Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО
Т. 14, С. 334-340 опубликовано: 7 марта 2012г.


ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО

раздел изобразительного искусства, произведения к-рого отличны по функции и масштабу от монументальных и станковых произведений. Термин характерен для культуры Нового времени, подчеркивает подчиненное положение Д.-п. и. по отношению к др. видам изобразительного искусства. Отделение Д.-п. и. от др. изящных искусств отражает концепцию превалирования эстетического значения произведения искусства над его утилитарными свойствами. Широко распространенный в зап. истории искусств термин ars minoris (искусство малых форм), близкий к определению Д.-п. и., подчеркивает разницу в масштабе, не противопоставляя произведений разных видов искусств и подразумевая свободу заимствования форм и мотивов. Произведения Д.-п. и. (посуда, мебель, др. предметы быта, костюм, оружие, предметы роскоши и украшения, в т. ч. инсигнии - знаки власти и сана - венец, стемма, тиара) сомасштабны человеку, тесно связаны с его деятельностью, вкусом, достатком, уровнем образования, но их материалы и технологии могут во многом совпадать с др. видами пространственных искусств.

Потир имп. Романа. 2-я пол. X в. (сокровищница собора Сан-Марко, Венеция)
Потир имп. Романа. 2-я пол. X в. (сокровищница собора Сан-Марко, Венеция)

Потир имп. Романа. 2-я пол. X в. (сокровищница собора Сан-Марко, Венеция)

Интерес к Д.-п. и. и средневек. ремеслам в среде европ. художников эпохи романтизма сер. XIX в. связан с ростом выпуска промышленной продукции низкого художественного качества. Прерафаэлитами, представителями движения искусств и ремесел, было провозглашено равноправие искусства и ремесла, и Д.-п. и. определялось как «художественные ремесла». В 60-90-х гг. XIX в. У. Моррис и Ф. М. Браун организовали фирму, специализировавшуюся на отделке интерьеров произведениями Д.-п. и. ручной работы. В качестве социальной формы возрождения художественных ремесел была предложена средневек. форма объединения художников («Гильдия века», 1882, Англия). Понимание Д.-п. и. как самостоятельной области художественного творчества и неотъемлемой составляющей синтеза искусств, отчасти созвучной средневек. церковному художественному синкретизму, характерно для стиля модерн в нач. XX в., напр. для работ художников абрамцевского кружка и объединения «Мир искусства» (М. А. Врубель, В. М. Васнецов, Е. Д. Поленова и др.). Художники-авангардисты XX в., ставившие задачей преобразование человека посредством реформирования быта и условий жизни, часто работали в сфере Д.-п. и. (напр., рисунки для тканей В. Степановой 20-х гг. XX в.). Сочетание творческой свободы в трактовке образа, свойственной ведущим пространственным искусствам, с обилием форм и материалов Д.-п. и. стимулировало развитие дизайна - ведущей специализации совр. искусства, художественной промышленности и индустрии массовых товаров в XX в. С кон. XX в. в России активно возрождаются промыслы, специализирующиеся на изготовлении предметов церковного обихода.Ведущая роль в этом процессе принадлежит основанному в 1944 г. художественно-производственному предприятию РПЦ «Софрино», выпускающему более 3 тыс. наименований изделий, в т. ч. иконостасы, престолы, ограды на солею, настенную и напольную церковную утварь (киоты, панихидные столы, аналои), мебель для храма, паникадила, ювелирные изделия (иконы и оклады к ним, кадила, дароносицы и дарохранительницы, потиры, блюда, лампады, кресты, пасхальные яйца и т. п.). В швейном цехе изготавливаются облачения для священнослужителей, а также декорированные лицевым и орнаментальным шитьем плащаницы, покровы, хоругви, воздухи, скрижали и др. Церковные ткани высокого художественного качества выходят из златошвейной мастерской Троице-Сергиевой лавры. Возрождением церковного искусства вышивки занимаются сестры Новотихвинского мон-ря Екатеринбурга, создающие храмовые и богослужебные облачения, шитые иконы и сувениры. С восстановлением в 1989 г. монастырской жизни в Свято-Троицком Ново-Голутвинском жен. монастыре в Коломне были созданы мастерские, среди к-рых особый интерес представляют вышивальная и керамическая, где изготавливаются расписанные в характерной бело-сине-золотой гамме иконы, миниатюрные скульптурные или рельефные композиции на тему монастырской жизни и др. Совр. художники, работающие в технике ростовской финифти, создают миниатюрные образы святых («Св. Сергий Радонежский Чудотворец, с житием», 1997, худож. М. А. Рожкова (Масленникова), фирма «Софрино»; «Святые Сергий Радонежский и Серафим Саровский», 1992, Ростов, худож. Б. М. Михайленко, ГМЗРК; «Св. Димитрий, митр. Ростовский», худож. Н. А. Куландин, частное собрание, и мн. др.).

Классификация видов Д.-п. и. по масштабу, материалу, степени творческой свободы, принятая искусствознанием Новейшего времени, отражает различие их восприятия секуляризованным сознанием и средневек. религ. сознанием, акцентировавшим смысловое единство архитектуры храма, произведений монументальных (мозаика, фреска) или станковых (иконы) форм и предметов церковной утвари и убранства, наполняющих церковное здание, что подтверждают описи церковного имущества, определявшие церковную утварь, уборы икон, облачения и книги как «церковное строение», «милость Божию». Их описания зачастую более подробны, чем описания иконографии образов, поэтому бытование той или иной иконы, прежде всего чтимой, прослеживается лишь благодаря особенностям ее убранства (оклада, привесов, прикладов).

