Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ В РОССИИ, УКРАИНЕ, КАЗАХСТАНЕ И СРЕДНЕЙ АЗИИ
Т. 17, С. 15-28 опубликовано: 17 января 2013г.


ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ В РОССИИ, УКРАИНЕ, КАЗАХСТАНЕ И СРЕДНЕЙ АЗИИ

[нем. Evangelisch-Luthererische Kirche in Russland, Ukraine, Kasachstan und Mittelasien; сокр. Евангелическо-лютеранская церковь в России и др. гос-вах; нем. Evangelisch-Luthererische Kirche in Russland und andere Staaten (ELKRAS)], сообщество региональных лютеран. церквей и отдельных общин, исторически принадлежащих к нем. традиции.

История образования

Первое компактное поселение лютеран за пределами Москвы - Немецкая слобода - появилось не позднее 1570 г. В кон. 1575 или в нач. 1576 г. была построена деревянная кирха; в 1584 г.- каменная, к-рая просуществовала до нач. ХVII в. При царе Феодоре Иоанновиче (1584-1598) число протестантов в России выросло за счет лютеран, служивших в царском 5-тысячном иностранном отряде. К нач. XVII в. лютеране жили не только в Москве, но и в Костроме, в Ярославле, в Архангельске, в Н. Новгороде, в Казани и в др. городах. После окончания 30-летней войны (1648), когда на рус. службе появилось немало наемников-протестантов, лютеран. церкви были построены во мн. городах, где размещались гарнизоны, включая города Сибири. Лютеран. приходы не имели единого управления и находились в ведении Посольского приказа.

Каждая лютеран. община управлялась советом во главе с церковным старостой. Совет занимался финансами прихода, следил за сохранностью церковного имущества, строительством и ремонтом церковных зданий и т. д. Пастора содержала община; о размерах жалованья и платы за требы пасторы договаривались с общиной. Мн. приходы имели заграничных покровителей. Так, одна из лютеран. общин Москвы находилась под патронатом городского совета Гамбурга, появившаяся в Москве в 1662 г. саксон. лютеран. община пользовалась постоянной финансовой поддержкой Саксен-Готского герц. Эрнста Благочестивого. Из Дрездена был прислан пастор И. Г. Грегори, а на средства, полученные из Саксонии в Москве, была построена каменная кирха (1684-1686) и основана школа для детей-лютеран. В 1702 г. Петром I был подписан манифест, приглашавший в Россию жителей западноевроп. гос-в без различия вероисповедания. Согласно указу от 3 марта 1719 г., прибывавшие на службу в Россию иностранцы могли беспрепятственно исповедовать свою веру.

По Ништадтскому миру в состав Российской империи вошли земли Эстляндии, Лифляндии и Ингерманландии, большая часть их населения были протестантами. В 1721 г. Петром I был издан указ, даровавший жителям новых провинций свободу вероисповедания. Для лютеран этих областей было сохранено действие Общего шведского церковного устава (1686) с особыми приложениями для Лифляндии (1691) и Эстляндии (1692), а также действие Курляндского (1570) и Лифляндского (1634) уставов, Пасторской привилегии (1675) и Правил консисториального судопроизводства (1687). Сохранилось прежнее деление на консисториальные округа. При богослужении использовалась швед. агенда (служебник) 1693 г. и старые лифляндские и эстляндские агенды. С 1718 г. над лютеранами, переходившими в Православие, совершалось только таинство миропомазания (вместо повторного крещения); в 1721 г. были разрешены смешанные браки при условии воспитания детей, родившихся в таких семьях, в правосл. вере.

Петр I пытался организовать единое церковное управление Е.-л. ц., объявив в 1711 г. Б. Вагеция, пастора московской общины святых Петра и Павла, суперинтендантом всех лютеран. приходов России. После смерти Вагеция в 1731 г. следующий суперинтендант назначен не был. В 1720 г. лютеран. вероисповедание перешло в ведение Коллегии иностранных дел, с 1721 г.- Святейшего Синода. В период правления имп. Анны Иоанновны (1730-1740) многие лютеране занимали высокие должности при дворе. Так, напр., членами Сената были вице-канцлер гр. А. И. Остерман и ген. П. И. Ягужинский, графы Э. И. Бирон и Х. А. Миних. Они ревностно содействовали распространению лютеранства в России и покровительствовали лютеран. церквам. 23 февр. 1734 г. для управления деятельностью инославных христ. исповеданий было образовано Консисториальное заседание Юстиц-коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел, ведавшей положением протестант. и Римско-католической церквей. В Манифесте 1735 г. Анна Иоанновна подтвердила свободу отправления богослужения для лютеран, реформатов и католиков. При ней была запрещена полемика Православия с протестантизмом. В царствование Елизаветы Петровны (1741-1761) были изданы указы «О воспрещении лютеранским пасторам крестить по своим обрядам детей православных родителей, даже по просьбам последних» и «О запрещении всем разных вероисповеданий иностранцам, в России находящимся, превращать в свой закон русских подданных, какого бы народа и звания они ни были». Указом 1743 г. было учреждено С.-Петербургское консисториальное заседание. В 1758 г. лютеранам официально было разрешено устраивать при кирхах кладбища. Вскоре после восхождения на трон Екатерина II издала т. н. вызывной манифест от 4 дек. 1762 г. с предложением к иностранцам принимать российское подданство и заселять пустовавшие земли. Коллегия иностранных дел разослала манифест на рус., франц., нем. и англ. языках дипломатическим агентам за границей, но ожидаемого результата он не имел. 22 июля 1763 г. был издан манифест «О даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях», в к-ром гарантировались помощь в обустройстве на новом месте и целый ряд дополнительных привилегий, таких как свободный выбор места для поселения, освобождение от податей и налогов (в необжитых землях на срок до 30, в обжитых - от 5 до 10 лет), от воинской службы и проч. повинностей. Буд. колонистам обещали свободное отправление веры и возможность иметь собственных священнослужителей; гарантировалась гос. помощь при строительстве церквей, но строго запрещалась миссионерская деятельность среди правосл. христиан. Манифест был обнародован одновременно с указом «Об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев» в С.-Петербурге. Отведенные колонистам земли передавались им в наследуемое владение на вечные времена, но не как частная, а как общинная собственность колонии. Выделенные гос-вом земельные наделы наследовал обычно младший сын (минорат). Колонисты получили право на общинное самоуправление. Они подчинялись непосредственно императрице и могли в любое время покинуть Российскую империю.

Население мини-гос-в на территории совр. Германии находилось в тяжелом экономическом положении, а представителей таких протестант. течений, как меннониты или пиетисты, преследовали за религ. убеждения. По окончании Семилетней войны (1763) тысячи солдат, оказавшихся без средств к существованию, могли быть проданы в иностранные армии, ремесленники разорялись от непомерных налогов, крестьян сгоняли с земли, обрекая на голодную смерть. Эмигранты в Россию стали переселяться из Вюртемберга, Бадена, Пфальца, Эльзаса, прирейнских областей Гессена и примыкающей к Вюртембергу баварской Швабии. Основная волна переселенцев в 1763-1767 гг. на Волгу, а в нач. XIX в. в Причерноморье шла из Гессена. В 1767-1773 гг. было заложено 104 поселения. Землю получили 6433 семейства (231 тыс. чел.), на гос. средства было построено 4560 домов. В 1789 и 1803 гг. много эмигрантов прибыло в Россию из Данцига (ныне Гданьск, Польша).

В 1797 г. в Саратове Павел I (1796-1801) учредил Контору опекунства иностранных колоний. Чтобы не ущемлять национальных интересов колонистов, практически не знавших рус. языка, вся переписка конторы с колониями велась на нем. языке, получившем в колониях статус официального. Рус. язык не преподавался в нем. конфессиональных школах до 80-х гг. XIX в. 17 сент. 1800 г. появилась «Инструкция внутреннего распорядка и управления немецкими колониями в России», в к-рой подчинение лютеран. церковному закону называлось основной обязанностью колонистов, подробно описывались функции священнослужителей и определялось их содержание за счет колонистов. В т. н. Всемилостивейшей привилегии Павла I от 6 сент. 1800 г. дополнительные права (освобождение от военной и гражданской службы на все времена, от присяги перед судом, свобода ремесел и др.) были даны меннонитам. При Александре I (1801-1825) появились поселения лютеран вблизи Одессы, на побережье Чёрного м. и в Крыму. По указу Александра I от 20 февр. 1804 г. и в соответствии с определенным имущественным цензом вновь началась вербовка колонистов, особенно тех, которые «могли служить образцом в крестьянском деле и в ремесле», а также «хороших землевладельцев, знавших толк в виноградарстве, в выращивании тутовника и других полезных растений или имевших опыт в скотоводстве...». В этот период появились колонии в Херсонской и Екатеринославской губерниях, в Бессарабии и на Юж. Кавказе. С 1814 по 1842 г. в Бессарабию переселялись колонисты из Польши, ранее эмигрировавшие сюда из Пруссии и Вюртемберга. В 40-х - 70-х гг. новые колонии появились на Волыни и в Подолье, а также в Поволжье. Позднее возникло множество дочерних нем. поселений на Сев. Кавказе, в Оренбургской губ., на территории совр. Башкортостана, Ср. Азии, Сибири и совр. Казахстана. На Волынь немцы переселялись в 1812, 1831, 1861 гг. из Германии и Польши. В 1804 г. и с 1816 до 1842 г. шло наиболее интенсивное переселение немцев из Вюртемберга на земли близ Одессы, в Бессарабию, в Крым и на Юж. Кавказ. В 1809-1810 гг. переселенцы из Пфальца, Эльзаса и Великого герц-ва Баден прибывали на территорию совр. Одесской обл. Всего в причерноморских областях, в Бессарабии и на Юж. Кавказе была основана 181 материнская колония. В 1817-1818 гг. первые нем. переселенцы обосновывались в Закавказье. Последние дочерние нем. колонии в России были основаны в 1927-1928 гг. на берегах Амура.

