правой створке, под образом Христа, представлен мужчина средних лет, с темными волосами и округлой бородой, также в орнаментированной одежде с прорезными рукавами, ко Христу поднята его правая рука, а левая с головным убором опущена. Фигуры юноши и мужа вписаны в арки сложной стрельчатой формы, опирающиеся на розовые колонны. Исследователи высказывали разные т. зр. относительно этих изображений, связывая их с ктиторами мон-ря. Архим. Герасим (Смирнакис) полагал, что на правой створке представлен прп. Иоанн-Торникий, а слева - юный имп. Василий II Болгаробойца; створки происходят из кафоликона И. м., украшенного в 1680 г. Г. Милле, Ж. Паргуар и Л. Пти атрибутировали эти изображения груз. правителям Ашотану и его сыну Иессею и считали створки частью декорации ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы, ктитором к-рой был Ашотан. А. Ксингопулос, основываясь, вероятно, также на стиле створок, характерном для посл. четв. XVI в., отождествил мужчину и юношу с валашскими господарями Михней II (1577-1583; 1585-1591) и его сыном Раду Михней (1611-1616; 1620-1623). Это мнение находит подтверждение в том, что на юж. стене кафоликона сохранились ктиторские изображения, подобные тем, что на иконах: воеводу Михню и его сына Раду сопровождают игумен мон-ря Гавриил и иверский зограф Марк, видимо инициаторы росписи и украшения собора. Лица ктиторов имеют обобщенные, хотя и портретные, узнаваемые черты: нежные - в лице отрока, крупные - в лице зрелого мужа. Орнаменты их одежд воспроизводят узоры, напоминающие об одеждах визант. императоров: в орнаментике кафтана юноши использованы медальоны в форме квадрифолиев с вписанными фигурами золотых двуглавых орлов - эмблемой визант. правящей династии и знаком к-польских мастерских.

Сохранились иконы, некогда принадлежавшие к числу личных моленных образов насельников мон-ря. Такова икона вмч. Димитрия Солунского (ок. сер. XVII в.), на нижнем поле к-рой имеется подпись, удостоверяющая, что эта икона - «моление раба Божия монаха Анфима». Святой изображен сидящим на троне, в полном вооружении: с луком за спиной, с копьем в правой руке, с мечом, зажатым под левой рукой и обращенным рукоятью вниз. На голове великомученика венец-стемма; по сторонам украшенного рельефным рисунком нимба - 2 медальона, на их красном фоне золотыми буквами воспроизведено имя святого, что напоминает принципы оформления драгоценной церковной утвари. Древний тип иконографии - святой, сидящий на престоле (известен по рус. иконе нач. XIII в. из Дмитрова, ГТГ), с венцом на голове, подобно правителю,- соответствует деталям убранства трона, имитирующего мрамор, и узор одежд. Жесты святого иные, чем на древнейшей рус. иконе, представляющей вмч. Димитрия как патрона рус. княжеского дома: тем, что меч вмч. Димитрия находится в ножнах, подчеркивается мирный характер св. воина. Испещренная мелкими узорами красная сорочка святого должна была напоминать об одной из реликвий Фессалоники - сорочке святого, впитавшей его кровь и еще с визант. времени являвшейся предметом поклонения для греков и русских.

В нач. XX в. Н. П. Кондаков видел в древней ц. вмч. Евстафия Плакиды, расположенной в «пустыни св. Афанасия» недалеко от И. м., 2 иконы XVII в. замечательной сохранности: икону Божией Матери Одигитрии с полуфигурами ангелов в среднике и с клеймами акафиста на полях и икону с поясными изображениями Христа Пантократора, Богоматери и св. Иоанна Предтечи в среднике в окружении сцен двунадесятых праздников на полях. Исследователь относил обе иконы к «молдо-влахийскому периоду греческой иконописи XVI-XVII вв.», отмечал сохранение древних иконографических деталей в композициях праздников, связанных с византийской традицией, напр. олицетворение Иордана в сцене «Богоявление».

К искусству Нового времени относятся неск. икон, связанных с принадлежащим И. м. скитом св. Иоанна Предтечи и образами новомучеников. Это икона преподобномучеников Акакия, Игнатия и Евфимия со сценами из жизни на полях работы мон. Досифея из г. Печ в Сербии (ок. 1818). В среднике иконы находятся 3 фигуры молодых святых. Акакий держит в руках икону Воскресения Христова и финиковую ветвь, Игнатий - икону Христа и мученический крест, Евфимий изображен с пальмовой ветвью в правой руке и с крестом в левой; голубой живописный фон имитирует небеса и пейзаж. Сцены верхнего и нижнего полей заключены в рамки, напоминающие барочную золоченую резьбу с картушами витиеватых форм. Еще одна икона, написанная темперой, посвящена нмч. Константину с о-ва Идра. Она создана мон. Анфимом в 1837 г. Святой в образе молодого монаха с крестом в руках представлен на фоне о-ва Родос, где он пострадал в 1800 г.

К числу ремесленной продукции И. м. можно отнести отпечатанные с медных пластин бумажные иконки, напр. с образом св. Иоанна Предтечи, производившиеся в скиту св. Иоанна Предтечи.

Лит.: Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. Спб., 1902. М., 2004р. С. 51, 97, 137-138, 166-167, 256-258; Οἱ θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Θεσσαλονίκη, 19972. Σ. 102-104, 108-115, 150-151, 194-196. Кат. 2. 33, 2. 39 - 2. 43, 2. 80, 2. 132 - 2. 133, 4. 9; Τσιγαρίδας Ε. Ν. Πρώϊμη κρητηκή εἰκόνα τῆς Κοιμήσεως τῆς Θεοτόκου στή Μονή ᾿Ιβήρων // ΔΧΑΕ. ᾿Αθῆνα, 1998. Περ. 4. Τ. 20. Σ. 193-202; idem. ῎Αγνωστο ἐπιστύλιο τοῦ Κρητός στή Μονή ᾿Ιβήρων στό ῞Αγιον ῎Ορος // Ibid. 2007. Περ. 4. Τ. 28. Σ. 185-208.
М. А. Маханько

Ризница И. м.

