Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДЕРЕВЯННАЯ ЦЕРКОВНАЯ АРХИТЕКТУРА
Т. 14, С. 426-432 опубликовано: 24 марта 2012г.


ДЕРЕВЯННАЯ ЦЕРКОВНАЯ АРХИТЕКТУРА

Церковь в Боргунне, Норвегия. Кон. XII в.
Церковь в Боргунне, Норвегия. Кон. XII в.

Церковь в Боргунне, Норвегия. Кон. XII в.
область архитектуры, специфика которой определяется характером материала. Распространение деревянного строительства в Европе связано с наличием обширных лесных массивов к северу от Альп и Карпат. Деревянные постройки сочетают быстроту и удобство возведения с недолговечностью, связанной в первую очередь с пожарами. В средние века малочисленные каменные храмы, затратное и медленное строительство которых первоначально было связано с престижным (княжеским, епископским, монастырским) заказом, служили образцами, формы к-рых интерпретировались на «языке» деревянного зодчества. Наибольшее развитие деревянное зодчество получило там, где возможности каменного строительства были наименьшими,- в горах Норвегии и Карпат, в бескрайних лесах Русского Севера. Каменные храмы постепенно сменяли деревянные и вытесняли их на периферию архитектурного процесса. До 80-х гг. ХХ в. в отечественной историографии господствовала теория, возникшая под влиянием национально-романтических тенденций кон. XIX в. и сформулированная И. Е. Забелиным, согласно которой формы каменных храмов были заимствованы от деревянных, более «подлинных», «самобытных» и «народных». Однако в последние десятилетия противоположная т. зр. (см. выше), к-рую разделяли еще М. В. Алпатов и Н. И. Брунов (Alpatov M., Brunov N. Nachrichten aus Moskau // BZ. 1923/1925. Bd. 24/25. H. 3/4. S. 485-492), находит в историографии весомые обоснования.

Церкви арх. Михаила (1685), прор. Илии (1729) и колокольня (XVIII в.) Великодворского погоста в с. Юрома Архангельской обл. 1898 г. Фотография Ф. Горностаева (ГНИМА)
Церкви арх. Михаила (1685), прор. Илии (1729) и колокольня (XVIII в.) Великодворского погоста в с. Юрома Архангельской обл. 1898 г. Фотография Ф. Горностаева (ГНИМА)

Церкви арх. Михаила (1685), прор. Илии (1729) и колокольня (XVIII в.) Великодворского погоста в с. Юрома Архангельской обл. 1898 г. Фотография Ф. Горностаева (ГНИМА)

Наиболее древние деревянные храмы сохранились в Скандинавии. Деревянные храмы Норвегии называются «ставкирки» (норвеж. stavkirke), т. е. мачтовые церкви. Они строились из сосны. В основе их конструкции в отличие от рус. сруба - вертикальные опоры, пространство между к-рыми заполнялось досками. Первоначально опоры вкапывались прямо в землю, что быстро приводило к порче; с сер. XII в. их стали укреплять в пазах горизонтальных балок, уложенных на каменный фундамент. В конструкции перекрытия использован богатый опыт, накопленный викингами при строительстве кораблей. Горизонтальных потолков ставкирки не имели. Снаружи они покрывались гонтом (кровельный материал в виде дощечек, имеющих клинообразное сечение) и часто пропитывались смолой. Архитектура ставкирок воспроизводит не только план романской базилики, но и такие характерные детали каменного зодчества, как полуцилиндрическая апсида, аркада на столбах, пояс эмпор над нефами, капители с резьбой. Снаружи ставкирки украшались резьбой с переплетающимися фантастическими растениями и животными, изнутри стены были расписаны: фрагменты средневек. росписей сохранились только в церквах в Торпо в долине Халлингдал (ок. 1200) и Хопперстад в Согне-фьорде (1130). В Норвегии было построено до 2 тыс. ставкирок. После Реформации (1536) их строительство прекратилось. До наших дней дошло 29 ставкирок, относящихся в основном ко 2-й пол. XII - 1-й пол. XIV в. с более поздними перестройками. Выделяют неск. типов - от прямоугольного помещения с 4 столбами по углам и прямоугольным алтарем до сложных зданий с дополнительными столбами по внутреннему периметру фундамента и обходом вокруг них. Из последних наиболее известна церковь в Боргунне в долине Лердал (кон. XII в.), единственная почти целиком сохранившая внешний облик, в т. ч. драконьи головы на коньках крыш. Ставкирка в Урнесе (1130-1150) знаменита тем, что в нее включены резные панели предыдущей церкви (ок. 1050), являющиеся одним из самых древних образцов резьбы викингского стиля. Самая большая (20 м в длину, 26 м в высоту) ставкирка - в Хеддале в фюльке Телемарк (кон. XII в., ок. 1250). Самый оригинальный тип ставкирок - с одним центральным столбом - представлен храмами в Нуре и Увдале в долине Нумедал (2-я пол. XII в., перестроены в XVII-XVIII вв.). В Швеции и Финляндии преобладают срубные деревянные церкви. 3 памятника в Швеции относятся к XIII-XIV вв., в основном же храмы не старше XVIII в., они копировали характерные для местной каменной архитектуры крестообразные барочные композиции. Выразительные швед. звонницы XVIII в. имеют каркас из наклонных бревен, обшитых гонтом, и завершаются барочными луковицами (в Емтланде - на о-ве Фрёсё, 1754, в Хаккосе, 1778). В Финляндии сохранились восьмериковые ярусные колокольни (Руоколахти, 1752, украшена резьбой).