Численность лютеран в царствование Александра I (1801-1825) возросла также с включением в состав Российской империи Финляндии (1809) и Польши (1815). В 1809 г. ок. 100 нем. семейств переехали из Польши в С.-Петербург. Одновременно с первым поселением колонистов в Стрельне (между 1804 и 1819) возникли колонии в Ораниенбауме, в Петергофе и в Знаменской. Большие лютеран. общины образовались в Саратовской губ., гернгутеры основали Сарепту, западнопрусские меннониты осели в Екатеринославской губ. Среди нем. переселенцев, образовавших поселения в Зап. Азербайджане и в Вост. Грузии, были вюртембергские сектанты и швабские сепаратисты, к-рых преследовала лютеран. церковь на родине.

В 1804 г. была основана Генеральная суперинтендантура (с 1810 Главное управление духовных дел иностранных исповеданий). В 1805 г. император утвердил составленный Юстиц-коллегией устав лютеран. церкви и «Литургическое учреждение». Коллегия разрешила руководствоваться в лютеран. колониях также и швед. церковным законом 1686 г., действовавшим в Лифляндии и Эстляндии. В окт. 1819 г. в Саратове была создана консистория для евангелических общин на Волге. В ее ведении находились протестанты (лютеране и реформаты), проживавшие на территории между Астраханью и Казанью, Воронежем и Оренбургом (за исключением гернгутерской братской общины в Сарепте). Эта консистория просуществовала 14 лет, до введения нового церковного закона. В 1817 г. Александр I подписал указ «О праздновании в России 300-летнего юбилея Реформации», и вскоре началась разработка закона о создании Управления духовных дел христиан протестантского исповедания.

Согласно указу от 20 июля 1819 г., лютеран. общины на территории России объединялись с реформатскими в единую Евангелическую церковь под управлением Генеральной консистории. Главой церкви назначался епископ, кандидатуру к-рого утверждал император. Однако указ из-за активного противодействия остзейского (прибалтийского) дворянства и духовенства повсеместного распространения не получил. З. Сигнеус, назначенный императором епископом всех протестант. церквей, в 1829 г. управлял одним С.-Петербургским консисториальным округом. В 1802 г. Александр I подписал указ об открытии Дерптского ун-та (в 1893-1919 Юрьевский, ныне Тартуский), на теологическом фак-те к-рого стали готовить лютеран. пасторов для российских приходов; были созданы также семинария при Дерптском ун-те (1827) и учительская семинария в Колпине (1863). В 1816-1819 гг. в Риге выходило главное периодическое издание Евангелическо-лютеранской церкви «Журнал для протестантских проповедников в Российской империи» (Magasin für protestantische Prediger im Russischen Reiche), в 1838-1914 гг. центральным было выходившее в Риге и Дерпте изд. «Сообщения и новости для евангелического духовенства России» (Mitteilungen und Nachrichten für die evangelische Geistlichkeit Russlands).

По указу имп. Николая I от 22 мая 1828 г. был создан Комитет для выработки закона для Евангелическо-лютеранской церкви в России. Большинство его членов было приглашено из остзейских провинций. Председателем стал сенатор гр. Тизенгаузен. Представителем от с.-петербургской церкви был пробст швед. лютеран. общины Э. Эрстрём. По желанию Николая I в работе комитета участвовал К. Ритчель, суперинтендант Померании, к-рому поручили сделать редакцию агенды. 28 дек. 1832 г. император утвердил Устав Евангелическо-лютеранской церкви и создание Генеральной евангелическо-лютеранской консистории в С.-Петербурге.

Территория России была разделена на 8 консисториальных округов, управляемых консисториями: С.-Петербургский, Лифляндский, Эстляндский, Курляндский, Московский, Эзельский, Рижский и Ревельский с относившимися к ним городами. Лютеран. общины были объединены в приходы, приходы образовали пробства, пробства вошли в консисториальные округа. С.-Петербургский и Московский консисториальные округа включали лютеран. общины внутренних губерний России. При этом С.-Петербургский округ состоял из С.-Петербургской губ. с городами Кронштадт и Нарва, Новгородской, Псковской, Вологодской, Олонецкой, Архангельской (кроме евангелического прихода в Архангельске), Костромской, Ярославской, Смоленской, Черниговской, Волынской, Подольской, Киевской, Полтавской, Екатеринославской, Таврической, Херсонской губерниями (в т. ч. Одесской и Бессарабской обл.). Московский консисториальный округ объединял губернии Московскую, Тверскую, Калужскую, Тульскую, Рязанскую, Владимирскую, Нижегородскую, Пензенскую, Тамбовскую, Воронежскую, Курскую, Орловскую, Харьковскую, Саратовскую, Симбирскую, Казанскую, Вятскую, Пермскую, Оренбургскую, Астраханскую, Ставропольскую, а также включал Сибирь и Грузию.

В состав консистории входили президент из мирян, духовный вице-президент (генерал-суперинтендант или суперинтендант) и равное число светских и духовных заседателей. Генеральная консистория руководила всей Евангелическо-лютеранской церковью, назначала и увольняла пасторов и пробстов, наблюдала за деятельностью местных консисторий и за правильностью отправления богослужения в общинах, рассматривала жалобы, осуществляла надзор за порядком управления имуществом всех лютеран. церквей на территории Российской империи. Консистория являлась духовным судом для мирян и духовных лиц, она производила ревизию всех судебных дел, в основном бракоразводных, поступавших по апелляциям и частным жалобам. Президент Генеральной консистории назначался императором, члены консистории утверждались министром внутренних дел, они приносили присягу на верность монарху и считались гос. служащими. По адм. вопросам Генеральная консистория подчинялась Мин-ву внутренних дел, а по судебным - Правительствующему Сенату. Консистории округов ежегодно представляли отчеты, на основании к-рых в Генеральной консистории составлялись статистические сведения по общинам, списки приходов, ведомости о состоянии имущества приходов, сведения о пасторах, о числе прихожан, о церковных зданиях, списки церковных советов и состав их членов, послужные списки пасторов и членов консисторий, перечни школ и благотворительных заведений. Окружные консистории и приходы обращались в Генеральную консисторию по вопросам, решение которых зависело от вышестоящих инстанций: об учреждении приходов, о постройке церквей, о приобретении имущества, об открытии школ, о награждении духовных лиц и т. д. Генеральная консистория составляла по всем вопросам заключение и передавала его через Департамент духовных дел на рассмотрение министру внутренних дел. Прежде чем принять окончательное решение, Мин-во внутренних дел запрашивало мнение др. ведомств. Заседания консистории проходили дважды в год и назывались «юридики».

Высшим органом управления лютеран. церкви являлся Генеральный синод. Он был учрежден Уставом 1832 г., однако не созывался до 1924 г. В состав Генерального синода входили генеральные суперинтенданты консисториальных округов, пробсты, депутаты от провинциальных синодов и лица, назначенные царем или правительством. Первым президентом Генеральной консистории был попечитель Дерптского учебного округа гр. К. А. Ливен, первым вице-президентом - статский советник П. П. Помиан-Пезаровиус.

Ежегодно на местах пасторы каждого консисториального округа собирались под председательством местного Генерального суперинтенданта на синоды. Согласно уставу, заседания местных синодов находились под контролем местной или Генеральной консистории и Мин-ва внутренних дел, куда направлялись протоколы синодов. С 1887 г. по предписанию мин-ва необходимо было сообщать губернаторам список вопросов, подлежащих обсуждению на заседаниях синодов. Одновременно с Уставом Евангелическо-лютеранской церкви 1832 г. Николай I подписал «Инструкцию для духовных лиц и органов Евангелическо-лютеранской церкви». На основании Прусской агенды 1815 и 1828 гг. и местных агенд при участии членов комитета и профессоров теологического фак-та Дерптского ун-та в 1830 г. была составлена Литургическая агенда.

Устав 1832 г.

содержал общие законоположения о Евангелическо-лютеранской церкви в России. Источниками для составления устава послужили Общий шведский церковный устав, Литургическое установление 1805 г. и Прусский церковный устав 1828 г. Устав состоял из 512 статей и т. н. Наказа духовенству. В ст. 1 провозглашались основы евангелическо-лютеран. вероучения. Строго запрещались прозелитизм и любые проявления неуважения к представителям др. конфессий, признаваемых в Российской империи (Гл. 1. § 5). Стать пастором мог мужчина не моложе 25 лет, к-рый был крещен, конфирмован, успешно окончил богословский фак-т ун-та и достаточно хорошо владел рус. языком (Гл. 5. § 138). Выпускник ун-та, желавший стать кандидатом в духовенство, должен был пройти в консистории 2 испытания: 1-е для получения права проповедовать (лат. pro venia concionadi), 2-е для получения прихода (pro ministerio). Согласно уставу, приходы делились на те, в к-рых право назначать проповедника принадлежало короне, и на те, где приход сам имел право избирать пастора, а император лишь утверждал его (Гл. 1. § 158-159). Избрание проповедника происходило на собрании прихода в присутствии пробста или члена консистории большинством голосов. Ни один проповедник не мог быть назначен на должность вопреки желанию прихожан (Гл. 1. § 164). С разрешения консистории проповедник мог брать себе в помощники адъюнкта - кандидата в духовенство, получившего право проповедовать. Обряд посвящения в проповедники совершался суперинтендантом или генерал-суперинтендантом, обряд введения проповедника в должность мог совершать пробст. Проповедник был обязан навещать больных, заключенных, заботиться о бедных, наблюдать за религ. образованием молодежи, посещать школы. Он должен был вести списки всех родившихся, крещеных, конфирмованных, обрученных, оглашенных, сочетавшихся браком и погребенных в своем приходе. Списки крещеных, бракосочетавшихся и погребенных ежегодно сдавались в консисторию. Пастор был обязан вести общий список прихожан и писать хронику прихода, фиксируя важнейшие события, происшедшие в общинах. Проповеднику запрещалось заниматься торговлей, ремеслами и др. делами, несообразными с его духовным саном, ему не разрешалось подавать иски в суд, кроме дел, касавшихся его самого или его семьи, не дозволялось отлучаться из прихода по воскресеньям, а также более чем на неделю без разрешения начальства. Пастор имел право на получение титула, на награждение золотым наперсным крестом, на освобождение от уплаты весовых денег при отправке почты и от телесных наказаний, распространявшихся на жен и детей духовных лиц. В течение года после смерти пастора его вдова могла пользоваться жилищем и всеми доходами мужа, а затем получать помощь из специальных пасторских вдовье-сиротских касс. Кроме жалованья, к-рое платило пасторам гос-во, им разрешалось принимать вознаграждения за совершение треб. Доходы проповедников не могли быть уменьшены по воле прихожан. Закон подробно рассматривал преступления, к-рые мог совершить проповедник, подсудность и меры их наказания: выговор (обыкновенный и строгий), отрешение от должности и лишение духовного сана (Гл. 1. § 225-258).