Богатство ризницы И. м., вход в к-рую без особого разрешения запрещен даже братии обители, отмечал еще в нач. XX в. Кондаков, когда ему показывали шитые епитрахили и облачения. Однако исследователь считал, что древности, связанные с вкладами груз. правителей, остались «под спудом» (Кондаков. 1902. С. 257). В наст. время о сокровищах ризницы И. м. можно составить представление лишь по единичным публикациям.

Оклад Евангелия. Сошествие во ад. Нач. XIV, XV в. (ризница Иверского мон-ря)
Оклад Евангелия. Сошествие во ад. Нач. XIV, XV в. (ризница Иверского мон-ря)

Оклад Евангелия. Сошествие во ад. Нач. XIV, XV в. (ризница Иверского мон-ря)

Древнейший оклад Евангелия (21×14,6 см) в ризнице И. м. датируется XIV и XV вв. Он составлен из серебряных позолоченных пластин с литым просечным орнаментом, к к-рым в центре каждой стороны присоединены чеканные пластины с рельефными изображениями «Сошествия во ад» (на лицевой стороне) и «Распятия» (на оборотной). Вокруг центральных рельефов крестообразно в кастах укреплены крупные камни. По стилю композиции близки к композиции на окладе иконы Божией Матери Одигитрии из мон-ря Ватопед (XIV в.). В наст. время пластины с сюжетными композициями датируются нач. XIV в., а орнаментальные - XV в.

Др. серебряный позолоченный оклад рукописного Евангелия 1578-1605 гг. связан с именем католикоса-патриарха Зап. Грузии Евфимия I (Сакварелидзе). Две вкладные надписи содержат обращение католикоса к Пресв. Богородице: «Панагия Портаитисса, помилуй в двух жизнях католикоса Евфимия». То, что оклад был задуман католикосом-патриархом как дар И. м., отражено и в иконографической программе. Поле разделено на 3 зоны, в каждой по 2 евангельских сюжета («Благовещение» и «Крещение Господне», «Рождество Христово» и «Преображение», «Сретение» и «Воскрешение Лазаря»). Наверху в центре представлена Иверская икона Божией Матери, стоящая на двери, украшенной полудрагоценными камнями. Чуть ниже перед дверью изображен в рост в молении католикос-патриарх, облаченный в крещатый саккос, с нимбом. В правой части 2 нижних зон изображены в рост основатели И. м.- преподобные Евфимий, Иоанн и Георгий Святогорцы. В нижней части композиции «Благовещение» помещены погрудные изображения великомучеников Феодора, Георгия и Димитрия. На оборотной стороне оклада - образы святителей Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, Василия Великого и Григория Богослова. Все надписи сделаны асомтаврули. Памятник может быть атрибутирован как работа мастеров Зап. Грузии, обращавшихся в этот период к архаизирующей визант. традиции XII-XIV вв. (напр., крест мастера Мамне, кон. XV в., Гелати - см.: Amirinachvili Ch. L'Art des ciseleurs géorgiens. P., 1971. Il. 94-97). В И. м. Евангелие, очевидно, было доставлено посольством ивиритов, посетивших Грузию в 1592-1604 гг. Оклад печатного Евангелия (Венеция, 1671) относится к нач. XVIII в. В его украшении использованы серебряные с позолотой скань и пластины с чеканными изображениями евангельских сюжетов. Вверху по сторонам расположенного в центре «Распятия с предстоящими» показаны символы евангелистов Луки и Марка, ниже - «Благовещение». В верхней части оклада - «Сретение» и «Рождество Христово», в нижней - «Крещение» и «Воскрешение Лазаря». В композиционном размещении этих сюжетов отмечают сходство с памятниками из Бачковского мон-ря, выполненными в мастерской Пловдива. Возможно, оклад был сделан на подворье И. м.- в Роженском монастыре близ Мелника.

В ризнице хранится и вклад царей Петра I и Иоанна V Алексеевичей - напрестольное Евангелие в литом окладе рус. работы из позолоченного серебра с драгоценными камнями (вес Евангелия ок. 40 кг). На поле его верхней крышки, украшенном растительным орнаментом, помещены изображения в картушах. В углах с 4 сторон - пишущие евангелисты, вокруг центральной композиции «Воскресение - Сошествие во ад» расположены 14 евангельских сюжетов из жизни Пресв. Богородицы и Христа. Вверху - образ Господа Саваофа. Надписи в картушах славянские. При кажущейся традиционности композиций, сохранивших общую схему изводов, в каждой из них заметно влияние зап. иконографии. Так, в пространственном решении появилась перспектива или обозначен дальний план, детали интерьеров изобилуют такими нюансами, как мягко спадающие складки балдахинов или тщательная разработка оконных переплетов, и т. д. Однако в целом, несмотря на барочную стилистику, проявляющуюся также в характере орнаментов и форме фигурных ромбовидных картушей, оклад композиционной плотностью напоминает произведение древнерус. ювелирного искусства - лицевое Евангелие из Успенского собора Московского Кремля. В 1823 г. Евангелие было заложено под крупную сумму турку Эмин-аге из Корчи, к-рый не только вернул его в целости по выплате кредита, но каждый день возжигал перед ним свечу.

Интерес представляет серебряный позолоченный потир 1587/88 г. На его чаше в чеканном рельефе показаны сюжеты 12 праздников. Композиции представлены в 2 регистрах и отделены друг от друга линией в виде насечки, имитирующей витую проволоку, они последовательно читаются в хронологии евангельских событий, начиная с нижнего регистра. По венцу чаши идет литургическая надпись на греч. языке. Стоян разделен пополам «яблоком» с орнаментом, напоминающим вост. мотивы оформления, и закреплен в литом в виде высокого купола поддоне, на к-ром в 8 секторах изображены серафимы. Вся конструкция установлена на фигурное основание, разделенное на 10 секторов, в каждом выгравированы поясные изображения святых. Орнаментальные полосы, разделяющие секторы поддона и основания, соотносятся по характеру исполнения. Различающиеся по технике и стилистике верхняя и нижняя части потира, возможно, могли быть исполнены в разное время.

