Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КЛИРОС
Т. 35, С. 698-702 опубликовано: 22 апреля 2019г. 


КЛИРОС

объединение священников кафедральных соборов, состоявшее при епископах Русской Церкви в X-XVII вв., орган епархиального управления.

X-XIII вв.

В древнерус. языке от греч. κλῆρος («клир», «духовенство», букв.- «жребий») образовались слова «крылос», «крылошане», обозначавшие епископский, кафедральный клир (в научной лит-ре, как правило, приняты понятия «клирос» и «клирошане»). Кроме того, словом «клирос» первоначально, в домонг. период, обозначалось место в церкви на предалтарном возвышении кафедрального храма, на к-ром во время богослужения наряду с певчими стояли и пели священники - члены К.; позднее К. в этом значении - сев. и юж. концы солеи.

Институт К. не был заимствован из Византии, но являлся нек-рым аналогом католич. капитулу (capitulum).

Имеется косвенное свидетельство существования этого института начиная с периода Крещения Руси. Под 989 г. в начальном летописании сообщается, что св. равноап. кн. Владимир (Василий) Святославич заложил соборную ц. во имя Пресв. Богородицы и приставил к ней служить «корсунских попов» (греч. священников, вывезенных после взятия визант. Херсонеса в 989) во главе с Анастасом Корсунянином (ПВЛ. С. 54).

Согласно «Чтению о святых мучениках Борисе и Глебе» прп. Нестора, митр. Иоанн I (наиболее вероятное время святительства которого - после 1039 и не позднее 1051) «събратися повеле всему крилосу церковному» (т. е., очевидно, духовенству собора Св. Софии в Киеве) и отправился с ним крестным ходом в Вышгород (Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им / Ред.: Д. И. Абрамович. Пг., 1916. С. 17). После возведения в Вышгороде соборной ц. во имя святых Бориса и Глеба при ней был организован К.: митр. Иоанн «постави попы и дьяконы, и повеле им пети в церькви святою вечернюю и заутренюю, святую литургию по вся дьни служити. И постави им старейшину» (Там же. С. 19).

В граффито киевского собора Св. Софии кон. XI - нач. XII в. священники-клирошане, названные по именам, выступают свидетелями акта о покупке земли (Высоцкий С. А. Древнерус. надписи Софии Киевской, XI-XIV вв. К., 1966. Вып. 1. С. 61. № 25).

В Житии прп. Феодосия Печерского († 1074) кон. XI - нач. XII в. говорится о посмертном чуде исцеления одного священника «от клироса святыя и великыя церкве София», т. е. киевского Софийского собора (Успенский сборник XII-XIII вв. М., 1971. С. 132).

В 1136 г. К. появляется одновременно с епископией в Смоленске. В Уставной грамоте св. блгв. кн. Ростислава (Михаила) Мстиславича говорится: «Се уставляю епископью о немь же епископу быти живу и клиросом своим» (ДРКУ. С. 141). Согласно Житию прп. Авраамия Смоленского, еп. Смоленский свт. Игнатий († ранее 1219) «призва единого от своего честнаго крилоса перваго от старейших протопопу именем Георгии» и поручил ему привести к нему Авраамия (Жития прп. Авраамия Смоленского и службы ему / Ред.: С. П. Розанов. СПб., 1912. С. 17, 78).

К. собора Св. Софии в Новгороде впервые упоминается в 1060 г., когда еп. Лука, умерший по дороге из Киева в Новгород, был погребен в соборе Св. Софии «своим клиросом» (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 120; Т. 42. С. 66). Тот же К., очевидно, имеется в виду под словом «софьяне» в статье 1194 г. в связи с выборами нового владыки после смерти архиеп. Гавриила (Григория) (Там же. С. 40; ср.: Там же. С. 232). В Новгороде, где в сер. XII в. сложилась практика местного избрания кандидатов на архиерейство, «софьяне» принимали в этом активное участие наряду с др. полноправными горожанами.

Впервые упоминаются клирошане в Боголюбове и во Владимире-Залесском в связи с гибелью св. блгв. кн. Андрея Юрьевича Боголюбского в 1174 г. (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 369, 370; Т. 2. Стб. 592-593). В 1230-1231 гг. впервые в летописи указан К. ростовского Успенского собора (в связи со встречами в Ростове св. еп. Кирилла II - ПСРЛ. Т. 1. Стб. 453, 457; см. также под 1238 г. об отпевании в Ростове св. кн. Георгия (Юрия) Всеволодовича: Там же. Стб. 465).

