Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИТАЙ
Т. 35, С. 82-146 опубликовано: 29 января 2019г.


Содержание

КИТАЙ

[кит. Чжунго, букв.- Срединное государство], Китайская Народная Республика (КНР), гос-во в Вост. и Центр. Азии. На востоке и юго-востоке омывается водами Жёлтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей Тихого океана (протяженность береговой линии свыше 18 тыс. км); из многочисленных островов наиболее крупные - Тайвань и Хайнань. Граничит на суше на северо-востоке с Корейской Народно-Демократической Республикой и Россией, на севере с Монголией, на северо-западе с Россией, Казахстаном и Киргизией, на западе с Таджикистаном, Афганистаном и Пакистаном (по т. н. линии контроля в Кашмире), на юго-западе и юге с Индией, Непалом и Бутаном, на юго-востоке с Мьянмой, Лаосом и Вьетнамом (протяженность сухопутных границ ок. 22,8 тыс. км). Территория - 9,6 млн кв. км. Столица - Пекин (20,693 млн чел., кон. 2013). Крупные города: Шанхай (24,334 млн чел., 2012), Тяньцзинь (14,131 млн чел.), Ухань (9,5 млн чел.), Чунцин (7,5 млн), Сянган (7,214 млн чел.) и др. Административно-территориальное деление: 23 провинции (в т. ч. Тайвань, на территорию которого не распространяется действие законодательства КНР), 5 автономных районов (где проживают национальные меньшинства), 4 города центрального подчинения и 2 особых адм. района (Сянган (Гонконг) и Аомынь (Макао)). К.- член ООН (1945), МВФ (1945), МБРР (1945), АТЭС (1991), ВТО (2001), ШОС (2001). Офиц. язык - китайский. География.тЗап. часть К. расположена в пределах Центр. Азии. На юго-западе - Тибетское нагорье, представляющее собой сочетание расположенных на высоте 4-4,5 тыс. м равнин и 5-6 тыс. м хребтов. Нагорье обрамлено высокими горными системами: на юге и западе - Гималаями и Каракорумом, на севере и востоке - Куньлунем, Наньшанем и Сино-Тибетскими горами. Севернее расположены Вост. Тянь-Шань и Монгольский Алтай. Горы отличаются глубоким расчленением, наличием снежников и ледников. На севере и северо-западе страны - обширные пустынные равнины: Таримская и Джунгарская впадины, пустыня Алашань. На северо-востоке расположены Б. и М. Хинган и сев. часть Маньчжуро-Корейских гор, разделенные низменностями Саньцзян и Сунляо. Южнее -эродированное Лёссовое плато и плато Ордос, хребет Циньлин, Сычуаньская впадина, Юньнань-Гуйчжоуское нагорье и горы Наньлин. Вдоль Жёлтого м. протягивается обширная Вел. Китайская равнина. В зап. части К. климат резко континентальный, умеренный, на Тибетском нагорье - холодный. Средняя температура янв. от -10° до -25°С. Осадков выпадает 50-250 мм в год; снежный покров наблюдается неповсеместно. В вост. части К. климат муссонный, умеренный - к северу от хребта Циньлин, субтропический - между хребтом Циньлин и горами Наньлин и тропический - в юж. провинциях страны. Средняя температура янв. от - 24°С на севере до 18°С на юге. Осадков выпадает от 400-800 мм на севере до 2-2,5 тыс. мм и более на юге. Осенью часто бывают тайфуны. Основные реки - Янцзы, Хуанхэ, Сицзян - имеют муссонный режим с летними паводками, используются для ирригации и судоходства. Наиболее значительные озера: Кукунор, Дунтинху, Поянху. Равнины вост. части страны в основном возделаны. В горах сохранились леса: на севере - смешанные и хвойные умеренного пояса, на юге - широколиственные субтропические и тропические. На западе и северо-западе преобладают пустыни - Такла-Макан, Гоби и др., полупустыни и степи.

Население

Согласно данным последней переписи населения (2010), в К. проживает свыше 1,3 млрд чел. Народы, говорящие на сино-тибет. языках, составляют 94,3% населения К.; из них китайцы (хань), проживающие гл. обр. в вост. половине страны,- 91,5%, хуэй - 0,8, бай - 0,2%; тибето-бирманские народы живут в основном в Юго-Зап. Китае, насчитывают 1,8%, в т. ч. туцзя - 0,6%, йи - 0,6, тибетцы - 0,4, хани - 0,1, лису - 0,1% и др. Народы, говорящие на тай-кадайских языках (гл. обр. в Юж. Китае), составляют 2,3%, в т. ч. тайские народы - свыше 1,6% (чжуан, буи, тай), камсуйские - 0,3% (дун и др.), ли - 0,1% и кадайские народы. Народы мяо-яо (свыше 0,9%) также живут в Юж. Китае. Народы, говорящие на алтайских языках (в основном в Сев. и Сев.-Зап. Китае), насчитывают 2,2%, в т. ч. тунгусо-маньчжурские народы - 0,9% (маньчжуры, сибо и др.), тюркские - 0,8 (уйгуры, казахи, киргизы, салары, юйгу и др.), монгольские - 0,5% (в основном халха-монголы и ойраты, а также дунсян, монгоры, дауры) и др. Корейцы (0,2%) живут на северо-востоке К. Крайний северо-запад населяют памирские народы - сарыкольцы и ваханцы, юг Юж. Китая - мон-кхмерские народы (ва, палаунг и др.) и вьеты, говорящие на австроазиат. языках. Проживающие в К. русские (15,6 тыс. чел. по переписи 2010 г.) в основном сосредоточены в районах Или, Тачэн и Урумчи Синьцзян-Уйгурского автономного р-на, остальные живут на севере пров. Хэйлунцзян и в области Аргунь автономного р-на Внутр. Монголия.

Государственное устройство

К.- унитарное гос-во. Действующая Конституция страны обнародована 4 дек. 1982 г. В соответствии с Основным законом страны К.- социалистическое гос-во демократической диктатуры народа. Высший законодательный орган - однопалатное Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП), состоящее из 2987 депутатов, избираемых региональными собраниями народных представителей сроком на 5 лет. Сессии ВСНП созываются ежегодно. В период между сессиями ВСНП его функции выполняет Постоянный комитет (ок. 150 чел.), избираемый из состава депутатов. К выборам допускаются только депутаты от Коммунистической партии Китая (КПК) и 8 партий, входящих в Народный политический консультативный совет Китая (НПКСК). Собственные органы законодательной власти действуют на территории особых адм. районов Сянган и Аомынь. ВСНП избирает главу гос-ва - Председателя КНР сроком на 5 лет с правом 1 переизбрания. Госсовет - исполнительный орган ВСНП и высший гос. адм. орган, к-рому подчинены все органы гос. управления. Система органов власти КНР работает под руководством КПК, ведущая роль которой в кит. обществе закреплена действующей Конституцией.

Управление Тайванем основывается на положениях Конституции Китайской Республики 1947 г. и осуществляется избираемыми на 4 года путем прямых тайных выборов президентом и Национальным собранием (334 депутата) Китайской Республики.

Религия

Институционально оформленными в рамках гос. системы К. являются 5 религий - буддизм, даосизм, ислам, католицизм и протестантизм. Сведения о численности приверженцев той или иной конфессии весьма противоречивы. По данным Государственного управления по делам религий (ГУДР), на нач. XXI в. в стране насчитывалось более 100 млн верующих, из которых 5,5 млн католиков, 23 млн протестантов, 21 млн мусульман, остальные - буддисты и даосы, среди к-рых 200 тыс. буддистов-монахов, 50 тыс. монахов-даосов. В К. действуют более 139 тыс. религ. общин, свыше 5,5 тыс. религ. орг-ций и более 100 духовных учебных заведений; насчитывается примерно 360 тыс. священнослужителей.

Православие

В К. имеются приходы правосл. Церквей: Китайской автономной Православной Церкви, к-рая является наследницей Пекинской духовной миссии (1715-1956); в Сянгане в 2008 г. восстановлена деятельность учрежденного в 1934 г. и приостановившего свою деятельность в 1970 г. Петропавловского прихода Московского Патриархата; на Тайване в 2012 г. восстановлена в форме Патриаршего подворья деятельность учрежденного равноап. Николаем (Касаткиным) в 1901 г. Крестовоздвиженского прихода Московского Патриархата; К-польский Патриархат, не признав учреждение Китайской автономной Церкви, учредил в 1996 г. митрополию в Гонконге и в 2001 г. открыл приход на Тайване.

Римско-католическая Церковь

Католич. ц. Св. Сердца в г. Дали (пров. Юниань). 1927 г.
Католич. ц. Св. Сердца в г. Дали (пров. Юниань). 1927 г.

Католич. ц. Св. Сердца в г. Дали (пров. Юниань). 1927 г.
Ко времени образования КНР (1949) в К. было 113 диоцезов, объединенных в 20 церковных провинций: Аньцин (епископства-суффраганы: Бэнбу, Уху), Гуанчжоу (епископства-суффраганы: Бэйхай, Гонконг, Мэйсянь, Цзянмынь, Шаньтоу, Шаогуань), Гуйян (епископство-суффраган: Аньлун), Кайфын (епископства-суффраганы: Лоян, Наньян, Синьян, Цзисянь, Чжэнчжоу, Чжумадянь, Шанцю), Куньмин (епископство-суффраган: Дали), Ланьчжоу (епископства-суффраганы: Пинлян, Тяньшуй); Нанкин (еп-ства-суффраганы: Сучжоу, Сюйчжоу, Шанхай, Хаймынь), Наньнин (епископство-суффраган: Учжоу), Наньчан (епископства-суффраганы: Ганьчжоу, Наньчэн, Цзиань, Юйцзян), Пекин (епископства-суффраганы: Аньго, Баодин, Дамин, Синтай, Сюаньхуа, Сяньсянь, Тяньцзинь, Цзинсянь, Чжаосянь, Чжэндин, Юннянь, Юнпин), Сиань (епископства-суффраганы: Санъюань, Фынсян, Ханьчжун, Чжоучжи, Яньань), Тайюань (епископства-суффраганы: Датун, Фынъян, Хундун, Чанчжи, Шосянь, Юцы), Фучжоу (епископства-суффраганы: Сямынь, Сяпу, Чантин), Ханчжоу (епископства-суффраганы: Линьхай, Лишуй, Нинбо, Юнцзя (Вэньчжоу)), Ханькоу (епископства-суффраганы: Ичан, Лаохэкоу, Пуци, Сянъян, Учан, Ханьян, Цичунь, Эньши), Суйюань (Хух-Хото) (епископства-суффраганы: Иньчуань, Цзинин, Чунли-Сиваньцзи), Цзинань (епископства-суффраганы: Линьи, Цаочжоу (Хэцзэ), Циндао, Чжоуцунь, Янгу, Яньтай, Яньчжоу), Чанша (епископства-суффраганы: Хэнъян, Чандэ, Юаньлин), Чунцин (епископства-суффраганы: Ваньсянь, Ибинь, Кандин, Лэшань, Наньчун, Сичан, Чэнду), Шэньян (епископства-суффраганы: Гирин, Инкоу, Сыпин, Фушунь, Цзиньчжоу, Чифын, Яньцзи). Еп-ство Макао было непосредственно подчинено Папскому престолу. В К. также существовали апостольские префектуры Анькан, Баоцзин, Вэйхай, Гуйлинь, Идусянь, Исянь, Линлин, Линьдун, Линьцин, Лисянь, Синин, Синьсян, Синьцзян, Синьцзян-Урумчи, Суйсянь, Сянтань, Тунчжоу, Туньси, Хайнань, Хайчжоу, Цицикар, Цзямусы, Цзяньоу, Чжаотун, Шаоу, Шаши, Шицянь, Юэян и Янчжоу; апостольский экзархат для рус. католиков визант. обряда и апостольская администратура Харбин (AnPont. 2011. P. 1124-1125). К 2011 г. в еп-стве Гонконг насчитывалось ок. 463 тыс., в еп-стве Макао - ок. 29 тыс. католиков; точные данные о количестве католиков на остальной территории КНР отсутствуют.

Протестантские церкви, деноминации и секты

По данным Всемирного Совета Церквей, в К. насчитывается ок. 16 млн протестантов, объединенных в рамках Патриотического движения за «три самостоятельности» и Китайской христианской ассоциации. Согласно «Энциклопедии мирового христианства» (Barrett D., Kurian G. T., Johnson T. M. World Christian Encyclopedia. Oxford, 2001. Vol. 1), самую многочисленную группу составляют последователи т. н. харизматических «домашних» церквей (198 тыс. общин, свыше 30 млн чел.). Немногочисленные общины лютеран существуют в Сянгане (Евангелическая лютеранская церковь Гонконга, 54 общины, свыше 13 тыс. чел.; Гонконгский синод Китайской Рейнской церкви, 14 общин, ок. 10 тыс. чел. и др.) и Аомыне. Лютеранская церковь Тайваня входит во Всемирную лютеранскую федерацию, насчитывает ок. 15 тыс. чел. в 120 приходах. Баптисты представлены локальными орг-циями различных народов К., напр. церковью качинов (пров. Юньнань, 500 общин, ок. 400 тыс. чел.), церковью ва (пров. Юньнань, 200 общин, ок. 25 тыс. чел.), церковью маонань (Гуанси-Чжуанский автономный р-н, 30 общин, ок. 3 тыс. чел.) и др., а также орг-циями в Сянгане (напр., Баптистская конвенция Гонконга, 112 общин, ок. 62 тыс. чел. и др.) и Аомыне (напр., Баптистская церковь, 7 приходов, ок. 1,5 тыс. чел. и др.). К орг-циям пятидесятников относятся Церковь дома собраний (4 тыс. общин, не менее 1,5 млн чел.), Истинная церковь Иисуса (3,5 тыс. общин, свыше 1 млн чел.), Ассамблеи Бога (150 общин, ок. 15 тыс. чел.) и др., в т. ч. в Сянгане - Китайская церковь полного Евангелия (7 общин, свыше 7 тыс. чел.), Ассамблеи Бога полного Евангелия (21 община, ок. 17 тыс. чел.) и др. Существует также церковь адвентистов седьмого дня (500 общин, ок. 270 тыс. чел.), в Сянгане - Миссия адвентистов седьмого дня в Гонконге и Макао (20 общин, ок. 9,5 тыс. чел.). Среди других (представленных в основном в Сянгане и Аомыне) протестант. деноминаций - немногочисленные общины методистов (напр., в Сянгане - Китайская методистская церковь, 15 общин, ок. 20 тыс. чел.; Гонконгская методистская церковь, 18 общин, ок. 6,5 тыс. чел. и др.), приверженцев Движения святости, Армии спасения, мормонов (в Сянгане - Церковь Иисуса Христа последних дней, 31 община, свыше 20 тыс. чел.), свидетелей Иеговы (в Сянгане - ок. 6 тыс. чел. в 30 общинах, в Аомыне - ок. 150 чел. в 2 общинах) и др.

Буддизм

Буддизм махаяны известен в стране с нач. I в. от Р. Х. В Тибете получила распространение особая форма буддизма - ламаизм. Его исповедуют кроме жителей Тибета монголы, лобайцы, мэньбайцы, туйцы и уйгуры. Имеются также приверженцы буддизма школы тхеравада. На нач. XXI в. в К. насчитывалось 13 тыс. буддийских мон-рей и храмов.

Даосизм

Религ. практики даосизма сложились в К. на основе архаических шаманистских верований к IV-III вв. до Р. Х. Наибольшего влияния даосизм достиг в нач. эпохи Хань (кон. III - 1-я пол. II в. до Р. Х.). На нач. XXI в. в К. насчитывалось свыше 20 млн даосов, более 1500 даосских храмов и мон-рей, более 50 тыс. монахов и монахинь.

Конфуцианство

Кофуцианство возникло в К. в VI-V вв. до Р. Х. Оно являлось офиц. идеологией до 1912 г. и духовно доминировало до 1949 г. Подобное положение сохраняется в настоящее время на Тайване. В КНР возрождается с нач. 80-х гг. XX в. По различным оценкам число приверженцев конфуцианства составляет от 10 до 350 млн чел. (отсутствие точных данных обусловлено трудностями в отделении элементов конфуцианства от традиц. верований).

Ислам

Ислам появился в К. ок. VI-VIII вв. Число его приверженцев составляет 21 млн чел.; исповедуют ислам хуэй, уйгуры, дунсяны, салары, баоаньцы и др. народности.

Традиционные верования

Традиционные верования широко распространены в К. и сочетают элементы конфуцианства, даосизма, буддизма, анимизма, шаманизма, почитания предков и др.

Новые религиозные движения

Крупнейшим представителем является секта Фалуньгун (ок. 100 млн чел.). Запрещена властями в 1999 г. как представляющая общественную опасность.

Общенациональные религиозные объединения

Гос. политика в области религий осуществляется ГУДР, находящимся в подчинении Гос. совету - высшему исполнительному органу. ГУДР организовано в соответствии с адм. делением, на провинциальном, муниципальном, районном и уездном уровнях существуют отделы по делам религий народных правительств. Основная задача ГУДР - осуществление гос. регулирования религиозной сферы в КНР. ГУДР является связующим звеном между гос-вом и религиозными объединениями.

Все официально признанные в КНР религии в обязательном порядке имеют свои структурные патриотические религ. объединения на всех адм. уровнях. Эти объединения зарегистрированы в качестве общественных орг-ций и осуществляют свою деятельность в тесной кооперации с правительственными органами. К ним относятся: Китайская буддистская ассоциация, Китайская даосская ассоциация, Китайская исламская ассоциация, Епископская конференция католической Церкви Китая, Китайская католическая патриотическая ассоциация, Комитет китайского протестантского движения за три самостоятельности, Китайский христианский совет - Совет церквей Китая. Все эти орг-ции совместно с правительственными и партийными органами формируют руководящие органы, выбирают руководителей в соответствии со своими уставами; они могут открывать духовные учебные заведения, издавать священные книги, выпускать периодические издания, заниматься общественно полезной деятельностью. Объединения относятся к учреждениям бюджетного финансирования.

С началом «культурной революции» (1966-1976 гг.) религ. объединения полностью прекратили свою деятельность, исчезли видимые проявления религиозной жизни, религиозные деятели и верующие люди подверглись преследованиям, храмы и монастыри по всей стране закрывались, религиозное имущество перестало принадлежать религиозным группам. Во 2-й пол. 70-х гг. ХХ в. Компартия Китая признала недопустимость искоренения религии силовыми методами. В 1980 г., после долгого перерыва, были проведены национальные собрания представителей официально признанных патриотических религ. объединений. Новая Конституция (1982) вновь провозгласила свободу вероисповедания для всех граждан КНР. Постепенно были восстановлены храмы и религ. учебные заведения. Деятельность др. религ. орг-ций в разной степени ограничена. В 2010 г. объединениям было разрешено официально получать финансовую помощь из-за рубежа под строгим гос. контролем.

На Тайване на нач. XXI в. зарегистрировано более 8 тыс. даосских храмов, свыше 4 тыс. буддийских мон-рей и храмов. Христианство исповедуют ок. 900 тыс. чел., в т. ч. ок. 300 тыс.- католицизм (действуют митрополия и 6 диоцезов Римско-католической Церкви) и более 600 тыс.- протестантизм различных направлений (пресвитериане, баптисты, лютеране, англикане, адвентисты седьмого дня и др.; зарегистрировано ок. 3,5 тыс. церквей и молельных домов).

Религиозное законодательство

Религиозная сфера в КНР регулируется Конституцией, общенациональными законами, административно-правовыми и нормативными документами, а также отдельными местными постановлениями и нормами. Ст. 36 Конституции КНР, принятой в 1982 г., провозглашает свободу вероисповедания для всех граждан страны, запрещает принуждение к вероисповеданию либо отказу от него со стороны гос. структур, общественных объединений и частных лиц, а также дискриминацию по религ. признаку. Гарантируется гос. защита легальной религ. деятельности, в то же время никто не имеет права, используя религ. мотивы, нарушать общественный порядок, причинять вред здоровью граждан, препятствовать нормальной работе гос. образовательной системы. Не допускается влияние иностранных гос-в на религ. объединения и религ. деятельность.

Основным законодательным актом, к-рый определяет и конкретизирует принципы правового регулирования религ. деятельности, является административно-правовой документ «Положение о религиозной деятельности», утвержденный указом № 426 Госсовета КНР от 30 нояб. 2004 г. и вступивший в силу 1 марта 2005 г. Документ содержит 7 разделов и 48 статей.

Разд. 1 (Общие принципы) уточняет и дополняет положения ст. 36 Конституции КНР. Ст. 2 декларирует свободу вероисповедания и обязывает верующих граждан и граждан, не исповедующих никакой религии, а также граждан, исповедующих различные религии, относиться друг к другу с взаимным уважением и дружелюбием. Ст. 3 гарантирует государственно-правовую защиту законной религ. деятельности, религ. объединений (в т. ч. храмов, монастырей, мечетей, церквей и др.), законных прав и интересов граждан, исповедующих признанную гос-вом религию. В свою очередь на религ. объединения и граждан, исповедующих к.-л. религию, возлагается обязанность соблюдать Конституцию КНР, законы и законодательные акты, оберегать гос. целостность, национальное единство и социальную стабильность. Ст. 4 предписывает различным конфессиям руководствоваться в религ. делах принципами независимости и самоуправления; влияние иностранных орг-ций в религ. сфере исключается. Религ. объединения и религ. служители могут развивать международные контакты на дружественной, равноправной основе. Согласно ст. 5, отделы по делам религий народных правительств КНР (уездного уровня и выше), осуществляющие административное управление в сфере религ. деятельности, к-рая затрагивает государственные и общественные интересы, должны прислушиваться к мнению объединений и верующих граждан, осуществлять координацию работы в подведомственной сфере.

Разд. 2 (Религиозные объединения). Ст. 6 предписывает обязательную регистрацию создания, реорганизации и ликвидации религ. объединения в порядке, предусмотренном «Положением о религиозной деятельности»; устав религ. объединения должен удовлетворять требованиям вышеозначенного «Положения...». Ст. 7 разрешает религ. объединениям в порядке, предусмотренном соответствующим гос. законодательством, издавать и распространять печатную продукцию религ. содержания при условии, что она: а) не наносит вред мирному сосуществованию верующих и неверующих граждан; б) не наносит вред миру между различными конфессиями, а также внутри к.-л. конфессии; в) не содержит информацию, дискриминирующую или оскорбляющую верующих или неверующих граждан; г) не пропагандирует религ. экстремизм; д) не нарушает принципы религ. независимости и самоуправления. Ст. 8 уточняет, что для создания религиозно-образовательного заведения необходимо согласие Управления по делам религий. Ст. 10 предоставляет право религ. объединениям национального уровня отправлять студентов на обучение за границу и принимать иностранных студентов.

Разд. 3 (Объекты религиозного назначения, ОРН). В соответствии со ст. 13 решение о создании крупного ОРН, такого как храм, мон-рь, мечеть, должно быть предварительно одобрено поочередно отделами управления по делам религий народных правительств от местного до уровня провинции, автономного района, города центрального подчинения. В соответствии со ст. 15 новый ОРН должен пройти процедуру регистрации в местном Управлении по делам религий уездного уровня с получением регистрационного свидетельства. Ст. 17 требует наличия органа управления ОРН, сформированного демократическим путем, его члены должны вставать на учет в соответствующем органе регистрации. Ст. 19 обязывает Отделы по делам религий народных правительств осуществлять административно-правовой надзор за деятельностью ОРН и контролировать их работу, а последние должны оказывать содействие. Ст. 20 предоставляет право ОРН принимать добровольные пожертвования от граждан. Никто другой, кроме религ. объединений и ОРН, не вправе принимать пожертвования в религ. целях. Ст. 21 разрешает производить в ОРН сбыт религ. утвари, предметов религ. искусства, печатной продукции религ. содержания. Ст. 22 предписывает, что проведение крупномасштабных религ. мероприятий за пределами ОРН должно быть предварительно согласовано с местным Управлением по делам религий провинциального уровня. Ст. 23 обязывает ОРН незамедлительно информировать местное Управление по делам религий уездного уровня (по местонахождению) о любых инцидентах на их территории, в ходе к-рых оскорбляются чувства верующих, подрываются национальное единство и социальная стабильность. Ст. 25 предусматривает, что для проведения строительства, организации торговых точек, выставок, киносъемки на территории ОРН необходимо получить предварительное разрешение как соответствующей религиозно-управленческой структуры ОРН, так и местного Управления по делам религий (уездного уровня и выше).

Разд. 4 (Религиозные служители). Ст. 27 определяет, что осуществлять религ. деятельность могут лица, утвержденные религ. объединением и зарегистрированные местным Отделом по делам религий (уездного уровня и выше). Согласно ст. 28, данные о замещении или оставлении важных должностей в ОРН религ. служителями после одобрения соответствующим религиозным объединением должны быть переданы в Отдел по делам религий народного правительства уровня уезда и выше.

Разд. 5 (Религиозное имущество). Ст. 30 гарантирует правовую защиту законно используемых религ. объединениями и ОРН земель, а также зданий, сооружений, построек, проч. собственности и доходов. В соответствии со ст. 31 здания, принадлежащие религ. объединению или ОРН, и используемая ими земля подлежат обязательной регистрации согласно закону в отделах земельного контроля и управления недвижимостью местных народных правительств уровня уезда и выше с получением свидетельства о праве собственности или праве пользования. Ст. 32 запрещает передавать, закладывать или выставлять в качестве предмета инвестирования используемые в религ. деятельности ОРН помещения, здания и иные предназначенные для проживания религ. служителей строения. Ст. 34 предоставляет право религ. объединениям, ОРН заниматься в соответствии с законом общественно-полезной деятельностью. При этом полученная прибыль, а также проч. законные доходы должны находиться под финансовым и бухгалтерским контролем и использоваться на мероприятия, отвечающие основным целям религ. объединения или ОРН, а также на благотворительные цели. Ст. 36 обязывает религ. объединения, ОРН соблюдать определенный государством порядок финансовой, бухгалтерской и налоговой отчетности с получением установленных гос-вом налоговых льгот. Религ. объединения, ОРН должны отчитываться перед местным Отделом по делам религий народного правительства уровня уезда и выше о своих доходах и расходах и о получении, использовании пожертвований, а также знакомить верующих с вышеозначенной информацией.

Разд. 6 (Юридическая ответственность) устанавливает различную меру правовой ответственности (уголовную, административную, гражданскую) физических и юридических лиц за нарушение соответствующих норм, предписанных в «Положении...», в зависимости от характера правонарушения и его тяжести. В случае правонарушений средней тяжести, совершённых религ. объединениями, ОРН, регистрирующий орган уполномочен требовать увольнения виновных лиц, в случае тяжких правонарушений - аннулировать регистрацию религ. объединения или ОРН; незаконно приобретенные имущество и средства подлежат конфискации.

В соответствии со ст. 47 разд. 7 (Дополнительные положения) религ. контакты жителей материкового К. и особых адм. районов Сянган (Гонконг) и Аомынь (Макао), о-ва Тайвань регулируются законодательством КНР и соответствующими административно-правовыми нормами.

Ст. 141 «Основного закона особого административного района КНР Гонконг», принятого 4 апр. 1990 г. и вступившего в силу 1 июля 1997 г., декларирует, что правительство Гонконга не ограничивает свободу вероисповедания, не вмешивается во внутренние дела религ. орг-ций, не ограничивает религ. активность, если последняя не идет вразрез с законодательством Гонконга. Религ. орг-циям гарантируются законные права собственника (приобретение, наследование, пользование, распоряжение), право получения финансовой помощи. Религ. орг-ции могут создавать религиозно-образовательные заведения, а также школы, больницы, структуры социального обеспечения, оказывать иные социальные услуги. Религ. орг-ции и верующие Гонконга вправе поддерживать и развивать контакты с религ. орг-циями и верующими др. мест. Согласно ст. 148, отношения между религ. орг-циями Гонконга и религ. объединениями (организациями) материкового К. должны строиться на принципах равноправия, невмешательства во внутренние дела и взаимного уважения. В соответствии со ст. 149 религ. орг-ции Гонконга могут поддерживать и развивать отношения с религ. объединениями (орг-циями) любых государств, а также с международными религ. объединениями (орг-циями); гос. принадлежность разрешается обозначать как «Китайский Гонконг».

Ст. 128 «Основного закона особого административного района КНР Макао», принятого 31 марта 1993 г. и вступившего в силу 20 дек. 1999 г., декларирует, что правительство Макао, руководствуясь принципом свободы вероисповедания, не вмешивается во внутренние дела религ. орг-ций, во взаимоотношения религ. орг-ций и верующих Макао с религ. орг-циями и верующими др. мест, не ограничивает религ. активность, если последняя не идет вразрез с законодательством Макао. Религ. орг-ции могут в легальном порядке создавать религиозно-образовательные заведения, а также школы, больницы, структуры социального обеспечения, оказывать иные социальные услуги. Религ. орг-циям гарантируются законные права собственника (приобретение, наследование, пользование, распоряжение), право получения пожертвований. Согласно ст. 133, отношения между религ. орг-циями Макао и религ. объединениями (орг-циями) иных районов КНР должны строиться на принципах равноправия, невмешательства во внутренние дела и взаимного уважения. В соответствии со ст. 134 религ. орг-ции Макао могут поддерживать и развивать отношения с религ. объединениями (орг-циями) любых государств, а также с международными религ. объединениями (организациями); гос. принадлежность разрешается обозначать как «Китайский Макао».

История

Древнейшие археологические культуры на территории К.

Самыми ранними памятниками человеческой деятельности (не вызывающими сомнения у специалистов) являются находки из нижнего слоя стоянок Сихоуду (ок. 1,8 или 1,5 млн лет назад) и Юаньмоу (ок. 1,7 млн лет; здесь обнаружены останки homo erectus или австралопитека).

Одна из трудностей изучения древних человеческих останков в К. состоит в том, что они нередко фрагментарны и не вписаны в систему, разработанную для Зап. Евразии и Африки. По оценкам большинства специалистов, появление древнейшего человека на территории К. связано с миграцией, но дальнейшее развитие (до прихода неоантропов) происходило на местной основе.

Среди памятников, датированных в пределах 1,5 млн - 130 тыс. лет назад (в основном синхронны Ашелю), особенно важны расположенные в у. Ланьтянь (пров. Шэньси), соотносимые с «ланьтянским человеком» (даты спорны: от 800-650 тыс. до 1,15-1,13 млн лет назад), Чжоукоудянь (близ Пекина), где найден синантроп (600/500-200 тыс. лет назад). Памятники с останками человека более позднего времени (в основном синхронны Мустье на западе) обнаружены в у. Дали (пров. Шэньси; 200-100 тыс. лет назад), Динцунь (пров. Шаньси; ок. 100 тыс. лет назад), близ г. Ушэньци (Внутр. Монголия; останки близки к «динцунскому человеку»), Сюйцзяяо (север пров. Шаньси; останки 10 особей; 70-60 тыс. лет назад), Шицзышань (у. Цюйцзян, пров. Гуандун; возможно, схож с «гейдельбергским человеком»; 100 тыс. лет назад). Находки позволяют выделять несколько традиций в производстве орудий и разные линии развития древнего человека. Предполагается, что древнейшие люди совр. вида появились на территории К. ок. 100 тыс. лет назад, но вероятнее всего - во время новой волны миграции с запада 80-20 тыс. лет назад.

Памятники позднего палеолита (XLV-X/VII-е тыс. до Р. Х.; мезолит для Вост. и Юго-Вост. Азии, как правило, не выделяют) в сев. части совр. К. в основном близки к сибирским, находки в Южном К.- к известным в Юго-Вост. Азии, напр. в пещере Тунтяньянь (Гуанси-Чжуанский автономный р-н; ок. XL тыс. до Р. Х.). В бассейне Хуанхэ выделяют особые традиции (Чжиюй и др.). С территории Южного К. не позднее XXX тыс. до Р. Х. население мигрировало на о-в Тайвань (тогда имел сухопутный «мост» с континентом).

Эпоха древнейших аграрных очагов и государств

Неолит и энеолит Вост. Азии - время интенсивного развития в технологической и социальной сферах, приведшего к формированию древних гос-в и народов, на основе которых сложилась древнекит. цивилизация. Этот период сопоставим с процессами, проходившими в Передней Азии и в др. центрах возникновения цивилизации. В XVIII-II тыс. до Р. Х. ландшафт региона значительно отличался от современного. На месте Великой Китайской равнины существовал Др. Пролив. Изотерма, отделяющая зоны умеренного климата от субтропического, проходила севернее, чем сейчас.

Развитие культур, с к-рыми связаны основные земледельческие очаги, происходило в 5 зонах: бассейне Ср. Хуанхэ (долина рек Вэйхэ, Фыньхэ и др.); Др. Приморье, ограниченном на западе горными хребтами Тайханшань, на юго-востоке отрогами хребта Циньлин, на востоке т. н. Древним Проливом, медленно сокращавшимся в 5000-2000 гг. до Р. Х. за счет наносов Хуанхэ; Шаньдунском п-ове (приблизительно до 2300 - архипелаг); бассейне Н. Янцзы; бассейне Ср. Янцзы. Ок. 5500-2500 гг. до Р. Х. к востоку от Др. Приморья за счет интенсивных наносов Хуанхэ и рек Шаньдунского архипелага на месте Др. Пролива сформировалась Великая Китайская равнина, где сложилась 6-я зона, оказавшаяся весьма перспективной с т. зр. дальнейшей истории К.

По реконструкциям лингвистов, коренное население бассейнов Хуанхэ и Янцзы говорило на языках аустрической праязыковой семьи. В VII тыс. до Р. Х. началось ее разделение на мяо-яо, аустроазиатские, аустронезийские, пара-тайские языковые семьи. Носители сино-тибет. языков появились в бассейне Хуанхэ во 2-й пол. VII тыс. до Р. Х.

Начало возделывания риса на территории К. зафиксировано к югу от хребта Наньлин и связано с памятниками Юго-Вост. Азии. К древнейшему неолиту (XIII-XI тыс. до Р. Х.) относят Юйчаньянь (пров. Хунань), где найдена шелуха риса (дикорастущего, а также начальной стадии доместикации) и фрагменты керамики.

В раннем неолите (ок. 9000-5500) в аграрных очагах субтропических и тропических зон завершается доместикация риса. Из домашних животных известны собака, свинья, буйвол, курица. Преобладают постоянные поселки, хотя встречаются и жилые пещеры. Керамика в основном простых форм, но появляются (кроме Н. Янцзы) сосуды на 3 ножках - триподы. В культурах Янцзы представлены сосуды (вероятно, ритуальные), которые не могут стоять, если их наполнить. Распространяются шлифованные орудия. Наиболее ранний неолитический по всем показателям памятник - Сяньжэньдун (9000-7000; близ оз. Поянху). Самые ранние культуры - Пэнтоушань в районе оз. Дунтинху (7200-7000, 6500-5700; Ср. Янцзы), Цзяху-1 (6000-5500) на стыке Ср. Янцзы и вост. части Ср. Хуанхэ. Севернее этих зон складывается культура Синлунва (ок. 6200-5400), основанная на просоводстве, с которой связаны древнейшие в Вост. Азии находки нефритовых украшений. Особая группа рисоводческих культур складывается южнее хребта Наньлин (она включает и Тайвань). В горно-лесных и степных областях в это же время (в ряде мест и позднее) существовали культуры охотников и собирателей.

С т. н. ранне-среднего неолита (ок. 5500-4500) оформляются устойчивые культуры земледельцев. В зонах Янцзы и южнее основой экономики было выращивание риса, севернее - проса. Отмечено изготовление алкогольных напитков. Керамика становится разнообразнее и качественнее. В каждой из зон складываются особые формы триподов и орнаментации посуды, вырабатываются стандарты домостроительства, устойчивые погребальные обряды. Зафиксировано ткачество, изготовление циновок.

Для среднего неолита (ок. 4500-3500) характерна расписная керамика, имеющая в культурах всех основных очагов локальные отличия (ранее их значительную часть рассматривали как единую культуру Яншао). Распространяются сложные керамические формы. Нек-рые повторяющиеся изображения на керамике, вероятно, были сакральными символами, напр. «цветок с 4 лепестками» на Шаньдунском архипелаге, Ср. Хуанхэ, в Др. Приморье. На мисках культуры Баньпо-1 (Ср. Хуанхэ) встречаются изображения рыбы, личины и др., на юге Др. Приморья и в Н. Янцзы - рыбы, «четырехугольника с вогнутыми сторонами». В культуре Танцзяган (Ср. Янцзы) появляется 8-конечная звезда, характерная для керамики культур Янцзы и Шаньдунского п-ова; в зап. части Ср. Янцзы - перевитые парные линии, V-образные «шевроны».

На поселении Шуандунь (2-я пол. V - нач. IV тыс.; север Н. Янцзы) найдено ок. 560 ритуальных чаш на поддонах с иероглифами и текстами, включающими до 8 знаков, в т. ч. с повторяющимися фразами. Похожие надписи есть на др. памятниках этой зоны (напр., Хоуцзячжай, Цзяху, Диншаньди).

В юж. регионах известны каналы и др. гидротехнические сооружения. Мн. поселения рисоводов существовали очень долго, на некоторых отмечено сосуществование разных культур. Для ряда очагов, особенно просоводческих, фиксируются хронологические разрывы, что свидетельствует о смене населения (в некоторых случаях это объясняется слабой изученностью региона).

В позднем неолите (ок. 3500-2500) ведущими оставались культуры Н. Янцзы. К этому времени здесь устоялась система сакральной символики, в т. ч. изображение 8-конечной звезды, которое распространилось на др. зоны и является одним из свидетельств связей элит разных регионов. В восточной части Н. Янцзы известен символ «круг и 2 треугольника по его сторонам», показательный для ряда культур аустрических народов. В Сишани (юг Др. Приморья) исследованы древнейшие (3000-2400) укрепления. Бывш. Др. Пролив превратился в сильно заболоченную местность, постепенно заселяемую с Шаньдунского п-ова и юга Др. Приморья. На стыке зоны Ср. Хуанхэ и юга Др. Приморья происходил синтез культур и народов, приведший к формированию этноса хуася (основного предка этнических китайцев).

В раннем бронзовом веке А (ок. 2500-1800) появляются первые бронзовые изделия. Этот материал еще не играл существенной роли в изготовлении орудий и оружия. В кит. археологической лит-ре культуры, в которых есть единичные находки бронзовых изделий, обычно называются неолитическими.

Наиболее развитой оставалась зона Н. Янцзы. В районе оз. Тайху возникло неск. древнейших гос-в Вост. Азии, которые могут быть отнесены к «номовому» типу. Напр., гос-во с центром в городище Моцзяошань (у. Юйхан, пров. Чжэцзян), включавшее не менее 5 городов и 40 поселений (в т. ч. укрепленных). Показательно наличие монументальной архитектуры, погребений «царей» и «жрецов», окруженных могилами «аристократов». Зафиксированы памятники линейной протописьменности в виде отдельных иероглифов и текстов (на культовых изделиях из нефрита и бытовых керамических). Формируется сложная религиозная система антропоморфных богов, включенных в иерархические структуры. В этом регионе впервые в Вост. Азии появились атрибуты (в основном из нефрита) светской и духовной власти: навершия жезлов (цун) со стилизованным изображением божества, диски, насадки сверху и снизу на рукоять топоров (юэ), кольца (би). На этой основе позднее сложились комплексы атрибутов власти и в др. аграрных зонах Вост. Азии. Из них по уровню развития к центрам Н. Янцзы наиболее близки культуры Шаньдунского п-ова, где известно много городищ, в т. ч. их группы, в к-рых выделяются наиболее крупные (крупнейшее - Цзяочанпу; площадь ок. 400 тыс. кв. м). На поселении Дингунцунь обнаружен фрагмент днища чаши. 11 аккуратно процарапанных на нем знаков образуют 5 колонок и 2 ряда. Возникновение городов и ранних гос-в прослеживается и в др. зонах. В Хуалоуцзы (бассейн Вэйхэ) найдены планки из кости. На них нанесены не менее 19 знаков, к-рые трактуются как иероглифические. В зоне Н. Янцзы и зап. части Шаньдунского п-ова встречаются символы в картушах (вероятно, знаки номов). В зоне Ср. Янцзы (культура Шицзяхэ) известны пряслица с сочетанием черных и белых изогнутых полей. Предположительно это свидетельствует о формировании системы верований, на основе к-рых возник даосизм.

Бронзовая маска из жертвенной ямы в Саньсиндуй (Музей Саньсиндуй, г. Гуанхань)
Бронзовая маска из жертвенной ямы в Саньсиндуй (Музей Саньсиндуй, г. Гуанхань)

Бронзовая маска из жертвенной ямы в Саньсиндуй (Музей Саньсиндуй, г. Гуанхань)

В раннем бронзовом веке Б (ок. 1800-1400) центры развития продолжают находиться в крупных аграрных очагах, но в них явно учитывается социальный и технический опыт жителей др. регионов. По-видимому, ряд форм бронзового оружия, как и боевые колесницы, аграрные цивилизации К. заимствовали у нападавших на них воинственных степняков Евразии; нек-рые орудия - из зоны, связанной с п-овом Индокитай. Довольно много изделий (в основном мелких) соотносимы с местными традициями. На этой основе сформировалась сложная технология изготовления котлов, крупных сосудов-шкатулок, как правило, покрытых сложным орнаментом, фигурами мифических животных, птиц, людей и т. п. Ее расцвет приходится на более поздние эпохи. Высокохудожественные произведения делали также из золота, нефрита, камня, кости.

С XVII в. одной из наиболее развитых зон становится восток Ср. Хуанхэ. В бассейне р. Ло и в районе Суншаньского нагорья складывается древнейшее гос-во хуася с центром на городище Эрлитоу (показательны: дворцовый комплекс, города; развитая металлургия; бронзовые сосуды, оружие и др., в т. ч. с инкрустацией из бирюзы; сложная ритуальная практика - бронзовые сосуды, кости без надписей, но со следами гаданий), влияние к-рого распространилось на Ср. Хуанхэ и севернее. Некоторые исследователи соотносят его с легендарной «династией Ся».

В 1-й пол. II тыс. в зоне Н. Янцзы сложилась культура Мацяо, к-рую связывают с носителями австроазиат. языков и, возможно, австронезийцев. Для нее характерно отсутствие городищ, нефритовых украшений и жезлов, резьбы по слоновой кости. В этот период уменьшилось значение скотоводства, упростилась письменность, но распространилась высококачественная керамика, представленная прежде всего ритуальными кубками. Некоторые исследователи объясняют это не сменой населения, а разрушениями, вызванными поднятием уровня моря из-за потепления.

Юго-западнее Мацяо сформировалось гос-во, расцвет к-рого относится к культуре Учэн (1600-1100). Показательны собственная система линейного письма (не расшифрована), дворцовые комплексы, мощеные дороги, «городская» керамика (сосуды с глазурью и из «протофарфора» - самые ранние находки каолиновых изделий в К.), регалии из бронзы и нефрита, бронзовые ритуальные сосуды, колокола «нао», оружие, древнейший плуг (здесь - ритуальный, копия орудия, к-рое позднее станет массовым в Индокитае).

На востоке Ср. Янцзы развивалась культура Паньлунчэн (XVI-XIV вв.). Выявлены постройки дворцового типа; бронзовые ритуальные сосуды, парадное оружие и др. Исследователи отмечают контакты с близкой по уровню развития соседней культурой Учэн, культурой Хушу в зоне Н. Янцзы и др. На поздних этапах Паньлунчэн оказывала влияние на сев. районы, где на границе плодородных земель Великой Китайской равнины к XIV в. сложился крупный городской центр (культура Чжэнчжоу - Эрминган; среди находок - бронзовые сосуды, оружие, вотивные скульптурки черепах, тигра и др., гадательные кости, в т. ч. с надписями).

В сев. части Ср. Янцзы, в котловине Чэнду, сложилась культура Саньсиндуй (XIX-XI вв.). Ее соотносят с гос-вом раннее Шу. На городище Саньсиндуй в 2 жертвенных ямах найдены бронзовые (иногда использовалась и золотая фольга) фигура стоящего человека (интерпретирована как статуя правителя), антропо- и зооморфные головы и личины (вероятно, украшали стены храма), 2 дерева (в их оформлении видят миф о «лишних» солнцах и их уничтожении культурным героем), алтарь, сосуды, колокольчики, клевцы, фигурки животных; много украшений из нефрита и слоновой кости. Создателей этой культуры соотносят с предкам народа ицзу (йи). Эта традиция продолжилась и в период гос-в поздних Ба и Шу - до завоевания их царством Цинь в 316 г. до Р. Х.

Древнекитайские царства (XIV-III вв. до Р. Х.)

В кон. XIV - нач. XIII в. до Р. Х. в сев. части бывш. Др. Приморья возникло гос-во одной из групп хуася с центром у совр. г. Аньян - Шан (Инь). Оно аккумулировало мн. достижения предшествующих культур, а в его рамках сложились мн. особенности кит. цивилизации. Важное значение в изучении Шан имеют эпиграфические источники, очень слабо представленные в культурах предшественников и соседей,- ок. 150 тыс. надписей (в основном гадательных) на панцирях черепах и костях (как правило, лопаточных) домашних животных, одиночные иероглифы на керамике. Выделены ок. 4 тыс. знаков, из к-рых с совр. иероглифами отождествлены более трети.

В надписях на бронзовых сосудах (от 5 до 300, редко до 500 иероглифов) перечислялись заслуги представителей знатных родов, к-рым правитель жаловал металл для отливки ритуальных сосудов. Особое значение имеют исторические сочинения «Чжу шу цзи нянь» (Бамбуковые анналы), «Ши цзи» (Исторические записки) Сыма Цяня и др. На основе этих трактатов, а также археологических источников исследователи установили точные даты событий начиная с 841 г. до Р. Х. (более ранние даты реконструируются и имеют расхождения).

Гос-во Шан, объединившее традиции и севера и юга, было полиэтничным государством с доминированием хуася.

Во главе государства Шан стоял ван (князь), опиравшийся на своих родственников; их окружали представители родовой знати (известны титулы «бо», «тянь», «хоу») и лица, выполнявшие поручения вана, в т. ч. цзай (первый министр), инь (ближайший помощник вана), к-рые могли возглавлять войска (были и специальные военачальники - ши), заниматься учетом пахотных полей, выполнять функции послов и др. Известны и управленцы среднего уровня, к-рые имели в титуле слово «чэнь» (моу-чэнь, ван-чэнь, сяо-чэнь и др.). Влиятельной социальной группой были гадатели, жрецы. Основное население составляли общинники, отдельную группу - рабы. Важной ударной силой шанской армии были 2-колесные колесницы, запряженные парой лошадей; воины были вооружены бронзовыми клевцами, копьями, секирами, ножами, луками, использовали щиты и др. доспехи. Экономическая жизнь гос-ва Шан базировалась на достижениях предшествующих эпох. Особенно высокого уровня достигло ремесло. В качестве одного из денежных эквивалентов использовали раковины каури, соединенные в связки. Столичная культура гос-ва Шан известна по комплексу археологических памятников у совр. дер. Сяотунь (близ г. Аньян), включающему остатки столицы (г. Шан) на холме Иньсюй, площадью ок. 24 кв. км. На некрополе элиты Сибэйган раскопаны погребальные камеры, имеющие площадь до 380 кв. м, глубину до 12 м; с могилами связаны погребения животных, обезглавленных людей, отдельных человеческих черепов и др. Открыты и наземные постройки для совершения поминальных обрядов. В шанском номе было ок. 50 сравнительно равномерно расположенных поселений (у др. номов обычно 2-5). В гос-ве Шан сформировались сложные религ. представления и обряды. Верховным божеством был Шанди (Верховный владыка), к-рый повелевал погодными явлениями, мог посылать беды и радости людям. Важнейшие культы были связаны с почитанием духов предков, природных явлений и объектов. Была сакрализирована и фигура вана, выполнявшего функции связующего звена между людьми и Шанди: ему совершали жертвоприношения, к нему обращались с молитвами. Почитание его предков, умерших родственников и соправителей занимало центральное место в системе гос. культов. Ритуальные действия совершались в храмах, в т. ч. посвященных предкам вана по муж. и жен. линии. В ритуалах использовали разнообразные бронзовые сосуды: чаще всего для вина (цзюэ, цзя, гу, лэй), реже для мяса (треножники дин) и для зерна (гуй). Практиковались и человеческие жертвоприношения.

