Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАСТОРИЙСКАЯ МИТРОПОЛИЯ
Т. 31, С. 602-636 опубликовано: 8 января 2018г.


КАСТОРИЙСКАЯ МИТРОПОЛИЯ

[греч. ῾Ιερὰ Μητρόπολις Καστορίας], епархия Элладской Православной Церкви, включает почти всю территорию нома Кастория и небольшую часть нома Флорина, расположенных в Зап. Македонии (Греция); кафедра в г. Кастория, митрополичий собор (1851) освящен в честь праздника Успения Пресв. Богородицы.

История и градостроительство

Кастория расположена на берегу одноименного озера (др. название - Орестиада). Окрестности Кастории были заселены с неолитической эпохи: в 7 км от города, близ с. Диспильо, археологами обнаружено поселение с домами на сваях. Кастория была основана близ позднерим. Диоклетианополя, построенного имп. Диоклетианом на месте древнего г. Келетр (близ совр. г. Аргос-Орестико). В Диоклетианополе существовала епископская кафедра. Археологами обнаружены фундаменты 3 раннехрист. базилик. Трехнефная базилика А (IV в.), вероятно, являлась кафедральным храмом. За городскими стенами расположены однонефная базилика В (IV-V вв.) и 3-нефная базилика Г (IV в.), построенная на фундаменте гражданского рим. здания и служившая усыпальницей. В Аргос-Орестико находятся раннехрист. 3-нефная базилика и визант. ц. вмч. Георгия, в с. Ермас - 3-нефная базилика нач. IV в. Диоклетианополь пришел в запустение из-за варварских нашествий, но имп. Юстиниан I возвел поблизости новые укрепления на месте совр. Кастории (Procop. De aedificiis. IV 3, 4). В Кастории сохранились руины стен рим., раннехрист., визант. и поствизант. времени, защищавших город со стороны перешейка (на северо-западе). Стена начиналась там, где сейчас находится усадьба Псарадика, шла к северо-западу и заканчивалась недалеко от места, где позднее разместилось тур. медресе. В ней было 4 башни (развалины одной сохр.) и т. н. Большие ворота - главный вход в город. Кроме того, на перешейке в визант. время были построены и внутренние укрепления (цитадель) с башнями и со стенами, смыкавшимися с внешней стеной. По свидетельствам жителей, цитадель была разрушена турками в 1904 г. Фрагменты стен сохранились во мн. местах. Исследования позволяют предположительно отнести строительство внутренних стен к правлению имп. Юстиниана I с достройками и переделками IX-X вв., поскольку по технике они близки к другим укреплениям этой эпохи, в частности в Охриде (Δρακοπούλου. 1997. Σ. 19).

Крепостная стена Кастории времени имп. Юстиниана
Крепостная стена Кастории времени имп. Юстиниана

Крепостная стена Кастории времени имп. Юстиниана
В 3-й нотиции епархий К-польского Патриархата (нач. VIII в.) говорится о подчиненной Фессалоникийской митрополии Кастрской епископии (Κάστρων), к-рую исследователи предположительно отождествляют с Касторийской (Darrouzès. Notitiae. N 3. Р. 236). В 780 г. имп. Ирина сослала в Касторию сторонников своего сына Константина VI (Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 24). Ядро визант. города - территория в пределах крепости. На месте совр. мечети Куршум-джами размещалась большая раннехрист. базилика, к которой вела улица от Больших ворот. Древнейшие храмы относятся к IX-XI вв. и находятся в квартале Иконому, совпадающем с территорией крепости (ц. Панагии Кумбелидики - единственный в Кастории триконх; небольшие однонефные храмы вмч. Димитрия Солунского, св. Таксиарха (т. е. арх. Михаила) у Гимназии, Пресв. Богородицы у Гимназии), и в соседнем квартале Елеусы (3-нефная базилика первомч. Стефана, очевидно, бывш. соборный храм; однонефный храм вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас»). Трехнефная базилика св. Таксиархов (т. е. Чиноначальников архангелов Михаила и Гавриила) у Митрополии, также относящаяся к IX-X вв., расположена довольно далеко от древнего ядра города. Скорее всего она была кладбищенской церковью, о чем свидетельствуют более поздние изображения усопших касторийцев на ее стенах.