Для средневек. христианина был важен символический смысл материала, из к-рого исполнен предмет. Так, драгоценные материалы считались наиболее соответствующими предметам, предназначенным для совершения Божественной литургии или украшавшим жилище Божие. Тесная связь предметов Д.-п. и., в т. ч. произведений церковной утвари и убранства, с природным материалом и ремесленно-кустарными технологиями его обработки позволяла искусствознанию советского периода рассматривать их в контексте народного творчества. В совр. отечественной науке постепенно утвердился термин «церковная утварь» («церковное строение»), обозначающий произведения Д.-п. и., созданные для богослужения и украшения храма. К ним относятся богослужебные сосуды (потиры, дискосы, блюда, тарели, звездицы, копия, лжицы и др.); священнические ризы и облачения престола (антепендиум, индития); светильники (кандеи, паникадила, лампады); украшения икон (оклады, цаты, привесы), книг (оклады Евангелий), интерьера (хоросы, преграды, амвоны, купели); мелкая пластика (камеи и инталии, кресты и иконы из кости, литые кресты-энколпионы и дробницы); колокола.

В средние века существовала традиция делать вклады «на помин души» в церкви и мон-ри в виде дарений предметов светской роскоши (ткани, одежды, посуда, украшения), в результате чего ризницы и интерьеры древнейших соборов, напр. Св. Софии в К-поле и Св. Софии в Киеве, стали первыми собраниями шедевров Д.-п. и. Сокровищницами произведений средневек. златоделия Зап. Европы являются ризницы соборов св. Петра в Риме, Сан-Марко в Венеции, св. Вита в Праге, соборов Генуи, Кёльна, Мадрида, Ахена, Лоретанского мон-ря в Праге и собрание Христианского музея в Эстергоме. В России знамениты ризницы Троице-Сергиева мон-ря (СПГИАХМЗ), собора Св. Софии в Новгороде (НГОМЗ), храмов Московского Кремля (ГММК).

Детали убора икон Божией Матери (коруна, убрус, рясны, серьги, привесы-мониста, запястья) повторяли типы жен. украшений или действительно являлись мирскими ювелирными изделиями, «приложенными» к святыне (Стерлигова. 2000. С. 150-160; Царский храм. 2003. С. 69). Благочестивое рвение не имело гос. границ. Новгородский кн. Мстислав Владимирович послал в К-поль в сопровождении доверенных людей написанное по его заказу Евангелие, для к-рого там был создан драгоценный оклад, цену которому «един Бог ведае» (Мстиславово Евангелие, 1-я четв. XII в.; поновления XVI в., ГИМ).

Материалы и техники Д.-п. и.

Наиболее распространенная классификация Д.-п. и. основана на различиях материалов и методов их обработки. Предметы могут быть выполнены из металла, камня, стекла, керамики, фарфора, тканей, дерева и кости. Нек-рые материалы Д.-п. и. (металл, камень, дерево) известны с доисторического периода. Техники и технологии их обработки, усовершенствованные с целью создания художественных произведений в эпоху античности, были унаследованы средневек. и совр. цивилизацией через Византию (см. ст. Византийская империя, разд. «Прикладное искусство Византии»). О популярности к-польских ювелирных и эмальерных мастерских свидетельствуют дробницы (1-я четв. XII в.) с оклада Мстиславова Евангелия (до 1125, ГИМ), алтарный образ собора Сан-Марко в Венеции - т. н. Пала д'Оро (Рala d'Oro) (2-я пол. XI в.), многочисленные визант. ставротеки и эмалевые медальоны, хранящиеся в средневек. христ. сокровищницах. Христ. культура адаптировала произведения античного языческого мира (камеи, инталии, сосуды из полудрагоценных камней) к своим потребностям. Так, декор чаш для воды с изображениями Диониса дополнялся христ. молитвенными формулами или текстами псалмов, после чего сосуды использовались для литургии.

Оклад Мстиславского Евангелия. До 1125 г. (ГИМ)
Оклад Мстиславского Евангелия. До 1125 г. (ГИМ)

Оклад Мстиславского Евангелия. До 1125 г. (ГИМ)

В эпоху средневековья мастера Д.-п. и. разных стран заимствовали друг у друга формы и орнаментальные мотивы. Так, готические остроконечные крестообразные цветы и удлиненные S-образные фигуры встречаются на произведениях визант. мастеров XIV в. (дискос Фомы Прелюбовича, 2-я пол. XIV в., мон-рь Ватопед) и рус. серебряников XV в. (панагиар 1435 новгородского мастера Ивана, НГОМЗ). Рус. злато- и среброкузнецы XIV-XV вв. использовали вост. мотивы, в XVI в. украшали предметы церковной утвари дробницами работы золотоордынских мастеров XIII-XIV вв. (Царский храм. 2003. С. 354-355. Кат. 125). Тур. орнаменты появляются на серебряных церковных сосудах к-польской работы XV-XVI вв. (потир патриарха Феолепта, 80-е гг. XVI в., Музей Павлоса и Александры Канеллопулос, Афины; см.: Byzantium: Faith and Power (1261-1557): Cat. оf an Exhibition. N. Y., 2004. P. 446-447. Cat. 271), используются в произведениях балканской торевтики XVI-XVII вв. (Feher G. Türkisches und Balkanisches Kunsthandwerk. Corvina, 1975; Христ. искусство Болгарии: Кат. выст. 1 окт.- 8 дек. 2003 г. М., 2003. С. 45). Искусство мастеров Стамбула оказало влияние на цветовую гамму рус. эмалей XVII в. (Мартынова. 2002. С. 14, 20).