«Зборы вся» в Галиче упоминаются в 1187 г.; вероятнее всего, речь идет о соборных орг-циях духовенства (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 656). В Успенском соборе Владимира-Волынского существование К. отмечается летописью не ранее 40-х гг. XIII в. (Там же. Стб. 740).

Как отметил Я. Н. Щапов, древнерус. источники дают основание связывать создание К. не с епископской, а с княжеской инициативой (Щапов. 1989. С. 127). Возникновение К., т. о., связано с распространением в домонг. Руси ктиторского права, когда ктиторами соборных церквей выступали прежде всего князья. В послании неизвестного по имени епископа Владимирского к одному из сыновей св. блгв. кн. Александра Ярославича Невского (кон. XIII в.) говорится: «Вижь, сыну князь, како ти были великие кьнязи... украсили церковь Божию клирошаны и книгами, и богатили домы великыми, десятинами по всем градом и суды церковными» (ПДРКП2. Стб. 117. № 9).

По Щапову, упоминание в церковном Уставе кн. Владимира среди людей, подлежащих юрисдикции епископа, тех, «кто в клиросе» (ДРКУ. С. 19, 24), «появилось при создании архетипа Синодально-Волынской группы редакций, т. е. на рубеже XII-XIII вв. или в первой половине XIII в. в Юж. Руси, возможно и в Киеве... Вероятно, в это время клиросы в городах получили значительное развитие» (Щапов. 1989. С. 128; см. также: Он же. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XI-XIV вв. М., 1972. С. 37, 100-102). К. в XI-XIII вв. представлял собой орг-цию, «в которую входили священники всех церквей или (если соборов в городе было несколько) группы церквей, он имел и значение коллективного органа управления церквами, а также обладал некоторыми городскими функциями более широкого назначения» (Он же. 1989. С. 126).

Поскольку клиросы были при соборных церквах, следует полагать, что первой и основной их обязанностью было совершать ежедневное богослужение, что было отличительной чертой соборов от обычных церквей, где службы совершались только в воскресные и праздничные дни. Кроме того, судя по данным XIV-XV вв., представители К. сопровождали епископа при освящении им церквей, в т. ч. в др. городах епархии (см., напр.: НПЛ. С. 369; ПСРЛ. Т. 5. Вып. 1. С. 23).

Отрывочные и скудные сведения об административно-судебных и фискальных функциях К. появляются только во 2-й пол. XIII в. Данные источников позволяют сделать вывод, что клирошане XIII в. принимали участие в обучении и поставлении кандидатов в священники и диаконы, а также участвовали в церковном (архиерейском) суде. По мнению Б. Н. Флори, К. «лишь с XIII в. ...выступает как орган управления епархией» (Флоря Б. Н. Исследования по истории Церкви: Древнерус. и слав. средневековье. М., 2007. С. 91). Согласно постановлению Владимирского Собора 1273 г., «яко же аз уставих в митрополии, да будет се въ всех епископиях: да възмуть клирошане 7 гривен от поповьства и от дьаконьства от обоего» (ПДРКП2. Стб. 92. № 6). За взимание большей платы виновные (т. е., судя по контексту, клирошане) подлежали отлучению. Кандидаты в священники обязаны были в течение определенного срока «конархисати» (быть чтецами) в соборной церкви и проходить при ней подготовку к принятию сана, очевидно, под руководством клирошан, плата к-рым предназначалась, по-видимому, именно за обучение (Там же).

Об участии в епископском суде клирошан древнерусские княжеские уставы не сообщают, эта функция отведена епископским чиновникам - наместникам и тиунам. Но в вышеупомянутом послании Владимирского епископа кон. XIII в. говорится, что «все суды церковные даны законом Божиим и прежними цари и великими князи... то дано клирошаном на потребу», доход от суда которых, по этому памятнику, шел на благотворительные цели (ПДРКП2. Стб. 118. № 9). Здесь, вероятно, сказалась некая идеальная норма, а не реальная практика епархиального управления.

В XIV-XV вв. церковно-адм. значение К. в Сев.-Вост. Руси понизилось, что связано с развитием церковно-адм. аппарата, в т. ч. епархиального, состоявшего в основном из светских чиновников (см.: Каптерев Н. Ф. Светские архиерейские чиновники в древней Руси. М., 1874). К владычным наместникам и десятильникам постепенно переходили функции сбора архиерейских податей и отправления суда. К. в это время известны в Новгороде, Пскове, Москве, Рязани, во Владимире, в Коломне.

