Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДЕСЯТИННЫЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 14, С. 456-459 опубликовано: 24 марта 2012г.


ДЕСЯТИННЫЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

находился в Новгороде, на Софийской стороне, в Людине конце на Десятине (ныне Десятинная ул.). Название происходит от слова «десятина».

Время основания монастыря

неизвестно, впервые он упоминается под 1327 г., когда Новгородский свт. Моисей построил «в Десятине» деревянную ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы (НПЛ. С. 98). Согласно Краткому летописцу Новгородских архиереев, свт. Моисей «украси» храм «и иконами, и книгами» (Новгородские летописи. 1879. С. 136). Вероятно, строительство Д. м. осуществлялось из казны Новгородского архиерейского дома или на принадлежащей ему земле. Об этом свидетельствует также существование в XV в. в мон-ре владычных келий (НПЛ. C. 98; ПСРЛ. Т. 16. Стб. 218-219). Не случайно Летопись Авраамки 2-й пол. XV в., основываясь на легендах, приписывает учреждение Д. м. первому Новгородскому еп. св. Иоакиму Корсунянину в 998 г., тем самым желая подчеркнуть древность монастыря и связь с домом Св. Софии (ПСРЛ. Т. 16. Стб. 40).

Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Архим. Макарий (Миролюбов) бездоказательно считал, что Д. м. мог быть основан в XIII в. кнг. Феодосией Мстиславовной, матерью св. блгв. кн. Александра Ярославича Невского (Макарий (Миролюбов). 1860. С. 211). Косвенным свидетельством возможного более раннего, чем 1327 г., основания мон-ря является икона «Успение Божией Матери» (нач. ХIII в.; ГТГ), происходящая из Д. м. (см.: Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. С. 73-75). Однако икона могла оказаться в Д. м. после упразднения соседнего Варварина монастыря, основанного в XII в., или Софийского собора.

Предание, отразившееся в Сказании о чудотворной иконе Божией Матери «Знамение», связывает само место основания мон-ря с событиями 1169/70 г., когда суздальское войско во главе с блгв. кн. Андреем Юрьевичем Боголюбским осадило Новгород. Икону новгородцы поместили на крепостную стену Окольного города. Произошла битва суздальцев с новгородцами. Новгородцы победили суздальцев благодаря заступничеству Богоматери.

В 1397 г. Исаком Онкинфовым был возведен каменный Богородице-Рождественский храм (НПЛ. С. 388; ПСРЛ. Т. 16. Стб. 138; Новгородские летописи. 1879. С. 37). В позднейшей Новгородской 3-й летописи возведение церкви датировано 1407 г., строителем назван Исак Онцифорович (Новгородские летописи. С. 251). Видимо, Исак Онцифорович происходил из известного рода Онцифоровичей, живших в Неревском конце города, и являлся сыном Онцифора Лукинича.

Во время пожара 1466 г. в Д. м. пострадала ц. Рождества Богородицы с приделом Иоанна Предтечи, сгорели владычные кельи, клети, «келейки» и хозяйственные постройки. Погиб один старец. Во время пожара 1541 г. сгорело «5 келий у черниць да 3 двора» (Там же. С. 70). В нач. XVII в., при захвате Новгорода швед. войсками, Рождественская ц. была «разорена и развалилася», кельи и ограда были сожжены (Опись Новгорода. 1984. С. 127). По челобитной 1618 г. игум. Ефросинии к царю Михаилу Феодоровичу Д. м. был восстановлен, царь одарил мон-рь землями, снабдил церковной утварью и деньгами. К 1632 г. ц. Рождества Богородицы была восстановлена («пение есть»), построена келья.

В 1764 г. Д. м. был причислен ко 2-му классу. В 1786 г. из упраздненного новгородского Варварина монастыря в Д. м. были перенесены мощи вмц. Варвары, которые стали одной из главных святынь обители.