Оклад иконы Божией Матери «Одигитрия». Ок. 1560 г. (ГММК)
Оклад иконы Божией Матери «Одигитрия». Ок. 1560 г. (ГММК)

Оклад иконы Божией Матери «Одигитрия». Ок. 1560 г. (ГММК)

Среди техник обработки металла известны литье, ковка, чеканка, выколотка, просечка, канфарение, басма, гравировка, инкрустирование, гальваника (золочение, серебрение, патинирование), скань, филигрань, зернь, эмалирование. Для литургических сосудов предписывалось использовать драгоценные металлы или олово, не образующее токсичных веществ. Клады с серебряными и золотыми церковными предметами известны с позднеантичного и ранневизант. периодов в М. Азии и Сирии. Металлические предметы церковного убранства, покрытые изображениями, повторяли иконографические изводы, принятые в иконописи и монументальной живописи, при обветшании их поновляли с сохранением древних частей; если же это было невозможно, их сохраняли в церковной казне или ризнице, отмечая в инвентарях и описях. Металлическую светскую посуду (ковши, чарки) вкладывали в храмы, дарили духовным особам, использовали в богослужении как сосуды для теплоты (укропники).

В технике литья изготавливали кресты-энколпионы, дробницы для украшения окладов и др. Гравировкой выполняли изображения и надписи (потир архиеп. Моисея, 1329, ГММК). В технике огневого золочения, перенятой рус. мастерами у визант. мастеров, украшали церковные и алтарные врата (Васильевские врата, 1335/36, южный портал собора александровского Успенского монастыря). Филигранью, сканью и зернью декорировали оклады икон, книг, лампад. Разновидностью скани были напаянные на поверхность конусы из тонкой проволоки, часто применяемые мастерами Зап. Европы эпохи Оттонов (X - сер. XI в.) и московскими златокузнецами XIV в., украшавшими ими оклады икон (венец и гривенка иконы «Богоматерь Боголюбская» из Благовещенского собора Московского Кремля, венец Богоматери на иконе «Богоматерь Млекопитательница» (ГОП) (Мартынова. 1984. С. 109; Стерлигова. 2000. С. 207-213; Царский храм. 2003. С. 101-103. Кат. 9-10)). В зрелом средневековье на территории Др. Руси славились новгородская скань и филигрань, в период объединения Русского гос-ва ведущим центром техники скани стала Москва.

Потир архиеп. Моисея. 1329 г. (ГММК)
Потир архиеп. Моисея. 1329 г. (ГММК)

Потир архиеп. Моисея. 1329 г. (ГММК)

Одной из разновидностей эмалирования является техника черни, состоящая в нанесении на гравированное или протравленное на металле изображение массы из серебра, меди, свинца, серы и буры с последующим обжигом. В XVI-XVII вв. чернью украшали дробницы на служебных облачениях, пеленах, церковных предметах, именуемые в описях «дробницы святые писаны чернью» (Опись Образной палаты Моск. Кремля 1669 г.; см.: Успенский А. И. Церковно-археол. хранилище при Моск. дворце в XVII в. // ЧОИДР. 1902. Кн. 3. С. 67-71). Чернью декорировали и оружие. Шедеврами сребро- и златоделия в XVII в. были украшенные эмалями образцы парадного оружия работы мастеров Оружейной палаты (Мартынова. 2002. Кат. 65, 66, 80-82, 104, 105, 221-224).

Камнерезное дело тесно связано с архитектурой и скульптурой. Античная традиция украшения зданий скульптурой была унаследована Византией и странами ее круга. Она нашла отражение в наружном декоре христ. храмов в Малой Митрополии в Афинах (XII в.), включающем античные рельефы, трансформированные в христ. духе. Рус. храмы в домонг. время, напр. собор Св. Софии в Киеве, украшали шиферными плитами с рельефными фигурами св. воинов. Небольшая шиферная икона с оплечными изображениями Спасителя и св. Иоанна Предтечи из собрания А. С. Уварова (ГИМ) датируется XVIII-XIX вв.

Иностранцы, приезжавшие в Московское гос-во с правосл. Востока (архиеп. Арсений Элассонский в кон. XVI в., архидиак. Павел Алеппский в сер. XVII в.), отмечали роскошь убранства церквей, обилие жемчуга и драгоценных камней на предметах и одеждах. В XVI-XVII вв. отполированными и ограненными драгоценными камнями украшали оклады, венцы, привесы, цаты чтимых икон храмов Московского Кремля и др. Так, оклад Владимирской иконы Божией Матери, согласно описи Успенского собора 1627 г., был убран 64 «яхонтами лазоревыми» (сапфирами) разной величины, 44 лалами, 7 изумрудами, 25 раковинами, «камнем юга», «тунпасом» (топазом), примерно 160 «гурминскими зернами» (крупными и средними жемчужинами правильной формы), не считая привесов, прикладов и мелкого жемчуга на обнизи элементов оклада (Описи моск. Успенского собора XVII в. // РИБ. 1876. Вып. 3. Стб. 375-376). По описи 1701 г., оклад той же чудотворной иконы был украшен почти 1 тыс. алмазов, а также камнями, жемчугом и привесами (Там же. Стб. 575-577). Местный образ Спасителя на престоле («Спас златая риза») имел на окладе 282 «изумрудца» помимо др. камней (Там же. Стб. 568). Согласно описи Благовещенского собора 1701-1703 гг., убор Донской иконы Божией Матери, сделанный по заказу царицы Наталии Кирилловны в сер. 90-х гг. XVII в., представлял собой «настоящую минералогическую коллекцию, т. к. состоял из шести сотен разным образом ограненных изумрудов, множества других драгоценных камней и жемчужин» (Царский храм. 2003. С. 63-78).