Набор бронзовых колоколов из могилы цзэнского правителя (хоу). Кон. V — 1-я пол. IV в. до Р. Х. (Музей пров. Хубэй в г. Ухань)
Набор бронзовых колоколов из могилы цзэнского правителя (хоу). Кон. V — 1-я пол. IV в. до Р. Х. (Музей пров. Хубэй в г. Ухань)

Набор бронзовых колоколов из могилы цзэнского правителя (хоу). Кон. V — 1-я пол. IV в. до Р. Х. (Музей пров. Хубэй в г. Ухань)

У-дин (ок. 1253-1195) существенно укрепил гос-во Шан, совершил неск. военных походов на др. земли бассейна Хуанхэ, вероятно Ср. Янцзы и Сычуани. Скорее всего эти земли не были присоединены, а контролировались посредством дани, института заложников и т. п. Активная внешняя политика продолжилась в сер. XII - нач. XI в. Население завоеванных территорий изгонялось или облагалось данью. В сер. XII в. в зап. часть долины р. Вэйхэ переселился народ чжоу, покоривший местных жителей. Формированию гос-ва Чжоу с адм. и культовым центром у горы Цишань способствовали контакты с царством Шан и другими гос-вами. Правитель Чжоу Цзи Ли (ок. 1124-1095) совершал успешные походы против соседей-степняков, что позволило усилить его влияние в долине Вэйхэ, распространить авторитет на соседние области. В это же время на западе Ср. Янцзы на основе культуры Шицзяхэ складывается ряд гос-в. Наиболее могущественным из них было гос-во Чу. В XI в. правители гос-ва Шан пытались переселить избыточное население на юго-востоке для освоения новых аграрных районов Великой Китайской равнины. Эти и др. попытки правителя реформировать Шан натолкнулись на острое сопротивление знати. Конфликты со знатью и усиление Чжоу, захватившего всю долину Вэйхэ, привели к ослаблению гос-ва Шан. В 1027 г. чжоуский правитель Фа (храмовое имя У-ван, ок. 1027-1025) захватил столицу Шан и положил начало эпохи Зап. Чжоу. В этот период началось формирование «двуединого политического пространства» - возникли 2 крупных самостоятельных политических и культурных центра: Чжоу на Ср. Хуанхэ и Чу на Ср. Янцзы.

Во главе подвластных территорий У-ван поставил своих родственников и преданных людей, что обеспечило новой власти значительно большую прочность, чем даннические и сложные договорные отношения, бытовавшие в шанскую эпоху. Новым правителям, безоговорочно признававшим светскую и религ. власть вана, удалось вытеснить местную знать и занять прочные позиции в регионах.

После смерти правителя его брат Чжоу-гун, ставший регентом при малолетнем сыне У-вана - Чэн-ване (1024-1005), завершил уничтожение гос-ва Шан (жестоко подавил восстание сына последнего шанского правителя, после чего шанцы были в основном переселены в др. районы). Ему приписывают также формулировку ряда идеологических постулатов, которые легли в основу древнекит. представлений о власти (напр., идеи о «Небесном повелении» (тянь мин) - праве на высшую власть, дарованном небом). Чжао-ван (984-966) предпринял попытку расширить свои владения на юг - в зону Ср. Янцзы, но погиб в битве с армией царства Чу, что вместе с участившимися набегами степняков с севера и запада положило конец внешней экспансии Зап. Чжоу.

Му-вану (965-928) удалось на некоторое время остановить набеги кочевников; власть вана достигла при нем своей вершины. После смерти Му-вана началась борьба знати за влияние на правителя. Одновременно росла угроза со стороны степняков. Чтобы противостоять им, в правление Сяо-вана (897-888) на западе долины Вэйхэ было создано буферное владение Цинь (выходцами отсюда позже будет основана 1-я кит. империя).

Как и жители гос-ва Шан, чжоусцы, включая вана, поклонялись своим родовым предкам. Основные обряды проходили в Храмах Предков (цзунмяо). К важнейшим культам относился культ Неба, место шанского Верховного владыки занял чжоуский Небесный владыка. Окончательно оформился культ духов предков правящей династии, ставший основой гос. религии. Также чжоусцы поклонялись духам сторон света, стихий, природных объектов и др. Складывалась система религ. церемоний, основное содержание к-рых составляли жертвоприношения (их проводили как правители Чжоу, так и главы родов). При дворе правителя ряд церемоний осуществлялся главными жрецами (чжуши). Церемонии сопровождались игрой на муз. инструментах, чтением молитв, исполнением ши - од и гимнов, чтением шу (текстов своего рода «священной истории»). Большую роль в принятии политических решений играли гадания с помощью стеблей тысячелистника, на основе к-рых выстраивались гексаграммы, интерпретировавшиеся с помощью мантических книг (напр., Книги перемен).

Великая китайская стена. III в. до Р. Х.
Великая китайская стена. III в. до Р. Х.

Великая китайская стена. III в. до Р. Х.

В сер. IX в. власть вана значительно ослабла, а сепаратизм местных правителей усилился. В 841 г. Ли-ван (857-842) в результате народного восстания был вынужден бежать из столицы, где вплоть до его смерти правил регентский совет из представителей знати. В 771 г. в результате мятежа знати и нападения степняков был убит Ю-ван (781-771). Его преемник Пин-ван (770-720) фактически утратил власть над территорией Зап. Чжоу и перенес столицу в Лои (совр. Лоян), сохранив фактическую власть лишь над небольшим доменом. Это знаменовало начало эпохи Вост. Чжоу (770-256/49), к-рая в свою очередь делится на 2 периода: Чуньцю (Весна и осень; 771-453) и Чжаньго (Борющиеся царства; 453-221).

В период Чуньцю оформилась структура чжоуского общества. Высшая власть номинально принадлежала вану (он сохранял титул Тянь цзы - Сын Неба), пространство, на которое распространялось его сакральное влияние, называлось Тянься (Поднебесная). Во главе отдельных царств стояли правители, к-рые объединялись понятием чжухоу. Следующую ступень составляли дафу - представители знатных родов в столицах и провинции. Затем шли ши - средние землевладельцы, главы семей и местные управленцы. За ними следовали простолюдины - крестьяне, ремесленники и торговцы, многочисленная прислуга. На низшей ступени находились рабы, в которых обращали должников, военнопленных, преступников.

Фигуры воинов имп. Цинь Шихуанди. 210–209 гг. до Р. Х. (Музей терракотовых фигур воинов и лошадей мавзолея Цинь Шихуанди в г. Сяньян)
Фигуры воинов имп. Цинь Шихуанди. 210–209 гг. до Р. Х. (Музей терракотовых фигур воинов и лошадей мавзолея Цинь Шихуанди в г. Сяньян)

Фигуры воинов имп. Цинь Шихуанди. 210–209 гг. до Р. Х. (Музей терракотовых фигур воинов и лошадей мавзолея Цинь Шихуанди в г. Сяньян)

В самом начале эпохи Вост. Чжоу ваны фактически утратили политическую власть, что потребовало поиска новых форм взаимоотношений между правителями различных царств, формально равных по статусу. На первых порах сановник при чжоуском дворе (им мог быть и правитель самостоятельного царства), занимавший пост цинши, претендовал на роль посредника между доменом и царствами. Постепенно эта структура пришла в упадок. Однако полному распаду гос-ва препятствовали угрозы со стороны степняков на севере и со стороны групп коренного аустрического населения, оказавшихся в анклавах. Объединения сил требовало и стремление расширить зону влияния на юг Великой Китайской равнины, где располагались царства Сун, Цай, Чэнь. В результате в нач. VII в. сформировался институт ба - гегемона, которым становился правитель сильнейшего царства с согласия властителей других царств и одобрения вана. Прерогативой гегемона была организация и проведение съездов правителей, подготовка и руководство военными походами, улаживание внутренних конфликтов. В 696-643 гг. гегемоном являлось царство Ци, в 643-597 гг.- Цзинь, расположенные на севере, в бассейне Хуанхэ. В 597-453 гг. гегемония перешла к юж. царствам Чу, У, Юэ.

К концу периода Чуньцю приблизительно из 200 царств осталось менее 30. Среди них выделились 7 крупных: Ци на востоке, Янь на севере (близ совр. Пекина), Цинь на западе, Чу на юге и 3 царства на Великой Китайской равнине, возникшие в результате распада в 453 г. царства Цзинь,- Хань, Вэй и Чжао. В этих 3 царствах правили не потомки или родственники вана, поэтому только в 403 г. они были официально признаны ваном.

Среди соперничавших гос-в периода Чжаньго выдвинулось царство Цинь. Это произошло благодаря радикальным реформам, к-рые попытался провести Шан Ян (390-338), основоположник философской школы фацзя (легистов). Так, было узаконено право частной собственности на землю, отменены наследственные привилегии аристократии и др. Аристократия попыталась помешать проведению реформ. Шан Ян был казнен. Однако преобразования были продолжены. Многолетние войны с соседними царствами завершились победой Цинь, правитель которого Ин Чжэн под именем Цинь Шихуанди (259-210) стал в 221 г. до Р. Х. 1-м императором объединенного К. (столица Сяньян). Ли Сы, 1-й советник кит. императора, отменил прежние границы между царствами, создал единый аппарат управления, находившийся в зависимости от императора, при этом вопросы культового характера (жертвоприношения и др.) остались в ведении совета старейшин (саньлао), возглавлявших межобщинные культовые объединения. Были введены единые законы (на основе законодательства царства Цинь), деньги, меры измерения и письменность; конфуцианские сочинения уничтожались, за их распространение полагалась смертная казнь. Владения страны были значительно расширены. В 215-214 гг. до Р. Х. кит. армия отразила нападение кочевого народа хунну (сюнну); была занята большая территория в излучине р. Хуанхэ, началось строительство Великой Китайской стены. В состав циньского К. вошли также земли совр. провинций Цзянси и Фуцзянь на юго-востоке страны и пров. Хунань на юге. К 211 г. до Р. Х. были покорены вьетское гос-во Намвьет и часть вьетского гос-ва Аулак (часть совр. Вьетнама, кит. провинции Гуандун и Гуанси-Чжуанского автономного р-на). Цинь стала 1-й общекит. «двуединой империей».

Ярким памятником этой эпохи стал мавзолей Цинь Шихуанди - огромный комплекс, представлявший модель социума и космоса. При его раскопках было выявлено мн. конструкций, свыше 7 тыс. терракотовых фигур (солдат, чиновников, слуг), бронзовое оружие и т. д.

Культуры бронзового и раннего железного веков за пределами древнекитайских государств

Сев.-зап. области. Чемурчекская культура в предгорьях Синьцзянского Алтая, по одной из теорий, была создана прототохарами, пришедшими из Европы не позднее кон. 1-й трети III тыс. до Р. Х. Захоронения в каменных ящиках под насыпями окружены оградками из плит; над ними возвышаются монументальные каменные статуи, символизирующие фигуры людей.

Скульптура чемурчекской культуры в Синьцзянском Алтае. 1-я треть 3-го тыс. до Р. Х.
Скульптура чемурчекской культуры в Синьцзянском Алтае. 1-я треть 3-го тыс. до Р. Х.

Скульптура чемурчекской культуры в Синьцзянском Алтае. 1-я треть 3-го тыс. до Р. Х.

Южнее, в районе оз. Лобнор, распространены памятники, получившие особую известность благодаря хорошей сохранности органических остатков (из-за пустынного климата). Могильник культуры Сяохэ (XVII-XV вв.; возможно, раньше) оставлен европеоидами, похороненными в деревянных лодкообразных гробах под слоем песка. Сохранились мумифицированные тела, иногда - деревянные куклы-муляжи; на многих шерстяные плащи, кожаная обувь, войлочные шапки, украшенные перьями. Шесты с веслообразным навершием (символ vulva) устанавливались возле муж. погребений, граненые фаллообразные - возле женских. Антропоморфные деревянные фигуры, вероятно, изображали духов - хранителей кладбища.

В этом же регионе известны могильники, близкие к афанасьевской культуре III тыс., распространенной на Саяно-Алтае, включая Минусинскую котловину. С ней связана древнейшая металлургия в центре Азии. Ее носители - европеоиды; существует предположение, что именно они являлись прототохарами.

Западнее, в долине р. Или и на Вост. Памире, выявлены памятники андроновской культурно-исторической общности, свидетельствующие о ее взаимодействии с местным населением. В сер. II тыс. основной ареал этой общности, соотносимой с одной из групп индоевропейцев, простирался от Юж. Зауралья и степей Казахстана до Минусинской котловины. В Джунгарской впадине найдена керамика бегазы-дандыбаевской культуры (XII-VIII вв.; основной ареал - Центр. Казахстан).

Миска с изображением хоровода. XXVI–XXI вв. до Р. Х. (Музей пров. Цинхай в г. Синин)
Миска с изображением хоровода. XXVI–XXI вв. до Р. Х. (Музей пров. Цинхай в г. Синин)

Миска с изображением хоровода. XXVI–XXI вв. до Р. Х. (Музей пров. Цинхай в г. Синин)

На памятниках разных культур Сев.-Зап. Китая встречаются бронзовые изделия сейминско-турбинского круга, с XVI в. известные от территории Финляндии на северо-западе до бассейна Хуанхэ на юго-востоке. Среди них - огромный (61,5 см) наконечник копья из Шэньна (верховья Хуанхэ), не имевший заточки и использовавшийся, вероятно, в ритуалах.

В раннем железном веке сохранялось влияние культур, связанных со степной зоной Евразии. Показательна культура Чауху, созданная кочевниками Юж. Притяньшанья в основном в IX-V вв. В ее становлении принимали участие представители карасукской культурной общности (ядро в Минусинской котловине - главном металлургическом очаге огромного региона); расписная керамика имеет аналогии в Ср. Азии; зеркала с изображением свернувшегося хищника в «скифо-сибирском зверином стиле» содержат сложный цифровой (возможно, астрономический) код. На основе Чауху сложилась этнокультурная общность гуши, связанная с пазырыкской культурой Алтая.

Регион входит в зону «оленных камней» (стелы со стилизованным изображением «летящего оленя», др. животных, оружия, одежды, аксессуаров), простиравшуюся от Приамурья до Центр. Европы (основная концентрация в Монголии). Встречаются петроглифы «в стиле оленных камней». С этой средой связан один из истоков «скифо-сибирского звериного стиля», ярко проявившегося в изделиях из металлов, органических материалов, представленных и находками из К.

Кинжал культуры верхнего слоя Сяцзядянь. XI–VII вв. до Р. Х. (Ин-т археологии и памятников материальной культуры Внутренней Монголии в г. Хух-Хото)
Кинжал культуры верхнего слоя Сяцзядянь. XI–VII вв. до Р. Х. (Ин-т археологии и памятников материальной культуры Внутренней Монголии в г. Хух-Хото)

Кинжал культуры верхнего слоя Сяцзядянь. XI–VII вв. до Р. Х. (Ин-т археологии и памятников материальной культуры Внутренней Монголии в г. Хух-Хото)
Группы индоевропейского и тохароязычного населения, продвигаясь на восток, вступали во взаимодействие с др. народами, образуя культуры типа Маоцингоу и Янлан (VII-III вв.). В письменных источниках упомянут «рейд» VII-VI вв. племен ди, основавших на территории совр. пров. Хэбэй гос-во Сяньюй (с 414 известно как Чжуншань); в его культуре прослеживается влияние «скифо-сибирского звериного стиля».

Культуры бассейна В. Хуанхэ (совр. провинции Ганьсу, Цинхай, зап. часть Шэньси) соотносятся с цянами (жунами), к-рых связывают с предками тибет. народов. Среди расписной керамики, характерной для этих культур, можно выделить сосуды культуры Цзунжи (XXVI-XXI вв.), на к-рых изображены хороводы (отдельно мужчины и женщины, с подчеркнутыми признаками пола; вероятно, свидетельства оргиастических обрядов), птицевидные существа и свастики. Аналогичные росписи встречаются в наскальных рисунках Зап. Тибета. Практиковавшийся в Цзунжи ритуал сжигания останков через нек-рое время после погребения можно соотнести с представлением о множественности душ: «телесная» душа оставалась в земле, а «духовная» с дымом возносилась в небеса. На поселении Номухун (ок. X в. до Р. Х.) найдены керамические фигурки яков, почитание к-рых также закрепилось в культуре тибетцев.

В ходе длительных войн с древнекит. гос-вами жуны были вытеснены на Тибетское нагорье. Пример их взаимодействия с местными племенами - культура Цюйгун (X-VI вв. и позднее; близ совр. г. Лхаса). Выращивание голозерного ячменя, разведение яков, почитание обезьяны и грифа и др. свидетельствуют о ее принадлежности уже к прототибет. кругу.

Северо-восточные области. На территории Маньчжурии переход к бронзовому веку происходил на базе поздненеолитической культуры Хуншань (сер. IV - рубеж III и II тыс.). Наиболее известным ее памятником является т. н. Храм богини в Нюхэляне: постройка с расписными стенами и лепниной, внутри которой много антропоморфных глиняных скульптур. Комплекс назван по терракотовой скульптуре жен. головы с зеленовато-голубыми нефритовыми вставками в глазницах; нек-рые исследователи считают, что культ этой богини представляет древнейший вариант мифа о Нюй-ва. На основе Хуншань (через Сяохэянь) сложилась культура нижнего слоя Сяцзядянь (XX-XIV вв.; территория Внутр. Монголии и пров. Ляонин), в к-рой отмечены керамические копии бронзовых сосудов; практиковалось гадание на лопатках животных. Кит. ученые выделяют эту линию развития в качестве самостоятельного центра становления цивилизации.

Культура верхнего слоя Сяцзядянь (XI-VII вв.) генетически не связана с предыдущей. Возможно, она сложилась на основе местной культуры Гаотайшань и степных культур с территории Забайкалья и Вост. Монголии при влиянии чжоуских гос-в. Ее соотносят с народом дунху, вероятно монголоязычным.

Южные и юго-восточные области. На побережье Восточно-Китайского м. с периода неолита развивались традиции культур штампованной керамики. Многочисленные «раковинные кучи» фиксируют интенсивное использование морских ресурсов. Экспорт керамики и каменных украшений, доставка сырья для них опирались на каботажное судоходство. Стандартизованные типы колец и подвесок могли использоваться в качестве прото-монет; свидетельства их производства открыты на территории совр. Сянгана и Аомыня.

В раннем железном веке земли совр. Юж. Китая вошли в зону влияния цивилизации Донгшон, которая включала в себя огромные районы Юго-Вост. Азии. В результате ее взаимодействия с культурами сев. народов на территории совр. пров. Юньнань сформировалась уникальная культура Дянь (Дьен). Ярким воплощением этого синтеза стали многофигурные композиции на бронзовых барабанах, изображающие сцены войны, ритуалов (жертвоприношение, тавромахия и др.), развлечений и т. д.

Лит.: Киселев С. В. Неолит и бронзовый век Китая // Сов. Арх. 1960. № 4. С. 244-266; Ларичев В. Е. Палеолит Сев., Центр. и Вост. Азии. Новосиб., 1969-1972. Ч. 1-2; Итс Р. Ф. Этническая история юга Вост. Азии. Л., 1972; Кучера С. Р. Китайская археология 1965-1974 гг.: палеолит - эпоха Инь. М., 1977; он же. Древнейшая и древняя история Китая: Древнекаменный век. М., 1996; Ранняя этническая истории народов Вост. Азии: [Сб. ст.]. М., 1977; Крюков М. В., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Древние китайцы: Проблемы этногенеза. М., 1978; Новое в археологии Китая: Исследования и проблемы. Новосиб., 1984; Древние культуры Китая: Палеолит, неолит и эпоха металла. Новосиб., 1985; Chang Kwang-chih. The Archaeology of Ancient China. New Haven; L., 1986; Евсюков В. В. Мифология китайского неолита. Новосиб., 1988; Комиссаров С. А. Комплекс вооружения древнего Китая: Эпоха поздней бронзы. Новосиб., 1988; Варенов А. В. Древнекитайский комплекс вооружения эпохи развитой бронзы. Новосиб., 1989; Китай в эпоху древности. Новосиб., 1990; Крюков В. М. Текст и ритуал: Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу. М., 2000; Кравцова М. Е. Мировая художественная культура: История искусства Китая. СПб., 2004; Деревянко А. П. Палеолит Китая: Итоги и нек-рые проблемы в изучении. Новосиб., 2006; Алкин С. В. Древние культуры Сев.-Вост. Китая: Неолит Южной Маньчжурии. Новосиб., 2007; Кожин П. М. Китай и Центральная Азия до эпохи Чингисхана. М., 2011; Деопик Д. В., Ульянов М. Ю. Историко-археологическое описание региона Восточной Азии в X-I тыс. до н. э. // Общество и государство в Китае: 42-я науч. конф. М., 2012. Ч. 1. С. 39-62.
М. Ю. Ульянов, Д. В. Деопик, С. А. Комиссаров

К. в кон. III в. до Р. Х.- сер. III в. по Р. Х.

После смерти имп. Цинь Шихуанди К. пришел в упадок. В 210 г. до Р. Х. вспыхнуло народное восстание под рук. Чэнь Шэна и У Гуана. Династия Цинь в 207 г. до Р. Х. прекратила существование, а бывш. деревенский староста Лю Бан, возглавив крестьянское восстание, основал династию Зап. Хань (206 г. до Р. Х.- 6 г. по Р. Х.) под именем имп. Гао-цзу (206-195). Наиболее выдающимся императором этой династии стал У-ди (141-87). Император возродил централизованную систему управления, восстановил экономику страны, развивал разнообразные ремесла и торговлю, установил гос. монополию на чеканку монеты. Конфуцианство в несколько модернизированном виде стало при У-ди гос. идеологией К., однако были сохранены и мн. легистские принципы управления, такие как унификация всех сторон жизни и строгая субординация. Под контроль империи Зап. Хань впервые попала территория совр. Синьцзяна и соседние районы Ср. Азии. Общая численность населения империи Хань достигала почти 60 млн чел. Столица империи - Чанъань (ныне Сиань) стала одним из крупнейших городов мира. В этот период было основано много городов. Кит. дипломат Чжан Цянь отправился с миссией в страны Центр. Азии по караванной дороге, к-рая впосл. получила наименование Великий шелковый путь.

В 9 г. по Р. Х. в результате дворцового переворота сановник Ван Ман провозгласил себя императором. Он пытался провести в стране реформы по отмене частной собственности на землю и запретить куплю-продажу рабов. Разразившийся в стране голод и усиление гнета со стороны властей вызвали в 17-27 гг. народные восстания. Чанъань был взят, Ван Ман обезглавлен. Воцарилась династия Вост. Хань (25-220), столица К. была перенесена в Лоян. К сер. II в. империя Хань оказалась в положении экономического и политического упадка. При дворе господствовала клика евнухов, управлявших страной и выдвигавших в правители молодых императоров, полностью находившихся под их влиянием. Рост поборов и повинностей, произвол чиновников вели к разорению крестьян и ремесленников. В 184 г. поднял восстание «Желтых повязок» даосский проповедник Чжан Цзяо (погиб в том же году), призвавший к свержению династии Хань («Синего неба») и к установлению «Желтого неба», основанного на «великом благоденствии». Отряды повстанцев численностью до 2 млн чел. действовали на территории совр. провинций Шаньдун, Хэбэй, Хубэй, Цзянсу, Аньхой и Хэнань. К отрядам «Желтых повязок» присоединились повстанцы «Черных гор» (из местности Хэйшань) и другие крестьянские отряды; восстание распространилось на территорию совр. провинций Шаньси и Сычуань, лишь к 204 г. оно было подавлено правительственными войсками. В 220 г. империя Вост. Хань распалась и страна вступила в период Саньго (Троецарствия), получивший название по числу 3 царств - Вэй, У и Шу. В 263 г. Шу под ударами вэйских полководцев пало. В 265 г. Сыма Янь, захвативший власть в царстве Вэй, провозгласил создание гос-ва Цзинь. Завоевав царство У, к 280 г. он ненадолго объединил К.

«Смутное время» (сер. III - кон. VI в.)

После смерти Сыма Яня в 290 г. началась междоусобная война. В условиях соперничества членов имп. семьи гос-во Цзинь продолжало существование только номинально. На территорию К. постоянно вторгались кочевые племена, в 316 г. они разгромили цзиньскую армию. Империя утратила сев. территории, к-рые на протяжении более двух с половиной веков развивались обособленно от южных. На юге страны сохранилась империя Вост. Цзинь (317-419), непрочное гос. образование, ослабляемое внутренними распрями. В 420 г. Вост. Цзинь была свергнута. Династии Сун (существовала до 479), Юж. Ци (до 501), Лян (до 551) и Чэнь последовательно сменяли друг друга. В Северном К. события развивались схожим образом. В 386 г. табгачи (ветвь племени сяньби) основали империю Сев. Вэй. Насильственная китаизация кочевников привела к восстаниям и расколу империи Сев. Вэй на Вост. Вэй (в дальнейшем гос-во Сев. Ци) и Зап. Вэй (Сев. Чжоу). Полководец Ян Цзянь из Сев. Чжоу, объединивший под своей властью земли Северного К., основал династию Суй (581-618), а в 589 г. завоевал Чэнь и объединил К.

Империи Суй (581-618) и Тан (618-907)

Статуэтка купца-иностранца. IV–VI вв. (Музей Чернуски в Париже)
Статуэтка купца-иностранца. IV–VI вв. (Музей Чернуски в Париже)

Статуэтка купца-иностранца. IV–VI вв. (Музей Чернуски в Париже)
Династия Суй просуществовала недолго. Война с северокорейским гос-вом Когурё, усиление налогового гнета, к-рое привело к многочисленным волнениям, и поглотившие много гос. средств общественные работы, в частности строительство Великого канала, соединившего реки Байхэ, Хуанхэ с Янцзы, привели к ее падению.

Крупный феодал Ли Юань захватил власть и основал в 618 г. династию Тан. В целях формирования прослойки служилых людей, которые призваны были стать опорой трона, ввели новую систему экзаменов по отбору на гос. должности (кэцзюй). Территория империи продолжала расти. В 630 г. она покорила Восточный тюркский каганат. В сер. VII в. были организованы завоевательные походы в Индию и Джунгарию, созданы протектораты в Тохаристане, Согдиане и Фергане. В 668 г. завоеванное Когурё стало наместничеством Аньдун. После поражения кит. войск в битве с арабами в 751 г. на р. Талас и восстания военачальника Ань Лушаня (755-763), сильно ослабившего империю, владения К. в Ср. Азии были потеряны. Ухудшение положения народа в результате непрерывных войн, которые вела империя, привело к Крестьянской войне 874-901 гг. Среди вождей восстания были Хуан Чао и Ван Сяньчжи. Повстанческие отряды действовали на обширной территории в юж. и центральных областях К. В 881 г. восставшие захватили столицу страны Чанъань и свергли танского императора. В 883 г. пришедшие на помощь танским войскам тюрки-шато и тангуты разгромили повстанцев и восстановили династию, в 884 г. покончил с собой Хуан Чао. Его бывший сподвижник Чжу Вэнь в 907 г. сверг последнего танского правителя малолетнего Ай-ди и объявил себя императором династии Поздний Лян.

Единая территория К. распалась на ряд мелких гос-в; наступила эпоха, получившая название «Пять династий и десять царств», продолжавшаяся до 960 г. Часть земель на северо-востоке захватили кидани, создав на Ляодунском п-ове гос-во Ляо. На северо-западе гос-во Зап. Ся (Си Ся) образовали тангуты.

После падения централизованной империи Хань политическая раздробленность К. и ослабление авторитета конфуцианства, развивающиеся контакты с Западом, не прекратившиеся с объединением страны под властью династий Суй и Тан, способствовали проникновению в страну буддизма, а также др. вероучений: зороастризма, манихейства, ислама, а впоследствии и христианства в несторианской версии (см. разд. «Сиро-уйгурское христианство»). Наибольшего влияния на гос. жизнь буддизм достиг в правление императрицы У Цзэтянь (624-705): в офиц. титулатуру была включена индо-буддийская терминология, а некоторые церемонии имп. приемов были сближены с буддийскими ритуалами. При этом буддийская сангха благодаря покровительству со стороны имп. двора стала наиболее обеспеченной и структурно организованной религ. организацией в К. Но уже в 843 г. фиксируются жестокие гонения на последователей буддизма, к-рые затронули также и несториан.

Империя Сун (960-1279)

Во 2-й пол. X в. феодал Чжао Куанъинь провозгласил себя императором и основал династию Сун. Время правления династии Сун разделяется на 2 периода: северный и южный. Первоначально столицей Сунской империи стал г. Вянь (ныне Кайфын), важный центр ремесла и торговли. В 1005 г. в войне с киданьской державой Ляо огромное войско Сун потерпело поражение, в результате чего империя утратила часть сев. земель и вынуждена была платить дань. В это же время сунский К. вел безуспешную войну с возникшим на сев.-зап. рубежах империи тангутским гос-вом Си Ся, и уже в 1006 г. был вынужден признать его независимость, а через неск. десятилетий стал данником Ся.

Скульптура периода империи Сун. Ок. 1000 г. (частное собрание)
Скульптура периода империи Сун. Ок. 1000 г. (частное собрание)

Скульптура периода империи Сун. Ок. 1000 г. (частное собрание)
После захвата чжурчжэнями (государство Цзинь) в 1127 г. г. Вянь столица переместилась в Линьань (ныне Ханчжоу). Под контролем Сун остались лишь юж. районы империи, к-рые с 1141 г. платили дань чжурчжэням.

Монета имп. Сун. 1225 г. Аверс, реверс (Частное собрание)
Монета имп. Сун. 1225 г. Аверс, реверс (Частное собрание)

Монета имп. Сун. 1225 г. Аверс, реверс (Частное собрание)

Несмотря на часто вспыхивавшие восстания крестьян и горожан, разрушительные стихийные бедствия, страна развивалась. Появилось производство сунского фарфора, шелка, изделий из дерева и слоновой кости. Совершенствовались металлургия и судостроение - был построен сильный военный и торговый флот. Резко возросла в XI в. добыча медной и железной руды. В сельском хозяйстве появились новые сорта риса, проса, пшеницы, сои. Большое просветительское значение имело развитие ксилографической печати. В XI в. в К. из Ср. Азии был завезен хлопок. Государство, оставаясь внешне нейтральным, поддерживало даосизм, стремилось поставить его под контроль, но так и не предоставило ему статус гос. религии. В целом религ. ситуация эпохи империи Сун характеризовалась становлением синкретизма, вмещающего отдельные постулаты даосизма, конфуцианства, буддизма и древних народных верований, с усилением эсхатологических и утопических настроений.

Период монгольского владычества в К. Империя Юань (1279-1368)

В 1279 г. завершилось завоевание К. монголами, растянувшееся на неск. десятилетий (с 1211 войска Чингисхана начали совершать набеги на входившие в состав чжурчжэньской империи Цзинь земли Северного К., в 1234 империя Цзинь пала). Великий хан Хубилай (1260-1294) основал монг. династию Юань. Монг. завоевание сопровождалось массовой гибелью населения и разрушением городов.

В юаньском К. наибольшими правами и привилегиями пользовались монголы; привилегии предоставлялись также иноземцам, служившим юаньскому двору (сэмужэнь). Покровительством властей пользовалось буддийское и даосское монашество. Ниже на социальной лестнице стояли китайцы из сев. части страны, кидани и чжурчжэни, а еще ниже - жители территорий, ранее входивших в Юж. Сун. Первоначально безразличные к вопросам веры, новые правители из политических соображений стали поддерживать буддизм, в т. ч. жестокими гонениями на приверженцев даосизма, к которому, как к религии «людей Юга», относились с большой подозрительностью (даосская лит-ра и ритуальные предметы также уничтожались). Особым покровительством монголов стала пользоваться тибетская ветвь буддизма - ламаизм, к-рый вскоре приобрел статус офиц. религии монг. двора. Продолжилось проникновение ислама в К., который распространялся прежде всего в среде ассимилировавшихся военных и торговцев, активно привлекаемых монголами из Центр. Азии (мусульм. общины в Юньнани). Посещали страну и католические миссии (см. разд. «Католицизм»). К сер. XIV в. империя Юань потеряла былое могущество. Крестьянское хозяйство оказалось в тяжелом положении: оно было подорвано наводнениями, засухами и эпидемиями. В 1351 г. в окр. Инчжоу (совр. пров. Аньхой) началось восстание «Красных повязок» против монг. владычества. Руководители его принадлежали к буддийскому обществу «Белый лотос». Буддийский монах из крестьян Чжу Юаньчжан, в 1355 г. возглавивший восставших в Центральном К., в янв. 1368 г. провозгласил себя императором, основав династию Мин (1368-1644). После того как в том же году войска нового императора взяли столицу Юаньской империи Даду (Пекин), последняя была низложена.

Империя Мин (1368-1644)

Во время правления первых императоров династии Мин в стране наблюдался экономический подъем. Улучшение агротехники и внедрение новых культур в сельское хозяйство позволили поднять его производительность и кормить растущее население. Выросло производство хлопчатобумажных и шелковых тканей, фарфора и бумаги. Активно развивались наука, лит-ра, книгоиздание. Уже в начале правления было восстановлено значение традиц. гос. культов, прежде всего конфуцианства (имперский ритуальный комплекс был не только восстановлен, но и расширен, в частности за счет даосского культа «трех владык»). Именно в эту эпоху в Пекине окончательно сложился храмово-ритуальный комплекс, в к-ром совершались жертвоприношения и др. ритуалы, поддерживавшие циклический распорядок жизни империи. Также возросла роль культов представителей прежних правящих династий (напр., Чжоу-гун (XI в. до Р. Х.), брат 1-го чжоуского правителя У-вана, к-рого принято считать подлинным устроителем и создателем всей управленческой системы чжоуской монархии).

Развитию торговли способствовала разветвленная сеть каналов и рек. Проводилась активная внешняя политика: в 1392 г. Корея получила статус вассала, в 1407-1418 гг. минская армия совершила несколько походов в пределы совр. Вьетнама. С 1405 по 1433 г. К. отправил 7 крупных экспедиций под командованием Чжэн Хэ в Юго-Вост. Азию, Индию и на вост. побережье Африки. Корабли европейцев впервые подошли к берегам К. в 1514 г., однако европ. купцам был запрещен въезд в страну. Был открыт только один порт - Аомынь (Макао), сданный в аренду португальцам. В 1618 г. в Пекин прибыла 1-я российская дипломатическая миссия во главе с тобольским воеводой И. Петлиным. В доставленной им в Москву грамоте кит. двора содержалось предложение наладить посольские связи и торговлю между 2 странами в принятой в К. форме (впрочем, прочесть эту грамоту смогли лишь через полвека).

Кризисные явления стали нарастать с кон. XV в. прежде всего в области аграрных отношений. Увеличивалось количество крестьян, не имевших земельного надела и превратившихся в издольщиков; богатые феодалы скупали или отбирали за долги земли разорившихся крестьян. Недобор налогов вел к уменьшению доходов казны. Проведению реформ мешала оппозиция со стороны двора.

К. под властью династии Цин (1644-1912)

В 1616 г. маньчжурский хан Нурхаци (1559-1626) основал династию Поздняя Цзинь и с 1618 г. начал совершать набеги на К. В 1628 г. в К. вспыхнула крестьянская война. Восставшие, во главе к-рых стоял вождь Ли Цзычэн, в 1644 г. взяли Пекин. Однако маньчжуры подавили восстание и провозгласили императором К. малолетнего маньчжурского кн. Ши-цзу (внука Нурхаци), регентом при котором был его дядя Доргонь. Так было положено начало империи Цин (1644-1912). Китайский народ оказал упорное сопротивление захватчикам-маньчжурам. Последние очаги восстаний в южных провинциях страны были подавлены только к 1681 г. В результате крестьянской войны и последующего маньчжурского завоевания К. пережил демографическую и экономическую катастрофу: население в 1628-1683 гг. сократилось со 120-130 до 100 млн чел.; были разрушены и опустошены сотни городов, тысячи деревень, заброшены огромные площади пахотных земель, замерло ремесленное производство. Лишь в кон. XVIII в. К. смог превзойти уровень экономического развития, достигнутый накануне маньчжурского завоевания, численность его населения возросла до 300 млн чел. Новые власти были приверженцами шаманизма и ламаизма, но не стали активно вмешиваться в религ. жизнь К., за исключением даосизма, в к-ром усматривали идеологическую основу для политических угроз.

Подписание Нанкинского договора. Гравюра. Мастер Дж. Барнет. 1846 г. (Б-ка Брауновского ун-та, США)
Подписание Нанкинского договора. Гравюра. Мастер Дж. Барнет. 1846 г. (Б-ка Брауновского ун-та, США)

Подписание Нанкинского договора. Гравюра. Мастер Дж. Барнет. 1846 г. (Б-ка Брауновского ун-та, США)

В царствование Канси (1662-1722) и Цяньлун (1736-1796) территория Цинской империи значительно расширилась. В кон. XVII в. была захвачена Халха (Сев. Монголия). В 1758 г. окончательно завоевано Джунгарское ханство и вместе с покоренной в 1759 г. Кашгарией включено в состав империи: образовалась пров. Синьцзян. Захватнические походы против Бирмы (1765 и 1769) и Дайвьета (1788-1790) закончились признанием со стороны этих стран своей вассальной зависимости от Цинов. Была также подтверждена вассальная зависимость Кореи. В кон. XVIII в. к Цинской империи был присоединен Тибет (на правах протектората).

Европейские страны - Португалия, Голландия, Франция и Великобритания - попытались установить в XVII-XVIII вв. офиц. отношения с империей, но их дипломатические усилия окончились неудачей. Европейцам было разрешено торговать только в Гуанчжоу. Основным товаром брит. торговцев в К., приносившим большие доходы, стал опиум, к-рый начали завозить в больших количествах. Решение кит. властей запретить торговлю опиумом и уничтожить его имевшиеся запасы привело к англо-кит. войне 1840-1842 гг. (1-я «опиумная война»). Вооруженные силы Великобритании разгромили армию К.; последний был вынужден подписать Нанкинский договор, по которому Великобритании отходил Сянган (Гонконг); для внешней торговли открывались 5 портов. Европейские кварталы в этих портах (сеттльменты) находились вне кит. юрисдикции, европейцы управляли ими, имели там свои войска и полицию. В 1856-1860 гг. была развязана англо-франко-кит. война (2-я «опиумная война»). Англ. и франц. войска в 1860 г. вошли в Тяньцзинь и Пекин. К. были навязаны Тяньцзиньские договоры 1858 г. и Пекинские договоры 1860 г., открывавшие путь для прямого вмешательства иностранных держав во внутренние дела К. и фактически превращавшие его в полуколонию. В этих условиях усилилась активность синкретических религиозных объединений и тайных об-в, которые маскировались под традиционные религиозные сообщества. Деятельность массовых синкретических сообществ типа байлянь-цзяо (движение «Белого лотоса»), идеология которых часто приобретала антиманьчжурскую окраску, способствовала нарастанию социальной напряженности и расшатыванию устоев власти цинской династии. В этот период началась и активная проповедь протестантских учений (см. разд. «Протестантизм»). Разросшиеся и хорошо адаптированные общины мусульман в местах их сплошного расселения, особенно в окраинных районах, проявляли тенденцию к социально-политической активности, опиравшейся на религиозную мотивацию.

Дальнейшее обострение кризиса в экономике, в который все больше погружалась Цинская империя, вызвали волну народных восстаний. Крупнейшим из них было Тайпинское восстание в 1851-1864 гг. Во главе его встал учитель Хун Сюцюань (1814-1864), создавший синкретическое учение на базе адаптированного христианства. Восставшие против маньчжурской династии Цин крестьяне создали в долине р. Янцзы «Небесное государство великого благоденствия» («Тайпин тяньго»), столицей к-рого в 1853 г. стал Нанкин. В 1852 г. началось крестьянское Няньцзюньское восстание в Северном К. под рук. торговца Чжан Лосина (в 1863 попал в плен и был казнен); в 1855 г. повстанцы провозгласили создание «Великого государства Хань». В 1868 г. объединенные отряды уцелевших от разгрома тайпинских войск и няньцзюней потерпели поражение в столкновении с правительственными войсками. Тяжелым положением страны воспользовались иностранные державы, к-рые в 1897-1898 гг. поделили К. на сферы влияния. Территория с наибольшим населением (прежде всего бассейн нижнего и среднего течения Янцзы) отошла Великобритании. Маньчжурия и Внешняя Монголия были переданы России. В 1884-1885 гг. Франция вышла победительницей в войне с К. за обладание Вьетнамом. В японско-китайской войне 1894-1895 гг. Япония нанесла сокрушительное поражение К. Согласно Симоносекскому договору, К. отказывался от сюзеренитета над Кореей, передавал Японии о-в Тайвань и о-ва Пэнхуледао (Пескадорские). Переворот 1898 г., осуществленный маньчжурской вдовствующей имп. Цыси (1835-1908), помешал осуществлению давно назревших реформ (т. н. реформы ста дней). Крупное восстание имело место в Северном К. в 1899-1901 гг. Ихэтуаньское восстание (в европ. историографии известно как Боксерское) было начато тайным об-вом Ихэцюань («Кулак во имя справедливости и согласия»), которое выступало против вмешательства во внутренние дела К. иностранцев. Восстанию оказали поддержку цинские войска. В июне 1900 г. ихэтуани вступили в Пекин и осадили дипломатический квартал, однако в результате интервенции войск Великобритании, Франции, Германии, Японии, США, России, Италии и Австро-Венгрии восстание было жестоко подавлено.

К. в 1912-1949 гг.

Основанные в 1894 г. в Гонолулу (Гавайские о-ва) Сунь Ятсеном (1866-1925) об-во Синчжунхой (букв.- «Общество возрождения Китая») и в 1904 г. в К. Хуан Сином союз Хуасинхой (букв.- «Союз процветания Китая»), имевшие целью свержение иноземной цинской династии, объединились в 1905 г. в Тунмэнхой (букв.- «Объединенный союз»). Первые выступления революционеров (1906, 1910 и 1911) были подавлены. Восстание 10 окт. 1911 г. в Учане положило начало Синьхайской революции 1911-1913 гг. Власть маньчжурской династии Цин пала. 1 янв. 1912 г. была провозглашена Китайская Республика со столицей в Нанкине. Сунь Ятсен стал временным президентом К., однако, не имея военной поддержки, вынужден был уступить власть генералу Юань Шикаю (1859-1916), опиравшемуся на Бэйянскую милитаристскую клику. 25 авг. 1912 г. в Пекине был создан Гоминьдан (национальная партия), объединивший Тунмэнхой и несколько небольших орг-ций, во главе с Сунь Ятсеном. Гоминьдан намеревался ограничить диктаторские устремления президента Юань Шикая и упрочить положение Китайской Республики. 4 нояб. 1913 г. с установлением военной диктатуры Юань Шикая Гоминьдан был запрещен, Сунь Ятсен эмигрировал в Японию. После смерти Юань Шикая в 1916 г. власть в провинциях перешла к генералам. На протяжении десятилетия правительство в Пекине было марионеткой то одной, то др. группы милитаристов, соперничавших друг с другом.

После первой мировой войны в К. начался новый революционный подъем. В стране усиливалось недовольство иностранным вмешательством во внутренние дела и продолжавшимся обнищанием народа. Под влиянием совершившейся в России Октябрьской революции 1917 г. в К. в мае-июне 1919 г. возникло антиимпериалистическое Движение 4 мая. В Пекине состоялись многотысячные демонстрации студентов, поддержанные рабочими и представителями городской буржуазии. В 1921 г. была образована Коммунистическая партия Китая (КПК), которая в кон. 1923 г. начала сотрудничество с Гоминьданом. Последний к нач. 1924 г. был преобразован в массовую политическую партию, объединившую рабочих, крестьян и городскую мелкую и среднюю буржуазию. В янв. 1924 г. на I съезде Гоминьдана в основу принятой новой программы было положено 3 принципа Сунь Ятсена - национализм, народовластие и народное благоденствие. После провозглашения республики отправление государственных культов прекратилось. Для политики Гоминьдана первоначально были характерны антитрадиционалистская и антиконфуцианская направленность, но впосл. гоминьдановские власти предпринимали попытки ввести в школах изучение конфуцианских канонов, тогда как даосизм и буддизм расценивались как суеверия.

Мао Цзэдун. Фотография. 1927 г.
Мао Цзэдун. Фотография. 1927 г.

Мао Цзэдун. Фотография. 1927 г.

В июле 1926 г. Национально-революционная армия (НРА) Гоминьдана выступила из провинций Гуандун и Гуанси в Северный поход, завершившийся в апр. 1927 г. освобождением Южного и Центрального К. от власти милитаристов. Постепенно правое крыло Гоминьдана начало отходить от сотрудничества с коммунистами. В апр. 1927 г. Чан Кайши (1887-1975), возглавивший после смерти Сунь Ятсена в 1925 г. Гоминьдан, совершил в Восточном и Южном К., а в мае-июле того же года в Центральном К. контрреволюционные перевороты. Рабочие и солдаты НРА под руководством коммунистов подняли в 1927 г. антигоминьдановские восстания (1 авг. в Наньчане, в дек. в Гуанчжоу), которые были подавлены. КПК продолжила сопротивление. В 1927-1928 гг. в уездах Хайфын и Луфын была установлена власть КПК. Революционные базы появились также в горных районах Центрального и Южного К. В 1927 г. Мао Цзэдун и Чжу Дэ создали базу комунистов в Цзинганшане.

В это время под влиянием Японии, США и Великобритании правительство К. заняло откровенно враждебную позицию по отношению к СССР: гоминьдановские войска совместно с отрядами рус. белоэмигрантов начали нападать на советскую территорию. 10-11 июля 1929 г. кит. власти захватили Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), которая по советско-кит. соглашению 1924 г. совместно управлялась СССР и К. 17 июля 1929 г. СССР объявил о разрыве дипломатических отношений с К. Советская Особая Дальневосточная армия, отбросив войска Гоминьдана, вторгшиеся на советскую территорию, 17 нояб. 1929 г. разгромила их на кит. территории. 22 дек. в Хабаровске подписан советско-кит. протокол о восстановлении на КВЖД и на советско-кит. границе положения, предусмотренного советско-кит. соглашением 1924 г. Дипломатические отношения между СССР и К. были восстановлены лишь в дек. 1932 г.

В 1931 г. Япония захватила Северо-Восточный К., в 1933-1935 гг. установила контроль над нек-рыми районами Северного К. В 1932 г. в Маньчжурии было создано марионеточное гос-во Маньчжоу-го. Тем временем коммунисты укрепляли свои позиции в сельских районах. В 1929-1934 гг. под руководством КПК были созданы революционные опорные базы, а в Жуйцзине на I Всекитайском съезде рабочих и крестьянских депутатов была принята временная Конституция. В 30-х гг. Гоминьдан провел 5 крупных военных походов против созданных коммунистами революционных баз. Центральная революционная база, основанная в 1930 г. Мао Цзэдуном на границе провинций Цзянси и Фуцзянь, держалась до осени 1934 г. Красная армия, прорвав кольцо окружения, завершила Великий поход в провинции Шэньси и Ганьсу на северо-западе К. в окт. 1935 г.

В 1937 г. япон. войска начали войну в К.; к сер. 1939 г. ими была захвачена большая часть Северного и Центрального К., основные морские порты страны. Территория К. в этот период состояла из неоккупированной зоны (юго-зап. и сев.-зап. провинции), в к-рой находилась временная столица К.- Чунцин, оккупированной зоны (сев., вост., центральная и юж. провинции), к-рая номинально подчинялась марионеточному правительству Ван Цзинвэя (создано японцами 30 марта 1940 в Нанкине), и районов, контролировавшихся 8-й полевой армией (отдельные районы провинций Шэньси, Ганьсу, Нинся, Чахар, Суйюань, Хэбэй, Шаньдун, Хэнань в Северном К.) и Новой, 4-й армией (бассейн р. Янцзы в Центральном К.) под руководством КПК. На оккупированных территориях притеснениям подвергались исконно кит. формы религ. отправлений, в частности ограничивалась активность даосских объединений, зато поощрялась деятельность буддийских орг-ций, связанных с япон. гос. службами.

Коммунисты при поддержке сельского населения в оккупированных провинциях начали национально-освободительную партизанскую войну против япон. захватчиков. К апр. 1945 г. народные вооруженные силы контролировали 19 освобожденных районов. В результате проведенной 9 авг.- 2 сент. 1945 г. советскими войсками Маньчжурской операции Квантунская армия была разгромлена; 2 сент. Япония капитулировала. В июле 1946 г. в К. возобновилась гражданская война. Народно-освободительная армия К. под руководством КПК разгромила гоминьдановские войска, к-рые эвакуировались на Тайвань; 1 окт. 1949 г. была провозглашена КНР.

К. в 1949 - нач. 2000-х гг.