В чине поставления во епископа XV в. отмечается участие клирошан: объявление о вдовстве кафедры совершается митрополитом в присутствии «лучших его клирошан», один из к-рых впосл. участвует в избрании нового владыки из кандидатов; с привлечением клирошан совершается хиротония (ПДРКП2. Стб. 440, 442, 449. № 52).

В Новгороде к первоначальной клиросной орг-ции кафедрального храма добавилась соборная орг-ция белого духовенства, тесно связанная с кончанской городской структурой; т. о. сложилась 7-соборная структура во главе с «софьянами» (Никольский А. И. Описание семи новгородских соборов по списку XVI в. С.-Петербургской б-ки Свящ. Синода // ВАИ. 1898. Вып. 10. С. 76-81; Янин В. Л. «Семисоборная роспись» Новгорода // Средневековая Русь. М., 1976. С. 108-117; То же // Он же. Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004. С. 393-401; Мусин А. Е. Соборные округа древнерус. города: от сакральной топографии к иеротопии // Иеротопия: Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси / Ред.-сост.: А. М. Лидов. М., 2006. С. 491-524; Он же. Семисоборная роспись Великого Новгорода как ист. источник // Великий Новгород и средневек. Русь: Сб. ст. к 80-летию акад. В. Л. Янина. М., 2009. С. 104-122).

Уставная грамота («Рукописание») новгородского св. кн. Всеволода (Гавриила) Мстиславича ц. Иоанна Предтечи на Опоках (20-е гг. XII-XIII вв.) предусматривала создание штата соборного духовенства, имевшего общегородскую функцию контроля над «весом вощаным», при том что контроль над мерами веса и длины обычно был в ведении епископских кафедр (ДРКУ. С. 160-165). Согласно Уставу кн. Ярослава «о мостех» (кон. XII-XIII в.), «софьяне» в Новгороде наряду с проч. городскими корпорациями обязаны были участвовать в благоустройстве городской территории - регулярном мощении определенного участка городских улиц (Там же. С. 149-150, 152; ср.: Гиппиус А. А. К изучению княжеских уставов Великого Новгорода: «Устав князя Ярослава о мостех» // Славяноведение. 2005. № 4. С. 19). В кон. XV - нач. XVI в. Новгородский св. архиеп. Геннадий (Гонзов) и вел. князья Иоанн III Васильевич и Василий III Иоаннович выдавали грамоты новгородскому соборному духовенству с регламентацией выплачиваемых «софьянам» податей и пошлин, в частности «венечных пошлин» с погостов, пошлин от церквей 5 концов на праздники, с подтверждением ведания «софьянами» антиминсами (Макарий (Миролюбов), архим. Грамоты // ЧОИДР. 1866. Кн. 3. Июль-сент. Смесь. С. 2-7. № 2, 1486 г.; № 3, 1504 г.).

К. мог появляться и при соборных церквах в тех крупных городах, где архиерейская кафедра отсутствовала. Наибольшее развитие соборная орг-ция белого духовенства получила помимо Новгорода в Пскове, где ведущую роль в управлении церковными делами кроме владычного наместника играл К. Троицкого собора (Мусин А. Е. Церковь и горожане средневек. Пскова: Ист.-археол. исслед. СПб., 2010. С. 139-203).

В Юго-Зап. Руси в XIV-XV вв. значение К., по-видимому, не снижается. Клирошане (напр., в Полоцке и Перемышле) выступают в качестве юридических лиц, совершающих от имени епископской кафедры сделки по покупке и продаже недвижимой собственности, владеющих селами, землями и мон-рями, данными в качестве вклада (АрхЮЗР. 1859. Т. 1. № 58. С. 244-250; Полоцкая ревизия 1552 г. / Ред.: И. Лаппо. М., 1905. С. 174; Грамоты XIV в. К., 1974. С. 56. № 27; С. 106. № 53).

Сохранились сведения о существовании в XV в. К. в Вильно, Киеве, Полоцке и Мстиславле.