Ап. Лука и вмч. Георгий. Резная иконка. 1-я треть XIII в. (ГЭ)
Ап. Лука и вмч. Георгий. Резная иконка. 1-я треть XIII в. (ГЭ)

Ап. Лука и вмч. Георгий. Резная иконка. 1-я треть XIII в. (ГЭ)

К камнерезному искусству относятся произведения глиптики - помещенные в оправу драгоценные и полудрагоценные камни с рельефными (камея) или контррельефными (инталия) изображениями. Визант. камеи с образами святых включались в декор предметов парадного характера (сапфировая камея X в. в составе панагии архиеп. Пимена, 1561, НГОМЗ) или в заказанные государями приклады к иконам («Богоматерь Неопалимая Купина» в Кирилловом Белозерском мон-ре: золотая икона с цепью и сапфировой камеей с изображением вмч. Георгия - см.: Опись Кирилло-Белозерского мон-ря 1601 г. СПб., 1998. С. 74), принадлежали знатным лицам (резной образ вмч. Георгия на камне «яшмере» мезецкого кн. Семена Романовича - см.: Акты суздальского Спасо-Евфимиевского мон-ря, 1506-1608 гг. М., 1998. С. 220).

Древнерус. мастера использовали античные, визант. или западноевроп. чаши из полудрагоценных камней для изготовления сосудов для причастия, напр. потиров (потир архиеп. Моисея Новгородского, 1329, ГММК). Подобные чаши имелись в московских и новгородских соборах, опись 1577-1578 гг. фиксирует в соборе г. Коломны «патыр… сердоличен» (Города России XVI в.: Мат-лы писцовых описаний. М., 2002. С. 7).

Среди техник художественной обработки стекла распространены выдувные изделия, штамповка, резьба, гравировка. Стеклянная посуда производилась в Др. Египте, Др. Греции и Риме, в Византии. В домонг. Руси пользовались спросом цветные стеклянные бусы и браслеты. В Зап. Европе в эпоху готики стали делать стеклянные реликварии архитектурных форм, использовавшиеся для демонстрации святынь во время религ. процессий и церемоний. Расцвет западноевроп. художественного стекла начался с эпохи Ренессанса.

Вмч. Георгий. Панагия. XVI в. (ГВСМЗ)
Вмч. Георгий. Панагия. XVI в. (ГВСМЗ)

Вмч. Георгий. Панагия. XVI в. (ГВСМЗ)

Стекло было основой витража - вида монументальной живописи, достигшего высшего развития в Зап. Европе, однако известного в Византии и странах ее круга.

Из стекла изготовлялась смальта для мозаики монументальной и миниатюрной, образцами последней являются визант. иконы XIII-XIV вв.

Стекло является основой перегородчатой и выемчатой эмали, украшающей изделия из металла. Техника перегородчатой эмали, получившая развитие в Византии IX-XII вв., состоит в напаивании на металлическую поверхность тонких перегородок, образующих контуры изображений. Пустоты между ними заполняются порошкообразной цветной стеклянной массой, разведенной на воде или растительном связующем (мед, смола), с последующим обжигом и полировкой изделия. Наиболее знамениты эмали к-польских мастерских, работавших как для визант., так и для иностранных заказчиков (эмали X-XII вв. Пала д'Оро; первоначальные дробницы Мстиславова Евангелия, 1-я четв. XII в.). Более простой разновидностью эмали является выемчатая, предполагающая заполнение стеклянной массой углублений в медной или бронзовой основе, образующих изображение. Одним из древнейших центров производства эмалей был г. Лимож. Лиможскими эмалями украшены предметы утвари, найденные при археологических исследованиях в Суздале, оклад Евангелия из Антониева мон-ря (XIII в., НГОМЗ). В зрелом средневековье крупнейшим центром производства эмали был Новгород, на рубеже XV и XVI вв. эта роль перешла к Москве. В XVII в. в различных рус. центрах (Вятка, Ростов, Усолье) процветала живописная эмаль, украшавшая небольшие дробницы-медальоны. На серебряную или медную основу наносили фоновый слой одноцветной эмали, затем его расписывали эмалевыми красками, обжигали и полировали. С петровской эпохи в этой технике создавались портреты (мастера А. Г. Овсов, Г. С. Мусикийский).

Одним из крупнейших центров производства эмали был Ростов, где к сер. XIX в. работали ок. 100 мастеров-эмальеров. В XVIII-XIX вв. эмалевыми медальонами (дробницами) с изображениями священных сюжетов украшали предметы церковного убранства (потир работы Егора Искорникова для Донского мон-ря, 1795, ГИМ; дарохранительница Казанского собора, 1803-1807, ГМИР; эмалевые вставки работы Д. И. Евреинова со сценами «Проповедь Иоанна Крестителя в пустыне» по оригиналу А. Р. Менгса, «Воскресение Христа» по оригиналу неизв. художника, «Преображение» по оригиналу Рафаэля, «Св. Семейство» по оригиналу А. Бронзино), облачения и архиерейские митры (митра XIX в., ГМЗ «Ростовский кремль»), оклады икон и напрестольных Евангелий. Эмалевые медальоны с изображениями чтимых святых служили паломническими реликвиями («Прп. Сергий Радонежский перед гробами родителей», 2-я пол. XIX в., ЦМиАР, Гос. Музей изоискусств РТ (Казань)). Эмали в сочетании со сканью широко использовались в предметах т. н. рус. стиля 2-й пол. XIX - нач. XX в.