В 50-х гг. К. приступил к социалистическим преобразованиям в промышленности и сельском хозяйстве. В июне 1950 г. был принят Закон об аграрной реформе, началась коллективизация. Был провозглашен курс на индустриализацию страны. В 1953 г. принят первый 5-летний план развития экономики К. (1953-1957). На 1-м заседании Всекитайского собрания народных представителей в Пекине в сент. 1954 г. была принята Конституция КНР. К этому времени традиц. религии пришли в упадок, уменьшилось количество буддийских и даосских учителей, а гос. культы (конфуцианство) были скомпрометированы. В особом положении находились мусульм. общины, проявлявшие тенденцию к усилению внутренней консолидации и обособлению. Христ. миссии продолжали свою деятельность. Конституция КНР предусматривала право граждан исповедовать религию. При этом пропагандировался тезис о постепенном отмирании религии по мере роста образованности, повышения благосостояния и успешного развития социализма. Усилия руководства КПК и КНР были направлены на контроль над деятельностью религ. объединений, прежде всего с т. зр. их отношения к новой власти, к иностранному влиянию на политическую, хозяйственную и экономическую жизнь страны. Важнейшими задачами считались привлечение руководителей религ. орг-ций и течений к активному сотрудничеству с новой властью, нейтрализация и изоляция религ. деятелей, враждебных КПК. Контроль над конфессиями, деятельность которых была разрешена, осуществлялся гос-вом через патриотические религ. ассоциации - Китайскую буддийскую ассоциацию, Китайскую исламскую ассоциацию, Китайскую даосскую ассоциацию, Китайскую католическую патриотическую ассоциацию, Епископскую конференцию католической Церкви Китая, Комитет китайского протестантского движения за три самостоятельности. В период «культурной революции» (1966-1976) деятельность этих ассоциаций почти полностью прекратилась.

В 1957-1958 гг. реформы проводились в кратчайшие сроки по программе «Большого скачка». Модернизацию экономики К. планировали осуществить в течение 3 лет. На селе было создано более 23 тыс. коммун, которые наряду с сельскохозяйственной были обязаны производить также промышленную продукцию. Экономический эксперимент закончился в 1959 г. крахом: резко упал выпуск продукции, появились проблемы в снабжении населения продовольствием. От программы «Большого скачка» отказались. Однако дальнейшему развитию страны помешала «Великая пролетарская культурная революция», к-рую провозгласил в 1966 г. председатель ЦК КПК Мао Цзэдун. Была начата борьба с «западным влиянием», «ревизионизмом»; репрессированы мн. общественные и политические деятели, были закрыты сотни центральных и местных газет и журналов, школы и высшие учебные заведения, б-ки, музеи, театры. В 17 провинциях и городах центрального подчинения, по офиц. кит. данным, преследованиям подверглись свыше 142 тыс. работников сферы образования, 53 тыс. ученых, инженеров и конструкторов. Политику партии проводили в жизнь отряды из учащихся средних школ, студентов, молодых рабочих и служащих - хунвэйбинов («красных охранников»), а затем цзаофаней («бунтовщиков»). В 1968 г. эти отряды, как не выполнившие возлагавшиеся на них задачи, были распущены, а их участники сосланы в деревню и на окраины страны. Всего за годы «культурной революции» в КНР было уничтожено свыше 6 тыс. архитектурных памятников, 2,357 млн исторических книг, 185 тыс. картин и свитков с каллиграфией, 538 единиц др. культурных ценностей, разбито более 1 тыс. стел, имевших историческую ценность. После смерти Мао Цзэдуна 9 сент. 1976 г. руководство КПК официально осудило политику «культурной революции».

Обострение отношений с СССР и нарастающая международная изоляция побудили кит. руководство с лета 1969 г. предпринимать шаги по нормализации отношений с рядом социалистических гос-в, имевших разногласия с Советским Союзом, в частности с Югославией (до этого она подвергалась острой критике со стороны КПК), Албанией и Румынией. Одновременно начались американско-кит. консультации по вопросу о развитии двусторонних отношений, в ходе которых кит. власти заявили о готовности впредь придерживаться в своих действиях на международной арене принципа мирного сосуществования, руководствоваться Уставом ООН и др. общепринятыми международными нормами, а амер. сторона согласилась признать за КНР право на представительство всего К. на международной арене. 25 окт. 1971 г. гоминьдановская Китайская Республика была исключена из ООН, ее место заняла КНР. В февр. 1972 г. КНР посетил Президент США Р. Никсон; по итогам его переговоров с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем было опубликовано совместное коммюнике, в к-ром стороны заявили о намерении нормализовать отношения (в 1973 США и КНР обменялись группами связи, которые фактически имели права посольств). После визита Никсона дипломатические отношения с КНР в 1972-1973 гг. установили Япония, Канада и большинство стран Зап. Европы. КНР восстановила также дипломатические отношения с государствами, с которыми разорвала их накануне и в ходе «культурной революции». Западноевроп. страны, США и Япония стали с нач. 70-х гг. XX в. главными внешнеэкономическими партнерами КНР. В кон. 70-х гг. XX в. КПК также было принято решение о выработке курса на перестройку экономики страны. В 1978-1988 гг. в К. были осуществлены «четыре модернизации»: в сельском хозяйстве, в промышленности, в национальной обороне, в науке и технологии. В приморских областях в целях привлечения иностранного капитала были созданы свободные экономические зоны, крестьяне получили возможность обрабатывать свои участки земли, большинство коммун упразднили. На XIII съезде КПК (в 1988) реформаторская группа Дэн Сяопина, одержав победу над маоистами, добилась офиц. одобрения теории и практики «развивающейся страны на начальном этапе социализма с китайской спецификой». В 1989 г. в связи с жестоким подавлением гражданского протеста студентов на пл. Тяньаньмынь в Пекине Дэн Сяопин ушел в отставку, но курс на реформирование в экономике был продолжен. В результате реформ было обеспечено поступательное развитие экономики страны с ежегодными темпами роста до 10%. На XVII съезде КПК (окт. 2007) был подтвержден курс на проведение комплексной модернизации страны, повышение уровня жизни населения и последовательную интеграцию экономики К. в мировое хозяйство. XVIII съезд КПК (нояб. 2012) постановил, что в К. «установлен социалистический строй с китайской спецификой», а экономика переходит к концепции «эффективного развития» для построения в стране общества всеобщего «среднего достатка» (сяокан).

Лит.: История Китая с древнейших времен до наших дней. М., 1974; MacFarquhar R. The Hundred Flowers Campaign and the Chinese Intellectuals. N. Y., 1974; idem. The Origins of the Cultural Revolution. N. Y., 1974-1997. 3 vol.; Sheridan J. E. China in Disintegration: The Republican Era in Chinese History, 1912-1949. N. Y., 1975; Chi Hsi-sheng. Warlord Politics in China, 1916-1928. Stanford, 1976; The Cambridge History of China / Ed. D. C. Twitchett, J. K. Fairbank. Camb.; N. Y., 1978-[2002]. Vol. [1, 3, 5-15]; Roberson J. R. China from Manchu to Mao (1699-1976). N. Y., 1980; Крюков М. В., Переломов Л. С., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М., 1983; Новейшая история Китая / Гл. ред.: М. И. Сладковский. М., 1983. [T. 1:] 1917-1927; [Т. 2:] 1928-1949; Крюков М. В., Малявин В. В., Софронов М. В. Китайский этнос в средние века (VII-XIII вв.). М., 1984; они же. Этническая история китайцев на рубеже средневековья и нового времени. М., 1987; Вельгус В. А. Средневековый Китай. М., 1987; Крюков М. В., Малявин В. В., Софронов М. В., Чебоксаров Н. Н. Этническая история китайцев в ХIХ - начале ХХ века. М., 1993; Древние культуры Юж. Сибири и Сев.-Вост. Китая. Новосиб., 1994; Gernet J. Die chinesische Welt: Die Geschichte Chinas von den Anfängen bis zur Jetztzeit. Fr./M., 1994; Палеолит Центр. и Вост. Азии. СПб., 1994; Малявин В. В. Китай в XVI-XVII вв.: Традиция и культура. М., 1995; Bauer E. Die unberechenbare Weltmacht: China nach Deng Xiaoping. B., 1995; Schmidt-Glintzer H. Das alte China: Von den Anfängen bis zum 19. Jh. Münch., 1995; Тихвинский С. Л. Путь Китая к объединению и независимости, 1898-1949. М., 1996; Granet M. Chinese Civilization. L., 1998; Liu L., Chen X. State Formation in Early China. L., 2003; Деопик Д. В., Лаптев С. В. Культура Лянчжу и проблемы археологии сев. части прото-юго-восточной Азии. М., 2005; Непомнин О. Е. История Китая: Эпоха Цин, ХVII - нач. ХХ в. М., 2005; Шорт Ф. Мао Цзэдун. М., 2005; Лаптев С. В. Предыстория и история народов Вьет: Археология Ниж. Янцзы и Юго-Вост. Китая периода от раннего неолита до раннего железного века. М., 2006-2007. 3 т.; Усов В. Н. История КНР. М., 2006. 2 т.; История Китая / Ред.: А. В. Меликсетов. М., 20074; История Китая: Мат-лы китаевед. конференций ИСАА при МГУ / Ред.-сост.: М. Ю. Ульянов. М., 2007; Панцов А. В. Мао Цзэдун. М., 2007; Chang J., Halliday J. Mao: The Unknown Story. L., 2007; Taiwan: A new history / Ed. M. A. Rubinstein. Armonk (N. Y.), 20073; Weggel O. Geschichte Taiwans: Vom 17. Jh. bis heute. Münch., 2007; Spence J. D. Chinas Weg in die Moderne. Bonn, 20082; Бокщанин А. А., Непомнин О. Е., Степугина Т. В. История Китая: Древность, средневековье, новое время. М., 2010; Духовная культура Китая / Гл. ред.: М. Л. Титаренко. М., 2006-2010. 6 т; Кучера С. Р. История, культура и право Древнего Китая. М., 2012; История Китая с древнейших времен до начала XXI века / Гл. ред.: С. Л. Тихвинский. М., 2013. Т. 2, 7.

Христианство в К.

Сиро-уйгурское христианство

По известным данным, христианство в К. не имеет апостольского происхождения. Достаточно поздним следует считать предание об ап. Фоме как о просветителе К. (подробнее см.: Tubach. 1995/1996), к-рое встречается в средневек. текстах сир. традиции: т. н. Зукнинской хронике (VIII в.; см. Дионисия Телль-Махрского хроника), соч. «Христианское право» Абдаллаха ибн ат-Тайиба аль-Ираки († 1043), «Номоканоне» Авдишо бар Брихи († 1318), восточносирийском богослужебном сб. «Худра» - и в Новое время активно использовалось зап. и рус. миссионерами для подтверждения древности кит. христианства. Авдишо бар Бриха передавал предание, согласно к-рому учреждение в К. церковной иерархии во главе с «митрополитом Синастана» приписывается католикосам Церкви Востока Ахаю (нач. V в.) и Шиле (нач. VI в.), но эти сведения также не подтверждаются. Хотя христианство могло попасть в К. в первые века по Р. Х. благодаря торговым контактам Великого шелкового пути, за неимением источников христ. присутствие в стране в этот период остается гипотетичным.

Первыми исторически достоверными проповедниками христианства в К. были представители Церкви Востока (несториане), к-рые прибыли сюда из Персии через Хорасан и Согд в правление династии Тан (618-907). В эту эпоху экономического и культурного расцвета К. привлекал с запада и севера множество народов, в т. ч. иранских, монгольских и тюркских, исповедовавших зороастризм, манихейство и христианство (кит. «сань и-цзяо» - «три варварских учения»), а также ислам. Миграционное ядро вост. христиан известно в К. с VII в. под именем «цзинцзяо» (букв.- «сияющая религия»; возможные интерпретации: «учение Евангелия», «учение Великого Света»).

Основным источником сведений о распространении христианства в К. в ранний период является текст стелы, обнаруженной католич. миссионерами в 1623 (или 1625) г. в пригороде Чанъани (сир. Кумдан; ныне Сиань). Аутентичность стелы первоначально была подвергнута сомнениям (в частности, Вольтер считал ее подделкой иезуитов), но в наст. время признана доказанной. Согласно кит. и сир. колофонам, памятник был воздвигнут в 781 г. по распоряжению хорепископа Чанъани по имени Иси (сир. Язадбозид). Автор текста - его сын, свящ. Цзиньцзин (в параллельном сир. тексте - Адам). Текст, озаглавленный «Памятник [стела] распространения сияющей религии из Дацинь в Китае» (Дацинь цзинцзяо люсин Чжунго бэй), включает догматическую и историческую части. Согласно последней, в 635 г. в столицу Тан г. Чанъань прибыла группа переселенцев во главе с епископом, имя которого в древнекит. транскрипции читается как Алобэнь; по всей видимости, оно происходит от сир. слова   (учитель; др. толкования:    - «Божие обращение»,   - Авраам) либо от персид. имени Ардабан (Deeg. 2004). Личность этого епископа не поддается исторической идентификации по др. источникам. Он был принят при дворе имп. Тай-цзуна (Ли Шиминя), по заказу к-рого был выполнен перевод с сир. языка на китайский ряда вероучительных текстов (к их числу, вероятно, относятся т. н. Писания Алобэня). Ознакомившись с ними, император в 638 г. издал указ, объявлявший христианство дозволенной религией в К.; тогда же в Чанъани был основан 1-й христ. мон-рь. Далее в тексте стелы рассказывается о распространении христианства в К. в последующие полтора века, хотя нек-рые сведения, в частности о повсеместном основании мон-рей, являются преувеличенными (см.: Drake. 1937).

При династии Тан христиан в К. отождествляли сначала с Персией (кит. Босы), а затем - с Дацинь: так китайцы назвали вост. часть Римской (Византийской) империи, в особенности Сирию. На основании ряда кит. источников можно предположить, что распространению христианства в К. в этот период способствовали не только несториане, но и православные (мелькиты), имевшие церковный центр (Католикосат) в Селевкии-Ктесифоне, а затем в Шаше (ныне Ташкент), хотя они и не оставили материальных следов своего присутствия в К. (см.: Ying. 2007). Термин «миссия» приложим к распространению сир. христианства в К. условно, поскольку его основными носителями были члены сиро-персид. диаспоры, а не обращенное в христианство местное население. В то же время сирийцы стали быстро адаптировать христ. учение к местным условиям, что вскоре стало одной из наиболее ярких черт сиро-кит. христианства. Лексические заимствования использовались лишь для неск. ключевых слов: Бог, Христос, Иисус передавались транскрипцией соответствующих сир.     В большинстве же случаев авторы употребляли уже сложившуюся буддийскую, даосскую и в меньшей степени конфуцианскую терминологию (подробнее см., напр.: Ломанов. 2002. С. 34-61; Deeg. 2006). На Сианьской стеле рядом с крестом изображены символы даосизма (летящие облака) и буддизма (лотос) - этот же тройной символ впосл. часто помещался на христ. надгробиях, обнаруженных в К. Культурная близость с буддизмом, к-рой был отмечен облик раннего сир. христианства в К., отчасти и предопределила его упадок в результате гонений в IX в. Главными языками христианства этого периода были оригинальный сирийский и китайский. Существование в К. в кон. VIII - 1-й пол. IX в. несторианской митрополичьей кафедры Бет-Синайе подтверждается текстом письма католикоса-патриарха Церкви Востока Тимофея I (780-823), где он сообщает о смерти занимавшего ее митрополита (Timothei patriarchae I Epistulae / Ed. O. Braun. P., 1914. Vol. 1: [Textus]. P. 109. (CSCO; 74. Syr.; 30)), и упоминанием в «Книге настоятелей» Фомы Маргского (IX в.) инока Давида из мон-ря Бет-Аве, который был на нее поставлен (Thomas, Bishop of Margâ. The Book of Governors: The Historiа Monastica / Ed., transl. E. A. Wallis Budge. L., 1893. Vol. 1. P. 238).

В 845 г. имп. У-цзун под предлогом избавления от «тунеядцев» и «вредных» конфессий начал массовые гонения на буддизм, разрушил 4 тыс. буддийских храмов и ок. 40 тыс. святилищ (подробнее см.: Reischauer. 1955). Поскольку сир. миссионеры использовали буддийские термины и отчасти мимикрировали под буддистов, чтобы быть ближе к местным традициям, начавшееся во имя торжества даосизма Великое гонение У-цзуна сопровождалось и антихрист. мерами. Чанъань, к-рая была значительным буддийским и христ. центром, потеряла свое значение. В период упадка династии Тан и в последующую эпоху Пяти династий (907-960), отмеченную восстаниями и междоусобицами, началось постепенное переселение христиан сир. традиции в сев.-зап. регионы К. Мусульм. автор Ибн ан-Надим (ум. в 995) передает рассказ о восточносир. монахе, к-рый ок. 980 г. был послан католикосом Авдишо I в К., но не застал там ни одной христ. общины. По мнению япон. исследователя Й. Саэки, с миграцией начался процесс исламизации христиан восточносир. традиции на границе Великой степи, с одной стороны, и даосизации в Центр. К.- с другой.

Вместе с тем еще во время существования Уйгурского каганата (745-840) началось обращение тюрок в христианство и манихейство. Уже в VIII в. католикос-патриарх Тимофей I писал, что некий «царь тюрок» (вероятно, речь идет об уйгурах) почти со всей своей страной оставил древнее безбожие и обратился в христианство (Les lettres du patriarche nestorien Timothée I / Étude crit.: R. J. Bidawid. Vat., 1956. P. 124. (ST; 187)). В IX в., когда Уйгурский каганат был разрушен енисейскими киргизами, началась миграция уйгуров на юг и юго-восток Вост. Туркестана (ныне Синьцзян-Уйгурский автономный р-н КНР); возникло гос-во уйгурских идыкутов с центрами в Кочо (ныне Турфан) и Бешбалыке (ныне Джимасар). Благодаря находкам А. фон Ле Кока в монастыре на холме Булайик недалеко от г. Турфан известно, что христ. присутствие в Кочо было весьма значительным, хотя буддизм и манихейство имели больше последователей. Среди рукописей, найденных в Турфане экспедициями Ле Кока, много согдийских текстов. Кроме того, именно от согдийцев уйгуры получили арамейскую в своей основе письменность, известную как староуйгурская, к-рая впосл. дала начало старомонг. письму.

После завоевания К. Чингисидами и начала правления монг. династии Юань (1279-1368) христианство тюрко-сир. типа переживает расцвет. Оно было уже широко распространено не только среди уйгуров, но и среди смешанного населения Дуньхуана, где было немало мигрантов из Ср. Азии и Хорасана, говоривших на новоперсид. языке (дари или фарси). Однако основным языком христианства в К. в этот период стал уйгурский, на к-рый были переведены мн. важные лит. памятники сир. традиции, а также нек-рые согдийские и иные тексты; сир. язык остался сакральным, его знание снизилось до минимума. Христиане стали именоваться «еликэвень» (от монг. «эркеун», возможно связанного с сир.  ) и «тарса» (под этим названием персид. происхождения их упоминает, в частности, в 1-й пол. XIII в. даосский мон. Чан-чунь в дневнике путешествия в зап. страны «Си ю цзи»). В XI-XII вв. христиане сиро-уйгурской традиции постепенно вернулись с сев.-зап. периферии в центральные области страны. Была создана сеть епархий в Линьани (ныне Ханчжоу), Ханбалыке (с XIII в. Даду; ныне Пекин), Чэнду, Чанъани, Вэньчжоу и др. городах. Распространению христианства способствовала толерантная, а местами даже прохрист. политика монг. администрации. Крестились представители тюрко-монг. народов Великой степи, в частности кереиты и онгуты. По сообщению западносир. церковного историка еп. Григория Бар Эвройо (XIII в.), в нач. XI в. кереитский правитель обратился через Авдишо, митр. Мервского, к католикосу-патриарху Церкви Востока с просьбой крестить его вместе с народом (Greg. bar Hebr. Chron. eccl. T. 3. P. 279-282). Среди монг. чиновников было немало христиан Церкви Востока, которые работали в глубинных областях К. Христиане были в числе известных представителей племен кереитов и найманов: напр., Чинкай, самый влиятельный чиновник империи при хане Гуюке, и Чадак Болгай, секретарь хана Мункэ; военачальники Кит-Буга и Сама (кит. Цинь-ту) из Даду, служивший при имп. Жэнь-цзуне (Буянту). Археологи открыли надгробие 1317 г. Елисаветы, жены Самша, губернатора Даду, с надписью на сир., уйгурском и кит. языках (Gillman, Klimkeit. 1999. P. 288). Со временем манихейские общины обнаружили тенденцию к слиянию с сиро-уйгурскими христианами: так, надпись на могильном камне из Зайтуна (ныне Цюаньчжоу) на уйгурском и кит. языках называет еп. Шлимуна, который управлял делами не только несториан, но и манихеев к югу от Янцзы; встречаются упоминания эклектических полуманихеев-полухристиан (Ibid. P. 292). Основатель династии Юань хан Хубилай (1260-1294), к-рый перенес ставку в Ханбалык, согласно Марко Поло, почитал 4 пророков: Христа, Мухаммада, Моисея и Будду, однако христ. веру считал самой верной; в 1278 г. даже ходили слухи о его крещении. Вероятно, епископии в это время существовали в основном формально; церковное управление в большей степени осуществлялось через систему мон-рей и курсирующих между ними монахов-периодевтов. В 70-80-х гг. XIII в. 2 монаха тюркского происхождения, Маркос (буд. католикос-патриарх Церкви Востока Ябалаха III) и Бар Саума, предприняли путешествие из К. в Иерусалим, после чего Маркос был поставлен митрополитом Катаи (Сев. К.) и Уанга, а затем - католикосом Церкви Востока; Бар Саума же отправился в новое путешествие на Запад, где встречался с визант. императором, папой Римским и нек-рыми европ. правителями. Сир. текст «Истории Мар Ябалахи и Раббан Саумы» служит важным источником сведений о христианстве в К. этого периода.

В XIII в. кит. тюрки-христиане столкнулись с прибывшими из Италии католич. миссионерами, к-рые отнеслись к ним как к конкурентам. Вместе с тем в период поздней Юань началась массовая исламизация монголов, а затем и уйгуров. Распад империи Чингисидов и приход к власти антимонг. династии Мин привели к исчезновению социальной базы сиро-уйгурского христианства в Центр. К. и самого этого феномена к нач. XV в., что напрямую связано с общим положением христиан в Центр. Азии (Gillman, Klimkeit. 1999. P. 287). На окраинах христианство продолжало выживать в уйгурской среде. Так, в 1420 г. посланец Тимуридов Гият ад-Дин Наккаш свидетельствовал, что в Туркестане есть христиане и в Турфане «поклоняются кресту» (Bellér-Hann. 1995. P. 159). В XVI-XVII вв. христ. население Вост. Туркестана постепенно приняло ислам.

Автохтонные письменные источники по истории христианства в К. включают неск. групп текстов. Первую из них составляют самые ранние сочинения на кит. языке, связываемые с деятельностью Алобэня (т. н. Писания Алобэня). Рукописи, содержащие эти тексты, по всей видимости, являются поздними, но основаны на подлинниках эпохи династии Тан. «Сутра слушания [учения] Мессии» (Сюйтин Мишисо цзин; старый перевод - «Канон Иисуса Мессии») состоит из 2 частей - догматической и историко-библейской; рукопись была приобретена в 1922 г. у некоего китайца япон. ученым Дз. Такакусу, поэтому текст иногда также называют «документ Такакусу». Трактат из 3 частей, описанный К. Томиокой (отсюда название «документ Томиоки») и опубликованный Т. Ханедой в 1918 г. под заглавием «Трактат о единобожии» (И шэнь лунь), включает Притчи (Юй ди эр), «Рассуждения о Едином Боге/Небе» (И тянь лунь ди и) и соч. «Господь вселенной (букв.- «миром почитаемый») о милосердии» (Шицзунь буши лунь ди сань), написанное в 641 г.

Др. группу составляют документы, обнаруженные в нач. XX в. в пещере № 17 в Дуньхуане (пров. Ганьсу): «Похвала Трем сокровищам сияющей религии [= Троице]» (Цзинцзяо сань вэй мэн ду цзань; идентифицируется как восточносир. форма великого славословия), «Сутра почитания» (или «Канон почитаемых книг» (Цзунь цзин)) и «Сутра совершенного и таинственного мира (счастья)» (Чжи сюань ань лэ цзин) в форме диалога, в к-ром Иисус Христос отвечает на вопросы ап. Петра. К числу ранних также иногда относят 2 текста, к-рые были выявлены япон. ученым Я. Кодзимой среди дуньхуанских текстов кит. коллекционера Ли Шэндо в 1943 г.: «Похвала Преображению Господню» (или «Песнь о поиске убежища для познания истины Великого святого сияющей религии из Дацинь» (Дацинь цзинцзяо дашэнь тунчжень гуйфа цзань); т. н. манускрипт Кодзимы А) и «Сутра о достижении начала начал сияющей религии из Дацинь» (Дацинь цзинцзяо сюань юань чжи бэнь цзин; т. н. манускрипт Кодзимы Б); однако большинство совр. исследователей ставят их аутентичность под сомнение. В то же время текст манускрипта Кодзимы Б был отождествлен Саэки как продолжение ранее обнаруженного фрагмента под названием «Сутра о начале начал истинного учения из Дацинь». В 2006 г. в Лояне (пров. Хэнань) была найдена каменная колонна, воздвигнутая семьей согдийского происхождения в 814/5 г.; 1-я часть кит. текста колонны, по всей видимости, содержит тот же текст, что и манускрипт Кодзимы Б, но в более полном виде (см.: Tang L. A Preliminary Study of the Jingjiao Inscription of Luoyang: Text Analysis, Comment. and English Transl. // Hidden Treasures. 2009. P. 109-132).

Важное значение имеют рукописи из Вост. Туркестана (староуйгурские, сир., согдийские). Большинство из них было обнаружено экспедициями в Турфане. В 1929 г. канад. миссионеры приобрели на рынке в Пекине фотокопии сир. литургической рукописи (изд. и англ. пер.: Taylor. 1941), 2-я часть которой была найдена на Тайване в 2001 г.; рукопись оказалась сиро-персидско-уйгурской и датируется XII в. Среди документов, найденных в нач. XX в. П. К. Козловым в Хара-Хото, также имеются сир. и сиро-тюрк. фрагменты, содержащие богослужебные тексты (Пигулевская. 1940).

Научное изучение сиро-уйгурского христианства в К. началось с трудов католич. миссионеров XVI в. Основу для реконструкции раннего периода кит. христианства заложили исследование Сианьской стелы и последующая публикация ее древнекит. и сир. текстов (China Monumentis qua sacris qua profanes, nec non variis naturæ et artis spectaculis, aliarumque rerum memorabilium argumentis illustrata / Ed. A. Kircher. Amstelodami, 1667). Большой шаг вперед был сделан после археологических находок в Турфане в нач. XX в., когда в научный оборот были введены документы на староуйгурском и согдийском языках. Наконец, публикации япон. ученых 20-30-х гг. ХХ в. (Ханеда, Саэки) сформировали комплексный подход к истории сиро-уйгурского христианства VII-XVI вв. Основные сложности в изучении данного феномена обусловлены проблемами аутентичности письменных источников и интерпретации старокит. христ. текстов, что связано с использованием специфических (буддийских, даосских) терминов для выражения христ. понятий. Решение этих вопросов требует, в частности, более глубокого изучения взаимодействия христиан с буддистами и манихеями.

Лит.: Палладий (Кафаров), архим. Старинные следы христианства в Китае по кит. источникам // Восточный сб. СПб., 1877. Т. 1. С. 1-63 (То же // Кит. благовестник. М., 2001. № 1. С. 36-82); Müller F. W. K. Handschriften-Reste in Estrangelo-Schrift aus Turfan, Chinesisch-Turkistan. B., 1904. Tl. 2; Марр Н. Я. Аркаун, монгольское название христиан в связи с вопросом об армянах-халкидонитах // ВВ. 1906. Т. 12. Вып. 1/4. С. 1-68; Le Coq A., von. Ein christliches und ein manichäisches Manusckriptfragment in türkischer Sprache aus Turfan (Chinesisch-Turkistan) // SPAW. 1909. Bd. 48. Hbd. 2. S. 1202-1218; Saeki Y. The Nestorian Monument in China. L., 1916; idem. The Nestorian Documents and Relics in China. Tokyo, 19512; Moule A. C. Christians in China before the Year 1550. L., 1930; Drake F. S. Nestorian Monasteries of the T'ang Dynasty and the Site of the Discovery of the Nestorian Tablet // Monumenta Serica. 1937. Vol. 2. N 2. P. 293-340; Пигулевская Н. В. Сирийский и сиро-тюркский фрагменты из Хара-Хото и Турфана // Сов. востоковедение. М.; Л., 1940. Т. 1. С. 212-235; Taylor W. R. Syriac Mss. Found in Peking, Ca. 1925 // JAOS. 1941. Vol. 61. N 2. P. 91-97; Reischauer E. O. Ennin's Diary: The Record of a Pilgrimage to China in Search of the Law. N. Y., 1955; Enoki K. Nestorian Christianism in China in Medieval Times according to Recent Historical and Archaeological Research // Atti del convegno internazionale sul tema: L'Oriente Cristiano nella storia della civiltà. R., 1964. P. 45-77; Zieme P. Zu den nestorianisch-türkischen Turfantexten // Sprachen, Geschichte und Kultur der altaischen Völker / Hrsg. G. Hazai, P. Zieme. B., 1974. S. 661-668; idem. Das nestorianische Glaubensbekenntnis in einem alttürkischen Fragment aus Bulayïq // Ural-Altaische Jb. N. F. Wiesbaden, 1997/1998. Bd. 15. S. 173-180; Кычанов Е. И. Сирийское несторианство в Китае и Центр. Азии // ППС. 1978. Вып. 26(89). С. 76-85; Исаева М. В. Основные моменты христианского вероучения в несторианском памятнике Китая VIII в. // Общество и гос-во в Китае: Мат-лы 12-й науч. конф. М., 1981. Ч. 2. С. 49-58; Pelliot P. Recherches sur les chrétiens d'Asie Centrale et d'Extrême Orient. P., 1984. Pt. 2/1: La Stèle de Si-ngan-fu / Ed. J. Dauvillier; idem. L'inscription nestorienne de Si-ngan-fou / Éd., suppl. A. Forte. Kyoto; P., 1996; Klimkeit H.-J. Die Seidenstrasse: Handelsweg und Kulturbrucke zwischen Morgen- und Abendland. Köln, 19902; Bellér-Hann I. A History of Cathay: A Translation and Linguistic Analysis of a 15th-Century Turkic Manuscript. Bloomington (Ind.), 1995; Tubach J. Der Apostel Thomas in China: Die Herkunfteiner Tradition // The Harp. Kerala, 1995/1996. Vol. 8/9. P. 397-430; Gillman I., Klimkeit H.-J. Christians in Asia before 1500. Ann Arbor, 1999; Lieu S. N. C. Byzantium, Persia and China: Interstate Relations on the Eve of the Islamic Conquest // Realms of the Silk Roads: Ancient and Modern / Ed. D. Christian, C. Benjamin. Turnhout, 2000. P. 47-65; Handbook of Christianity in China. Leiden, 2001. Vol. 1: 635-1800 / Ed. N. Standaert; Ломанов А. В. Христианство и кит. культура. М., 2002; Barat K. Aluoben, a Nestorian Missionary in 7th-Century China // J. of Asian History. 2002. Vol. 36. P. 184-198; Charbonnier J.-P. Histoire des chrétiens de Chine. P., 20022; Deeg M. Digging out God from the Rubbish Heap - The Chinese Nestorian Documents and the Ideology of Research // Chu goku-shu kyo -bunken-kenkyu -kokusai-shinpojiumu / Ed. T. Takata. Ho kokusho, 2004. P. 151-168; idem. Verfremdungseffekt beim Übersetzen und «Wieder»-übersetzen der chinesischen Nestorianica // Das Christentum aus der Sicht der Anderen: Religionswissenschaftliche und missionswissenschaftliche Beiträge / Hrsg. U. Berner et al. Fr./M., 2005. S. 75-104; idem. The «Brilliant Teaching»: The Rise and Fall of «Nestorianism» (Jingjiao) in Tang China // Japanese Religions. Kyoto, 2006. Vol. 31. N 2. P. 91-110; Tang L. A Study of the History of Nestorian Christianity in China and its Literature in Chinese: Together with a New English Translation of the Dunhuang Nestorian Documents. Fr./M., 20042; idem. A History of Uighur Religious Conversions (5th-16th Centuries). Singapore, 2005. (Asia Research Institute Working Paper; 44); idem. East Syriac Christianity in Mongol-Yuan China. Wiesbaden, 2011; Селезнёв Н. Н. Уйгуры-христиане и их религиозно-ист. судьба // Волшебная Гора: Традиция, религия, культура. М., 2005. Вып. 11. С. 72-76; Ши Шу. Проблемы проникновения и начального этапа существования в Китае христианства и ислама в кит. науке XX в.: Дис. СПб., 2006; Jingjiao: The Church of the East in China and Central Asia / Ed. R. Malek, P. Hofrichter. St. Augustin, 2006 [Библиогр.]; Ying L. Fulin Monks: Did Some Christians other than Nestorians Enter China During the Tang Period? // Proche-Orient Chrétien. Jérusalem, 2007. Vol. 57. P. 24-42; Takahashi H. Transcribed Proper Names in Chinese Syriac Christian Documents // Malphono w-Rabo d-Malphone: Studies in Honor of S. P. Brock / Ed. G. A. Kiraz. Piscataway, 2008. P. 631-662; idem. China, Syriac Christianity in // GEDSH. P. 94-96; Hidden Treasures and Intercultural Encounters: Studies on East Syriac Christianity in China and Central Asia / Ed. D. W. Winkler, L. Tang. Münster; W., 2009; Nicolini-Zani M. La via radiosa per l'oriente: I testi e la storia del primo incontro del christianesimo con il mondo culturale e religioso cinese (secoli VII-IX). Magnano, 2009; Muraviev A. The New Persian Marriage Contract in the Syriac Manuscript from Turfan // Peoples and Languages of the Silk Road. Tulufan, 2011. P. 51-59; Borbone P. G. Les églises d'Asie centrale et de Chine: État de la question à partir des textes et des découvertes archéologiques: Essai de synthèse // Les églises en monde syriaque / Éd. F. Briquel-Chatonnet. P., 2013. P. 441-465. (Études syriaques; 10); Zong, Yi-yun. Reception and Interpretation of Nestorian Culture in the Song and Yuan Dynasties // J. of Shanghai University. Social Science. 2013. N 5. P. 77-86.
А. В. Муравьёв

Католицизм

XIII-XIV вв.

Появление католич. миссионеров в К. было связано с намерением европ. правителей наладить отношения с монголами, остановить их наступление в Европе и заключить союз для освобождения Палестины от мусульм. господства. Папа Римский Иннокентий IV (1243-1254) и франц. кор. Людовик IX Святой направили неск. посольств к великим ханам Монгольской империи, наиболее известные - миссии францисканцев Джованни ди Плано Карпини (Иоанн из Пьян-дель-Карпине) (1245-1247) и Гильома де Рубрука (1253-1254). Посетив ставку великого хана в Каракоруме (Монголия), послы сообщили, что среди тюрк. и монг. племен (кераитов, онгутов, найманов и др.) были христиане Церкви Востока; существовала также небольшая община католиков из пленников, захваченных монголами в Вост. Европе.

В 60-х гг. XIII в. итал. торговцы прибыли в Ханбалык (кит. Даду) ко двору великого хана Хубилая (1260-1294). Тот, заинтересованный в установлении контактов с правителями Европы, поручил доставить 100 ученых зап. христиан в К. Из рассказов венецианского купца Марко Поло, находившегося при дворе Хубилая между 1275 и 1291 гг., европейцы узнали о К.- обширной и густонаселенной стране, в к-рой люди исповедовали разные веры, в т. ч. несторианство. Тогда же уроженец К., монах-несторианин Бар Саума по заданию ильхана Аргуна, правителя гос-ва Хулагуидов, выехал в Европу, чтобы договориться с зап. монархами о совместных военных действиях против мамлюков. Он сообщил, что на Востоке живет много христиан, в т. ч. среди монголов, и что они пользуются расположением монг. правителей. Папа Римский Николай IV (1288-1292) отправил католикосу Церкви Востока Ябалахе III подарки: золотую митру и драгоценные облачения, а также передал грамоту, к-рой вручил ему «патриаршую власть над всеми сынами Востока» (впосл. католикос признал главенство папы Римского). Сведения о христианах на Востоке и заверения несториан в том, что их вероучение согласовалось с католическим, побудили папу Николая IV направить посольство к Хубилаю.

Возглавил посольство францисканец Иоанн из Монтекорвино (ок. 1247 - ок. 1328); в июле 1289 г. он направился на Восток. В 1293 или 1294 г. миссионер прибыл в Ханбалык, где его благосклонно принял Хубилай или его преемник Тэмур (имп. Чэнцзун; 1294-1307). О начальном этапе деятельности Иоанна из Монтекорвино в К. известно из донесений, составленных им в Ханбалыке в янв. 1305 и в февр. 1306 г. Несториане пытались помешать католич. миссионеру проповедовать в К. и обвинили его в самозванстве. Упрекая несториан в религ. нетерпимости, Иоанн из Монтекорвино считал, что они «прикрываются именем христиан, но во многом отошли от христианской веры» (christianitatis titulum preferentes, sed a christiana religione plurimum deviantes). Францисканец построил в Ханбалыке церковь, в к-рой, по его словам, за 6 лет приняли крещение ок. 6 тыс. чел. Он выкупил 40 мальчиков из языческих семей, воспитал их в христ. вере, научил лат. языку; они знали католич. богослужение и освоили церковное пение. Позднее близ имп. дворца была построена 2-я церковь и резиденция для миссионеров. Иоанну из Монтекорвино удалось наладить дружественные отношения с несторианином Георгием, князем онгутов, который вместе с частью подданных принял католицизм. Георгий построил храм, получивший название «римская церковь» (считают, что в 1929 при изучении ставки Георгия в Олун-Сумэ (в городском окр. Баотоу, Внутр. Монголия) были обнаружены элементы архитектурного декора этого храма). В 1298 или 1299 г. Георгий погиб; его наследники убедили онгутов вернуться в несторианство.

Иоанн из Монтекорвино изучил язык «татар» (lingua usualis Tartarorum), на который он перевел книги НЗ и Псалтирь. По просьбе Георгия Иоанн совершал мессу на «татарском» языке. Миссионер намеревался перевести также молитвы богослужений суточного круга. В церкви в Ханбалыке были выставлены изображения сцен из Свящ. Писания с надписями на лат., «татарском» и персид. языках.

Надгробие еп. Андрея из Перуджи, г. Цюаньчжоу. 1332 г.
Надгробие еп. Андрея из Перуджи, г. Цюаньчжоу. 1332 г.

Надгробие еп. Андрея из Перуджи, г. Цюаньчжоу. 1332 г.

Долгое время Иоанн из Монтекорвино проповедовал один, затем к нему прибыл герм. францисканец Арнольд. Летом 1307 г. папа Римский Климент V получил донесение Иоанна (его считали без вести пропавшим). Понтифик направил в К. 7 францисканцев, которых возвели в епископский сан. Иоанн из Монтекорвино был назначен архиепископом Ханбалыка, в его юрисдикцию вошли все владения монголов (in toto dominio Tartarorum - булла «Rex Regum» от 23 июля 1307). Из отправленных папой миссионеров в К. прибыли только 3: Андрей из Перуджи, Перегрин из Кастелло и Джерардо Альбуини; они и рукоположили Иоанна из Монтекорвино (1313). Т. о., Иоанн стал главой католич. миссий в Азии, в нек-рых источниках его называли «патриархом всего Востока» (patriarcham totius Orientis). Вскоре в К. отправились еще 3 францисканца, однако в Ханбалык прибыл только Петр из Флоренции.

Краткие сведения о деятельности миссионеров приведены в сочинении итал. францисканца блж. Одорика из Порденоне († 1331), к-рый посетил К. в 20-х гг. XIV в. По его свидетельству, католич. миссии действовали в Янчжоу и в Зайтуне, Одорик доставил туда останки 4 францисканцев, принявших мученическую смерть в Индии. Вероятно, Одорик провел нек-рое время в Ханбалыке, помогал архиеп. Иоанну из Монтекорвино, но точных сведений об этом нет. Путешественник утверждал, что хан (скорее всего Есун-Тэмур (имп. Тайдин; 1323-1328)) относился к миссионерам с почтением, принимал благословение католич. епископа.

После кончины Иоанна из Монтекорвино на Ханбалыкскую кафедру был назначен францисканец Николай (сент. 1333), но ему не удалось достичь К. В 1336 г. по просьбе высокопоставленных аланов, исповедовавших католич. веру, хан Тогон-Тэмур (имп. Хуэйцзун; 1333-1370) послал в Европу генуэзского торговца Андало да Савиньоне, поручив ему позаботиться о назначении епископа. В 1338 г. папа Бенедикт XII направил в К. миссионеров во главе с легатом Иоанном из Мариньолли († 1358/59). Легат прибыл в Ханбалык со свитой из 32 чел.; в авг. 1342 г. он получил аудиенцию у хана, который принял его благословение и выделил миссионерам содержание. Через несколько лет Иоанн из Мариньолли вернулся в Европу, пообещав хану, что в К. вскоре будет направлен епископ в достоинстве кардинала. Во 2-й пол. XIV и в XV в. Папский престол назначал на кафедру Ханбалыка епископов (так, в марте 1370 был назначен францисканец Гийом дю Пра), но, по-видимому, никому из них не удалось прибыть к месту служения.

Надгробие Катерины да Вильоне (Илиони), г. Янчжоу. 1342 г.
Надгробие Катерины да Вильоне (Илиони), г. Янчжоу. 1342 г.

Надгробие Катерины да Вильоне (Илиони), г. Янчжоу. 1342 г.

Императоры К. из династии Юань покровительствовали католическим миссионерам. Важным источником средств для миссионеров были пособия, выделяемые правителями; поддержку оказывали также итал. торговцы, поселившиеся в К. Сведения о церквах и резиденциях миссионеров скудны. По свидетельству Иоанна из Мариньолли, в Ханбалыке было неск. католич. церквей, в т. ч. соборный храм с резиденцией архиепископа близ имп. дворца. Самой крупной скорее всего была миссия в Зайтуне, приморском торговом городе; при еп. Джерардо Альбуини на деньги некой богатой армянки здесь была построена большая церковь. Впосл. епископскую кафедру в Зайтуне занимали Перегрин и Андрей из Перуджи († 1332), к-рый построил недалеко от города капеллу и небольшую резиденцию для миссионеров. В 40-х гг. XIV в. в Зайтуне действовали 3 католич. храма.

В 1-й пол. XIV в. францисканцы основали миссию в Алмалыке (на территории совр. Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР), но после обращения в ислам хана Тармаширина (1331-1334) в Чагатайском улусе начались гонения на христиан. Посетивший Алмалык легат Иоанн из Мариньолли сообщил, что незадолго до его прибытия мусульмане убили еп. Ричарда из Бургундии и неск. католич. проповедников, но легату удалось восстановить миссию. Возможно, на территории Чагатайского улуса в 1362 г. мусульмане и несториане убили Иакова из Флоренции, архиеп. Зайтуна, и 3 францисканцев (подробных сведений нет).

Исчезновение католических общин в К. обычно связывают со свержением власти монголов в результате восстания Красных повязок (1351-1368). Большинство католиков и несториан скорее всего принадлежали к тюрк. и монг. народам, которые в эпоху Юань занимали привилегированное положение. После прихода к власти династии Мин (1368-1644) они были изгнаны из К. или подверглись ассимиляции. В католич. общине Ханбалыка заметную роль играли аланы, служившие в придворной страже, известно также о католиках-армянах. О распространении католич. веры среди кит. (ханьского) населения в источниках не упоминается. В письме Андрея из Перуджи (янв. 1326) сообщается, что проповедь христианства среди мусульман и иудеев не приносила плодов; крещение чаще принимали «идолопоклонники», но они не проявляли твердости в вере и плохо соблюдали христ. заповеди. Важной причиной упадка католич. миссии был недостаток духовенства: из Европы в К. прибывало мало проповедников, а о подготовке католич. духовенства из местного населения в источниках не говорится. После исламизации чингисидских гос-в на Ближ. Востоке и в Центр. Азии сухопутная дорога в К. для миссионеров была закрыта.

XVI-XVII вв.

Появление в К. католич. миссий, преимущественно иезуитов, было связано с экспансией европ. держав, гл. обр. Португалии. Папа Римский Николай V (1447-1455) даровал португ. кор. Афонсу V право завоевывать страны, населенные мусульманами и язычниками (буллы от 18 июня 1452 и 8 янв. 1454). Границы сфер влияния Португалии и Испании были определены Тордесильясским (1494) и Сарагосским (1529) договорами: страны Юж. и Вост. Азии вошли в сферу интересов Португалии. В 1510 г. португальцы захватили крепость Гоа на зап. побережье Индии, ставшую центром португ. владений в Азии. После взятия крепости Малакка (в совр. Малайзии) (1511) португальцы смогли выйти в Южно-Китайское м. и в 1514 г. достигли г. Кантон (Гуанчжоу, пров. Гуандун). Несмотря на неудачу дипломатической миссии ко двору имп. Чжэндэ (1516), европ. торговые суда часто прибывали к юго-вост. побережью К.; в 1554 г. с кит. властями был заключен договор о торговле. В 1557 г. португальцы получили разрешение основать поселение Св. Имени Божия на п-ове Макао (Аомынь) и ежегодно посещать для торговли г. Кантон.

Карта Макао. Составитель П. Б. ди Резенди. 1635 г. (Évora. Bibl. Pública. CXV/2-1. N 47)
Карта Макао. Составитель П. Б. ди Резенди. 1635 г. (Évora. Bibl. Pública. CXV/2-1. N 47)

Карта Макао. Составитель П. Б. ди Резенди. 1635 г. (Évora. Bibl. Pública. CXV/2-1. N 47)

По соглашению с Папским престолом в португ. владениях был установлен режим королевского патроната (португ. padroado real), условия к-рого оговорены в буллах папы Римского Льва X (от 29 апр., 7 июня и 3 нояб. 1514). Король Португалии обеспечивал условия для проповеди христианства, строил и поддерживал церкви и мон-ри, защищал католич. духовенство. Король и его наместники контролировали назначение на церковные должности и распределение бенефициев. Клирики и монахи, которые действовали в португ. владениях, давали клятву на верность короне и, т. о., выходили из прямого подчинения Папскому престолу. В г. Гоа, центре португ. владений, находилась епископская кафедра (основана в 1533, с 1558 архиеп-ство). В 1566 г. пастырское окормление католиков в Вост. Азии было поручено иезуиту Белкиору Карнейру, титулярному епископу Никейскому. Впосл. он возглавил еп-ство Макао (кафедра основана буллой папы Римского Григория XIII «Super Specula» от 23 янв. 1576), в состав которого вошли К., Япония и соседние страны. В 1581 г. еп. Белкиор Карнейру передал управление кафедрой прибывшему из Португалии еп. Леонарду де Са (1578-1597). В Макао действовали несколько католич. церквей и госпиталь под управлением братства Милосердия (основан в 1568), а также резиденция иезуитов (1565), монашеские обители францисканцев (1580), августинцев (1586), доминиканцев (1587) и кларисс (1634).

Маттео Риччи. Портрет. 1610 г. Худож. Юй Вэньхуэй (ц. Иль-Джезу, Рим)
Маттео Риччи. Портрет. 1610 г. Худож. Юй Вэньхуэй (ц. Иль-Джезу, Рим)

Маттео Риччи. Портрет. 1610 г. Худож. Юй Вэньхуэй (ц. Иль-Джезу, Рим)

С 1542 г. в Индии и в странах Юго-Вост. Азии при поддержке кор. Жуана III проповедовал католический св. Франциск Ксаверий, к-рый заложил основы деятельности здесь Об-ва Иисуса. Коллегия св. Павла в Гоа, ставшая центром иезуитской пров. Индия (с 1549), играла важную роль в создании системы католических миссий не только в Индии, но и в странах Вост. Азии. Между 1549 и 1551 гг. Ксаверий жил в Японии, где он получил сведения о К.- огромной густонаселенной стране с развитой культурой, оказавшей существенное влияние на японцев. Миссионер попытался проникнуть в закрытый для иностранцев К. в составе посольства португ. вице-короля Индии к имп. Цзяцзину, но это посольство не было отправлено. В авг. 1552 г. Ксаверий решил самостоятельно въехать в К. и при помощи португ. моряков достиг о-ва Шанчуаньдао (пров. Гуандун), но 3 дек. умер там от болезни. После смерти Ксаверия иезуиты при поддержке португ. властей неоднократно пытались получить доступ в К. Так, в 1555 г. португ. иезуит Белкиор Нуниш Баррету прибыл в Кантон вместе с португ. купцами, но после окончания торгового сезона ему пришлось покинуть город. Вскоре Кантон посетил доминиканец Гашпар да Круш, но ему также не удалось остаться. Макао стал важным центром католич. миссий благодаря деятельности Алессандро Валиньяно (1539-1606), к-рый в сент. 1573 г. был назначен визитатором Об-ва Иисуса в «Восточной Индии», т. е. в Юж. и Вост. Азии. Ознакомившись с положением миссионеров, Валиньяно пришел к выводу, что проповедникам следовало сосредоточить усилия на Японии и найти способ проникнуть в К. Усилиями Валиньяно, к-рый поселился в Макао, из Индийской пров. Об-ва Иисуса была выделена вице-пров. Япония и Китай (1581); визитатор добился от Папского престола исключительного права для иезуитов проповедовать христианство в этих странах (1585). В 1594 г. Валиньяно основал в Макао коллегию Пресв. Девы Марии, ставшую центром миссионерской деятельности в Японии, К. и странах Юго-Вост. Азии. При коллегии существовал приют для китайцев, к-рые готовились к принятию крещения (позднее основаны ц. Богоматери Защитницы христиан (Носа-Сеньора-ду-Ампару), предназначенная для китайцев (1634), семинарии для подготовки япон. и вьет. (1623) и кит. (1728) духовенства).