Лаконично внешнее оформление серебряного позолоченного потира кон. XVI в. По верху чаши идут в шахматном порядке в 2 ряда крупные гнезда с драгоценными камнями красного и зеленоватого цветов. Стройность расширяющегося книзу стояна подчеркнута рельефными витыми линиями. Объемное «яблоко» также украшено камнями, самые крупные из к-рых расположены посередине, поддон плоский, фигурный.

Два выносных креста к-польской работы, резной деревянный 1676 г. и живописный 1679 г., сходны по форме (оправлены и закреплены на ручке) и, согласно надписям на ручках, являются вкладом патриарха К-польского Дионисия IV Серогланиса. На напрестольном резном деревянном кресте в золотой сканой с финифтью оправе (1707) изображены следующие сцены: в средокрестии представлено «Крещение Господне», в верхней части - «Благовещение», в нижней - «Преображение», в правом и левом крыльях - 2 пишущих евангелиста с персонификациями Премудрости Божией, в 13 медальонах в окладе по контуру креста - полуфигурные изображения Христа, Богоматери и святых. Резные части креста находят аналогии в подобных же работах афонских мастеров-резчиков XVI-XVII вв. (напр., кресты 1669 и 1671 гг. из мон-ря Ксиропотам). Оправа креста, как следует из вкладной надписи на внутренней стороне, была создана московскими мастерами тщанием Акакия из Галатисты, настоятеля иверского подворья - Никольского мон-ря в Москве. Еще один напрестольный крест, также резной в основе (с изображением «Рождества Христова» в центре, «Благовещения» вверху, евангелистов по сторонам), в сканой оправе с эмалями и цветными стеклами-вставками, согласно надписи, был создан для архиеп. Галактиона Элассонского мастером Иоанном Франге из Доменикона в Фессалии.

Из России в И. м. был прислан серебряный подсвечник в виде прорастающего из сосуда с рельефными изображениями лимонного дерева в натуральную величину, с 30 позолоченными лимонами и 7 подставками для свечей (1819). В 1830 г. И. Каподистрия отказался принять эту реликвию на нужды гос-ва ввиду ее исторической ценности и возвратил обители.

По преданию, древнейшим из хранящихся в И. м. облачений считается саккос визант. имп. Иоанна I Цимисхия (969-976), украшенный узорами с изображением львов и двуглавых орлов. Однако скорее всего это архиерейское облачение относится к XV в.

Среди произведений лицевого шитья в ризнице И. м. преобладают памятники позднего средневековья и Нового времени (XVI-XVIII вв.). К числу наиболее древних относятся вклады из мастерских Молдавии: епитрахиль со сценой «Благовещение», изображениями иерархов и др. святых (1-я пол. XVI в.), орарь диак. Радивоя (1533), пелена (подея) игум. Симеона (1544/45) с подписью по-славянски, подобно 2-частному складню состоящая из композиций «Благовещение» и «Воскресение Христово» («Сошествие во ад»), т. н. епитрахиль апостолов, на 2 частях к-рой изображены вписанные в арки ростовые фигуры обращенных друг к другу апостолов (XVI в.). Сохранились и произведения монастырских мастерских с территории материковой Греции, напр. Метеорских монастырей: поручи с шитыми по красному атласу изображениями «Гостеприимство Авраама» и «Сошествие Св. Духа» (1585/86), епигонатий, где традиц. композиция «Умовение ног» вписана в форму ромба, а фигуры апостолов соединены подобием цветочного орнамента (XVI в.), епитрахиль Галактиона, архиеп. Элассонского (кон. XVI - нач. XVII в.), с 14 сценами праздников и событий НЗ. По сохранившимся облачениям и служебным предметам можно судить о географии мастерских правосл. шитья. Среди произведений с упоминанием имен мастериц есть вышитые в древних традициях в мастерских К-поля изделия: плащаница Агнии, Феонимфы и Марии (XVI в.) с образами служащих над телом Спасителя ангелов; полотенце (убрус) К-польского патриарха Дионисия IV (1679); пелена с изображением Богоматери с Младенцем (1700, работы золотошвейки Деспины Аргиреи), созданная, судя по надписи, для ц. Пресв. Богородицы в к-польском квартале Диплоконион (ныне Бешикташ, Стамбул); омофор Иоанникия, митр. Лемносского (1707-1732), проживавшего в 1735-1737 гг. на покое в И. м. Ряд облачений и предметов богослужения, вложенных в И. м., происходят из М. Азии: епитрахиль (1672, Синоп), вклад архонтиссы Кархатулы; епитрахиль, шитая в малоазийской провинциальной мастерской, вклад Ирины, сестры Томны Аргиры (кон. XVII в.); плащаница (1750, Смирна (?)), заказ Иконийского митр. Дионисия, работа золотошвейки Таласы Даскалисы; с о-ва Крит - орарь и поручи иером. Иоасафа Критянина (сер. XVII в.; 1656, с образами Христа на престоле и Богоматери с Младенцем на престоле, в окружении евангелистов с символами), епитрахиль, вышитая иером. Афанасием (1723). Епитрахиль XVI в. южнослав. происхождения со сценами двунадесятых праздников имеет, по мнению Милле, большое сходство с епитрахилью из мон-ря Крушедол (Фрушка Гора).