В основе рус. деревянного храма - бревенчатый сруб; комбинации различного количества срубов с разными типами завершений объясняют многообразие типов рус. храмов. С кон. XVII в. фиксируются пирамидальные распорные потолки («небеса»). Криволинейные поверхности (главы, барабаны, нередко бочки) покрывались лемехом, прямоскатные кровли - тесом. Высотные храмы доминировали над низкой деревянной застройкой сел. Для Русского Севера, где погосты служили средоточием жизни обширной округи, были характерны ансамбли - из холодного летнего (как правило, бóльшего), теплого зимнего храмов и колокольни. Выдающимся образцом был Великодворский погост в Юроме Лешуконского р-на Архангельской обл. (далее: АО) с церквами арх. Михаила (1685) и прор. Илии (1729). До наст. времени сохранилось всего 4 ансамбля-«тройника»: в Малошуйке Онежского р-на АО (церкви Никольская (1638) и Сретенская (1873), колокольня (1807)) и в Нёноксе под Северодвинском (церкви Троицкая (1727-1729) и Никольская (1763), колокольня (1834)), а также в Лядинах Каргопольского р-на АО (церкви Покровская (1743) и Богоявленская (1793), колокольня) и на о-ве Кижи в Карелии (церкви Преображенская (1714) и Покровская (1694, 1764), колокольня (1874)). Иногда строились ансамбли из 3 храмов и колокольни, напр. в с. Шуерецком Беломорского р-на Карелии (церкви Параскевы Пятницы (1666), Николы (1753), Климента (1787), колокольня) и в с. Чекуеве Онежского р-на АО (церкви Успения (1675), Сретения (1677), Преображения (1689), колокольня (1740)). Рус. деревянное зодчество не имеет аналогов в мире как по количеству и размерам памятников (высота некоторых храмов достигает 45 м), так и по их художественным качествам.

Церковь Преображения Господня на о-ве Кижи, Карелия. 1714 г.
Церковь Преображения Господня на о-ве Кижи, Карелия. 1714 г.

Церковь Преображения Господня на о-ве Кижи, Карелия. 1714 г.

Создание последовательной картины развития рус. деревянного зодчества затруднено из-за отсутствия памятников старше XV в., сложности датировки, а также из-за того, что до наст. времени сохранились в основном приходские храмы и только единичные из городских или монастырских. До Крещения Руси строительство было деревянным; первые деревянные христ. храмы копировали каменные визант. образцы (в нач. ХI в. упом. 13-главый собор Св. Софии в Новгороде), но конкретные их формы неизвестны. Самые ранние сохранившиеся храмы - клетские, существовали также многогранные, возможно деревянный вариант каменных ротонд (напр., Успенские соборы в Вел. Устюге (до 1490 и 1492), «круглые... о 20 стенах» - Шургин. 2006. С. 8), в XV в. распространились постройки с крестообразным планом. С XVII в. формы деревянных церквей усложнились, возникло множество сочетаний основных объемов храмов и их завершений - процесс, протекавший и в каменном зодчестве. Можно говорить и о наличии региональных школ XVII-XVIII вв.

Во 2-й пол. XVII в. в городах начался процесс замены деревянных приходских храмов каменными, при этом подавляющее большинство сельских храмов оставались деревянными до 2-й пол. XVIII в. Этот век стал временем радикальных перемен, т. к. изменились и технологии, и особенности заказа. В связи с развитием кораблестроения при Петре I и особенно при Екатерине II изготавливаемые топором вручную конструкции стали уступать место пиломатериалам (Он же. 1995. С. 99). Использование последних позволило разбогатевшим выходцам из сельской среды, обосновавшимся в городах, инициировать с кон. XVIII в. перестройку (и постройку новых) храмов в родных селах в формах столичной архитектуры. Рубленые храмы обшивали досками и раскрашивали, кровли покрывали железом, растесывали оконные и дверные проемы.

Церковь вмч. Георгия в с. Юсковичи Ленинградской обл. 1493, 1632 гг.
Церковь вмч. Георгия в с. Юсковичи Ленинградской обл. 1493, 1632 гг.

