Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КСЕНОФОНТА ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ
Т. 39, С. 209-219 опубликовано: 22 февраля 2020г.


КСЕНОФОНТА ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ

[греч. ῾Ιερὰ Μονὴ Ξενοφῶντος], во имя вмч. Георгия Победоносца; занимает 16-е место в иерархии афонских обителей. Расположен на юго-зап. берегу п-ова Айон-Орос между Дохиаром и Русским великомученика Пантелеимона монастырем.

История монастыря

Мон-рь прп. Ксенофонта
Мон-рь прп. Ксенофонта

Мон-рь прп. Ксенофонта
По местному монастырскому преданию, К. п. м. был основан ок. 520 г. прп. Ксенофонтом (пам. 26 янв.), к-рый построил здесь маленький храм вмч. Димитрия Солунского (ныне пристроен к старому кафоликону). Др. легенда гласит, что во время иконоборческих гонений к обители чудесным образом приплыла икона вмч. Георгия Победоносца, пущенная по воде одним благочестивым христианином, чтобы спасти от еретиков, которые пытались сжечь ее и пронзили ножом (следы огня и рана под подбородком видны до сих пор; искусствоведы датируют эту икону XIII в.). На берегу, в том месте, куда была вынесена волнами икона вмч. Георгия Победоносца, забил источник целебной воды. Над ним возведена часовня.

Однако благодаря историческим источникам установлено, что ктитор мон-ря прп. Ксенофонт (пам. греч. 24 апр.) жил в кон. Х - нач. XI в.: он упоминается в актах афонских мон-рей с 998 (Actes de Vatopédi. 2001. N 2) по 1018 г. (Ibid. N 5). Он построил небольшой собор во имя вмч. Георгия Победоносца. О прп. Ксенофонте также говорится в Житии прп. Афанасия Афонского, который исцелил от смертельной болезни его брата Феодора (Vitae duae antiquae Sancti Athanasii Athonitae. Turnhout, 1982. P. 97-99. (CCSG; 9)). В старости прп. Ксенофонт передал Феодору руководство мон-рем, и тот занимал пост игумена по крайней мере до 1035 г. (Actes de Lavra. 1970. N 29). На Афоне подвизался еще один член этой семьи: двоюродный брат прп. Ксенофонта Феодул основал обитель свт. Николая Чудотворца «ту Хрисокамару», которую он в нач. XI в. передал К. п. м. (Actes de Xénophon. 1986. N 1).

Путешественники XIX в. видели над входом в старый монастырский собор надпись с годом основания обители: 976 или 979 г. Эта надпись не сохранилась, но дата основания, по мнению исследователей, вполне вероятна (Παπαχρυσάνθου. 1997. Σ. 24-25). В любом случае мон-рь возник после 972 г., т. к. составленный в этом году Типикон Иоанна Цимисхия не упоминает ни прп. Ксенофонта, ни его мон-рь. Официально в мон-ре считают 998 г. датой своего основания по 1-му упоминанию в источниках; монастырские власти приурочили к 1998 г. празднование 1000-летия мон-ря.

Вскоре после основания К. п. м. приобрел на п-ове Айон-Орос обители прор. Даниила и Кадзари, виноградник в Карее, мельницу (местонахождение к-рой неизв.), в 50-х гг. XI в.- обитель Фалакру. Мон-рь имел неск. владений на п-ове Ситония (в т. ч. подаренный имп. Василием II Болгаробойцей монастырь Иеромнимон (τῶν ῾Ιερομνήμων)) и на п-ове Касандра, подворье в Каламарии, пожертвованное хартофилаксом Синадином, и дома в Фессалонике (Ibid. Σ. 37-38).

В источниках упоминаются игумены К. п. м. Дионисий (ок. 1040), Григорий (1047), Герасим (между 1051 и 1056), Феодор (1059 и 1071), Николай (1076). Дионисий был вынужден протом и собранием игуменов передать Дохиару одну местность, к-рая находилась в пределах монастырских владений (Actes de Xénophon. 1986. N 1). Близкое соседство 2 мон-рей на протяжении столетий вызывало споры из-за пограничных территорий. Герасим в миру занимал высокую придворную должность куропалата, а впоследствии стал протом. При этом он продолжал заботиться о К. п. м.: разбил виноградник на территории, принадлежавшей обители Фалакру, построил рядом башню и передал эту местность во владение монастырю (Ibidem).

В 1078 г. на Афон прибыл великий друнгарий Стефан (в монашестве Симеон). Он решил отремонтировать пришедший в упадок К. п. м. и за это право заплатил проту Павлу большую сумму - 36 литр золота. В том же году Симеон был призван полководцем Алексеем Комнином (впосл. имп. Алексей I Комнин) для ведения переговоров с Василакисом, сподвижником одного из претендентов на престол Никифора Вриенния, который провозгласил себя императором и укрылся в Фессалонике. Чтобы заставить Василакиса сдаться, Алексей Комнин пригласил для посредничества Симеона и впосл. неоднократно оказывал ему знаки уважения (Παπαχρυσάνθου. 1997. Σ. 43-44).

Акт прота Павла. 1089 г.
Акт прота Павла. 1089 г.

Акт прота Павла. 1089 г.
В 1080 г. Симеон и 3 его ученика были изгнаны со Св. Горы по решению прота и др. игуменов (по афонским правилам в число братии запрещалось принимать евнухов и безбородых юношей). В 1089 г. по распоряжению имп. Алексея святогорцы были вынуждены принять обратно Симеона с учениками. Важнейшим из документов ксенофонтского архива является акт прота Павла (1089) о передаче К. п. м. 2-му ктитору, Симеону (Actes de Xénophon. 1986. N 1). Из этого документа следует, что в тот момент в мон-ре подвизались 55 иноков и он был огорожен крепостной стеной.

Симеон реконструировал собор, построил кельи, укрепил стены и сделал значительные вклады: 5 икон, утварь, серебряные подсвечники, подаренные ему протом и собором игуменов, и книги (в 1089 б-ка насчитывала 136 богослужебных книг, в т. ч. Евангелие, подаренное Алексеем I). Кроме того, этот деятельный игумен насадил виноградник, попытался возвратить мон-рю обитель Фалакру (отобранную протом ок. 1070) и получил вместо нее Моноксилит (утрачен до 1141), вернул обитель Илариона Макрогена. Он приобрел владения на п-ове Касандра, дома в Фессалонике. Вместо обители Кекавменон, отданной брату императора Исааку Комнину, Симеон получил земельные владения в местности Аврамитон (τῶν ᾿Αβραμιτῶν) в Стомионе на п-ове Халкидики (Παπαχρυσάνθου. 1997. Σ. 49). Алексей I там же выделил Симеону еще один участок земли.

Из-за утраты монастырского архива имена игуменов К. п. м. XII-XIII вв. известны только по подписям на актах др. мон-рей; иные сведения об истории К. п. м. не сохранились. Однако в 1300 г. игумен К. п. м. нашел часть архива, который считали погибшим после нападения на мон-рь итальянцев (Ibid. Σ. 50-51). Видимо, из-за угрозы таких нападений эти документы были отданы на хранение в более надежные места: напр., акт 1089 г. находился в ризнице ц. Св. Софии в Фессалонике.

С нач. XIV в. К. п. м. стал именоваться императорским мон-рем (Actes de Xénophon. 1986. N 3). В это время при переписи собственности афонских мон-рей вместо владений на Касандре К. п. м. были предоставлены участки на Ситонии. Мон-рь достиг расцвета благодаря активной деятельности игум. Варлаама в 1312-1325 гг. Он приобрел новые владения (обители Мацука и ап. Филиппа на Афоне, подворье св. Георгия в Иериссе (ныне Иерисос) и поле рядом с ним, маленький монастырь Пресв. Богородицы в Фессалонике рядом с Римскими воротами, подворье близ с. Заварникия, около оз. Волви, получил в аренду участок в Эрмилии). Игум. Варлаам смог переменить враждебное отношение к мон-рю прота Исаака на дружественное. В 1322 г. этот прот выступил посредником в вопросе о предоставлении мон-рю имп. Андроником II Палеологом хрисовула, подтверждавшего владения мон-ря. Незадолго до 1338 г. насельники К. п. м. купили землю в Фускуле на п-ове Халкидики и приобрели новые владения в Иериссе. Протостратор Феодор Синадин подарил мон-рю владения близ Эзовы (между 1322 и 1338), а серб. царь Стефан Душан - землю в Мириофитоне (до 1352).