Подвижницы и именитые посетители

В 50-х гг. XVIII в. в Д. м. проживало 9 монахинь, к 1864 г.- 140 сестер (17 монашествующих, 53 послушницы сверх штата, 2 сироты, 68 чел. «по свидетельствам»).

Надгробие на месте предпологаемого захоронения послушницы П. Луполовой. Фотография. Нач. XX в.
Надгробие на месте предпологаемого захоронения послушницы П. Луполовой. Фотография. Нач. XX в.

Надгробие на месте предпологаемого захоронения послушницы П. Луполовой. Фотография. Нач. XX в.

В 1817 г. при игум. Максимилле (Шишкиной) Д. м. посетила супруга имп. Александра I, имп. Елизавета Алексеевна. Возможно, этот визит был связан с событием, получившим широкий резонанс в российском обществе. Дочь разжалованного офицера, к-рый отбывал ссылку вместе с семьей в дер. Жиляковке близ Ишима, Прасковья Луполова полтора года добиралась из Сибири в С.-Петербург, чтобы испросить за отца прощение у имп. Александра I и вернуть семью из ссылки. Царь, узнав о подвиге девушки, к-рая ради любви к близким проделала такой долгий путь, простил ее отца и выдал ей денежное пособие. Решив принять монашеский постриг, Прасковья поселилась в Д. м. послушницей. 4 дек. 1809 г. П. Луполова скончалась, не успев принять постриг. Эта история легла в основу сюжетов мн. литературных и музыкальных произведений, в т. ч. французских писателей Мари Софи Коттен (роман «Елизавета, или Ссыльные в Сибири»), Ксавье де Местра (повесть «Юная сибирячка» или «Молодая сибирячка») и Н. А. Полевого (пьеса «Параша Сибирячка»).

Точное место захоронения Луполовой неизвестно. Краеведы Р. Игнатьев, В. П. Ласковский полагали, что оно находилось под Рождественским собором. В нач. XX в. здесь было устроено каменное надгробие, помещена картина, на которой изображена Прасковья в монашеской одежде на фоне обители. И. Куприянов, ссылаясь на рассказ престарелой монахини, предположил, что могила была обнаружена при закладке в 1824 г. каменного Варваринского придела (с южной стороны от Рождественского храма) и оказалась под его алтарем. В нач. XX в. в гостинице, недалеко от главного входа в мон-рь, 16 лет проживала прозорливая старица Мария Михайловна. В 1916 г. старицу посетила супруга имп. св. Николая II, имп. св. Александра Феодоровна, которая подарила подвижнице икону с изображением св. Александры и св. жен, тезоименитых дочерям императрицы. В письме Николаю II от 12 дек. 1916 г. имп. Александра так описывает старицу: «Она седая, у нее милое, тонкое, овальное лицо с прелестными молодыми лучистыми глазами, улыбка ее чрезвычайно приятна. Она благословила и поцеловала нас». В 1917 г. Мария Михайловна была похоронена в приделе в честь Старорусской иконы Божией Матери Рождественского Собора.

Экономическое положение

До присоединения Новгорода к Москве (1478) Д. м. владел земельными вотчинами в Передольском и Сабельском погостах Водской пятины. Одна из них в Передольском погосте находилась в совместном владении с Новгородским архиерейским домом. Обе вотчины были конфискованы вел. князем Московским Иоанном III Васильевичем. В писцовой книге Деревской пятины 1495 г. упоминается сохраненная за Д. м. вотчина в Курском присуде Налючской волости.