В 1832 г. в России служил 31 пробст: 3 чел.- в С.-Петербургской губ., по 8 чел.- в Лифляндской и Эстляндской губерниях, 7 чел.- в Курляндской губ., 1 чел.- в Виленской губ., по 2 чел.- в нем. колониях саратовских и Южного края (Гл. 6. § 264). Пробст назначался по решению всех проповедников пробстского округа и утверждался в Мин-ве внутренних дел. Пробст был обязан проводить раз в 3 года визитацию всех церквей своего округа (Гл. 6. § 270). В Лифляндской, Эстляндской и Курляндской губерниях, а также в С.-Петербургском и Московском консисториальных округах высшие духовные начальники имели чин генерал-суперинтенданта, на о-ве Эзель (ныне Сааремаа), в Риге и Ревеле (ныне Таллин) - суперинтенданта (§ 275). Генерал-суперинтенданты избирались местным дворянством, суперинтенданты - магистратами городов. Из 2 кандидатов, представляемых от имени генерал-губернатора или Мин-ва внутренних дел, император, учитывая мнение Генеральной консистории, выбирал наиболее достойного. Высшие духовные начальники были обязаны наблюдать за точным исполнением российских законов и церковного устава, следить, чтобы проповеди пасторов соответствовали Свящ. Писанию, а все духовные лица исполняли свои должности надлежащим образом. Один раз в 6 лет они должны были проводить визитацию всех пробстских округов. В знак особой монаршей милости и в награду за многолетний труд они могли получать почетное звание епископа.

Указы от 22 мая и от 28 дек. 1832 г. перевели Евангелическо-лютеранскую церковь в статус государственной. Согласно положению 1842 г., все пасторы должны были иметь российское подданство, владеть рус. языком, по предписанию 1852 г.- на рус. языке проводить конфирмационные занятия, а по положению 1863 г.- также богослужения и библейские часы. С кон. 70-х гг. XIX в. предписывалось в инославных церквах проводить богослужения на рус. языке. Этого распоряжения придерживались церкви в Гатчине и Олонецкой губ., в ц. св. Марии в С.-Петербурге, в ц. свт. Николая в Кронштадте, в общинах Тифлиса, Баку и Томска.

Общие положения о протестантстве в России

в соответствии со Сводом законов Российской империи издания 1896 г. провозглашали полную свободу лютеран. вероисповедания и совершения богослужений. Свод законов определял обязанности пасторов и кистеров (к-рые не относились к духовенству, а были наемными служащими и отвечали за сохранность литургических сосудов и церковного здания; часто кистер был одновременно и учителем), порядок проведения лютеран. богослужения, структуру лютеран. церкви, устройство и управление ими и т. д. Лютеран. общины России различались по численности прихожан и материальному положению. В 1859 г. было организовано 9 окружных комитетов кассы взаимопомощи, в т. ч. и Московский комитет. Средства кассы предназначались для строительства и ремонта церквей, школ и жилой площади для священников, для поддержания новых общин, для помощи больным, старым и ушедшим на пенсию священнослужителям. Процесс формирования единой Евангелическо-лютеранской церкви завершился во 2-й пол. ХIХ в. В 1856 г. С.-Петербургский округ насчитывал 224 095 прихожан, 80 духовных лиц, 164 церкви, Московский - 145 937 прихожан, 35 духовных лиц и 88 церквей. По данным на 1868 г., общее число лютеран в Российской империи превысило 2 млн, из к-рых до 1,5 млн чел. проживали в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях и ок. 500 тыс. чел.- в др. губерниях Российской империи. Самый крупный лютеран. приход в с. Франк (ныне с. Медведицкое Жирновского р-на Волгоградской обл.) насчитывал 28 тыс. прихожан, самая большая церковь, на 3 тыс. прихожан, была открыта в 1838 г. в С.-Петербурге.

По окончании франко-прусской войны (1870-1871) и образовании Германской империи (1871) колонисты в России, потеряв привилегии, получили статус поселян-собственников и были приравнены к свободным крестьянам. В 1874 г. на них (за исключением меннонитов) распространилась всеобщая воинская повинность. Первая мировая война (1914-1918) осложнила положение немцев-лютеран в России. Был принят ряд постановлений, ограничивших гражданские права и свободы лиц нем. национальности в целях борьбы с «немецким засильем». 2 февр. 1915 г. был издан закон о принудительном отчуждении земель (в случае отказа от добровольной сдачи) у выходцев из Германии и Австро-Венгрии в приграничных районах с этими гос-вами, воевавшими с Россией. Действие закона не распространялось на лиц, доказавших свою принадлежность к правосл. вероисповеданию от рождения или принявших Православие до 1 янв. 1914 г., а также на тех, кто вели свою родословную от участников и героев войн Российской империи. Решением Сената подданные враждебных гос-в лишались судебной защиты; закрывались нем. школы, прекратился выпуск газет на нем. языке; немцы подлежали высылке из местностей, объявленных на военном положении. Из Москвы было выслано ок. 2 тыс. германских и австр. подданных. По положению Совета министров от 12 июля 1916 г. запрещалось преподавание на нем. языке всех дисциплин, за исключением собственно нем. языка и «Закона Божия тем лицам евангелическо-лютеранского исповедания, для которых немецкий язык является природным». Преподавание на рус. языке вводилось на теологическом фак-те Юрьевского ун-та с «изъятием из сего правила в отношении преподавания практического богословия».

После Февральской революции 1917 г. все вопросы, касавшиеся лиц лютеран. исповедания, были переданы в ведение специально созданного Департамента по делам инославных и иноверческих исповеданий. 30 мая 1917 г. Генеральная консистория сообщила, что во 2-й пол. 1917 г. в Петрограде решено созвать Генеральный синод для обсуждения таких вопросов, как разработка устава, взаимоотношение церкви и гос-ва, этнический состав лютеран. церкви, управление церковью. 27-29 июня 1917 г. в Москве состоялась конференция по подготовке синода, итогом к-рой стало решение созвать синод 1 окт. того же года (на конференции присутствовало 24 делегата из всех пробстских округов России; численность лютеран в это время составляла ок. 1,3 млн чел.). В Петрограде в кон. июля - нач. авг. 1917 г. прошла конференция по разработке нового церковного устава. 1 авг. в Екатериненштадте (ныне г. Маркс Саратовской обл.) состоялся конгресс поволжских приходов. На конгрессе, в к-ром принимали участие свыше 100 делегатов, обсуждался вопрос о создании новой структуры церкви. Руководил конгрессом Ф. Шмидт. В авг. того же года прошел конгресс шульмейстеров (учителей) и кистеров Поволжья. Кистеры добивались снятия запрета на ношение пасторского талара, разрешения произносить проповедь на богослужении, организации курсов для продолжения богословского образования. Они стремились также добиться обеспечения вдов и сирот кистеров. Подготовленный проект церковного устава состоял из 2 частей: 1-я касалась деятельности церковных общин и приходов, 2-я - структуры церкви в целом. Общины Москвы и Поволжья, а также ряд приходов Юга России и Кавказа выступали за 3-ступенчатое строение церкви (Генеральный синод - синоды консисториальных округов - региональные синоды). За 2-ступенчатую организацию (Генеральный синод - местные синоды) выступали приходы С.-Петербургского округа, к-рые стремились к ликвидации деления церкви на консистории. Не было единого мнения и относительно периодичности созыва региональных и Генеральных синодов, а также сроков пребывания Генерального суперинтенданта на своем посту.

18 окт. 1917 г. лютеране торжественно отпраздновали 400-летие Реформации. Положение лютеран. церкви изменилось сразу же после издания первых декретов советской власти «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» от 20 янв. 1918 г. и «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 янв. 1918 г. Принадлежащие церковным приходам земельные владения, здания церквей и церковных школ, дома священников, изд-ва и типографии стали собственностью гос-ва. Благотворительные учреждения, в т. ч. и существовавшие при лютеран. приходах (школы для глухонемых, дома престарелых, сиротские дома), также перешли под эгиду гос-ва. У религ. орг-ций были конфискованы все банковские вклады. Приобретение товаров для церковных нужд, ремонт и использование церковных зданий были возможны только с согласия местной администрации. По новым законам лютеран. церковь вообще и Генеральная консистория в частности прекратили существование как юридические лица. В февр. 1918 г. руководство Генеральной консистории опубликовало призыв ко всем лютеран. приходам помочь консистории добровольными пожертвованиями. Повторное обращение последовало в нояб. того же года, но успеха не имело. В 1918 г. в С.-Петербургской консистории насчитывалось 8 служащих, через год остался на посту только Генеральный суперинтендант С.-Петербургского округа еп. Артур Мальгрем. В Московской консистории, к-рой руководил Генеральный суперинтендант П. Виллигероде, положение было ненамного лучше.

Происшедшие в стране революции и последовавшая гражданская война привели к значительным изменениям в территориальной орг-ции церкви. В 1920 г. Советская Россия подписала мирные договоры с образовавшимися самостоятельными государствами Эстонией, Латвией и Литвой. Создание независимых гос-в в Прибалтике означало для лютеран. церкви России потерю 3 консисторий и теологического фак-та в Тарту. В 1918 г. к Румынии присоединили Бессарабию, на территории к-рой находилось первое Южнорусское пробство (135 общин). В 1919 г. здесь была образована самостоятельная евангелическо-лютеран. консистория с резиденцией в Тарутине (ныне Одесская обл., Украина).