Регулярное упоминание Кастории в источниках начинается с описаний болгаро-визант. войн кон. Х в. В Х в. Касторию (болг. Костур) дважды завоевывали болгары - при царе Петре (927-948) и при царе Самуиле (997-1014). В 1018 г. Кастория была возвращена в состав Византийской империи имп. Василием II Болгаробойцей. К нач. XI в., вероятно, относится строительство одной из самых известных визант. церквей города - 3-нефной базилики св. Бессребреников в квартале Вмч. Пантелеимона. В хрисовуле Василия II, касающемся автокефальной Охридской архиепископии (1020), Кастория стояла на 1-м месте из 31 епископии, подчиненной Охриду, и поэтому именовалась «первопрестольной». Согласно этому документу, Кастории подчинялись Корестия, Колония (Κολώνεια, Κολώνη), Девол, Воюса (в тексте Вооса - τὴν Βοῶσαν) и Мор (τὸν Μωρόν) (Gelzer. 1893. S. 42). Из данного хрисовула следует, что в Х в. Касторийская епархия входила в состав Болгарского Патриархата, т. к. в тексте говорится, что Охридский архиепископ «владеет и управляет всеми болгарскими епископствами, которыми при царях Петре и Самуиле владели и управляли тогдашние архиепископы» (Gelzer. 1893. S. 44). И. Снегаров предположил, что при этих царях территория буд. Касторийской епархии была частью Девольской епископии, а Василий II перенес центр этой церковно-адм. единицы в Касторию (Снегаров. 1924. С. 24-25). По мнению П. Коледарова, Мор - это горный массив Тмор (Томор, Томори) в сев.-зап. части Девольской епископии (Коледаров. 1982. С. 101; Николова. 1997. C. 102-103). Девол, с которым связана деятельность равноап. Климента Охридского, в период Первого Болгарского царства являлся центром Девольской епископии. Хотя Девольская епископия была присоединена к Касторийской при реорганизации в 1018-1019 гг. Болгарской Церкви Василием II (Коледаров. 1982. С. 101; Он же. 1985. C. 579; Николова. 1997. C. 90-91), уже в кон. XI - нач. XII в. она была отделена от нее.

Церковь вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому. IX–Х вв.
Церковь вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому. IX–Х вв.

Церковь вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому. IX–Х вв.
О епископах Кастории визант. периода сохранились крайне скудные сведения. Печать 1-го названного по имени Касторийского еп. Иоанна Р. Жанен относит к эпохе Комнинов, а В. Лоран - к Х в. (Laurent V. Le corpus des sceaux de l'Empire byzantin. P., 1965. T. 5(2). N 1499). О существовании в XI в. еп. Феодора известно тоже благодаря сохранившейся печати. Жившие во время архиепископства свт. Феофилакта Болгарского (кон. XI - нач. XII в.) Касторийский и Белградский епископы были выбраны из ученых мужей К-поля (PG. 126. Col. 525). Автором Жития прп. Антония Нового Веррийского был Касторийский еп. Кир (иногда в научной литературе ошибочно называемый Кириллом), время жизни к-рого приблизительно относят к XI-XII вв.

В 1071 г. Кастория выдержала осаду болг. войска Константина Бодина (впосл. болг. царь Петр III), в 1082-1083, 1096 и 1185 гг. была захвачена норманнами. Возможно, в память об изгнании норманнов в 1083 г. визант. войсками был построен и украшен фресками храм мон-ря Мавриотисса на берегу оз. Кастория, в 3 км от города,- по преданию, именно на том месте высадились имп. Алексей I Комнин и полководец Георгий Палеолог перед штурмом крепости.

В XII в. в Кастории начинается период расцвета, благоприятный для строительства и украшения церквей. Анна Комнина говорит о Кастории как о значительной крепости и о происхождении ее названия от греч. слова κάστρον - замок (Ann. Comn. Alex. VI 1. 1); это мнение расходится с более поздней этимологией, связывавшей этот топоним с обитавшими в озере бобрами (κάστωρ - бобр). В XII в. ал-Идриси назвал Касторию богатым городом. От комниновского периода сохранились украшенные фресками церкви прп. Стилиана или прп. Алипия, вмч. Димитрия Солунского в квартале Елеусы и свт. Николая Чудотворца Каснициса, а также росписи 2-го слоя в ц. св. Бессребреников и нек-рое количество икон, происходящих из местных храмов. Эти материальные данные и упоминания в письменных источниках свидетельствуют о том, что Кастория в XII в. была не только богатым и многолюдным городом, но и значительным культурным центром, связанным с Охридом, Фессалоникой и Константинополем.