Экономическое положение Д. м. улучшилось во 2-й пол. XVII в. В 1676 г. в ответ на ходатайство игум. Улиты царь Алексей Михайлович предоставил мон-рю большие льготы (охрану земельных вотчин от захвата соседними помещиками, боярскими и крестьянскими детьми, насельниц освободили от уплаты казенных повинностей и сборов, игумениям при необходимости ехать по делам в Москву предоставляли казенную подводу и содержание на время в пути и на пребывание в Москве). Также царь Алексей Михайлович повелел исправить «на казенный счет» соборную церковь. Процветанию обители способствовала и поселившаяся в Д. м. во 2-й пол. XVII в. боярыня Агафья Семеновна Аничкова, которая завещала мон-рю все имущество: более 2 тыс. дес. земли и 400 крестьян. Но к сер. XVIII в. Д. м. был небогатым, владел 320 дес. земли и 400 крестьянами. После конфискации в 1764 г. земельных вотчин мон-рю была оставлена мельница и сохранено право рыбной ловли на р. Мсте. В нач. XX в. вместо отошедшей под военное поселение территории, где мон-рь владел мельницей и рыбной тоней, имп. Николай II назначил ежегодную денежную выплату в размере 1 тыс. р. ассигнациями.

В XIX в. среди мн. вкладчиков в Д. м. были жена действительного статского советника Е. М. Полторацкая (на ее пожертвования с 1814 возводилась каменная ограда с башнями и кельями), А. А. Орлова-Чесменская (подарила колокол весом 60 пудов), с.-петербургский купец Г. М. Жуков (пожертвовал 1500 р. на изготовление вызолоченных крестов и установку их на соборе).

К 1864 г. кроме денежных выплат, кредитных билетов в банке, свечной прибыли Д. м. получал доход с огорода, находившегося за пределами ограды, и небольшого стада (16 коров). В хозяйстве содержались также 8 лошадей. В 1864 г. для осушки погребов и огородов через городской вал провели специальные трубы с разъемниками, годовой доход составил 5255 р. 65 к. Земли числилось 208 дес. В 1868 г. на месте огородов было устроено кладбище и построена каменная ц. во имя Всех святых.

На 1894 г. неокладная сумма дохода, к-рая складывалась из процентов по билетам кредитных учреждений, оброка за аренду, кружечного сбора, пожертвований разных лиц, «проданного сборного хлеба», составила 6477 р.

Архитектура

Собор в честь Рождества Пресв. Богородицы

к нач. XIX в. являлся единственной каменной постройкой в мон-ре. Осуществленные в 1960 г. московским археологом М. Х. Алешковским раскопки руинированного храма, а также произведенная в 1973 г. под рук. Н. Н. Кузьминой консервация руин, сопровождавшаяся натурными исследованиями, позволили представить строительную историю храма. Результатом этой работы явилась разработанная Кузьминой графическая реконструкция памятника в формах XIV в. (Кузьмина, Филиппова. 2000. С. 14-16).

Собор в честь Рождества Богородицы. 1397 г. Реконструкция Н. Н. Кузьминой (1998)
Собор в честь Рождества Богородицы. 1397 г. Реконструкция Н. Н. Кузьминой (1998)

Собор в честь Рождества Богородицы. 1397 г. Реконструкция Н. Н. Кузьминой (1998)

Исследования подтвердили факт строительства первого каменного храма мон-ря в 1397 г. Собор представлял одноглавую 4-столпную постройку с 3-лопастным завершением фасадов, одной полуциркульной апсидой и зап. притвором на ширину основного объема. Фасады разделялись лопатками на прясла. Карниз апсиды украшал бегунец и поребрик - характерный элемент новгородской фасадной декорации XIV-ХV вв. (Кузьмина, Петров. 1993. С. 21-22). В зап. части храма размещались 2 угловые каморы, соединенные переходом. В них находились приделы во имя вмч. Пантелеимона и Иоанна Предтечи (Янин. 1976. С. 112; НПЛ. С. 404), устроенные к 1413 г. по инициативе Ивана Морозова.