В 1579 г. по указанию Валиньяно из Гоа в Макао прибыл итал. иезуит Микеле Руджери (1543-1607), которому визитатор поручил изучить кит. язык (гуаньхуа (букв. чиновничья речь), или мандаринский), освоить письменность и познакомиться с основами кит. культуры. Руджери добился от кит. властей разрешения жить в Кантоне и установил дружественные отношения с местными чиновниками. В авг. 1582 г. Валиньяно направил к нему помощником Маттео Риччи (1552-1610). В сент. 1583 г. иезуиты поселились при буддийском храме в г. Чжаоцин (центре наместничества Лянгуан, включавшего пров. Гуандун и Гуанси); со временем они построили резиденцию с капеллой и стали посещать соседние города. В 1588 г. Валиньяно направил Руджери к Папскому престолу с просьбой организовать офиц. посольство к имп. Ваньли (1572-1620), но этот замысел не был реализован. При помощи знакомых чиновников и шэньши (образованных представителей элиты, сдавших гос. экзамены) Риччи пытался продвинуться на север, к столице империи. В 1599 г. он достиг Нанкина (пров. Цзяннань), который считался 2-й столицей К. После прибытия в Пекин (янв. 1601) Риччи удалось остаться в городе и установить дружественные отношения с высокопоставленными чиновниками и интеллектуалами-конфуцианцами. Известие, что Риччи было позволено жить в столице, помогло др. христ. миссионерам преодолеть недоверие местных властей. После смерти Риччи по имп. указу в пригороде Пекина был выделен участок земли для его погребения; это имело важное значение для легитимации деятельности христ. проповедников.

Иоганн Адам Шалль фон Белл. Гравюра из кн.: Kircher A. Tooneel van China. Amst., 1668
Иоганн Адам Шалль фон Белл. Гравюра из кн.: Kircher A. Tooneel van China. Amst., 1668

Иоганн Адам Шалль фон Белл. Гравюра из кн.: Kircher A. Tooneel van China. Amst., 1668

Деятельность иезуитов вызвала подозрения кит. властей, к-рые соотнесли успешную проповедь христианства в Японии с вторжением войск правителя Тоётоми Хидэёси в Корею (1592). Подозрительными считались связи христиан с жившими в Макао португальцами, к-рые вели торговлю с Японией (из Макао иезуиты получали денежные средства, оттуда приезжали миссионеры). Доводы против присутствия иезуитов в К. сформулировал Шэнь Цюэ, чиновник Ведомства ритуалов в Нанкине; он стал инициатором гонения на христиан в К., т. н. Нанкинского инцидента (1616-1623). По мнению Шэня, иностранные проповедники расшатывали идеологические устои империи и пропагандировали «варварскую» религию, пытаясь создать вредную секту, опасную для общественного порядка, наподобие об-ва Белого лотоса (Байляньцзяо). Чиновник утверждал, что иезуиты вели шпионскую деятельность и готовили португ. вторжение из Макао (Шэнь указывал на завоевание испанцами Филиппинских о-вов). Ходатайства Шэня о запрете христианства получили поддержку в придворных кругах: был издан указ о высылке иезуитов (20 авг. 1616). В Нанкине и в др. городах схватили нек-рых христиан, часть миссионеров выслали в Макао. Неск. иезуитам удалось заручиться поддержкой высокопоставленных чиновников и избежать ареста. Когда Шэнь был переведен на др. должность, активные преследования христиан прекратились, проповедники получили возможность тайно посещать христ. общины. Через неск. лет иезуитам Николо Лонгобардо (1565-1655) и Мануэлу Диашу (1574-1659) было разрешено вернуться в Пекин. Из-за Нанкинского инцидента и враждебного отношения китайцев иезуиты пришли к выводу, что в Пекине должны постоянно находиться представители миссии, квалифицированные математики, астрономы и инженеры, к-рые могли оказывать услуги имп. двору и защищать проповедников, работавших в провинциях. Порученную иезуитам реформу календаря (1629-1635) начал Иоганн Шрек (Терренций; 1576-1630) и продолжил Иоганн Адам Шалль фон Белл (1592-1666). Укрепляя свою репутацию иностранных эрудитов, они налаживали связи с влиятельными чиновниками и кандидатами на гос. должности, которые посещали столицу во время экзаменов, переводили на кит. язык труды европ. ученых и богословов. Деятельность придворных иезуитов, к-рые служили императору-язычнику и нередко вели роскошный образ жизни, вызывала недовольство мн. миссионеров в К., полагавших, что их основными обязанностями были проповедь христианства и духовное окормление верующих.

Наньтан (Южный храм) в Пекине. Рисунок. 1-я четв. XIX в. Неизвестный художник (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)
Наньтан (Южный храм) в Пекине. Рисунок. 1-я четв. XIX в. Неизвестный художник (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)

Наньтан (Южный храм) в Пекине. Рисунок. 1-я четв. XIX в. Неизвестный художник (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)

В 30-х гг. XVII в. христ. община возникла при дворе имп. Чунчжэня (1627-1644), в ней состояли евнухи и имп. наложницы. Позиции иезуитов заметно упрочились, но начавшийся в К. период нестабильности завершился вторжением маньчжуров и падением династии Мин (1644). Нек-рые иезуиты присоединились к бежавшим из Пекина членам имп. семейства и придворным. Рассчитывая на помощь португальцев в борьбе с маньчжурскими захватчиками, правители из династии Юж. Мин оказывали покровительство католич. миссионерам. Австр. иезуит Андреас Коффлер обратил в христианство вдовствующую имп. Ван, принявшую имя Елена, и наследника престола, названного в честь имп. Константина I Великого. В 1651 г. польск. иезуит Михал Боим отправился в Европу, чтобы убедить папу Римского и светских правителей поддержать свергнутую династию. Победа маньчжуров, пленение и гибель имп. Юнли (1646-1662) разрушили надежды католич. миссионеров на воцарение в К. императора-христианина.

Фасад иезуитской ц. Пресв. Девы Марии в Макао. XVII в. Фотография. 2010 г.
Фасад иезуитской ц. Пресв. Девы Марии в Макао. XVII в. Фотография. 2010 г.

Фасад иезуитской ц. Пресв. Девы Марии в Макао. XVII в. Фотография. 2010 г.

Оставшиеся в Пекине иезуиты во главе с Шаллем фон Беллом приняли сторону маньчжуров, которые основали династию Цин (1644-1912). Шалль фон Белл завоевал доверие имп. Шуньчжи (1644-1661), получил руководящую должность в имп. Ведомстве астрономии, ему также было поручено участвовать в обучении наследника Сюанье (впосл. имп. Канси (1661-1722)). Влияние иезуитов при дворе вызвало антихрист. реакцию в годы регентства Обоя (1661-1669). Т. н. календарное дело началось с выступления мусульм. астронома Ян Гуансяня, который заявил, что причиной смерти имп. Шуньчжи стали ошибки, которые Шалль фон Белл намеренно допустил в календарных расчетах. В сент. 1664 г. иезуита арестовали, ему был вынесен смертный приговор. После землетрясения, в к-ром придворные усмотрели неблагоприятное предзнаменование, Шалль фон Белл получил свободу, но его помощников-китайцев казнили. Остальных иезуитов отправили в Кантон; они провели неск. лет в ожидании высылки из страны. Во время «кантонской ссылки» (1666-1671) миссионеры получили возможность обменяться опытом, обсудить методы христ. проповеди и систему управления общинами. Политика кит. властей изменилась после того, как имп. Канси сместил регента Обоя и стал править единолично. Преемник Шалля фон Белла фламандец Фердинанд Вербист (1623-1688) доказал превосходство иезуитов в астрономии (до 1-й пол. XIX в. христ. миссионеры занимали руководящие должности в Ведомстве астрономии). После того как император принял португ. посольство (1670), миссионерам было позволено вернуться к пастве. Власти терпимо относились к существованию христ. общин в К., но деятельность миссионеров зависела от расположения императора. В награду за верность во время восстания «князей-данников» (1673-1681) имп. Канси оказал иезуитам знаки внимания: посетил резиденцию Наньтан (Юж. храм) в Пекине (12 июля 1675) и велел поместить над входом в церковь надпись: «Чтите Небо» (Цзин Тянь). Необходимость угождать императору и содержать при имп. дворе иезуитов-специалистов, к-рые не занимались проповедью христианства, затрудняла работу миссии. После смерти Вербиста общину придворных иезуитов возглавили музыкант Томаш Перейра (1645-1708) и математик Антуан Тома (1644-1709). Иезуиты преподавали математику, геометрию, астрономию и основы механики, а также европ. музыку и живопись. При поддержке влиятельного маньчжурского сановника Сонготу († 1703), члены семьи к-рого приняли христианство, миссионеры добились от имп. Канси легитимации христ. общин в К. В связи с притеснениями христиан в пров. Чжэцзян были изданы указы о веротерпимости (19 и 22 марта 1692). В них говорилось, что иезуиты отличаются высокой нравственностью и верно служат императору, их религия не угрожает общественному порядку, поэтому жившие в К. христиане могли свободно исповедовать свою веру и проводить молитвенные собрания. Однако разрешение продолжать проповедь и создавать новые христ. общины миссионерам дано не было.

К 1610 г. в К. действовали 5 миссий, в к-рых 16 иезуитов (из них 8 коадъюторов) окормляли не более 2,5 тыс. христиан. Успехи христ. проповеди среди китайцев казались незначительными по сравнению с миссией в Японии (в нач. XVII в.- ок. 300 тыс. христиан), поэтому иезуиты нередко завышали численность паствы. Так, в кон. 20-х гг. XVII в. визитатор Андре Палмейру насчитывал в К. 6 тыс. христиан, а миссионер Мартино Мартини (1614-1661) писал о 13 тыс. (Martini M. Brevis relatio de numero et qualitate Christianorum apud Sinas. Coloniae, 1655). Первоначально кит. миссии иезуитов входили в состав Японской вице-провинции (с 1608 провинция) ордена и подчинялись ректору коллегии в Макао. После смерти Валиньяно отношения миссионеров с руководством провинции ухудшились, в т. ч. из-за того, что коллегию в Макао заняли иезуиты и христиане, бежавшие из Японии (в 1614 сёгун Токугава Хидэтада изгнал миссионеров и начал притеснять христиан). Иезуиты в К. во главе с Лонгобардо добились создания самостоятельной Китайской вице-провинции (1619). К 1631 г. в ее составе было 11 резиденций, расположенных гл. обр. в крупных городах вост. части К. (Пекин, Цзянчжоу (пров. Шаньси), Сиань (пров. Шэньси), Кайфын (пров. Хэнань), Шанхай, Нанкин и Цзядин (пров. Цзяннань), Ханчжоу (пров. Чжэцзян), Наньчан и Цзяньчан (пров. Цзянси), Фучжоу (пров. Фуцзянь)). К 30-м гг. XVII в. относится быстрый рост христ. общин, а к 1644 г. христиане были во всех регионах страны, кроме отдаленных провинций Гуйчжоу и Юньнань, в 1650 г. их насчитывалось уже от 100 до 150 тыс. чел. Однако иезуиты оставались немногочисленными (в 1655 - 17 пресвитеров и 3 коадъютора-китайца, почти все преклонного возраста). Глава Китайской вице-провинции Франсишку Фуртаду (1635-1647) запретил иезуитам проповедовать в отдаленных городах и выступал против отправки миссионеров из К. в Тибет, Монголию и Корею. В 1658 г. из-за недостатка священников юго-вост. области К. (провинции Гуандун и Гуанси) были включены в состав Японской пров.

Конфуций. Гравюра из кн.: Confucius Sinarum Philosophus. P., 1687
Конфуций. Гравюра из кн.: Confucius Sinarum Philosophus. P., 1687

Конфуций. Гравюра из кн.: Confucius Sinarum Philosophus. P., 1687

Трудности, к-рые испытывали католич. миссионеры в К., были связаны прежде всего с ослаблением позиций Португалии и с прекращением торговых отношений между Макао и Японией (1641). Стремясь найти источники средств и привлечь новых сотрудников, иезуиты направляли в Европу прокураторов (полномочных представителей), чтобы обратить внимание церковных властей, европ. правителей и широкой публики на нужды католич. миссий. О разрешении поехать в К. ходатайствовали мн. иезуиты, но руководители ордена отбирали кандидатов, учитывая их поведение, состояние здоровья, успехи в учебе и в пастырской работе. Предпочтение отдавалось португальцам, но среди миссионеров в К. были уроженцы Италии, Германии, Испанских Нидерландов. Путь из Лиссабона в Макао занимал почти год (корабли выходили в море весной и только осенью достигали Гоа, плавание до берегов К. занимало еще 3 месяца), мн. миссионеры погибали в пути. По прибытии им предстояло изучить кит. язык и ознакомиться с важнейшими памятниками лит-ры. В 20-х гг. XVII в. была составлена 4-летняя учебная программа, которая включала изучение гуаньхуа (т. н. мандаринского диалекта кит. яз., на котором говорили чиновники), иероглифической письменности и освоение базовых текстов конфуцианского канона (гл. обр. Четверокнижия (Сы шу)). Миссионеры должны были свободно общаться с образованными китайцами, уметь объяснить основы христ. учения, владеть лит. навыками. Испытывая крайнюю нужду в сотрудниках, иезуиты сокращали срок обучения, ограничиваясь курсом кит. языка. К кон. XVII в. систематическая подготовка миссионеров прекратилась. Иезуиты пытались восполнить пробелы в образовании: они составляли языковые пособия, делали переводы конфуцианских текстов (лат. переводы основных книг кит. канона, подготовленные под рук. Просперо Инторчетты (1625-1696), вошли в сборники «Китайская мудрость» (Sapientia Sinica; 1662), «Политическое и моральное учение китайцев» (Sinarum scientia politico-moralis; 1662, 1669), «Китайский философ Конфуций» (Confucius Sinarum Philosophus, sive scientia Sinensis latine exposita. P., 1687)). Важным научным достижением иезуитов в К. стало составление подробной географической карты страны (1708-1717).

Вопреки советам Валиньяно и миссионеров, трудившихся в Японии, иезуиты в К. не пытались восполнить недостаток духовенства путем подготовки священников-китайцев, хотя папа Римский Павел V дал им такое разрешение (1615). Иезуиты считали, что при подготовке к священству китайцы не смогут приобрести требуемый уровень образования (им следовало получить традиц. кит., базовое европ. и специальное религ. образование); кит. духовенство не будет пользоваться авторитетом, не сможет соблюдать орденскую дисциплину и строго следовать католич. учению. Позиция миссионеров изменилась после «кантонской ссылки», когда единственным христ. священником в К. оставался доминиканец Григорий Ло Вэньцзао (Грегорио Лопес; ок. 1616-1691), получивший образование и рукоположенный в Маниле. Указывая на усердие и на безупречное поведение Ло Вэньцзао, прокуратор Инторчетта добился разрешения обучать китайцев в иезуитской коллегии в Макао (1672). В том же году Ло Вэньцзао был назначен апостольским викарием Нанкина (он узнал об этом лишь в 1677). В 1685 г., несмотря на сопротивление миссионеров, особенно испан. доминиканцев, Ло Вэньцзао был рукоположен и впоследствии назначен на Нанкинскую кафедру. В 1688 г. по просьбе иезуитов еп. Ло Вэньцзао рукоположил во пресвитеров 3 китайцев, получивших базовую подготовку в Макао; к 1703 г. в Об-ве Иисуса состояли 5 китайцев в сане пресвитеров. Иезуиты не спешили переводить на лит. кит. язык (гуаньхуа) Свящ. Писание и богослужебные тексты (хотя разрешение на это они получили - бреве папы Римского Павла V «Romanae Sedis Antistes» от 27 июня 1615). Позднее Лодовико Бульо (1606-1682) выполнил перевод Римского Миссала (Миса цзиндянь; 1670), но богослужение по нему не совершалось. Вместо Свящ. Писания иезуиты использовали выдержки из библейских книг и пересказы священных текстов, напр. «Сказание о речах и делах воплотившегося Небесного Господа» (Тяньчжу цзяншэн яньсин цзилюэ; 1635) - жизнеописание Христа, составленное Джулио Алени (1582-1649).

Фрагмент из кн. Джулио Алени «Иллюстрированное объяснение воплощения Небесного Господа» ( Л. 29). Ок. 1640.
Фрагмент из кн. Джулио Алени «Иллюстрированное объяснение воплощения Небесного Господа» ( Л. 29). Ок. 1640.

Фрагмент из кн. Джулио Алени «Иллюстрированное объяснение воплощения Небесного Господа» ( Л. 29). Ок. 1640.

Важным аспектом деятельности иезуитов стало издание религ. и научной лит-ры, к-рое приобрело значительные масштабы (в XVII в. в К. опубликовано ок. 120 трудов о странах Запада и о достижениях европ. науки, ок. 470 религ. и нравоучительных сочинений, из них ок. 330 написаны миссионерами). Основное внимание уделялось вероучительным и апологетическим трудам: 1-м сочинением иезуитов на кит. языке были «Достоверные записи о Небесном Господе» (Тяньчжу шилу; изд. в 1583/84 в Чжаоцине) - катехизис в форме диалога с изложением учений о едином Боге и о сотворении мира, об основах христ. нравственности, о посмертном воздаянии, а также о воплощении Христа и об искуплении. В большом количестве издавались сборники вероучительных текстов и молитв с толкованиями, наставления готовящимся к принятию крещения и др., наиболее известны «Основы религии Небесного Господа» (Тяньчжу цзяояо; ок. 1605), «Краткое изложение учения» Альфонсо Ваньоне (Цзяояо цзелюэ; 1615), «Объяснение святого учения Небесного Господа» Жуана да Роши (Тяньчжу шэнцзяо цимэн; 1619) и особенно сб. «Уроки святого учения на каждый день» (Шэнцзяо жикэ), подготовленный в 1628 г. под рук. Лонгобардо и отредактированный в 1665 г. Вербистом и Бульо. Алени был автором сочинения о подготовке к исповеди и причастию (Дицзуй чжэнгуй; 1627), толкования мессы (Миса цзии; 1629), объяснения таинства Евхаристии и почитания Св. Даров (Шэнти яоли; 1644). В соч. «Иллюстрированное объяснение воплощения Небесного Господа» (Тяньчжу цзяншэн чусян цзинцзе; 1637) текст катехизиса сопровождался гравюрами, гл. обр. на темы НЗ.

Кроме иезуитов в К. трудились миссионеры др. католич. орденов и конгрегаций. С XVI в. в страну стремились францисканцы и доминиканцы, к-рые проповедовали среди кит. переселенцев на Филиппинах. В составе испан. посольства, посетившего в 1575 г. пров. Фуцзянь, были августинцы Мартин де Рада и Херонимо Марин. В 1579 г. неск. францисканцев из Манилы во главе с Педро де Альфаро прибыли в Кантон, но по доносу португальцев кит. власти схватили их и выслали в Макао. По настоянию короля Испании и Португалии Филиппа III были отменены ограничения на миссионерскую деятельность нищенствующих орденов в К. и Японии, в 1608 г. их освободили от обязанности соблюдать условия португ. патроната. После изгнания из Японии в К. попытались закрепиться испан. миссионеры. В 1632 г. доминиканец Анджело Кокки (1597-1633) прибыл в пров. Фуцзянь (иезуит Дж. Алени окормлял там небольшую общину христиан) и основал миссию в г. Фуань. Вскоре францисканцы из Манилы, к-рым удалось достичь Пекина, попросили Шалля фон Белла и Фуртаду заступиться за них перед императором, но иезуиты хитростью заставили их покинуть столицу. Иезуиты полагали, что испанские миссионеры были плохо знакомы с условиями работы в К. и проявляли неосторожность в отношениях с властями. Так, в Фуане был казнен доминиканец католич. св. Франсиско Фернандес де Капильяс (1607-1648), 1-й христианский мученик, пострадавший в К. Тем не менее в 1671 г. иезуитам пришлось уступить доминиканцам миссию в Фуцзяни; вскоре в г. Цзинань (пров. Шаньдун) была основана францисканская миссия; с 1680 г. в пров. Гуандун проповедовали августинцы.

Мартино Мартини. Портрет. 1661 г. Неизвестный художник (Музей искусств, Тренто)
Мартино Мартини. Портрет. 1661 г. Неизвестный художник (Музей искусств, Тренто)

Мартино Мартини. Портрет. 1661 г. Неизвестный художник (Музей искусств, Тренто)

Римская курия пыталась упрочить контроль над католич. миссиями в Азии, ослабить португ. патронат и монополию иезуитов. Папская Конгрегация пропаганды веры, основанная в янв. 1622 г. папой Римским Григорием XV, должна была контролировать и направлять деятельность католических миссионеров. По мнению секретаря Конгрегации Франческо Инголи (1578-1649), на Востоке проповедь Евангелия подменялась реализацией корыстных интересов европ. монархов. Инголи указывал на затяжные конфликты среди духовенства и миссионеров, отмечал низкий моральный уровень португ. клириков и мирян в Азии, критиковал жестокое обращение европейцев с местным населением. Он считал необходимым ограничить полномочия португ. короля и религ. орденов, в т. ч. иезуитов, начать подготовку местного духовенства, чтобы впосл. организовать систему церковной иерархии в каждой стране. В 1633 г. миссионерам, к-рые направлялись в Азию, было разрешено плыть на любых судах, а не только на португальских, не обязательно было и обращаться к португ. властям в Лиссабоне и в Гоа. В результате восстания против испан. господства (1640-1668) Португалия получила независимость, но Папский престол поддержал Испанию. Возник конфликт, из-за которого епископские кафедры патроната оставались вакантными (в Макао не было епископа с 1625 (фактически с 1613) по 1690), португ. власти задерживали и высылали в Европу посланников Римской курии. По предложению франц. иезуита Александра де Рода (1591-1660), к-рый проповедовал на территории совр. Вьетнама, было решено направить в Азию титулярных епископов с полномочиями апостольских викариев, подчиненных Папскому престолу. Это решение было реализовано при поддержке франц. кор. Людовика XIV, который намеревался использовать миссионеров для укрепления франц. влияния в Азии. Для подготовки христ. проповедников были созданы Конгрегация миссий (см. Лазаристы) (1633) и Парижское об-во заграничных миссий (1658-1663). Согласно бреве папы Римского Александра VII «Super Cathedram» (9 сент. 1659) и «E Sublimi Sedis» (18 февр. 1665), в юрисдикцию Франсуа Паллю (1626-1684), ставшего титулярным епископом Гелиопольским, вошли 5 провинций в юж. части К., а также Тонкин (Сев. Вьетнам) и Лаос. Управление миссиями в Кохинхине (Юж. Вьетнам), в 4 провинциях на юго-востоке К. и на о-ве Хайнань было поручено Пьеру Ламберу де ла Мотту (1624-1679), еп. Беритскому. Полномочия Иньяса Котоленди (1630-1662), еп. Метеллопольского и апостольского викария Нанкина, распространялись на сев.-вост. часть К., Маньчжурию и Корею. Викарии должны были взять на себя руководство католич. миссионерами, не вступая в контакт с португ. властями и церковными иерархами патроната, затем организовать подготовку духовенства из уроженцев Азии. Однако миссионеры в К., в Дайвьете (Вьетнаме), Сиаме (Таиланде) и др. странах не признали полномочия папских посланников и встали на защиту португ. и испан. патроната. После длительных споров папа Римский Климент X ограничил действие патроната колониальными владениями европ. монархов (булла «Decet Romanum Pontificem» от 23 дек. 1673). К 1684 г., когда Паллю прибыл в пров. Фуцзянь, большинство иезуитов присягнули на верность апостольским викариям, но испан. доминиканцы упорно отказались подчиняться им. Римская курия пошла на уступки. В 1688 г. испанских миссионеров освободили от присяги апостольским викариям. По договоренности с португ. кор. Педру II были основаны епископские кафедры в Пекине и Нанкине (буллы папы Александра VIII «Romanus Pontifex» и «Romani Pontificis» от 10 апр. 1690), к-рые вошли в состав церковной пров. Гоа и были включены в систему португ. патроната. Пекинскую кафедру занял францисканец Бернардино делла Кьеза (1699-1721), Нанкинскую - Григорий Ло Вэньцзао. На епископскую кафедру Макао был назначен Жуан де Казал (1690-1735), в его юрисдикцию вошли провинции Гуандун и Гуанси. Впосл. на территориях, выделенных из диоцезов Пекин и Нанкин, были основаны апостольские вик-ства под управлением лазаристов и членов Парижского об-ва заграничных миссий (Гуйчжоу, Ляодун, Сычуань, Фуцзянь, Хугуан, Хэнань, Цзянси, Чжэцзян, Шаньдун, Шаньси, Шэньси и Юньнань) (бреве папы Иннокентия XII «E Sublimi Sedis» от 15 окт. 1696).

К кон. XVII в. в К. трудились миссионеры из разных стран Европы, принадлежавшие к разным религ. орденам и конгрегациям, но господствующее положение сохраняли иезуиты. Миссия иезуитов была самой многочисленной, ее члены находились при имп. дворе. Однако среди членов Об-ва Иисуса существовали разногласия в том, что касалось методов проповеди, соблюдения орденской дисциплины и подготовки кит. духовенства. Серьезные противоречия возникали из-за того, что старшее поколение миссионеров (гл. обр. португальцы и итальянцы) отстаивало патронат Португалии, а младшее (французы и фламандцы) - поддерживало политику кор. Людовика XIV по укреплению франц. влияния в Азии. По предложению Вербиста король направил в К. 6 франц. иезуитов, «королевских математиков», которым предстояло жить при дворе имп. Канси. В февр. 1688 г. французы прибыли в Пекин и вскоре вступили в конфликт с визитатором Франческо Саверио Филиппуччи, который направил их в провинциальные резиденции. В результате из Китайской вице-провинции выделилась Французская миссия (1700). Жившие в столице французские иезуиты Жоашен Буве (1656-1730) и Жан Франсуа Жербийон (1654-1707) оказали имп. Канси важные услуги (они участвовали в подготовке Нерчинского договора с Россией (1689), вылечили императора от малярии, сопровождали его в поездках по стране и т. д.), за это им был подарен участок земли в центральной части Пекина, где жили представители высшей аристократии и маньчжурской военной элиты (1693). На средства имп. Канси и франц. кор. Людовика XIV здесь была построена ц. Спасителя (Северный храм, Бэйтан; освящена 9 дек. 1703), которая стала центром Французской миссии иезуитов.

Фронтиспис кн.: De Christiana Expeditione apud Sinas. Lyon, 1616
Фронтиспис кн.: De Christiana Expeditione apud Sinas. Lyon, 1616

Фронтиспис кн.: De Christiana Expeditione apud Sinas. Lyon, 1616

Иезуиты не имели возможности создать систему приходов, поэтому они объединяли христиан в «организационные» братства, обычно посвященные Пресв. Деве Марии (Шэнму хуэй). При их создании миссионеры опирались как на опыт католич. организаций мирян в Европе (см. Братства), так и на примеры буддийских и даосских ассоциаций, а также конфуцианских благотворительных об-в. К основанию христ. братств приступил еще Риччи, широкое распространение они получили с 20-х гг. XVII в. и особенно после «кантонской ссылки» иезуитов. Одно из первых таких братств появилось в 1609 г. в Пекине: придворный служитель Лука Ли основал братство Девы Марии; среди его задач были организация похоронных церемоний и помощь бедным христианам. В дни, определенные миссионерами (обычно во время Адвента и Великого поста), члены братства (хуэй) собирались в церкви, исповедовались и причащались, священник проводил с ними пастырскую беседу. Руководитель братства (хуэйчжан), как правило грамотный и авторитетный мирянин, следил за поведением христиан, возглавлял ежемесячные молитвенные собрания. Т. о., христ. общины могли существовать без регулярного пастырского окормления, особенно в сельской местности, где не было возможности часто посещать храм и беседовать со священником. Некоторые братства занимались обучением детей (братства Ангелов), проповедью среди язычников (братства 12 апостолов), спасением брошенных младенцев и др. Во время «кантонской ссылки» миссионеры решили создать 4 типа благочестивых братств: молитвенные (братства Девы Марии), вероучительные (братства Ангелов), благотворительные (братства Милосердия) и братства кающихся (братства Страстей Христовых). Братства Ангелов занимались организацией воскресных школ; среди инициаторов их создания был Франческо Бранкати (1607-1671), к-рый составил катехизис для детей «Уроки для братства Ангелов» (Тяньшэнь хуэйкэ; 1661). Ученикам объясняли смысл заповедей, значение Символа веры и важнейших молитв, особое внимание уделялось нравственному воспитанию. В 30-х гг. XVII в. стали возникать об-ва кающихся (братства Страстей Христовых в Ханчжоу (1636), Св. Креста в Кайфыне (1639) и др.); их члены вели аскетический образ жизни (молитвенные бдения, бичевание, строгий пост), ежедневно размышляли о страданиях и крестной жертве Христа, регулярно исповедовались и причащались, также занимались благотворительностью. С 20-х гг. XVII в. создавались католич. сообщества для женщин. Так, в 1634 г. в г. Ханчжоу действовали 5 жен. групп, члены к-рых собирались в частных ораториях для молитвы и духовной беседы, также они занимались делами милосердия, обучали детей и т. д. Из-за принятых в кит. обществе ограничений христианки не могли молиться и посещать богослужения вместе с мужчинами, обычно для них устраивали особые церкви. Организацией пастырского окормления женщин занималась Кандида Сюй (1607-1680). Она помогала миссионерам, открыла приют для брошенных детей, заботилась о христ. воспитании девочек, финансировала строительство церквей и издание духовной лит-ры. Со временем число братств увеличилось настолько, что миссионерам стало трудно их контролировать. Так, в 1658 г. под управлением Шанхайской миссии иезуитов находилось 120 «организационных» сообществ, не считая благочестивых братств. Иезуиты составляли письменные уставы и требовали ограничить число членов, однако им не удалось добиться унификации христианских сообществ в К.

Из-за недостатка духовенства иезуиты использовали помощников-мирян, т. н. катехизаторов. В их обязанности входили проповедь христианства, крещение детей, преподавание основ христ. вероучения, уход за церквами, издание духовной лит-ры и проч. Катехизаторы сопровождали миссионеров во время посещения христ. общин (обычно 1-2 раза в год), присутствовали при совершении таинств Крещения и Евхаристии, проводили разъяснительные беседы, распределяли духовную лит-ру. Катехизаторы, знавшие местные диалекты, нередко становились странствующими проповедниками. Как и в др. странах (напр., в Японии и во Вьетнаме), миссионеры делегировали им широкие полномочия. В 1664 г. апостольские викарии Паллю и Ламбер де ла Мотт рекомендовали передавать катехизаторам руководство христ. общинами, самых способных готовить к принятию священства. В инструкции иезуитского визитатора Андреа Джованни Лубелли (1681) подготовка катехизаторов была названа важнейшей задачей миссионеров. Для контроля над деятельностью катехизаторов иезуиты создавали братства, на собраниях которых обсуждались вопросы христ. учения и методы проповеди (братства св. Фомы в г. Кайфын (1640), 12 апостолов в г. Чаншу (1658) и др.). После «кантонской ссылки» были созданы братства катехизаторов св. Франциска Ксаверия, куда после испытательного срока могли вступать грамотные христиане, обладавшие ораторскими способностями (позднее были введены экзамены). Члены братств следили за образом жизни христиан, заботились о религ. образовании детей, наставляли тех, кто просили о крещении, проводили беседы на духовные темы. Вербист составил для них пособие «Введение в учение Небесного Господа» (Тяньчжу цзяояо сюйлунь; 1677). Некоторые обязанности катехизаторов могли выполнять женщины: они заботились о христ. воспитании девочек, следили за церковным имуществом, помогали миссионерам.

Церковь Непорочного Зачатия в Ханчжоу. 2-я пол. XVII в., XIX в.
Церковь Непорочного Зачатия в Ханчжоу. 2-я пол. XVII в., XIX в.

Церковь Непорочного Зачатия в Ханчжоу. 2-я пол. XVII в., XIX в.

К нач. XVIII в. в К. насчитывалось от 200 до 300 тыс. христиан (ок. 0,1% населения страны), большинство жило в обл. Цзяннань (здесь располагалась крупнейшая в К. Шанхайская миссия иезуитов) и в провинциях Чжили и Шаньдун. Еп-ства Пекин, Нанкин и Макао были включены в систему португ. патроната. Др. регионы страны находились под управлением апостольских викариев, к-рые подчинялись непосредственно Римской курии. Миссионеры, принадлежавшие к религ. орденам и конгрегациям, обладали самостоятельностью. Большинство миссий находилось под контролем Об-ва Иисуса (в 1701 в К. работали 117 миссионеров, из них 59 иезуитов, 29 францисканцев, 8 доминиканцев, 6 августинцев и 15 секулярных пресвитеров). В 1703 г. иезуиты были распределены между 33 резиденциями, при которых действовали 266 церквей, 14 капелл (специально обустроенных помещений в жилых усадьбах) и 290 временных ораториев. В некоторых провинциях К. иезуиты работали совместно с францисканцами (в Шаньдуне и Шаньси) и с доминиканцами (в пров. Чжэцзян).

Маттео Риччи и Сюй Гуанци. Гравюра из кн.: La Сhine d’Athanase Kirchere. Amst., 1670
Маттео Риччи и Сюй Гуанци. Гравюра из кн.: La Сhine d’Athanase Kirchere. Amst., 1670

Маттео Риччи и Сюй Гуанци. Гравюра из кн.: La Сhine d’Athanase Kirchere. Amst., 1670

Сначала христ. храмы располагались в резиденциях миссионеров; в них устанавливали алтарь, помещали изображение Христа или Девы Марии, ставили курильницы для благовоний, делали настенные надписи с текстом 10 заповедей и перечнями добрых дел. Помещения, отведенные для богослужений, иезуиты называли капеллами (такие капеллы обычно устраивались в домах состоятельных христиан); во мн. местах молитвенные собрания проводили во временных ораториях. Для устройства церквей нередко приобретали обедневшие и заброшенные буддийские или даосские святилища, но в 50-х гг. XVII в. в крупных миссиях начали строить большие церкви в европ. стиле. Важными образцами христ. архитектуры в К. являлись иезуитские храмы св. Павла в Гоа (1560-1572; не сохр.) и Вознесения Богоматери (Мадре-ди-Деуш) в Макао (1602-1603). В Макао церковь иезуитов построена на уступе холма; к ее пышному барочному фасаду, украшенному статуями и резьбой по камню (окончен к 1644), ведет многомаршевая лестница. В иезуитских храмах в К. основное внимание также было уделено декорации фасада, вид на к-рый открывался из переднего двора. Церковь Спасителя при главной резиденции иезуитов в Пекине, известная впосл. как Южный храм (Наньтан; 1649-1652), была построена по проекту Бульо и Габриэла ди Магальяйнша. Единственный сохранившийся в К. храм, построенный иезуитами,- ц. Спасителя (впосл. Непорочного Зачатия) в г. Ханчжоу, воздвигнутая во 2-й пол. XVII в. Мартини и позднее перестроенная под рук. Инторчетты.

Принципы миссионерской деятельности в К., которым следовали иезуиты, разработал визитатор Валиньяно, сторонник аккомодации (культурной адаптации). Миссионеры должны были приспособиться к местным обычаям и использовать их для проповеди христианства, изучать кит. язык и культуру, уважать кит. представления об этике и о морали, терпимо относиться к ритуалам и церемониям, совместимым с христ. вероучением (пропагандировать европ. обычаи и традиции считалось неуместным). Миссионеры проповедовали среди высших слоев кит. общества и использовали европ. достижения в области науки, техники и искусства, чтобы привлечь внимание к христ. учению и преодолеть пренебрежительное отношение китайцев к «западным варварам». Дружественные отношения с шэньши (представителями образованной элиты) и чиновниками (мандаринами) помогли католич. миссионерам получить признание в кит. обществе и политическую поддержку. Однако для обращения в христианство шэньши и чиновников существовали серьезные препятствия, напр. обычай иметь неск. жен или наложниц (моногамия, на к-рой настаивали миссионеры, считалась суровым требованием). Принятие иноземной религии могло негативно сказаться на карьере чиновника. Тем не менее в истории христ. миссии существенную роль сыграли представители высшего чиновничества Павел Сюй Гуанци (1562-1633), Лев Ли Чжицзао (1565-1630) и Михаил Ян Тинъюнь (1562-1627). Они выступали защитниками и покровителями иезуитов, помогали им изучать кит. язык и культуру, оказывали материальную поддержку, принимали участие в работах по переводу европ. научных сочинений и в создании апологетических произведений. При их поддержке иезуитами были основаны миссии в обл. Цзяннань: в 1608 г. Сюй Гуанци помог иезуитам основать Шанхайскую миссию с центром в подаренной им усадьбе Цзыкавэй (Сюйцзяхуэй), в 1611 г. усилиями Ян Тинъюня и Ли Чжицзао была основана резиденция в г. Ханчжоу.

Сюй Гуанци. Скульптура в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. ХХ в.
Сюй Гуанци. Скульптура в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. ХХ в.

Сюй Гуанци. Скульптура в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. ХХ в.

Конфуцианство было офиц. идеологией Китайской империи, поэтому др. религ. учения должны были согласоваться с конфуцианской моральной и политической ортодоксией (чжэн), в противном случае они считались вредными и еретическими (сецзяо). Пытаясь достичь взаимопонимания с кит. интеллектуалами и добиться признания христианства как полезного учения, иезуит Риччи предложил оригинальную теистическую интерпретацию древнекит. религ. верований, сведения о которых сохранились в классических сочинениях конфуцианского канона. По его мнению, древние китайцы исповедовали «естественную религию» и верили в единого Бога Творца, о Котором в древних текстах говорилось как о Небе (Тянь). Иезуиты призывали вернуться к «изначальному», «монотеистическому» конфуцианству, дополнив его откровением истины во Христе. Совр. конфуцианство иезуиты рассматривали как политическое и нравственное учение, «секту книжников», у к-рой не было четких представлений о Боге, о сотворении мира и т. д., однако в ней не было и языческих обрядов (напр., поклонения идолам). Миссионеры подчеркивали, что между христианством и учением Конфуция было много общего (гл. обр. моральные и этические требования), но отвергали неоконфуцианские учения, т. к. доктрины о Великом пределе (Тай цзи) и о сущностном единстве человека и мироздания противоречили их трактовке конфуцианской классики. Согласно Риччи, учение Конфуция было искажено под влиянием чуждых кит. культуре верований, буддизма и даосизма. Осуждая распространенные в К. религ. и философские учения, иезуиты отвергали кит. традицию религ. синкретизма, подчеркивая уникальность христианства. Эти представления были отражены в написанном Риччи катехизисе «Подлинное значение Небесного Господа» (Тяньчжу шии; 1603). Учение о едином Боге и о сотворении мира было изложено с использованием формальной логики и рациональных аргументов; автор утверждал, что конфуцианская картина мира, основанная на «естественном законе», в основном верна, но ее следовало дополнить христ. монотеизмом. Демонстрируя точки соприкосновения конфуцианской философии и христианства, Риччи указывал на необходимость нравственного совершенствования, к-рое неотделимо от служения единому Богу. Благодаря лит. достоинствам и хорошему знакомству автора с кит. философией сочинение Риччи получило известность среди образованных китайцев. Позднее к апологии христ. учения и критике неоконфуцианства обращались Алени в соч. «Подлинный источник всего сущего» (Ваньу чжэньюань; 1628), Шалль фон Белл в соч. «Множество доказательств божественного управления [миром]» (Чжучжи цюньчжэн; 1636) и другие миссионеры. Ян Тинъюнь в «Книге об устранении сомнений» (Дайи пянь; 1621) и в предисловиях к трудам иезуитов представил концепцию «поэтапного откровения». По его мнению, древние китайцы знали только о «естественном» откровении, дарованном Адаму, языческим мудрецам и праведникам, но не о Законе Моисеевом. После эпохи Цинь (221-206 гг. до Р. Х.) знания о правильном почитании Неба были утрачены, под влиянием буддизма и др. религий появились неоконфуцианские учения; их сторонники исказили смысл древних писаний. После Воплощения Христа «западные конфуцианцы» (сижу) стали распространять истинную религию, к-рая способствовала установлению порядка и гармонии во вселенной и в человеческом обществе, укрепляла нравственность и приносила пользу гос-ву. В нач. XVIII в. подобные представления получили развитие в трудах т. н. фигуралистов во главе с Буве. По мнению фигуралистов, китайцам были известны учения о Св. Троице, о грехопадении и т. д.; следы этих учений сохранились в древних текстах (гл. обр. в Книге перемен). Так, Буве видел искаженные пророчества о Мессии в преданиях об основателе 1-го кит. гос-ва Хуан-ди, о Великом Юе, к-рый остановил потоп, и о чудесном звере цилине, дарующем мир и благополучие. Легенды об изобретателе кит. письменности Фу Си, о древнегреч. боге Гермесе и о легендарном иран. пророке Зороастре сопоставлялись со сведениями о Енохе. В поддержку основных положений Буве выступили иезуиты Жозеф де Премар (1666-1736) и Жан Франсуа Фуке (1665-1741), но имп. Канси не одобрил представленное ему сочинение Буве «Изначальный смысл Небесного учения» (Тяньсюэ бэньи). В 1726 г. идеи фигуралистов были осуждены Конгрегацией пропаганды веры.

Пытаясь привлечь внимание образованных китайцев к христ. учению, иезуиты совмещали религ. проповедь с популяризацией европ. искусства, науки и техники (миссионеры имели соответствующую подготовку, т. к. в иезуитских коллегиях преподавали основы естественных наук). Сочетание христианства и науки в проповеди иезуитов именовалось «Небесное учение» (Тяньсюэ). В сб. «Первое собрание [работ о] Небесном учении» (Тяньсюэ чухань; 1626) вошли обзорные труды по философии, богословию, риторике, медицине, о европейской системе образования и др. Составитель сборника Ли Чжицзао видел смысл «Небесного учения» в исследовании устройства мира для познания Бога как Творца всего сущего и для правильного служения Небу. Алени при помощи Ян Тинъюня подготовил 10-летнюю программу перевода зап. лит-ры на кит. язык, но необходимые книги были доставлены в К. лишь после смерти Алени. Менее удачными были попытки иезуитов познакомить китайцев с европ. философией. Так, Вербист предложил имп. Канси включить европ. философию в традиц. систему образования, но император не одобрил поднесенный ему сборник трудов Аристотеля «Учение о постижении природы вещей» (Цюнли сюэ; 1683), объяснив, что его стиль и содержание не согласуются с кит. традицией.

Никколо Лонгобардо. Портрет. XVII в. Неизвестный художник
Никколо Лонгобардо. Портрет. XVII в. Неизвестный художник

Никколо Лонгобардо. Портрет. XVII в. Неизвестный художник

Активная пропаганда христианства вызвала недовольство мн. образованных китайцев. Противники иезуитов считали, что, хотя европ. научные достижения полезны, а моральное учение миссионеров в целом не противоречит китайским представлениям о нравственности, др. положения христ. доктрины, не обоснованные рациональными аргументами, являются абсурдными и суеверными, а попытки примирить христианство и учение Конфуция рассматривались как искажение древней традиции. Сравнение христианства с буддизмом и даосизмом, а также негативная оценка деятельности иезуитов были представлены кит. ученым Сюй Чанчжи в антихрист. «Собрании [работ для] уничтожения ереси» (Шэнчао посецзи; 40-е гг. XVII в.), задуманном как опровержение идей Риччи. Критика конфуцианцев была направлена также против соч. «Обзор распространения Небесного учения» (Тяньсюэ чуаньгай; 1664), автором к-рого, вероятно, был Ли Цзубай, ученик Шалля фон Белла. В «Обзоре…» содержались неприемлемые для большинства китайцев утверждения, что они происходили из Иудеи и были потомками Адама и Евы. Доказывая, что китайцы с древности были знакомы с христианством, автор сообщал о проповеди в К. учеников ап. Фомы и миссионеров Церкви Востока (об этом стало известно благодаря находке близ г. Сиань стелы с несторианской надписью, копию к-рой в 1625 передал иезуитам Ли Чжицзао). Реакцией на «Обзор...» стало издание антихрист. памфлетов Ян Гуансяня в кн. «Не могу иначе» (Будэи; 1665). Выступая с неоконфуцианских позиций, полемист утверждал, что Риччи тенденциозно толковал кит. канонические писания и умалчивал о таких аспектах христ. учения, которые могли вызвать неприятие конфуцианцев (напр., о распятии и о воскресении Христа). Ответом на критику Ян Гуансяня стало сочинение Бульо «Не могу иначе: Опровержение» (Будэи бянь; 1665), в к-ром миссионер объяснил учения о Св. Троице и о Воплощении, о двух природах Христа и др. (ранее эти темы почти не затрагивались иезуитами).

С критикой деятельности иезуитов выступали и католич. авторы. Упадок миссии иезуитов и резкое ухудшение положения христиан в 1-й четв. XVIII в. принято связывать с т. н. спором об именах и с т. н. спором о ритуалах - дискуссией о методах аккомодации, в к-рой приняли участие испан. доминиканцы и противники иезуитов во Франции, в т. ч. приверженцы янсенизма. Обвиняя католич. миссионеров в К. в лицемерии и нарушении чистоты христ. вероучения, которое иезуиты, по их мнению, смешивали с языческими верованиями китайцев, они связывали политику аккомодации со спорными концепциями европ. иезуитов (учение о свободе воли (см. Молинизм), пробабилизм, правовая доктрина Франсиско Суареса и др.). Споры об именах и о ритуалах велись гл. обр. в Европе, но Римская курия использовала разногласия, чтобы установить контроль над деятельностью иезуитов в Вост. Азии.

Иезуит Никола Триго в кит. одежде. Портрет. 1617 г. Худож. П. П. Рубенс (Музей Метрополитен, Нью-Йорк)
Иезуит Никола Триго в кит. одежде. Портрет. 1617 г. Худож. П. П. Рубенс (Музей Метрополитен, Нью-Йорк)

Иезуит Никола Триго в кит. одежде. Портрет. 1617 г. Худож. П. П. Рубенс (Музей Метрополитен, Нью-Йорк)

В споре об именах предметом полемики было использование для передачи христ. понятий таких терминов, к-рые в кит. традиции имели значение, несовместимое с христианством. Так, Риччи называл Бога Тяньди (Небесный Владыка), Тяньчжу (Небесный Господь), Шанди (Всевышний Владыка) и Шанцзунь (Всевышний Почитаемый). По мнению иезуита, было допустимо отождествлять Бога с Небом (Тянь), о котором говорилось в кит. классических текстах. Однако Ян Гуансянь подчеркивал, что в конфуцианстве так называлась высшая безличная сила, природное начало, к-рое поддерживало единство человека и мироздания. Несмотря на одобрение Валиньяно, некоторые иезуиты сомневались в том, что Риччи выбрал верные термины. Так, Лонгобардо в «Трактате о Конфуции и его учении» (1623; франц. пер.: Longobardi N. Traité sur quelques points de la religion des Chinois. P., 1701) указывал, что китайцы считали Шанди высшим порядком или жизненной силой мироздания, поэтому использование термина могло повлиять на их понимание христ. учения. Но другие иезуиты ревностно отстаивали термины, предложенные Риччи. Изучив проблему, иезуитский визитатор А. Палмейру (1626-1635) велел использовать понятие Тяньчжу, которое в отличие от др. терминов не содержало двусмысленности («католичество» стало именоваться «учением [религией] Небесного Господа» (Тяньчжуцзяо)). В 1629 г. визитатор напомнил иезуитам о том, что недопустимо замалчивать различия между христианством и др. религ. и философскими учениями.