После захвата К-поля крестоносцами (1204) Кастория сначала вошла в состав Второго Болгарского царства (хотя, возможно, это произошло еще в 1203 г. (Примов Б. Утвърждаване и териториално разширение на Втората българска държава в края на ХII и началото на ХIII в. // История на България. София, 1982. Т. 3. С. 136; Kravari V. Villes et villages de Macédoine occidentale. P., 1989. P. 40-41)). После смерти болгарского царя Калояна Кастория была занята крестоносцами. В 1208 г. папа Римский Иннокентий III назначил в Касторию лат. епископа. Но вскоре Кастория была включена во владения Стреза († 1214, племянника болг. царей Иоанна I Асеня и Калояна), центром к-рых был г. Просек. В 1215/16 г. Касторию завоевал эпирский деспот Феодор Комнин Дука Ангел. Т. к. нек-рые епархии Охридской архиепископии были переведены болгарами в юрисдикцию Тырновского архиепископа и греч. архиереи заменены болгарскими, то после присоединения этих территорий к Эпирскому деспотату возник спор об их каноничности. По распоряжению деспота Феодора между 1217 и 1220 гг. был созван архиерейский Собор в Охриде под председательством архиеп. Димитрия II Хоматиана. На Соборе греч. духовенство возглавлял не названный по имени Касторийский епископ, а болгарское - Могленский (Меглинский). Собор вынес примирительное решение: поставленные в Болгарии епископы будут заменены, но рукоположенные ими священники и диаконы продолжат служение, однако на них будет наложена епитимия.

После возвращения Кастории под власть болг. царя Иоанна II Асеня (1218-1241) Касторийская епископия осталась в юрисдикции Охридской архиепископии, поскольку ее нет среди перечисленных в Синодике Болгарской Церкви епархий, напрямую подчинявшихся Тырновскому патриарху. Вскоре после смерти Иоанна II Асеня Кастория вошла в состав Эпирского деспотата, но присутствие болгар в городе засвидетельствовано ктиторскими портретами болг. царя Михаила I Асеня (1246-1256/57) и его матери Ирины, дочери эпирского деспота Феодора, на зап. наружной стене ц. св. Таксиархов у Митрополии.

Ок. 1252 г. Кастория была взята никейским имп. Иоанном III Ватацем, но ок. 1257 г. отвоевана эпирским деспотом Михаилом II. В 1259 г. армия Михаила VIII Палеолога, выиграв битву на Пелагонийской равнине недалеко от Кастории против альянса войск Михаила II, ахейского кн. Вильгельма II Виллардуэна и правителя Сицилии Манфреда, осадила город и присоединила его к визант. владениям. Как полагают исследователи, с этим событием связано создание композиции (1259-1264) с изображением имп. Михаила VIII на юж. фасаде ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы.

Несмотря на политические изменения и войны, в 1-й пол. XIII в. культурная жизнь в регионе продолжалась, и Кастория наряду с Охридом и Веррией являлась одним из основных художественных центров, важнейшим из которых была Фессалоника. Местная художественная традиция отличалась нек-рым консерватизмом, но не была изолирована от общих для всего Балканского п-ова процессов. К XIII в. помимо упомянутых выше ктиторских композиций на фасадах храмов относится целый ряд памятников: 2-й слой росписи ц. первомч. Стефана (рубеж XII и XIII вв.) и более поздние отдельные композиции; поновленные фрески ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы (2-я пол. XIII в.); 1-й слой росписи ц. Панагии Кумбелидики (60-80-е гг. XIII в.); фрески ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье (1295-1317); мн. иконы, в т. ч. рельефные. Однако искусство 1-й пол. XIV в. в К. м. не представлено ни фресками, ни иконами.

Древо Иессеево. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы. 1259–1264 гг.
Древо Иессеево. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы. 1259–1264 гг.