Церковь вмч. Георгия в с. Юсковичи Ленинградской обл. 1493, 1632 гг.

К нач. XIX в. на деревянное храмостроительство распространилось образцовое проектирование. Во 2-й пол. XIX в. сложилось представление о деревянной архитектуре как о носителе черт самобытности рус. зодчества и отношение к ней изменилось. Началось изучение памятников (1-я поездка на Север - Л. В. Даля в 1871), предпринимались попытки их охраны и реставрации (П. П. Покрышкин). Большое влияние оказали поиски форм стилизации в области деревянного жилого зодчества архитекторов В. А. Гартмана и И. П. Ропета. Стали строить многочисленные деревянные храмы в рус. стиле: наиболее самобытные - ц. Покрова Богородицы в Александровске-Сахалинском (1893, архит. И. А. Чарушин, не сохр.); ц. Св. Троицы в Удельной близ Москвы (1897, архит. С. С. Эйбушитц); Никольский собор в Харбине (1899, архит. И. В. Подлевский, не сохр.) или в той или иной степени следовавшие конкретным древним образцам - ц. прп. Сергия Радонежского в пос. Шереметевка (Кусковский тупик, Москва, 1901-1903, архит. И. Т. Барютин, не сохр.), ц. в честь Казанской иконы Божией Матери на Преображенском кладбище в С.-Петербурге (1902-1905, архит. В. А. Демяновский, не сохр.), собор Воскресенско-Покровского мон-ря близ Луги (1912, архит. А. Е. Элкин, не сохр.), ц. Преображения в Кирккоярви (совр. Поляны) близ Выборга (1912-1913, архит. А. А. Полищук, не сохр.), ц. в честь Казанской иконы Божией Матери в Вырице близ С.-Петербурга (1913-1914, архит. М. В. Красовский), ц. свт. Николая у Соломенной сторожки в Москве (1914-1916, архит. Ф. И. Шехтель, восстановлена с искажениями). Ряд храмов, в т. ч. вмч. Георгия на Хамовническом кладбище в Москве (1910, архит. И. И. Бони, не сохр.) и вмч. Пантелеимона на курорте Тинаки близ Астрахани (между 1900 и 1913), близок к храмам в стилистике модерна.

В 20-30-х гг. XX в. ситуация резко изменилась, разрушение деревянных храмов приобрело катастрофический размах. В послевоенное время они, объявленные выражением подлинной народности, стали предметом специальных реставрационных исследований и охраны, началось создание музеев под открытым небом, куда свозились постройки из деревень (идея, впервые осуществленная в Скандинавии в 80-90-х гг. XIX в.). Но это лишь приостановило процесс утраты деревянных храмов, который продолжается и в наст. время. С 90-х гг. XX в. началось строительство деревянных храмов и часовен, как правило воспроизводящих традиц. образцы.

Церкви Покрова Богородицы (1743), Богоявления (1793) и колокольня (XIX в.) в с. Лядины Архангельской обл.
Церкви Покрова Богородицы (1743), Богоявления (1793) и колокольня (XIX в.) в с. Лядины Архангельской обл.

Церкви Покрова Богородицы (1743), Богоявления (1793) и колокольня (XIX в.) в с. Лядины Архангельской обл.

Существует неск. вариантов классификации деревянных храмов. Ниже предлагается обобщенная схема с упоминанием наиболее ярких существующих храмов и в меньшей степени несохранившихся.

Самым простым и распространенным является клетский тип храма, состоящий из одной (в случае часовен) или неск. (алтарь, основная часть храма, трапезная, притвор) прямоугольных в плане клетей, крытых 2-скатными крышами: церкви Воскрешения Лазаря из Муромского мон-ря, находящаяся ныне в Кижах (1464; датировка по: Сергеева Н. и др. Дендрохронологические исследования дерева ц. Воскрешения Лазаря из бывшего Муромского мон-ря // Культура и искусство народов в СССР. М., 1987. Вып. 7. С. 10-15), и Ризоположения из с. Бородава, перенесенная в Кириллов (1485), считаются древнейшими памятниками рус. деревянной архитектуры. Среди клетских выделяются храмы с крутой, т. н. клинчатой, кровлей (ц. Воскресения из с. Билюкова, ныне в Плёсе Ивановской обл. (1700)) и с кровлей с уступами (ц. вмч. Георгия в с. Юксовичи Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1493, 1632)).