В XVI-XVII вв. К. функционировал практически при всех епископских кафедрах Киевской православной митрополии: в Перемышле, в Холме, во Львове, в Луцке, во Владимире-Волынском, в Пинске, в Полоцке, а также при митрополичьих кафедрах в Новогородке (Новогрудке) и Вильно. Кроме того, К. имелся при соборных церквах в городах, к-рые являлись 2-ми кафедральными: в Берестье (Бресте) Владимирской и Берестейской епархии, в Галиче и Каменце Львовской епархии, в Остроге Луцко-Острожской епархии. Отсутствуют сведения о К. при соборных храмах Пинско-Туровской епархии, а также Могилёва и Мстиславля Полоцкой епархии. С восстановлением правосл. иерархии после Брестской унии и возвращением митрополитов Киевских в Киев в нач. 30-х гг. XVII в. здесь также возобновился К. при соборе Св. Софии.

Постепенно вместо термина «клирос» начинает употребляться обобщающий термин «капитул», или «капитула» (впервые упом. в привилее кор. Речи Посполитой Стефана Батория от 20 июня 1576 относительно охраны имущества Владимиро-Волынской кафедры). В посл. четв. XVI в. термины «клирос» и «капитула» иногда употребляются как синонимы, но чаще используется последний.

В источниках XVI-XVII вв. К. предстает органом епархиальной власти, к-рый вместе с епископом осуществляет управление и имеет широкие полномочия, утверждаемые на разных уровнях: архиерейском, синодальном, государственном. На Виленском Соборе 1509/10 г. было принято правило, согласно которому епископ вершит суд над духовенством епархии «съборне з нашим крылосом». В решении Брестского Собора 1594 г. относительно расторжения браков указано, что такие дела должны рассматриваться «с капитулою и с крылошаны».

Клиросы гл. обр. формировались из священников городских и пригородных приходов кафедрального города (упоминания об участии в капитулах священников сельских приходов неизв.). Выборные священники братских церквей, к-рые имели ставропигиальные права, находились за пределами капитульной организации (Львов, Вильно, Луцк, Брест). Во главе К. стоял избираемый пожизненно «крылошанами» протопоп (именуемый также наместником), утверждал его епископ.

В грамоте митр. Макария II об учреждении львовского К. (1539) отмечается, что его членов судит не один епископ, а духовный суд, в состав к-рого помимо владыки входили сами же члены К. Клирошане платили епископу т. н. малую подать («куницы» и «подъездное»).

Деятельность К. основывалась на коллегиальности. Средства существования складывались из доходов с имений, платы за поставление священников, пени с судебных дел и т. п.

Самыми важными функциями К. были административно-судебные. Прерогативы духовного суда были широкими; кроме имущественных дел, проступков и конфликтов суд ведал делами о разводах. Как судебно-адм. орган К. имел свои канцелярию, печать, архив.

Кроме того, члены К. были обязаны совершать богослужения в соборной церкви (иногда клирошане совершали богослужения в соборе по очереди), вместе с епископом заботиться о содержании при соборной церкви дьячков, диаконов, певцов, об организации и о содержании школ и больниц, участвовать в архиерейских церковных соборах.

Важной функцией К. была забота о материальных интересах церкви, что часто сводилось к управлению имениями кафедры. В XVI в. сформировалась функция управления делами епархии в случае вакантной кафедры (как правило, после смерти владыки; срок управления мог длиться один год). После смерти архимандрита К. имел право описать имущество мон-ря и распоряжаться им до поставления нового настоятеля. Чрезвычайно важным было право капитула поставлять священников на приходы и лишать их служения. К. принадлежали права контроля над нравственностью приходского духовенства и регламентации их доходов.

В XVII в. название «клирос» постепенно сменилось на протопопию, поскольку наметилась тенденция к единоличному решению дел главами клиросов. С сер. XVIII в. на смену протопопиям приходят духовные правления (консистории).

Капитулы в униатской церкви

В артикулах Брестской унии ставилось требование признания прав вост. капитулов («крилосов»), а также уравнения их в правах с католическими. В состав К. униат. церкви входили 3 городских священника-«крилошанина»: писарь и архидиакон, во главе находился протопоп. Члены капитула принимали присягу на верность епископу. В обязанности К. входила прежде всего прерогатива защиты церковных прав и привилегий, имущества, духовный суд, соблюдение порядка богослужений, управление имениями при вакантной кафедре. Перечень прерогатив, однако, сузился: капитул перестал быть совещательным органом при епископе.