Панагия. 90-е гг. XVII в. (ГММК)
Панагия. 90-е гг. XVII в. (ГММК)

Панагия. 90-е гг. XVII в. (ГММК)
Материалом керамики (от греч. κέραμος - черепок) служит глина, сформированная от руки или на гончарном круге и затем обожженная. Со времен античности керамические изделия украшали гравировкой, штамповкой, росписью с дальнейшим покрытием облицовочным слоем цветной глазури. В романскую эпоху (XI в.) возникает высококачественная архитектурная керамика - облицовочные плитки и изразцы. На территории стран визант. круга создавались керамические иконы, прообразом к-рых стала одна из главных христ. святынь - Нерукотворный образ Спасителя на чрепии (Керамидион), находившийся в К-поле, почитавшийся наравне с Нерукотворным образом Спасителя на убрусе (Мандилион). Эти образы, тесно связанные с архитектурой, в московских храмах XIV-XVI вв. нередко дополнялись др. элементами фасадного убранства, выполненными в технике керамики, напр. орнаментальными поясами. Подобные иконы встречались в Болгарии в X в. Среди рус. икон известны: круглая икона «Св. Георгий» из Успенского собора Дмитрова (2-я пол. XIV - 1-я пол. XV в.), иконы с фасадов Борисоглебского собора Старицы (1558-1561), «Распятие Христово» с арочным завершением и круглая икона «Спас Нерукотворный» (обе 1561, ГИМ). Изразцы с орнаментами входили в храмовый декор рус. зодчества XVII в. (соборы Ярославля, Иосифова Волоколамского мон-ря, Воскресенского Новоиерусалимского мон-ря).

В западноевроп. искусстве религ. сюжеты изображали на печных изразцах (печной изразец с изображением мученичества, Богемия, XV в., Прага, Музей прикладного искусства). В эпоху Ренессанса в Италии получила развитие техника майолики: глина белого цвета покрывается 2 слоями глазури - непрозрачным, содержащим олово, и прозрачным блестящим, содержащим свинец. Роспись ведется по сырой глазури синей, зеленой, желтой и фиолетовой красками, способными выдержать последующий обжиг. Особенно известны майолики, выполненные мастерами флорентийской семьи делла Робиа - Лукой, Джованни и Андреа, сотрудничавшими с выдающимися архитекторами, напр. с Ф. Бруннелески. Майоликовые рельефы украшали интерьеры храмов (Капелла Пацци, 1430-1443) или фасады зданий (Воспитательный дом, 1444-1445). Популярностью пользовалась посуда из майолики: блюда, паломнические фляги, расписанные библейскими или аллегорическими сюжетами, заимствованными с гравюр, кувшины с украшениями и фигурами святых (кувшин с рельефными фигурами святых Екатерины, Варвары и Елисаветы, Богемия, XVI в., Прага, Музей прикладного искусства; паломническая фляга с изображениями Каина и Авеля, Урбино, XVI в., там же). Предметы из фаянса и фарфора (посуда, мелкая пластика), производившиеся в Европе с нач. XVIII в., служили гл. обр. для светских нужд. Значительно позднее фарфор начал использоваться для церковных украшений (фарфоровые иконостасы в мон-рях России 2-й пол. XIX в.).

Расцвет майолики эпохи модерна связан с декорацией фасадов, в т. ч. церковных: церквей в честь Воскресения Христова и Покрова Богоматери в Гороховском пер. в Москве (архит. И. Е. Бондаренко, 1907-1908), Спаса Нерукотворного в пос. Клязьма под Москвой (архит. С. И. Вашков, 1913-1916).

Среди техник церковных художественных тканей преобладают лицевое и орнаментальное шитье, гобелены. В ткачестве эпохи поздней античности и раннего христианства сосуществовали языческие и христ. орнаментальные мотивы и образы (копт. ткани IV-X вв., ГЭ). В вост. и зап. христианстве распространенным способом украшения тканых изделий, особенно предназначавшихся для церковной службы, была вышивка. В эпоху средневековья лицевое шитье было областью жен. творчества, отличавшегося особым благочестием, поскольку оно отчасти повторяло занятия Девы Марии во время Ее пребывания в иерусалимском храме, когда Она, согласно изводу Благовещения Пресв. Богородицы, пряла пурпурную нить. Прядение руками Богоматери символизировало Воплощение, сотканную плоть Богочеловека, что придавало древнему ремеслу богословский смысл.

Распятие с предстоящими. Керамическая икона. Кон. XIII в. (музей ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция)
Распятие с предстоящими. Керамическая икона. Кон. XIII в. (музей ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция)

Распятие с предстоящими. Керамическая икона. Кон. XIII в. (музей ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция)

Орнаментальное шитье в сочетании с драгоценными камнями, жемчугом, лицевыми и орнаментальными дробницами украшало одежды священнослужителей (Большой (Византия, 1414-1417, ГММК) и Малый (сер. XIV в., Византия, XV-XVII вв., Россия, ГММК) саккосы митр. Фотия). Лицевое шитье использовалось при создании пелен к иконам, литургических и надгробных покровов. Иконография сюжетов, как правило, повторяла живописную иконографию. Работа над исполнением важных предметов шитья распределялась подобно работе над иконами или фресками. Знаменщиками композиций были лучшие художники своего времени. Так, в сер.- 2-й пол. XVII в. С. Ушаков занимался знаменанием произведений мастерских Оружейной палаты (Маясова. 2004. С. 9, 46-47). Др. мастера специализировались на «знаменании» слов и трав. Мастерские имели технические секреты и стилистические особенности. В XVI в. популярностью пользовалось шитье мастериц кнг. Евдокии (в иночестве Евфросинии) Старицкой, служившее образцом: известно, что в 1602 г. по указу Бориса Годунова в Кириллов Белозерский мон-рь возвратили плащаницу («воздух большой») работы старицкой мастерской, к-рый брали в Москву для копирования (Там же. С. 62). В XVII в. славились качеством и количеством произведений мастерские Строгановых.