Декларированные коммунистами идеалы свободы, равенства и братства совпадали с исконно протестант. идеалами всеобщего братства и мечтами о построении Царствия Божия на земле, поэтому в ряде приходов советская пропаганда нашла своих активных сторонников среди верующих. В то же время хаос первых послереволюционных лет усилил хилиастическо-эсхатологические настроения среди верующих. Их реакцией на «апокалиптические знамения времени» стал выход общин из ортодоксальной лютеран. церкви. Важную роль в этом сыграло и существование в лютеран. поселениях многочисленных течений - вюстистов, танцбрудеров, штундистов и др. Так, в нач. 20-х гг. ХХ в. общины танцбрудеров только в Поволжье насчитывали ок. 15 тыс. чел. (последнее упоминание об официально зарегистрированной общине в 1933). Появилось множество самозваных проповедников, обладавших огромной властью над лютеран. общинами. Так, в поволжских лютеран. колониях известность получил проповедник-бетбрюдер Г. П. Элерс, в Сибири проповедник Якоб Вагнер привлек на свою сторону множество лютеран и попытался создать в Славгороде крестьянскую республику.

В марте 1918 г. в Саратове был организован Комиссариат по нем. делам. В апр. прошел I съезд Советов немецких колоний, на к-ром была провозглашена Трудовая коммуна немцев Поволжья. 19 окт. того же года был подписан декрет СНК о создании на территории бывш. колоний Трудовой коммуны (Автономной области) немцев Поволжья. На церковном конгрессе в Голом Карамыше (Бальцер, ныне Красноармейск Саратовской обл.) 1-4 дек. было образовано новое автономное церковное руководство, независимое от Московской консистории. Возглавил работу новой церковной орг-ции Областной исполнительный комитет Евангелической церкви Поволжья. Генеральный комиссар по церковным делам (Д. Шульц), чьи выборы были обоснованы необходимостью продолжения отношений между государством и церковью, был утвержден в февр. 1919 г. в Бальцере. Председателями исполнительного комитета были пасторы П. Райхерт и П. Ваккер. Следующие церковные конгрессы поволжских евангелических приходов собирались 16-17 янв. 1919 г. в Екатериненштадте и 18-19 мая того же года в Варенбурге (ныне с. Привольное Саратовской обл.). Участие в их работе принимали все пасторы Поволжья и делегаты от церковных приходов; на церковных конгрессах присутствовали представители руководства Трудовой коммуны немцев Поволжья. Областной исполнительный комитет Евангелической церкви Поволжья ставил на церковных бланках новую печать с изображением серпа и молота и надписью: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

В нач. 20-х гг. ХХ в. по всей стране широко распространилось движение общин (в основном руководимых кистерами) «Свободная живая церковь» (позднее «Свободная евангелическо-лютеранская и реформатская церковь конгрегационального положения» (СЕЛРЦКП)). На 1-й план было выдвинуто положение, что «каждая община может выбирать себе того пастора, которого захочет, а теологическое образование не является больше обязательным условием для вступления в должность». Центром движения СЕЛРЦКП стало Поволжье, где в 1924 г. в среднем на 4 тыс. лютеран приходился 1 проповедник. 26 многотысячных приходов годами жили без пасторов. Возглавил движение кистер лютеран. колонии Фишер (Теляуза, ныне с. Красная Поляна Марксовского р-на Саратовской обл.) Якоб Фрицлер. СЕЛРЦКП претендовала на статус офиц. лютеран. церкви (епископальной), обвиняя церковное руководство в нарушениях устава, косности и отсутствии демократии в управлении. В 1927 г., по данным Фрицлера, новая церковная орг-ция действовала уже в 15 нем. поселениях Поволжья и издавала свой журнал, в к-ром было опубликовано воззвание к лютеран. приходам Фрицлера. Он сообщил об основании им Свободной церкви во главе с Высшим церковным советом и призвал общины к противостоянию офиц. лютеран. церкви. Фрицлер упрекал лютеран. церковь в отсутствии демократии, т. к. духовенство не избирается, а назначается, как в Римско-католической Церкви. Деятельность Свободной церкви постепенно распространилась и на др. районы страны. 19-21 июня 1927 г. в с. Фишер под рук. Фрицлера собрался Генеральный синод СЕЛРЦКП. На заседаниях синода, кроме руководителей поволжских живоцерковников присутствовали Х. Бек (Сибирь), И. Брайфегель (Сев. Кавказ), К. Брайфегель (Калмыкия), Э. Домрес и Э. Люфт (Украина), И. и П. Мюллеры (Поволжье), Т. Охме (Самарская губ.), Ф. Фриске (Уфа) и др. Синод провел выборы руководства СЕЛРЦКП, утвердил ее самоопределение и образование 4 синодальных округов: в Поволжье, на Украине, в Сибири и в Башкирии. В синодальных округах осенью того же года собрались окружные синоды, объявившие о принятии решений Генерального синода и вступлении в официально образованную церковь. К сер. 30-х гг. СЕЛРЦКП из-за усилившихся гонений на веру практически прекратила существование.

Евангелическо-лютеранская ц. апостолов Петра и Павла в Москве. Архит. В. А. Коссов. 1903 гг.
Евангелическо-лютеранская ц. апостолов Петра и Павла в Москве. Архит. В. А. Коссов. 1903 гг.

Евангелическо-лютеранская ц. апостолов Петра и Павла в Москве. Архит. В. А. Коссов. 1903 гг.

Попытки создания новой централизованной церковной орг-ции были предприняты в янв. 1918 г. на конференции в Петрограде, в которой приняли участие и 7 представителей Московского консисториального округа. В нач. 1920 г. на встрече представителей общин Москвы был принят проект устава «Временные постановления о самоуправлении Евангелическо-лютеранской церкви в России» и разослан нем. и латыш. петроградским общинам на доработку. Представители общин Московской консистории провели 22 июня 1920 г. совещание, где был избран Генеральный суперинтендант Московской консистории пастор прихода апостолов Петра и Павла в Москве Теофиль Мейер, президентом консистории стал В. Бойс. Первое заседание вновь избранного консисториального руководства состоялось 1 июля того же года. 12 июля 1920 г. на заседании Петроградской консистории также было избрано новое руководство. Однако в состав руководства не вошли представители фин. и эст. общин, к-рые в 1921 г. создали свои Высшие церковные советы. Осенью Московская и Петроградская консистории были переименованы в Высшие церковные советы. 20-24 нояб. 1920 г. в Петрограде на объединительной конференции, созванной еп. Конрадом Фрейфельдом, были официально приняты «Временные постановления...», которые впосл. легли в основу Устава Евангелическо-лютеранской церкви в России 1924 г.

24 нояб. 1920 г. 3 Высших церковных совета (Московский, Петроградский и Латышский) были преобразованы в Епископский совет. На этом же заседании было решено предоставить право самоопределения фин. и эст. лютеран. общинам России. В опубликованном в апр. 1921 г. обращении к церковным советам и пасторам евангелических общин России рекомендовалось принять «Временные постановления...» и присоединиться к новой церковной орг-ции. Однако связи Епископского совета и Высших церковных советов с общинами не были прочными. Так, в сер. 1921 г. еп. Фрейфельд писал о том, что церковное руководство установило отношения только с 79 пасторами.

Большинство приходов России дало согласие на вхождение в новую церковную орг-цию. На 3-м заседании Епископского совета 23 нояб. 1922 г. Мейер сообщил, что в Московском консисториальном округе к новой церковной орг-ции присоединилось 39 приходов. Не приняли «Временные постановления...» общины Поволжья (за исключением одного прихода), а также общины Украины, Сибири (они не вошли в состав церкви и после принятия Устава 1924 г.), а также Владивостока. Поволжские приходы присоединились к лютеран. церкви России только в 1923-1924 гг.

Еп. Теофиль Мейер. Фотография. 20-е гг. XX в.
Еп. Теофиль Мейер. Фотография. 20-е гг. XX в.

Еп. Теофиль Мейер. Фотография. 20-е гг. XX в.

Епископский совет не мог выполнять функции управления лютеран. церковью, т. к. по «Временным постановлениям...» он не являлся постоянным руководящим органом, а был скорее исполняющей структурой и высшим пленарным собранием. В его заседаниях принимали участие главы ненемецких национальных округов, носившие титулы епископов, а не генеральных суперинтендантов, а также президент Высшего церковного совета латыш. общин И. Грюнберг и президенты Высшего церковного совета эст. общин А. Юргенсон и О. Пальза. Заседания Епископского совета происходили не чаще раза в год (нояб. 1921, июнь 1922, май 1923). Внеочередное заседание 22 февр. 1924 г. подготовило созыв Генерального синода Евангелическо-лютеранской церкви в России, к-рое состоялось летом того же года. На заседании 1921 г. была признана необходимость подготовки новых пасторов и утверждена новая инструкция для проповедников и их заместителей. На заседании Епископского совета в июне 1922 г. Высшим церковным советам разрешили вводить в должность проповедников, не имевших классического теологического образования, но необходимых общинам, оставшимся без пасторов; приняли новое летосчисление, введенное янв. 1918 г. декретом СНК. Епископский совет оставил за верховными главами Московского и Петроградского высших церковных советов звание «генеральный суперинтендант», а главы др. национальных высших советов сохранили звания епископов. Вновь созданная церковная структура не была официально признана гос. властями, т. к. после декрета «Об отделении церкви от государства...» лишилась статуса юридического лица и формально не могла быть зарегистрирована. В 1923 г. Генеральный суперинтендант Московского высшего церковного совета Т. Мейер по просьбе нем. посольства принял участие в 1-м Всемирном лютеран. конгрессе, проходившем с 19 по 24 авг. 1923 г. в Айзенахе.