Наибольшую огласку получил т. н. спор о ритуалах, связанных с почитанием Конфуция и с семейным культом предков. В обрядах использовались ритуальные таблички (пайвэй) с именами усопших, к-рые хранились на домашнем алтаре, перед ними совершали церемониальные поклоны, зажигали свечи и воскуряли благовония, ставили пищу (в конфуцианских храмах предметом культа была таблица с именем Конфуция). Обряды в честь усопших родственников считались обязательными для всех китайцев, запрет мог стать поводом для нападок на христианство как на религию, враждебную традициям и укладу кит. общества. Поэтому иезуиты считали обряды в честь предков символическими действиями, не связанными с поклонением усопшим, а конфуцианские ритуалы - выражением почтения и благодарности великому мыслителю и наставнику (такая трактовка конфуцианского культа имела основания в кит. традиции). Валиньяно одобрил позицию Риччи, к-рый не видел в кит. ритуалах признаков «суеверия» и идолопоклонства. Пытаясь избежать конфликтов с кит. властями, иезуиты терпимо относились к участию христиан в праздниках и театральных представлениях, а также к офиц. культам, которые несомненно были языческими. Так, Алени предложил христ. интерпретацию городского культа божества стен и рвов (чэнхуан) и др. местных божеств, которых он рассматривал как ангелов-хранителей, посредников между людьми и Богом. Несогласие с такими проявлениями аккомодации выразили некоторые иезуиты. Лонгобардо считал кит. ритуалы несовместимыми с христианством, т. к. конфуцианцы отрицали существование Бога и не имели четкого представления о бессмертии души. Последовательными противниками иезуитской аккомодации были доминиканцы. В 1643 г. мон. Хуан Баутиста де Моралес представил спорные вопросы на суд Конгрегации пропаганды веры, которая постановила считать кит. ритуалы языческими (декрет от 12 сент. 1645 был утвержден папой Римским Иннокентием X). Однако под давлением иезуитов противоположное решение было вынесено Конгрегацией инквизиции (декрет утвержден папой Александром VII 23 марта 1656). Противоречивые суждения Римской курии способствовали продолжению полемики. Позицию доминиканцев выразил мон. Доминго Фернандес Наваррете, бежавший в 1669 г. из К. Он утверждал, что даже среди иезуитов не было единого мнения о методах аккомодации, их миссия страдала от внутренних противоречий и от недостатка сотрудников. Апостольские викарии в целом разделяли мнение доминиканцев, но иезуитов поддержал еп. Ло Вэньцзао.

Имп. Канси. Портрет. Нач. XVIII в. Неизвестный мастер (Музей «Запретный город», Пекин)
Имп. Канси. Портрет. Нач. XVIII в. Неизвестный мастер (Музей «Запретный город», Пекин)

Имп. Канси. Портрет. Нач. XVIII в. Неизвестный мастер (Музей «Запретный город», Пекин)

Обострению разногласий способствовал Шарль Мегро, апостольский викарий Фуцзяни (1687-1708), который запретил миссионерам и христианам принимать участие в ритуалах, использовать термины Тянь и Шанди и читать языческие книги (26 марта 1693). Викарий подчеркнул, что конфуцианские ритуалы вопреки утверждениям иезуитов были языческими и несовместимыми с христ. верой. По инициативе Мегро вопросы, связанные с политикой аккомодации, были вынесены на обсуждение в Конгрегации инквизиции и на фак-те теологии Парижского ун-та. Пытаясь повлиять на позицию Папского престола, иезуиты прибегли к заступничеству имп. Канси, к-рый подтвердил, что ритуалы в честь Конфуция и предков были лишены религ. характера, но имели гражданское и морально-этическое значение, а понятие Тянь, по мнению императора, можно было использовать для обозначения Бога. Однако в Римской курии объяснению императора-язычника не придали значения. После того как Парижский ун-т высказался против соблюдения кит. ритуалов (1700), папа Римский Климент XI утвердил декрет Конгрегации инквизиции «Cum Deus Optimus» (20 нояб. 1704), по которому ритуалы были признаны суеверными и идолопоклонническими. Еще до издания декрета с поручением прекратить разногласия в К. был направлен папский легат Шарль-Тома Майяр де Турнон (1668-1710), назначенный титулярным патриархом Антиохийским и апостольским визитатором в Азии. На встречах с легатом (дек. 1705, июнь 1706) имп. Канси заявил, что в К. могли работать только те миссионеры, которые придерживались политики аккомодации. По его мнению, инициатором споров был Мегро, плохо знавший язык и культуру К. (вскоре викария выслали из страны). По указу императора (17 дек. 1706) христ. проповедники, выступавшие против аккомодации и соблюдения кит. ритуалов, должны были покинуть К. Большинство иезуитов заявили о желании продолжить работу и получили удостоверение (пяо), к-рое давало им право жить в стране. Однако Майяр де Турнон, к-рый по дороге в Кантон остановился в Нанкине, опубликовал основные положения декрета «Cum Deus Optimus» (7 февр. 1707). Вскоре легат был выслан в Макао, где португ. власти, считавшие его деятельность нарушением королевского патроната, взяли его под арест. Миссионеры, отказавшиеся принять пяо, в 1708 г. были высланы из страны (31 чел., гл. обр. доминиканцы и августинцы). Несмотря на ходатайства иезуитов, распоряжения Майяра де Турнона были подтверждены папой Климентом XI в апостольской конституции «Ex Illa Die» (19 марта 1715); в ней повторялись запреты кит. христианам называть Бога к.-л. именами, кроме Тяньчжу, и участвовать в церемониях в честь Конфуция (допускалось «пассивное» присутствие на обрядах в честь предков). Для публикации папского послания в К. был направлен апостольский визитатор Карло Амброджо Меццабарба, к-рый находился в стране в 1720-1721 гг. Учитывая жесткую позицию императора и протесты иезуитов, папский легат сделал ряд уступок миссионерам и фактически аннулировал запреты Римской курии. Только после этого легат получил аудиенцию у имп. Канси, к-рый заявил, что папские посланники не вправе давать указания китайцам без его согласия. Однако мн. католич. миссионеры, гл. обр. францисканцы и доминиканцы, выступили против распоряжений Меццабарбы. В 1735 г. из-за возникших разногласий в Риме была создана комиссия кардиналов. Итогом ее работы стала апостольская конституция папы Бенедикта XIV «Ex Quo Singulari» (11 июля 1742), в к-рой содержалось окончательное и безоговорочное осуждение кит. ритуалов. Сделанные Меццабарбой уступки были отменены; миссионерам следовало дать присягу в соблюдении папских распоряжений. Указывая, что споры о ритуалах вызвали ожесточенные дискуссии и нанесли вред проповеди христианства, папа Римский противопоставил сомнительной политике аккомодации принцип чистоты христ. вероучения.

Меры, принятые имп. Канси в связи с деятельностью папского легата Майяра де Турнона, негативно сказались на положении католич. миссионеров. Долгое время иезуиты скрывали от кит. монархов наличие разногласий среди христ. проповедников и выступали как законные представители Папского престола. Действия Майяра де Турнона продемонстрировали, что политика аккомодации не имела папского одобрения, а иезуиты действовали самостоятельно, не выражая офиц. позиции Римской курии. Авторитет миссионеров снизился, а христ. общины во мн. местах были поставлены под надзор властей.

XVIII - сер. XIX в.

Интерьер ц. св. Иосифа (Сан-Жузе) в Макао. Сер. XVIII в.
Интерьер ц. св. Иосифа (Сан-Жузе) в Макао. Сер. XVIII в.

Интерьер ц. св. Иосифа (Сан-Жузе) в Макао. Сер. XVIII в.
В нач. XVIII в. нек-рые должностные лица в К. призывали запретить христианство и выслать миссионеров; в 1709 г. с таким предложением выступил Чжан Босин, наместник пров. Фуцзянь. Однако меры против распространения христианства были приняты лишь при имп. Юнчжэне (1722-1735). Тюремному заключению и ссылке подверглись маньчжур-христианин Суну, принадлежавший к имп. клану Айсин Гёро, и члены его семьи. Император утвердил доклад Ведомства ритуалов (10 янв. 1724), в к-ром христианство было объявлено лжеучением (идуань) и вредной сектой (сецзяо), подрывавшей устои кит. общества; церкви следовало закрыть, собрания христиан - запретить. Миссионеров-иностранцев разделили на полезных (трудились при имп. дворе) и бесполезных (христ. проповедники, к-рые якобы заманивали невежественных людей в секту, устраивали тайные сборища и распространяли суеверия), последних надлежало выслать в Макао. В ответ на ходатайство придворных иезуитов имп. Юнчжэн заявил, что миссионеры угрожают порядку и безопасности в стране (в качестве примера приводилась деятельность доминиканцев, искоренявших кит. ритуалы). К кон. 1724 г. большинство миссионеров, которые трудились в провинциях (в т. ч. 18 иезуитов), были собраны в Кантоне и впосл. высланы в Макао.

Антихрист. политику Юнчжэна продолжил имп. Цяньлун (1736-1796). Просьбы придворных иезуитов пересмотреть отношение к христианству наталкивались на противодействие служащих гос. ведомств, в т. ч. Палаты наказаний. Иногда после обращений иезуитов император давал указание прекратить преследования христиан, но в основном он следовал рекомендациям советников, которые враждебно относились к иностранцам. Из-за этого политика властей была противоречивой: гонения сменялись периодами, когда должностные лица игнорировали существование христ. общин и деятельность миссионеров-иностранцев. Как правило, кит. власти не делали различий между христианами и членами тайных сект религиозно-мистической направленности. В народе господствовали недоверие и враждебность к миссионерам, распространялись слухи о магических обрядах, которые якобы совершали христиане, о похищениях ими детей и т. д. Во время гонений христиан подвергали пыткам: от них требовали сознаться в шпионаже, подрывной деятельности, безнравственном поведении. Из Японии был заимствован обычай заставлять арестованных христиан попирать ногами кресты и священные изображения, подписывать отречение от веры.

Павильон в комплексе Летнего дворца (Юаньминъюань) близ Пекина. Гравюра. 1783–1786 гг.
Павильон в комплексе Летнего дворца (Юаньминъюань) близ Пекина. Гравюра. 1783–1786 гг.

Павильон в комплексе Летнего дворца (Юаньминъюань) близ Пекина. Гравюра. 1783–1786 гг.

Повсеместные преследования христиан начались весной 1746 г., когда в пров. Шаньси был схвачен францисканец Джованни Баттиста да Бормио. По имп. указу от 2 авг. 1746 г. следовало разыскать и выслать миссионеров, нелегально проживавших в К. Они скрывались в Пекине или бежали в Макао: из 44 христ. проповедников в провинциях остались 16 иезуитов и францисканцев, в пров. Сычуань - только пресв. Андрей Ли. Летом 1746 г. по указанию наместника Чжоу Сюэцзяня были арестованы еп. Пере Санс-и-Жорда, апостольский викарий Фуцзяни (1732-1747; канонизирован Римско-католической Церковью в 2000), и 4 доминиканца, которых приговорили к смерти по ряду обвинений (в т. ч. в создании тайных об-в с целью поднять мятеж). 11 авг. 1746 г. был издан имп. указ, в соответствии с которым наместникам провинций надлежало разыскивать и предавать суду членов христ. общин, поскольку их деятельность подрывала устои кит. общества. В 1748 г. в г. Сучжоу (пров. Цзянсу) по обвинению в незаконном проникновении в страну, пропаганде запрещенной религии и подготовке мятежа казнили иезуитов Тристано Франческо д'Аттимиса и Антониу Жузе Энрикиша. Несмотря на то что португ. посольство, направленное в Пекин, было благосклонно принято императором (май 1753), положение христиан осталось прежним. В обл. Цзяннань были арестованы 5 иезуитов и мн. христиане (май 1754); их пытали, требуя отречься от веры, сознаться в безнравственном поведении и т. д. Вынесенный иезуитам смертный приговор император заменил высылкой в Макао. Аресты христиан прошли во мн. регионах страны.

При имп. Цзяцине (1796-1820) преследования христиан продолжались на фоне нестабильности в стране. Из-за экономических трудностей, неэффективного гос. управления и падения уровня жизни крестьян вспыхивали восстания (мятежи секты Белого лотоса (1796-1805), мятеж об-ва 8 триграмм (1813), волнения народности мяо и др. этнических меньшинств на окраинах страны). На выступления мятежников власти отвечали репрессиями, усилением цензуры и подавлением инакомыслия; нагнетали страх перед иностранным вторжением. Предлогом для нового гонения на христиан стал арест итал. августинца Адеодата св. Августина, которого обвинили в передаче стратегической информации в Макао (1805). При имп. Даогуане (1820-1850) были закрыты церкви в Пекине, в провинциях совершались казни миссионеров, напр. франц. лазаристов, католич. святых Франсуа Режи Кле (1748-1820) и Жана Габриэля Пербуара (1802-1840).

После высылки большей части иностранных проповедников недостаток духовенства стал особенно ощутимым. Миссионеры могли жить только в Макао и с разрешения императора в Пекине. В 40-х гг. XVIII в. кит. власти оказывали давление на португальцев, пытаясь ограничить деятельность христ. духовенства в Макао (они запрещали проповедовать христианство жившим там китайцам, требовали закрыть ц. Богоматери Защитницы христиан, основанную иезуитами для китайцев). Несмотря на недовольство португ. властей, опасавшихся конфликта с китайцами, Макао оставался основным пунктом, где собирались миссионеры и откуда они тайно проникали в К. В условиях гонений и запрета на въезд в страну иностранцев католич. миссионеры признали необходимость подготовки местного кит. духовенства. В Макао и Пекине обучением занимались иезуиты; к 1743 г. в Об-ве Иисуса состояли 22 китайца. Позднее кит. священников стали обучать в коллегии при Конгрегации пропаганды веры в Риме, в коллегии Св. Семейства в Неаполе (действовала с 1732 по 1888), а также в семинарии Парижского об-ва заграничных миссий в Аюттхае (в совр. Таиланде) (основана в 1665). Миссионеры пытались организовать систематическую подготовку священников в К., напр. в Пекине (семинария действовала в 1788-1827) и в пров. Сычуань.

Жозеф Мари Амио. Портрет. Ок. 1790 г. Неизвестный художник
Жозеф Мари Амио. Портрет. Ок. 1790 г. Неизвестный художник

Жозеф Мари Амио. Портрет. Ок. 1790 г. Неизвестный художник

Особый статус сохраняли миссионеры, жившие в Пекине,- иезуиты и представители Конгрегации пропаганды веры (кармелиты, августинцы, лазаристы; гл. обр. уроженцы Италии). В столице было 2-3 тыс. христиан, в основном китайцы-простолюдины. Крайнее недовольство имп. двора вызывали обращения маньчжуров (в 1736 маньчжурам, служившим в знаменных войсках, было запрещено принимать христ. веру), но даже среди родственников императора были тайные христиане. К 3 резиденциям миссионеров (Южный храм (Наньтан) и Восточный храм (Дунтан) относились к Китайской вице-провинции, Северный храм (Бэйтан) принадлежал Французской миссии иезуитов) добавилась основанная в 1723 г. лазаристом Теодорико Педрини резиденция с ц. Скорбей Пресв. Девы Марии (Западный храм, Ситан); жившие при ней священники назначались Конгрегацией пропаганды веры.

В XVIII в. интерес к достижениям европ. науки и техники снизился, как и уровень подготовки иностранных специалистов, по традиции занимавших должности в Ведомстве астрономии. Однако имп. двор пользовался услугами европ. художников, архитекторов, музыкантов, часовых мастеров. Особое расположение имп. Цяньлуна приобрел иезуит Джузеппе Кастильоне (1688-1766), к-рый с 1715 г. трудился в качестве придворного художника. С 1747 г. Кастильоне руководил строительством павильонов и фонтанов Летнего дворца (Юаньминъюань) близ Пекина. Его стиль, в котором смешивались европ. барочные и кит. традиц. техники и мотивы, оказал влияние на придворное искусство. Даже в провинциях, несмотря на трудные условия, иезуиты пытались заниматься естественными науками, вели астрономические наблюдения. Так, иезуит Готфрид Ксавер фон Лаймбекховен (в 1752-1787 епископ Нанкина), трудившийся гл. обр. в провинциях Хунань и Хубэй (с 1739), собирал данные об ископаемых, о климате и о растительности К. Благодаря трудам по истории, культуре, географии страны известны франц. иезуиты Антуан Гобиль (1689-1759) и Жозеф Мари Амио (1718-1793). Между 1702 и 1776 гг. члены французской миссии участвовали в составлении «Поучительных и занимательных писем иностранных миссионеров» (Lettres édifiantes et curieuses, écrites des missions étrangères), которые пользовались популярностью и были переведены на многие европ. языки. Знаки внимания, которые имп. двор оказывал иезуитам, нередко противоречили антихрист. политике К. Так, после пожара, повредившего в 1775 г. Южный храм, имп. Цяньлун предоставил средства на восстановление церкви. Придворные иезуиты использовали свое положение для заступничества за христиан, хотя др. миссионеры обвиняли их в преступном бездействии. Апостольские викарии считали служивших при дворе иезуитов высокомерными, упрекали их в непослушании Папскому престолу и в заискивании перед властями языческой страны. Желая сохранить самостоятельность, иезуиты не подчинялись указаниям апостольских викариев, к-рые обвиняли их в несоблюдении канонических норм христ. брака (иезуиты допускали помолвку детей, браки христиан и иноверцев, не совершали венчание) и в др. нарушениях. Как правило, иезуиты были склонны делать послабления китайцам, др. миссионеры требовали соблюдать нормы церковного права. Продолжались споры, связанные с запретом кит. ритуалов. Из-за протестов кит. христиан, к-рые считали папские указания невыполнимыми, мн. миссионеры разрешили им соблюдать такие обычаи, о которых не упоминалось в папском послании (делать церемониальные поклоны, возжигать свечи и благовония перед телом умершего, его изображением и табличкой без «суеверных» надписей). Напротив, доминиканцы запретили почти все обычаи, связанные с похоронами и поминовением усопших. Римская курия также пресекала попытки иезуитов продолжить политику аккомодации. За низкопоклонство перед «сектой Конфуция» было осуждено сочинение иезуита Александра де ла Шарма «Правильное объяснение природы человека и мира идей» (Синли чжэнцюань; 1753). Согласно инструкции, изданной Конгрегацией пропаганды веры по запросу еп. Иларио Косты, апостольского викария Вост. Тонкина (14 янв. 1753), было нежелательно соблюдать любые кит. обычаи, связанные с погребением усопших, христианам запрещалось участвовать в поминальных церемониях по иноверцам и оказывать к.-л. знаки уважения покойным, приглашать иноверцев на похороны христиан. Также было запрещено участвовать в сборе средств на строительство и ремонт языческих храмов (1769), совершать поклоны перед телом покойного на похоронах (1793) и т. д.

Дунтан (Восточный храм) в Пекине. 1-я четв. XIX в. (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)
Дунтан (Восточный храм) в Пекине. 1-я четв. XIX в. (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)

Дунтан (Восточный храм) в Пекине. 1-я четв. XIX в. (Б-ка Конгресса США, Вашингтон)

Обвинения в адрес иезуитов, живших в К., были отзвуком антиклерикальной пропаганды в Европе. В Португалии была запрещена деятельность Об-ва Иисуса, его члены арестованы или изгнаны из страны (1759). В июле 1762 г. были задержаны и вскоре высланы в Европу иезуиты, жившие в Макао, закрыты коллегия Пресв. Девы Марии и семинария св. Иосифа. Об-во Иисуса было упразднено в соответствии с бреве папы Римского Климента XIV «Dominus ac Redemptor» (21 июля 1773). В 1775 г. папское послание было принято к исполнению в еп-ствах Пекин и Нанкин (Французская миссия упразднена 15 нояб. 1775), бывш. иезуиты продолжали служить в качестве секулярных пресвитеров под руководством епископов и апостольских викариев. По указанию франц. кор. Людовика XVI Конгрегации миссий было поручено подобрать миссионеров, к-рые могли заменить иезуитов при имп. дворе в Пекине. В К. направили 3 лазаристов - пресвитеров Никола Ро (он стал специалистом по астрономии и ботанике) и Жана Жозефа Гислена (занимался физикой, химией и механикой), сопровождавший их Жозеф Пари стал часовщиком. Лазаристам, к-рые прибыли в Пекин весной 1785 г., были переданы храмы и резиденции иезуитов. Миссия лазаристов, центром к-рой стал Северный храм, окормляла христиан в Пекине и в столичной пров. Чжили, а также в сев. регионах К. и в нек-рых провинциях центральной части страны (Хэнань, Цзянси, Цзянсу, Чжэцзян). В Пекине были основаны уч-ще для катехизаторов и семинария, выпускники к-рой могли завершить образование в Макао (в 1784 лазаристам была передана бывш. иезуитская семинария св. Иосифа).

На деятельность католич. миссий в К. оказали влияние Французская революция (1789-1799) и последующие войны в Европе. В К. перестали приезжать миссионеры, прекратилось поступление средств. В 1807 г. по указанию имп. Цзяцина была конфискована пострадавшая от пожара ц. св. Иосифа (Восточный храм). В 1811 г. из Пекина выслали всех иностранцев, к-рые не занимали гос. должности; тогда же была закрыта ц. Скорбей Девы Марии (Западный храм). В 1819 г. из К. выслали Луи Ламио (1767-1831), руководителя миссии лазаристов, который назначил преемником пресв. Матфея Сюэ (1780-1860). Кит. власти попытались закрыть католич. миссию под предлогом того, что ее возглавил китаец, но уничтожение миссии удалось предотвратить благодаря вмешательству еп. Каэтану Пириша Перейры (администратора еп-ства Пекин в 1827-1838), который занимал должность в Ведомстве астрономии. Тем не менее в 1827 г. Северный храм, резиденция лазаристов и семинария были закрыты, пресв. М. Сюэ и семинаристы укрылись в отдаленном сел. Сиваньцзы за Великой стеной. После кончины еп. К. Пириша Перейры, который оставался единственным католич. миссионером в Пекине, прекратились богослужения в Южном храме. Пытаясь спасти церковь и католич. кладбище Чжалань от разорения, епископ перед смертью передал их рус. Пекинской духовной миссии в К. (1838).

Надгробия иезуитов на кладбище Чжалань в Пекине. XVII–XIX вв.
Надгробия иезуитов на кладбище Чжалань в Пекине. XVII–XIX вв.

Надгробия иезуитов на кладбище Чжалань в Пекине. XVII–XIX вв.

В условиях гонений, когда христиане были поставлены вне закона, а католические миссионеры скрывались от властей, число верующих уменьшилось. Скорее всего в сер. XVIII в. в стране было ок. 120 тыс. христиан. По сведениям, приведенным еп. Г. Кс. Лаймбекховеном, в 1785 г. в епископстве Нанкин было ок. 30 тыс. христиан. Антиклерикальная политика португ. властей привела к тому, что Макао утратил значение как центр миссионерской деятельности в К. (в 1833 из города были высланы клирики-иностранцы, в 1834 в Португалии были упразднены религ. ордены и закрыты муж. мон-ри). Из-за гонений епископские кафедры в Пекине и Нанкине фактически перестали существовать. В др. регионах страны после объединения церковных юрисдикций возникли апостольские викариатства Сычуань, Гуйчжоу и Юньнань (в юж. части К.), Шэньси и Шаньси (в сев.-зап. провинциях) и Фуцзянь (на юго-востоке). В условиях гонений уменьшилось количество общин в городах, число образованных и состоятельных людей среди верующих заметно сократилось. Однако в сельской местности сохранились крепкие общины, в к-рых христианство было семейной религией, передававшейся из поколения в поколение. Мн. семейства и даже целые деревенские общины переселялись в необжитые места, напр. в Маньчжурию и в Монголию, где они создавали христ. поселения со строгим католич. укладом жизни.

В 20-х гг. XVIII в. при участии иезуитов Пекинской миссии была основана христ. колония в Чаюаньгоу (пров. Хубэй). В селении, названном в честь Сердца Иисусова, сложилась система христ. братств (существовали группы, ответственные за воспитание детей, за проповедь иноверцам и др.). Несмотря на попытку властей уничтожить селение (1779), оно было восстановлено и служило убежищем для гонимых христиан. Крупные христ. общины возникли на юго-зап. окраине К., в пров. Сычуань, привлекавшей переселенцев из центральных провинций. Распространение христианства здесь происходило одновременно с созданием об-в мигрантов-земляков (хуэйгуань), возникали запрещенные религ. секты. В Сычуани трудились гл. обр. члены Парижского об-ва заграничных миссий, но число иностранных миссионеров было небольшим. В 1756 г. здесь были 2 священника и ок. 4 тыс. христиан, к 1802 г.- 16 священников и ок. 40 тыс. верующих. Важную роль в укреплении христ. общин сыграл пресв. Андрей Ли († 1774), к-рый работал в Сычуани с 1732 г. Он руководил тайной семинарией, составил чины погребения усопших и поставления катехизатора, правила примирения вероотступников, подготовил краткие толкования таинств и обрядов, сборники молитв, церковные календари. В тайной семинарии, основанной в Сычуани апостольским викарием Франсуа Поттье (1767-1792), между 1780 и 1814 гг. были подготовлены 40 священников. Значительное влияние на христ. общины в Сычуани и во всем К. оказали постановления синода, проведенного апостольским викарием католич. св. Габриэлем Тореном Дюфрессом (1801-1815) близ г. Чунцин (2 сент. 1803). Правила, принятые участниками синода, относились гл. обр. к пастырской практике, совершению таинств, духовной жизни руководителей христ. общин. В 1822 г. постановления Сычуаньского синода были утверждены Конгрегацией пропаганды веры, позднее они стали обязательными для христ. общин в К. (1832). В 1815 г. в Сычуани началось гонение на христиан, вместе с еп. Г. Т. Дюфрессом погибли мн. христиане; католич. св. пресв. Августин Чжао Жун скончался от пыток. Усилиями проповедников из Сычуани христ. общины возникли в соседней пров. Гуйчжоу, решающую роль в этом сыграли катехизаторы - католич. святые Петр У Гошэн (казнен в 1814) и Иосиф Чжан Дапэн (казнен в 1815).

В период гонений оставшимся в К. немногочисленным католич. миссионерам приходилось тайно перемещаться по стране и посещать христ. общины скрытно, нередко по ночам. Во мн. христ. общинах возникали трудности с поддержанием церковной дисциплины и с христ. воспитанием детей. В этот период важную роль стали играть китайцы-катехизаторы (цзяотоу), среди них выделялись помощники миссионеров, руководители христ. общин (хуэйчжаны), учителя и странствующие проповедники. В правилах, составленных в 1744 г. еп. Жоашеном Энжобером де Марсийя, апостольским викарием Юньнани (1739-1743) и Сычуани (1743-1755) (он управлял также христ. общинами в Гуйчжоу и Хугуане (провинции Хубэй и Хунань)), среди обязанностей катехизаторов названы крещение и обучение детей (при необходимости и взрослых), руководство общей молитвой, поддержание порядка в общине, попечение о вдовах и сиротах. Среди недостатков, присущих многим кит. катехизаторам, епископ выделил избыток усердия и нетерпимость к людским слабостям. Духовным окормлением женщин и детей занимались посвященные девы (чжэньнюй, тунчжэнь). Как правило, они происходили из состоятельных христ. семей, давали обет целомудрия и вели аскетическую жизнь, занимались молитвой и трудом в родительском доме. Согласно правилам еп. Ж. Энжобера де Марсийя, они могли только обучать женщин и детей, но впосл. им стали поручать обязанности, схожие с функциями катехизаторов (руководить духовной жизнью общины, помогать больным, следить за церковным имуществом). Нек-рые из посвященных дев, напр. католич. св. Агата Линь Чжао (1817-1858), посещали христ. общины в К., обучали девочек, создавали благочестивые сестричества и помогали воспитывать др. дев. Полномочия посвященных дев попытался ограничить пресв. Жан Мартен Муайе (подвизался в Сычуани с 1772 по 1783): по его распоряжению девы могли давать обет целомудрия в 25 лет и обновлять его через 3 года, преподавать основы вероучения с 30 лет, им запрещалось проповедовать и возглавлять молитву в присутствии мужчин. Новые ограничения ввел Жан Дидье де Сен-Мартен, апостольский викарий Сычуани (1792-1801): он разрешил посвященным девам наставлять женщин-катехуменов лишь с 40 лет, мужчин - только при крайней необходимости (правила для катехизаторов и посвященных дев были дополнены и утверждены Сычуаньским синодом).

К сер. XIX в. число христиан в К. увеличилось до 200-300 тыс.; они жили в основном в пределах 3 патронатных диоцезов - Пекинского (провинции Чжили и Шаньдун, Маньчжурия), Нанкинского (провинции Аньхой, Цзянсу и Хэнань) и еп-ства Макао (провинции Гуандун и Гуанси).

Сер. XIX - сер. XX в.

Преследования христиан в 1-й пол. XIX в. проходили на фоне ослабления династии Цин. В условиях экспансии европ. держав правители К. потерпели ряд тяжелых поражений, им пришлось заключить неравноправные договоры. По условиям Нанкинского договора с Великобританией (1842) и дополнительного соглашения (1843) для международной торговли было открыто 5 портовых городов (Амой (Сямынь), Кантон (Гуанчжоу), Нинбо, Фучжоу и Шанхай); в них могли жить и владеть собственностью иностранные граждане, обладавшие правом экстерриториальности (они находились в консульской юрисдикции и не подчинялись кит. властям). Франц. посланник Т. де Лагрене добился от кит. властей согласия снять запрет на исповедание христианства, хотя указ, утвержденный имп. Даогуаном в дек. 1844 г., не был опубликован в К. Представители Франции настаивали на отмене законов против христиан. Согласно 2-му имп. указу (20 февр. 1846), китайцам было разрешено исповедовать «учение Небесного Господа», предусматривалась частичная реституция собственности, конфискованной у христ. общин в эпоху гонений. По условиям договоров иностранные миссионеры могли работать только в открытых портовых городах, однако, обладая правом экстерриториальности, они не подчинялись кит. властям. Задержанные за пределами открытых портов, они передавались консулам своих гос-в. Как правило, иностранные дипломаты не запрещали христ. миссионерам действовать на территории К., а представители Франции оказывали им покровительство. Т. о., католич. проповедники могли трудиться в К. на полулегальном положении, в целом положение христиан улучшилось. Однако в центральной части К. христ. общины сильно пострадали во время восстания тайпинов (1851-1864), мн. селения были уничтожены, жители бежали в др. регионы страны. В сев. части К. вспыхнуло восстание няньцзюней (1852-1868), империя вступила во 2-ю «опиумную войну» с Великобританией и Францией (1856-1860). Поводом для вмешательства Франции стала казнь в пров. Гуанси пресв. Огюста Шапделена (1814-1856), с к-рым пострадали также миряне Лаврентий Бай Сяомань и Агнесса Цао Гуйин (канонизированы Римско-католической Церковью в 2000). По условиям Тяньцзиньского договора (1858) иностранные граждане, в т. ч. миссионеры, могли свободно перемещаться по стране, жителям К. было разрешено принимать христианство, строить церкви и проводить молитвенные собрания. После отказа имп. Сяньфэна (1850-1861) ратифицировать договор англо-франц. войска подошли к Пекину. Императору пришлось не только утвердить Тяньцзиньский договор, но и сделать ряд др. уступок, оговоренных в Пекинской конвенции (1860). Собственность, некогда конфискованная у христ. общин и у частных лиц, осужденных за христ. веру, подлежала возвращению или компенсации под контролем франц. дипломатов. В кит. текст договора был включен параграф о праве католич. миссионеров арендовать и приобретать собственность на всей территории К. (др. иностранцы обладали таким правом только в открытых портовых городах).

Собор Св. Сердца в Гуанчжоу. 1863–1888 гг. Архит. Л. Вотрен. Фотография. 2012 г.
Собор Св. Сердца в Гуанчжоу. 1863–1888 гг. Архит. Л. Вотрен. Фотография. 2012 г.

Собор Св. Сердца в Гуанчжоу. 1863–1888 гг. Архит. Л. Вотрен. Фотография. 2012 г.

Соглашения между К. и Францией стали правовой основой франц. религ. протектората над католич. миссиями (в отличие от королевского патроната Португалии религ. протекторат опирался на договоры между К. и Францией и не был утвержден Папским престолом). Работавшие в К. миссионеры признавались франц. подданными, они имели право на юридическую и дипломатическую поддержку Франции (с 1860 в Пекине находились офиц. представительства иностранных держав, с 1865 действовало кит. Ведомство иностранных дел (Цзунли ямэнь)). Фактически франц. дипломаты были посредниками между миссионерами и кит. властями, которые по их требованию обеспечивали защиту миссионеров и других христиан, пресекали антихрист. выступления и компенсировали нанесенный ущерб. В условиях протектората Франция получила возможность оказывать влияние на К. под предлогом защиты христиан. Установление протектората было связано с попытками имп. Наполеона III (1852-1870) укрепить позиции Франции при поддержке католич. миссий. После установления республиканского режима, который придерживался в целом антиклерикальной политики, в К. франц. дипломатия не прекратила поддерживать католич. проповедников. Дипломаты использовали миссионеров для получения информации о положении в К., для реализации выгодных коммерческих проектов, получения концессий и т. д. Установить протекторат над нек-рыми католич. миссиями в К. пытались Испания (в 1868) и Италия (в 80-х гг. XIX в.; с 1902 действовал итал. протекторат над апостольским вик-ством Сев. Шаньси). В 1890 г. протекторат Германии в апостольском вик-стве Юж. Шаньдун приняли вербисты под рук. еп. Иоганна Баптиста фон Анцера (1885-1903). Германия использовала протекторат для колониальной экспансии, добившись уступки зал. Цзяочжоувань в качестве компенсации за гибель 2 нем. миссионеров (1897-1898). Сотрудничество христ. миссионеров с европ. державами негативно сказывалось на отношении китайцев к христианам, однако религ. протекторат воспринимался как необходимое условие успешной проповеди христианства, т. к. он обеспечивал защиту от произвола властей. Мн. христ. проповедники рассматривали свою деятельность в контексте «цивилизаторской миссии» (mission civilisatrice) Франции и др. европ. держав, отстаивали их политические, экономические и культурные интересы.

Международные соглашения, позволившие легализовать христ. проповедь в К., совпали с активизацией движения в поддержку миссионеров, гл. обр. во Франции. Католич. ордены и конгрегации, занимавшиеся проповедью христианства, получили необходимые средства и новых сотрудников. Для сбора средств и популяризации работы миссионеров было основано Об-во по распространению веры (1822). Схожие функции выполняла Ассоциация Св. детства (1843); ее основной целью было спасение и воспитание детей, которым угрожала смерть в язычестве (в К. эта опасность была актуальной из-за высокой детской смертности и обычая убивать «лишних» новорожденных). Используя благоприятную международную обстановку, папа Римский Григорий XVI (1831-1846) приступил к реформе церковной организации в К. Португ. патронат был существенно ограничен, еп-ства Нанкин и Пекин утратили часть территорий (папские бреве «Ex Debito Pastoralis» и «Pastorale Officium» от 14 авг. 1838). В 1856 г. оба еп-ства были упразднены, после этого значительно сокращена территория диоцеза Макао, оставшегося под патронатом Португалии (в Макао португ. патронат действовал до 1974). В результате преобразований К. был разделен на миссионерские юрисдикции - апостольские викариатства и префектуры, к-рые возглавили руководители миссий, как правило титулярные епископы. Проповедь христианства и управление католич. общинами были поручены религ. орденам, об-вам и конгрегациям, представители к-рых получили статус «апостольских миссионеров». Первоначально в К. были созданы 15 апостольских вик-ств и префектур, впосл. число церковных юрисдикций увеличилось (в 1900 - 41). Основным недостатком новой системы стало соперничество миссионерских орг-ций, ревниво оберегавших целостность и автономию своих юрисдикций. Главы католич. миссий подчинялись не только рим. Конгрегации пропаганды веры, но и руководству орденов и религ. об-в, также им приходилось учитывать пожелания франц. дипломатов. Поскольку миссионеры в К. обладали широкой самостоятельностью и особыми источниками финансирования, попытки Римской курии созвать синод руководителей кит. миссий завершились неудачей. Создание в К. 5 церковных регионов, в к-рых следовало проводить совещания апостольских миссионеров (1879), также не привело к консолидации католич. миссий.

Еп. Иоганн Баптист фон Анцер. Фотография. Кон. XIX в.
Еп. Иоганн Баптист фон Анцер. Фотография. Кон. XIX в.

Еп. Иоганн Баптист фон Анцер. Фотография. Кон. XIX в.

В 1838 г. в стране насчитывалось не более 200 кит. и иностранных священников, к кон. XIX в. в К. действовали ок. 900 иностранных миссионеров и ок. 700 членов женских конгрегаций. Большинство католич. миссионеров были выходцами из Франции. Основные миссии лазаристов находились в Пекине и в столичной пров. Чжили, а также в провинциях Цзянси и Чжэцзян. Восстановление миссии лазаристов, сильно пострадавшей в эпоху гонений, связывают с деятельностью Жозефа Марсьяля Мули (1807-1868). В 1835 г. Мули тайно прибыл в Сиваньцзы и принял от кит. лазаристов руководство Пекинской миссией, в 1840 г. он возглавил апостольское викариатство Монголия. Впоследствии Мули управлял Пекинским еп-ством (1846-1856), но кит. власти не позволили ему жить в столице. После упразднения еп-ства Пекин на его территории были созданы 3 миссионерские юрисдикции, Мули возглавил апостольское вик-ство Сев. Чжили (1856-1868). Возрождение католич. общины в Пекине стало возможным после 2-й Опиумной войны, когда к столице К. подошли иностранные войска. В окт. 1860 г. в присутствии франц. дипломатов Мули совершил 1-е богослужение в Южном храме (Наньтане), единственной оставшейся в городе церкви. После окончания войны под рук. Мули был возведен Северный храм (Бэйтан; 1865-1867), к-рый вновь стал центром Пекинской миссии. В 1865 г. была основана миссия в г. Тяньцзинь, где находились крупные европ. концессии. По приглашению епископа в Пекин и Тяньцзинь прибыли члены лазаристской жен. конгрегации Дочерей милосердия св. Венсана де Поля (1862).

Представители Парижского об-ва заграничных миссий трудились гл. обр. в провинциях Сычуань, Юньнань и Гуйчжоу, с сер. XIX в.- в Маньчжурии и в провинциях Гуандун и Гуанси, выделенных из еп-ства Макао. Члены об-ва также работали среди тибетцев и малых народностей в юж. части К. Летом 1842 г., несмотря на сопротивление лазаристов, по указанию Папского престола в К. прибыли франц. иезуиты. После упразднения еп-ства Нанкин миссионерам Об-ва Иисуса было передано апостольское вик-ство Цзяннань (в его состав вошли провинции Цзянсу и Аньхой) с центром в г. Шанхай. В К. также работали францисканцы, преимущественно выходцы из Италии (их миссии располагались в провинциях Шаньдун, Шаньси, Шэньси, Хубэй и Хунань), в пров. Фуцзянь проповедовали испан. доминиканцы. С 1858 г. в стране действовали представители Миланского об-ва заграничных миссий (с 1926 Папский ин-т иностранных миссий). В 1883 г. трапписты основали мон-рь Богоматери Утешительницы в Янцзяпине (пров. Чжили).

Еп. Жозеф-Марсьяль Мули. Фотография. XIX в.
Еп. Жозеф-Марсьяль Мули. Фотография. XIX в.

Еп. Жозеф-Марсьяль Мули. Фотография. XIX в.

В К. существовали женские религиозные конгрегации: Дочери милосердия св. Венсана де Поля, Шартрские сестры св. Павла (с 1848), Дочери милосердия из Каноссы (с 1860), Помощницы св. душ (с 1867), францисканские миссионерки Пресв. Девы Марии (с 1886) и др. В ведении этих конгрегаций находились женское образование, благотворительность, содержание школ, больниц и детских приютов. Как правило, миссионерки работали в открытых портовых городах и в иностранных колониях (в Гонконге, Шанхае, Макао и др.), но были и исключения. Так, конгрегация Шартрских сестер св. Павла содержала приюты, мастерские, школы и клиники в провинциях Гуандун, Фуцзянь и Юньнань. В 1869 г. босоногие кармелитки из Франции основали монастырь в Тушаньване (ныне в черте г. Шанхай). В 1920 г. была организована монашеская община кармелиток в г. Чунцин (пров. Сычуань), в 1933 г.- в г. Кантон.

С 30-х гг. XIX в. прибывавшие в К. католич. миссионеры нередко вступали в конфликт с руководителями христ. общин (священниками, хуэйчжанами, посвященными девами), к-рые долгое время оставались без контроля со стороны иностранных миссионеров и сопротивлялись попыткам восстановить его. Руководители христианских общин обращались к Папскому престолу с просьбами удалить из К. тех миссионеров, чьи действия могли спровоцировать столкновения с иноверцами (в 1842 на смену лазаристам в обл. Цзяннань были присланы франц. иезуиты). Лишь в 60-х гг. XIX в. миссионерам удалось подавить сопротивление кит. христиан, в основном благодаря установлению франц. религ. протектората и обеспечению главенства христианских проповедников-иностранцев. Римская курия настаивала на том, что миссионеры должны придерживаться политики индигенизации (усиленная подготовка кит. духовенства с последующей передачей ему руководящих функций; об этом говорилось в инструкции Конгрегации пропаганды веры «Neminem Profecto» от 23 нояб. 1845). Этому требованию сопротивлялись большинство миссионеров, не доверявших китайцам и подчеркивавших их недостатки (властолюбие, безответственность, отсутствие уважения к иностранцам и нехватка твердости в отношениях с иноверцами). Однако нарекания вызывало и поведение католич. миссионеров: они не желали учить кит. язык, с презрением относились к китайцам, подчеркивали свое расовое и культурное превосходство, но в то же время вели свободный образ жизни, компрометируя христиан в глазах иноверцев. Так, еп. И. Б. фон Анцера упрекали в отсутствии интереса к жизни паствы, в присвоении доходов миссии, в безнравственном поведении. Иезуит Иосиф Ма Сянбо (1840-1939) оставил церковное служение в знак протеста против засилья иностранцев, стал педагогом и просветителем, выступал за проведение в К. реформ по европ. образцу.

Ученики семинарии иезуитов в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. XIX в.
Ученики семинарии иезуитов в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. XIX в.

Ученики семинарии иезуитов в Цзыкавэе (Шанхай). Кон. XIX в.

Миссионеры создавали училища для кит. катехизаторов, выпускники трудились под контролем священников-иностранцев и получали от них жалованье (каждый миссионер содержал ок. 10 катехизаторов). Создавались об-ва катехизаторов, напр. Китайские братья Пресв. Девы Марии (маристы св. Иосифа; 1866) в апостольском вик-стве Цзяннань и Братья св. Павла (90-е гг. XIX в.) в вик-стве Юго-Зап. Чжили, но они не получили распространения. Серьезную проблему представляли собой отношения с посвященными девами, которые действовали во всех христ. общинах К. и нередко обладали большим влиянием. Они проповедовали, опекали женщин и детей, заботились о больных, заведовали церковным имуществом. Труды посвященных дев в сфере духовного окормления христиан и проповеди язычникам получили высокую оценку на II Пекинском синоде (1886). Тем не менее европ. священники считали, что девы присваивали несвойственные им обязанности (руководили христ. общинами, возглавляли общую молитву и проповедовали), их образ жизни был недостаточно скромным. Поэтому миссионеры попытались объединить посвященных дев в религ. об-ва по европ. образцу. В 1855 г. иезуит Луиджи Мария Сика основал в Шанхае приют и школу, в которых воспитывали девочек-сирот для христ. служения и помощи миссионерам. Позднее опеку над воспитанницами приняли члены жен. конгрегации Помощниц душ чистилища; под их руководством для посвященных дев было основано Об-во Введения во храм Девы Марии (презентандинки; 1869). Жен. об-ва, занимавшиеся обучением девочек и духовным окормлением женщин, возникли в Маньчжурии (Девы Св. сердца Марии; 1858), в Пекине (Сестры св. Иосифа (иозефинки)) и в др. местах. Инициатива миссионеров получила одобрение Конгрегации пропаганды веры: руководителям миссий было рекомендовано создавать женские религ. об-ва диоцезального права, независимые от иностранных конгрегаций; посвященные девы, отказавшиеся вступить в такие об-ва, давали только временные обеты и носили мирскую одежду (инструкция от 18 окт. 1883). Вопреки указаниям Римской курии женские религ. об-ва в К. фактически оставались филиалами европ. конгрегаций, поэтому многие девы предпочитали жить в миру (к 1900 в кит. конгрегациях было ок. 350 членов, дев-мирянок насчитывалось 3-4 тыс.). Попытку создать кит. религ. об-во, независимое от европ. конгрегаций, предпринял еп. Августин Хеннингхаус, апостольский викарий Юж. Шаньдуна (1904-1935). Со временем подобные об-ва и сестричества были организованы в др. местах; к 1950 г. в К. существовало более 70 жен. конгрегаций, независимых от иностранного руководства. В 50-х гг. XX в. почти все конгрегации были распущены, оставшиеся (напр., Девы Св. сердца Марии) действовали в Гонконге и на Тайване.

Катехизаторы, апостольское вик-ство Юго-Вост. Чжили. Фотография. Кон. XIX в.
Катехизаторы, апостольское вик-ство Юго-Вост. Чжили. Фотография. Кон. XIX в.

Катехизаторы, апостольское вик-ство Юго-Вост. Чжили. Фотография. Кон. XIX в.

Большинство католич. миссий находились в сельской местности. Как правило, проповедью христианства занимались кит. священники и катехизаторы, миссионеры-иностранцы использовали косвенные методы: предлагали крестьянам материальную помощь, работу при миссии, лечение в больнице, поддержку в судебных разбирательствах. При резиденциях католич. миссионеров существовали бесплатные клиники и школы. Помощь христ. проповедников, к-рые тратили большие средства на благотворительность, способствовала тому, что христианство принимали жители целых селений. Стремясь сделать христианство семейной религией кит. крестьян, католич. миссионеры создавали сплоченные общины, отделяли христиан от иноверцев, к-рые могли оказывать на них влияние. Пример изоляционистской политики христианских проповедников в К.- «редукции», основанные во Внутр. Монголии бельг. миссионерами из конгрегации Непорочного сердца Девы Марии (схёйтисты; работали в К. с 1865). Священники скупали земельные участки и приглашали колонистов-католиков, оплачивали переселение, предоставляли им жилье и средства производства, за это крестьяне ежегодно отдавали часть урожая. Руководство общиной находилось в руках миссионеров, они же следили за соблюдением дисциплины. В центре поселения строили церковь, дома для духовенства и сотрудников миссии, школу и детский приют. Среди крупнейших католич. поселений была община св. Иоанна Крестителя в Сяоцяобане (основана в 1879). Католич. колонии возникали и в др. регионах К., напр. община св. Иосифа в сел. Хайбэйчжэнь близ г. Харбин в Маньчжурии.

Привилегии, полученные миссионерами благодаря международным соглашениям, вызывали конфликты в кит. обществе. Кит. власти были вынуждены придерживаться принципа веротерпимости, хотя при имп. Сяньфэне (1850-1861) были казнены 15 христиан. Мн. чиновники и влиятельные лица препятствовали основанию миссий, особенно в городах. Христианских проповедников обвиняли в том, что они соблазняли простой народ предложениями защиты и материальной помощи, среди христиан якобы преобладали нищие, преступники, мятежники и безнравственные люди. В народе распространялись слухи об аморальном поведении и о преступлениях миссионеров (убийства, каннибализм, отравление колодцев и т. д.). Подозрительной казалась деятельность членов жен. конгрегаций, которые подбирали брошенных младенцев и выкупали детей у бедняков, чтобы воспитывать их в христ. вере. Считалось, что в католич. приютах над детьми издевались, убивали их, чтобы использовать органы в медицинских и магических целях.

Члены жен. конгрегации Пресв. Девы Марии в пров. Гуанси. Фотография. 1942 г.
Члены жен. конгрегации Пресв. Девы Марии в пров. Гуанси. Фотография. 1942 г.

Члены жен. конгрегации Пресв. Девы Марии в пров. Гуанси. Фотография. 1942 г.