К драгоценному убору богослужебных книг, прежде всего напрестольных Евангелий, относятся поворозы, или прокладицы,- богато украшенные закладки с орнаментальным шитьем и жемчугом. Ими закладывали тексты, читаемые на богослужении (Сазанова Е. Г. Закладки как элемент оформления напрестольных евангелий XVI-XVII вв. // Кировский худож. музей им. В. М. и А. М. Васнецовых: Мат-лы и исслед. Киров, 2005. С. 4-11).

Ткани, а иногда и шитье иностранного производства широко использовались на правосл. Востоке для церковных облачений. Саккос, вероятно заказанный в Италии для К-польского патриарха Кирилла Лукариса (кон. XVI-XVII в., ГММК), украшают шитые вставки с изображениями святых; в сер. XVII в. этот саккос попал в Россию и принадлежал патриарху Иоасафу II.

Вознесение. Фрагмент Большого саккоса митр. Фотия. 1414-1417 гг. (ГММК)
Вознесение. Фрагмент Большого саккоса митр. Фотия. 1414-1417 гг. (ГММК)

Вознесение. Фрагмент Большого саккоса митр. Фотия. 1414-1417 гг. (ГММК)

Лицевое церковное шитье в зап. традиции могло иметь монументальный и мемориальный характер. Так, на ковре из Байё (ок. 1080, Музей в Байё; 2×0,5 м) запечатлена история завоевания Англии норманнами. Кроме того, зап. традиция использовала тканые стенные произведения (шпалеры) с изображениями новозаветных событий (поклонение волхвов, житие Богородицы, Апокалипсис). Некоторые тканые изделия церковного назначения, напр. производившиеся во франц. г. Туре ковры для скамей хора с обильным цветочным декором, имитировали завесы с приколотыми живыми цветами, традиционно украшавшие улицы во время прохождения религиозных процессий в праздник Тела Господня (Corpus Christi). Со средних веков до кон. XVI в. в Нидерландах, Франции, Германии изготовляли тканые произведения, предметы церковного облачения, а также гобелены и шпалеры с сюжетами церковного характера.

С эпохи Ренессанса гобелены ткали по картонам известных мастеров, в т. ч. на религ. сюжеты (серия гобеленов «Сказания о деве Марии Саблонской», Брюссель, 1518-1519, по картонам Б. ван Орлея (?)).

С XVII до нач. XIX в. интерес к религ. сюжетам и иной продукции церковного характера падает, европ. гобеленные мануфактуры сосредоточиваются на повторении произведений ведущих светских мастеров (П. П. Рубенса, Ф. Буше и др.).

Дерево, в т. ч. редких пород (кипарис - материал афонских резчиков),- один из наиболее древних материалов Д.-п. и. Ведущие техники обработки дерева - резьба и точение. Деревянные произведения церковного Д.-п. и. близки к произведениям архитектуры (царские и входные врата, напр. «Златые» врата для юж. входа в собор Св. Софии в Новгороде (60-е гг. XVI в., фрагменты в ГРМ), тябла и иконостасы XVII-XVIII вв., амвоны, напр. новгородский амвон (1533, ГРМ)) и скульптуры (статуи, распятия, вотивные кресты, напр. Людогощинский крест (1359, НГОМЗ)), к «иконам на рези» («Никола Можайский», XIV в., ГТГ; «Никола Можайский», XIV в., Никольская ц. Высоцкого мон-ря в Серпухове). Из дерева изготовлялись служебные сосуды, а также деревянные кресты, четки, плошки, производимые монастырскими мастерскими для паломников наряду с написанием образов почитаемых святых, копий чтимых в обители икон и с переписыванием житий. В XVI-XVII вв. деревянной резьбой обильно украшали 2-сторонние кресты, оправленные драгоценными окладами.

Приемам резьбы по дереву близки приемы обработки кости: слоновая (хрисоэлефантинная техника) была известна с античности, позже в Византии, а также в Зап. Европе. Рус. мастера резали из моржовой кости (Киликиевский крест (1569, ВГИАХМЗ), резная икона «Свт. Петр, митрополит, с житием» (нач. ХVI в., ГОП), по изводу аналогичная живописной иконе Дионисия).

История изучения Д.-п. и. Др. Руси

идет параллельно с развитием истории и филологии (Стерлигова. 1996. С. 11-20). Этому процессу способствует начало крупных изменений сложившихся средневек. комплексов церковного убранства (Петровский указ 1722 г. о привесах, влияние искусства Зап. Европы, идей протестантизма). Формируются первые светские собрания - древлехранилища, частные коллекции. До 2-й пол. XIX в. именно памятники Д.-п. и., а не живопись привлекают внимание ученых и ценителей национальных художественных древностей. Первое монографическое исследование Д.-п. и. было посвящено Магдебургским (Корсунским, Сигтунским) вратам новгородского Софийского собора (Аделунг Ф. П. Корсунские врата, находящиеся в новгородском Софийском соборе. М., 1834). Среди публикаций этого периода следует назвать «Древности Российского государства» И. М. Снегирёва (М., 1849-1853. 6 отд.), иллюстрации для к-рых (рисунки Ф. Г. Солнцева) послужили материалом для исследований И. Е. Забелина по истории рус. ремесел.