В годы нэпа пасторы были причислены к категории нэпманов и облагались высоким налогом. На священнослужителей, так же как и на бывш. жандармов и полицейских, не распространялась система социального страхования, поэтому они не могли получать пенсию. В 1923 г. пасторы были лишены права пользования землей. Они не могли состоять членами профсоюзов и жилищных товариществ; детей священнослужителей не принимали в высшие учебные заведения (с 1923). В 1918-1924 гг. ок. 70 пасторов эмигрировали из России; более 20 чел. оставили пасторское служение (точных данных об умерших, погибших и репрессированных в этот период нет). В 1918 г. на территории империи работали 209 пасторов, в 1924 г.- 82 пастора.

Более 100 приходов в стране остались без проповедников. Было принято решение о возвращении к служению бывш. пасторов, об ординации студентов, получивших не только высшее, но и начальное теологическое образование после сдачи пасторских экзаменов. Так, в 1921-1922 гг. 4 бывш. студента Тартуского ун-та сдали экзамены еп. Фрейфельду и стали пасторами. Кроме того, служителям, получившим образование в семинариях, было разрешено после сдачи экзаменов или прохождения коллоквиума исполнять службу пасторов. Кистеры и активные члены приходов, не имевшие специального образования, но фактически заменявшие (иногда годами) пасторов, могли официально по разрешению Епископского совета исполнять обязанности пастора после сдачи экзамена (т. н. чрезвычайные проповедники). Епископский совет сократил экзаменационную программу для буд. пасторов, отменив древнеевр. язык как обязательную часть экзамена, и дал офиц. разрешение светским лицам - старейшинам общин - выполнять неотложные требы. На заседании Епископского совета в июне 1922 г. еп. Фрейфельд объявил об открытии библейских (пасторских) курсов: чтобы стать проповедником, необходимо было учиться 2 года, для получения должности пастора - 3-4 года. Осенью того же года на курсах обучались 14 студентов. Официально выпускниками библейских курсов 1925 г. считались 9 студентов, ставших пасторами в 1925-1926 гг.

Еп. Конрад Фрейфельд. Фотография. 20-е гг. XX в.
Еп. Конрад Фрейфельд. Фотография. 20-е гг. XX в.

Еп. Конрад Фрейфельд. Фотография. 20-е гг. XX в.

Весной 1923 г. появилась возможность созвать Генеральный синод церкви. Согласно инструкции НКЮ и НКВД от 27 апр. 1923 г., религ. обществам было разрешено собирать губ. и всероссийские съезды на основании постановления ВЦИК от 12 июня 1922 г. и инструкции по его применению от 10 авг. того же года. Однако съезды и их исполнительные органы не могли собирать пожертвования, иметь культовое имущество или получать его по договору, заключать сделки любого характера. Списки членов исполнительных органов съездов и их участников должны были представляться в НКВД по установленной форме.

Для подготовки Генерального синода на руководящем уровне были организованы конференция в Москве и заседание Епископского совета в Петрограде. Московская конференция состоялась 15-18 янв. 1924 г. и обсуждала срок созыва, порядок выборов делегатов Генерального синода и проект церковного устава. В ее работе принимали участие 12 пасторов Московского округа и еп. Мальмгрен из Петрограда. 14 февр. 1924 г. для решения тех же вопросов состоялось заседание Петроградского епископского совета, а 22 февр. того же года состоялось 2-е внеочередное заседание, на к-ром было решено не позже 20 мая провести выборы делегатов на Генеральный синод. 21 июня 1924 г. в московской ц. апостолов Петра и Павла открылся синод, на к-ром присутствовали 56 делегатов - 27 духовных и 29 светских лиц от 27 выборных курий, а также 12 гостей и все члены церковных советов московских церквей св. Михаила и апостолов Петра и Павла. Заседания проходили на нем. языке, только обращение к Правительству СССР в 1-й день работы синода было принято на рус. языке. Приветственное письмо Правительству СССР подписали 55 из 56 участников синода. Мейер выступил с докладом «Вероисповедание нашей церкви» и объявил о принятии Евангелическо-лютеранской церковью СССР основ лютеран. вероисповедания, утвержденных Всемирным лютеран. конгрессом в Айзенахе в 1923 г. По вопросу исповедания на синоде возникли разногласия и была создана специальная подкомиссия. Пастор В. Райхвальд из Владивостока выразил т. зр. сибир. общин, по мнению к-рых лютеран. церковь и ее устав не должны были строго придерживаться учения лютеран. теологов XVI в. (т. н. Красноярские тезисы). Подкомиссия постановила принять Айзенахское исповедание. Не все члены синода были согласны с положением о пожизненном руководстве церковью епископом. Часть делегатов требовала расширения прав местных общин в решении вопросов внутрицерковной жизни и в работе местных синодов.

В соответствии со ст. 5 Евангелическо-лютеранская церковь СССР разделялась на отдельные общины и церковные приходы с приходскими советами; на синодальные, или пробстские, округа с синодальными, или пробстскими, советами; все эти структуры подчинялись Генеральному синоду с Высшим церковным советом. Согласно ст. 52, главным духовным лицом Евангелическо-лютеранской церкви СССР являлся епископ. Недостатками принятого устава стали несменяемость выбранных церковных руководителей (епископ избирался пожизненно), отсутствие постоянного руководящего органа над Епископским советом. Окончательная редакция церковного устава была принята на конференции, проходившей в Москве 14-16 окт. 1924 г. В конференции принимали участие 20 делегатов, состав президиума был таким же, как и на заседании синода. По поручению Генерального синода конференция рассмотрела также следующие вопросы: региональное разделение церкви на пробстские округа, строение Высшего церковного совета и его управление, организация библейских курсов.

Еп. Артур Мальмгрен. Фотография. 20-е гг. XX в.
Еп. Артур Мальмгрен. Фотография. 20-е гг. XX в.

Еп. Артур Мальмгрен. Фотография. 20-е гг. XX в.

На конференции была обнародована численность лютеран в России - 905 тыс. чел. (12 нем. округов - 570 тыс., фин. округ - 125 тыс., латышский - 60 тыс., эстонский - 150 тыс.). По Уставу 1924 г. Евангелическо-лютеранская церковь СССР состояла из 190 приходов, организованных в 17 синодальных округах: в Ленинградском, в Московском, в Поволжско-Камском, в Волынском, в Одесском, в Запорожском, в Харьковском (Североукраинском), в Ростовском, в Округе правобережья Волги, в Крымском, в Округе левобережья Волги, в Северокавказском, в Финско-Ингерманландском, в Латышском, в Эстонском, в Омском, в Славгородском. Сибир. церковные приходы Томска, Барнаула, Красноярска, Иркутска, а также Владивостока были организованы в отдельный синодальный округ и не вошли в единую лютеран. церковь.

Внутренняя жизнь всех церковных общин регламентировалась 2-й ч. Устава - «Церковной конституцией евангелическо-лютеранских общин в СССР», принятой синодом в последние дни работы. Приложение к церковной конституции регулировало порядок ведения церковных книг, выдачи церковных свидетельств и составления церковных отчетов, а также агендарных норм, ходатайств и различных формуляров. Проект и окончательный текст нового устава были предоставлены советскому правительству. Евангелическо-лютеранская церковь СССР получила четкое организационное строение, отвечавшее изменившейся политической обстановке в стране. В этот период частично разрешился и кризис в церковном руководстве: противостояние Московской и Ленинградской консисторий и усиление борьбы за власть между епископами Мейером и Мальмгреном. На конференции был урегулирован не решенный синодом вопрос о сфере деятельности обоих епископов. В принятом дополнении к ст. 52 Устава, разъяснялось, что в России 2 равноправных епископа: Мальмгрен и Мейер. Еп. Мальмгрен представлял Евангелическо-лютеранскую церковь СССР как ее высшее должностное лицо за границей, контролировал деятельность 4 синодальных советов в областях России, прилегавших к Ленинграду, и должен был руководить семинарией проповедников (библейскими курсами), решение о создании к-рой было принято синодом. Еп. Мейер осуществлял связь лютеран. церкви с правительством страны и контролировал деятельность синодальных советов, не входивших в компетенцию еп. Мальмгрена. Возведение в сан обоих избранных епископов было торжественно произведено в последний день работы Генерального синода. В состав Высшего церковного совета вошли президент Мейер, еп. Мальмгрен, 1 представитель от латыш., эст. и фин. общин, 3 мирянина (Р. Дерингер, В. Вегенер и запасной кандидат А. Иордан). В последующие годы Высший церковный совет состоял только из 2 членов - Ленинградского и Московского епископов. Количество пробстских округов, утвержденное Генеральным синодом в 1924 г., постепенно увеличилось с 10 региональных и 3 надрегиональных (латышский, эстонский, финский) до 15. В 1926 г. в результате визитаторской поездки еп. Мейера в Сибирь к церкви были присоединены Омский и Славгородский округи; в 1929 г.- Западносибирское и Восточносибирское церковные управления. В апр. 1926 г. название «пробстские округа» было изменено на «синодальные округа», во главе их к 1927 г. стояли миряне.

В 1925-1927 гг. собирались региональные синоды пробстских округов. В сент. 1926 г. на Всеукраинском синоде в Харькове было объединено 4 укр. пробстских округа. В этом же году собрался синод Ленинградского округа, а в сент. 1927 г. в Днепропетровске состоялся синод Запорожского округа. На синоде поволжских общин, работавшем в сент. 1927 г. в Саратове и Покровске (ныне г. Энгельс Саратовской обл.), было принято решение о присоединении к Правобережному синодальному округу церковного прихода Ташкента, к-рый ранее принадлежал к Северокавказскому округу. В 1928 г. синоды были созваны в Финских, Латышских и Эстонских округах.