Наиболее характерный тип многогранных храмов - 8-гранный от земли. Как правило, эти храмы завершались шатрами - Никольская ц. в с. Лявля Приморского р-на АО (1589), Георгиевская ц. из с. Вершина, ныне в музее «Малые Карелы» близ Архангельска (1672), Никольская ц. в с. Согиницы Ленинградской обл. (1696-1698). Происхождение шатра спорно, сторонники «теории самобытности» настаивают на том, что он зародился в деревянном строительстве и был заимствован каменными храмами. В последние годы все больше подтверждается т. зр., согласно к-рой особое влияние на распространение каменных и деревянных шатровых храмов оказала ц. Вознесения в Коломенском (1532), построенная итал. мастером (Подъяпольский С. С. Архитектор Петрок Малой // Памятники рус. архитектуры и монумент. искусства: Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983. С. 34-50). Др. типы завершений сохранившихся храмов восьмериком от земли - крещатая бочка (ц. Собора Богородицы из с. Холм, ныне в Костроме (1552, XVIII в.)), укр. кровля-баня (ц. свт. Николая в с. Зачачье Холмогорского р-на АО (1687, 1748). Известны также 10-гранная ц. Воскресения в пос. Важины Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1630, перекрыта классицистическим куполом в 1827-1831) и 6-гранная ц. Богоявления в с. Пянтег Пермского края (1617, шатер не сохр., перестроена, по всей видимости, из оборонительной башни).

Церковь Успения Богородицы в с. Варзуга Мурманской обл. 1674 г.
Церковь Успения Богородицы в с. Варзуга Мурманской обл. 1674 г.

Церковь Успения Богородицы в с. Варзуга Мурманской обл. 1674 г.

Постройки с квадратной в плане клетью (четвериком) в качестве основного объема отличаются многообразием завершений. Шатровые храмы типа восьмерик на четверике (подобные аналогичным каменным) - Петропавловская ц. на Лычном о-ве в Кондопожском р-не Карелии (1620, сер. XVIII в.), Воскресенская ц. в М. Немнюге Пинежского р-на АО (1642, не сохр.), Варваринская ц. в Яндомозере Медвежьегорского р-на Карелии (1650), ц. Рождества Богоматери в с. Гимрека Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1659-1695), ц. Иоанна Златоуста в с. Саунине Каргопольского р-на АО (1665). Поздние шатровые храмы часто достигали огромных размеров - церкви Покрова в Лядинах (1743), Успения в Кондопоге в Карелии (1774), Димитрия Солунского в с. В. Уфтюга Красноборского р-на АО (1786). Сохранился один монастырский трапезный храм - Никольская ц. бывш. Муезерского Троицкого монастыря (1602-1605) в Беломорском р-не Карелии. Есть и 2-придельные 3-шатровые композиции - Успенский собор в Кеми в Карелии (1711-1717). Единственный сохранившийся пример перекрытия четверика бочкой (происшедшей, вероятно, от закомары) - ц. Благовещения в с. Пустынька Плесецкого р-на АО (1719). Крещатая (т. е. 4-фасадная) бочка является, по-видимому, деревянным аналогом «горки кокошников». храмы с таким завершением могут быть 3-главыми (вмч. Георгия в с. Пермогорье Красноборского р-на АО (1665) и в Среднепогостском приходе на р. Ёрга Верхнетоемского р-на АО (1685)), 5-главыми (ц. Богоявления в с. Палтога (1733, сохр. только 1 глава) и ц. Успения в с. Девятины (1770), обе - в Вытегорском р-не Вологодской обл., а также ц. вмч. Димитрия Солунского в с. Щелейки Подпорожского р-на Ленинградской обл. (1780-1783)) и многоглавыми (см. ниже). Параллелью «горке кокошников» было и распространенное в Поонежье и на Поморском берегу Белого м. кубоватое завершение - 4-скатная пучинистая кровля, напоминающая луковицу (Вознесенская ц. (1669) из с. Кушерека, ныне в музее «Малые Карелы», Петропавловская ц. (1696?) в с. Вирма Беломорского р-на Карелии и др.). Четвериковые храмы под 4-скатной крышей копировали формы аналогичных каменных, появившихся в кон. XVII в., но в отличие от них чаще всего были одноглавыми (ц. Спаса Нерукотворного в дер. Н. Починок на р. Моломе, Кировская обл. (1717), и мн. др.); 5-главая ц. Преображения в дер. Ижма близ Архангельска (1679) была, вероятно, до перестройки 3-главой. Одноглавые храмы типа восьмерик на четверике распространены не менее, чем их каменные прообразы, преимущественно в Центр. России. Типологически более поздними, чем «простые» композиции, являются храмы с комбинированными вариантами завершений. Шатер на крещатой бочке (последняя оформляла переход от четверика к шатру) распространился на Пинеге и Мезени. К сожалению, почти не осталось храмов этого типа (среди них Юрома, см. выше), целиком сохранились лишь 5-главые церкви Богородицы Одигитрии в с. Кимжа Мезенского р-на АО (1763) и прор. Илии при Артемиеве Веркольском мон-ре в Пинежском р-не АО (1697, 1869). Ряд живописных 9-главых композиций был создан сочетаниями крещатой бочки с восьмериком (ц. св. Иоанна Предтечи в с. Шуя близ Петрозаводска (сер. XVIII в., не сохр.)) и кубоватым покрытием (Никольская ц. в с. Бережная Дуброва Плесецкого р-на АО (1678)), а также размещением дополнительных глав на четверике вокруг шатра (Ильинская ц. в с. Чухчерьма Холмогорского р-на АО (1659, не сохр.) и Сретенская ц. в Заостровье (Рикасове) Приморского р-на АО (1688)) или на восьмерике вокруг центральной главы (церкви Покровская в Кижах и Богоявленская в Лядинах - см. выше).