В 1361 г. К. п. м. тщетно пытался оспорить место Дохиара в иерархии афонских обителей (Actes de Docheiariou. 1984. N 37). Из монастырских актов явствует, что в 1-й трети XV в. К. п. м. имел владения на о-ве Лемнос. В 1452 г. возник спор с монастырем вмч. Пантелеимона из-за границы в местности Варнавиц (Actes de Xénophon. 1986. N 33).

В 1419 г. в К. п. м. проживало 30-40 насельников (Ibid. N 32), в 1489 г. Исаия Хиландарский указывает 50 чел., в 1520 г. в тур. реестре числился 51 чел., в 1560 г. Иоаким, игум. Пантелеимонова мон-ря, называл 45, в 1583 г. посланник царя Иоанна Грозного Иван Мешенинов упоминал 50 монахов, живших в мон-ре, и 32 келлиота. Видимо, в XV в. К. п. м. перешел под контроль славян: по-славянски подписаны акты 1483 г. ксенофонтским игум. Иосифом (Actes de Kastamonitou. 1978. Append. 3, 18), акты 1499 и 1507 гг.- представителем мон-ря старцем Кириллом, акты 1503-1506 гг.- игум. Романом (Παυλικιάνωφ. 2002. Σ. 98). Присутствие славянских насельников в К. п. м. документально прослеживается в XVI в. и даже до 1661 г. (Ibid. Σ. 105). Д. Папахрисанфу предполагает, что Исаия Хиландарский, называя в 1489 г. Дохиар славянским мон-рем, имел в виду К. п. м. (Παπαχρυσάνθου. 1997. Σ. 65).

В османский период мон-рь смог выжить благодаря помощи валашских господарей и вельмож, с которыми он установил связи еще до правления Нягое Басараба (1512-1521), но особенно они укрепились при этом правителе. Ок. 1500 г. бан Крайовы Барбул пожертвовал монастырю 2 тыс. аспр. В первые десятилетия XVI в. К. п. м. получил земли в Речице и Плопу. В 1517 г. вместе с настоятелями др. афонских мон-рей игумен К. п. м. был приглашен Нягое Басарабом на освящение церкви в мон-ре Арджеш. Видимо, по этому случаю господарь подарил обители епитрахиль, на к-рой он изображен вместе с женой и детьми. В 1544 г. мастер Антоний с анонимным помощником расписали кафоликон на средства ворника Константина и его брата Радула. В надписи в одной из певниц ктитором назван некий Милман, возможно, одно лицо с вельможей из Н. Валахии Никуманом, на средства к-рого в 1563 г. был расписан лити (худож. мон. Феофан, тезка работавшего в это же время в др. афонских мон-рях Феофана Критского). В 1554 г. валашский господарь Александру Лэпушняну подарил мон-рю роскошное Четвероевангелие на слав. языке.

Конфискация монастырских владений по приказу султана Селима II (1569) и их принудительный выкуп нанесли тяжелый удар по экономическому состоянию К. п. м. В 1581 г. обитель находилась в долгах. Насельники Симонопетры, пострадавшей от сильного пожара, по приглашению ксенофонтских иноков приняли управление мон-рем, взвалив на себя их долг в размере 200 тыс. аспр. Эта опека была утверждена сигиллием патриарха Иеремии II в мае 1581 г. Игум. Симонопетры Евгений с 20 иноками поселился в К. п. м., но уже в 1586 г. они вернулись в свой мон-рь.

Мон-рь прп. Ксенофонта. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. 1744 г.
Мон-рь прп. Ксенофонта. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. 1744 г.

Мон-рь прп. Ксенофонта. Рис. В. Г. Григоровича-Барского. 1744 г.
В актах господарей Матея Басараба (1635) и Михни III Раду (1658) ретроспективно упоминается о помощи К. п. м. их предшественников, о к-рой не сохранилось более ранних документальных свидетельств. В т. ч. господарь Раду Шербан с 1607 г. предоставлял мон-рю ежегодную субсидию в размере 9 тыс. аспр (еще 700 аспр было назначено монаху, приезжающему за этим пожертвованием). В 1624 г. мон. Пахомий подарил мон-рю скит Здреля (Ждреля) в Олтении, посвященный вмч. Димитрию Солунскому, также именовавшийся Роаба. До XIX в. это подворье оставалось главным владением К. п. м. в Дунайских княжествах. Матей Басараб назначил К. п. м. ежегодную сумму в 10 тыс. пиастров (и еще 1000 пиастров - для монаха-сборщика) и выделил средства на роспись экзонартекса кафоликона (сцены Апокалипсиса, ктиторский портрет с женой). Поддерживали К. п. м. и господари Молдавии: напр., в 1787 г. Александр Ипсиланти передал мон-рю доход от соляных разработок.

О владениях К. п. м. известно мало, т. к. его архив, содержавший сведения до кон. XVIII в., утрачен. Из актов др. мон-рей известно о пограничных спорах К. п. м. с Дохиаром в XVI-XVII вв., к-рые не смогло решить даже размежевание границы К-польским патриархом Тимофеем II в 1620 г. Когда в 1661 г. «Великая Средина» (собрание 20 афонских игуменов) была вынуждена продать мон-рям келлии в Карее, К. п. м. купил келлии вмч. Димитрия Солунского и Парфенуди, но впосл. перепродал их Ватопеду. В сер. XVII в. были укреплены монастырские фортификации и надстроены верхние ярусы надвратной башни (до 1660/61) и внешней башни (1667/68). В 1663 г. в К. п. м. подвизалось 50 чел. в стенах мон-ря и 60 анахоретов в принадлежащих ему келлиях. В «Проскинитарии» Иоанна Комнина (1698; изд. в 1701 в Бухаресте) говорится, что К. п. м. был населен серб. и болг. иноками, а иезуит Франсуа Браконнье в 1706 г. упоминает о болг. монахах.

В 1725 г. В. Г. Григорович-Барский писал, что прежде К. п. м. был серб. мон-рем, «ныне же с греки смесишася», а службы ведутся на болг. и греч. языках (Григорович-Барский. 1885. Т. 1. С. 247). По словам путешественника, монастырь был так же «убог», как и соседний Пантелеимонов, но имел «своя кораблеця и мрежа» (Там же). Во время посещения К. п. м. в 1744 г. Григорович-Барский снова отмечает его оскудение, упоминает о большом долге и о том, что иноки «от нужды разбегошася», кроме 3-4 чел. (Он же. 1887. С. 292). Ок. 1776 г. за долги у мон-ря была отобрана драгоценная утварь и 5775 пиастров. Незадолго до 1784 г. долг достиг 25 тыс. пиастров.

К. п. м. был одним из афонских мон-рей, к-рый после долгого периода особножительства перешел на общежительный устав (1784). Первым игуменом после этого преобразования был избран иером. Паисий Кавсокаливит, к-рый уговорил богатого к-польского торговца Д. Сканависа помочь мон-рю с уплатой долгов. Игум. Паисий при помощи ризничего Констанция и архим. Захарии отремонтировал мон-рь и расширил его территорию в сев.-зап. направлении. Игум. Паисий сделал мон-ри Преображения Господня и св. Иоанна Предтечи на о-ве Скопелос подворьями К. п. м. Он также обогатил монастырскую б-ку своей коллекцией книг и передал К. п. м. мощи, большая часть которых была подарена ему Александром Маврокордатом, сыном господаря Николае Маврокордата. Когда в 1803 г. Пантелеимонов мон-рь тоже был преобразован в общежительный, его игуменом был избран иером. Савва из ксенофонтского скита Благовещения Пресв. Богородицы. Др. ксенофонтский постриженик, иером. Кирилл, в 1809 г. возглавил мон-рь прп. Дионисия, к-рый в 1805 г. стал киновией.