25-26 окт. 1926 г. в Москве состоялась конференция пробстов, на которой обсуждались проблемы юридического урегулирования вопроса о конфирмационном обучении детей лютеран, подготовка к изданию церковного календаря, журнала и сборника церковных гимнов, новое разделение округов и определение срока созыва следующего Генерального синода. Конференция была приурочена к 350-летнему юбилею Евангелическо-лютеранской церкви в России и к открытию в 1575 (1576) г. старейшей в стране лютеран. ц. св. Михаила в Москве (в том же году праздновалось 300-летие московской ц. апостолов Петра и Павла). В 20-х гг. ХХ в. российские лютеране пользовались активной поддержкой братских церквей из-за границы. Так, только в 1927 г. в Германии евангелические общины собрали для поддержки российских пасторов 52 тыс. нем. марок, в 1928 г.- 46 тыс. марок. Мин-во иностранных дел Германии передавало денежные средства через свои консульства и различные благотворительные орг-ции. Так, в 1924 г. церковь в Тифлисе получила 938 марок, в 1925 г.- 500, в 1926 г.- 1 тыс. марок, приход во Владивостоке - 1,5 тыс. марок, приход апостолов Петра и Павла в Москве - 15 тыс., в 1928 г. община в Харькове - 3 тыс., ленинградские церкви св. Петра, св. Анны и св. Екатерины - по 2 тыс., приход в Одессе - 1,5 тыс. марок. До 1929 г. был возможен также ввоз из-за границы определенного количества богослужебной лит-ры.

2-5 сент. 1928 г. в московской ц. апостолов Петра и Павла прошел 2-й Генеральный синод Евангелическо-лютеранской церкви СССР. В работе синода участвовали 43 делегата с правом решающего голоса и 18 гостей. В повестку дня заседаний входили такие вопросы, как обсуждение докладов еп. Мейера о состоянии церковных дел 1924-1928 гг., о создании библейских курсов, отчет Высшего церковного совета о проделанной работе, доклад пробста Ф. Ваккера «Кризис нашей церкви и вытекающие из него задачи». С окт. 1925 г. в приходах распространялись машинописные «Сообщения Евангелического высшего церковного совета в СССР», в которых содержались указания и распоряжения церковного руководства и основные сведения о жизни церковных общин. Однако это издание не могло заменить полноценный печатный орган. В сент. 1927 г. вышел 1-й номер ж. «Наша церковь» (Unsere Kirche), задуманный как ежемесячное издание. За 3,5 года его существования было издано 11 номеров из запланированных 38. После принятия Закона РСФСР «О религиозных объединениях» в апр. 1929 г. выпуск журнала прекратился. Был опубликован «Календарь для евангелическо-лютеранских общин в России на 1927 г. после Рождения Христова».

В апр. 1925 г. были открыты т. н. Библейские курсы (или Учительские курсы), к-рые по сути являлись семинарией. Советское правительство, больше занимавшееся борьбой с РПЦ, в 1922-1925 гг. легко давало разрешение на создание библейских курсов баптистам, адвентистам, евангельским христианам и др. Открытие семинарии состоялось 15 сент. 1925 г., на нем присутствовали Генеральный консул Германии, ректор Мюнстерского ун-та, профессора из Германии. На 1-й курс было принято 24 чел. (из 60 желающих). Директором семинарии был назначен пробст Ф. Ваккер. Весной 1925 г. из Германии было получено 119 книг, а в марте 1928 г. Союз Густава Адольфа прислал в семинарию еще 274 книги. Большая часть средств на содержание учебного заведения поступала от Всемирного лютеранского союза, Немецкого евангелического церковного комитета и Союза Густава Адольфа. Все семинаристы не только получали стипендии, но еще долгое время, закончив учебу, рождественские подарки в размере 50 долларов на чел. Семинария просуществовала 9 лет и была закрыта в 1934 г. Обучение в ней прошли ок. 60 чел. Из 25 выпускников 2 первых наборов 22 были впосл. арестованы и осуждены (в т. ч. 4 были расстреляны, 1 эмигрировал, 1 оставил служение).

Преподаватели и учащиеся ленинградской евангелическо-лютеранской семинарии. Фотография. 1926 г.
Преподаватели и учащиеся ленинградской евангелическо-лютеранской семинарии. Фотография. 1926 г.

Преподаватели и учащиеся ленинградской евангелическо-лютеранской семинарии. Фотография. 1926 г.

Начиная с весны 1929 г. давление властей на религ. орг-ции усилилось. После выхода Циркуляра ВЦСПС № 53 «Об усилении антирелигиозной пропаганды» (1 марта 1929), решений II Всесоюзного съезда «воинствующих безбожников» (10 июня 1929) и упомянутого выше постановления ВЦИК были внесены изменения в Конституцию РСФСР, к-рая теперь гарантировала не только «свободу религиозных собраний», но и «свободу антирелигиозной пропаганды». Ужесточение антирелиг. политики по времени совпало с коллективизацией, массовым раскулачиванием и форсированной индустриализацией. Именно в районах «сплошной коллективизации» наиболее жесткой была антицерковная политика. Постановление ЦИК и СНК «О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений» от 11 февр. 1930 г. требовало при регистрации органов церковного управления исключать из них кулаков, лишенцев и др. «враждебных советской власти лиц». Тысячи крестьян были лишены избирательных прав. Категорию лишенцев чаще всего составляли кулаки, священнослужители, кистеры, проповедники, бывш. торговцы и зажиточные крестьяне. Напр., в 1931 г. в 25 деревнях Мариентальского кантона АССР немцев Поволжья из 19 361 члена лютеран. общин 1697 чел. были лишенцами, в Краснокутском кантоне из 28 258 верующих - 1236 чел., в Марксштадтском кантоне 1529 членов церковных общин не имели избирательных прав. В сер. 1929 - нач. 1930 г. было арестовано 8 пасторов. Как правило, им предъявляли обвинения в контрреволюционной деятельности, шпионаже, антисоветской пропаганде, связях с заграницей. Одновременно с арестами священнослужителей летом 1929 г. были закрыты мн. храмы. По сведениям Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК, только в РСФСР с 1918 по 1931 гг. было закрыто 662 лютеран. церкви, на регистрации в этот период еще состояло 945 религ. и 828 церковных орг-ций. В нач. 30-х гг. церковная организация была практически разрушена. Все пробсты в стране были арестованы или сосланы. В 1931 г. из 57 выпускников семинарии в служении находилось только 16. В 1931 г. по требованию Мин-ва иностранных дел Германии нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов передал нем. стороне список, в к-ром содержались сведения о 32 евангелическо-лютеран. пасторах нем. происхождения, арестованных и находившихся в заключении в СССР, с указанием мест их заключения. Список, переданный ГПУ Литвинову, был сверен с имеющимися у нем. стороны сведениями и дополнен еще 25 фамилиями пасторов. Нем. МИД не только обладал более полными данными об арестованных в России священнослужителях, но и совершенно точно знал адреса всех ИТЛ в Сибири и даже номера бараков, где содержались пасторы, т. к. священнослужители регулярно получали из Германии пакеты с продуктами и одеждой. Только в кон. 1931 г. 27 евангелических пасторов получили посылки от Международного Красного Креста через нем. посольство. Нек-рые пасторы пытались в это трудное время эмигрировать из России в Германию. В 1931 г. нарком Литвинов подписал список, включающий фамилии 10 пасторов, разрешив им выезд из страны (это были А. Альтгаузен, О. Берг, Г. Бирт, В. и Э. Зайбы, С. Клюдт, А. Кох, К. Штааб, Ф. и Э. Штайнванд), но выехать удалось только двоим или троим. Остальные были арестованы: Зайб и братья Штайнванд умерли в лагерях, Кох получил 5 лет ссылки, Бирт - 10 лет, Клюдт осужден по обвинению в компрометации советской власти. В каждом отдельном случае для выезда за границу нем. консульство требовало согласия обоих епископов, к-рое пасторам получать не удавалось. В окт. 1931 г. еп. Мальмгрен выступил против эмиграции пастора Шимке, причислив его к тем священнослужителям, к-рые являлись опорой лютеранской церкви. Было отказано в выезде пастору А. Ганзону и др. В нояб. 1932 г., по сведениям Мин-ва иностранных дел Германии, в СССР работали 56 пасторов, 24 были арестованы. В кон. того же года из преподавателей в семинарии остался только еп. Мальмгрен, большинство было арестовано или оставило работу. В янв. 1933 г. в семинарии обучались еще 11 студентов. После выпускных экзаменов летом 1934 г. семинария прекратила работу, хотя офиц. закрытия органами советской власти не было. В 1934 г. Лютеранский всемирный конвент выделил лютеран. церкви СССР ок. 16 тыс. долларов, в 1937 г. его помощь составила 8 тыс. долларов. В 1933 г. в Москве состоялся последний синод Евангелическо-лютеранской церкви СССР, о к-ром известно только, что на нем было ординировано 7 выпускников семинарии. В том же году собрался синод независимой Закавказской лютеранской церкви, в к-рую входило 28 общин и к-рой руководил после ареста пастора Майера пастор Венцель из Еленендорфа (ныне Ханлар, Азербайджан). В 1934 г. в стране было арестовано и осуждено 15 пасторов. В ночь с 26 на 27 апр. 1934 г. умер 69-летний еп. Мейер. Московский высший церковный совет остался без руководителя. Было решено, что руководить обеими консисториями будет еп. Мальмгрен. Московский высший церковный совет состоял только из 2 членов вместо 6, предусмотренных Уставом. Новая Конституция 1936 г. в ст. 124, еще раз подтвердив отделение Церкви от гос-ва и школы от Церкви, провозгласила свободу отправления религ. культов и антирелиг. пропаганды. В нач. янв. 1936 г. еп. Мальмгрен был подвергнут тщательному допросу о его связях с заграницей и происхождении средств, на к-рые он жил. Летом того же года епископ покинул СССР. Сначала он переехал в Майнц, затем в Лейпциг, где умер 3 февр. 1947 г. в возрасте 86 лет. Когда еп. Мальмгрен выехал из СССР, в стране осталось всего 11 пасторов: П. Бодунген (Петергоф), отец и сын Райхерт (Ленинград), Г. Берендтс (Ташкент), Э. Ройш (Закавказье), в латыш. общинах - братья Мигл, в Церкви Ингрии - С. Лаурикалла, А. Яатинен, А. Корпелайнен и Л. Шульц. Из них впосл. только Лаурикалла эмигрировал в Финляндию, остальные были арестованы и осуждены. Последний московский пастор А. Штрек (ц. апостолов Петра и Павла) был арестован в 1936 г. и сослан в нояб. того же года. После его ареста члены общины собирались на воскресные богослужения, но когда они 8 авг. 1938 г. пришли в церковь, то обнаружили ее закрытой. Осенью 1937 г. были арестованы пасторы П. и Б. Райхерт. В Поволжье 9 лютеран. церквей было закрыто в 1938 г. Т. о., в 1937 г. были арестованы последние пасторы, а в 1938 г. были упразднены все лютеран. приходы.