Древо Иессеево. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы. 1259–1264 гг.
В XIV в. Кастория процветала, Иоанн VI Кантакузин называл ее великим городом (Cantacus. Hist. Vol. 1. P. 451). Ок. 1309 г. Иоанн II, фессалийский дука и правитель Нов. Патр, женившись на Ирине, внебрачной дочери визант. имп. Андроника II Палеолога, провозгласил себя дукой «Великой Влахии и Кастории» или «господином земель Афинских, Неопатрских и дукой Кастории». После 1318 и до 1332/33 г. Кастория подчинялась визант. вельможе Стефану Гавриилопулу. Во время гражданской войны между императорами Андроником II и Андроником III последний в 1328 г. занял Касторию. В 1334 г. из-за предательства полководца Сиргиана город захватили войска серб. кор. Стефана IV Душана, но спустя неск. месяцев по мирному договору Кастория была возвращена Андронику III. Кастория была окончательно включена в состав серб. гос-ва в 1342/43 г. После смерти Стефана Душана в Кастории сначала правил его брат Симеон Урош, или Синиша (1356-1359), а затем Марко Кралевич и Остоя Райкович. Нек-рые исследователи включали Касторию в состав владений Радослава Хлапена из-за ошибочного отождествления мон-ря Месонисиотисса, чьим ктитором был этот правитель, с мон-рем Мавриотисса близ Кастории.

В 1380 г. Касторией завладели албанцы (Балша II Балшич, семья Музаки). При султане Мураде I, вероятно в 1385 г., город был захвачен турками. С сер. XV в. в Кастории стали производить меховые изделия, что привело к ее экономическому расцвету. В сер. XV в. в Кастории было 20 христ., а также евр. квартал, и 1 мусульм. община. Из тур. реестров следует, что значительную часть христ. населения составляли славяне.

Новый подъем художественной активности в Кастории пришелся на 2-ю пол. XIV и XV в., когда городом владели сербы (c 1342/43 до 70-х гг. XIV в.), албанцы (до 1385) и турки (с 1385). В это время были обновлены некоторые старые храмы. Так, в правление Симеона Уроша, брата Стефана Душана, в 1359/60 г. была украшена фресками ц. св. Таксиархов у Митрополии. Были построены и расписаны мн. новые храмы: свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» и вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» (квартал Вмч. Пантелеимона); свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» и Пресв. Богородицы Фанеромени (квартал Ап. Луки); свт. Николая Чудотворца «ту Петрити» (квартал Драгота). Церковь свт. Афанасия Великого «ту Музаки» была построена и расписана в 1383/84 г. по заказу албан. правителей города, братьев Стои и Феодора Музаки, и иером. Дионисия. Касторийские храмы 2-й пол. XIV в., как и современные им храмы в Охриде и др. областях Македонии представляли собой, как правило, скромные по размерам и облику постройки частных лиц. Среди них преобладают однонефные церкви из неотесанных камней или из камня и кирпича, с деревянными перекрытиями, почти лишенные украшений. В их росписях прослеживается определенная стилистическая линия, преобладающая в это время во всей Охридской архиепископии, ориентированная на известные образцы неклассического, экспрессивного стиля. Большое число близких друг к другу ансамблей 2-й пол. XIV в. позволяет исследователям предполагать наличие местной мастерской, работавшей как в Кастории, так и за ее пределами. Об участии в это время Кастории в культурной и духовной жизни Византии свидетельствуют также письменные источники. Так, из соборного определения свт. Филофея Коккина, патриарха К-польского (1368), и из его Похвального слова свт. Григорию Паламе известно, что уже тогда этот святой особо почитался в Кастории, где ему был посвящен храм и торжественно праздновался день его памяти.

Распятие ап. Андрея Первозванного. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.
Распятие ап. Андрея Первозванного. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.

Распятие ап. Андрея Первозванного. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.
В османский период крепость и близлежащие кварталы заняли мусульмане. Христ. общины стали постепенно смещаться к Апозари. В кон. XIV-XV в. произошло объединение балканских территорий под единой властью, что способствовало развитию торговли, культурных связей и художественных традиций в Кастории. В первые десятилетия османского господства как в новых, так и в старых частях города продолжали возводить и расписывать небольшие храмы: св. Иоанна Предтечи, Трех святых (мучеников Гурия, Самона и Авива), ап. Андрея Первозванного «ту Русули» и др. На рубеже XV и XVI вв. в Кастории работала крупная местная мастерская, к-рой атрибутируют фрески в храмах свт. Николая Чудотворца (монахини Евпраксии) 1485/86 г., свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», свт. Николая Чудотворца «ту Магалиу» 1504/05 г. и мн. др. ансамбли как в Кастории, так и за ее пределами, на обширной территории от Метеор до Молдавии. В живописи Кастории XVI-XVII вв. можно выделить много общих черт с произведениями мастеров Сев.-Зап. Греции и критской школы. В росписях и иконах все больше проявлялось влияние зап. искусства, которое было обусловлено торговыми связями с Венецией и городами побережья Адриатического м.