В османском документе 1815 г. упомянуты подворья К. п. м. в Каламарии и на п-ове Касандра, близ совр. городка Касандрия, владения на п-ове Ситония (чифтлик и виноградник в Айос-Николаос и расположенное недалеко от них пастбище, зимнее пастбище в Сикье, 2 виноградника в Никити и еще один - к северу от этой деревни, а также церковь в Метангици), рыбные садки в Комице, рядом со Св. Горой, зимнее пастбище и подворье с башней в окрестностях Иерисоса, земельный участок и виноградник в Извороне (ныне Стратоники) на п-ове Халкидики, владения на Лемносе (Chryssochoïdis. 1999. Р. 31).

После пожара 24 февр. 1817 г., уничтожившего большую часть мон-ря (новый архондарик, резиденцию игумена, монашеские кельи, ризницу и больницу), восстановление К. п. м. начал бывш. Самоковский митр. Филофей, поселившийся здесь на покое. Он выделил значительную сумму на строительство кафоликона, который так же, как и старый кафоликон, был посвящен вмч. Георгию Победоносцу. В 1820 г. Ираклийский митр. Мелетий подарил монастырю церковную утварь и богослужебные книги.

Мон-рь прп. Ксенофонта
Мон-рь прп. Ксенофонта

Мон-рь прп. Ксенофонта
Восстановительные работы были прерваны Греческой национально-освободительной революцией 1821-1829 гг., в к-рой ксенофонтские монахи принимали активное участие. Мон. Гедеон был одним из близких сподвижников Э. Паппаса, руководителя антитур. восстания на п-ове Халкидики. 10 апр. 1821 г., в день Пасхи, старец Хрисанф Ксенофонтский, находившийся по делам монастыря в К-поле, принял мученическую смерть от турок. В мае 1821 г. мон. Ксенофонт и эконом Дамиан были убиты по приказу османских властей в Фессалонике. Кроме них пострадали также ксенофонтские трапезарь Неофит, мон. Исаак и старец Ксенофонт († между 1822 и 1829) (Βενέδικτος ῾Αγιορείτης, ἱερομόν. Συναξαριστὴς 19ου κα 20ου αἰῶνος. ῞Αγιον ῎Ορος, 20132. Σ. 413). Когда восстание Паппаса было подавлено, в афонских мон-рях были размещены тур. гарнизоны. Иноки К. п. м. со святынями бежали на подворье на о-ве Скопелос, игум. Игнатий переселился в скит Благовещения, где умер в дек. 1821 г.

В 30-х гг. XIX в. восстановление мон-ря продолжил игум. Никифор из Кими на о-ве Эвбея. Кладка стен кафоликона была завершена в 1835 г., кровля мон-ря - после 1837 г.

В XIX в. у К. п. м. появились новые владения: мастерские и источник св. воды в К-поле, дом игум. Паисия и оливковая роща на Лесбосе (проданные в 1842 и 1859), подворье и посадки оливковых деревьев на о-ве Тасос (часть которых была продана мон-рю Зограф в 1862). В 1863 г., во время реформ, предпринятых А. Й. Кузой, были конфискованы владения мон-ря в Румынии, и это нанесло обители большой материальный урон.

С 30-х гг. XIX в. число насельников К. п. м. стало увеличиваться: 53 чел. в 1834 г., 67 - в 1846 г., 93 - в 1873 г., 134 - в 1884 г.

В ХХ в. К. п. м. вместе с др. афонскими обителями пережил период упадка, вызванный национализацией в 20-х гг. ХХ в. его владений на п-ове Халкидики в связи с размещением малоазийских беженцев. Возрождение мон-ря началось с заселения в 1976 г. братией Б. Метеорского мон-ря под рук. игум. Алексия. В 1992 г. часть монашеской общины переселилась в Ильинский скит мон-ря Пантократор. В 1998 г. был торжественно отмечен 1000-летний юбилей мон-ря. В наст. время численность братии К. п. м. составляет 40 чел., игумен - архим. Алексий.

Монастырский комплекс и архитектурные памятники

Расположенный на береговой террасе ансамбль монастыря имеет ступенчатый подъем. Такое местоположение вызвало необходимость сооружения больших укреплений. Здание арсанаса (пристани) не является самостоятельным сооружением, как у др. афонских обителей, а встроено в монастырскую ограду. В наст. время братия использует новый арсанас, который находится справа от впадения в море потока Неврокопос.

Наиболее ранними изображениями мон-ря, передающими его древний облик, являются рисунок Григоровича-Барского (1744) и печатные гравюры 1-й пол. XIX в. с композицией Чуда вмч. Георгия о змии (Георгия-драконоборца), в нижней части к-рой изображен мон-рь. Древняя часть К. п. м. теперь составляет его южную более узкую территорию, в самой северной точке к-рой располагается небольшой по размеру старый кафоликон XI в., посвященный вмч. Георгию Победоносцу. Он первоначально был выстроен как храм типа вписанного креста без певниц (обычные для афонских соборов боковые апсиды с севера и юга, предназначенные для певчих). Здание имеет ребристый купол над наосом, опирающийся на 4 колонны, а также 3-гранную апсиду, узкий нартекс. Тип храма на 4 колонках, техника кладки «с утопленным рядом» и оформление указывают на следование древнейшему типу афонского храма и повторение столичных образцов. Полихромный узор напольного оформления в наосе также восходит к к-польской архитектуре X-XI вв., использованы мотивы креста, а также круги и рамы-бордюры. Отсутствие такого пола в апсидах-певницах позволило П. Милонасу предположить, что они появились сравнительно быстро, почти сразу после строительства кафоликона в кон. Х - нач. XI в.; он также высказал мнение, что такой пол мог быть сделан при обновлении здания в 1089 г. игум. Симеоном. Позднее исследователь допускал широкие хронологические границы для сооружения певниц в пределах средневек. периода, но до росписи 1544 г. Колонны в наосе датируются римской эпохой, их коринфские капители раннехристианские, а орнаментальные обкладки средневизантийские. Лити (притвор) на месте прежнего нартекса был возведен ок. 1563 г., когда, судя по датированной надписи, были созданы его росписи. Его также освещает купол, арки которого опираются на западную стену наоса и на 2 колонки, в качестве капителей использованы перевернутые основания античных колонн маленького размера. С правой стороны в лити встроен маленький парекклисион прав. Лазаря.

Старый кафоликон мон-ря прп. Ксенофонта. XI в.
Старый кафоликон мон-ря прп. Ксенофонта. XI в.

Старый кафоликон мон-ря прп. Ксенофонта. XI в.
С южной стороны старого кафоликона находится древнейший храм обители - парекклисион вмч. Димитрия Солунского. Из-за того что в него вошло пространство южной апсиды наоса старого кафоликона, его южный фасад получил глубокую нишу с арочным завершением, необычную для церковных визант. построек. Благодаря ей здание парекклисиона вмч. Димитрия хорошо различимо на рисунке Григоровича-Барского (1744), на к-ром видна глава с куполом, существовавшим в то время.

Новый кафоликон мон-ря Ксенофонта. 30-е гг. XIХ в.
Новый кафоликон мон-ря Ксенофонта. 30-е гг. XIХ в.