Много произведений церковного шитья происходит из Грузии: плащаница сер. XVII в., вклад картлийской царицы Мариам (1634-1658) и Тбилисского архиеп. Елисе Сагинашвили; сень (т. н. зонт) иконы Божией Матери Портаитиссы, 1686 г., дар правителя Ашотана Мухранбатони (1637-1692) и его сына Кайхосро. Подобные предметы, составлявшие шитый убор почитаемых выносных икон, известны по изображениям на иконах. Сходного типа складная сень на высокой ручке была установлена над образом Божией Матери Одигитрии, судя по клейму иконы «Похвала Богоматери, с Акафистом» (кон. XIV в., Успенский собор Московского Кремля). Сень из И. м. по всей поверхности украшена шитыми изображениями; по кайме идут литургические надписи. Шитый проскинитарий (кон. XVII в.), с изображением Св. Гроба и событий НЗ, неизвестного происхождения, принадлежит к традиции, распространенной во всех правосл. культурах Нового времени.

К облачениям русской работы относится орарь (ок. 1676) из пунцового бархата, на который нашиты металлические медальоны круглой и трапециевидной формы. В круглых медальонах помещены чеканные изображения Христа, Богоматери (типа Влахернитиссы), архангелов, евангелистов, пророков (Давида, Захарии, Аарона, Моисея), апостолов Петра и Павла. В надписях упоминаются архим. Соломон, Мария и Михаил из рода Романовых, а также г. Москва. Саккос патриарха К-польского Дионисия IV из золотой парчи с цветочным шелковым шитьем украшен эмалевыми медальонами с Деисусом и изображениями 12 апостолов, исполнен в Вене во 2-й пол. XVII в. и поднесен патриарху господарями Молдавии Иоанном Шербаном (1682) и Валахии Константином Брынковяну. На большом омофоре (XVII в.) из белого атласа в 4 крестообразных медальонах помещены шитые композиции «Распятие», «Снятие с креста», «Сошествие во ад» и «Успение Пресв. Богородицы». На лицевой стороне (спускающейся с левого плеча) помещен круглый медальон с изображением Христа Еммануила в окружении 2 ангелов.

Интересна также шитая палица (1699), вложенная в И. м. иеродиак. Саввой и некой Марией. Исполненная безыскусно, она выделяется составом лицевых изображений. В центре вышита сцена «Успение Пресв. Богородицы» - храмового праздника кафоликона И. м., по углам - сцены из НЗ: «Рождество Христово», «Распятие Господне», «Сошествие во ад» и «Вознесение». Под композицией «Успение Пресв. Богородицы» в центре вышиты 3 иконы, вероятно почитаемые в И. м. По сторонам более крупной по размеру иконы, воспроизводящей извод Портаитиссы, изображены Богоматерь с Младенцем. Под каждой иконой находится ткань-пелена, к левой иконе припадает муж. фигура, около правой стоит женская. Все 3 иконы вышиты на голубом фоне, как будто парят над водной гладью, что должно напоминать об обстоятельствах обретения Портаитиссы (Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев...»: Тема почитания икон в искусстве средневек. Руси. М., 2007. С. 43, 45).

К более поздним работам относятся т. н. мантия сщмч. Григория V, патриарха К-польского, и алтарная завеса с вышитой золотом композицией «Успение Пресв. Богородицы» (работа золотошвейки Кокконы Орологи из Фессалоники, 1819).

В произведениях резьбы и в инкрустации резных поверхностей перламутром, древесными шашками очевидно влияние вост. орнаментики, о чем свидетельствует инкрустированная дверь 1589 г. из кафоликона И. м.

Лит.: Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. Спб., 1902. М., 2004р. С. 257; Οἱ θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Εἰκονογραφημένα χειρόγραφα. ᾿Αθῆναι, 1975. Τ. 2. Σ. 18-19, 22; Οἱ θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Θεσσαλονίκη, 19972. Σ. 342-344, 368-369, 374, 382-385, 388-389, 394-395, 398-399, 410-411, 449-450. Кат. 9. 20, 9. 34, 9. 37, 9. 45, 9. 47, 9. 52, 9. 56, 9. 57, 9. 60, 9. 69, 11. 2, 11. 5; Βλαχοπούλου-Καραμπίνα ᾿Ε. ῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων: Χρυσοκέντητα ἄμφια κα πέπλα. ῞Αγιον ῎Ορος, 1998.
Э. В. Ш., М. А. М.

Библиотека И. м.

содержит свыше 2 тыс. греческих, ок. 100 грузинских (X-XV вв.), 16 слав. рукописей и 15 тыс. печатных книг. В каталоге С. Ламброса описаны 1386 греч. рукописей (из них 123 написаны на пергамене, 23 - на бомбицине, остальные - на бумаге). В монастырскую опись, составленную в 1997 г. о. Феологом Ивиритом, вошло 748 неучтенных ранее манускриптов; еще 74 рукописи были выявлены в процессе подготовки П. Сотирудисом к изданию каталога (῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων: Κατάλογος λληνικῶν χειρογράφων / Π. Σωτηρούδης. ῞Αγιον ῎Ορος, 1998. Τ. 1), включившего описание первых 100 кодексов собрания И. м. В связи с этим в 2007 г. вне очереди вышел 11-й т. каталога с описанием 181 из 822 новонайденных рукописей (из них 35 датируются X-XV вв. (29 пергаменных), 89 - XVI-XVII вв., остальные относятся к более позднему времени (῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων: Κατάλογος λληνικῶν χειρογράφων / Π. Σωτηρούδης. ῞Αγιον ῎Ορος, 2007. Τ. 11)). Древнейшая греч. рукопись, хранящаяся в б-ке И. м.,- Евангелие Ath. Iver. gr. 8(1), IX в. (согласно Ламбросу, VIII в.). В нач. XVII в. мон-рь приобрел коллекцию рукописей и старопечатных книг Максима Маргуния, еп. Кифирского († 1602). В 1654 г. Арсений (Суханов) привез из И. м. 170 греч. рукописных и печатных книг, в т. ч. неск. из первоначально принадлежавших иверской библиотеке, напр. Гомилии свт. Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея, переписанные в 1006 г. Феофаном Ивиритом (ГИМ. Син. греч. № 75(62)). В 1678 г. К-польский патриарх Дионисий IV подарил свое собрание книг б-ке И. м., к-рое в 1722 г. пополнилось сочинениями Неофита (Мавроматиса), бывш. митрополита Артского и Навпактского. Последний участвовал в строительстве помещения для б-ки.