Противоречия между миссионерами, членами христианских общин и большей частью кит. населения приводили к т. н. религиозным инцидентам (цзяоань). Конфликты христиан и иноверцев принимали форму судебных разбирательств, нередко инициированных миссионерами. Франц. дипломаты по просьбе миссионеров обращались к кит. властям с требованием решить дело в пользу христиан, покарать виновных, в т. ч. должностных лиц, к-рые не предотвратили конфликт, и выплатить компенсацию за причиненный ущерб. Мн. конфликты были вызваны политикой изоляции христиан, к-рую проводили миссионеры. Китайцы, принимавшие христ. веру, переходили под защиту миссионеров и разрывали отношения с городской или сельской общиной, отвергали традиц. формы почитания предков, брачные и похоронные обряды. По настоянию франц. посланника гр. М. А. Клечковского католики в К. были освобождены от сбора средств на «языческие» цели (содержание китайских храмов, проведение праздников и театральных представлений - имп. указ от 8 апр. 1862). За нарушение традиционного уклада жизни христиан могли выгнать из селения, поджечь их дома и даже убить. Напр., во время т. н. резни в Тяньцзине (21 июня 1870) погибли 2 лазариста, 10 представительниц конгрегации Дочерей милосердия и неск. десятков кит. христиан. Во мн. случаях, напр. в связи с убийством пресв. Жана Франсуа Риго (1834-1869) и неск. христиан в пров. Сычуань, французы угрожали кит. властям военной интервенцией. Нередко конфликты были связаны с реституцией собственности христ. общин и приобретением земли миссионерами. Прибытие католич. проповедников и основание христ. миссий становились причинами народных волнений, поэтому кит. власти требовали ограничить право миссионеров покупать и арендовать недвижимость. В соответствии с т. н. конвенцией Бертеми (1865) католич. общины могли приобретать собственность только с разрешения местных властей; в 1895 г. миссионеры добились отмены этого ограничения. Причиной конфликтов могло стать вызывающее поведение миссионеров. Так, еп. Эжен Дефлеш, апостольский викарий Вост. Сычуани (1856-1883), спровоцировал беспорядки и вооруженные столкновения христиан и иноверцев. Кит. власти утверждали, что епископ присвоил властные полномочия и фактически начал гражданскую войну. По просьбе франц. дипломатов Римская курия отозвала еп. Э. Дефлеша из страны (1877).

Католич. селение Сяоцяобан (Маньчжу¬рия). Фотография. 1934 г.
Католич. селение Сяоцяобан (Маньчжу¬рия). Фотография. 1934 г.

Католич. селение Сяоцяобан (Маньчжу¬рия). Фотография. 1934 г.

Между 1860 и 1899 гг. было зарегистрировано 663 религ. инцидента (по др. оценкам, их число достигало 2 тыс.), гл. обр. в провинциях Сычуань, Чжили и Шаньдун, где существовали большие христ. общины. Компенсации, выплаченные кит. властями, привели к обогащению католич. миссий. Так, между 1895 и 1899 гг. 3 апостольских викариатства в пров. Сычуань получили более 2 млн лянов. Подобные инциденты наносили ущерб авторитету кит. чиновников: им приходилось вести унизительные переговоры с французскими дипломатами. Кит. Ведомство иностранных дел требовало от европ. посланников ограничить привилегии миссионеров (неприкосновенность, возможность вмешиваться в судопроизводство и др.), к-рые, по мнению кит. чиновников, становились причиной беспорядков в стране. Поскольку франц. посланники игнорировали обращения кит. дипломатов, власти страны пришли к выводу, что проблема не могла быть решена в условиях религ. протектората. В 80-х гг. XIX в. правительство К. попыталось наладить отношения с Папским престолом, чтобы ослабить или упразднить систему протектората. С этой целью кит. власти обратились к лазаристу Альфонсу Фавье (жил в К. с 1862, в 1899-1905 апостольский викарий Сев. Чжили), к-рый пользовался авторитетом не только среди миссионеров и европ. дипломатов, но и в кит. придворных кругах (с ним были тесно связаны Жунлу, родственник и ближайший советник вдовствующей имп. Цыси (правила в К. между 1861 и 1908), и Ли Хунчжан, отвечавший за внешнюю политику империи). Фавье согласился стать посредником между кит. правительством и Римской курией. В донесениях он критиковал образ действий католич. миссионеров, к-рые пытались изолировать кит. христиан от остальной части общества, избегали контактов с иноверцами и не желали менять методы пастырской работы. Как и мн. представители кит. духовенства, Фавье полагал, что Папскому престолу следовало вмешаться в деятельность католич. миссий, заставить проповедников сотрудничать между собой и принимать более активное участие в жизни кит. общества, сосредоточив внимание на проповеди иноверцам. Однако противники Фавье считали, что, занимаясь политическими интригами и коммерцией, он пытался заручиться поддержкой Папского престола, правительств Франции и К., чтобы возглавить католич. Церковь в К. в качестве архиепископа Пекинского или представителя папы Римского.

Миссия иезуитов и собор св. Игнатия в Цзыкавэе (Шанхай). Фотография. 1910 г.
Миссия иезуитов и собор св. Игнатия в Цзыкавэе (Шанхай). Фотография. 1910 г.

Миссия иезуитов и собор св. Игнатия в Цзыкавэе (Шанхай). Фотография. 1910 г.

Поводом для установления отношений К. с Римской курией стала китайско-франц. война (1884-1885), во время к-рой власти К. обеспечили безопасность миссионеров, гл. обр. французов, и предотвратили антихрист. выступления. Папа Римский Лев XIII выразил благодарность императору К., после чего Ли Хунчжан обратился к понтифику с просьбой освободить католические миссии в К. от франц. господства и направить в страну полномочного представителя. Это совпадало с намерениями папы, к-рый стремился установить контроль над миссионерами и создать в К. церковную иерархию. В 1886 г. кит. власти подняли вопрос о необходимости перенести на др. место Северный храм, резиденцию апостольского викария Сев. Чжили, чтобы расширить дворец имп. Цыси. По совету Фавье Ли Хунчжан обратился в Римскую курию и напомнил о желании кит. властей упразднить религ. протекторат. В то же время сам Фавье отправился в Рим и заявил, что миссионеры выступали за сохранение протектората. Франц. дипломаты потребовали прекратить переговоры, угрожая папе Римскому разрывом дипломатических отношений и отделением католич. Церкви от гос-ва в одностороннем порядке. Римская курия и кит. Ведомство иностранных дел были вынуждены уступить требованиям французов. Тем не менее кит. власти предоставили Фавье обширный земельный участок на территории Императорского города, оплатили строительство храма и резиденции миссионеров. Продолжая двойную политику, Фавье убедил Ли Хунчжана возобновить переговоры с Римской курией. Однако Папский престол пытался избежать столкновения с Францией, поэтому лазарист предложил кит. властям наладить отношения с миссионерами. Согласно «декрету Фавье» (имп. указ от 15 марта 1899), руководителям и должностным лицам католич. миссий был дарован офиц. статус, соответствующий статусу гос. чиновников (апостольские викарии были приравнены к наместникам провинций и т. д.). Т. о., миссионеры получили возможность вести переговоры с кит. властями и разрешать споры, не прибегая к посредничеству франц. дипломатов. Большинство миссионеров положительно восприняли «декрет Фавье», упрочивший их положение в стране. В Римской курии вернулись к идее назначить представителя папы Римского в К. (основным кандидатом на эту должность был Фавье), но от этих планов пришлось отказаться из-за Ихэтуаньского (боксерского) восстания 1899-1901 гг.

Еп. Альфонс Фавье. Фотография. Кон. XIX в.
Еп. Альфонс Фавье. Фотография. Кон. XIX в.

Еп. Альфонс Фавье. Фотография. Кон. XIX в.

В кон. XIX в. в К. усилилось недовольство засильем иностранцев, широко распространились антихрист. настроения. Положение заметно ухудшилось после гос. переворота (1898), отстранения от власти имп. Гуансюя и отказа имп. Цыси от политики модернизации. Власть решила использовать народные волнения, чтобы остановить иностранную экспансию без проведения реформ. Правительство не оказало противодействия сторонникам движения ихэтуаней (боксеров; букв.- отряды в защиту мира и справедливости), к-рые призывали изгнать иностранцев, убивали христиан и уничтожали миссии. Несмотря на усилия Фавье, в июне 1900 г. был издан имп. указ об изгнании или о казни всех иностранцев. Вступив в Пекин, мятежники разрушили церкви, резиденции миссионеров и дома христиан. В Северном храме под защитой небольшого отряда франц. и итал. солдат нашли убежище почти 4 тыс. чел., в основном женщины и дети. Успешная оборона Северного храма (14 июня - 16 авг. 1900), которой руководил Фавье, получила широкую огласку. В центральных и южных регионах К. власти предотвратили беспорядки, но в Чжили и в соседних провинциях погибли 46 католич. миссионеров и ок. 30 тыс. христиан (нек-рые из погибших канонизированы Римско-католической Церковью), были уничтожены мн. христ. селения и миссии. Восстание боксеров подавили при участии иностранного экспедиционного корпуса, в авг. 1900 г. была оккупирована столица К. Согласно Пекинскому (Боксерскому) протоколу (сент. 1901), правительство К. обязывалось наказать должностных лиц, виновных в преступлениях против иностранных граждан, а также выплатить компенсацию в размере 450 млн лянов. Из этой суммы католич. миссии получили ок. 6 млн лянов. Фавье заявил, что в Пекинском протоколе не были в достаточной мере учтены интересы миссионеров и кит. христиан, и призвал их договориться с местными властями о выплате дополнительных компенсаций (кит. власти поддержали это предложение, т. к. переговоры миссионеров и чиновников способствовали ослаблению франц. протектората). О величине дополнительных компенсаций не объявлялось, но, как правило, они превышали суммы, оговоренные в Пекинском протоколе. Выплата компенсаций привела к стремительному обогащению мн. католич. миссий, гл. обр. иезуитов и лазаристов. Вкладывая значительные средства в недвижимость, миссионеры добились финансовой самостоятельности. Так, в апостольском вик-стве Сев. Чжили (лазаристы) прибыль от инвестиций составляла 97% доходов, в апостольском викариатстве Цзяннань (иезуиты) - 82%.

Бойцы христ. сил самообороны. Фотография. 1900 г.
Бойцы христ. сил самообороны. Фотография. 1900 г.

Бойцы христ. сил самообороны. Фотография. 1900 г.

После восстания боксеров христ. общины в К. сплотились и окрепли, а миссионеры стали меньше полагаться на поддержку европ. дипломатии. Ослаблению религ. протектората способствовала антиклерикальная политика Франции (принятие Закона об ассоциациях (1901), разрыв дипломатических отношений с Папским престолом (1904), подписание Закона об отделении Церкви от государства (1905)). Власти К. предложили франц. представителям заключить компромиссное соглашение и ограничить полномочия миссионеров. В меморандуме (июнь 1901), к-рый подписали Лю Куньи, наместник Лянцзяна, и Чжан Чжидун, наместник Хугуана, утверждалось, что миссионеры вмешивались в деятельность адм. и судебных органов под предлогом защиты христиан, укрывали преступников и провоцировали беспорядки. В то же время из-за восстания боксеров, разгромленного силами иностранных держав, авторитет властей в К. снизился, чиновники не всегда могли подавить антихрист. выступления и положить конец столкновениям католиков с протестантами, находившимися под защитой Великобритании. Поводом для изменения политики католич. миссионеров стал инцидент в пров. Цзянси (1906): во время переговоров с главой миссии лазаристом Жаном Мари Лакрюшем погиб Цзян Чжаотан, начальник уезда Наньчан (вероятно, покончил с собой). В ходе волнений, вспыхнувших из-за смерти чиновника, было убито неск. миссионеров; общественное мнение в К. вопреки позиции властей оправдало убийц и возложило вину за инцидент на иностранных священников. На совещании руководителей католич. миссий в Чжили, Хэнани, Маньчжурии и Монголии (май 1906) было решено, что миссионерам следовало вести себя сдержанно и не вмешиваться в судебные разбирательства. В 1908 г. был отменен «декрет Фавье», это способствовало заметному уменьшению количества т. н. религ. инцидентов.

Церковь в пров. Шаньдун, разрушенная в 1900 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь в пров. Шаньдун, разрушенная в 1900 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в пров. Шаньдун, разрушенная в 1900 г. Фотография. Нач. ХХ в.

После Синьхайской революции (1911-1912) и свержения династии Цин условия, в к-рых действовали христианские миссионеры, существенно изменились. В результате модернизации страны было подорвано влияние конфуцианской идеологии, враждебной христианству; во временной Конституции Китайской Республики (1912) провозглашалась свобода вероисповедания. Однако в кит. обществе получили распространение идеи национализма, проводились массовые кампании протеста против иностранной экспансии. Под влиянием европейского секулярного сциентизма возникло представление о «культурной агрессии», или «культурном империализме»; его агентами считались иностранные миссионеры. Многие кит. националисты рассматривали христианство как чуждое кит. культуре религ. учение, пропаганда к-рого ставила под угрозу независимость страны. В то же время среди католич. миссионеров усилились разногласия, вызванные требованиями Римской курии форсировать индигенизацию католич. Церкви в К. Парижский каноник Леон Жоли (1847-1909) утверждал, что миссионеры притесняли китайцев под предлогом защиты христиан и обеспечения свободы проповеди. Жоли указывал на пренебрежительное отношение миссионеров к местному населению, на их вмешательство в политику и неповиновение распоряжениям Папского престола (Joly L. Le christianisme et l'Extrême-Orient. 1907. 2 vol.). Бельг. лазарист Венсан Лебб (1877-1940), трудившийся в К. с 1901 г., использовал новый подход к проповеди христианства. Возглавив миссию в г. Тяньцзинь, Лебб занялся активной общественной деятельностью. В отличие от большинства католич. миссионеров он пытался сгладить противоречия между христианами и иноверцами. Лебб основал Об-во католического действия (Гунцзяо цзиньсин хуэй), целями к-рого было познакомить широкие круги населения К. с христианством, в т. ч. с социальным учением католической Церкви, опровергнуть клеветнические слухи о христианах. Инициативу Лебба поддержали влиятельные кит. католики, в т. ч. Ма Сянбо, журналист и педагог Ин Ляньчжи, крупный предприниматель Лу Бохун и дипломат Лу Чжэнсян. Однако методы, к-рые использовал лазарист, не согласовывались с принятыми в К. способами миссионерской деятельности. Конфликт Лебба с еп. Станисласом Жарленом, апостольским викарием Сев. Чжили (1905-1933), послужил одной из причин создания апостольского викариатства Приморское Чжили с центром в Тяньцзине (1912). Противоречия между Леббом и руководителями католич. миссий обострились после основания им в 1915 г. ежедневной католич. газ. «Ишибао» (Общественное благополучие), к-рая вскоре стала одним из самых популярных периодических изданий в К. Выступая с националистических позиций, редакция «Ишибао» призывала китайцев приложить усилия к модернизации и укреплению страны, сдержать натиск иностранного империализма. Среди корреспондентов «Ишибао» были публицисты радикального толка, в т. ч. Чжоу Эньлай (впосл. деятель коммунистического движения). Франц. дипломаты были возмущены сотрудничеством Лебба с кит. националистами, особенно его выступлением во время т. н. Лаосикайского инцидента (в 1916-1917 власти франц. концессии в Тяньцзине захватили городской квартал, выбранный для строительства новой миссии лазаристов). По требованию франц. посланника в К. Лебба перевели в др. юрисдикцию, на его сторонников, среди к-рых важную роль играл лазарист Антуан Котта (1872-1957), были наложены строгие взыскания. Тем не менее члены католической общины Тяньцзиня продолжали руководствоваться идеями Лебба. Они приняли деятельное участие в национальном и рабочем движении, организовывали забастовки и демонстрации протеста, основали Католическое об-во национального спасения (Гунцзяо цзюго туань).

Венсан Лебб и Антуан Котта в Тяньцзине. Фотография. 10-е гг. ХХ в.
Венсан Лебб и Антуан Котта в Тяньцзине. Фотография. 10-е гг. ХХ в.

Венсан Лебб и Антуан Котта в Тяньцзине. Фотография. 10-е гг. ХХ в.

Петиции кит. духовенства и верующих в защиту Лебба и его сторонников привлекли внимание Римской курии. Папа Римский Бенедикт XV (1914-1922) и кард. Виллем ван Россум (префект Конгрегации пропаганды веры в 1918-1932) использовали дело Лебба, чтобы упрочить контроль над миссионерами, к-рые совместно с франц. дипломатами блокировали попытки Папского престола повлиять на положение в К. В свою очередь Лебб и Котта основными препятствиями для развития католич. Церкви в К. считали религ. протекторат, затруднявший интеграцию христ. миссий в кит. общество (Котта называл миссии «духовными колониями»), а также расовые и культурные предрассудки миссионеров, их зависимость от политических и торговых интересов европ. держав, корпоративный дух миссионерских конгрегаций, к-рый вызывал ожесточенное соперничество христ. проповедников. По мнению лазаристов, миссионеры должны были принимать участие в жизни паствы и всего населения К., следить за положением в стране, отбросить негативное отношение к кит. культуре и наладить связи с высшими слоями общества. Единственным способом заставить миссионеров изменить образ действий Лебб и Котта считали прямое вмешательство Папского престола. Представители кит. духовенства и миряне выступили в поддержку Лебба, сравнивая его с Ксаверием и Риччи. Они указывали, что мн. иностранные клирики плохо знали кит. язык, пренебрегали пастырскими обязанностями и уклонялись от общения с китайцами. В то же время большинство миссионеров утверждали, что они не препятствовали индигенизации католич. Церкви в К., однако в стране не сложились условия для назначения китайцев на руководящие должности и тем более для создания кит. церковной иерархии. Миссионеры считали поспешной и необдуманной «эмансипацию» кит. духовенства, указывая на его низкий социальный статус и уровень подготовки. Также они осуждали деятельность Лебба, к-рый, по их мнению, заигрывал с националистами, поощрял шовинизм и ксенофобию китайцев. Назначенный апостольским визитатором в К. еп. Жан Батист Бюд де Гебрьян, апостольский викарий Кантона (1916-1921), попытался сгладить противоречия между миссионерами и Римской курией. Признав факты дискриминации кит. духовенства, он рекомендовал ограничиться мерами по улучшению подготовки священников-китайцев. Однако Римская курия не последовала советам Бюда де Гебрьяна. Папа Римский Бенедикт XV в апостольском послании «Maximum Illud» (30 нояб. 1919) призвал миссионеров не ограничиваться созданием небольших и сплоченных общин верующих, а обращаться с проповедью о Христе ко всему населению страны. Проповедникам следовало внимательно относиться к культурным особенностям страны, служить образцом нравственности, избегать вмешательства в политические разногласия. Основной задачей миссионеров понтифик назвал подготовку местного духовенства, к-рому следовало передавать управление христ. общинами. Несмотря на отсутствие в апостольском послании упоминаний о К., большинство миссионеров пришли к выводу, что, составленное с учетом мнения Лебба и Котты, оно относилось гл. обр. к К. Мн. миссионеры, особенно иезуиты, отказались публиковать послание в кит. католич. прессе и критиковали позицию папы.

Наньтан (Южный храм) в Пекине. Фотография. Нач. XXI в.
Наньтан (Южный храм) в Пекине. Фотография. Нач. XXI в.

Наньтан (Южный храм) в Пекине. Фотография. Нач. XXI в.

Политика Римской курии не изменилась в годы понтификата Пия XI (1922-1939). В К. папа направил Чельсо Костантини, апостольского делегата (1922-1933) и титулярного архиеп. Феодосиопольского. Его назначение стало неожиданностью как для миссионеров, так и для франц. дипломатов. Папский посланник утверждал, что его миссия имела исключительно религ. характер и не нарушала франц. протекторат, но в целом Костантини поддерживал позицию Лебба и Котты, полагая, что в условиях протектората, при отсутствии кит. церковной иерархии, католич. миссии были «религиозными колониями», действовавшими в обстановке «юрисдикционного феодализма». Задачей апостольского делегата было провести совещание руководителей всех католич. миссий, в котором могли бы принять участие китайцы. Костантини воспользовался идеей Бюда де Гебрьяна, предлагавшего создать неск. небольших миссионерских юрисдикций во главе с кит. епископами. Он добился отмены привилегий «апостольских миссионеров», в силу которых иностранцы имели преимущество перед кит. клириками (16 янв. 1924). В дек. 1923 г. Костантини убедил итал. францисканцев передать часть территории апостольского викариатства Вост. Хубэй для создания апостольской префектуры Пуци (Чиби), во главе которой был поставлен францисканец Одорик Чэн Хэдэ. В апр. 1924 г. была основана префектура Лисянь (Аньго, пров. Чжили), которую возглавил лазарист Мельхиор Сунь Дэчжэнь, позднее учреждено также апостольское викариатство Сюаньхуа (пров. Чжили) во главе с секулярным пресв. Филиппом Чжао Хуайи (1926). Мн. миссионеры, недовольные назначением руководителей-китайцев, покинули новые юрисдикции. Однако в синоде, созванном Костантини в Шанхае (май-июнь 1924), приняли участие руководители всех католич. миссий. Участники синода поддержали политику индигенизации; для ее проведения были созданы синодальные комиссии по образованию и издательской деятельности, по переводу Свящ. Писания, по унификации текстов молитв и катехизиса. Тем не менее реализация планов проходила медленно. На это указал папа Римский Пий XI в энциклике «Rerum ecclesiae» (28 февр. 1926), в к-рой повторялись мн. положения «Maximum Illud». Понтифик предупреждал миссионеров, что эпоха колониальной экспансии подходит к концу, католич. проповедников ожидают трудности, поэтому им следует принять меры для формирования церковной иерархии из местных уроженцев. Призыв не медлить с индигенизацией Церкви повторялся в обращении папы Римского к руководителям католич. миссий в К. («Ad Ipsis Pontificatus Primordiis», 1926). 28 окт. 1926 г. в базилике св. Петра в Риме папа Пий XI совершил епископское рукоположение 6 клириков-китайцев.

Архиеп. Чельсо Костантини. Фотография. 20-е гг. ХХ в.
Архиеп. Чельсо Костантини. Фотография. 20-е гг. ХХ в.

Архиеп. Чельсо Костантини. Фотография. 20-е гг. ХХ в.

Деятельность Костантини была направлена на консолидацию католич. миссий и освобождение их от опеки иностранных гос-в. В 1927 г. папский посланник рекомендовал миссионерам отказаться от компенсаций за погибших священников и христиан. Он поощрял создание религиозно-просветительских и благотворительных орг-ций. На основе общ-ва мирян, созданного в 1912 г. в Шанхае Лу Бохуном, Костантини организовал об-во «Католического действия» с отделениями во мн. провинциях страны (1928); его члены занимали активную общественную позицию, призывали китайцев объединиться для совместной работы на благо страны, противостояли антирелиг. пропаганде социалистов и коммунистов. После возвращения в К. (1927) Лебб основал религ. конгрегации Младших братьев св. Иоанна Крестителя и Младших сестер св. Терезы, к-рые помогали духовенству и занимались социальной работой. Ирл. миссионер Эйден Макграт основал в Цяньцзяне (пров. Хубэй) отд-ние Легиона Марии (1937); его члены выполняли обязанности катехизаторов, а также посещали заключенных и проповедовали в тюрьмах. Костантини придавал большое значение развитию среднего и высшего образования в К. Еще в 1903 г. благодаря сотрудничеству Ма Сянбо и франц. иезуитов в Шанхае был основан ун-т Заря (Аврора, Чжэньдань), в к-ром особое внимание уделялось изучению права и медицины. После студенческих волнений, связанных с профранц. политикой руководства, большинство кит. преподавателей и студентов во главе с Ма Сянбо основали ун-т Фудань (1905). Позднее иезуиты открыли в Тяньцзине Высший ин-т индустрии и коммерции (1923; впосл. ун-т Цзиньгу), в к-ром преподавал П. Тейяр де Шарден. В 1925 г. Ма Сянбо и Ин Ляньчжи помогли амер. бенедиктинцам основать Пекинский католический ун-т (Фужэнь; в 1933 управление ун-том передано вербистам).

Шанхайский синод. Фотография. 1924 г.
Шанхайский синод. Фотография. 1924 г.

Шанхайский синод. Фотография. 1924 г.

Успеху деятельности Костантини способствовали уменьшение числа франц. миссионеров в К. и прибытие католич. проповедников из США, Канады, Австрии, Ирландии, Швейцарии. Крупнейшие миссии оставались под контролем иезуитов, лазаристов, францисканцев и вербистов, в К. работали также салезианцы (с 1902), представители Миссионерского об-ва св. Колумбана (с 1920) и др. католич. конгрегаций, в т. ч. члены муж. и жен. отд-ний Американского католического об-ва заграничных миссий (Мэринолл; в 1918 Парижское об-во заграничных миссий уступило им территории в пров. Гуандун и в Маньчжурии). Прибытие в К. миссионеров из разных стран Европы и Америки привело к дроблению католич. юрисдикций и способствовало значительному ослаблению франц. религиозного протектората (формально просуществовал до 1943).

Незаконное рукоположение католич. епископов в г. Ухань. Фотография. 1958 г.
Незаконное рукоположение католич. епископов в г. Ухань. Фотография. 1958 г.

Незаконное рукоположение католич. епископов в г. Ухань. Фотография. 1958 г.

После Северного похода (1926-1927) на большей части территории К. была установлена власть партии Гоминьдан. Отношения правительства республиканцев и католич. миссионеров были напряженными, в т. ч. из-за попыток властей установить контроль над системой школьного образования (республиканцы требовали назначить китайцев на руководящие должности, отменить обязательные религ. предметы и ввести в учебную программу «три народных принципа» Сунь Ятсена). С 1928 г. миссионерам запрещалось приобретать недвижимость за пределами открытых портовых городов и иностранных концессий, арендовать землю можно было только с разрешения местных властей. Тем не менее большинство миссионеров положительно относились к новому правительству. В обращении к кит. христианам (1 авг. 1928) Костантини поздравил их с окончанием гражданской войны и выразил надежду на благополучное развитие страны. От представителей Гоминьдана папский посланник потребовал обеспечить религ. свободу, гарантировать право миссий на владение собственностью и автономию католич. учебных заведений. В нормализации отношений с республиканцами важную роль сыграл еп. Павел Ю Пинь, апостольский викарий Нанкина (1936-1946; архиеп. в 1946-1978).

Кард. Фома Тянь Гэнсинь. Фотография. ХХ в.
Кард. Фома Тянь Гэнсинь. Фотография. ХХ в.

Кард. Фома Тянь Гэнсинь. Фотография. ХХ в.

Несмотря на установление власти Гоминьдана, положение в стране оставалось тяжелым. В условиях политической нестабильности возросло значение благотворительной деятельности миссионеров, содержавших детские приюты, школы, больницы. Защищая паству, миссионеры нередко выполняли роль посредников между военными правителями, республиканцами и бандами разбойников. Во время стихийных бедствий и военных столкновений население укрывалось в католич. миссиях, как правило хорошо укрепленных. В годы войны с Японией (1937-1945) значительная часть К. была оккупирована япон. войсками. Католич. миссии сильно пострадали от военных действий с участием япон. и кит. войск, коммунистических отрядов и местных сил самообороны. По требованию апостольского делегата Марио Дзанина (1933-1946) миссионеры пытались сохранять строгий нейтралитет и помогали беженцам. Иезуит Робер Жакино де Безанж создал в Шанхае демилитаризованную зону для гражданских лиц (т. н. безопасная зона Жакино). Японцы обычно не причиняли вреда миссиям, находившимся под защитой иностранных держав. После начала военных действий в Тихом океане (дек. 1941) они интернировали граждан США и Великобритании, но подданные Германии, Италии и Франции могли продолжать работу. Правительство Гоминьдана, как правило, не препятствовало работе миссионеров, даже граждан враждебных гос-в. В войсках Китайской Республики трудились католич. капелланы, а нек-рые миссионеры, в т. ч. Лебб, оказывали республиканцам и даже коммунистам поддержку в борьбе с Японией. С япон. оккупацией Северного К. связано окончательное решение проблемы кит. ритуалов, почти утратившей к этому времени актуальность: в милитаристской Японии христиан наравне с иноверцами заставляли принимать участие в церемониях в честь императора и погибших героев, которые нередко проходили в синтоистских святилищах (власти утверждали, что церемонии были гражданскими и «патриотическими»). В оккупированной японцами Маньчжурии было введено почитание изображений Конфуция. По инициативе Огюста Гаспе, апостольского викария Гирина, вопрос был рассмотрен Конгрегацией пропаганды веры, которая разрешила католикам принимать участие в синтоистских и конфуцианских ритуалах, не предполагавших отступничества от веры (декрет «Plane compertum est» от 8 дек. 1939).

Бэйтан (Северный храм) в Пекине. Аэрофотосъемка. Нач. ХХ в.
Бэйтан (Северный храм) в Пекине. Аэрофотосъемка. Нач. ХХ в.

Бэйтан (Северный храм) в Пекине. Аэрофотосъемка. Нач. ХХ в.

После окончания второй мировой войны в К. была создана католич. иерархия (апостольская конституция папы Римского Пия XII «Quotidie Nos» от 11 апр. 1946). На основе 137 миссионерских юрисдикций были образованы 100 еп-ств, объединенных в 20 церковных провинций (AAS. T. 38. P. 301-313). В некоторых регионах страны сохранились апостольские префектуры, в 1949 г. часть из них была преобразована в еп-ства. В 1946 г. вербист Фома Тянь Гэнсинь (1890-1967), апостольский викарий Циндао, был возведен в достоинство кардинала и назначен на Пекинскую архиепископскую кафедру. Вскоре Папский престол установил дипломатические отношения с Китайской Республикой, в нояб. 1946 г. в страну прибыл апостольский нунций Антонио Рибери, титулярный архиеп. Дары.

Базилика Богоматери Помощницы христиан (1924–1935) и обсерватория иезуитов на горе Шэшань. Фотография. 2011 г.
Базилика Богоматери Помощницы христиан (1924–1935) и обсерватория иезуитов на горе Шэшань. Фотография. 2011 г.

Базилика Богоматери Помощницы христиан (1924–1935) и обсерватория иезуитов на горе Шэшань. Фотография. 2011 г.

Несмотря на сложные условия и критику миссионерских методов, в эпоху религ. протектората католицизм получил широкое распространение в К. Католич. миссии действовали во всех регионах страны, в пограничных районах Тибета и среди этнических меньшинств, в т. ч. тибетцев, мяо и аборигенов Тайваня. К 1900 г. в К. насчитывалось более 700 тыс. католиков, объединенных в 41 церковную юрисдикцию под управлением апостольских викариев и префектов; их окормляли ок. 900 иностранных миссионеров и более 400 священников-китайцев, которым помогали более 700 членов женских религ. об-в и конгрегаций. К 1940 г. число католиков в К. достигло 3,3 млн. По данным 1948 г., в 139 диоцезах и апостольских префектурах паству окормляли ок. 3 тыс. иностранных и ок. 3 тыс. кит. священников. В стране работали миряне - члены муж. религ. об-в и конгрегаций (1107, из них 632 китайца) и 7667 членов жен. конгрегаций (из них 5112 китаянок), они содержали 216 больниц, 254 приюта и 4446 учебных заведений. Иностранные миссионеры были представлены членами 48 религ. орденов и конгрегаций, в основном это были иезуиты (в 1951 - 888 чел.), францисканцы, лазаристы и др. Китайцы занимали важнейшие епископские кафедры (Пекин, Шанхай, Нанкин, Шэньян и Кантон (Гуанчжоу)), но большую часть диоцезов возглавляли иностранцы.

Китайская Богородица. Мозаика в базилике Непорочного Зачатия в Вашингтоне. 2001 г.
Китайская Богородица. Мозаика в базилике Непорочного Зачатия в Вашингтоне. 2001 г.

Китайская Богородица. Мозаика в базилике Непорочного Зачатия в Вашингтоне. 2001 г.

Используя возможности, предоставленные франц. религ. протекторатом, католич. миссионеры приобретали земельную собственность, открывали церкви, приюты, школы, больницы и клиники. В К. работали католич. типографии (в Гонконге, Шанхае, Янчжоу и др.), иезуиты содержали неск. обсерваторий. Мн. резиденции миссионеров представляли собой монументальные комплексы, к-рые доминировали в городской и сельской среде. Среди крупнейших резиденций был Северный храм (Бэйтан) в Пекине, центр миссии лазаристов. На территории, обнесенной крепкими стенами, находились собор Спасителя (1887-1888; архит. Фавье), покои епископа и жилища миссионеров, семинария, уч-ще для катехизаторов, школы, типография, мастерские и т. д., а также обитель Дочерей милосердия с приютом, со школой для девочек и с госпиталем. В основу богатой б-ки Северного храма было положено книжное собрание иезуитов, сохраненное членами рус. Пекинской духовной миссии в К. Миссия иезуитов в Шанхае владела основной резиденцией Цзыкавэй (Сюйцзяхуэй), благотворительными учреждениями в Тушаньване и базиликой Богоматери Помощницы христиан на горе Шэшань. В Цзыкавэе находились собор св. Игнатия Лойолы (1906-1910, архит. У. Дауделл), резиденция епископа, семинарии, школы и обсерватория. Испан. иезуит Хуан Феррер основал художественное уч-ще и ремесленные мастерские; в 1864 г. они были переведены в Тушаньвань (здесь находились также школы, приюты для детей и одиноких стариков, типография). В Тушаньване мальчиков обучали живописи, столярному ремеслу и типографскому делу, а также технике гравюры, обработке металла и т. д., девочек - ткачеству и искусству вышивки. Продукция мастерских пользовалась популярностью у миссионеров, ее образцы были представлены на всемирных выставках в Париже (1900) и в Сан-Франциско (1915).

Во 2-й пол. XIX в. в К. началось массовое строительство католич. храмов, в крупных городах были возведены монументальные соборы. Как правило, архитекторы работали в духе историзма и эклектики, ориентировались на европейские образцы. Среди первых построенных в К. храмов - необарочная ц. св. Франциска Ксаверия (1849-1853) и неоготическая ц. св. Иосифа (1860-1862) в Шанхае. Храмы в стиле франц. неоготики получили широкое распространение (в числе самых известных - соборы Св. Сердца в Гуанчжоу (1863-1888; архит. Л. Вотрен), Спасителя в Пекине и св. Игнатия в Шанхае). Крупнейшими неороманскими храмами были собор св. Иосифа (ц. Лаосикай) в Тяньцзине (1913-1916), базилика Богоматери Помощницы христиан на горе Шэшань (1924-1935) и собор св. Михаила в Циндао (1931-1934). Выделяются храмы в стиле необарокко, напр. ц. Непорочного зачатия (Южный храм) в Пекине (1904). Одним из самых плодовитых архитекторов, выполнявших заказы миссионеров, был схёйтист пресв. Альфонс де Мурлосе (1858-1932), который трудился гл. обр. в сев. регионах страны. Большинство работ Мурлосе выполнено в духе фламандской готики, хотя в сооружении базилики на горе Шэшань он использовал неороманский стиль. После Шанхайского синода, поддержавшего политику индигенизации, активизировались поиски национального стиля; чаще всего в кит. стиле выполняли внутреннее убранство храмов. Получило известность изображение Китайской Богородицы, образцом для которого послужил портрет имп. Цыси (1909). Апостольский делегат Костантини поддерживал католических художников, работавших в китайском стиле, прежде всего схёйтистов Лео ван Дейка, автора иллюстрированного катехизиса (Вэньда сянцзе; Пекин, 1927), и Эдмонда ван Генехтена, работавшего в технике фрески, живописи на шелке и гравюры (с 1938 преподавал христианское искусство в ун-те Фужэнь). В традициях кит. архитектуры работал голландский бенедиктинец Адельберт Греснигт (1877-1956); по его проекту были построены общежитие ун-та Фужэнь в Пекине (1929-1930), региональные семинарии в Кайфыне и в Гонконге и др.

В 1-й пол. XX в. в К. появились католич. святыни, к-рые привлекали паломников. Важнейшей из них была базилика Богоматери Помощницы христиан на горе Шэшань, построенная иезуитами в память об избавлении Шанхая от нашествия тайпинов. Перед возведением храма участники Шанхайского синода приняли участие в церемонии посвящения К. Пресв. Деве Марии (1924). В 1947 г. на торжествах в честь Пресв. Богородицы здесь присутствовали 12 католич. иерархов и ок. 60 тыс. католиков. Местом паломничества стало сел. Дунлюй близ г. Баодин (пров. Чжили (с 1928 Хэбэй)). Во время восстания боксеров здесь укрылись христиане, которые отразили нападения мятежников и кит. войск. По преданию, защитники Дунлюя были спасены от неминуемой гибели благодаря заступничеству Девы Марии.

Сер. XX - нач. XXI в.

С приходом к власти в К. коммунистов, которые одержали победу в гражданской войне (1946-1949), положение католич. Церкви в стране кардинально изменилось. В годы гражданской войны коммунисты обвинили католич. иерархов в сотрудничестве с Гоминьданом и в сговоре с иностранными империалистами, христ. проповедь считалась инструментом «культурной агрессии». Во время военных действий были разрушены многие католич. миссии, в т. ч. траппистский мон-рь Богоматери Утешительницы в Янцзяпине (1947). Апостольский нунций А. Рибери призвал католиков противостоять атеистической пропаганде и прекратить к.-л. отношения с коммунистами. По указанию Рибери во мн. городах были основаны отд-ния Легиона Марии (коммунисты считали эту орг-цию контрреволюционной). Католич. Церковь в К. обладала значительными экономическими ресурсами и прочными международными связями (ко времени основания КНР (1949) в стране насчитывалось ок. 3,5-4 млн католиков - ок. 7% населения), и коммунисты рассматривали ее как опасного врага. После основания КНР в стране начались радикальные реформы, собственность католич. миссий была конфискована, социальные учреждения переданы под контроль гос. органов, в 1952 г. закрыты католич. ун-ты. Многие католики пострадали во время кампаний против землевладельцев, «контрреволюционеров», частных предпринимателей и «правых уклонистов».

Собор св. Игнатия в Шанхае. Фотография. 1979 г.
Собор св. Игнатия в Шанхае. Фотография. 1979 г.

Собор св. Игнатия в Шанхае. Фотография. 1979 г.

Проведением религ. политики занимался отдел по делам религий Комитета по культуре и образованию правительства КНР (создан в 1951, с 1954 Отдел по делам религий при Гос. совете). Церковная политика кит. властей определялась стремлением удалить из К. иностранцев, прервать связи кит. христиан с зарубежными религ. орг-циями и установить жесткий контроль над их деятельностью в стране. Поводами для изгнания иностранных миссионеров послужили антикоммунистическая политика США и война в Корее (1950-1953). В рамках кампании по выявлению шпионов и контрреволюционеров в прессе начались ожесточенные нападки на католических миссионеров: их обвиняли в «преступлениях против народа», шпионаже, издевательствах над детьми и т. д. В сент. 1951 г., после раскрытия заговора, участники к-рого якобы готовили покушение на Мао Цзэдуна, из КНР был выслан апостольский нунций Рибери. Начались преследования миссионеров, к-рых обвиняли в контрреволюционной деятельности. Их подвергали публичному унижению на организованных властями демонстрациях; нек-рых миссионеров, гл. обр. граждан США, приговорили к тюремному заключению (среди арестованных был Фрэнсис Форд, еп. Цзяина (Мэйчжоу) (1946-1952), вскоре он умер в тюрьме). Большинство католич. миссионеров были изгнаны в 1951-1952 гг., последние покинули страну в 1955 г. (всего более 6 тыс. чел.). Мн. миссионеры поселились в Гонконге, в Макао и на о-ве Тайвань, продолжали служение среди кит. диаспоры в странах Юго-Вост. Азии (Сингапур, Малайзия, Филиппины). Из КНР бежали мн. китайцы, в т. ч. католики: в 1956 г. в Гонконге насчитывалось ок. 2,5 млн беженцев (30% населения). Католич. миссионеры помогали переселенцам, открывали школы, клиники и центры социальной защиты. Благодаря притоку беженцев заметно увеличилось число католиков на о-ве Тайвань. В 1956 г. здесь было более 300 католич. миссионеров и 95 священников-китайцев; они вели активную работу в сфере образования и благотворительности. На Тайване был основан католич. ун-т Фужэнь, в Гонконге францисканцы завершили работу над кит. переводом Свящ. Писания (полный текст опубл. в 1968).

Власти КНР попытались установить контроль над католич. общинами, но столкнулись с сопротивлением духовенства и мирян, особенно в Шанхае. Негласный лидер шанхайских католиков иезуит Беда Чжан Чжэнмин (1905-1951) погиб в заключении. Убежденным противником коммунистов был Игнатий Гун Пиньмэй, еп. Шанхайский (1950-2000). Гонения на кит. католиков начались с задержания ок. 300 представителей духовенства и активных мирян во главе с еп. Гун Пиньмэем (8-9 сент. 1955). Суд над епископом и его сподвижниками состоялся лишь в 1960 г.; их обвинили в контрреволюционной деятельности и идеологическом саботаже. Еп. Гун Пиньмэя, признанного виновным в гос. измене, приговорили к пожизненному заключению, др. обвиняемых - к длительным срокам лишения свободы. После ареста еп. Гун Пиньмэя были схвачены и осуждены др. католич. церковные иерархи и миряне. Изгнав миссионеров и отстранив авторитетных лидеров католич. общин, власти КНР получили возможность создавать подконтрольные орг-ции католиков, действовавшие на основе принципа «трех самостоятельностей» («трех автономий»; подразумевалась независимость религ. общин от иностранного влияния и прекращение контактов верующих с зарубежными религ. орг-циями, для католиков - непризнание власти папы Римского как главы Римско-католической Церкви). При поддержке Чжоу Эньлая, премьера Гос. совета КНР (1949-1976), такие организации создавались кит. протестантами, полученный опыт использовался для подчинения католиков. Движение за «три самостоятельности», сторонники к-рого призвали верующих прервать отношения с агентами империализма и заявили о поддержке коммунистических властей, было основано пресв. Ван Лянцзо в пров. Сычуань (нояб. 1950). В янв. 1951 г. с лидерами «прогрессивных» католиков встретился Чжоу Эньлай, однако католич. епископы во главе с апостольским нунцием Рибери осудили Ван Лянцзо и его сторонников. После изгнания миссионеров и арестов кит. духовенства началась подготовка к созданию политической организации китайских католиков; формальным лидером движения за «три самостоятельности» стал Игнатий Пи Шуши, архиеп. Шэньяна (1949-1978). Участники I Всенародного съезда католических делегатов (июль-авг. 1957) заявили о приверженности принципу «трех самостоятельностей». На съезде было объявлено о создании Китайской католической патриотической ассоциации (ККПА; Чжунго Тяньчжуцзяо айгохуэй). Пытаясь прекратить отношения между Папским престолом и католиками в КНР, власти организовали самочинные рукоположения епископов на вакантные вслед. изгнания или ареста церковных иерархов кафедры. На собрании духовенства и мирян в г. Чэнду (дек. 1957) было объявлено об избрании на епископскую кафедру Иоанна Ли Ситина (законный еп. Анри Пино был выслан из К. в 1952). Выборы епископов проводились и в др. диоцезах, но Римская курия отказалась утвердить их результаты. На церемонии, организованной кит. властями в г. Ухань, Иосиф Ли Даонань, еп. Пуци, рукоположил Бернардина Дун Гуанцина на епископскую кафедру Ханькоу и Марка Юань Вэньхуа на кафедру Учана (13 апр. 1958). К 1962 г. под контролем ККПА были рукоположены более 40 епископов; выступавшие против них католики подверглись гонениям.

Семинария Св. Духа в Гонконге. 1930–1931 гг. Архит. А. Греснигт
Семинария Св. Духа в Гонконге. 1930–1931 гг. Архит. А. Греснигт

Семинария Св. Духа в Гонконге. 1930–1931 гг. Архит. А. Греснигт

Позиция Папского престола получила отражение в ряде документов. В апостольском послании «Cupimus Imprimis» (18 янв. 1952) папа Римский Пий XII отверг обвинения в том, что католич. миссионеры действовали во вред кит. народу, и призвал католиков сохранить верность Римско-католической Церкви в условиях гонений. В энциклике «Ad Sinarum Gentem» (7 окт. 1954) понтифик осудил преследования духовенства и мирян, напомнив, что стремление к церковной автономии противоречило вселенскому характеру католич. Церкви. В энциклике «Ad Apostolorum Principis» (29 июня 1958) указывалось, что призывы к «патриотизму» скрывали намерение коммунистов навязать христианам атеистический материализм, а «освобождение» Церкви означало ее подчинение диктату гос-ва. Папа Римский осудил сторонников ККПА и напомнил, что участники незаконно совершаемых таинств подвергались отлучению от Церкви.

В кон. 50-х гг. XX в. политика властей КНР ужесточилась. У верующих отбирали церкви (в 1958 был закрыт собор Спасителя в Пекине), мн. общины распались или действовали тайно. Вероятно, ККПА прекратила существование после II Всенародного съезда католич. делегатов (1962). В годы «культурной революции» (1966-1976) проводились массовые аресты католиков, их подвергали публичным унижениям, заключали в тюрьмы и трудовые лагеря, клириков и монахинь заставляли отречься от веры и вступить в брак. Храмы были закрыты, церковная утварь и религ. лит-ра уничтожались. По нек-рым данным, с 1973 г. для иностранных дипломатов совершались богослужения в Южном храме (Наньтане) в Пекине. Признаком смягчения религ. политики кит. властей стало присутствие представителей 5 религий, в т. ч. католицизма, на сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета (февр.-март 1978). В рамках т. н. политики реформ и открытости руководители страны осудили «ошибки» и «перегибы» в религ. политике, призвали верующих поддержать программу модернизации страны под лозунгами патриотизма и лояльности к гос-ву. В 1979 г. было воссоздано Бюро по делам религии (в наст. время Гос. управление по делам религий) при Гос. совете КНР. Принципы новой религ. политики изложены в директиве ЦК КПК от 31 марта 1982 г. о положении религии в условиях социализма (Документ № 19): религия рассматривалась как пережиток прошлого, но с ее существованием приходилось считаться и по возможности использовать ее в интересах гос-ва. Власти КНР отказались от репрессий и декларировали возвращение к политике, к-рая велась до «культурной революции». Религ. орг-ции, действовавшие под надзором властей, должны были соблюдать принцип «трех самостоятельностей», укреплять патриотизм и лояльность верующих. Однако религ. орг-циям запрещалось оказывать влияние на жизнь общества, в т. ч. в сфере образования, и самостоятельно поддерживать отношения с зарубежными религ. объединениями. В регионах методы могли варьироваться, допускалась поддержка религ. орг-ций местными властями.

Открытие Северного храма. Фотография. 1985 г.
Открытие Северного храма. Фотография. 1985 г.

Открытие Северного храма. Фотография. 1985 г.

Основным инструментом контроля над китайскими католиками стала ККПА, восстановленная на III Всенародном съезде католических делегатов (май-июнь 1980). ККПА отвечала за общественную и политическую деятельность католиков, отношения католич. Церкви с государством и с иностранными орг-циями. Вопросы пастырского окормления и церковной дисциплины были переданы Административной комиссии католической Церкви в К., вопросы вероучения - Епископской конференции католической Церкви Китая (ЕККЦК), в к-рую вошли все епископы, признанные властями КНР. В Документе № 19 основными задачами ККПА, ЕККЦК и др. «патриотических» религ. орг-ций были названы поддержка политики властей и обеспечение лояльности верующих. Впосл. ЕККЦК стала основным руководящим органом католич. Церкви в К.; в 1992 г. при ней были созданы комитеты по вопросам пастырской деятельности (бывш. Административная комиссия), по религ. образованию, богослужению, богословию, финансовым вопросам и международным отношениям. Согласно решению VI съезда католич. делегатов (1998), в сферу полномочий ЕККЦК вошли интерпретация католич. вероучения, надзор за дисциплиной, создание и упразднение диоцезов, утверждение епископов, подготовка духовенства и представительские функции в отношениях с зарубежными религ. орг-циями. Функции ККПА были ограничены получением указаний от партийных (Рабочий отдел Объединенного фронта при ЦК КПК) и гос. (Гос. управление по делам религий при Гос. совете КНР) органов власти. Руководство ККПА и ЕККЦК избирается Всенародным съездом католич. делегатов (епископов, пресвитеров, членов жен. религ. конгрегаций и мирян; проводится каждые 5 лет); обычно в него входят епископы, не признанные Папским престолом и отлученные от католической Церкви. В 1998-2007 гг. председателем ККПА был Михаил Фу Тешань, еп. Пекина (ЕККЦК). К 2014 г. эту должность занимал Иоанн Фан Синъяо, еп. Линьи (ЕККЦК), председателем ЕККЦК был Иосиф Ма Инлинь, еп. Куньмина (ЕККЦК) (избраны на VIII съезде католич. делегатов (дек. 2010)).

После издания Гос. советом КНР постановления о возвращении собственности католич. и протестант. общинам (июль 1980) в стране стали открываться христ. церкви. Уже в 1980 г. действовали храмы в Пекине, Шанхае, Тяньцзине и др. городах, в мае 1981 г. католикам была возвращена базилика Богоматери Помощницы христиан на горе Шэшань, на Рождество 1985 г. состоялось 1-е богослужение в ц. Спасителя (Северном храме) в Пекине. По офиц. данным, к нач. 1982 г. в КНР действовали более 200 католических храмов, восстановленных в т. ч. за счет гос. субсидий. Вернулись к служению многие епископы и представители духовенства. В 1980 г. в КНР насчитывалось ок. 1300 католич. священников и ок. 1000 членов жен. религ. конгрегаций, в основном пожилые люди, прошедшие через тюрьмы и исправительные лагеря. В соответствии с Документом № 19 власти создали условия для подготовки церковных служителей под контролем ККПА и ЕККЦК. В ряде городов К. были открыты католич. семинарии: 1-й была региональная семинария Шэшань в Шанхае (1982). С участием партийных и гос. органов были организованы юбилейные торжества, связанные с историей католич. Церкви в К., напр. 400-летие прибытия Маттео Риччи и 350-летие кончины Сюй Гуанци (1983).