Новый кафоликон мон-ря Ксенофонта. 30-е гг. XIХ в.
Рисунок Григоровича-Барского служит ценнейшим свидетельством постепенного развития монастырского комплекса. Территория имела прямоугольные очертания, оборонительные башни уже были снесены, укрепленная ограда в юго-зап. части включала трапезную - обширный зал с конхой, оформленный 2-частными окнами. Она украшена фресками в 1496/97 г. на средства архонта Иоанна, сына Симона, и его детей Димитрия, Феодора, Миха и Иоанна (иногда приводится ошибочная дата: 1475). В остальных корпусах находились кельи и хозяйственные постройки. В сев. части вплотную к стенам располагался кафоликон; его купол и 3 купола над лити господствуют над ансамблем. С южной стороны собор был окружен пристройками с арочными очертаниями на фасадах, к его алтарю примыкает однокупольная церковь. На печатных иконах XIX в. с Чудом вмч. Георгия о змии фигурная композиция дополняется общим видом обители с башнями, ярусными стенами и разной высоты куполами.

Сев.-зап. часть комплекса, возникшая в результате расширения монастырской территории в 1799-1802 гг., имеет правильные очертания, близкие к квадрату. Ограда в южной части, построенная заново после пожара 1817 г., включает братские корпуса и, сужаясь, спускается почти до линии прибоя. На стороне, выходящей на море, в стенах устроены балконы. В центре верхнего монастырского двора находится новый кафоликон (30-е гг. XIX в.), крупнейший из соборов афонских греч. мон-рей (по размеру его превосходят только главные храмы русских Андреевского и Ильинского скитов) и при этом повторяет древний тип афонского храма: крестово-купольный, с ребристым центральным куполом и 4 малыми куполами - над боковыми апсидами алтаря и зап. камерами наоса, с 3 куполами - над литийным притвором, полосатой визант. кладкой, арочными очертаниями прясел на фасадах, 2 ярусами окон, разделенных отливом-карнизом. Внутреннее убранство было богатым, обильно использовался мрамор, что также восходило к визант. и афонским традициям. Для изготовления мраморных комплексов церковного убранства был привлечен известный мастер, резчик по мрамору с о-ва Тинос А. Литрас, с помощниками. Ими были созданы мраморная преграда (темплон) - в 1845-1847 гг., киворий над престолом - в 1857 г. и балдахин над игуменским местом - в 1857 г. Фрески кафоликона выполнены мон. Лукой Ксенофонтским и др. насельниками мон-ря. К северо-западу от кафоликона в 1864 г. была воздвигнута 5-ярусная колокольня.

Южнее нового кафоликона располагается небольшой 2-этажный храм 1809 г., фасады которого выложены чередующимися слоями белой каменной кладки и красного кирпича,- парекклисион Успения или Введения во храм Пресв. Богородицы (на нижнем этаже парекклисион ап. Иоанна Богослова) (1809). Рядом расположена новая ризница (1998). Др. парекклисионы в стенах мон-ря посвящены вмц. Евфимии, св. бессребреникам Косме и Дамиану, Успению Пресв. Богородицы, первомч. Стефану, св. Апостолам, свт. Нектарию Эгинскому и Св. Троице.

К юго-западу от мон-ря расположен кладбищенский храм Св. Троицы (1817).

Владения К. п. м.

включают скит Благовещения Пресв. Богородицы, келлии мч. Трифона и свт. Нектария Эгинского, а также келлию-конак ап. Андрея в Карее и 4 кафизмы (3 из них - в окрестностях мон-ря). Подворья мон-ря находятся на п-ове Касандра, на п-ове Ситония, на о-ве Скопелос, в Афинах (Неа-Иония). Недавно близ оз. Керкини был построен жен. мон-рь св. Иоанна Предтечи, к-рый тоже является подворьем мон-ря. Благовещенский скит расположен на холме к востоку от мон-ря. Отшельники селились здесь издавна, но организованную форму это монашеское поселение приобрело только в 1753 г. Кириакон скита был построен незадолго до 1757 г. и украшен фресками в 1766 г. мастерами Константином и Афанасием из Корицы (ныне Корча, Албания). В 1896 г. была возведена колокольня, в 1900 г. на месте старого был построен просторный лити. В Благовещенском скиту был принят в лоно Церкви через таинство миропомазания прмч. Акакий Новый из Нивори († 1816). Здесь также останавливались греч. писатели А. Пападиамантис и А. Мораитидис.

Мощи и реликвии

Кроме ктиторского креста, к-рый содержит фрагмент Честного и Животворящего Креста Господня, в монастыре хранятся части мощей апостолов Андрея Первозванного, Варнавы и Филиппа, великомучеников Георгия Победоносца, Димитрия Солунского, Иакова Персянина, Мины и Меркурия, великомучениц Марины и Параскевы, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского, Модеста, патриарха Иерусалимского, Фотия, патриарха К-польского, Григория Паламы, мч. Трифона, священномучеников Игнатия Богоносца и Харалампия, прп. Игнатия Агаллиана, митр. Мифимнского, преподобномучеников Евфимия Нового из Димицаны, Игнатия и Акакия Нового из Нивори, новомучеников Димитрия Пелопоннесского и Феодора Византийского.

Ковчег с десницей вмч. Георгия Победоносца
Ковчег с десницей вмч. Георгия Победоносца

Ковчег с десницей вмч. Георгия Победоносца
Чтимыми иконами в мон-ре являются образ вмч. Георгия Победоносца, по преданию принесенный волнами к обители во время гонений иконоборцев, и икона Божией Матери «Одигитрия», к-рая находится в новом соборе у левого клироса. Она с незапамятных времен хранилась в соборе Ватопедского мон-ря, но в 1730 г. чудесным образом переместилась в К. п. м. Ватопедские насельники решили, что кто-то похитил икону, и начали повсюду разыскивать ее. Наконец, они обнаружили «Одигитрию» в К. п. м., иноки к-рого не знали о происхождении иконы из Ватопеда. Они поведали о неожиданном появлении иконы в их соборном храме и беспрекословно отдали ее законным владельцам. Ватопедские монахи поместили «Одигитрию» на прежнем месте и приставили сторожей, чтобы следить за иконой. Но, несмотря на их старания, образ Божией Матери снова сам собой перенесся в К. п. м. Ватопедцы не стали больше сопротивляться воле Пресв. Богородицы и оставили икону на избранном Ею месте. По разрешению ксенофонтских монахов ватопедские насельники снабжали «Одигитрию» свечами и лампадным маслом.

Библиотека

Псалтирь. 1747 г. (Ath. Xen. 54. Fol. 43r — 44v)
Псалтирь. 1747 г. (Ath. Xen. 54. Fol. 43r — 44v)

Псалтирь. 1747 г. (Ath. Xen. 54. Fol. 43r — 44v)
Книжное собрание и архив погибли во время пожара 1817 г. Евангелие, подаренное мон-рю имп. Алексеем Комнином, было увезено в 1837 г. в Великобританию лордом Р. Керзоном. В наст. время б-ка насчитывает 10 тыс. печатных и 204 рукописные книги, из к-рых 27 манускриптов относятся к визант. периоду (из них 3 пергаменных кодекса и 2 свитка). Григорович-Барский отмечал, что в мон-ре было много серб. и болг. рукописных книг (Григорович-Барский. 1887. С. 292).

Из лицевых рукописей уцелели: Лествица (Ath. Xen. 2, XVI в.) с заставками неовизант. стиля, Псалтирь (Ibid. 54, 1747 г.) с инициалами и заставками, в которых сочетаются традиции неовизантийского стиля и принципы готической иллюминации, с обыгрыванием мотива 2-главых орлов. Слав. рукопись лицевого Четвероевангелия на пергамене (Ibid. x. a., 1554 г.) содержит образы Евангелистов и вмч. Георгия; визант. по иконографии иллюстрации помещены на красные фоны с золотым орнаментом, восходящим к европ. рукописям и гравюрам. Вкладная надпись, расположенная на обороте миниатюры перед Евангелием от Луки, упоминает дату вклада и имя вкладчика - Йоан Александру, «господарь земли молдавской» (Александру III Лэпушняну). Продолжением визант. традиций можно считать миниатюру размером в лист, на к-рой изображен поющий царь Давид на золотом фоне, в певч. рукописи Анастасиматария-Анфология, составленной протопсалтом Хрисанфом Новым в 1672 г. (Ath. Xen. 128).