Церковь Преображения Господня в с. Турчасове Архангельской обл. 1786 г.
Церковь Преображения Господня в с. Турчасове Архангельской обл. 1786 г.

Церковь Преображения Господня в с. Турчасове Архангельской обл. 1786 г.

Крестообразные храмы (с боковыми прирубами) отличаются, как правило, значительными размерами. На популярность шатровых храмов этого типа могли повлиять формы ц. Вознесения в Коломенском. Особенно близки к ней храмы со слабо выступающими прирубами - церкви Вознесения в с. Пияла Онежского р-на АО (1651; с 4 главками на прирубах) и Успения в с. Варзуга Терского р-на Мурманской обл. (1674). Позже строились и близкие по типу кубоватые 9-главые храмы - Владимирский в с. Подпорожье (1757) и Преображенский (1786) в с. Турчасове - оба в Онежском р-не АО. Ветви креста могли иметь и более обособленные объемы, достаточно низкие относительно центрального шатра (ц. Успения из Александро-Куштского мон-ря, ныне на территории Спасо-Прилуцкого монастыря близ Вологды (сер. XVI в.)) или, наоборот, высокие (ц. Успения из с. Передки, ныне в музее «Витославлицы» в Вел. Новгороде (20-30-е гг. XVI в., завершение перестроено в 90-х гг. XVII в.)). Особое место занимает центрическая 5-шатровая композиция ц. Св. Троицы в с. Нёнокса (1727-1729), на к-рую оказал влияние образ собора Покрова на Рву (Шургин. 1998. С. 83-100). Под его влиянием был построен и описанный в летописи 6-шатровый Успенский собор Трифонова Вятского мон-ря (ок. 1595; Рузаева. 1997. C. 174-187). Известен вариант с крестообразной 5-банной композицией (ц. Воскресения в Верхоленске Иркутской обл. (1792-1795, не сохр.)). Крестообразные храмы могли также завершаться крещатой бочкой (Успенская ц. в с. Нелазском Череповецкого р-на Вологодской обл. (1694, 1856)). Особое место занимают грандиозные крестообразные деревянные храмы, подражавшие каменным соборным. 5-главый четверик собора арх. Михаила в Шенкурске АО (1681, не сохр.) имел высокие прирубы с дополнительными главами; в целом похожий Воскресенский собор в г. Кола Мурманской обл. (1681, не сохр.) имел также два 5-главых придела, что создавало уникальную 19-главую композицию.

Церковь Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста Тверской обл. 1694 г.
Церковь Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста Тверской обл. 1694 г.

Церковь Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста Тверской обл. 1694 г.

К древней разновидности многоярусных храмов относятся храмы из неск. срубов с 8-скатными покрытиями, поставленных друг на друга; до наст. времени сохранилась только ц. Рождества св. Иоанна Предтечи Ширкова погоста в Тверской обл. (1694). Под влиянием каменных храмов нарышкинского стиля возникли восьмериковые ярусные храмы, наиболее эффектные из к-рых имеют 3 и более яруса (церкви прор. Илии в Белозерске (1690), Вознесения в Торжке (1717) и др.); этот тип получил дальнейшее развитие - церкви прор. Илии в с. Цыпине близ Кириллова (1755, сохр. частично), Сретения погоста Пески в Московской обл. (2-я пол. XVIII в., 1858), Рождества Богородицы в с. Поповка (Каликино) Вожегодского р-на Вологодской обл. (1783, не сохр.) и др. Вершинами развития русского деревянного зодчества стали многоглавые многоярусные храмы (в основе - восьмерик от земли с 4 прирубами), архитектура к-рых отражала представления об образе Небесного Иерусалима (Шургин. 1999. C. 82-85). Все они расположены на Онежском оз. или недалеко от него: 21-главый (первоначально, возможно, 25-главый) Покровский храм в с. Анхимове Вытегорского р-на Вологодской обл. (1708, сгорел в 1963), 22-главая Преображенская ц. Кижского погоста (1714), а также построенная по их образцу 12-главая Никольская ц. Оштинского погоста Вытегорского р-на Вологодской обл. (1791, не сохр.).