В это время Кастория по-прежнему входит в состав Охридской архиепископии, но с 1532 г. становится митрополией. На архиерейском Соборе Охридской архиепископии в 1529 г. не присутствовали Касторийский епископ и 7 др. епархиальных архиереев, что, по мнению Снегарова, могло быть связано с конфликтом грекоязычных и славяноязычных иерархов (Снегаров. 1932. С. 26-27). Из послания Александрийского патриарха Иоакима I к Охридскому архиеп. Прохору (ок. 1530, сохр. в слав. переводе) известно, что Касторийский архиерей вместе со своими сторонниками «смущал Церковь» (Охридскую архиепископию). В архиерейском Соборе 1532 г. приняли участие все иерархи, кроме Касторийского.

В сер. XVII в. тур. путешественник Эвлия Челеби насчитал в Кастории 70 церквей, а вне стен крепости - 16 христ. кварталов, еврейский и 3 мусульманских. В XVII в. торговец мехами и меценат Манолакис Касторианос выделял значительные средства на храмостроительство и развитие греч. просвещения, в т. ч. Великой школы нации в К-поле, школ на Хиосе, Патмосе, в Арте, Анатоликоне и Кастории. В 1705 г. в Кастории на средства Георгия Кастриотиса также была открыта греч. школа. Кроме того, с 1711 г. действовала церковная школа купца Георгия Киридзиса, где в 1713-1721 гг. преподавал знаменитый дидаскал Мефодий Анфракитис, временно запрещенный в священнослужении на Патриаршем Соборе 1723 г. за распространение идей квиетиста Мигеля де Молиноса (1628-1696).

В 1706 г. Касторийскому митрополиту подчинялись епископы Сисаниона, Моглены и Молискоса. Во 2-й пол. XVIII в. нек-рые Касторийские митрополиты активно участвовали в борьбе между сторонниками присоединения к К-польской Патриархии и приверженцами независимости Охридской архиепископии. Касторийский митр. Хрисанф, относившийся к их числу, был низложен в 1756 г., а на его место возведен Евфимий, который ориентировался в своей деятельности на К-поль. В 1-й пол. 1761 г. Хрисанфу удалось вернуть себе кафедру, но в 1764 г. он был снова смещен Евфимием (Там же. С. 144-145). При К-польском патриархе Самуиле (1763-1768) Касторийский митрополит и знатные горожане Касторийской епархии оказали сильное влияние на принятие решения об упразднении Охридской архиепископии. В заявлении неск. митрополитов Охридской архиепископии о присоединении ее к К-польскому Патриархату 1-й стояла подпись Касторийского митр. Евфимия.

В 1767 г., после упразднения Охридской архиепископии, Кастория стала митрополией К-польского Патриархата. Касторийский митрополит получил титул экзарха. В 1804 г. город делился на 11 енорий (благочиний), 2 представителя из каждого благочиния составляли совет под председательством митрополита.

Жители К. м. участвовали в антитур. восстаниях 1821 и 1878 гг. в Македонии; уроженцем Кастории был военачальник И. Папарескас.

Касторийская епархия не была присоединена к образованному в 1870 г. Болгарскому Экзархату, хотя во время греко-болг. переговоров она фигурировала в нек-рых проектах как его часть (Кирил, патр. Български. Граф Н. П. Игнатиев и българският църковен въпрос: Изследване и документи. София, 1958. Т. 1. С. 64, 93-94, 217). К. м. была отнесена к числу епархий со смешанным населением, где, согласно пункту 10 султанского фирмана об учреждении Болгарского Экзархата, предусматривалось проведение «референдумов», на к-рых за подчинение юрисдикции Болгарского Экзархата должно было высказаться не менее 2/3 жителей. Однако эти «референдумы» не были проведены, несмотря на требования болг. населения.