Коллекция груз. рукописей по составу и наличию древних памятников является одной из крупнейших за пределами Грузии. В частности, здесь хранятся переписанная по заказу прп. Иоанна-Торникия Ошкская Библия 978 г. (Ath. Iver. georg. 1) - огромная рукопись в 2 томах (древнейший датированный груз. список Библии); переписанное в 913 г. в Опизе Четвероевангелие (Ath. Iver. georg. 83) и др. Один из манускриптов (Ath. Iver. georg. 9) содержит древнейший список кн. «Луг духовный» Иоанна Мосха.

Грузинские рукописи

Первый каталог, вернее, перечень груз. рукописей И. м. составил в 1836 г. прп. Иларион Грузин, духовник имеретинского царя Соломона II (1789-1810), подвизавшийся на Афоне после смерти царя в Трапезунде (Цагарели. 1886. С. XV). В 1849 г. груз. историк П. Иоселиани во время научной поездки на Афон составил описание 39 афонских груз. рукописей (НЦРГ. S 3061), к-рое хранится в Институте рукописей прот. Корнелия Кекелидзе в Тбилиси (ныне Национальный центр рукописей). Оно, так же как и составленный Иоселиани после поездки очерк на рус. языке «Из путешествия на Афон», не издано (Метревели Е. Введение // Описание груз. рукописей. 1986. С. 5). В 1883 г. проф. С.-Петербургского ун-та А. А. Цагарели посетил Иерусалим и Афон с целью изучения груз. рукописей: им были описаны 86 рукописей и 6 печатных книг. В 1886-1889 гг. он издал 3 вып. «Сведений о памятниках грузинской письменности», включив в них каталог груз. коллекции рукописей И. м. (Цагарели. 1886. С. 69-96; Илия (Шиолашвили). 1960. С. 130-134). В 1898 г. Имп. АН отправила научную экспедицию на Афон во главе с Н. П. Кондаковым, пригласившим участвовать в ней Н. Я. Марра, к-рый много сделал для изучения груз. рукописей Афона (Марр Н. Я. Из поездки на Афон // ЖМНП. 1899. Т. 322. № 3. Отд. 2. С. 1; Он же. Агиографические мат-лы по груз. рукописям Ивера. СПб., 1900-1901. (ЗВОРАО; Ч. 1-2); Иосиф Аримафейский. Сказание о построении первой церкви в городе Лидде: Груз. текст по ркп. X-XI вв. / Исслед., изд., пер.: Н. Марр. СПб., 1910). Он опубликовал 8 глав (всего 62) из уникального агиографического сборника Х в. (Ath. Iver. georg. 8) с франц. переводом и исследованием (Le Synaxaire géorgien / Ed. N. Marr // РО. Т. 19. Fasc. 5. P. 653-674). Неск. текстов из этого сборника было издано побывавшим на Афоне в 1892 г. А. Хахановым (Хаханов А. Мат-лы по груз. агиологии. М., 1910).

Описания 86 груз. рукописей были опубликованы в каталоге амер. картвелолога и византиниста Р. П. Блейка (Blake. 1931/1932. Vol. 28. P. 289-361; Idem. 1933/1934. Vol. 29. P. 114-159, 225-271). Это 1-е систематическое описание груз. коллекции И. м., в к-ром приводятся основные данные о каждой рукописи (размер, объем, содержание, колофоны (записи писцов), библиография и т. д.). Этот наиболее полный каталог до наст. времени используют исследователи.

В 1982 г. Ин-ту рукописей (Тбилиси) удалось получить микрофильмы большинства рукописей, описанных в каталоге, благодаря стараниям кинорежиссера Г. Патарая и научного работника Тбилисского гос. ун-та А. Микаберидзе. Коллектив Ин-та рукописей под рук. акад. Е. П. Метревели приступил к их научному описанию. В изданном в 1986 г. 1-м вып. «Описаний грузинских рукописей» представлены 19 из 98 известных к тому времени груз. манускриптов иверской коллекции. Готовится описание остальных рукописей. В 2000 г. при ознакомлении с хранящейся в И. м. груз. коллекцией проф. В. И. Силогава выявил неск. десятков фрагментов неучтенных рукописей. Т. о., в наст. время коллекция груз. рукописей И. м. насчитывает свыше 100 единиц.

Кодексы 1-й введенной в научный оборот группы из 19 груз. рукописей И. м. классифицированы Метревели следующим образом:

1. Сборники метафрастовских житий: Минея-Четья на дек. (Ath. Iver. georg. 2, XII-XIII вв.); Минея-Четья на сент. (Ath. Iver. georg. 20, 1081 г.), написанная в К-поле в мон-ре Триаконтафилл (т. е. Пресв. Богородицы Перивлепты) ее переводчиком иером. Феофилом (содержит колофон с историко-лит. сведениями); Минея-Четья на нояб. (Ath. Iver. georg. 36-37, 80-е гг. XI в.), переведенная и переписанная тем же Феофилом.

2. Сборники, содержащие патериковый материал: Аскетический сборник (Ath. Iver. georg. 12, X-XI вв.; видимо, переписанный вне Афона) доафонской редакции, имеющий параллели с груз. синайскими редакциями; написанный на Афоне сборник (Ath. Iver. georg. 17, XI в.), включающий кроме патерикового материала переводы агиографических текстов прп. Евфимия Святогорца, «Маргарит» свт. Иоанна Златоуста и др.