Деревянные колокольни имеют в основе столбовую конструкцию. Известны всего 2 колокольни с открытыми столбами - в с. Кимжа Мезенского р-на АО (1763, не сохр.) и в с. Ракула Холмогорского р-на АО, имевшая уникальное 5-шатровое завершение. Обычно же каркас из столбов был скрыт срубом колокольни - в с. Цивозере Красноборского р-на АО (1658) и из с. Кулига-Дракованово, ныне в музее «Малые Карелы» (XVII в.). Завершались деревянные колокольни шатрами, с XVIII в. также купольными покрытиями.

Колокольня в с. Цивозере Архангельской обл. 1658 г.
Колокольня в с. Цивозере Архангельской обл. 1658 г.

Колокольня в с. Цивозере Архангельской обл. 1658 г.

На Украине сохранилось много деревянных храмов, особенно это касается юго-запада страны, где они избежали тотального истребления в 20-30-х гг. ХХ в. За исключением ряда сооружений этого региона, сохранившиеся памятники не старше XVIII в. Основной тип деревянного храма - 3-срубный. В зап. срубе («бабинце») стояли женщины и совершались отпевания, в основной части (иногда называлась «нава», т. е. неф) стояли мужчины, в вост. находился алтарь. 5-срубные храмы встречаются значительно реже, преимущественно на востоке страны. Уникальным произведением является 9-срубный Троицкий собор в Новомосковске Днепропетровской обл. (70-е гг. XVIII в., мастер Я. Погребняк; перестроен архит. З. Ю. Харманским в 1888). Для Киевщины и Левобережной Украины характерны высокие барочные завершения-бани (Покровская ц. в г. Фастове Киевской обл. (1779-1781)); часто встречаются 5-срубные храмы с 1, 3, редко 5 (Никольская ц. в с. Нов. Ропск Брянской обл. (1732)) главами. На Подолье преобладают 3-частные композиции, чаще 3-главые, с пирамидальными завершениями (ц. Иоанна Богослова в с. Скорики Тернопольской обл. (XVII в.)). Для волынской школы характерны невысокие одноглавые 3-частные храмы, часто с колокольней с запада. Храмы галицкой школы также 3-частные, с обособленными восьмериковыми объемами и эффектными барочными луковицами: церкви св. Юра в Дрогобыче (XV-XVIII вв.), св. Параскевы в Крехове (1658), Николаевская в Каменке-Бугской (1667) - все во Львовской обл.

Особое место занимают произведения правосл. деревянного зодчества Карпат, отразившие влияние архитектурных традиций сопредельных территорий Украины, Румынии и Польши. Постройки срубные, с многозаломными пирамидальными завершениями, верхние ярусы стен, башен и кровель обшивались гонтом. Характерны отдельно стоящие четвериковые звонницы, массивные, невысокие, как правило, 2-ярусные, реже 3-ярусные. Можно выделить 4 основных архитектурных типа храмов. Гуцульский (восток Закарпатской обл., Ивано-Франковская обл. Украины) - крестообразные одноглавые храмы: ц. Рождества Богородицы в с. Криворовня Ивано-Франковской обл. (1818), Воскресенская («Струковская») ц. в пос. Ясиня Закарпатской обл. (1824). Бойковский тип (север Закарпатской, юго-запад Львовской обл. Украины, юго-восток Подкарпатского воеводства в Польше) считается самым архаичным, с 3-частной композицией из практически одинаковых объемов. Наиболее характерные памятники: церкви Никольская из с. Кривки, ныне во Львове (1767), Михайловская в с. Вышка Закарпатской обл. (ок. 1700, 60-е гг. XVIII в.), ап. Луки в с. Орявчик Львовской обл. (1862). Лемковский тип также 3-частный, но отличается динамичным возрастанием композиции от алтаря к колокольне и барочными завершениями всех кровель; нижний ярус окружен открытой галереей. Памятники этого типа расположены в основном в Польше (юго-запад Подкарпатского и юго-восток Малопольского воеводств) и на северо-востоке Словакии; на западе Закарпатской обл. Украины к лемковскому типу относятся Михайловская ц. из с. Шелестова, ныне в Ужгороде (1777), и Покровская ц. из с. Канора, ныне в Киеве (1792). Памятники марамурешской школы, прообразами к-рых были каменные готические храмы Трансильвании и сев.-вост. Венгрии, имеют 3-частную композицию. Внешне выделен только алтарь; притвор и основная часть храма покрыты общей высокой вальмовой кровлей (с уступом или без), над зап. частью установлена высокая колокольня с «готическим» завершением. Более 30 храмов этой группы находится на северо-востоке жудеца Марамуреш в Румынии; другие расположены на юго-востоке Закарпатской обл. Украины. Среди них выделяются Никольские храмы из с. Ср. Водяное (верхний - 1428, ок. 1600, ок. 1760, нижний - сер. XVII в.), а также церкви т. н. хустской группы: Михайловская в с. Крайникове (1668), Параскевы Пятницы в с. Александровка (1753), Николаевские в селах Сокирница (1770) и Данилово (1779), Рождественская в с. Стеблевка (1797, не сохр.). Ряд церквей центральной части Закарпатской обл. Украины (напр., Дмитриевская в с. Репинном (1780), Св. Духа в с. Колочава-Горб (1795) и Введенская в с. Буковец (1808)) имеет черты, общие для лемковского и марамурешского типов.