В результате церковно-национальной борьбы последняя часть титула Касторийского митрополита К-польского Патриархата «Касторийский и всечестнейший и экзарх всей Старой Болгарии» была заменена на «экзарх Верхней Македонии» (Он же. Българската Екзархия в Одринско и Македония след Освободителната война: 1877-1878. София, 1969. Т. 1. Кн. 1. С. 642; Шопов А. Из новата история на българите в Турция. Пловдив, 1895. С. 61-67).

В 1880 г. представители болг. населения Касторийской, Дебрской, Охридской, Битольской, Флоринской, Фессалоникийской, Драмской и Поленинской (Кукушской) епархий подали прошение в европ. комиссию, в к-ром на основании пункта 62 Берлинского договора настаивали на признании религ. свободы слав. населения Македонии, в т. ч. на праве экзарха направлять архиереев в те епархии, к-рые этого хотели.

В 1882 г. в Кастории была образована болг. община и было избрано попечительство болг. уч-ща во главе с П. В. Дымбенским. Касторийская община просила экзарха рукоположить во иерея иеродиак. Григория (Бейдова) и назначить его председателем общины (Кирил, патр. Български. Граф Н. П. Игнатиев. 1958. Т. 1. С. 195; Он же. Българската Екзархия. 1969. Т. 1. Кн. 1. С. 572).

В 1897 г. для Касторийской и ряда др. епархий с болг. и со смешанным населением экзарх Иосиф I сумел добиться признания председателей церковных общин наместниками Экзархата, обладавшими правом урегулирования всех вопросов церковной жизни и народного просвещения. Т. о., до 1912 г. на территории К. м. параллельно существовали греч. и болг. церковные орг-ции. Стремление греч. и болг. населения воссоединиться соответственно с Грецией и Болгарией привело к вооруженным конфликтам, известным как «борьба за Македонию». Первые греч. военизированные отряды на территории епархии были организованы по инициативе Касторийского митр. Германа (Каравангелиса). Кастория была включена в греч. гос-во 11 нояб. 1912 г., в день памяти вмч. Мины.

В 1928 г. К. м. вошла в состав Элладской Православной Церкви вместе с др. митрополиями «новых земель».

В 1949 г. в К. м. насчитывалось 118 церквей (число парекклисионов неизв.), в 1965 г.- 118 и 146 парекклисионов, в 2012 г.- 122 приходских храма, 100 парекклисионов, 130 экзоклиссионов, 21 кладбищенская церковь, 8 монастырских храмов (Δίπτυχα. 2013. Σ. 614).

Действующие монастыри: 4 мужских - св. Бессребреников близ с. Мелисотопос (основан в 1080 или 1085, восстанавливался в 1457 и 1754), св. Параскевы близ с. Васильяда (основан в 1967), Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории (основан в 1082), вмч. Георгия Победоносца близ Эптахори (воссоздается, храм 1625 г., фрески 1632 г.); 4 женских - Рождества Пресв. Богородицы близ Клисуры (основан в 1314 или в сер. XV в., возрожден в 1993), свт. Николая Чудотворца (Цирилову) близ Корисоса (основан в 1500), Пресв. Богородицы Фанеромени близ Айия-Кириаки (основан в 2006), вмч. Георгия Победоносца близ Меланди (основан в 2008). Возрожденный в 2005 г. монастырь равноапостольных Константина и Елены близ Вогацико (основан в 1882, церковь построена в 1975) хотя и расположен в номе Кастория, принадлежит не К. м., а Сисанийской и Сьятистской митрополии.

Недействующие мон-ри: св. Бессребреников в Кастории (основан во 2-й пол. X или скорее в 1-й пол. XI в.), вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье (XIII в.), св. Таксиархов (Цукас) близ Несторио (1255, восстановлен в 1763), вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» в Кастории (XIV в.), Пресв. Богородицы Фанеромени в Кастории (XIV в.), Введения во храм Пресв. Богородицы в квартале Варлаам в Кастории (1614), свт. Афанасия Великого (Зиковистас) близ Спилиоса (1629), прор. Захарии в долине Грамос (XVII в.), свт. Николая Чудотворца близ с. Коромилья (1716), св. Таксиархов близ Аэтоса (1890) и др.

В епархии открыты школа визант. музыки «Святой Мина», центр профилактики наркомании, церковный дом престарелых, названный в честь Л. и А. Ризу, ежедневно раздаются обеды неимущим. В настоящее время создается церковный музей К. м.