Впосл. храм неоднократно перестраивался. В 1628 г. в притворе собора появился придел в честь иконы Божией Матери «Знамение». По повелению царя Алексея Михайловича собор был «исправлен на казенный счет». По мнению Кузьминой и Д. А. Петрова, в кон. XVII в. собор был разобран до высоты 6-8 рядов каменной кладки и вновь выстроен из кирпича. Надстроенный храм получил 8- или 4-скатную кровлю. Впосл. с севера и юга к основному объему пристроили каменные приделы: в 1760 г.- во имя вмч. Пантелеимона, в 1824-1826 гг.- вмц. Варвары. В 90-х гг. XIX в. стены и столбы основного объема были разобраны, при этом наружные стены приделов и престолы в них сохранили. Новый храм получил 5-главое завершение. В фасадной декорации Рождественского собора были использованы мелкий руст, сложный рисунок наличников с замковыми камнями, мелкая расстекловка больших окон. В 1913 г. в подвальном помещении собора был освящен придел в честь Старорусской иконы Божией Матери.

Другие постройки

В 1811-1813 гг. к востоку от собора на месте деревянной (1788) была возведена каменная колокольня. С 1814 г. началось строительство ограды, к-рое вел губ. архит. И. Дмитров по типовому проекту с незначительными изменениями (сохр. чертеж с его подписью, утвержденный новгородским губернатором П. И. Сумароковым: РГИА. Ф. 1488. Оп. 2. Д. 1104. Л. 2). Было построено только восточное прясло с башнями с севера и юга, включившее колокольню и примыкавшие с запада келейные корпуса. В 1814 г. одноэтажный корпус келий был возведен также к северу от собора. Вся парадная восточная линия застройки представляла собой единый ансамбль, решенный в традициях классицизма. Сохранившаяся оградная стена разделена лопатками на прясла, в к-рые вписаны большие ниши с арочным завершением. Простенки над нишами выделены дощатым рустом. Надвратная колокольня, разобранная в нач. XX в., имела четвериковое основание с 2-колонным портиком, средний восьмерик и круглый ярус звона в завершении.

Колокольня Десятинного в честь Рождества Богородицы мон-ря. Фотография. 2006 г.
Колокольня Десятинного в честь Рождества Богородицы мон-ря. Фотография. 2006 г.

Колокольня Десятинного в честь Рождества Богородицы мон-ря. Фотография. 2006 г.

Дальнейшее строительство задержалось из-за недостатка средств. Только в 1845 г. к югу от собора были построены каменные 2-этажные кельи, в 1852 г. с зап. стороны - трапезный корпус, к к-рому в 1879 г. пристроена квасоварня. Эти постройки сохранились, решены в рус. стиле. В 80-90-х гг. XIX в. на месте разобранного здания сев. келий был построен 2-этажный корпус, в линию с ним - еще один, оба с каменными цокольными этажами и деревянными верхними.

Последней значительной постройкой, завершившей формирование архитектурного ансамбля Д. м., явилась высокая шатровая колокольня, возведенная в рус. стиле на месте разобранной колокольни нач. ХIХ в. Она акцентировала главный вход, ориентированный на проложенную в ХIХ в. Александровскую ул. (ныне Добрыня). Проектировал колокольню и осуществлял контроль за ее строительством городской архит. Ф. И. Воронец. Кроме 8 старых колоколов, перенесенных с прежней колокольни, было отлито в Москве 8 новых. Впервые в Новгороде на этой колокольне был применен опыт устройства колокольного звона по камертону. Для этого из С.-Петербурга пригласили известного звонаря Плешкова.

За оградой на Десятинной ул. находилась гостиница для паломников.

На устроенном в 1868 г. кладбище Д. м. были похоронены бабушка С. В. Рахманинова - С. И. Бутакова (духовником ее был служивший в Д. м. прот. Александр Устинский; из рода Бутаковых происходила и игум. Палладия, управлявшая Д. м. в нач. XIX в.), свящ. Тимофей Софийский, инспектор народных уч-щ И. П. Можайский, судебный следователь П. И. Дмитриевский, подданный Великобритании, предприниматель, активно занимавшийся благотворительностью, Яков Макдональд. Плата за места на кладбище шла в доход обители.