Лит.: Суслов В. В. Путевые заметки о севере России и Норвегии. СПб., 1888; он же. О древних деревянных постройках сев. окраин России // Он же. Очерки по истории древнерус. зодчества. СПб., 1889. С. 85-106; он же. Памятники древнего рус. зодчества. СПб., 1895-1901. 7 вып.; Алексий (Виноградов), иером. Памятники деревянного церк. зодчества в епархиях Новгородской, Тверской, Ярославской, Иркутской и Красноярской XVII и XVIII вв. // ЗРАО. СПб., 1892. Т. 6; Забелин И. Е. Черты самобытности в древнерус. зодчестве. М., 1900; Горностаев Ф. Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество Рус. Севера // Грабарь И. Э. История рус. искусства. М., 1910. Т. 1. С. 331-482, 493-508; Грабарь И. Э. Деревянное церк. зодчество Прикарпатской Руси // Он же. История рус. искусства. М., 1910-1911. Т. 2. С. 361-376; Дунаев Б. И. Деревянное зодчество северо-востока Костромской губ. М., 1915; Серебренников И. И. Памятники старинного деревянного зодчества в Иркутской губ. Иркутск, 1915; Красовский М. В. Курс истории рус. архитектуры. Пг., 1916. Т. 1: Деревянное зодчество; Zaloziecky W. R. Gotische und Barocke Holzkirchen in den Karpatenländern. W., 1926; Ciчинський В. Бойкiвський тип дерев'яних церков в Карпатах. Львiв, 1927; он же. Украïнське дерев'яне будiвництво i рiзьба. Львiв, 1937; Некрасов А. И. Проблема происхождения древнерус. столпообразных храмов // Тр. Кабинета истории материальной культуры. М., 1930. Вып. 5. С. 17-18; он же. Очерки по истории древнерус. зодчества XI-XVII вв. М., 1936. С. 244; Драган M. Украïнськи дерев'яни церкви. Львiв, 1937; Забелло С. Я., Иванов В. Н., Максимов П. Н. Русское деревянное зодчество. М., 1942; Агафонов С. Л. К вопросу об открытых внутрь шатрах в рус. деревянном зодчестве // Архит. наследство. М., 1952. № 2. С. 187-192; Забелло С. Я. Костромская экспедиция // Там же. М., 1955. № 5. С. 19-36; Ополовников А. В. Памятники деревянного зодчества Карело-Финской ССР. М., 1955; он же. Рус. деревянное зодчество. М., 1986; он же. Сокровища Рус. Севера. М., 1989; Бартенев И. А., Федоров Б. Н. Архит. памятники Рус. Севера. М.; Л., 1968; Подъяпольский С. С. По Сухоне и Сев. Двине. М., 1969; Смирнова Э. С. По берегам Онежского озера. Л., 1969; Czajkowski J. Wiejskie budownictwo mieszkalne w Beskidzie Niskim i na przyleglym Pogorzu. Rzeszów, 1969; Гнедовский Б. В., Добровольская Э. Д. Дорогами земли Вятской. М., 1971. С. 114-116; Красноречьев Л. Е., Тынтарева Л. Я. «Как мера и красота скажут»: Памятники древнего деревянного зодчества Новгородской обл. Л., 1971; Мильчик М. И. По берегам Пинеги и Мезени. М., 1971; Орфинский В. П. Деревянное зодчество Карелии. Л., 1972; он же. Народное деревянное культовое зодчество Российского Севера: Истоки развития // Народное зодчество: Сб. науч. тр. Петрозаводск, 1992. C. 32-59; Алферова Г. В. Каргополь и Каргополье. М., 1973; Галашевич А. А. Памятники деревянного зодчества Калининской обл.: (Клетский тип храма) // Реставрация и исследования памятников культуры. М., 1975. Вып. 1. С. 81-84; он же. Памятники деревянного зодчества Калининской обл.: (Ярусный тип храма) // Там же. 1982. Вып. 2. С. 103-110; Макушенко П. И. Народная деревянная архитектура Закарпатья: (XVIII - нач. ХХ в.). М., 1976; Сополига M. Народна архiтектура украïнцiв Схiдной Словаччини. Свидник, 1976; Таранушенко С. А. Монументальна дерев'яна архiтектура Лiвобережной Украïни. К., 1976; Ильин М. А. Русское шатровое зодчество: Памятники сер. XVI в. М., 1980; Мильчик М. И., Ушаков Ю. С. Деревянная архитектура Рус. Севера: Страницы истории. Л., 1980; Tłoczek I. Polskie budownictwo drewniane. Wrocław, 1980; Buxton D. The Wooden Churches of Еastern Europe: An Introd. Survey. Camb., 1981; Brykowski R. Drewniana architektura