Униатский митр. Ипатий Потей (1599-1613) ввел в своей епархии должность официала, к-рая ограничила прерогативы капитула. В Вильно местные «крилошане» вместе со Свято-Троицким братством оказывали сопротивление митрополиту, но силы были неравными, поскольку польск. кор. Сигизмунд III Ваза утверждал любые прошения униат. митрополита. При митр. Иосифе Рутском (1613-1637) духовный суд в епархиях перешел под власть официала, однако в т. н. консисторский суд обязательно должны были войти члены капитулов (напр., в Бресте суд назывался «судом духовным брестского капитула»). Вслед. церковных реформ в униат. церкви капитул как самостоятельный орган епархиального управления существует номинально (как правило, капитулы упом. в связи со смертью епископов). Т. о., в униат. церкви усилилась власть епископов и епископских чиновников, а также мон-рей (василиан).

Во 2-й пол. XVII в. униат. митрополиты продолжают линию на урезание прав капитулов. Так, митр. Гавриил Коленда (1655-1674) обратился к королю с просьбой о передаче ему прав управления вакантными кафедрами, т. е. опеки над церковными бенефициями, чем ранее заведовали капитулы. Кор. Ян II Казимир 19 апр. 1668 г. своим привилеем предоставил митрополиту такое право, в дальнейшем этот привилей подтверждался его преемниками. Основные обязанности капитула сводились теперь к проведению богослужений.

Во Львовской епархии в нач. XVIII в., при еп. Иосифе (Шумлянском), функции епархиального капитула постепенно перешли к владычному двору и генеральной консистории при кафедре. Начиная с 60-х гг. XVIII в. униат. митрополиты стремились устранить василиан от управления и вернуть прерогативы (прежде всего функцию управления вакантными кафедрами) капитула. Попытки возрождения традиции как на епархиальном, так и на архиерейском уровне были в целом безуспешными.

Возобновление униат. капитулов было начато в кон. XVIII в. Еп. Лев Шептицкий утвердил «капитулу» 3 кафедральных храмов - львовского, галицкого и каменецкого, во главе к-рых находился архипресвитер, резиденция которого находилась во Львове. Однако вслед. сопротивления василиан и католиков (в частности, еп. Вацлава (Сераковского)) решение вопроса было перенесено в Рим, и «крилосная» орг-ция была ликвидирована.

В 1778 г. австр. имп. Мария Терезия утвердила декрет о капитулах, однако процесс восстановления этого института епархиального управления затянулся. Имп. Франц I дипломом от 25 февр. 1813 г. узаконил митрополичью «капитулу» во Львове. В 1816 г. была образована епархиальная «капитула» в Перемышле. В состав греко-католич. «капитулы» в ХIХ в. входили 3 прелата и 3 соборных «крилошанина». Декретом 29 янв. 1817 г. количество клирошан возросло до 10. Был создан институт почетных клирошан. Кандидатов в члены «капитулы» предлагал епископ с последующим утверждением императором. Архипресвитера, руководителя капитула, утверждал Рим. Все прелаты и соборные клирошане выполняли функции советников, генерального викария, канцлера и протосинодальных экзаменаторов. Они имели также др. церковные обязанности и получали правительственную плату. «Капитула» собиралась на заседания неск. раз в год. Львовский провинциальный синод 1891 г. унифицировал деятельность «капитул» греко-католич. церкви во Львове и в Перемышле, в 1894 г. был утвержден соответствующий статут. Упомянутая структура сохранялась с небольшими изменениями в 1918-1939 гг. Совр. действующий Кодекс канонического права Восточных Церквей «капитулы» не упоминает.