На монастырском кладбище находилась каменная ц. во имя Всех святых (1897), службы в к-рой совершались до кон. 20-х гг. ХХ в. В 1920 г. в подвале храма хранилось церковное имущество, перевезенное в годы первой мировой войны из 16 рижских церквей. Решением Новгородского горсовета от 15 авг. 1928 г. кладбищенская ц. Всех святых была разобрана, строительный материал использован при сооружении городской электростанции. Кладбище было уничтожено.

Книжное собрание и архив

Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Десятинный в честь Рождества Богородицы мон-рь. Фотография. Нач. XX в.
Из Д. м. происходит Триодь Цветная XV в. (РНБ. Погод. № 486) и список XV в. «Лествица» прп. Иоанна Синайского (РГИА. Синод. Q 3. 3961). Опись Новгорода 1617 г. упоминает 12 книг рукописных (на бумаге) и 11 «харатейных» (на пергамене). До 1917 г. Д. м. располагал собранием древних актов. Здесь хранилась тетрадь с копиями жалованных грамот на земельные владения и до 35 столбцов XVII в. (Ласковский. 1910. С. 146). По воспоминаниям сотрудника музея А. И. Семёнова, книжное собрание Д. м. погибло в 1925 г. (см.: Рогов. 1962. С. 139).

1917-2007 гг.

Вскоре после 1917 г. постройки Д. м. были заняты Губернской Чрезвычайной комиссией. В 1919 г. сестры были выселены из мон-ря. Игум. Людмила в письме архим. Никодиму сообщала, что получила предписание от ЧК о немедленном (в течение 3 дней) выселении инокинь. Неск. насельниц переехали на хутор, другие поселились в богадельне Юрьева мон-ря. На запрос верующих в 1920 г. предоставить Богородице-Рождественский собор для богослужений был получен отказ. В подвале собора чекисты устроили камеры для арестованных (ГИАНО. Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 121. 1920. Л. 31, 43). Впосл., по сведениям старожилов, в соборе размещалась инкубаторная станция.

Зав. церковным отделом Новгубисполкома Н. Н. Левендаль, командированный из Москвы для проведения кампании по закрытию монастырей, в окт. 1920 г. рапортовал об окончательной «ликвидации» большей части обителей в Новгородском у., в т. ч. и Д. м. В 1921 г. комиссия, командированная Л. Д. Троцким, произвела первое офиц. изъятие изделий из драгоценных металлов, поступивших из правосл. храмов. В 1922 г. из Д. м. комиссией были конфискованы церковные ценности, в т. ч. 32 серебряных оклада Евангелий, более 200 серебряных окладов с икон и др. Верующие обратились в комиссию с просьбой о разрешении выкупить ковчег с мощами вмц. Варвары и лампады. Комиссия дала указание оставить ковчег и лампаду в церкви без денежного выкупа.

Все постройки Д. м. пострадали в 1941-1943 гг.: были утрачены шатер колокольни, часть ограды с башнями, снарядами разрушен Богородице-Рождественский храм. Судя по фотографиям 1948 г., основной объем собора и центральная глава еще сохранялись, отсутствовали приделы, боковые деревянные главы. Постепенно здание разобрали на кирпич, и в 50-х гг. на его месте образовался холм. Под грудой строительных материалов сохранились основания храма XIV в. К 70-м гг. XX в. монастырский комплекс, расположенный в центре Новгорода, состоял из полуразрушенных или руинированных зданий и требовал серьезных реставрационных работ. Реставрация началась в 1975 г. под рук. Кузьминой силами НСНРПМ. В 1975-1983 гг. по проектам Кузьминой была восстановлена вост. линия застройки: надвратная колокольня с пристроенными к ней часовней, просфорней и корпусами келий, примыкающими к ограде. При восстановлении зданий в сев. линии на месте 2 деревянных этажей надстроены каменные. Отреставрирована часть настоятельских келий к западу от собора. Юж. и зап. корпуса, отремонтированные после войны, не реставрировались. В руинированном состоянии остается Богородице-Рождественский собор.