В 2010 г. Бобруйское викариатство и К. м. стали епархиями-побратимами, поскольку названия обоих городов происходят от слова «бобр». Кроме того, оба архиерея носят имя Серафим. В июне 2010 г. еп. Бобруйский и Быховский Серафим (Белоножко) и мэр Бобруйска посетили Касторию.

Святые, особо почитаемые в митрополии

Прор. Илия. Икона. 1180–1200 г. (Византийский музей в Кастории)
Прор. Илия. Икона. 1180–1200 г. (Византийский музей в Кастории)

Прор. Илия. Икона. 1180–1200 г. (Византийский музей в Кастории)
покровитель Кастории вмч. Мина, покровитель скорняков прор. Илия, уроженцы окрестностей Кастории прмч. Иаков († 1519 или 1520), прп. Дионисий, основатель мон-ря Дионисиат († 1388), и его брат свт. Феодосий, игум. мон-ря Филофея на Афоне и Манганского мон-ря в К-поле, а затем митрополит Трапезундский († 1392), подвизавшийся в мон-ре св. Бессребреников близ с. Мелисотопос, свт. Григорий Палама († 1357), прп. Нектарий Карейский († 1500), а также покровитель детей прп. Никанор Завордский († 1549). В 2003 г. Александрийская Православная Церковь причислила к лику святых патриарха Александрийского Герасима II Палладу († 1714), занимавшего до этого Касторийскую кафедру. 8 дек. 2011 г. К-польский Патриархат канонизировал касторийскую подвижницу - старицу и юродивую Софию (Хотокуриду) (1883-1974), к-рая родилась в окрестностях Трапезунда в Понте, в 1923 г. вместе с др. греками-беженцами переселилась из М. Азии в Грецию и с 1927 г. подвизалась в мон-ре Рождества Пресв. Богородицы близ Клисуры. 1 июля 2012 г. К-польский Патриарх Варфоломей во время визита в Касторию совершил чин ее канонизации. В 3-е воскресенье нояб. в К. м. празднуется Собор Касторийских святых.

Касторийские архиереи

Епископы Касторийские: Иоанн (Х в.), Феодор (XI в.), Кир (XI-XII вв.), Михаил (1-я пол. XII в.), Иоанн (ок. 1150), Константин (упом. ок. 1204, согласно Н. В. Томадакису и Е. Дракопулу, после 1220, по мнению Снегарова, ок. 1232), Гавриил (упом. в 1384), Иосиф (упом. в 1481).

Митрополиты Касторийские: Акакий (упом. в 1531, 1543), Мефодий (упом. в 1544, 1559), Иоасаф (упом. в 1564, 1567), Софроний (70-е гг. XVI в.), Максим (упом. в 1572), Виссарион (упом. в 1577), Михаил (упом. в 1590), Нектарий (упом. в 1593), Митрофан (упом. в 1601-1618), Феофилакт (упом. в 1621, 1622), Харитон (упом. в 1624, 1638), Иерофей, униат (ок. 1640), Арсений (упом. в 1643, 1654), Киприан (упом. в 1654), Давид Митилинец (упом. в 1665, 1686), Герасим Паллада (1686(?)-1688, впосл. Герасим II Паллада, патриарх Александрийский), Давид Митилинец (1688-1694), Дионисий Мандукас (1694-1719 с перерывами), Досифей (упом. в 1706, 1707), Хрисанф (1719-1756, 1761), Исаия (упом. в 1759 - ранее 1763), Евфимий (упом. в 1756, 1764-1767), Геннадий (между 1773 и 1797 с перерывами, когда кафедру занимал Евфимий), Неофит (1799-1835, впосл. митрополит Имбросский), Афанасий Митилинец (1835-1841, впосл. митрополит Смирнский), Никифор (1841-1869), Дорофей (Эвелпидис) (1870), Иларион (1874-1880), Константин (Исаакидис) (1880-1882, впосл. митрополит Неокесарийский), Кирилл (1882-1888, впосл. митрополит Лемносский и затем Адрианопольский), Григорий (Дракопулос) (1888-1889, впосл. митрополит Варнский), Филарет (Вафидис) (1889-1899, впосл. митрополит Трапезундский), Афанасий (Маврогенис) (1899-1900), Герман (Каравангелис) (1900-1908, впосл. митрополит Амасийский, Янинский, патриарший экзарх в Вене), Иоаким (Баксеванидис) (1908-1911), Иоаким (Лептидис) (1911-1931), вдовство кафедры (1931-1936), Никифор (Папасидерис) (1936-1958), Дорофей (Яннаропулос) (1958-1973), Григорий (Маистрос) (1974-1985), Григорий (Папуцопулос) (1985-1996), Серафим (Папакостас) (с 1996 по наст. время).