Крест. Кон. XVII в. (мон-рь прп. Дионисия на Афоне)
Крест. Кон. XVII в. (мон-рь прп. Дионисия на Афоне)

Крест. Кон. XVII в. (мон-рь прп. Дионисия на Афоне)

С сер. XIX в. активизировалось развитие церковной археологии, дополнявшей письменные источники и изучавшей произведения Д.-п. и. как памятники национальной истории и духовности. Были опубликованы: 2-я ч. «Археологических описаний церковных древностей в Новгороде и его окрестностях» (1861) архим. Макария (Миролюбова), содержащая перечень утвари и икон разного времени и разных стран; исследования Г. Д. Филимонова, создателя Об-ва древнерус. искусства при московском Публичном музее (существовало в 1864-1874). Церковной утварью представлены памятники национальной истории в музейных и частных коллекциях этого времени: в коллекции П. И. Щукина, переданной им Историческому музею в Москве, в Музее древнерус. искусства АХ (1856), в ЦАМ СПбДА (1879). В трудах Н. П. Кондакова и Н. В. Покровского, опубликованных на рубеже XIX и XX вв., произведения церковной утвари, гл. обр. новгородские, были включены в историю как рус., так и всего христ. искусства. В это же время создавались описания крупных коллекций церковного убранства, предваряющие музейные каталоги, напр. описание Патриаршей ризницы в Московском Кремле архим. Саввы (Указатель для обозрения моск. патриаршей (ныне синодальной) ризницы и б-ки. М., 18634).

После 1917 г. большинство иконописцев были вынуждены специализироваться на производстве бытовых предметов (шкатулки, панно, броши, адреса), украшенных росписью, в традиционно занимавшихся народными промыслами селах Палех, Мстёра, Федоскино, Холуй. Предметы, конфискованные у частных собственников и Церкви, составили основу крупных коллекций гос. музеев, в к-рых началось систематическое изучение памятников светской и церковной древности и их научная реставрация. В советский период исследование предметов церковной утвари и убранства, воспринимавшихся как второстепенные по отношению к архитектуре, скульптуре, живописи, в т. ч. иконописи, было возможно или в рамках народного искусства, или в контексте развития стиля, без рассмотрения их литургической функции.

Большой вклад в развитие изучения истории древнерус. искусства, в т. ч. памятников Д.-п. и., внесли находки, сделанные научными археологическими экспедициями. Труды А. В. Арциховского, В. Л. Янина, Б. А. Рыбакова, систематизировавшие итоги археологических открытий, создали базу для фундаментальных исследований истории древнерус. искусства. Во 2-й пол. XX в. предметы малых форм, выполненные в различных техниках, изучала Т. В. Николаева; произведения золотого и серебряного дела - М. М. Постникова-Лосева, Г. Н. Бочаров, И. А. Стерлигова; художественного литья, в т. ч. медного,- В. Г. Пуцко; шитья - Н. А. Маясова. Технику золотой наводки исследовал Н. Г. Порфиридов (НИАМЗ); обработки дерева - Н. Н. Померанцев, деревянной резьбы - И. И. Плешанова (ГРМ), И. М. Соколова (ГММК); перегородчатых эмалей - Т. И. Макарова. Различным вопросам, связанным с памятниками Д.-п. и. местных школ Др. Руси, посвящены труды А. В. Рындиной; работы о визант. Д.-п. и. публиковали А. В. Банк, В. Н. Залесская (ГЭ). Были изданы каталоги коллекций предметов Д.-п. и., а также посвященные этому вопросу отдельные монографии. Зарубежные исследователи сер. XX в. рассматривали предмет в его культурно-историческом контексте (Grabar. 1957). Новый этап в изучении отечественного средневек. Д.-п. и. отмечен выставкой, посвященной празднованию 1000-летия христианства на Руси (Москва, АХ, 1988), широко представившей памятники церковного убранства. Современные исследования произведений Д.-п. и. строятся на их стилистическом искусствоведческом анализе в соединении с данными церковной археологии и смежных дисциплин источниковедения, палеографии, эпиграфики и др. (Стерлигова. 2000). Совр. выставки и каталоги представляют в экспозиции предметы церковного убранства с т. зр. материала и техники, а также их функции в храмовом ансамбле (Царский храм. 2003).