Ист.: Григорович-Барский В. Г. Странствование по св. местам Востока с 1723 по 1747 г. СПб., 1885. Т. 1. С. 247-248; он же. Второе посещение Св. Афонской Горы. СПб., 1887. С. 288-305; Actes de Lavra / Éd. P. Lemerle et al. P., 1970. Vol. 1. (ArAth; 5); Actes de Kastamonitou / Éd. N. Oikonomides. P., 1978. (ArAth; 9); Actes de Docheiariou / Éd. N. Oikonomides. P., 1984. Vol. 1. (ArAth; 13); Actes de Xénophon / Éd. D. Papachryssanthou. P., 1986. Vol. 1. (ArAth; 15); Actes de Vatopédi / Éd. J. Bompaire et al. P., 2001. Vol. 1. (ArAth; 21).
Лит.: Азария (Попцов), мон. Вышний Покров над Афоном. М., 19029. С. 98-101, 160-163; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος. ᾿Αθῆναι, 1903. Καρυές, 19882. Σ. 620-628; Năsturel P. Ş. Le Mont Athos et les Roumains: Recherches sur leurs relations du milieu du XIVe siècle а 1654. R., 1986. P. 259-266. (OCA; 227); Δωρόθεος, μον. Τὸ ῞Αγιο ῎Ορος: Μύηση στὴν ἱστορία του κα τὴ ζωὴ του. Κατερίνη, 1986. Τ. 1. Σ. 394-399; Kazhdan A. A Date and an Identification in the Xenophon // Byz. 1989. Vol. 59. P. 267-271; T[albot] A. M., C[utler] A. Xenophontos monastery // ODB. 1991. Vol. 3. P. 2209; Θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Σειρὰ Α´: Εἰκονογραφημένα χειρόγραφα. ᾿Αθῆναι, 1991. Τ. 4. Σ. 226-236, 350-351; Милонас П. Заметки об архитектуре Афона // ДРИ. 1995. [Вып.:] Балканы и Русь. С. 7-81; он же. Атлас Афона. Берлин, 2000. Т. 1. С. 163-166; Т. 2. С. 272-285; Παπαχρυσάνθου Δ. ῾Ιερὰ Μονὴ Ξενοφῶντος: ῾Ιστορικὴ ῎Ερευνα τῶν ᾿Αθωνικῶν πηγῶν (10ος-15ος αἰών). ῞Αγιον ῎Ορος, ῾Ιερὰ Μονὴ Ξενοφῶντος, 1997; Καδᾶς Σ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος: Τὰ μοναστήρια κα οἱ θησαυρο τους. ᾿Αθήνα, 1998. Σ. 119-121; Chryssochoïdis K. History // The Holy Xenophontos Monastery: The Icons. Mount Athos, 1999. P. 17-44; Παυλικιάνωφ Κ. Σλάβοι μοναχο στὸ ῞Αγιον ῎Ορος ἀπὸ τὸν Ι´ ὡς τὸν ΙΖ´ αἰῶνα. Θεσσαλονίκη, 2002. Σ. 96-48; Πεντζίκης Ν. Γ. ´Αγιον ´Ορος: ´Ενας πλήρης ταξιδιωτικός οδηγός. Αθήνα, 2003. Τ. 2. Σ. 37-284; Μαρινέσκου Θ., Ιερώνυμος Ξενοφωντινός, ιερομόν. Σχέσεις της Μονής Ξενοφώντος με τη Βλαχία και τη Μολδαβία // ´Αγιον ´Ορος: Πνευματικότητα και Ορθοδοξία: Τέχνη. Θεσσαλονίκη, 2006. Σ. 175-181; Πασχαλίδης Σ. Α. Προσκυνητάριον Ιεράς Μονής Ξενοφώντος. Ιερά Μονή Ξενοφώντος, 2012.
О. В. Лосева, М. А. Маханько

Фресковые комплексы

Фрагмент лика Богоматери. Роспись юж. стены кафоликона вмч. Георгия Победоносца. XIII в.
Фрагмент лика Богоматери. Роспись юж. стены кафоликона вмч. Георгия Победоносца. XIII в.

Фрагмент лика Богоматери. Роспись юж. стены кафоликона вмч. Георгия Победоносца. XIII в.
К числу ранних относятся росписи в парекклисионе старого кафоликона во имя вмч. Димитрия (3-я четв. XIV в.). Как и кафоликон малый храм имеет наос с певницами, в конхах к-рых были помещены росписи на сюжеты праздников (сохр. только «Крещение Господне» в сев. конхе), прославляющие Христа и Пресв. Богородицу. В деталях раскрывалась тема царственности, напр. в композиции «Успение Пресв. Богородицы» смертное ложе покрыто тканью с жемчужными бордюрами и медальонами с 2-главыми орлами, синими и красными. Похожие узорчатые ткани, изображенные на ложе в композиции «Успение Пресв. Богородицы» известны лишь в росписи ц. Пресв. Богородицы в мон-ре Матейче (Македония; 1356-1360), гораздо чаще они встречаются в одеяниях царственных персонажей и ктиторов. На стенах и столбах также представлены в рост и погрудно святители, св. воины, преподобные. Стиль росписей характерен для палеологовской живописи, с пластическим решением личного благодаря холодному санкирю, теплым охрам и яркой подрумянке. На внешней юж. стене сохранился фрагмент росписи XIII в. Раннехрист. колонны, использованные в кафоликоне, имеют античные композитные капители; в средневековье они были дополнены плитами, к-рые имеют граненые очертания, украшены различными орнаментальными мотивами: крест в круге или в окружении виноградной лозы, вписанные в круги розетты и цветы, солярные изображения.

В кон. XV в. благодаря поддержке валашских господарей К. п. м. переживал период расцвета. Возведение трапезной придало мон-рю более торжественный вид: она составила часть монастырской ограды с запада и через экзонартекс была соединена с лити и кафоликоном. Фасад трапезной украшают сдвоенные арочные окна; подобное сдвоенное окно, но более крупного размера и с мраморной колонкой по центру есть на фасаде лити старого кафоликона. В 1474/75 г. (в прочтении И. Тавлакиса и К. Хрисохоидиса - в 1496 или 1497) были расписаны стены трапезной. Согласно вкладной надписи в нише игумена на юж. стене (записана), росписи были выполнены при настоятеле Феофиле на средства архонта Иоанна, сына Симона, и его детей. Юж. стена украшена композицией, где собраны разные образы, прославляющие Пресв. Богородицу: над окном - «Богоматерь Воплощение» в окружении небесных сил и ангелов, по сторонам окна - святители, по контуру арочного обрамления оконной ниши - полуфигуры пророков в медальонах-«завитках». Стены трапезной разделены на 2 ряда, в нижнем располагаются фигуры преподобных в рост, так что каждый стоит под собственной арочкой-киворием без столбиков. В верхнем ряду на зап. стене - Акафист Пресв. Богородице, на вост.- Житие вмч. Георгия. Над входом в трапезную в нише - «Гостеприимство Авраама (Св. Троица)».

Вмч. Георгий Победоносец. Роспись кафоликона. XVI в.
Вмч. Георгий Победоносец. Роспись кафоликона. XVI в.