kościelna w Małopolsce. Wrocław, 1981; idem. Łemkowska drewniana architektura cerkiewna w Polsce, na Słowacji i Rusi zakarpackiej. Wrocław; Warsz., 1986; Ушаков Ю. С. Ансамбль в народном зодчестве Рус. Севера. Л., 1982; он же. Деревянная архитектура древних славян и Древнерус. гос-ва: (X-XIV вв.) // История рус. архитектуры / Ред.: Ю. С. Ушаков, Т. А. Славина. СПб., 19942. С. 6-24; он же. Народное деревянное зодчество: (XV-XVIII вв.) // Там же. С. 99-170; Гунн Г. П. Каргопольский озерный край. М., 1984; он же. Каргополье - Онега. M., 19892; Tur J. Architektura cerkiewna // Łemkowie: Кultura, sztuka, język. Warsz.; Kraków, 1987. S. 43-65; Kornecki M. Drewniana architektura zakralna w Polsce: Zagadnienie typów i form regionalnych w rozwoju historicznym // Ochrona Zabytków. Warsz., 1992. R. 45. Nr. 1-2. S. 7-31; Народна архiтектура укр. Карпат ХV-ХХ ст. / Ред.: Ю. Г. Гошко. К., 1987; Кольцова Т. М. Росписи «неба» в деревянных храмах Рус. Севера. Архангельск, 1993; Попов А. В., Шургин И. Н. О воссоздании рус. плотничной технологии XVII-XVIII вв. при реставрации ц. Дмитрия Солунского в с. Верхняя Уфтюга. М., 1993; Слободян В. Церкви украïнцiв Румунiï. Львiв, 1994; Иоаннисян О. М. Деревянные храмы домонгольской Руси // Успенская церковь в Кондопоге: Сб. ст. по мат-лам конф. Кондопога; СПб., 1994/1996. С. 4-46; Шургин И. Н. Исторические плотничные технологии и их значение в реставрации памятников деревянной архитектуры // Современные принципы реставрации. Конечный результат реставрации. М., 1995. С. 98-101; он же. Деревянная Троицкая ц. в с. Нёнокса // Троицкие чтения, 1997: Сб. науч. исслед. по мат-лам конф. Б. Вязёмы, 1998. С. 83-100; он же. Великие церкви Рус. Севера: Преображенская на острове Кижи и Троицкая в селе Нёнокса // Актуальные проблемы исследования и спасения уникальных памятников деревянного зодчества России. СПб., 1999. C. 82-85; он же. Исчезающее наследие. М., 2006; Valebrokk E., Thiis-Evensen Th. Norwegische Stabkirchen: Architektur, Geschichte und Traditionen. [Oslo], 19993; Рузаева Е. И. К вопросу о многопрестольности в рус. деревянном зодчестве кон. XVI в.: Успенский собор Трифонова Вятского мон-ря // Архив Архитектуры. M., 1997. Вып. 9. C. 174-187; Szanter Z. Ruskie i mołdawskie wzory architektury cerkiewnej - ich wpływ na obzar północnego odcinka łuku Karpat // Sztuka cerkiewna w diecezji Przemyskiej. Łańсut, 1999. S. 207-232; Памятники народного деревянного зодчества России в творчестве Б. В. Гнедовского / Сост.: Э. Д. Добровольская. M., 2000; Patterson J. Wooden Churches of the Carpathians: A Comparative Study. N. Y., 2001; Орфинский В. П., Гришина И. Е. Типология деревянного культового зодчества Севера. Петрозаводск, 2004; Гущина В. А. К вопросу об истоках формирования Кижского архит. ансамбля // Кижский вестник. Петрозаводск, 2004. Вып. 9. С. 180-210; Бодэ А. Б. Деревянное зодчество Рус. Севера: Архит. сокровищница Поонежья. М., 2005.
Л. К. Масиель Санчес
Ключевые слова:
Церковная архитектура. Храмы (Россия) Архитектура русская Деревянная церковная архитектура, область архитектуры, специфика которой определяется характером материала
См.также:
КАЗАКОВ Матвей Федорович (1738-1812), рус. архит. эпохи классицизма
АНТОНИЯ РИМЛЯНИНА В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Новгороде, на правом берегу р. Волхов
АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР Московского Кремля, в честь Собора арх. Михаила (8 нояб.), храм-усыпальница московского великокняжеского, затем царского дома
БЕСЕДЫ с. в Московском у., с ц. в честь Рождества Христова
БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЦЕРКОВЬ В ЧЕРНИГОВЕ XII в.
БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ СОБОР Московского Кремля