Лит.: Забелин И. Е. Ист. обозрение финифтяного и ценинного дела в России. СПб., 1853; он же. О металлическом производстве в России // ЗРАО. 1853. Т. 5. С. 1-136; Макарий (Миролюбов), архим. Археол. описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. СПб., 1861. 2 ч.; Кондаков Н. П., Толстой И. И. Рус. древности в памятниках искусства. СПб., 1897. Вып. 5; 1899. Вып. 4; Покровский Н. В. Древняя Софийская ризница в Новгороде // ВАИ. 1914. Вып. 22; Храм Воскресения и Покрова при 2-й моск. общине старообрядцев поморского брачного согласия в Токмаковом пер. М., 1914 (отд. отт. из: Церковь. 1914); Гущин А. С. Памятники худож. ремесла Др. Руси X-XIII вв. Л., 1936; Grabar A. N. Le reliquaire byzantin de la cathédrale d'Aix-la-Chapell // Karolingische und Оttonische Kunst. Wiesbaden, 1957. Bd. 3. S. 282-297; Даркевич В. П. Произведения зап. худож. ремесла в Вост. Европе (X-XIV вв.). М., 1966; Маясова Н. А. Древнерус. шитье. М., 1971; она же. Древнерус. лицевое шитье: Кат. М., 2004; Василенко В. М. Народное искусство: Избр. труды о нар. творчестве X-XX вв. М., 1974; он же. Рус. прикладное искусство: Истоки и становление. М., 1977; Постникова-Лосева М. М. Рус. ювелирное искусство: Его центры и мастера XVI-XIX вв. М., 1974; Пуцко В. Г. Оклад рус. литург. книги XIV-XVI вв. // Музеj примењене уметности. Београд, 1974. Зб. 18. С. 13-32; он же. Рус. сюжетное худож. литье и его модели // Рус. медное литье. М., 1993. Вып. 2. С. 17-29; Макарова Т. И. Перегородчатые эмали Др. Руси. М., 1975; она же. Черневое дело Др. Руси. М., 1986; она же. Древнерус. наследие в ювелирном деле ранней Москвы, XIV в.: Облачение митр. Алексея. М., 1998; Николаева Т. В. Прикладное искусство Моск. Руси. М., 1976; Банк А. В. Прикладное искусство Византии XI-XII вв. М., 1978; Рындина А. В. Древнерус. мелкая пластика: Новгород и центр. Русь XIV-XV вв. М., 1978; она же. О литург. символике древнерус. серебряных панагий // Восточнохрист. храм: Литургия и искусство. СПб., 1994. С. 204-219; Большая иллюстрир. энцикл. древностей / Пер.: Б. Б. Михайлов. Прага, 1980. С. 56-62. Ил. 60-72; Демидов С. В. Художник С. И. Вашков и его постройки в пос. Клязьма // Реставрация и исслед. памятников культуры. М., 1982. Вып. 2. С. 111-116; Рус. прикладное искусство XIII - нач. XX в. из собр. ГВСМЗ / Авт.-сост.: Н. Н. Трофимова. М., 1982; Худож. шитье Др. Руси в собр. Загорского музея / Авт.-сост.: Т. Н. Манушина, науч. ред., введ.: Т. В. Николаева. М., 1983; Мартынова М. В. Оклад иконы «Богоматерь Млекопитательница» из собр. музеев Моск. Кремля // ДРИ. М., 1984. Вып.: XIV-XV вв. С. 101-112; она же. Московская эмаль XV-XVII вв.: Кат. М., 2002; Борисова Е. А., Стернин Г. Ю. Рус. модерн. М., 1994. С. 20-21. Ил. 180; Залесская В. Н. К интерпретации символики литург. сосудов из собр. ГЭ // Восточнохрист. храм: Литургия и искусство. СПб., 1994. С. 142-147; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода: Худож. металл XI-XV вв. М., 1996. С. 150-154. Кат. 13; Стерлигова И. А. История собирания и изучения декоративно-прикладного искусства Вел. Новгорода // Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. М., 1996. С. 11-20; она же. Драгоценный убор древнерус. икон XI-XIV вв.: Происхождение, символика, худож. образ. М., 2000; Игошев В. В. Ярославское худож. серебро XVI-XVIII вв.: Кат. М., 1997; Памятники архитектуры Москвы: Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII в. (от Земляного до Камер-Коллежского вала). М., 1998. С. 273; Россия. Православие. Культура: Кат. выст. [М., 2000.] С. 121, 124-125, 250, 252. Кат. 596; Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле: Кат. выст. М., 2003; Италия и Моск. Двор: Кат. выст. / Сост.: И. И. Вишневская. М., 2004. С. 72. Кат. 96.
М. А. Маханько
Ключевые слова:
Декоративно-прикладное искусство, раздел изобразительного искусства Декоративно-прикладное искусство. Грузия Декоративно-прикладное искусство. Россия Декоративно-прикладное искусство. Греция Декоративно-прикладное искусство. Предметы церковного обихода (см. также Литургика)
См.также:
ДИМИТРИЕВ ПРИЛУЦКИЙ В ЧЕСТЬ ВСЕМИЛОСТИВОГО СПАСА, ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЧЕСТНЫХ ДРЕВ КРЕСТА ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Вологодской и Великоустюжской епархии)
АВОРИЙ термин, принятый для обозначения разнообразных предметов из резной слоновой кости
АЛАВАСТР в богослужении визант. обряда сосуд для хранения св. мира
АЛФЕРЬЕВ ЯРОСЛАВЕЦ ( XVI в.), серебряных дел мастер
АЛЬБАНЫ САРКОФАГ один из первых (ок. 270 г.) христ. саркофагов в Европе
АМВРОСИЙ (XV в.), инок Троице-Сергиева монастыря, резчик, золотых дел мастер
АМПУЛА в Древнем Риме - сосуд из глины, стекла или металла для хранения жидкостей; в православной и католической Церквах - небольшой сосуд для хранения мира, святой воды и др. священных жидкостей
АНАНИЯ ( кон. XV-нач. XVI вв.), свящ., резчик, исполнивший 2 створки миниатюрного складня «Премудрость созда себе дом. Праздники» (ГРМ)
АНАСТАСИЯ РОМАНОВА (ок. 1531-1560), рус. царица, первая жена Иоанна IV Васильевича Грозного
АНДРЕЕВ Василий (кон. XVII в.), московский гравер, резных дел мастер, серебряник, медальер