Вмч. Георгий Победоносец. Роспись кафоликона. XVI в.
Роспись кафоликона была начата в 1544 г. В конхе алтаря мастер Антоний написал образ Богоматери в молении; ему же приписывают часть росписей в наосе. Другой мастер, работавший над росписью, получил вознаграждение от вельможи Константина ворника и его брата Радула; роспись певниц была оплачена Милманом, к-рый упоминается также как «новый основатель». Н. П. Кондаков отмечал «критский пошиб» этих росписей, их хорошую сохранность и малую степень записей. Над входом (зап. стена) изображен Спас Недреманное Око, выше сцены - «Распятие» и «Успение Пресв. Богородицы», в состав последней включен эпизод с Афонией, но большую часть изображений составляют «портреты» святых (преимущественно преподобных) в рост, погрудно и в круглых медальонах. На сводах расположены композиции Страстного цикла, в рукавах планового креста - композиции «Крещение», «Сретение», «Положение во гроб», «Воскресение» и «Тайная вечеря». На вост. стене кафоликона - сюжеты чудес Христовых, в конхе апсиды - Богоматерь с Младенцем, ниже - Евхаристия и святители, на сводах алтаря - композиции «Вознесение», «Сошествие Св. Духа», «Трапеза в Эммаусе», «Чудесный лов рыбы». Программа росписей, по мнению Г. Фустериса, восходит к образцам визант. времени, об этом свидетельствует размещение на триумфальной арке (над вост. колоннами) фигур арх. Гавриила и Богоматери из композиции «Благовещение». Уникальное расположение композиций «Тайная вечеря» в юж. хоре (певнице) и «Оплакивание» в северном исследователь объясняет тем, что фрески XVI в. повторяют предыдущую роспись, возможно, XIV в.

«И услышал я иной голос с неба» (Откр 18. 4). Роспись экзонартекса старого кафоликона. 1633–1654 гг.
«И услышал я иной голос с неба» (Откр 18. 4). Роспись экзонартекса старого кафоликона. 1633–1654 гг.

«И услышал я иной голос с неба» (Откр 18. 4). Роспись экзонартекса старого кафоликона. 1633–1654 гг.
В окт. 1564 г. мон. Феофан расписал лити (притвор) на пожертвование от «архонта» из Н. Валахии Никумана и его жены Агги; по описанию Кондакова, роспись включает менологий на сент.-февр. и «лики мучеников». Разные размеры фигур и композиций создают насыщенное движением пространство; в XIX в. росписи были поновлены. В нартексе с юж. стороны кафоликона росписи (XVII в., поновлены в XVIII в.) включают неск. сцен из Жития прп. Герасима Иорданского в верхнем ярусе, фигуры святых из чина великомучеников. По заказу господаря Валахии Матея Басараба (1633-1654) в экзонартексе (паперти) кафоликона расположены сцены из цикла «Апокалипсиса». Матей и его жена Елена изображены как ктиторы мон-ря на зап. стене экзонартекса, над входом в трапезную. Комплекс апокалиптических сюжетов Кондаков называл редкостью для греч. храмов и важнейшим памятником для истории этой иконографической темы в правосл. искусстве. Количество композиций (20 сюжетов) отвечало почти полностью рекомендациям из «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота (24 сюжета). Их рисунок отличается простотой исполнения, как и цветовая гамма; нек-рые изображения восходят к печатным нем. образцам нач. XVI в., напр. буквальное воспроизведение тела благовествующего ангела в виде облака, ног в виде колонн. Мастер, верный традиц. иконографии, в композиции с видением 7 светильников сохраняет канонический облик Спасителя, являющегося на облаках, ап. Иоанна Богослова изображает так, как было принято при иллюстрировании Евангелий: он сидит среди горок, обернувшись в сторону Спасителя.

В скиту Благовещения Пресв. Богородицы кириакон (главная церковь скита) был построен ок. 1757 г., расписан в 1766 г. живописцами братьями Константином и Афанасием из Корицы. На внешней зап. стене в соответствии с церковной традицией на уровне молящегося написаны фигуры, под ними - ярус «мраморировок» (имитации мраморных плит), по сторонам входа были представлены фигуры в рост, составлявшие Деисус, сохранившиеся частично: слева - Богоматерь с Младенцем, справа - Христос, Который держит Евангелие на поднятой левой руке и благословляет правой рукой; рядом - крылья несохранившейся фигуры архангела, над входом - образ Богоматери «Живоносный Источник» и орнамент в виде венчающей арки. Внутренняя роспись также следует визант. и афонским образцам - в куполе изображен Пантократор, ярус небесных сил и образы пророков написаны в простенках барабана, Евангелисты с ангелами-символами Божественной Премудрости - на парусах, на триумфальной арке - фигуры из композиции «Благовещение», по стенам - образы святых в рост, в алтаре, в центральной апсиде - чин святителей, чин св. диаконов и литургические композиции - в жертвеннике (напр., видение свт. Петру Александрийскому). В Новое время в К. п. м. работали мастера-живописцы из Галатисты (п-ов Халкидики): Вениамин расписал неск. парекклисионов в 1820 г. и его племянник Макарий - в 1842 и 1845 гг.

Древний мраморный темплон в старом кафоликоне датируется 2-й пол. XI в., когда мон-рем управлял игум. Симеон (1078-1081). Он включает арки для царских врат, проход в жертвенник и диаконник, колонны, поддерживающие эпистилий, отделанный резным растительным орнаментом с включением виноградных лоз. Проем царских врат фланкирован 2 плитами; в традициях средневизант. времени их украшает узор из петель и ремней в виде круга, вписанного в ромб и квадрат. Созданный в XVII в. деревянный иконостас скрыл все детали темплона, за исключением нижних плит. Поверх мраморного эпистилия была положена деревянная балка, на которую были помещены древние иконы Деисусного и праздничного чинов, передняя сторона ее расписана, а на верхней грани через равное количество промежутков сделаны пазы для закрепления поставленных на нее икон. Древнейший деревянный иконостас - в парекклисионе вмч. Димитрия (ок. 1300). Резной иконостас старого кафоликона был создан в 1608/09 г. на средства мон. Акакия. Он включает неск. рядов-карнизов с золоченой резьбой и раскрашенным фоном (чередуются синие и красные цвета), мотивы узоров заимствованы из европ. печатных гравюр и книжных обрамлений, включают растительные и плетеные элементы. Резной крест над иконостасом и рамы для липера (иконы с образами предстоящих перед Распятием Богоматери и ап. Иоанна Богослова) имеют буквенную подпись со слав. датой - 1678/79 и именем резчика - иером. Василий. Им также выполнена резная сень (киворий) над престолом в алтаре на 4 колонках, поддерживающих арочки, и завершение с фигуркой голубя.

Иконное собрание

Ок. 300 икон из собрания К. п. м. были отреставрированы. В 1985-1987 гг. были проведены работы в парекклисионе вмч. Димитрия. В К. п. м. сохраняются несколько икон древнейшего периода, которые реставрировали в связи с подготовкой выставки «Сокровища Афона» (1997, Фессалоника). К их числу относятся прежде всего 2 мозаичные с образами святых Георгия и Димитрия. А. Ксингопулос считал их снятыми со стен фрагментами и датировал поздним XI в., эту т. зр. поддерживает Хрисохоидис и соотносит их создание с периодом монастырского строительства при друнгарии Стефане. О. Демус и вслед за ним В. Н. Лазарев считали их работой к-польской мастерской, выполненной ок. 1200 г. Н. Хадзидаки датировала иконы кон. XI - нач. XII в. Е. Цигаридас сравнивает фигуры святых с монументальными росписями 2-й пол. XII в. Иконы по размеру соответствуют местным почитаемым святыням, вероятно, некогда они находились у вост. колонн. Св. воины изображены в придворных одеждах, обращены в молении к Христу, показанному в угловом сегменте. Отметим замечание Григоровича-Барского об уникальности технологии этих икон и о том, что «мусия» на них была вделана в дерево доски; это указывает на независимость икон от какой бы то ни было строительной основы. Высокие качества живописи икон св. воинов основаны не только на прекрасном рисунке, ярком и чистом колорите, но и на использовании смальты разного размера для личного и доличного, что создает пластический эффект, близкий к иконописному. Спокойная классическая манера письма, стройные фигуры, обилие золота и сияющих красок создают навеянные императорским величием образы служителей Небесного Царя.