3. Агиографические сборники: Житие свт. Иоанна Златоуста, составленное Георгием Александрийским (Ath. Iver. georg. 3), переписано в 979-980 гг. в Ошки по повелению прп. Иоанна-Торникия и Иована Варазваче (подробное описание и издание всего текста вместе с др. версиями этого сочинения: Древнегруз. перевод «Жития Иоанна Златоуста» и его особенности: По рукописи 968 г. / Подгот. текста, исслед. и слов.: Р. В. Гварамия. Тбилиси, 1986 (на груз. яз.)); один из ранних списков Жития прп. Георгия Святогорца Георгия Мцире (Ath. Iver. georg. 72, XIII в.), возможно написанный на Афоне или в одном из мон-рей Дивной горы (в Сирии).

4. Агиографическо-аскетические сборники: 1-й (Ath. Iver. georg. 40, Х-XI вв.) содержит Житие и Поучения прп. Досифея, ученика аввы Дорофея (в переводе прп. Евфимия Святогорца), а также др. тексты и Слова отцов Церкви; 2-й (Ath. Iver. georg. 41) по составу в основном повторяет 1-й сборник.

5. Гомилетические сборники: 1-й (Ath. Iver. georg. 32), переписанный в 977 г. на Афоне, «в монастыре св. Иоанна евангелиста» (т. е. в келлии ап. Иоанна Богослова), содержит Поучения свт. Василия Великого (в переводе прп. Евфимия Святогорца), Слова свт. Андрея Критского и др. произведения и имеет пространный колофон, в к-ром упомянуты представители 1-й группы иверских насельников на Афоне (текст сборника изд. полностью вместе с др. версиями: Василий Великий, свт. «Поучения» свт. Василия Кесарийского в переводе Евфимия Афонского / Ред.: Ц. Курцикидзе. Тбилиси, 1983 (на груз. яз.)); 2-й (Ath. Iver. georg. 21, 1030 г.) с 26 «Беседами» прп. Макария Великого (в переводе прп. Евфимия Святогорца) и его Посланиями переписан на Олимпе в груз. обители Пресв. Богородицы; 3-й (Ath. Iver. georg. 6, XIII в.) содержит гомилии Псевдо-Иоанна Златоуста.

6. Сборники смешанного состава: «Рай» (Ath. Iver. georg. 9) переписан в 977 г. в Ошки (колофон рукописи содержит ценные сведения о генеалогии большой семьи Чорчанели); Сборник (Ath. Iver. georg. 79, XI в.) составлен как учебная книга для братии И. м.

7. Литургические сборники: Великий Синаксарь в переводе прп. Георгия Святогорца (Ath. Iver. georg. 30) переписан в 1071 г. в И. м.; Ирмологии (Ath. Iver. georg. 85, XI в. и Ath. Iver. georg. 86, XIV-XV вв.).

О разнообразии и значимости иверской коллекции древнегрузинских рукописей см. также: Курцикидзе Ц. Афонская литературно-просветительская школа // ПЭ. Т. 13. С. 258-259.

Лит.: Цагарели А. А. Каталог груз. рукописей и старопечатных книг Иверского мон-ря на Афоне, составлен в июне месяце 1883 г. // Он же. Сведения о памятниках груз. письменности. СПб., 1886. Т. 1. Вып. 1. С. 69-96; Lambros S. P. Catalogue of the Greek Manuscripts on the Mount Athos. Camb., 1900. Vol. 2. P. 1-279; Blake R. P. Catalogue des manuscrits géorgiens de la Bibliothèque de la Laure d'Iviron au Mont Athos // ROC. Ser. 3. 1931/1932. Vol. 28. P. 289-361; idem. 1933/1934. Vol. 29. P. 114-159, 225-271; Илия (Шиолашвили), иером. История Иверского мон-ря на Афоне: Канд. дис. / МДА. Загорск, 1960; Мачавариани Е. Иверский мон-рь на Афоне и груз. иллюстрированная книга X-XI вв. // Сабчота Хеловнеба (Сов. иск-во). № 11. Тбилиси, 1980 (на груз. яз.); Описание груз. рукописей: Афонская коллекция / Под ред. Е. П. Метревели. Тбилиси, 1986. Т. 1 (на груз. яз.); Иоанн Златоуст, свт. Толкование на Евангелие от Иоанна / Ред.: М. Шанидзе, З. Сарджвеладзе. Тбилиси, 1993. 2 т. (на груз. яз.); Метревели Е. П. Очерки из истории культурно-просветительского центра на Афоне. Тбилиси, 1996 (на груз. яз.); ῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων: Κατάλογος λληνικῶν χειρογράφων. ῞Αγιον ῎Ορος, 1998. Τ. 1; 2007. Τ. 11; Древности мон-рей Афона X-XVII вв. в России: Из музеев, б-к, архивов Москвы и Подмосковья: Кат. выст., 17 мая - 4 июля 2004 г. М., 2004.
В. И. Силогава

Греческие лицевые рукописи

С основания обители в ней существовал скрипторий и велась интенсивная переводческая деятельность. В нач. XI в. в нем работал мон. Феофан Ивирит, переписавший и украсивший 14 книг. Орнаментальные заставки и инициалы с изображениями животных, змей, рыб в рукописях Феофана (напр., в Гомилиях свт. Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея (Ath. Iver. gr. 46, 1007 г.)) отличаются некоторым архаизмом и простотой исполнения, что типично для произведений монастырских скрипториев этого времени.

Помимо рукописей, создававшихся на Афоне, в И. м. имеется много книг, присланных из др. мест, в первую очередь из К-поля. Многие из этих рукописей отличаются высоким качеством и отражают важнейшие тенденции в развитии визант. книжной иллюстрации. Древнейшие из них - Четвероевангелие (Ath. Iver. gr. 1387, 2-я четв. Х в.) и Слова свт. Григория Назианзина (Ath. Iver. gr. 27, 2-я пол. Х в.). Последняя рукопись украшена заставками в виде кивориев и др. архитектурных мотивов. Четвероевангелие (Ath. Iver. gr. 1387) украшено таблицами канонов и изображениями 4 евангелистов в рост, держащими Евангелия. Эти миниатюры принадлежат к числу лучших произведений живописи т. н. Македонского ренессанса. По иконографии миниатюр ему аналогичны Евангелия из Национальных библиотек Австрии и Франции (Vindob. Theol. gr. 240 и Paris. gr. 70).