К 2007 г. в сохранившихся зданиях Д. м. находятся музей, залы для художественных выставок, мастерские художников.

Арх.: РГАДА. Ф. 141. Д. 20. Л. 187; РГИА. Ф. 797. Оп. 2. Д. 7838. Л. 3-9; Ф. 1488. Оп. 2. Д. 1104. Л. 2; ГИАНО. Ф. 480. Оп. 1. Д. 919. Л. 41, 65; Д. 3561. Л. 13-14; Д. 3707. Л. 26 об.; Ф. Р-268. Оп. 1. Д. 121. Л. 31, 43, 47; Ф. 712. Оп. 1. Д. 7. Л. 112-114; Д. 8. Л. 113; Р-822. Оп. 1. Д. 338. Л. 113; ОПИ НГОМЗ. Ф. 16. Д. 99. Л. 23; Архив ИИМК РАН. Р-III. № 416. 1887 [церк. метрика].
Ист.: ПСРЛ. Т. 16. Стб. 40, 138, 218-219; НПЛ. С. 98, 388; 404; Новгородские летописи. СПб., 1879. С. 37, 70, 136, 216, 251; Опись Новгорода 1617 г. М., 1984. Ч. 1. С. 127. (Памятники отеч. истории; Вып. 3).
Лит.: Куприянов И. Еще справка о девице Луполовой // Москвитянин. 1853. Т. 5. № 18. С. 71-72; Неволин К. А. О пятинах и погостах новгородских в XVI в. СПб., 1853. Прил. 1. С. 20-21; Прил. 8. С. 229; Макарий (Миролюбов), архим. Археологическое описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. Ч. 1. С. 211, 212; О Новгородской чудотв. иконе «Знамение Пресвятой Богородицы» // Мирской вестник. СПб., 1864. Кн. 7. Прил.; Твердынский П., свящ. Слово на погребение настоятельницы новгородского Десятинского жен. мон-ря игум. Агнии [Герасимовой] // Новгородские ЕВ. 1899. № 7. Ч. неофиц. С. 482-487; он же. Игум. Агния, настоятельница Десятинного жен. мон-ря: (Некролог) // Там же. С. 475-482; Волховский листок. 1903. № 71. 15 июля; № 106. 5 сент.; № 147. 10 дек.; Новгородский Десятинский жен. мон-рь. Новгород, 1905; Ласковский В. П. Путеводитель по Новгороду. Новгород, 1910. С. 146; О церкви Десятинного мон-ря // Звезда. 1920. № 254. 9 дек.; Рогов А. И. Сведения о небольших собр. славяно-рус. рукописей в СССР. М., 1962; Янин В. Л. Семисоборная роспись Новгорода // Средневековая Русь. М., 1976. С. 112-116; То же // Он же. Средневековый Новгород. М., 2004. С. 393-401; Кузьмина Н. Н., Петров Д. А. Раскопки М. Х. Алешковским руин собора Десятинного мон-ря в Новгороде // Новгородские древности. М., 1993. С. 18-38; Мусатов В. Старица Мария Михайловна // «Где святая София, там Новгород». СПб., 1997. С. 379-383; Савченкова Т. П. Прасковья Луполова: Реальность и худож. вымысел // Коркина слобода: Ист.-краевед. альм. Ишим, 1999. Вып. 1. С. 26-31; Секретарь Л. А. Дома, события, люди: Новгород XVIII - нач. XX в. Новгород, 1999. С. 82-86; Кузьмина Н. Н., Филиппова Л. А. Десятинный мон-рь в Вел. Новгороде. Новгород, 2000; Петров М. Н. Крест под молотом. Новгород, 2000. С. 36, 72, 162.
Л. А. Секретарь