Лит.: Малиновскiй М. Исторична вiдомость о крылосахъ (каптулах) в вост. церкве загально, и о крылосахъ рускихъ в Галичи, потомъ в Львове и в Перемышле особно // Рускiй Сiон. Львов, 1876. Ч. 1. С. 1-2; Ч. 2. С. 33-37; Ч. 3. С. 65-70; Ч. 4. С. 97-102; Ч. 5. С. 129-133; Ч. 6. С. 161-166; Ч. 7. С. 195-197; Ч. 8. С. 241-244; Ч. 9. С. 273-276; Ч. 10. С. 305-309; Ч. 12. С. 377-379; Ч. 14. С. 441-443; Ч. 15. С. 475-476; Ч. 16. С. 505-507; Ч. 17. С. 537-539; Ч. 18. С. 569-571; Ч. 19. С. 601-604; Ч. 20. С. 625-628; Ч. 21. С. 657-660; 1877. Ч. 3. С. 65-66; Ч. 2. С. 33-36; Ч. 19. С. 581-583; Ч. 20. С. 613-615; Ч. 21. С. 645-657; Ч. 24. С. 741-743; Песоцкий А. Предшественники духовных консисторiй - соборные «крылосы» в западнорус. Церкви в XV и XVI вв. // Волынские ЕВ. 1900. № 17. Ч. неофиц. С. 530-536; № 18. С. 587-593; № 19. С. 608-611; № 20. С. 639-644; Лотоцький О. Соборнi клироси на Украïнi та Бiлоï Руси в XV-XVI вв. // ЗНТШ. 1896. Т. 9. Кн. 1. С. 1-34; Голубинский. История РЦ. 1901. Т. 1. Пол. 1. С. 376-383; 1998р. Т. 4. С. 38-41; Ситкевич А., свящ. Западнорус. крылос и его судьба в униатской церкви до половины XVIII в. Гродна, 1903; он же. Униатские кафедральные капитулы в XVIII в.: Очерки положения и деятельности белаго духовенства в западнорус. униатской церкви // ХЧ. 1904. № 9. С. 320-354; № 10. С. 510-534; № 11. С. 680-702; № 12. С. 819-834; он же. Капитул в западнорус. униатской церкви // ПБЭ. 1907. Т. 8. Стб. 539-542; Самуилов В. Клиросы // Там же. 1910. Т. 11. Cтб. 236-242; Bieńkowski L. Organizacja Kościoła wschodniego w Polsce // Kościoł w Polsce: Studia nad historią Kościoła katolickiego w Polsce / Pod. red. J. Kloczowskiego. Kraków, 1969. T. 2: Wieki XVI-XVIII. S. 901-903, 906-909; Щапов Я. Н. Гос-во и Церковь Древней Руси X-XIII вв. М., 1989. С. 124-131; он же. Соборные церкви и монастырские организации в рус. городе до XV в. // Он же. Очерки рус. истории, источниковедения, археографии. М., 2004. С. 64-65; Флоря Б. Н. Отношения гос-ва и церкви у вост. и зап. славян. М., 1992. С. 131-132; Ульяновський В. I. Iсторiя церкви та релiгiйноï думки в Украïнi. К., 1994. Кн. 1: Сер. XV - кiн. XVI ст. С. 153-157; Adamowicz L. Kapitula w Kościole wschodnim // Encyklopedia katolicka. Lublin, 2000. T. 8. S. 670-671; Мазуров А. Б. Средневековая Коломна в XIV - 1-й трети XVI в. М., 2001. С. 231-234; Павлище П. З iсторiï Перемиськоï греко-католицькоï капiтули // Перемишль i Перемиська земля протягом вiкiв: Зб. наук. праць та мат-лiв Мiжнар. наук. конференцiï / Упор. С. Заброварний, М. Литвин, Ф. Стеблiй. Львiв, 2003. Вип. 3: Iнституцiï. С. 167-187; Тимошенко Л. В. Берестейська унiя 1596 р. Дрогобич, 2004. С. 179-188; Wereda D. Działalność kapituly i konsystorza przy unickiej katedrze w Brześciu w XVIII w. // Nasza Przeszłość. Kraków, 2004. T. 102. S. 375-398; Скочиляс I. Галицька (Львiвська) єпархiя ХII-XVIII ст.: Органiзацiйна структура та правовий статус. Львiв, 2010. С. 453-459.
М. В. Печников, Л. В. Тимошенко
Ключевые слова:
Русская Православная Церковь. История Клирос, объединение священников кафедральных соборов, состоявшее при епископах Русской Церкви в X-XVII вв., орган епархиального управления
См.также:
АЛЕКСИЙ (1304-1378), митр. всея Руси, гос. деятель, дипломат, свт. (пам. 12 февр., 20 мая - обретение мощей, 5 окт.- пяти святителей Московских, в Соборе Владимирских святых, в Соборе Московских святых и в Соборе Самарских святых)
«АНТИРЕЛИГИОЗНИК» ежемесячн. атеистич. журнал Центр. совета Союза воинст. безбожников СССР, 1926-1941 гг.
АНТОНИЙ († 1073), прп. Киево-Печерский, основатель Киево-Печерского мон., один из основоположников рус. монашества (пам. 10 июля, 2 сент., в Соборе Афонских преподобных, в Соборе всех Киево-Печерских преподобных отцов и 28 сент.)
АНТОНИЙ митр. Галицкий († 1391/92)