Более многочисленны иллюстрированные рукописи комниновского периода. Среди них - 2 крошечных Четвероевангелия с изображениями 4 евангелистов (Ath. Iver. gr. 56, 2-я пол. XI в.; Ath. Iver. gr. NS 509 из ризницы, 1-я пол. XII в.), толковое Евангелие (Ath. Iver. gr. 2, кон. XI - 1-я пол. XII в.), неск. рукописей евангельских чтений. Особенно роскошно оформлено Евангелие-апракос (Ath. Iver. gr. 1, 2-я пол. XI в.): это большая рукопись, написанная литургическим унциалом, с заставками, выполненными красками и золотом в «лепестковом» стиле, и полностраничными миниатюрами, изображающими двунадесятые праздники (сохр. «Сошествие во ад», «Рождество Христово», «Крещение Господне», «Сретение», «Преображение», «Успение Пресв. Богородицы»). Евангелие-апракос (Ath. Iver. gr. 1389, кон. XI - нач. XII в.) украшено полностраничными изображениями евангелистов, орнаментальными и историзованными инициалами и заставками в «лепестковом» стиле. В Евангелии-апракос (Ath. Iver. gr. 1404, ранее публиковавшееся без номера, кон. XI в.) текст, написанный на каждой странице в форме креста, дополняют роскошные заставки с изображениями птиц, чаши, цветов.

Знаменитый иверский иллюстрированный список Повести о Варлааме и Иоасафе (Ath. Iver. gr. 463), вероятно, следует отнести к кон. XI в. (таково мнение Дж. Андерсона, Ф. Даюто и др.; С. Дер-Нерсесян, Дж. Галаварис и др. датировали ркп. XIII в.). Из всех сохранившихся иллюстрированных списков этой Повести данный экземпляр самый подробный и качественный. Он содержит ок. 200 сцен, размещенных узкими полосами среди текста. Мелкие, подвижные фигурки персонажей с выразительными резковатыми лицами трактованы в изящной, сухой и неск. условной манере, характерной для к-польской миниатюры раннекомниновской эпохи.

К нач. XIII в. относится Четвероевангелие без номера из ризницы. Оно принадлежит к т. н. Чикаго-Карахисарской группе рукописей, миниатюры к-рых отличаются бледными цветами (розовым, пурпурным, голубым, зеленым), плохой сохранностью живописи и специфическим характером орнамента. В рукописи имеются изображения прор. Моисея, получающего скрижали, Христа Еммануила во Славе и 4 евангелистов. Четвероевангелие (Ath. Iver. gr. 5) создано в К-поле в 3-й четв. XIII в., возможно еще в период лат. владычества (в ркп. есть лат. записи). Рукопись помимо изображений 4 евангелистов содержит портрет неизвестного ктитора и более 30 миниатюр на евангельские сюжеты. Живопись этих миниатюр представляет один из ранних образцов нового палеологовского стиля, оформившегося к 3-й четв. XIII в. Для них характерны повествовательный характер, обилие деталей, интерес к изображению пространственной среды и объема, многообразие движений и ракурсов персонажей, подчеркнутая пластика и экспрессия в фигурах и лицах.

От палеологовского периода в И. м. сохранилось неск. иллюстрированных рукописей: Ath. Iver. gr. NS 507 из ризницы - возможно, более ранняя рукопись с миниатюрами, записанными в XIV в.; Ath. Iver. gr. NS 505 из ризницы - Четвероевангелие с колофоном 1322/23 г., выполненное писцом Харитоном из мон-ря Пресв. Богородицы Одигон в К-поле и украшенное изображениями 4 евангелистов; Ath. Iver. gr. 1384 - Псалтирь, переписанная тем же Харитоном в 1346 г. по заказу имп. Анны Савойской и украшенная прекрасными орнаментальными заставками в «лепестковом» стиле в 2 цвета, золотым и синим. В мон-ре Пресв. Богородицы Одигон в 1433 г. писцом Софронием было создано Четвероевангелие (Ath. Iver. gr. NS 548 из ризницы И. м.), украшенное изображениями евангелистов. Иоанн, диктующий Прохору,- типичный образец позднепалеологовского стиля: крупные, но изящные фигуры с небольшими головами, мелкими чертами лиц с тревожными выражениями, многослойное объемное письмо ликов.

В И. м. хранится большое количество иллюстрированных рукописей поствизант. периода (напр., «Проскинитарий» (Ath. Iver. gr. 874) с изображениями св. мест). Многие из них свидетельствуют о связях афонских монастырей с др. центрами правосл. культуры, прежде всего с Дунайскими княжествами и Россией. В XVI-XVII вв. в И. м. и на его подворьях активно развивалось книгописание. Среди иллюстрированных рукописей этого времени преобладают богослужебные книги. Нек-рые из них воспроизводят палеологовские образцы, в других можно видеть соединение визант. традиций с влиянием зап. и рус. печатных книг, что особенно сказалось в орнаментике. Считается, что из И. м. происходит лицевая греко-груз. рукопись (Книга образцов) РНБ О.I.58, XV в., с минологием, содержащим большое число изображений святых (Евсеева. Афонская книга).

Лит.: Οἱ θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους: Εἰκονογραφημένα χειρόγραφα. ᾿Αθῆναι, 1975. Τ. 2. Σ. 12-141, 293-347; Treasures of Mount Athos: Illuminated Manuscripts / Ed. S. Pelekanidis et al. Athens, 1975. Vol. 2; Οἱ θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Θεσσαλονίκη, 19972; ῾Ιερὰ Μονὴ ᾿Ιβήρων: Εἰκονογραφημένα χειρόγραφα / Ed. Γ. Γαλάβαρης. ῞Αγιον ῎Ορος, 2000; Galavaris G. Holy Monastery of Iveron: Illustrated Manuscripts. Mount Athos, 2002.
А. В. Захарова.