Кард. Игнатий Гун Пиньмэй. Фотография. 90-е гг. ХХ в.
Кард. Игнатий Гун Пиньмэй. Фотография. 90-е гг. ХХ в.

Кард. Игнатий Гун Пиньмэй. Фотография. 90-е гг. ХХ в.

В условиях возрождения католич. Церкви стала актуальной проблема отношений властей КНР и Папского престола. В Документе № 19 Ватикан был назван среди «реакционных» «империалистических» организаций, которые пытались вести подрывную деятельность в стране. Власти КНР организовали рукоположение епископов, не утвержденных Римской курией. Бывш. ректору Шанхайской семинарии Алоизию Цзинь Лусяню (1916-2013) было поручено обосновать принцип «трех самостоятельностей» с т. зр. католич. экклезиологии. Согласно концепции «местных Церквей», сформулированной Цзинь Лусянем в 1986 г., Вселенская Церковь - это «абстракция», которая проявляется только во взаимодействии «местных Церквей» разных уровней (еп-ств, региональных, национальных и континентальных Церквей). Римская Церковь и Церковь в К. являются равноправными «местными Церквами», поэтому кит. католики, признавая духовный авторитет папы Римского, вправе запретить ему вмешиваться во внутренние дела своей Церкви. Цзинь Лусянь подчеркивал негативные аспекты деятельности католических миссионеров, «агентов империализма»: при пособничестве Римский курии они захватили руководство в Церкви в К. и угнетали христиан-китайцев. Схожие взгляды, соответствующие позиции властей КНР, высказывали и др. представители офиц. руководства католич. Церкви в К. В 80-х гг. XX в. власти препятствовали исполнению постановлений Ватиканского II Собора, но католич. иерархи добились разрешения провести литургическую реформу и совершать поминовение папы Римского (в 1989 в Шанхае состоялась месса на кит. языке в соответствии с пореформенным Римским Миссалом). Призыв молиться за Церковь в К., который содержался в апостольском послании «Caritatis Christi» (6 янв. 1982), и месса за кит. католиков, совершённая папой Римским Иоанном Павлом II в рим. базилике св. Петра (март 1982), вызвали негативную реакцию кит. властей. Еп. Доминик Дэн Имин (1908-1995), освобожденный из заключения и получивший в 1981 г. возможность покинуть КНР, был назначен на архиепископскую кафедру Гуанчжоу, но власти обвинили его в гос. измене. Из КНР выехал также еп. Игнатий Гун Пиньмэй; в 1991 г. папа Иоанн Павел II объявил о возведении его в кардинальское достоинство. В обращении к участникам международной конференции, посвященной 400-летию прибытия Риччи в Пекин (24 окт. 2001), папа Римский признал, что в прошлом ошибки миссионеров приводили к конфликтам в кит. обществе, но католич. проповедники сделали значимый вклад в развитие страны. По мнению руководителей ККПА, папа Римский пытался оправдать подрывную деятельность «агентов империализма». Острую реакцию кит. властей вызвала канонизация 120 католич. мучеников (1 окт. 2000), пострадавших в К. между 1648 и 1930 гг. Согласно еп. Михаилу Фу Тешаню, прославление «опасных преступников» «сильно задело чувства китайского народа», т. к. иностранные миссионеры были «орудиями колониализма», а мученики-китайцы - религ. фанатиками и гос. изменниками.

Кард. Иосиф Чэнь Жицзюнь. Фотография. Нач. XXI в.
Кард. Иосиф Чэнь Жицзюнь. Фотография. Нач. XXI в.

Кард. Иосиф Чэнь Жицзюнь. Фотография. Нач. XXI в.

Препятствиями для диалога между Папским престолом и властями КНР являются дипломатические отношения Папского престола и Китайской Республики (Тайваня) и демографическая политика КНР, предусматривающая контроль рождаемости («1 семья - 1 ребенок»). Основным поводом для разногласий стал вопрос о назначении епископов. В соответствии с принятой в КНР процедурой (инструкции ЕККЦК и Административной комиссии от 1986 и 1993 гг.) епископ, избранный верующими (фактически назначенный властями), обязался соблюдать интересы гос-ва и отстаивать принцип «трех самостоятельностей». Рукоположение епископа без санкции Папского престола противоречит нормам канонического права католич. Церкви (CIC. 377-380), его участники автоматически подвергаются церковному отлучению (latae sententiae - CIC. 1382). Из-за того что мн. католики не признали епископов, назначенных вопреки воле Папского престола, сложилась практика, согласно к-рой кит. власти тайно согласовывали кандидатуру епископа с представителями Римской курии. Мн. епископы - члены ЕККЦК ходатайствовали перед Папским престолом о снятии отлучения. Положение осложнилось после принятия 8-м постоянным комитетом ККПА и ЕККЦК «Правил избрания и рукоположения епископов» (12 дек. 2012). Согласно этому документу, избранный епископ должен объявить о непризнании права Папского престола назначать на церковные должности; право выбирать рукополагающих епископов передавалось постоянному комитету ЕККЦК. Власти стали более строго контролировать назначение епископов, т. к. их авторитет среди духовенства и мирян зависел от того, принимали ли участие в их рукоположении епископы, отлученные от Церкви и не признанные Папским престолом. Каноническое положение епископов, входящих в ЕККЦК, остается неясным; к 2014 г. все епископские кафедры в КНР (кроме Гонконга и Макао) считались вакантными.

Паломники в с. Дунлюй. Фотография. 2013 г.
Паломники в с. Дунлюй. Фотография. 2013 г.

Паломники в с. Дунлюй. Фотография. 2013 г.

В 80-х гг. XX в. были налажены отношения кит. католиков с зарубежными католич. орг-циями, которые оказывали им материальную помощь, снабжали духовной литературой, давали кит. семинаристам возможность продолжить образование в учебных заведениях США и других стран. Под руководством Миссионерского об-ва св. Колумбана в Гонконге действовало агентство Международного технологического, образовательного и культурного обмена, которое привлекало специалистов-католиков к работе в КНР. В директиве ЦК КПК и Гос. совета КНР (Документ № 3 от 17 февр. 1989) говорилось о необходимости использовать зарубежные связи кит. католиков для улучшения международной репутации К.; при поддержке властей были организованы визиты в страну кард. Франца Кёнига (1980), католич. св. Терезы Калькуттской (1985) и др. известных лиц. Участие в возрождении католич. Церкви в КНР приняли крупные кит. католич. общины, к-рые сложились в Гонконге и на Тайване после прихода коммунистов к власти. В Гонконге (Сянгане) и Макао (Аомыне), сохранивших после вхождения в состав КНР широкую автономию, католики располагают большей свободой, чем в материковом К. (на католич. еп-ства Гонконг и Макао не распространяются полномочия ККПА и ЕККЦК), они занимаются общественной и благотворительной деятельностью. Так, в 2013 г. еп-ство Гонконг, на территории к-рого проживали 374 тыс. католиков, содержало 264 католич. образовательных учреждения, 6 больниц и 13 клиник, а также детские приюты, дома престарелых и реабилитационные центры. Уровень подготовки духовенства в Гонконге и на Тайване существенно выше, чем в КНР, поэтому в семинариях материкового К. работали преподаватели из этих регионов. В семинарии Шэшань преподавали салезианцы Иосиф Чэнь Жицзюнь (в 2002-2009 епископ Гонконга) и Савио Хань Дахуэй (Хонь Тхайфай; с 2011 секретарь папской Конгрегации евангелизации народов). В 1985 и 1986 гг. КНР посещал кард. Иоанн Ху Чжэньчжун, еп. Гонконга (1975-2002), но его отношения с кит. властями ухудшились после событий на пл. Тяньаньмынь (1989). С критикой религ. политики КНР неоднократно выступали епископы Чэнь Жицзюнь (кардинал с 2006; принимал участие в правозащитном движении и в протестах против реформ, к-рые власти КНР пытались провести в Сянгане) и Иоанн Тан Хань (епископ Гонконга с 2009, кардинал с 2012). В Сянгане действуют исследовательский центр при семинарии Св. Духа (с 1980) и фонд кард. Гун Пиньмэя (с 1994), которые занимаются сбором и анализом данных о положении католич. Церкви в КНР.

Еп. Алоизий Цзинь Лусянь. Фотография. 2008 г.
Еп. Алоизий Цзинь Лусянь. Фотография. 2008 г.

Еп. Алоизий Цзинь Лусянь. Фотография. 2008 г.

На рубеже 70-х и 80-х гг. XX в. одна часть кит. католиков признала авторитет ККПА и ЕККЦК, присоединившись к «открытой» Церкви (гуаньфан цзяохуэй, гункай цзяохуэй), другая - вошла в состав «подпольных» общин (дися цзяохуэй). В годы «культурной революции» и гонений на христиан сложились условия для появления тайных католич. общин. Провозгласив политику религ. терпимости, власти продолжали преследовать активных католиков: их обвиняли в религ. фанатизме и нарушении общественного порядка. Так, бывш. иезуит Винцентий Чжу Хуншэн, который в 1979 г. получил свободу и возглавил возрождение католич. общин в Шанхае, в 1981 г. вновь был арестован с группой священников и мирян. Мн. представители духовенства отказались сотрудничать с властями и подчиняться руководителям «открытой» Церкви. Духовным лидером кит. «катакомбников» был признан Петр Иосиф Фань Сюэянь, еп. Баодина (1951-1992), освобожденный из тюрьмы в 1979 г. С разрешения Римской курии еп. Фань Сюэянь стал рукополагать епископов на вакантные кафедры. К 1989 г. в К. было более 50 католич. епископов, которые не признали ККПА и отказались пройти государственную регистрацию. Участники совещания «подпольных» епископов в пров. Шэньси (нояб. 1989) основали Епископскую конференцию материкового К.; ее почетными вице-председателями стали кард. Гун Пиньмэй и архиеп. Дэн Имин, объявленные в КНР гос. изменниками. Вскоре начались притеснения «подпольных» католиков: были арестованы еп. Фань Сюэянь (умер в заключении) и др. представители духовенства. Поводом для противостояния сторонников «подпольной» Церкви и кит. властей стало паломничество в ц. Китайской Богородицы в сел. Дунлюй. В мае 1995 г. почти 50 тыс. паломников оказали сопротивление полиции и войскам, которые пытались перекрыть доступ в селение, после этого паломничество было запрещено. Возникли трудности с организацией паломничества на гору Шэшань, особенно после того, как в 2007 г. папа Римский Бенедикт XVI объявил праздник Богоматери Помощницы христиан (24 мая) всемирным днем молитвы за К. Поскольку в КНР религ. политика регулируется гл. обр. секретными подзаконными актами, сведения о действиях властей по отношению к католич. общинам не всегда доступны. Руководители «подпольных» общин, от к-рых требуют перейти на легальное положение, подвергаются арестам. В 1997 г. был арестован еп. Иаков Су Чжиминь, возглавлявший тайные католические общины в еп-стве Баодин, в 2001 г.- еп. Косма Ши Энсян, руководитель «подпольных» католиков в еп-стве Исянь (об этих епископах нет сведений). Еп. Франциск Ань Шусинь, освобожденный после 9-летнего заключения (1997-2006), в 2010 г. согласился вступить в ЕККЦК и возглавить «открытые» католич. общины в еп-стве Баодин. О разобщенности кит. католиков говорилось в послании папы Римского Бенедикта XVI духовенству и мирянам в КНР (27 мая 2007). Понтифик заявил о готовности к диалогу с властями КНР, но подчеркнул, что следование принципу «трех самостоятельностей» и деятельность ЕККЦК и ККПА несовместимы с католическим учением о Церкви. По словам папы Римского, единение кит. католиков необходимо, чтобы проповедовать христианство, укрепить Церковь и добиться права свободного волеизъявления для верующих. Мн. католич. общины последовали призыву папы Римского легализовать свое положение, сохранив независимость от «патриотических» организаций. Однако политика властей КНР в целом не изменилась; продолжались рукоположения епископов, не утвержденных Папским престолом. В затруднительном положении оказались католики в епископстве Шанхай, которое считается крупнейшим в КНР. Усилиями еп. Цзинь Лусяня (ЕККЦК) (1988-2013), который поддерживал отношения с Римской курией и с властями КНР, были налажены контакты с зарубежными католич. орг-циями, построены или восстановлены ок. 120 церквей, налажена социальная работа. Однако каноническое положение еп. Цзинь Лусяня было неясным, т. к. ординарным епископом Шанхая оставался кард. Игнатий Гун Пиньмэй († 2000), эмигрировавший из КНР; «подпольные» общины возглавлял еп. Иосиф Фань Чжунлян (в 1988-2014 коадъютор Шанхайской кафедры). В июне 2005 г. по договоренности между Римской курией и властями КНР был рукоположен еп. Иосиф Син Вэньчжи, который должен был принять руководство «открытыми» и «подпольными» общинами после кончины обоих престарелых иерархов (с 2011 сведения о еп. Син Вэньчжи отсутствуют). Впосл. было заключено др. соглашение, по которому преемником обоих епископов был назначен Фаддей Ма Дацинь, однако на церемонии рукоположения в соборе св. Игнатия (7 июля 2012) он отказался от членства в ККПА. По указанию ЕККЦК еп. Ма Дацинь был смещен и взят под арест; мн. священников и монахинь Шанхайского еп-ства направили на курсы политической подготовки. После кончины еп. Фань Чжунляна (16 марта 2014) Конгрегация евангелизации народов заявила, что Папский престол рассматривает в качестве администратора диоцеза Шанхай лишенного свободы еп. Ма Дациня. События в Шанхае показали, что переговоры Римской курии и властей КНР не привели к существенным переменам в положении католич. Церкви в К.

Сведения о статистике католич. Церкви в К. ненадежны, т. к. оценки властей КНР и зарубежных католич. орг-ций существенно различаются. По офиц. данным, в 2010 г. в КНР проживали 5,7 млн католиков (большинство наблюдателей говорят о 12-14 млн), значительная часть католич. общин сосредоточена в провинциях Хэбэй, Сычуань и Шэньси. Число диоцезов в «открытой» и в «подпольной» Церквах отличается (в 1986 часть еп-ств упразднена решением ККПА). По сведениям 2010 г., в «открытой» Церкви было 97 диоцезов во главе с 65 епископами, служили 1900 священников, 3800 членов жен. религ. конгрегаций диоцезального права состояли в 106 жен. обителях и 40 новициатах, действовали ок. 6300 церквей (из них ок. 300 построены между 2004 и 2010) и 40 семинарий. Католич. Церковь содержала более 400 социальных и благотворительных учреждений, в т. ч. 3 исследовательских ин-та, 3 изд-ва, 220 клиник, 11 больниц, 81 дом престарелых и др. По данным исследовательского центра при семинарии Св. Духа (Сянган), в «подпольной» Церкви было 138 диоцезов (фактически действовали 116), числились 38 епископов, 1300 священников, 1550 членов жен. конгрегаций, действовали 20 новициатов и 10 семинарий. В гос. статистике (2010) упоминается о 350 членах муж. религ. орденов, хотя в КНР их деятельность запрещена.

Лит.: La Servière J., de. Histoire de la mission du Kiang-nan: Jésuites de la Province de France (Paris) (1840-1899). P., 1914. 2 vol.; Cathay and the Way thither, Being a Collection of Medieval Notices of China / Ed. H. Yule, H. Cordier. L., 1915-19162. 4 vol.; Chardin P.-M. Les missions franciscaines en Chine: Notes géographiques et historiques. P., 1915; Cordier H. La suppression de la Compagnie de Jésus et la mission de Peking // T'oung Pao. Sér. 2. Leiden, 1916. Vol. 17. P. 271-347; idem. Le Christianisme en Chine et en Asie Centrale sous les Mongols // Ibid. 1917. Vol. 18. P. 49-113; Thomas A. H. Histoire de la mission de Pékin. P., 1923-1925. 2 vol.; Wyngaert A., van den. Jean de Mont Corvin, O. F. M., premier évêque de Khanbaliq (1247-1328). Lille, 1924; Moule A. C. Christians in China before the Year 1550. L., 1930; Beckmann J. Die katholische Missionsmethode in China in neuester Zeit (1842-1912). Immensee, 1931; Bernard H. Aux portes de la Chine: Les missionnaires du XVIe siècle (1514-1588). Tientsin, 1933; idem. Le Père Matthieu Ricci et la société chinoise de son temps (1552-1610). Tientsin, 1937. 2 t.; Brandt P. J., van den. Les Lazaristes en Chine (1697-1935): Notes biographiques. Pei-P'ing, 1936; Duhr J. Un Jésuite en Chine: Adam Schall, astronome et conseiller impérial (1592-1666). Brux.; P., 1936; Pelliot P. Les Franciscains en Chine au XVIe et au XVIIe siècle // T'oung Pao. Sér. 2. 1938. Vol. 34. P. 191-222; D'Elia P. M., ed. Storia dell'introduzione del Cristianesimo in Cina, scritta da Matteo Ricci. R., 1942-1949. 3 vol.; Bettray J. Die Akkommodationsmethode des P. Matteo Ricci S. I. in China. R., 1955; González J. M. Historia de las misiones dominicanas de China. Madrid, 1955-1964. 5 vol.; Dehergne J. Les chrétientés de Chine de la période Ming (1581-1650) // Monumenta Serica. 1957. Vol. 16. P. 1-136; idem. Répertoire des jésuites de Chine de 1552 à 1800. R., 1973; Wei Tsing-Sing L. La politique missionnaire de la France en Chine, 1842-1856: L'ouverture des cinq ports chinois au commerce étranger et la liberté religieuse. P., 1960; Krahl J. China Missions in Crisis: Bishop Laimbeckhoven and His Times (1738-1787). R., 1964; Shih J. Le père Ruggieri et le problème de l'évangelisation en Chine. R., 1964; Harris G. L. The Mission of Matteo Ricci, S. J.: A Case Study of an Effort at Guided Culture Change in China in the 16th Century // Monumenta Serica. 1966. Vol. 25. P. 1-168; Latourette K. S. A History of Christian Missions in China. Taipei, 1970; Richard J. La Papauté et les missions d'Orient au Moyen Âge (XIIIe-XVe siècles). R., 1977; Hanson E. O. Catholic Politics in China and Korea. Maryknoll (N. Y.), 1980; Metzler J. Die Synoden in China, Japan und Korea (1570-1931). Paderborn, 1980; Gernet J. Chine et christianisme: Action et réaction. P., 1982; Odorico da Pordenone e la Cina: Atti del convegno storico internazionale (Pordenone, 28-29 maggio 1982) / Ed. G. Melis. Pordenone, [1983]; Leung Kit Fun B. B. Sino-Vatican Conflict (1976-1982): Political and Diplomatic Influences on China's Policies towards the Catholic Church: Diss. Hong Kong, 1983; East Meets West: The Jesuits in China, 1582-1773 / Ed. C. Ronan, B. Oh. Chicago, 1988; Standaert N. Yang Tingyun, Confucian and Christian in Late Ming China: His Life and Thought. Leiden; N. Y., 1988; Wiest J.-P. Maryknoll in China: A History, 1918-1955. Armonk (N. Y.), 1988; idem. Bringing Christ to the Nations: Shifting Models of Mission among Jesuits in China // Catholic Historical Rev. Wash., 1997. Vol. 83. N 4. P. 654-681; The Catholic Church in Modern China: Perspectives / Ed. E. Tang, J.-P. Wiest. Maryknoll (N. Y.), 1993; Duteil J.-P. Le Mandat du Ciel: Le rôle des jésuites en Chine, de la mort de François-Xavier à la dissolution de la Compagnie de Jésus (1552-1774). P., 1994; Mungello D. E. The Forgotten Christians of Hangzhou. Honolulu, 1994; idem. The Spirit and the Flesh in Shandong, 1650-1785. Lanham, 2001; The Chinese Rites Controversy: Its History and Meaning / Ed. D. E. Mungello. Nettetal, 1994; Zoratto B. Giuseppe Castiglione: Pittore italiano alla corte imperiale cinese. Fasano di Puglia, 1994; Christianity in China from the 18th Century to the Present / Ed. D. H. Bays. Stanford, 1996; Dujardin C. Missionering en Moderniteit: De Belgische Minderbroeders in China (1872-1940). Leuven, 1996; Beurdeley M. Peintres jésuites en Chine au XVIIIe siècle. Arcueil, 1997; Soetens C. L'Église catholique en Chine au XXe siècle. P., 1997; Madsen R. China's Catholics: Tragedy and Hope in an Emerging Civil Society. Berkeley, 1998; Moffett S. H. A History of Christianity in Asia. Maryknoll (N. Y.), 19982. Vol. 1: Beginnings to 1500; Dehergne J. et al. Catéchismes et catéchèse des Jésuites de Chine de 1584 à 1800 // Monumenta Serica. 1999. Vol. 47. P. 397-478; Дубровская Д. В. Миссия иезуитов в Китае: Маттео Риччи и другие, 1552-1775 гг. М., 2001; Handbook of Christianity in China. Leiden; Boston, 2001. Vol. 1: 635-1800 / Ed. N. Standaert; 2010. Vol. 2: 1800 to the Present / Ed. R. G. Tiedemann; Leung B. K. F., Leu W. T. The Chinese Catholic Church in Conflict: 1949-2001. Boca Raton (Florida), 2001; Ломанов А. В. Христианство и кит. культура. М., 2002; Chan A. Chinese Books and Documents in the Jesuit Archives in Rome: A Descriptive Catalogue (Japonica-Sinica I-IV). Armonk (N. Y.); L., 2002; The History of the Relations between the Low Countries and China in the Qing Era (1644-1911) / Ed. W. F. Van de Walle, N. Golvers. Leuven, 2003; God and Caesar in China: Policy Implications of Church-State Tensions / Ed. J. Kindopp, C. L. Hamrin. Wash., 2004; Shujie Chen J. The Rise and Fall of Fu Ren University, Beijing: Catholic Higher Education in China. N. Y.; L., 2004; Laamann L. P. Christian Heretics in Late Imperial China: Christian Inculturation and State Control, 1720-1850. L.; N. Y., 2006; Brockey L. M. Journey to the East: The Jesuit Mission to China, 1579-1724. Camb. (Mass.); L., 2007; Charbonnier J.-P. Christians in China, A. D. 600 to 2000 / Transl. M. N. V. Couve de Murville. San Francisco, 2007; Christianity and Cultures: Japan and China in Comparison, 1543-1644 / Ed. M. A. J. Üçerler. R., 2009; Guillén Nuñez C. Macao's Church of Saint Paul: A Glimmer of the Baroque in China. Hong Kong, 2009; Menegon E. Ancestors, Virgins, and Friars: Christianity as a Local Religion in Late Imperial China. Camb. (Mass.); L., 2009; Tiedemann R. G. Reference Guide to Christian Missionary Societies in China from the 16th to the 20th Cent. Armonk (N. Y.); L., 2009; Longo G. O. Il gesuita che disegnò la Cina: La vita e le opere di Martino Martini. Mil., 2010; Wang Jiyou P. Le premier concile plénier chinois (1924): Droit canonique missionnaire forgé en Chine. P., 2010; Fontana M. Matteo Ricci: A Jesuit in the Ming Court. Lanham, 2011; Mariani P. P. Church Militant: Bishop Kung and Catholic Resistance in Communist Shanghai. Camb. (Mass.), 2011; Bays D. H. A New History of Christianity in China. Malden (Mass.), 2012; Lieu S. N. C. et al. Medieval Christian and Manichaean Remains from Quanzhou (Zayton). Turnhout, 2012; Young E. P. Ecclesiastical Colony: China's Catholic Church and the French Religious Protectorate. Oxf.; N. Y., 2013.
Г. Д. Афиногенов, А. А. Королёв

Протестантизм

Протестанты появились в К. в XVII в., во время голл. колониального правления на Тайване. Голландцы обратили в христианство несколько тысяч коренных жителей острова, но после изгнания колонистов на острове не осталось постоянных церковных структур. В 1805 г. выходец из Макао (Аомыня) армянин Ованнес Газарян (Казарян), работавший переводчиком в Индии, по заказу миссионеров перевел Библию на кит. язык (см. ст. Библия «Переводы на китайский язык»). Началом деятельности протестант. миссии в К. считают сент. 1807 г., когда в Кантон (Гуанчжоу) прибыл посланец межденоминационного Лондонского миссионерского об-ва (ЛМО) Р. Моррисон (Ма Лисюн; 1782-1834). Моррисон вырос в пресвитерианской семье в Нортамберленде; после учебы в миссионерской школе был рукоположен в сан (1807). С 1809 г. и до конца жизни работал переводчиком и секретарем в Ост-Индской компании и в финансовом плане был независим от ЛМО.

Англиканская церковь в Гуанчжоу. Сер. XIX в. Неизвестный художник (Музей П. Эссекс, США)
Англиканская церковь в Гуанчжоу. Сер. XIX в. Неизвестный художник (Музей П. Эссекс, США)

Англиканская церковь в Гуанчжоу. Сер. XIX в. Неизвестный художник (Музей П. Эссекс, США)

По указу 1724 г. под угрозой смертной казни китайцам запрещалось общаться с европейцами и креститься; в Кантон был разрешен въезд только европейцам-коммерсантам. Но Моррисон не ставил перед собой задачи массовой христианизации местного населения; ему удалось крестить лишь 10 китайцев. Он сделал полный перевод Библии (Шэнътянъ шэншу), составил грамматику кит. языка (1815), а также китайско-английский словарь. В 1817 г. Моррисон получил степень д-ра теологии в ун-те Глазго, в 1825 г. был избран членом Лондонского королевского общества.

В 1813 г. к Моррисону присоединился У. Милн (Ми Лянь; 1785-1822), автор 1-й протестант. вероучительной брошюры на кит. языке «Диалог двух друзей» (1819). В XIX в. было издано ок. 1 млн экз. этой брошюры. В 1818 г. Моррисон и Милн организовали в Малакке Англо-китайский колледж (Инхуа шуюань) для подготовки христ. проповедников.

Первым китайцем, рукоположенным протестант. пастором, был Лян Афа (1789-1855). В 1815 г. он вместе с Моррисоном выехал из Кантона в Малакку в качестве типографского работника и на следующий год принял крещение. Неск. раз он возвращался в К., где подвергался преследованиям и даже был заключен в тюрьму. В 1823 г. Лян Афа стал священником и проповедником ЛМО. В 1832 г. в Кантоне он опубликовал соч. «Добрые слова для увещевания мира» (10 тыс. иероглифов, или 235 листов).

Наиболее известными преемниками пастора Моррисона были У. Г. Медхерст и П. Паркер. Выпускник Йельской медицинской школы, Паркер еще в 1838 г. открыл в Кантоне офтальмологическую клинику, созданную по зап. образцу. Он был одним из организаторов медицинского миссионерского об-ва в Кантоне.

В К. также активно работали миссионеры-протестанты из Сев. Америки. Первой орг-цией был Американский совет уполномоченных по делам зарубежных миссий. Амер. миссионер Э. К. Бриджман (1801-1861), ставший позднее редактором миссионерского ж. «Китайские древности» (Chinese Repository), прибыл в К. в 1830 г. Ежемесячник, выпускаемый Бриджманом и С. У. Уильямсом в Кантоне и Макао с 1832 по 1851 г., переводился на кит. язык (в переработанном варианте) под рук. Линь Цзэсюя и издавался под названием «Аомынь юэбао» (Ежемесячный вестник Макао).

В сер. XIX в. миссионерскую деятельность в К. осуществляли Британское и иностранное библейское об-во, Нидерландское миссионерское об-во, Епископальное об-во иностранных миссий, Базельское миссионерское общество и др. Исследователи отмечали: «...несмотря на то что к 1832 г. Протестантская миссия работала в Китае 25 лет, баптистами стало только 16 китайцев» (Beeching J. The Chinese Opium Wars. N. Y., [1977]. P. 57). Всего к началу 1-й «опиумной войны» (1840-1842) протестанты крестили менее 100 китайцев.

Во 2-й пол. XIX в. христианство в К. было тесно связано с народным движением и восстаниями в стране. В 1836 г. в Кантоне Хун Сюцюань (1814-1864), идеолог и руководитель восстания тайпинов, познакомился с амер. миссионером Эдвином Стивенсом. Под его влиянием после тяжелой болезни, сопровождавшейся «видениями», «восхождением на небо», Хун Сюцюань прочитал книгу Лян Афы «Чистые слова, увещевающие мир» и крестил брата Хун Жэньганя, который впоследствии работал катехизатором в Гонконге. В 1847 г. Хун Сюцюань несколько недель изучал Библию у миссионера-баптиста И. Робертса (Ло Сяоцюань) и затем вел дискуссии с миссионерами, отстаивая свою трактовку христианства, внося исправления и дополнения в Библию (напр., был не согласен с осуждением арианства). Тайпины заявили об уникальности полученных в 1837 и 1843 гг. Хун Сюцюанем «откровений» и ввели на их основании понятие о 3 «заветах»: «старом» (ВЗ), «предыдущем» (НЗ) и «настоящем» («откровения» Тайпин-вана (титул Хун Сюцюаня)). В 1853 г. тайпины опубликовали собственный катехизис, составленный по образцу конфуцианского «Троесловия». Он начинается с изложения событий кн. Бытие, но после краткого упоминания о творении сразу же рассказывает о Моисее и повествует об исходе евреев из Египта. История воплощения, распятия и воскресения Иисуса Христа занимает непропорционально мало места по сравнению с историей исхода, описанием единобожия в древнем К., отпадением от него и появлением «младшего сына» Бога - Хун Сюцюаня, отправленного всевышним отцом к людям. В текст включены истории о небесных битвах «младшего брата», о «небесной матери» и даже о «небесной жене» Христа. Комментарии Хун Сюцюаня к НЗ и ВЗ написаны как богословское обоснование своего статуса «младшего сына» Небесного отца. Главное тайпинское теологическое соч. «Тянь ли яо лунь» (Основные рассуждения о небесных принципах) - перевод первых 8 из 20 глав сочинения англ. миссионера Медхерста «О небесных принципах». Т. о. возник китаизированный вариант протестантизма - шандиизм, или тайпинизм. Основатель тайпинизма предложил китайцам отказаться от традиц. порядка и обычаев и построить «Царство Божие» на основе, как он утверждал, христ. принципов и ценностей.

Англикан. собор Св. Троицы в Шанхае. Фотография. 1927 г.
Англикан. собор Св. Троицы в Шанхае. Фотография. 1927 г.

Англикан. собор Св. Троицы в Шанхае. Фотография. 1927 г.

11 янв. 1851 г. в Цзиньтяне было объявлено о начале войны против маньчжурской династии Цин, правившей в К., и иностранных колонизаторов и об основании тайпинами собственного государства Тайпин тяньго (Небесное гос-во великого благоденствия/равенства). Оно стало одним из крупнейших в истории человечества социальным экспериментом, в к-рый были вовлечены ок. 100 млн чел. Нетерпимость тайпинов к традиц. кит. ценностям, разрушение буддийских, даосских и конфуцианских храмов, пагод и мон-рей вызвали мощное противодействие в обществе. Неоднозначно складывались взаимоотношения между тайпинами и странами Запада. Многие протестант. миссионеры сочувствовали восставшим и встречались с их руководителями. В авг. 1860 г. ставку одного из руководителей восстания Ли Сючэна в Сучжоу в знак поддержки посетил миссионер Дж. Эдкинс (1823-1905). Пресвитерианский миссионер У. А. П. Мартин с 1853 г. требовал от правительства США оказать помощь тайпинам. Более года в тайпинской столице на последнем этапе истории этого гос-ва жил один из «духовных отцов» Хун Сюцюаня, миссионер Робертс, к-рому был предложен пост министра иностранных дел Тайпин тяньго. Летом 1854 г. во время визита к тайпинам миссионеров (экипажу брит. судна, на к-ром они приплыли, не было позволено высадиться на берег), произошел обмен мнениями по вероучительным вопросам. Тайпинский лидер Ян Сюцин объявил от имени Бога, что Библия иностранцев содержит много ошибок и ее не надо распространять. Англичане ответили, что не признают миссию Хун Сюцюаня как брата Иисуса Христа и Ян Сюцина как Св. Духа.

Летом 1864 г., когда Нанкин уже находился в осаде, Хун Сюцюань покончил жизнь самоубийством, передав власть своему сыну Хун Тянгуйфу. В 1868 г. в пров. Гуйчжоу хунаньская армия под командованием Си Баотяня вместе с восставшими католиками истребила отряды последнего тайпинского лидера Ши Дакая. Восстание тайпинов способствовало дискредитации христианства в К.

Событием в истории протестантизма в К. стало поражение страны в «опиумных войнах». В американо-кит. договор 1844 г. был внесен пункт о праве на строительство в 5 портах страны госпиталей, церквей и кладбищ. Англо-кит. договор от 26 июня 1858 г. в Тяньцзине узаконил свободу христ. богослужения в К.: «Христианская религия, практикуемая как протестантами, так и римо-католиками, обязывает быть добродетельным... Лица, ей обучающие или ее исповедующие, точно так же должны иметь право на покровительство китайских властей...» (ст. 8). Положения о свободе христ. вероисповедания вошли в договоры, подписанные К. с др. державами. В дополнительные Пекинские соглашения 1860 г. были включены положения, способствовавшие развитию христианства в К. С 1860 по 1867 г. в стране было организовано 48 протестант. миссий (только англ. об-во Внутренняя китайская миссия открыло 20 миссий); 90% протестант. миссионеров на территории Цинской империи были выходцами из Великобритании и США.

Во 2-й пол. XIX в. в К. получили известность такие нем. протестант. орг-ции, как Рейнское миссионерское об-во, Берлинское об-во содействия евангелическим миссиям, Общий евангелический миссионерский союз и Берлинский женский миссионерский союз для пропаганды в Китае, Базельская протестантская миссия. В первых организациях, из которых Берлинское об-во было самым большим, паства достигала 1500-1800 чел. Самым популярным протестант. миссионером в стране был немец-прусак К. Гюцлафф (Го Шила; 1803-1851). Он был секретарем брит. генерал-губернатора в Гонконге и переводчиком с брит. стороны во время 1-й «опиумной войны». Гюцлафф создал религиозно-политическую организацию «Китайский союз» по образцу кит. тайных об-в. Перевод Библии, выполненный Гюцлаффом, был самым издаваемым и читаемым на юге К. во 2-й пол. XIX в.

В брит. колонии Гонконг (Сянган) в 1843-1873 гг. работал миссионер ЛМО шотландец Дж. Легг (Ли Ягэ; 1815-1897). Он руководил теологической семинарией, основал 1-ю протестант. церковь и перевел конфуцианские канонические тексты на англ. язык, основал в Оксфорде кафедру китаеведческих дисциплин (1876), стал 1-м профессором кит. языка и лит-ры в этом ун-те. Шотл. пресвитерианский пастор Дж. Хейстингс (1852-1922) составил на кит. языке Библейский словарь, неск. энциклопедий и справочников. В Гонконге работали синологи Т. Медоуз (1815-1868), Л. Джайлз (1875-1958).

Во 2-й пол. XIX в. центром миссионерской деятельности стал Шанхай. В 50-х гг. XIX в. здесь был создан «Комитет по исправлению перевода Библии». С 1868 г. в «Цзяхуй синьбао» (Новая церковная газета) обсуждались проблемы совместимости христианства и кит. культуры. В 1874 г. наиболее активно в ней участвовали китайцы-протестанты. В том же году представитель амер. Южной методистской епископальной церкви Я. Дж. Аллен (Линь Лэчжи) издавал газ. «Ваньго гунбао» (Всемирный вестник). Известными миссионерами были Дж. Фрайер (Фу Ланья; 1839-1928), А. Уильямсон (Вэй Лянчэнь; 1829-1890), Артур Эванс Моул (1836-1918), Джон Кембелл Гибсон (Цзи Юэхань), Уильям Джонс Бун (1811-1864). В февр. 1870 г. в К. прибыл Конрад Башлин, член Германской баптистской миссии. Он крестил 10 китайцев. Большую известность в кон. XIX в. получил амер. протестант. миссионер, польск. еврей, родившийся в Российской империи, Дж. Шерешевский (Ши Юэйпи, 1831-1906). Он получил иудейское образование, эмигрировал в США и стал протестантом. Окончив семинарию, прибыл в 1859 г. в Шанхай в качестве проповедника Протестантской епископальной церкви в США. В 1877 г. стал епископом Шанхая, основал в городе ун-т св. Иоанна (1879). В 1875 г. Шерешевский завершил перевод ВЗ, в 1902 г. подготовил перевод Библии на упрощенный литературный кит. язык.

В 1877 г. в К. действовали ок. 500 протестант. миссионеров, принадлежащих к 25 миссионерским об-вам (лютеране, методисты, баптисты, пресвитериане и др.). По данным русского дипломата, в кон. XIX в. в стране было не менее 1,5 тыс. протестант. миссионеров и ок. 50 тыс. новокрещеных китайцев (Коростовец И. Я. Китайцы и их цивилизация. СПб., 1898. С. 117). Самые крупные миссии - Внутренняя китайская миссия, Лондонская миссия, Методистская епископальная миссия, Христианское об-во (Шанхай). Активнее всего протестанты работали в пров. Фуцзянь. Одним из ведущих протестант. миссионеров в Центр. Китае был прибывший в 1855 г. от ЛМО Гриффит Джон (1831-1912). Рус. торговец И. Волосатов в 1888 г. встречал англ. протестант. миссионеров в Сиани, сообщал о представителях Лондонского Библейского об-ва, работавших в Ханьчжунфу, где был построен храм, и община насчитывала до 200 китайцев-христиан (Волосатов И. Некоторые сведения о Гуй-хуа-чене // Труды русских торговых людей в Монголии и Китае. Иркутск, 1980. С. 94). В Тайюани были миссионеры различных протестант. миссий, в г. Чэнду работали 4 протестант. миссии. В районе Фучжоу действовала англо-американская женская протестант. миссия «Зенан».

Среди протестант. миссионеров не было единства по вопросам взаимодействия христианства с традиц. кит. культурой. Представители консервативного направления протестант. миссионерства - основатель «Внутренней китайской миссии» Хадсон Тэйлор (Дай Дэшэн; 1832-1905), а также канадцы Дж. Гофорт и У. Уайт - считали, что с кит. «низким язычеством» необходимо бороться, опираясь на силу зап. держав. Были и миссионеры, искавшие пути сближения христианства с традиционными религиозно-философскими системами. Пресвитерианин из США У. Мартин (Дин Вэйлян; 1827-1916), работавший в Нинбо, а затем в Пекине, полагал, что буддизм создал в кит. культуре предпосылки для буд. христианизации общества. Он считал, что возможно сохранить обряд поклонения предкам для китайцев-христиан, но его позиция была осуждена на Объединенной миссионерской конференции в Шанхае в 1890 г. Радикальный вариант адаптации христианства в К. предлагал английский баптист, сторонник брит. колониальной экспансии на Дальн. Восток, Т. Ричард (Ли Тимотай; 1845-1919). В 1913 г. он завершил перевод романа У Чэнэня «Путешествие на Запад», назвав его «Путешествие на небо»; в образе наставника он увидел аллегорическую фигуру Христа. Его соратником в деле христ. интерпретации кит. буддизма был Артур Ллойд. Единомышленник Мартина и Ричарда, бывш. пресвитерианский амер. пастор Г. Рид (Ли Цзябай; 1857-1927), создал в 1894 г. в Сан-Франциско Миссию для высших классов китайского общества, которую в 1897 г. совместно с Мартином в Пекине преобразовал в Международный ин-т Китая, офиц. признанный цинским правительством. Обе орг-ции назывались по-китайски «Шансяньтан» (Зал возвышения мудрых). Рид в отличие от большинства миссионеров был противником колониального раздела К. На службе кит. правительства в 1880-1885 гг. состоял англ. миссионер Дж. Эдкинс (Ай Юэсэ), сформировавший вокруг одной из пекинских больниц христ. общину численностью ок. 300 чел. Вариант умеренного компромисса с китайской культурой представляли взгляды посланца Американской методистской епископальной миссии Ф. Олинджера (У Линьцзи). Тех же позиций придерживался представитель ЛМО А. Уильямсон.

В Маньчжурии протестант. миссионеры начали свою деятельность сразу после открытия порта Инкоу. В 1863-1867 гг. всю Маньчжурию, включая Хэйлунцзян, через Цицикар до Саньсина проехал миссионер Уильямсон. В 1868 г. поездку по Маньчжурии предпринял англ. миссионер А. Уайли (Вэйле Яли; 1815-1887). В 1883 г. в Мукден (Шэньян) миссионеры Дж. Росс и врач Д. Кристи открыли неск. протестант. госпиталей. В 1895 г. Кристи стал обучать «медико-евангелическому делу» 6 китайцев-протестантов. В 1891 г. врач из протестант. миссии в Мукдене У. Янг открыл лечебницу в Телине, а затем в Гирине. В кон. XIX в. в Куаньчэнцзы приступила к работе Шотландская пресвитерианская миссия, на Ляодунском п-ове - Датская протестантская миссия, крестившая несколько десятков китайцев; англ. миссионеры работали в Цзиньчжоу. В кон. 1900 г. в Инкоу, согласно переписи, проживали 10 китайцев-протестантов, действовал англикан. храм, построенный в кон. XIX в. В 1884-1886 гг. член Библейского об-ва Гармон работал на Сунгари в Саньсине. В 1891 г. в Шуанчэнпу, около совр. Харбина, поселились 2 англ. протестант. миссионера. В Ашихэ работала лечебница для китайцев, открытая доктором Янгом. К нач. ХХ в. в Маньчжурии было 6 протестант. миссионеров и насчитывалось ок. 7 тыс. китайцев-протестантов (Домбровский А., Ворошилов В. Маньчжурия. СПб., 19042. С. 55). В кон. XIX в. в Монголии и Синьцзяне работало небольшое число протестант. миссионеров. Шведская протестантская миссия была в Кашгарии.

Основными сферами деятельности амер. и англ. миссионеров были медицина, образование и политика. Первоначально большинство протестант. миссионеров доказывали необходимость лишь проповеднической деятельности, но ситуация изменилась после принятия в 1890 г. на шанхайском съезде решения о создании Китайской ассоциации по образованию. В кон. XIX в. в К. между миссионерами началась дискуссия о целях, содержании и методах их деятельности. В 1886-1887 гг. в ж. «The Chinese Recorder and Missionary Journal» были опубликованы статьи Дж. Л. Нивьюса, в к-рых пропагандировалась идея финансового «самообеспечения» миссий, необходимость ограничения деятельности китайцев-миссионеров; доказывалось, что главной целью протестант. об-в является христианизация китайцев. В нач. 1900 г. в этом журнале напечатали критическую рецензию его бывш. единомышленника, миссионера К. У. Мейтира, на работу Нивьюса. Он предлагал обсудить проблемы, затронутые в статье, на миссионерском съезде, намеченном на апр. 1901 г. (съезд не состоялся из-за восстания ихэтуаней). Споры возникли из-за противоречий между христ. миссионерами и работавшими в К. иностранцами, которые руководствовались национально-гос. интересами.

В кон. XIX в. в К. отмечался значительный рост численности протестантов: за год с 1889 г. их число увеличилось с 37 тыс. до 85 тыс. чел. В стране работали 40 протестант. общин, деятельность которых распространялась на все провинции империи. Число миссионеров-европейцев достигло 1300 чел., в т. ч. было 700 женщин, и 1657 миссионеров-китайцев. К нач. ХХ в. в К. работали 3,5 тыс. протестант. миссионеров (в 4 раза больше, чем католических), их паства насчитывала 100 тыс. китайцев-протестантов (в 7 раз меньше, чем католиков).

Во 2-й пол. XIX в. миссионеры, пользуясь политической и экономической слабостью К., решали свои задачи, не считаясь с интересами народа. Европ. представители брали под защиту китайцев-христиан в случае их конфликтов с нехристианами или местными властями. Под предлогом возвращения церковного имущества миссионеры часто незаконно захватывали общественные здания и храмы. Миссионеры часто обращались к консулам и посланникам в Пекине с требованиями заставить центральное правительство защитить китайцев-христиан или отправить в отставку неугодных им чиновников. Под нажимом западных дипломатов, нередко прибегавших к военным угрозам, цинское правительство было вынуждено идти на уступки, что вызывало у населения недовольство, к-рое постепенно приобретало все более широкие масштабы.

Антихрист. выступления в К. во 2-й пол. XIX в. были одним из самых распространенных видов социального протеста: в 1840-1900 гг. произошло не менее 400 религ. конфликтов (Религия и свобода совести в Китае. 1997. С. 17). В основном действия недовольных были направлены против католиков, но затрагивали и протестантов. В мае 1892 г. была разрушена англ. духовная миссия в Фуцзяни, в окт. прошли антихрист. волнения в Хубэе. В 1893 г. в К. убили 2 шведских миссионеров, в следующем году в Маньчжурии злоумышленники зарезали английского миссионера. Неудачная война К. с Японией усилила недовольство и хаос в стране. Несмотря на офиц. заверения властей, кит. общество подозревало всех иностранцев в симпатиях к японцам. В 1895 г. на юго-востоке К., недалеко от Фучжоу, было убито 11 англичан и немцев, в основном женщин из миссии «Зенана». По итогам следствия 20 чел. из числа восставших казнили, ок. 130 чел. приговорили к тюремному заключению, ссылке и пыткам. В 1895 г. было разрушено здание Базельской протестантской миссии близ Сватоу, произошли беспорядки в Гуандуне. Крупное восстание было в 1898-1899 гг. в у. Дацзу пров. Сычуань.

В кон. 1898 г. в пров. Шаньдун, оказавшейся под контролем Германии, началась новая волна антихристианского движения, возглавляемая тайным обществом Ихэцюань («Кулак во имя справедливости и согласия»). В мае 1900 г. антихрист. движение переросло в восстание и было поддержано кит. властями. Миссионеры и китайцы-христиане были вынуждены бежать под защиту иностранных отрядов, было убито ок. 30 тыс. католиков и 2 тыс. протестантов, погибло ок. 100 католич. и протестант. европейцев-миссионеров. Восстание было подавлено совместными действиям армий 8 стран.

Первые 20 лет ХХ в. считают «золотым веком» для иностранных миссионеров в К. Если, напр., в 1900 г. в стране работало 61 протестантское миссионерское об-во, то в 1919 г.- уже 130. Среди протестантских миссионеров преобладали представители из Великобритании, но через 10 лет больше стало американцев. В 1905 г. в К. находилось 1803 англ., 1304 амер. и 207 проч. протестантских миссионеров. В 1913 г. работало 2166 амер., 2146 брит., 212 герм. и 775 проч. протестант. миссионеров (Волохова. 1969. С. 34). В годы первой мировой войны (1914-1918) в стране действовали миссии из США (59), Великобритании (29), Германии (13), Норвегии (8), Швеции (7), Канады (5), Финляндии (2), Дании (1), Ирландии (1), Нов. Зеландии (1). К 1920 г. общая численность служащих протестант. орг-ций в К. превысила 40 тыс. чел. Только в школах, организованных протестантами, в 1917 г. работали 1266 иностранцев и 10 993 китайца (Там же. С. 32). Согласно данным, опубликованным незадолго до образования КНР, в стране насчитывалось ок. 700 тыс. протестантов.

После победы Синьхайской революции власти Китайской Республики расширили права христ. миссионеров. Покровительствовал миссионерам и китайцам-христианам 1-й постоянный Президент К. Юань Шикай (1912-1916).

В 1907 г. участники (500 делегатов и 670 гостей из миссий др. стран) «Конференции столетия», посвященной юбилею начала протестант. миссионерства в К., попытались выработать единые принципы отношения христианства к кит. культуре. С нач. ХХ в. зап. миссионеры активизировали деятельность в поисках новых методов работы, увеличилось число сторонников т. н. социального евангелизма, ставивших целью «коллективное спасение» через социальную деятельность: они открывали школы, приюты, большое внимание уделяли медицине и работе с молодежью и т. д. Количество учащихся в школах, основанных протестантами с 1907 по 1917 г., возросло с 42,5 тыс. до 194,6 тыс. чел. Миссионерские орг-ции учреждали колледжи и ун-ты. Кроме того, миссионеры, в основном американцы, активно работали в кит. гос. и провинциальных ун-тах. Так, У. Мартин был президентом Пекинского национального ун-та, а Ч. Д. Тенни возглавлял Бэйянский ун-т в Тяньцзине.