Вмч. Георгий Победоносец. Мозаичная икона. 2-я пол. XII в.
Вмч. Георгий Победоносец. Мозаичная икона. 2-я пол. XII в.

Вмч. Георгий Победоносец. Мозаичная икона. 2-я пол. XII в.
Икона «Преображение Господне» близка к традициям комниновского искусства (кон. XII - нач. XIII в.); возможно, эта икона была написана на Св. Горе или в Фессалонике. Ее композиция повторяется на стеатитовой иконе того же извода (2-я пол. XIII в.), о почитании к-рой свидетельствует тканый убор с шитьем на полях. К числу древних и чтимых в К. п. м. икон принадлежат иконы вмч. Георгия и Божией Матери «Одигитрия» в серебряных позолоченных окладах XIX в. На обороте иконы вмч. Георгия остались следы поджога, которые благочестивая традиция объясняет покушением иконоборцев. Чтобы спасти ее, один из верных бросил икону в море, впосл. она была найдена в роднике близ К. п. м. Икона «Одигитрия» принадлежала изначально мон-рю Ватопед. В 1730 г. она чудесным образом покинула прежнее место и была обретена на сев.-вост. колонне кафоликона К. п. м. Сегодня обе почитаемые иконы находятся в новом кафоликоне. Образ «Одигитрия» близок к эстетике визант. искусства нач. XIII в., отличающегося пластикой и монументальностью. Этот образ имеет сходство с иконами «Одигитрия» из мон-ря св. Нила в Гроттаферрате, иконами Христа и архангелов из синайского Большого Деисуса. Крупные формы личного сочетаются с упрощенным письмом, условны линии драпировки, лишь намечающие поверхность материи, но не соответствующие анатомическому строению фигуры или движению; своеобразны младенчески вздернутый носик Еммануила, его яркие, почти рыжие волосы того же оттенка, что и Его одеяния. Наиболее близок этот образ Богоматери к иконам этого же извода из афонского мон-ря прп. Павла и из собрания городского музея Фессалоники; возможно, что и эта икона была написана на Св. Горе или в Фессалонике.

Икона вмч. Георгия на троне в новом кафоликоне первоначально находилась на поклонении в старом кафоликоне, по свидетельству Григоровича-Барского, напротив правого (юж.) хора. Святой облачен в воинские доспехи. Он сидит на троне с полукруглой спинкой, его ноги поставлены на подножие, голова чуть повернута вправо, в левой руке - прислоненное к трону копье, в правой - прижатые к плечу 2 стрелы и лук, на доспехах - медальон с ликом Христа. Над головой святого в небесном сегменте благословляющая рука. Крупный нимб декорирован орнаментальными мотивами, как и поля иконы. Выбор цветовой гаммы и декорация, наличие орнамента, указывают на лат. влияние в период создания иконы в посл. четв. XIII в.

Преображение Господне. Икона. Кон. XII — нач. XIII в.
Преображение Господне. Икона. Кон. XII — нач. XIII в.

Преображение Господне. Икона. Кон. XII — нач. XIII в.
К числу больших относятся иконы Богоматери с Младенцем, напр. Божией Матери «Умиление» (Кехаритомени). Композиция представляет собой вариант, известный как «Пелагонитисса» - Богородица держит Сына в объятиях, склоняясь над Ним. Младенец ласково касается Ее лика правой ручкой. Драпировки и ткани играют большую роль в композиции: красного тона короткая туника Еммануила, синий цвет свитка и препоясания, украшение из камней-подвесок на левом плече Богоматери, подвески на мафории, золотой гиматий охватывает плечи и шею Еммануила, спускается на грудь и окутывает руки Богоматери, оставляя обнаженной левую ножку Младенца. К уникальным деталям относится свиток, написанный между большим пальцем и мизинцем левой руки Богоматери, подхваченный Ею из ослабевшей, безвольно повисшей правой ручки Младенца. В личном письме Богоматери много светлых охр и яркой подрумянки, санкирь на лике Младенца темнее по цвету, Его большой открытый лоб и короткий носик близки ко мн. образам Спасителя того периода. Скорее всего икона была создана в мастерской в Фессалонике в кон. XIII - нач. XIV в.

Чудотворная икона Божией Матери «Одигитрия» принадлежит к сложившейся иконографии (кон. XIV - нач. XV в.), где Младенец облачен в белый хитон и оранжевый гиматий с золотым ассистом. В верхних углах - поясные фигуры обращенных в молении ангелов. Нимбы и поля декорированы соприкасающимися друг с другом четырехлистниками. По иконографии и деталям икона принадлежит к серии памятников, находящихся в разных мон-рях Св. Горы, на Синае, в Визант. музее Афин, в ц. Перивлепты в Охриде, на Родосе, тот же извод повторяется на иконе «Одигитрия» в верхней части композиции иконы «Торжество Православия» (ок. 1400) из Британского музея. Возможно, это иконы, созданные в одной мастерской на Св. Горе. Высокое качество исполнения - чистота форм, прозрачность красок, тональные переходы, создающие пластические эффекты в драпировках и плавное слияние санкиря с вохрением в личном письме, выдают связь ее мастеров с Фессалоникой.

К числу позднейших икон визант. эпохи относятся поясные иконы Пантократора и Богоматери с Младенцем, вероятно местные по происхождению. Создавший их мастер пытался повторить классические образцы XIV в. Крупные поясные фигуры близки к лучшим произведениям этих иконографических вариантов, но рисунок фигур и ликов не отличается точностью и гармоничностью, а цветовая гамма - яркостью и многообразием. В личном письме отсутствуют пробела, сочетаются оливково-зеленый санкирь и почти красные охры, что создает эффект особенно теплых ликов. В иконе «Одигитрия» крупный абрис фигуры Богоматери сочетается с мелкими чертами лика, Христос представлен как отрок, с длинными локонами на спине, Его фигура намного меньше по размеру. В стилистике и пропорциях, в личном письме Цигаридас видит сходство с иконой «Одигитрия» из Кириллова Белозерского мон-ря (1397, ГТГ) и с запасной Владимирской иконой Божией Матери (1408), приписываемой прп. Андрею Рублёву. К числу икон, связанных с присутствием в К. п. м. славянских иноков, относится и 2-рядная (1-я четв. XV в.), с Деисусом в верхней части; в нижней - прп. Симеон и свт. Савва Сербские и 4 К-польских святителя. Надписи сделаны по-славянски и по-гречески. Включение серб. святых, точное знание их иконографии, а также обилие славянских надписей указывают, что заказчик, видимо, был сербом, а создавались иконы скорее всего на Афоне. Мастер передавал эффект пространственной глубины - мраморный трон написан объемно, фигуры обращены друг к другу в легком развороте.

Имя Антония, расписавшего в 1544 г. кафоликон вместе с мастером, работавшим по заказу Милмана, присутствует на тексте молитвы, рядом с полуфигурой «Богоматери Молебной», написанной в маленькой нише в апсиде на уровне алтаря. Мастер Антоний следовал традициям позднепалеологовской живописи кон. XIII - сер. XIV в., умел передавать пластичность лика и фигур, предпочитал темные насыщенные цвета. Возможно, в период создания росписей в кафоликоне были написаны 15 икон деисусного чина: образы поясные, в рисунке и манере письма очевидно следование образцам сер.- 2-й пол. XIV в. (вероятно, использовались прориси), обилие золота на фонах; в разделке одежд; каждая икона отделана рельефной аркой на колонках. Др. пример взаимодействия визант. традиции и совр. приемов представляют царские врата с композицией «Благовещение». Полуциркульный силуэт их завершения следует образцам XIV-XV вв., к ним же восходит и тип композиции со стоящей у трона Богородицей и шагающим ей навстречу архангелом. В живописи заметно следование приемам критской школы, прежде всего мастера Феофана Критянина: использование санкиря темного тона, яркое вохрение, рельефные нимбы, господство красных тонов в драпировках и одеждах.