Из 16 слав. рукописей 14 - сербские. Древнейшие из них: праздничная Минея Ath. Iver. slav. 14, кон. XIV - нач. XV в., Евангелие-тетр Ath. Iver. slav. 9, кон. XV в., и минейный Торжественник Ath. Iver. slav. 10, кон. XV в. (по мнению К. Ивановой, 1-й пол. XV в.). Одна рукопись написана на среднеболг. языке в Валахии иером. Василием из Тырговиште - служебная Минея за июнь Ath. Iver. slav. 15, 1590 г. Происхождение и датировка праздничной Минеи Ath. Iver. slav. 16 вызывают разногласия: Дж. Трифунович считает ее болгарской и относит к кон. XVII - нач. XVIII в., А. А. Турилов - украинской, написанной в XVI или в XVII в.

Архив И. м. содержит уникальное собрание актов, в т. ч. 150 документов визант. периода (наиболее ранний датируется 927): хрисовулы императоров, патриаршие грамоты, документы, выданные разными должностными лицами. Эти документы изучались и издавались еще в XIX в., но в научном отношении особенно важным является 4-томное издание актов И. м. 1985-1995 гг.

В И. м. насчитывается 1837 документов румынского происхождения на румын., греч. и слав. языках (в т. ч. 163 жалованные грамоты молдав. господарей и 8 - валашских). Из них 8 относятся к XV в., 1 - к XVI в., 426 - к XVII в., 376 - к XVIII в., остальные более поздние.

Регесты и описания румынской части архива И. м. изданы Ф. Маринеску (Μαρινέσκου. 2007. Τ. 1-2). Мон. Максим Ивирит составил приложение, содержащее материалы о научной экспедиции по бывшим румынским подворьям (Μάξιμος ᾿Ιβηρίτης, μον. ᾿Επ τὰ ἴχνη τῶν ᾿Ιβηρίτικων Μετοχίων στή Ρουμανία. ῞Αγιον ῎Ορος, 2007).

Рус. акты, хранящиеся в И. м., не исследованы.

Лит.: Турилов А. А., Мошкова Л. В. Славянские рукописи афонских обителей / Под ред. А.-Э. Н. Тахиаоса. Фессалоники, 1999. С. 82, 100, 104, 137, 140, 154, 170, 243, 321, 364-365, 368-369, 371, 384; Μαρινέσκου Θλ. Ρουμανικὰ ἔγγραφα τοῦ ῞Αγίου ῎Ορους: ᾿Αρχεῖο ῾Ιερᾶς Μονῆς ᾿Ιβήρων. ᾿Αθήνα, 2007. Τ. 1-2; Ченцова В. Г. [Рец. на кн.: Маринеску Фл. Румынские док-ты Св. Горы: Архив Иверского мон-ря. Афины, 2007. Т. 1-2; Максим Ивирит, мон. По следам метохов Иверского мон-ря в Румынии. Св. Гора, 2007] // ВЦИ. 2009. Вып. 1(10) (в печати).
Э. П. А.
Ключевые слова:
Иверский монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы на Афоне, мужской Грузинский культурно-просветительный центр, в настоящее время один из крупнейших греческих монастырей Афона Афон, крупнейшее в мире средоточие православного монашества Монастыри Греческих Православных Церквей Мощи святых Монастыри Грузинской Православной Церкви Библиотеки монастырские Рукописи. Собрания Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Греция. Афон) Иконы. Собрания
См.также:
ВАТОПЕД во имя Благовещения Пресв. Богородицы общежительный муж. мон-рь на Афоне
ВЕЛИКАЯ ЛАВРА муж. общежительный, древнейший из существующих мон-рей на горе Афон
КАСТАМОНИТ мон-рь на горе Афон
АФОН крупнейшее в мире средоточие православного монашества
АФОНСКИЙ СБОРНИК памятн. древнегруз. письм-ти, сост. на Афоне в XI-XII вв.
БОББИО аббатство, город, с XI в. еп-ство в Сев. Италии
ДИОНИСИЯ ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ [Дионисиат], в честь Рождества св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, общежительный, мужской; расположен на юго-зап. побережье п-ова Афон (Айон-Орос)
ЗОГРАФ болг. муж. общежительный мон-рь во имя вмч. Георгия Победоносца, находится в юго-зап. части п-ова Афон
АВГУСТИН Аврелий (354 - 430), еп. Гиппонский [Иппонийский], блж., в зап. традиции свт. (пам. 15 июня, греч. 28 июня, зап. 28 авг.), виднейший латинский богослов, философ, один из великих зап. учителей Церкви
АВЕНТИН († 528), еп. Шартрский, свт. (пам. зап. 4 февр.)
АВИВ (ок. 30-60-е гг. VI в.), еп. Некресский, сщмч. (пам. 29 нояб.), один из 13 преп. сир. отцов (пам. 7 мая)
АВИТ (сер. V в. – 530), аббат Миси, прп. (пам. зап. 17 июня)
АВКСЕНТИЙ ЧУДОТВОРЕЦ прп. Кипрский (пам. кипр. 28 сент.)
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АВРААМИЙ [АВРАМИЙ] БОЛГАРСКИЙ († 1229), мч. (пам. 1 апр., 9 марта, 4 нед. по Пасхе и в Соборе Владимирских святых)
АВРААМИЙ ГАЛИЧСКИЙ [Чухломской, Городецкий] († 1375), прп. (пам. 20 июля, 23 янв. - в Соборе Костромских святых и в Соборе Радонежских святых)
АВРААМИЙ РОСТОВСКИЙ архим., прп. (29 окт. - обретение мощей, 23 мая – в Соборе Ростово–Ярославских святых и в Соборе Карельских святых )
АГАФИЯ ВСЕВОЛОДОВНА († 1238), св. блгв. кнг. местночтимая (пам. 23 июня - в Соборе Владимирских святых)