После нападения фашистской Германии на СССР указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 авг. 1941 г. была ликвидирована Республика немцев Поволжья; ее жители подверглись депортации. Немцы были вывезены также из сел и городов Закавказья, Волыни, Крыма, с побережья Чёрного и Азовского морей. В 1941 г. было депортировано ок. миллиона немцев. В 1944 г. вместе с отступавшими нем. войсками попытались уйти 300 тыс. укр. немцев. В Зап. Польше их настигла наступавшая Советская Армия, после чего они были «репатриированы» и вывезены в места депортации российских немцев - Сибирь и Ср. Азию. В нояб. 1948 г. указом Президиума Верховного Совета СССР расселение в местах депортации было объявлено «вечным». И только в 1955 г., после визита в Москву канцлера ФРГ К. Аденауэра, в положении депортированных наметились нек-рые улучшения. Российские немцы не могли вернуться в европ. часть страны, поэтому возникло переселенческое движение внутри азиат. территории. Из мест поселений и лагерей на севере и на востоке сотни тысяч людей переселялись в Киргизию, Узбекистан, в меньших масштабах - в Таджикистан и на юг Казахстана. В 1964 г. советские немцы были реабилитированы, но, поскольку им не разрешили возвращаться в места прежнего проживания, неск. тысяч чел. переселились в прибалтийские республики и в Молдавию. В это же время началось их движение за эмиграцию в Германию. В 1972 г. Верховный Совет СССР принял постановление, разрешавшее российским немцам возвращение в родные места: в Поволжье, на Украину и т. д., что тем не менее было достаточно сложно осуществить на практике.

Первые лютеран. общины, возникшие в период депортации и в послевоенные годы, были братскими общинами - наследницами «движения пробуждения» в среде российских немцев. Руководство богослужением и собраниями этих общин находилось в руках испытанных «братьев». Хотя нек-рые из них осознавали свою принадлежность к единой лютеран. церкви, большая их часть считала подлинным выражением духовной жизни т. н. собрания или часы, во время к-рых исполнялись песнопения по возможности из «Книги духовных песен немцев Поволжья», читалось и истолковывалось «братьями» Писание, произносилась общая молитва. Такие собрания устраивались иногда до 5 раз в неделю. Во время богослужения и на молитвенных часах мужчины и женщины сидели отдельно. Библия открывалась наугад, и 3 «брата» комментировали выбранные стихи, «как Дух давал им провещевать» (Деян 2. 4). На проповедь приглашались братья из др. общин или гости. Во время молитвы вся община стояла на коленях и молилась вполголоса. При этом каждый произносил собственную молитву, в заключение обсуждались важные для общины вопросы. Собрания часто продолжались 3-4 ч.

Утреннее воскресное богослужение в нек-рых братских общинах строилось по обычному порядку Евангелическо-лютеранской церкви в России, но проповеди читались из особых сборников проповедей. Отдельные общины по-прежнему существовали изолированно, не устанавливая контактов между собой; лишь эпизодически их посещали «старшие братья» региона, к-рые совместно с ними принимали Св. Причастие.

Возрождение церковной орг-ции началось с гос. регистрации в 1957 г. общины в Акмолинске (1961-1992 Целиноград, ныне Астана). В этом городе община существовала с 1953 г. под рук. освобожденного из мест заключения пастора Евгения Бахмана. В 1957-1965 гг. община оставалась единственной офиц. зарегистрированной. В период руководства страной Н. С. Хрущёвым (1953-1964) начался новый этап гонений на верующих, связанный с планами построения коммунизма в СССР. Регистрация верующих в Акмолинске дала импульс для основания др. общин. Вместе с пастором Бахманом работали проповедники А. Пфайффер и И. Шлюндт. При отсутствии пасторов богослужения совершали простые верующие. В 1965-1967 гг. были зарегистрированы общины в Томске и Новосибирске. К кон. 60-х гг. в Омске существовало 7 домашних кружков. В 1970 г. община города, во главе к-рой стоял Н. Шнайдер, купила молитвенный дом, в 1972 г. офиц. зарегистрировалась. В 1967-1970 гг. были офиц. зарегистрированы община в Караганде, состоявшая ранее из 24 домашних кружков, в 1968 г.- в Токмаке (Киргизия), в 1971 г.- в Прохладном (Кабардино-Балкария), в 1976 г.- в Душанбе, причем последняя существовала уже 20 лет. С 1964 по 1975 г. в стране было офиц. зарегистрировано ок. 20 лютеран. общин. В сер. 70-х гг. в Киргизии насчитывалось 2 зарегистрированные и 57 незарегистрированных общин, общины появились в Узбекистане (Ташкент, Чирчик, Фергана, Ангрен, Газалкент). Число прихожан постоянно возрастало. Так, община в Караганде была самой большой среди вновь зарегистрированных и насчитывала в 1979 г. 2,8 тыс. офиц. членов. Община в Алма-Ате возросла с 1977 по 1979 г. с 600 до 1051 чел. В 80-х гг. в Алма-Ате и ее окрестностях существовало 10 общин по 200-300 чел., из них 4 имели ординированных пасторов. В общине Душанбе с 1975 по 1987 г. было крещено 1496 чел. (1431 ребенок и 65 взрослых). Долго отказывали в регистрации общине в г. Курган-Тюбе, в 100 км южнее Душанбе, но в 1985 г. регистрацию разрешили.

Благодаря посредничеству председателя Христианско-демократического союза в ГДР О. Нушке лютеран. община получила в подарок от нем. лютеран орган и предметы церковной утвари, необходимые для проведения богослужений. После этого на протяжении ряда лет из-за осложнившихся отношений СССР и ФРГ такого рода помощь оказывалась в ограниченном масштабе. Так, пробст Эберхард Шрёдер, будучи генеральным секретарем благотворительной орг-ции Союз Густава Адольфа в Лейпциге, смог провести в Целинограде перепись лютеран. братских общин. Большое значение для легализации общин и возрождения единой церкви имели инициативы Всемирной лютеранской федерации, которая в 1964 г. направила в СССР 1-ю делегацию под рук. генерального секретаря К. Шмидта-Клаузена.

Наряду с развитием отношений с 3 прибалт. лютеран. церквами постоянное внимание уделялось налаживанию контактов с рассеянными лютеран. общинами Сибири и Ср. Азии. В дальнейшем особую заботу о расширении таких контактов проявлял европ. секретарь Всемирной лютеранской федерации дат. пастор Пауль Хансен. Во время его интенсивных переговоров с Советом по делам религий было получено разрешение на ввоз в СССР неск. тысяч экземпляров Библии на нем. языке и др. духовной лит-ры. С переговорами в Москве совмещались первые офиц. посещения делегациями Всемирной лютеранской федерации лютеран. общин (1976, 1977, 1978). В 1980 г. в Таллине состоялась Европейская конференция Всемирной лютеранской федерации, на которой рижский пастор Харальд Калныньш (с разрешения Совета по делам религий) был провозглашен суперинтендантом нем. лютеран. общин в Советском Союзе и введен в служение Латвийским архиеп. Янисом Матулисом. После смерти пастора Пфайффера (1972) и эмиграции пасторов Бахмана и Шлюндта (1973) Калныньш получил возможность время от времени посещать лютеран. общины.

Архиеп. Георг Кречмар. Фотография. Кон. XX в.
Архиеп. Георг Кречмар. Фотография. Кон. XX в.

Архиеп. Георг Кречмар. Фотография. Кон. XX в.

Во 2-й пол. 80-х гг. в СССР произошли существенные изменения во взаимоотношениях Церкви и гос-ва. Начался период воссоздания церковных структур, возрождения религ. общин и обретения веры в Бога большинством населения страны. Общее число лютеран в СССР в 80-х гг., по данным Всемирной лютеранской федерации, составляло 250 тыс. чел. В 1980-1981 гг. в стране насчитывалось 150 зарегистрированных общин, в 1983-1984 гг. их было уже 180.

3 нояб. 1988 г. в Риге суперинтендант Харальд Калныньш был назначен епископом Немецкой евангелическо-лютеранской церкви в Советском Союзе (до 1995 канцелярия епископа находилась в Риге). Никаких организационных структур не существовало. В 1990 г. на основе церковного устава, принятого 1-м Генеральным синодом 1924 г., был разработан новый устав. Для руководства церковью были образованы Епископский совет и Консистория. Руководящими органами отдельных церковных провинций, названных, как и в православной Церкви, епархиями, должны были стать Президиумы епархиальных синодов. Создание руководящих структур началось в 1992 г. с проведения ежегодных собраний пробств под рук. Калныньша (1989 в Караганде, 1990 в Целинограде, 1991 в Омске, 1992 в Риге). Собрание пробств в Целинограде обратилось к епископу с просьбой о создании (временной) Консистории церкви. Она впервые была созвана 20 нояб. 1990 г. в Риге, впосл. ее заседания проводились дважды в год. 1 февр. 1992 г. на заседании 1-го синода Украины в Киеве суперинтендантом был избран Виктор Грефенштейн из Казахстана. 13 мая 1992 г. синод, состоявшийся в Омске, избрал суперинтендантом пробста Николая Шнайдера. 14 мая 1992 г. были назначены 2 епископских визитатора (духовные руководители епархий, к-рые постоянно живут в Германии): еп. (на пенсии) Мекленбурга Генрих Ратке был определен для визитации Казахстана, пастор Зигфрид Шпрингер из Ганновера - для европ. части России. Зам. еп. Калныньша стал профессор Георг Кречмар из Мюнхена. Так возник Епископский совет, заседания к-рого в дальнейшем проходили совместно с заседаниями Консистории. Учредительное заседание синода Казахстанской епархии 8 мая 1993 г. избрало суперинтендантом пастора Рихарда Кратца. Его преемником с титулом епископа в июне 1996 г. стал бывш. кокчетавский пробст Роберт Мозер.