Среди кит. революционеров, начиная с лидера кит. революции Сунь Ятсена (1866-1925), было много протестантов. С 1879 г. он 3 года учился в англиканском колледже в Гонолулу, затем перешел в колледж в ведении Американского совета руководителей иностранных миссий. В 1883 г. в Гонконге он поступил в колледж «Боцуй шуши» (Епархиальный дом), принадлежавший Англиканской епископальной церкви. Амер. пастор Ч. Хагер крестил Сунь Ятсена в конгрегационистской англиканской церкви в Гонконге. Сначала он получил имя Жисинь, но пресв. Цюй Фэнчи дал новое имя - Исянь (превосходящий бессмертных), к-рое на местном диалекте звучало как Ятсен. Сохранились сведения об «антиязыческих» актах буд. революционера, из-за которых он вынужден был покинуть родную деревню. В 1914 г. Сунь Ятсен женился на Сун Цинлин, дочери Чарлза Суна, христ. проповедника и предпринимателя, одного из первых китайцев, получивших образование в США.

Принял христианство и соратник Сунь Ятсена, лидер гоминьдановского К.- Чан Кайши (1887-1975); в 1930 г. он был крещен в Южной методистской церкви. В 1931 г. 2/3 гоминьдановского Национального правительственного совета Китайской Республики составляли воспитанники христ. миссионерских учебных заведений. В нач. ХХ в. многие кит. революционеры были тем или иным образом связаны с христианством. Напр., составитель проекта конституции пяти властей Ван Чунхуэй был сыном англикан. свящ. Ван Ючу. В Японии, где сформировались кит. революционные организации, свергнувшие Цинскую династию, китайцы оказывались под влиянием христианства или были с ним связаны. Большую популярность в К. и за его пределами получил гос. деятель, левый республиканец и союзник СССР Фэн Юйсян (1882-1948). В молодости он посещал классы методистской церкви по изучению Библии и принял христианство. В Чандэ (пров. Хунань) Фэн Юйсян обращал в христианство солдат и офицеров. В 1919 г. в его армии было 2 тыс. баптистов, которые могли посещать ежедневные богослужения, воскресные молитвы, заниматься в классах по изучению Библии. Молитва использовалась как метод духовной тренировки, способ укрепления дисциплины. Христианство помогало Фэн Юйсяну в «искоренении трех зол»: курения опия, азартных игр и проституции. В христ. школах учились некоторые буд. деятели Коммунистической партии Китая (КПК), напр. посол КНР в СССР (1955-1962) и член ЦК КПК Лю Сяо. Кит. коммунистов поддерживали даже некоторые зап. миссионеры. Так, бельг. свящ. Фредерик Венсан Лебб (Лэй Минъюань) присоединился с христ. госпиталем к армии Чжу Дэ.

В нач. XX в. в К. христианами были не только республиканцы. В 1937 г. протестант и патриот, юрист У Цзинсюн перешел в католичество. Протестант. мыслитель, председатель ВСЦ (1948-1951) Чжао Цзычэн учился в методистском ун-те Дунъу (ныне Сучжоу), а позднее стал англиканином и принял духовный сан в 1941 г.

В ХХ в. появилось движение за создание кит. церкви, свободной от влияния иностранных миссионерских центров, к-рое оформилось в «движение за три самостоятельности»: самообучение, самораспространение, самообеспечение. Идеологическим обоснованием этого идейного направления стало движение за освобождение «чистого» христианства от поздних наслоений, появившихся в процессе развития церквей в Европе. Самые многочисленные из новых сект (напр., «Истинная Церковь Иисуса»), сформировались на основе синтеза христианства и кит. народных религий, но не конфуцианства, как это пытались сделать миссионеры.

К числу распространенных в К. псевдобиблейских сект относится т. н. Поместная церковь Уотчмана Ни (Ни Тушэн) и Уитнесса Ли (Ли Чаншоу). Ни Тушэн (1903-1972) род. в семье христиан-методистов, был внуком 1-го пастора-китайца конгрегационалистского Американского совета. Крестился Ни Тушэн в 1920 г., образование получил в англиканском колледже, находившемся под управлением Фучжоуской миссии Дублинского ун-та. Его взгляды сформировались под влиянием главы Цзянваньского библейского колледжа евангелистки Доры Юй (Юй Цыду) и англ. проповедницы Маргарет Э. Барбер (Хэ Шоуэнь). Определяющее воздействие на мировоззрение Ни Тушэна оказали Плимутские братья. В 1927 г. Ни Тушэн основал собственную секту, которую в полиции зарегистрировали под названием «Место собрания христиан». Позднее на Тайване за сектой закрепилось название «Церковь дома собраний». Ли Чаншоу (1905-1997) род. в пров. Шаньдун в семье кит. баптистов, в 1925 г. принял крещение и стал прихожанином Китайской независимой церкви, при этом поддерживал связь с миссионерами Плимутского братства. Неск. лет Ли Чаншоу проповедовал на севере К., разработал методику миссионерской работы, организовал маленькие общины из представителей разных профессий, что давало возможность самообеспечения. В 1943 г. Ли Чаншоу арестовали японцы, а после 1945 г. он вновь приступил к церковной деятельности, изменив структуру секты. Верующих разделили на первичные общины-«семьи», каждая 3 раза в неделю проводила молитвенные собрания; 4 семьи составляли группу. По мере увеличения количества прихожан семьи разделяли на ячейки по 15 чел., в состав к-рых входили двое ответственных за посещаемость и благонадежность членов ячейки. Постепенно структура секты разрасталась, а дисциплина ужесточалась, на всех верующих были заведены личные дела. Источником существования во многом были доходы фирмы Уотчмана Ни, ставшего с 1939 г. бизнесменом, к-рый передал ее в собственность секте, а также вклады верующих, к-рые при вступлении в секту должны были переводить на нее свою собственность. К 1949 г. секта имела на территории К. ок. 700 общин, объединявших 70 тыс. членов. В 1947 г. Уотчман Ни посетил Тайвань, где основал еще одну фабрику по производству лекарств, а также открыл школу проповедников. Все это он передал в управление Уитнесса Ли, к-рый в 1949 г. переселился с семьей на Тайвань. Он учредил изд-во «Тайваньская комната евангельской книги». По нек-рым сообщениям, созданная им сеть церковных орг-ций через 5 лет насчитывала 20 тыс. приходов. Уотчман Ни не успел уехать на Тайвань. Он был арестован коммунистами и сослан на 15 лет в лагеря, откуда уже не вышел - началась «культурная революция», и срок ему продлили. Труды Уотчмана Ни (неполное собрание сочинений составляет 20 томов) переведены на англ. язык. Ими пользуются многие кит. евангелисты, несмотря на содержащиеся в них богословские нелепости. В 1962 г. Уитнесс Ли переехал в США, где проповедовал до самой смерти.

Заметное влияние на развитие христианства в К. оказала япон. оккупация страны (1931-1945). Япон. власти, преследуя свои интересы, создали т. н. Христианскую ассоциацию, целью к-рой было разорвать связи кит. христиан с зап. церквами. Однако большинство кит. христ. орг-ций и их лидеров оставались на патриотических позициях. На оккупированных территориях численность протестантов сократилась почти в 2 раза, а в районах, оставшихся под властью Гоминьдана, увеличилась на 30%. В 1936 г. в 784 кит. городах находилось 6059 амер. миссионеров, в стране было 536 тыс. китайцев-протестантов (Цыганкова. 1992. С. 26). Члены христ. общин вместе с зап. миссионерами поддерживали антияпон. и проамер. политику гоминьдановского правительства Китайской Республики во второй мировой войне. В 1946-1949 гг., после разгрома Японии и окончания войны, численность христ. населения и работающих в К. зап. миссионеров, значительно увеличилась.

У Яоцзун и Мао Цзэдун. Фотография. 1950 г.
У Яоцзун и Мао Цзэдун. Фотография. 1950 г.

У Яоцзун и Мао Цзэдун. Фотография. 1950 г.

Приход к власти коммунистов и образование КНР (1949) во многом определили развитие христианства в стране. В апр. 1950 г. на встрече с религ. деятелями 1-й премьер Гос. совета КНР Чжоу Эньлай, воспитанник основанной амер. миссионерами школы в Тяньцзине, обещал, что власти будут защищать интересы религ. орг-ций, но в то же время не допустят деятельности «империалистических шпионов» среди протестантов и католиков. Первоначально христ. церкви были в ведении Иностранного отдела Центрального народного правительства КНР, в 1954 г. были переданы в ведение Отдела по делам религий при Госсовете, где должны были согласовываться все назначения и переводы священнослужителей.

Протестанты первыми среди христиан откликнулись на предложение о «сотрудничестве с властями на патриотической основе». В рамках нового авторитарного гос-ва протестант. церкви были вынуждены объединяться. В июле 1950 г. 40 христ. лидеров под рук. У Яоцзуна (1893-1979), возглавлявшего группу кит. протестантов, настроенных сочувственно к левым, подписали декларацию «Направление усилий китайских христиан в строительстве Нового Китая», выступив «за три принципа самостоятельности церкви»: самоуправление (цзы чжи), самообеспечение (цзы ян), самораспространение (цзы чуань). В сент. того же года декларацию приняли 1527 протестант. лидеров, впосл. под ней подписалось более 400 тыс. протестантов. В апр. 1951 г. был создан Комитет по подготовке движения сопротивления США, поддержки Кореи и обновления кит. протестантов в духе тройственной независимости. В опубликованных документах осуждались США, являвшиеся в то время основным источником финансовой поддержки всех протестант. миссионерских орг-ций в К.

В июле 1954 г. в Пекине состоялась Национальная конференция кит. христиан, к-рая провозгласила образование в Шанхае Комитета китайского протестантского движения за три самостоятельности, председателем был избран У Яоцзун. Новое направление развития кит. протестантизма делало акцент на социальной стороне учения в ущерб догматической. Против модернизма выступили сторонники сохранения фундаментальных основ христианства во главе с Ван Миндао. Несмотря на патриотические позиции Ван Миндао, он был осужден на длительный срок заключения как противник деятельности комитета, направленной на модернизацию протестантизма. Его сторонников стали называть «партией неверующих». В 1955 г. они опубликовали манифест «Мы поступаем так из-за нашей веры».

У Яоцзун. Фотография. 50-е гг. ХХ в.
У Яоцзун. Фотография. 50-е гг. ХХ в.

У Яоцзун. Фотография. 50-е гг. ХХ в.

Протестантизм на законодательном уровне был включен в число офиц. религий КНР. В первые годы после образования КНР некоторые протестант. церкви были изгнаны из страны. Напр., в 50-х гг. XX в. были разгромлены протестант. секты пятидесятников «Истинная Церковь Иисуса»; они продолжили миссионерскую деятельность за пределами материкового К. Несмотря на офиц. признание протестант. церквей в КНР, политика гос-ва была антирелиг. и антицерковной по сути и вела к сокращению христ. институтов в стране. Завершением атеистической политики молодого коммунистического гос-ва стала «культурная революция» 1966-1976 гг. Хунвэйбины и цзаофани преследовали христиан, разрушали здания и изымали предметы культа, заставляли отрекаться от веры. Религ. лидеры и верующие подверглись гонениям; одни священники, не выдержав издевательств, покончили жизнь самоубийством, других убили или сослали в трудовые лагеря на перевоспитание. В результате репрессий и ссылок христ. общины появились в глубинных районах К., где почти не было миссий и куда во время «культурной революции» были сосланы священники. Религ. деятельность в КНР фактически была запрещена, церковная собственность большей частью была национализирована.

Частичное возрождение христианства в К. началось с 1971 г. В Пекине были открыты протестантские и католич. церкви для дипломатов и иностранных студентов. С нач. 70-х гг. XX в. христ. церкви проявили интерес к маоизму. В 1972 г. при Всемирной лютеранской федерации была организована секция по изучению совр. К. В 1974 г. в странах Европы, США и Австралии действовало ок. 25 христ. центров по изучению истории К.

Правительство Китайской Республики во главе с лидером Гоминьдана Чан Кайши, к-рое после 1949 г. находилось на о-ве Тайвань, сохранило на подвластной территории антикоммунистический националистический режим. На Тайване распространялись христ. конфессии и секты. К моменту освобождения от японской оккупации и возвращения Тайваня под суверенитет К. в 1945 г. на острове было 3 большие протестант. деноминации - пресвитериане, пятидесятники и евангелики. Пресвитерианская церковь выполняла роль защитника интересов тайваньцев в борьбе с бежавшими с материка гоминьдановцами. В 70-х гг. она примкнула к движению «беспартийных» оппозиционеров, к-рое завершилось образованием Демократической прогрессивной партии, радикальное крыло к-рой выступает за независимость острова и образование Тайваньской Республики. Этой конфессии, оказавшейся под угрозой обвинения в коллаборационизме, пришлось отказаться от участия в политике. «Истинная церковь Иисуса» сохраняла тесные связи с материковым К., что также отражалось на ее деятельности.

Во время войны с Кореей на Тайвань прибыли тысячи зап. миссионеров; поступала американская помощь. В 50-х гг. XX в. там проповедовали неоевангелисты, пятидесятники, представители Южной баптистской конвенции, консервативные баптисты, баптисты-конгрегационисты, адвентисты седьмого дня, лютеране, методисты, реформаторы-конгрегационисты, члены епископальной церкви. Протестант. конфессии на Тайване можно разделить на 3 направления. Классическое включает лютеран, баптист. церкви, тайваньскую миссию Ассамблеи Бога, представляющую одну из крупнейших пятидесятнических сект в США, пресвитерианскую церковь. В их деятельности главное внимание уделяется развитию церковной организации посредством проповеди, социального служения и образования. Ко 2-му китайско-христ. направлению принадлежат созданная в кон. 60-х гг. и обслуживающая почти все деноминации Китайская евангелическая семинария в Тайбэе, Движение Гора молитвы, возникшее в 70-х гг. и не имеющее четкой конфессиональной принадлежности, Церковь дома собраний. Китайско-христианские церкви стремятся объединить зап. и кит. культурную и религ. традиции, создать переходные структуры для формирования «китайской модели христианства». К третьему направлению относят т. н. туземную церковь; под этим названием существуют Истинная церковь Иисуса, возникшая в 60-х гг., Церковь Нового Завета и др. Гоминьдановское правительство тесно сотрудничало с миссионерами, их типографии, радиостанции и школы использовались для антикоммунистической пропаганды.

Протестант. ц. Линлян (Хлеб Жизни) в Гонконге. 1980 г.
Протестант. ц. Линлян (Хлеб Жизни) в Гонконге. 1980 г.

Протестант. ц. Линлян (Хлеб Жизни) в Гонконге. 1980 г.

На Тайване набрала силу переместившаяся с материка харизматическая псевдобиблейская секта Поместная церковь Уитнесса Ли. Расцвет тайваньского сектантства совпал с социально-экономическим и политическим кризисом. На Тайване «соревновались» протестант., евангелические и неоевангелические деноминации. Протестанты и методисты занимались социальным служением, неоевангелисты и харизматики призывали к поискам индивидуального спасения и подготовке к Страшному Суду. Миссионеры активно работали в сфере образования, здравоохранения, социальной помощи бедным. Новообращенных называли «рисовые христиане», а христианство определяли как «религию для пропитания». С христианством были тесно связаны политические лидеры Тайваня: Чан Кайши и его наследник Цзян Цзинго были протестантами-методистами. Это обстоятельство хоть и не повлекло за собой христианизации бюрократии, однако способствовало формированию сочувственного отношения к христианству в обществе. Получавшие образование в США чиновники становились членами той или иной деноминации: христианство рассматривалось и как способ приобщения к политической элите, и как инструмент адаптации к амер. реалиям. Но в целом после 60-х гг. XX в. на Тайване остановился рост численности членов протестант. деноминаций.

В кон. 70-х гг., со вступлением КНР в эпоху реформ, в стране было восстановлено функционирование религ. институтов и структур, началось возрождение и развитие христианства. Впервые после длительного периода «культурной революции» вопрос восстановления религ. жизни в стране обсуждали в июле 1978 г. на совещании в Отделе по делам единого фронта при ЦК КПК. Положение о свободе вероисповедания было закреплено Конституцией КНР. Ст. 46 Конституции 1978 г. по сути повторяла ст. 28 Конституции 1975 г., подтверждая «свободу исповедовать религию и свободу не исповедовать религию, а пропагандировать атеизм». В Конституции 1982 г. эти положения были дополнены и подробно описаны.

В дек. 1978 г. прошло Всекитайское рабочее совещание по религ. вопросам (предыдущее совещание проводилось с 17 дек. 1962 по 11 янв. 1963). На нем присутствовало 62 участника из 29 регионов КНР, представители мин-в и ведомств. Собравшимися был намечен курс на возобновление деятельности всех религ. объединений. В 1979 г. был восстановлен Отдел по делам религий при Госсовете КНР, к-рый возглавил Сяо Сяньфа.

В кон. 1979 г. Патриотическое движение протестантов за три самостоятельности возглавил еп. Дин Гуансюнь. В окт. 1980 г. в Нанкине состоялась 3-я Национальная конференция кит. христиан, к-рая учредила Совет Церквей Китая во главе с Дин Гуансюнем - орган, ответственный за работу церкви. В следующем году вновь открылся Нанкинский объединенный теологический семинар. Помимо этого комитет Патриотического движения за три самостоятельности протестантов субсидировал ж. «Тяньфэн» (Евангелие) и издал неск. религ. книг. В 1991 г. Совет Церквей Китая вступил во Всемирный Совет Церквей (ВСЦ).

В 80-х гг. стали развиваться все религ. течения в КНР (в т. ч. и сектантского толка); в историографии этот период получил название «христианская лихорадка», увеличение численности протестантов имело много причин, среди к-рых необходимо отметить их открытость всем слоям кит. общества.

Началось возрождение и христ. сект, разгромленных на территории материкового К. еще в 50-х гг. XX в. Несмотря на противодействие властей и офиц. церковных структур, в стране, особенно в сельской местности, активизировали деятельность т. н. местные, или домашние, церкви. Термин «домашняя церковь» нередко применяется к конгрегациям, которые отказываются присоединиться к другим протестант. деноминациям, таким как методисты, англикане, лютеране. Домашние церкви внешне являются независимыми, но обычно принадлежат к одной из больших, имеющих иерархию религ. групп; они совмещают христ. фундаментализм и кит. народные культы и верования. Эти секты вызывают наибольшее опасение у властей. В «Белой книге о свободе религиозных убеждений в Китае», изданной Правительством КНР в 1997 г., утверждалось, что «нет никаких требований регистрации для домашних богослужений, на которых в основном присутствуют родственники и друзья для отправления таких религиозных нужд, как чтение молитв и Библии». Они «не встречаются регулярно и не раздражают своих соседей».

Протестант. община, по данным Госсовета КНР, в 1997 г. насчитывала свыше 10 млн верующих, более 18 тыс. священников, имела не менее 12 тыс. церквей и ок. 25 тыс. молитвенных домов.

В годы реформ в К. распространилась деятельность псевдобиблейских сект, созданных на основе учения Уотчмана Ни и Уитнесса Ли. К этой группе относится «Церковь всеобъемлющего учения» и «Южнокитайское движение домашних церквей». От этих сект отделились секты Вера в господа Чаншоу (адепты к-рой обожествляли самого Уитнесса Ли) и Административный центр диаконии в Китае. Основатель секты Поставленный царь У Янмин объявил себя Иисусом Христом. Христом себя также объявили основатели сект Религии бога отца Лю Цзяго, Дух-дух Хуа Сюэхэ и Об-во учеников Цзи Саньбао. Христ. принципы с элементами кит. национальной традиции совмещает учение «Восточного света». Церковь всемогущего Христа «Восточный свет» утверждала, что Второе пришествие Христа в образе женщины по фамилии Дэн уже состоялось. Согласно идеологии сектантов, «новый Христос» Дэн должна помочь китайцам победить Запад перед концом света, который приверженцы этой церкви ожидают в скором будущем.

В 2000 г. в КНР к 50-летнему юбилею существования патриотических христ. церквей подвели офиц. итоги возрождения христианства в стране. 23 сент. в Пекине в Доме народных собраний состоялось торжественное заседание, посвященное этой дате. На совр. этапе развития КНР религ. проблемы, в т. ч. связанные с христ. конфессиями и сектами, остаются актуальными. Пришедшее к власти на ХVI съезде КПК в нояб. 2002 г. поколение партийных и гос. руководителей во главе с Ху Цзиньтао продолжило прежнюю политику в области религии. Главой Гос. управления по делам религий был назначен Е Сяовэнь. В последние годы религия стала трактоваться в контексте новой идеологемы «гармоничного социалистического общества». В сент. 2004 г. на IV пленуме ЦК КПК 16-го созыва Генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао сформулировал принцип отношений в церковной сфере как «гармоничное общество и религия».

Религиозно-конфессионное законодательство КНР постоянно совершенствуется. С 1 марта 2005 г. вступило в силу «Положение о религиозной деятельности». В годы реформ в К. оформились и легально действует множество христ. общественных орг-ций. В 2004 г. в Шанхае впервые Библия была включена в список рекомендуемого чтения для общеобразовательных школ наряду с текстами Конфуция и Лао-цзы.

По-прежнему наиболее активно в К. работают протестанты. Согласно заявлению главы Совета Церквей Китая Цао Шэнцзе (2004), последние годы стали самым благоприятным периодом распространения христианства в стране. В наст. время по одним данным во внутренних районах К. насчитывается 23 млн протестантов, более 50 тыс. постоянно действующих христ. храмов. Ежегодный тираж Библии превышает 35 млн экз. Администрация Пекина, где на 40 тыс. зарегистрированных протестантов было 8 храмов на 200-500 чел., в 2004 г. одобрила строительство 2 протестант. храмов вместимостью по 1 тыс. чел. в районах Чаоян и Фынтай, где проживало 2 тыс. и 3,5 тыс. верующих соответственно. До 2006 г. деятельностью Китайского христианского совета руководил Хань Вэньцзао (1923-2006). Генеральный секретарь ВСЦ пастор Самюэль Кобия отметил, что Хань Вэньцзао «активно пропагандировал миссию церкви в китайском обществе... помогал адаптировать религиозные ценности к социалистическому обществу». В наст. время (2014) Комитет китайского протестантского движения за три самостоятельности и Совет Церквей Китая возглавляют соответственно Фу Сяньвэй и Гао Фэн. Протестантизм претендует на «христианский универсализм», на роль лидера христианизации китайцев, используя при этом опыт и католиков и православных. Протестант. авторами во главе с деканом теологического фак-та Гонконгского китайского ун-та методистским пастором Лу Лунгуаном составлен англо-кит. Христианский библейско-богословский словарь. Хотя в предисловии и утверждается, что книга содержит не только протестантские, но и католич. и правосл. определения и понятия, протестант. уклон очевиден.

В 1995 г. на базе созданного еще в 1930 г. норвеж. китаеведом К. Л. Рейкельтом (1877-1852) миссионерского центра Даофэншань в Гонконге открыт Ин-т китаеязычной христианской культуры. Под рук. директора Лю Сяофэна ин-т занимается созданием «китайского богословия», опирающегося на мировой опыт христ. культуры. В 1996 г. председатель Комитета по теологическому образованию Китайского христианского совета Сунь Сипэй отметил, что существуют препятствия для развития церкви по причине того, что теология кит. протестантизма находится на уровне 30-х гг. XX в. Актуальной осталась проблема культурной адаптации христианства. Пастор Ли Чжижэнь в кн. «Тайваньское христианство и поклонение предкам» (Тайнань, 1995) писал, что возрождение христианства на Тайване возможно только на почве национальной культуры. Самым актуальным для китайцев был вопрос о возможности сохранения обрядов поклонения предкам. Заметным явлением кит. жизни в годы реформ стало возникновение т. н. культурного христианства. В К. получили популярность книги Ганса Кюнга, Джона Хика, Пола Ниттера.

Одной из основных политических проблем является существование нелегальных религ. собраний. Законодательство КНР предусматривает правительственный контроль над деятельностью религ. орг-ций, состоянием финансов, составом священнослужителей, публикациями на религ. темы, процессом евангелизации, а также цензуру отдельных религ. догматов. Зап. СМИ постоянно сообщают о репрессиях в отношении лидеров тех религ. орг-ций, к-рые не прошли гос. регистрацию. Так, в марте 2005 г. в пров. Хэйлунцзян задержали группу «подпольных» католич. и протестант. священников. Для служителей церкви устроили экскурсию в Пекин, продемонстрировали «достижения социалистического строя», затем поселили на несколько дней в одну из гостиниц при местном отделе Министерства общественной безопасности и предоставили для чтения кит. газеты.

Часть незарегистрированных общин склонна к проявлениям сектантства в основном из-за нехватки лит-ры и плохого образования священников. По данным гонконгских экспертов, в псевдохрист. сектах состоит несколько миллионов китайцев, в основном деревенских жителей. В соответствии с Законом о борьбе с сектами от 1999 г. 16 протестант. групп считаются «еретическими» и запрещены на территории К. В 2000 г. министр общественной безопасности Цзя Чуньван приказал полиции задерживать «служителей враждебных культов, сепаратистов и религиозных экстремистов». 13 нояб. 2000 г. в Пекине создана Китайская антисектантская ассоциация. На собрании был зачитан ее устав, определивший, что эта ассоциация создана на добровольных началах религ. деятелями, учеными, инженерами, юристами и специалистами в области информационных технологий и др., желающими бороться с сектами, и по закону зарегистрирована как общественная орг-ция. Миссия ассоциации - популяризировать науку и достижения цивилизации, уважать свободу вероисповедания, выступать против сектантских орг-ций, наносящих ущерб имуществу и угрожающих безопасности народа и подрывающих социальную стабильность, всемерно повышать в народных массах бдительность и способность противостоять сектантским проявлениям в обществе. Собрание приняло устав, избрало правление и постоянный комитет, а также руководителей 1-го созыва.

Однако, несмотря на сопротивление гос-ва и общественности, на совр. этапе идет процесс активизации деятельности христ. и псевдобиблейских сект. Одним из центров, где активно работают члены сект и находится наибольшее количество нелегальных протестант. молельных домов, расположенных, как правило, в частных квартирах, является пров. Хунань. В нач. 2002 г. в КНР арестованы 17 активистов протестант. группы «Хуанань цзяохуэй» (Южнокитайские церкви), в к-рой, по их данным, ок. 50 тыс. членов. Было вынесено неск. смертных приговоров, но вскоре они были отменены. Однако руководителя группы Гун Шэнляна суд пров. Хубэй приговорил к пожизненному заключению по обвинению в изнасиловании и причинении ущерба здоровью. По данным зап. исследователей, пресвитеры Сюй Фумин и Ху Юн получили пожизненное заключение по обвинению в причинении ущерба здоровью, а Гун Банкунь и Ли Ин приговорены к 15 годам тюрьмы. Еще 8 протестантов получили тюремные сроки. В 2001 г. 2 пастора Южнокитайской церкви были казнены.

В канун 2003 г. власти К. закрыли или разрушили ок. 3 тыс. церквей и молитвенных домов в г. Вэньчжоу (пров. Чжэцзян). Особенно активно власти борются с харизматической сектой т. н. крикунов - «Хухань пай». Секта возникла еще в 20-х гг. ХХ в. Тогда же верующих стали называть «крикунами» за восклицание во время молитвенных собраний: «Господь Иисус!». После прихода к власти коммунистов в 1949 г. «крикуны» отказались войти в сформированные правительством «патриотические ассоциации», назвав их «проявлением сатанизма». В 1983 г. кит. правительство объявило «крикунов» «контрреволюционной группой», после чего мн. члены церкви подверглись репрессиям. Громкий процесс над ними состоялся в сент. 2003 г. Гонконгский бизнесмен Ли Гуанцян предстал перед судом пров. Фуцзянь за то, что привез 33 тыс. экз. Библии, предназначенных для нелегальной общины «Хухань пай». Руководство секты утверждает, что ее последователями в К. являются более 500 тыс. чел.

В 2005 г. в Сянгане активизировалась христ. секта Восточный свет, запрещенная в КНР с 1999 г., но имеющая там до миллиона приверженцев. По сообщению зап. СМИ, только в мае 2005 г. в пров. Гирин (Цзилинь) задержано за нарушение законов о религ. деятельности до 600 верующих. Вынесение приговора 8 мая 2005 г. лидеру домашней церкви Цай Чжохуа и его единомышленникам «за занятия нелегальным бизнесом» (издание и продажу религ. лит-ры) подчеркивает значение, которое кит. чиновники придают сохранению контроля над религ. изданиями. Несмотря на запреты, иностранные протестант. миссионеры, используя привлекательность жизни в США и на Западе в глазах значительной части населения, тайно проповедуют в К., чаще всего посредством курсов изучения английского языка.

КНР взяла на себя новые международные обязательства по защите свободы мысли, совести и религии. В XXI в. в стране увеличивается количество протестант. церквей, христианство не воспринимается негативно как «иностранная религия». Однако власти опасаются роста влияния религии в обществе. Роль первых протестант. миссионеров в истории К. официально оценивается негативно. В КНР проживают неск. десятков миллионов протестантов различных направлений, а возможно, и более 100 млн. Они составляют самую многочисленную конфессию в КНР. Несмотря на совершенствование законодательства и демократизацию общества, религиозно-конфессиональные проблемы остаются в числе наиболее актуальных и политизированных.

Лит.: Littell J. B. Missionaries and Politics in China: The Taiping Rebellion // Political Science Quarterly. 1928. Vol. 43. N 4. P. 566-599; Latourette K. S. A History of Christian Missions in China. N. Y., 1929; Монина А. А. Деятельность иностранных миссионеров в области образования в Китае (1901-1920 гг.) // КСИНА. 1964. Т. 85. С. 102-114; Волохова А. А. Иностранные миссионеры в Китае: (1901-1920 гг.). М., 1969; Мурадян А. А. Американские миссионеры в странах Дальн. Востока, Юго-Вост. Азии и Океании в XIX в. М., 1971; Treadgold D. W. The West in Russia and China: Religions and Secular Thought in Modern Times. N. Y.; Camb., 1973. Vol. 2; Beeching J. The Chinese Opium Wars. San Diego; N. Y., L., 1977; Whyte R. Unfinished Encounter: China and Christianity. L., 1988; Цыганкова С. П. Американские миссионеры и Китай // Восток в прошлом и настоящем: Тез. докл. регион. конф. Иркутск, 1992. Современный христианский протестантизм. Пекин, 1993 (на кит. яз.); Тертицкий К. М. Религиозная ситуация в КНР // Проблемы Дальн. Востока. 1993. № 6. С. 50-56; он же. Китайцы: Традиционные ценности в совр. мире. М., 1994. Ч. 1; Кузнецов В. С. Пять конфессий Китая // Проблемы Дальн. Востока. 1994. № 2. С. 108-115; Ли Джижэнь. Тайваньское христианство и поклонение предкам. Тайнань, 1995 (на кит. яз.); Религия и свобода совести в Китае. Пекин, 1997; Раскрывая истинный облик: Сб. науч. исслед. культуры кит. христианства в 20-м в. Пекин, 1998 (на кит. яз.); Цин Дж. Новозаветная любовь, конфуцианская гуманность и борьба в кит. христианстве ХХ в. // Кит. благовестник. 2000. № 1. С. 52-68; Ломанов А. В. Христианство и кит. культура. М., 2002; Мясников В. С. Заметки о христианстве в Китае // Русское открытие Америки: Сб. ст., посвящ. 70-летию Н. Н. Болховитинова. М., 2002. С. 477-487; Христианство и печать по культуре Китая / Ред.: Чжан Кэюань, Ма Мин. Ухань, 2003 (на кит. яз.); Ло Вэйхун. Китайское христианство. Пекин, 2004 (на кит. яз.); Иванов М., свящ. Из истории христианства в Китае. М., 2005; Тан Сяолин. Невидимые подписи: Совр. кит. поэзия и христианство. Пекин, 2005 (на кит. яз.); Янь Бинчжэн. Куда направить сердце: Конфуцианство и христианство в Китае в Новое время. Цзинань, 2005 (на кит. яз.); Ван Мэйсю и др. История христианства. Нанкин, 2006 (на кит. яз.); Религия и нация / Ред.: Ми Чжунцзя, Лю Баомин. Пекин, 2006 (на кит. яз.); Дацышен В. Г. Христианство в Китае: история и современность. М., 2007.
В. Г. Дацышен

Православие

Православие в К. берет начало с общины рус. казаков, образовавшейся в Пекине в кон. XVII в., после захвата кит. войсками в 1683-1685 гг. казаков из гарнизона крепости Албазин на р. Амур и крестьян из соседних рус. деревень. В К. были вывезены 50 пленных с семьями и поселены на сев.-вост. окраине Пекина (см. Албазинцы). Все они перешли в кит. подданство и были приняты на военную службу, но остались в правосл. вере. Вместе с ними в Пекин прибыл священник албазинской Воскресенской ц. Максим Леонтьев. В качестве места временного служения ему был выделен храм кит. божества войны Гуань-ди. Священник устроил в нем часовню и поставил икону свт. Николая, взятую из Албазина. В 1695 г. митр. Сибирский и Тобольский Игнатий (Римский-Корсаков) отправил в Пекин священника и диакона и с ними прислал свящ. Максиму благословенную грамоту на освящение храма, а также передал св. антиминс, св. миро, богослужебные книги и церковную утварь. В 1696 г. в часовне был устроен храм, освященный во имя Софии Премудрости Божией. За храмом сохранилось имя Никольского в честь находившейся в нем иконы свт. Николая.

18 июня 1700 г. царь Петр I издал указ «…Об отыскании достойных людей для проповеди Евангелия Сибирским инородцам и Китайцам», в к-ром предписывал патриарху Адриану «писать к Киевскому митрополиту, чтобы он, подражая о том святом и богоугодном деле, поискал в малороссийских своей области городах и монастырях из архимандритов и игуменов, или иных знаменитых иноков, доброго и ученого, и благого непорочного жития человека, которому бы в Тобольску быть митрополитом, и мог бы Божиею помощию исподволь в Китае, и в Сибири, в слепоте идолослужения и в прочих неверствиях закоснелых человек приводить в познание и служение и поклонение истиннаго живаго Бога и привел бы с собою добрых и ученых, не престарелых иноков, двух или трех человек, которые бы могли Китайскому и Мунгальскому языку и грамоте научитись и, их суеверие познав, могли твердыми святаго Евангелия доводами многия души области темныя сатанинския привести во свет познания Христа Бога нашего, и тамо живущих и приезжих Христиан от прелести всякой идолослужения их отводити, и тамо могли бы жити и у той построенной Божией Церкви служити, чтоб своим благим житием Хана Китайского и ближних его людей и обще их народ привести бы к тому Святому делу, и к российскому народу людям, которые во вся годы с караваны для торга и для всяких посылок порубежных ездят, учинить себя склонительным». Также царь предупреждал о возможности противодействия правосл. проповедникам со стороны иезуитов, уже проповедовавших в К. Первые попытки поставления священников для правосл. церкви в Пекине оказались неудачными. Кит. власти согласились принять Российскую духовную миссию (РДМ) только после кончины свящ. Максима (в 1711 или 1712). Первая РДМ была сформирована в кон. 1712 - нач. 1713 г. и прибыла в Пекин 30 апр. 1715 г. На протяжении длительной истории РДМ была представлена двадцатью миссиями, получившими порядковые номера (см. Пекинская духовная миссия). В отличие от католич. и протестант. миссионеров деятельность РДМ была нацелена преимущественно на сохранение веры среди небольшой общины потомков этнических русских, это помогало избегать конфликтов с кит. властями и обеспечить непрерывность миссии. Количество крещеных китайцев исчислялось единицами, что объяснялось не только изначальными установками РДМ, но и небольшим числом рус. миссионеров. По Кяхтинскому договору 1727 г., на Русском подворье в Пекине разрешалось проживать лишь четверым священнослужителям и четверым ученикам, к-рые могли покинуть страну только после прибытия следующего состава миссии. Даже когда после «опиумных войн» (1840-1842, 1856-1860) под давлением зап. держав кит. правительство разрешило проповедь христианским миссионерам, число крещений выросло незначительно, несмотря на работу по переводу правосл. молитвенных и литургических текстов. Серьезным ограничением для миссионерского служения являлись возложенные на РДМ функции офиц. представительства Российской империи. К 1900 г. правосл. община в К. насчитывала 450 чел., из них 222 чел. погибли в 1900 г., во время восстания ихэтуаней (в апр. 1902 г. Святейший Синод принял решение о совершении церковного увековечения их памяти, в февр. 1997 г. Свящ. Синод РПЦ прославил их в лике местночтимых святых; см. ст. Китайские мученики). Трагедия не привела к закрытию миссии, а напротив способствовала активизации проповеди среди китайцев. В 1902 г. руководитель РДМ архим. Иннокентий (Фигуровский) был хиротонисан во епископа Переславлского с местопребыванием в Пекине. К 1916 г. в ведении РДМ состояли: 2 мон-ря (мужской и женский) в Пекине, Крестовоздвиженский скит близ Пекина, в горах Сишань, 5 подворий - в Петрограде, Москве, Харбине, Дайрене (Дальнем, ныне Далянь) и на ст. Маньчжурия, 19 церквей, 3 часовни, миссионерские станы в 32 пунктах, семинария в Пекине, 18 мужских и 3 жен. школы. К 1917 г. число правосл. китайцев составляло уже ок. 6,2 тыс. чел. С 1918 г. еп. Иннокентий титуловался епископом Пекинским. Октябрьская революция 1917 г. в России привела к разрыву отношений между РДМ и Московским Патриархатом, а также к проблемам с финансированием. В 1919 г. РДМ закрыла все миссионерские станы и основные усилия сосредоточила на духовном окормлении беженцев, прибывавших из охваченной гражданской войной России. Только в Харбине в этот период было построено свыше 20 правосл. храмов. В нояб. 1920 г. РДМ перешла в подчинение Высшему церковному управлению за границей. В 1922 г. Архиерейский Синод РПЦЗ образовал Пекинскую и Китайскую епархию во главе с архиеп. Иннокентием (Фигуровским). В епархии были учреждены кафедры викариатов: в Шанхае (еп. Симон (Виноградов)) и в Ханькоу (первоначально в Тяньцзине; еп. св. Иона (Покровский)). В 1921 г. в Тяньцзине основано Правосл. братство, при нем - больница, гимназия и б-ка. В мае 1922 г. из Владивостокской епархии была выделена Харбинская (на территории Маньчжурии), ее правящим архиереем был назначен Мефодий (Герасимов) с титулом «архиепископ Харбинский и Маньчжурский». При Харбинской епархии были образованы Хайларское и Цицикарское вик-ства.

В 1924 г. советское правительство заявило о праве собственности на имущество РДМ. Архиеп. Иннокентию удалось аргументированно доказать кит. властям, что законным юридическим владельцем недвижимости является Кит. Православная церковь в лице РДМ. Попытки местоблюстителя Патриаршего престола митр. Сергия (Страгородского) наладить связи с РДМ и призвать ее к лояльности советской власти не увенчались успехом.

Храм во имя свт. Иннокентия Иркутского в г. Лабдарин. 1990 г., освящен в 2009 г.
Храм во имя свт. Иннокентия Иркутского в г. Лабдарин. 1990 г., освящен в 2009 г.

Храм во имя свт. Иннокентия Иркутского в г. Лабдарин. 1990 г., освящен в 2009 г.

В кон. 20-х гг. XX в. у части кит. правосл. паствы возникло желание перейти из юрисдикции РПЦЗ (связь с к-рой была неустойчивой) под управление Московского Патриархата. В 1934 г. прот. Сергий Чан обратился с письмом к местоблюстителю Патриаршего престола митр. Сергию (Страгородскому), в к-ром представил себя преемником митр. Иннокентия (Фигуровского), получившим одобрение Нанкинского правительства, и просил принять его и верную ему паству под свой омофор. Несмотря на то что прот. Сергий был принят митрополитом в юрисдикцию Московского Патриархата и ему было поручено заведование правосл. приходами в К., его поддержало небольшое количество прихожан-китайцев. Еп. Виктор (Святин), ставший в авг. 1933 г. после смерти еп. Симона (Виноградова) главой РДМ, в 1938 г. перенес местопребывание Совета миссии из Шанхая в Пекин и учредил Управление духовной миссии, состоящее из Совета, хозяйственного отдела и канцелярии. За время управления миссией архиеп. Виктором были открыты молитвенные дома и храмы в Пекине, Калгане (Чжанцзякоу), Чифу (Яньтае), Цзилине (Гирине), Сянгане (Гонконге), Гуанчжоу (Кантоне), Аомыне (Макао), Лаошани, построен монастырь близ Дайрена.

В июне 1945 г. на совещании епископов в Харбине было принято решение обратиться к патриарху Московскому и всея Руси Алексию I с просьбой о возвращении в юрисдикцию Московского Патриархата. Воссоединение состоялось 27 дек. 1945 г. Тогда же определением Свящ. Синода в пределах Китая и Кореи был образован митрополичий округ с присвоением архиерею титула «митрополит Харбинский и Восточноазиатский», временное управление округом было поручено архиеп. Нестору (Анисимову). Согласно патриаршему указу от 11 июня 1946 г., митрополичий округ был преобразован в Восточноазиатский Экзархат. 22 окт. 1946 г. в его состав были включены Пекинская епархия и ее Шанхайское вик-ство. Политические разногласия в среде рус. эмиграции привели к разделению в Православной Церкви Китая. Еп. Шанхайский Иоанн (Максимович) остался в юрисдикции РПЦЗ (в 1946 был возведен в архиепископы), в результате чего на территории К. возникли параллельные церковные структуры.

В 50-х гг. XX в. основные усилия Русской Церкви были направлены на проповедь среди китайцев и на подготовку священников кит. происхождения, с тем чтобы обеспечить создание самостоятельной Церкви в Китае. 30 июля 1950 г. в московском Богоявленском соборе Феодор Ду, принявший 23 июля того же года монашество с именем Симеон, был хиротонисан во епископа Тяньцзиньского (см. Симеон (Ду)). Симеон предлагал ускорить формирование кит. автономной епархии во главе с кит. епископом - Пекинским и Китайским и активизировать проповедь среди китайцев, для чего создал в 1952 г. духовную школу в Шанхае. 30 июля 1954 г. Свящ. Синод РПЦ принял решение о закрытии духовной миссии. 2-м кит. епископом стал Игнатий Яо, постриженный в монашество в 1948 г. с именем Василий (Шуан). Отдел по делам религий при Госсовете КНР в апр. 1956 г. дал согласие на назначение архим. Василия епископом Пекинским (хиротонисан 30 мая 1957) и возглавление им правосл. общин в К. В 1956 г. все недвижимое имущество миссии и Восточноазиатского Экзархата было передано правительству КНР, а Бэйгуань (сев. подворье миссии в Пекине) стало территорией посольства СССР. В нояб. 1956 г. Свящ. Синодом было принято решение о предоставлении автономии Китайской Православной Церкви (см. Китайская автономная Православная Церковь (КАПЦ)). Во 2-й пол. 50-х гг. XX в. массовый отъезд этнических русских из К. и ужесточение религ. политики властей КНР привели к закрытию мн. храмов. После смерти еп. Пекинского Василия (1962) и еп. Шанхайского Симеона (1965) КАПЦ лишилась архипастырского руководства. В 1965 г. был закрыт шанхайский кафедральный собор и единственный на территории К. правосл. мон-рь (в Харбине). Гонения во время «культурной революции» 1966-1976 гг. усугубили кризис КАПЦ.

Православие в К. начало возрождаться лишь в сер. 80-х гг. XX в. В 1986 г. возобновил деятельность храм в честь Покрова Пресв. Богородицы в Харбине. Регулярные богослужения в Пекине проводились с мая 1996 г. на территории посольства РФ, в крестовом архиерейском храме во имя свт. Иннокентия Иркутского. В 1993 г. по приглашению Китайского Христианского совета страну посетил председатель ОВЦС митр. Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Патриарх Московский и всея Руси). Это был 1-й офиц. визит в К. после многолетнего затруднения в отношениях. Митр. Кирилл и в дальнейшем посещал Пекин (2001, 2006), Шанхай (2002) и Сянган (2001 и 2002). Согласно определению Свящ. Синода от 17 февр. 1997 г., попечение о пастве КАПЦ осуществляет патриарх Московский и всея Руси. 27 дек. 2000 г. Свящ. Синод возложил временное архипастырское попечение о пастве автономного р-на Внутренняя Монголия на епископа Читинского и Забайкальского, а решением от 17 июля 2002 г. временное попечение о пастве Синьцзян-Уйгурского автономного р-на - на епископа Астанайского и Алматинского. В 2003 г. возобновлена деятельность Петропавловского прихода в Сянгане, получившего канонический статус 6 окт. 2008 г. Действуют также домовые храмы в Шэньчжене, Гуанчжоу и Аомыне. С июня 2005 г. в Шанхае постоянно проживает свящ. Алексий Киселевич, к-рый совершает богослужения для интернациональной общины в помещениях Генерального консульства РФ в Пекине.

В февр. 2009 г. глава Гос. управления КНР по делам религий Е Сяовэнь прибыл в Россию для участия в интронизации Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В сент. 2010 г. делегация Гос. управления КНР по делам религий посетила Россию в качестве гостей РПЦ и познакомилась с Московскими и С.-Петербургскими духовными школами для определения места обучения студентов из К. 10-15 мая 2013 г. впервые состоялся визит Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в К., в ходе которого состоялись встречи с Председателем КНР Си Цзиньпином и директором Гос. управления по делам религий Ван Цзоанем. Предстоятель РПЦ совершил богослужения на территории посольства РФ в Пекине, в Покровском храме Харбина, в здании бывш. собора в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных» в Шанхае, а также встретился с кит. правосл. верующими. Визит Патриарха показал особый уровень российско-кит. отношений в религ. сфере и придал импульс возрождению Православия в КНР.

В нояб. 1996 г. К-польский Патриархат образовал Гонконгскую и Юго-Восточной Азии митрополию с кафедрой в г. Сянган (Гонконг), а в 2008 г. провозгласил весь К. ее территорией. В ответ на такой шаг К-польского Патриархата Архиерейский Собор РПЦ 2008 г. заявил о нерушимости канонических границ КАПЦ и одобрил позицию по защите прав ее паствы, сформулированную в соответствующем заявлении Свящ. Синода от 15 апр. 2008 г.

Лит.: [Авраамий (Часовников), архим.]. Краткая история русской православной миссии в Китае / [Под ред. еп. Иннокентия (Фигуровского)]. Пекин, 1916; Петров В. П. Албазинцы в Китае. Wash., 1956; он же. Российская духовная миссия в Китае. Wash., 1968; Русско-кит. отношения в XVIII в. М., 1978-2011. Т. 1-6; Православие на Дальнем Востоке: 275-летие Российской духовной миссии в Китае. СПб., 1993; Поздняев Д., свящ. Православие в Китае (1900-1997). М., 1998; Пан Т. А. Архим. Иларион (Лежайский) и 1-я Пекинская духовная миссия (1717-1729) // Ист. вестн. 2000. № 2(6). С. 196-202; Крадин Н. П. Православные храмы в городах Китая // Вестник ДВО РАН. Владивосток, 2003. № 1. С. 97-107; Иванов П., свящ. Из истории христианства в Китае. М., 2005; Ломанов А. В. Российская духовная миссия в Китае // Духовная культура Китая. М., 2007. Т. 2. С. 332-352; Православие в Китае / Под ред. М. Л. Титаренко; ОВЦС МП. М., 2010; Головин С. А. Российская духовная миссия в Китае: Ист. очерк. Благовещенск, 2013; Горбачев Б. Н., Манакова Т. Б. Возрождение святыни: Успенский храм на территории рос. посольства в Пекине. М., 2013.
Ключевые слова:
Христианство на территории разных стран. Китай Китай [кит. Чжунго, букв.- Срединное государство], Китайская Народная Республика (КНР), государство в Восточной и Центральной Азии География. Китай Религиозная ситуация на территории разных стран. Китай Религиозное законодательство. Китай Страноведение. Китай Китай. История Римско-католическая Церковь на территории разных стран. Китай Реформация на территории разных стран. Китай Православие на территории разных стран. Китай
См.также:
АЛЕНИ Джулио (1582 - 1649), католич. миссионер в Китае, иезуит
АЛОБЭНЬ (VII в.), несторианский епископ, миссионер в Китае
ВИКТОР (Святин Леонид Викторович), (1893-1966), митр. Краснодарский и Кубанский
ГОБИЛЬ Антуан (1689 - 1759), иезуит, католич. миссионер в Китае
ИОАНН ИЗ МОНТЕКОРВИНО [Джованни да Монтекорвино] (ок. 1246 - 1328), францисканец-миссионер, 1-й католич. архиеп. Пекина