В б-ке К. п. м. хранятся помимо икон апостольского Деисуса из старого кафоликона, царских дверей иконы Христа Пантократора и Божией Матери «Одигитрия», происхождение к-рых неизвестно. Судя по размерам и идентичности исполнения, обе служили местными иконами в одном из парекклисионов; Цигаридас считает, что иконы написаны Антонием. К работам, исполненным по заказу монаха-славянина, принадлежит икона апостолов Петра и Павла, их иконографический тип повторяет произведения критской школы.

Царские врата 1608/09 г. были созданы одновременно с иконостасом, подаренным К. п. м. мон. Акакием, видимо, теми же мастерами. В их художественном решении ведущая роль отведена орнаменту - рельефному или прорезному, позолоченному и раскрашенному, с использованием мотивов растительности, лент, оплетающих бордюры, ремней-«плетенок». Возможно, иконы для иконостаса и царские врата были созданы после получения помощи от валашского господаря Раду Шербана в 1607 г. и помещены на старую мраморную преграду. Местные иконы (ок. 1609) - на каждой доске образ, сидящий на престоле: Богоматерь с Младенцем, Христос, вмч. Георгий, вмч. Димитрий - представляют собой упрощенный вариант иконописи критской школы. Живописный резной крест с изображением Распятия (1679) и отдельными иконами в орнаментальных рамах (липера) с предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом над иконостасом повторяют образцы XVI в. Резной орнамент по краям креста, завершения рукавов в виде крупных квадрифолиев восходят к готическим образцам резьбы и книжной иллюминации.

Потир. 1500 г.
Потир. 1500 г.

Потир. 1500 г.
К числу произведений местных или солунских мастерских принадлежит большинство икон сер.- 2-й пол. XVII в., напр. образ Пантократора на престоле и стоящих рядом св. Иоанна Предтечи и прп. Антония Великого; 2-частные иконы «Введение Пресв. Богородицы во храм, со святыми Георгием и Артемием», «Христос Пантократор и Сретение Господне», «Чудо Георгия о змии» из монастырского парекклисиона во имя прав. Лазаря, «Богоматерь с Младенцем на троне и ангелами». К числу подписных икон относится тронный образ свт. Виссариона, митр. Ларисского, «руки Георгия, иерея города Арты» (1640). Среди икон, соединяющих зап. и визант. образцы,- «Муж скорби», в к-рой облик мертвого Спасителя восходит к образцам XV в. и к визант. образам предстоящих у Распятия - обнимающая Христа Богоматерь и плачущий ап. Иоанн. К числу уникальных памятников местного почитания относится икона прп. Ксенофонта, с избранными святыми (XVIII в.), работы местной мастерской. Она представляет образ святого, жившего в VI в., с к-рым афонское предание связывало основание мон-ря, и его спутников: женщину и 2 молодых иноков; все они в аналавах.

Памятниками афонско-русских связей являются 2 иконы со славянскими надписями, созданные в стиле московской школы иконописания сер. (не позднее 60-х гг.) XVI в.: Нерукотворный образ Спасителя и икона «Достойно есть», почти точное воспроизведение последнего из клейм 4-частной иконы этого извода из Успенского собора Московского Кремля (60-70-е гг. XVI в.) - с иллюстрацией стиха «Без истления Бога Слова рождшую…». Тонкий рисунок, светлый колорит свидетельствуют о мастерстве авторов. Также к числу редких изводов принадлежит икона «Преображение» (XVII в.), где рядом с пророками Илией и Моисеем в верхней части располагаются их же изображения вместе с ангелами.

Согласно свидетельству Григоровича-Барского, посещавшего К. п. м. в 1726 и 1744 гг., обитель была обременена долгами, в уплату к-рых пошли служебные сосуды. В сокровищнице мон-ря хранится серебряный позолоченный потир (ок. 1500), выполненный в молдавской мастерской в традиции западного ювелирного искусства, притом что надписи сделаны по-славянски, а изображения - в визант. стиле. Произведением к-польской мастерской является лицевая епитрахиль с композицией «Благовещение» и фигурами святителей (XVIII в.), Кондаков видел в К. п. м. молдовлахийскую лицевую епитрахиль, шитую золотными нитями, с Деисусом, святителями, преподобными и портретом ктитора Нягое Басараба с сыновьями и супругой с дочерьми (похожая на эту епитрахиль была вложена Нягое Басарабом в мон-рь Эсфигмен).

Лит.: Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. СПб., 1902. М., 2004р. С. 53, 86-91, 117-119, 153-154, 181, 256, 299-300. Табл. 10; Οι θησαυροί του Αγίου ´Ορους. Αθήνα, 1991. Τ. 4. Πιν. 401-407; Treasures of Mount Athos: Cat. of Exhib. Thessal., 1997. Cat. 2.1, 2.2, 2.7, 9.3, 9.42, 11.13, 16.10, 21.6; The Holy Xenofontos Monastery: The Icons. Mount Athos, 1999; Милонас П. Иллюстр. словарь Св. Афонской горы. Tüb., 2000. Т. 1. Ч. 1: Атлас 20 суверенных мон-рей. Вып. 2. С. 272-285; Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев…»: Тема почитания икон в искусстве средневек. Руси. М., 2007. С. 69, 75; Τσιγαρίδας Ε. Ν. Τοιχογραφίες της περίοδου των Παλαιολόγων σε ναούς της Μακεδονίας. Θεσσ., 20082. Σ. 81-102; Τούτος Ν., Θουστέρης Γ. Ευρετήριον της μνημειακής ζωγραφικής του Αγίου ´Ορους, 10ος-17ος αιώνας. Αθήνα, 2010. Σ. 393-418. Κατ. 15.1-15.6.
М. А. Маханько
Ключевые слова:
Монастыри Константинопольской Православной Церкви Монастыри на Афоне Библиотеки монастырские Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Греция. Афон) Настенная роспись (Греция. Афон) Ксенофонта преподобного монастырь во имя вмч. Георгия Победоносца; занимает 16-е место в иерархии афонских обителей
См.также:
ДИОНИСИЯ ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ [Дионисиат], в честь Рождества св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, общежительный, мужской; расположен на юго-зап. побережье п-ова Афон (Айон-Орос)
ДОХИАР муж. общежительный мон-рь на Афоне, посвященный св. архангелам Михаилу и Гавриилу
КСИРОПОТАМ мон-рь, занимающий 8-е место в иерархии афонских обителей
ВАТОПЕД во имя Благовещения Пресв. Богородицы общежительный муж. мон-рь на Афоне
ВЕЛИКАЯ ЛАВРА муж. общежительный, древнейший из существующих мон-рей на горе Афон
ГРИГОРИЯ ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ во имя свт. Николая Чудотворца общежительный муж. мон-рь, расположен на юго-зап. побережье п-ова Афон
КАРАКАЛ монастырь во имя апостолов Петра и Павла на Афоне
КУТЛУМУШ монастырь, занимающий 6-е место в иерархии афонских обителей
АЛИПИЯ МОНАСТЫРЬ на Афоне, подворье свв. апостолов Кутлумушского мон-ря
АМАЛЬФИТАНЦЕВ МОНАСТЫРЬ на Афоне, X-XIII вв.
АНДРЕЯ АПОСТОЛА СКИТ (Серагион), на г. Афон, XIX в.
АННЫ СВЯТОЙ БОЛЬШОЙ СКИТ НА АФОНЕ муж. мон-рь в честь св. прав. Анны, в подчин. Великой лавры, осн в XI в.