На 1-м синоде епархии европ. части России, проходившем с 30 июля по 1 авг. 1993 г. в Москве, визитатором был избран пастор Шпрингер. В нояб. 1992 г. пастор Штефан Редер из Германии был уполномочен Епископским советом на то, чтобы посетить общины в Ср. Азии и обсудить с верующими духовные и организационные вопросы. Он много сделал для развития общин в Узбекистане и Киргизии. В Таджикистане вслед. массовой эмиграции немцев осталась лишь 1 община. 23 апр. 1994 г. на синоде в Киргизии Иоганн Хасс был избран пробстом, представителем Среднеазиатской епархии в Епископском совете стал пастор Редер. Постепенно была подготовлена почва для созыва Генерального синода. На заседании Епископского совета и Консистории, проходившем с 3 по 5 мая 1994 г. в Москве, Калныньш заявил о своей отставке с поста епископа.

Генеральный синод проходил с 26 по 29 сент. 1994 г. в С.-Петербурге. Важнейшими вопросами были утверждение Устава церкви и избрание нового епископа, которым стал зам. Калныньша Кречмар. Его введение в должность происходило на синоде в ц. апостолов Петра и Павла (с апр. 1994 здесь размещается епископская канцелярия и бюро пробства С.-Петербургского региона). Постоянные изменения в правовом статусе республик и областей в распадавшемся СССР приводили к переработке текста устава, одобренного 18 нояб. 1992 г. Епископским советом, Консисторией и собранием пробств и 22 апр. 1993 г. зарегистрированного в Мин-ве юстиции РФ.

Первоначально для церкви было выбрано название Немецкая евангелическо-лютеранская церковь в Советском Союзе (Deutsche Evangelische-Lutherische Kirche in der Sovjetunion). Но после распада СССР в кон. 1991 г. его сменили на Немецкая евангелическо-лютеранская церковь в республиках Востока, но Министерство юстиции РФ его не утвердило. Тогда было решено вернуться к названию Евангелическо-лютеранская церковь в России с добавлением названия независимых республик. В февр. 1990 г. делегация церкви во главе с еп. Калныньшем впервые приняла участие в Генеральной ассамблее Всемирной лютеранской федерации в Куритибе (Бразилия).

Пастор Зигфрид Шпрингер. Фотография. Кон. XX в.
Пастор Зигфрид Шпрингер. Фотография. Кон. XX в.

Пастор Зигфрид Шпрингер. Фотография. Кон. XX в.

Осенью 1989 г. начал работать теологический семинар - 14-дневные курсы, проводившиеся 2 раза в год. Семинар давал необходимые богословские знания, в т. ч. и проповедникам, к-рые уже служили в общинах. 26 сент. 1998 г. было освящено здание семинарии в Новосаратовке (обучение с апр. 1997). Ректором семинарии был назначен пастор Штефан Редер (с 13 нояб. 2007 - Антон Тихомиров). Основной задачей семинарии является подготовка пасторов для работы в общинах Е.-л. ц. (открыты очное и заочное отд-ния; работают курсы углубленного изучения теологии).

2-й Генеральный синод проходил 25-28 мая 1998 г. в С.-Петербурге. На заседаниях присутствовали 84 делегата и более 50 гостей. Были образованы 4 рабочие комиссии (литургическая, финансовая, по вопросам устава, по духовным проблемам), к-рые определили деятельность лютеран. церкви в России в новых условиях. Необходимо было принять новую агенду как единую литургическую основу для всех общин, рассмотреть замечания и дополнения к проекту устава (в связи с принятием 1 окт. 1997 Закона РФ «О религиозных объединениях»). На синоде были приняты новый устав церкви и Внутрицерковный устав, а также новая структура церкви, состоящей из юридически независимых региональных церквей во главе с епископами под общим руководством Архиепископа; епархии в независимых республиках являются самостоятельно зарегистрированными церковными орг-циями.

Евангелическо-лютеранская церковь в Оренбурге. Освящена 20 июня 1999
Евангелическо-лютеранская церковь в Оренбурге. Освящена 20 июня 1999

Евангелическо-лютеранская церковь в Оренбурге. Освящена 20 июня 1999

В наст. время в Е.-л. ц. в России, Украине, Казахстане и Ср. Азии входят Евангелическо-лютеранская церковь Европейской России, Евангелическо-лютеранская церковь Урала, Сибири и Дальн. Востока, Немецкая евангелическо-лютеранская церковь Украины, Евангелическо-лютеранская церковь в Казахстане, Евангелическо-лютеранская церковь в Узбекистане, Евангелическо-лютеранская церковь в Грузии, Епархия Евангелическо-лютеранских общин в Киргизии, а также общины Баку, Душанбе, Серахса (Туркмения). В сер. 90-х гг. численность церкви достигала 250 тыс. прихожан (600 общин, 400 из них - на территории РФ), большинство из к-рых имело нем. корни. Активная эмиграция немцев на историческую родину привела к резкому сокращению численности общин, а в нек-рых местах к их полному исчезновению.

Возрожденная лютеран. церковь в России пережила ряд кризисов. В 1991 г. в стране была зарегистрирована Единая евангелическо-лютеранская церковь России, созданная бывш. пастором Йозефом Баронасом и его сторонниками (распалась в окт. 1996). В нояб. 1995 г. суперинтендант Грефенштейн (Одесса) отказался от должности духовного руководителя Украинской епархии и создал Братскую евангелическо-лютеранскую миссию (в наст. время Объединение братских евангелическо-лютеранских церквей Украины). 27 сент. 2003 г. 4 общины в Белоруссии создали Координационный совет Евангелическо-лютеранской церкви Республики Беларусь для защиты законных прав и интересов притесняемых общин и священнослужителей. 9 окт. 2004 г. в Лиде прошел учредительный съезд Свободной евангелическо-лютеранской церкви в Республике Беларусь. 23 окт. 2007 г. была зарегистрирована Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского исповедания (в России) (президент - Всеволод Пудов, епископ - Даниил Соболев).

Структура церкви

Основой являются общины, объединенные в региональные церкви, к-рые могут делиться на пробства. Высшая власть у Архиепископа и руководителей региональных церквей. Архиепископ (с 29 апр. 2005 Эдмунд Рац) и его заместитель образуют Епископский совет. Верховный орган, Генеральный синод, созывается каждые 5 лет из представителей синодов епархий. Генеральный синод избирает Президиум и Архиепископа церкви. Региональные синоды созываются ежегодно. Они состоят из представителей общин, к-рые выбирают Президиум епархиального синода и духовных руководителей епархии.

В перерывах между работой синода высшим органом управления церкви является Консистория, заседания к-рой проводятся 2-3 раза в год. В ее состав входят члены Президиума Генерального синода, 2 члена Епископского совета, Архиепископ и его заместитель, а также главный управляющий Центрального церковного управления. В коллегиальном церковном руководстве, Епископском совете и Консистории, как минимум 1 человеком представлена каждая региональная церковь. Председателем Консистории является Архиепископ. Канцелярия Архиепископа и Центральное церковное управление находятся в ц. святых Петра и Павла в С.-Петербурге.

С 1992 г. издается двуязычный печатный орган церкви - «Вестник» (Der Bote), с 1995 г. возобновилось издание ж. «Наша церковь». Е.-л. ц. насчитывает ок. 75 тыс. чел. (406 общин) и является членом Всемирной лютеранской федерации.

Лит.: Кречмар Г., Ратке Г. Евангелическо-Лютеранская Церковь в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии (ЕЛЦ). СПб., 1996; Курило О. В. Очерки по истории лютеран в России (XVI-XX вв.). М., 1996; Евангелическо-Лютеранская церковь в Ташкенте и Узбекистане: Из истории Евангелическо-Лютеранской Церкви в России, на Украине, в Казахстане и в Ср. Азии. СПб., 1996. Т. 1; Лиценбергер О. А. Евангелическо-лютеранская церковь и советское гос-во (1917-1938). М., 1999; Немцы России. Петербургские немцы. СПб., 1999; Немцы России и СССР: 1901-1941. М., 2000; Князева Е. Е., Соколова Г. Ф. Лютеранские церкви и приходы в России XVIII-XX вв.: Ист. справ. СПб., 2001. Ч. 1; Шкаровский М. В., Черепенина Н. Ю. История Евангелическо-лютеранской церкви на Северо-Западе России, 1917-1945. СПб., 2004.
Э. П. П.
Ключевые слова:
Евангелическо-лютеранские Церкви Реформация на территории России Всемирная лютеранская федерация, международное объединение церквей лютеранской традиции, созданное в 1947 г. Евангелическо-лютеранская Церковь в России, Украине, Казахстане и Средней Азии
См.также:
ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ ИНГРИИ одна из действующих на территории России лютеран. церквей
ЕВАНГЕЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ АУГСБУРГСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ В АВСТРИИ одна из самых крупных христианских организаций в стране
ЕВАНГЕЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ АУГСБУРГСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ В РУМЫНИИ одна из протестант. церковных орг-ций в стране
ЕВАНГЕЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ МЕКАНЕ ЙЕСУС крупнейшая лютеран. орг-ция Эфиопии
ЕВАНГЕЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ ЧЕШСКИХ БРАТЬЕВ самая крупная протестант. церковь Чехии
ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ В НАМИБИИ крупнейшая религ. орг-ция в стране
ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВЕНГРИИ одна из протестант. церковных орг-ций в стране
ВИСКОНСИНСКИЙ ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКИЙ СИНОД протестантская церковь в США