А. В. Захарова, О. В. Лосева, Д. Чешмеджиев

Памятники архитектуры и живописи Кастории

Путешественники XVII-XIX вв. одной из особенностей города называют большое количество храмов. Так, упоминание в сер. XVII в. Эвлией Челеби 70 церквей вполне соответствовало реальности. В основном храмы представляли собой однонефные и иногда 3-нефные базилики; кроме того, в городе есть триконх (ц. Панагии Кумбелидики). Трехнефные базилики (первомч. Стефана, св. Бессребреников и св. Таксиархов у Митрополии) отличались небольшой длиной и значительной высотой центрального нефа с окнами клеристория; внутреннее пространство отчасти похоже на пространство купольных или сводчатых храмов. Однонефные храмы визант. и поствизант. времени, как правило, имеют небольшие размеры. Для визант. храмов Кастории характерно применение смешанной кладки с чередованием рядов неотесанного камня или камня со скругленными углами и рядов плинфы с толстым слоем раствора с кирпичной крошкой; иногда вертикально положенные кирпичи создают обрамление вокруг блоков камня. Декоративные элементы из кирпичей, выложенные из плинфы профили дверных и оконных проемов придают зданиям живописный облик. Среди самых распространенных мотивов - поребрик, аркатурные пояски, нередко ниши с образами святых, написанных в тимпанах арок. Часто для украшения стен использовались керамические плитки разнообразной формы. Храмы поствизант. времени мало отличаются от современных им жилых домов и выглядят очень скромно. Большинство храмов построено из неотесанных камней с применением деревянных связей. В них маленькие окна и двери с низкими притолоками, уровень пола часто ниже уровня почвы.

Церковь первомч. Стефана находится в северо-восточной части города на небольшом холме. Исторических сведений о времени и об обстоятельствах ее строительства и украшения нет. Исследователи датируют создание церкви, а также 1-го слоя росписи IX или нач. X в., 2-го слоя - рубежом XII и XIII вв., еще несколько изображений в разных частях здания - XIII и XIV вв.

Церковь первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.
Церковь первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.

Церковь первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.
I. Архитектура. Церковь представляет собой короткую 3-нефную базилику с довольно правильным и симметричным планом. Главный неф с очень высоким клеристорием отделен от боковых нефов стенами с 2 симметричными проемами. Он заканчивается апсидой, 3-гранной снаружи и полукруглой внутри, в к-рой сохранились остатки синтрона. Это позволяет предположить, что церковь была соборной. Алтарь отделен от наоса низким встроенным темплоном, вероятно изначальным, о чем свидетельствуют фрагменты живописи. Нартекс занимает всю ширину зап. стороны церкви. Три двери с арочными завершениями ведут из нартекса в наос. Отсюда же по узкой лестнице можно подняться на хоры, южная часть которых оформлена как небольшой придел (аскитарий), посвященный прав. Анне. Эта галерея с приделом над нартексом не имеет аналогов в Кастории. Боковые нефы и нартекс перекрыты полуцилиндрическими сводами, а хоры над нартексом - четвертным сводом. Стены боковых нефов внутри обозначены плоскими нишами. Снаружи таких ниш нет, что отличает ц. первомч. Стефана от других касторийских храмов. Кладка стен выполнена в смешанной технике из блоков камня, «обрамленных» кирпичами. Архивольты окон и дверных проемов имеют обрамления из плинфы. По сторонам окна над апсидой из кирпича выложены 2 крупные розетки. В верхней части апсиды и стен главного нефа по всему периметру идет декоративный фриз из керамических плиток, сверху и снизу обрамленных поребриком. Др. карнизы и арочные обрамления окон также выложены поребриком.

Страшный Суд. Роспись свода нартекса ц. первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.
Страшный Суд. Роспись свода нартекса ц. первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.

Страшный Суд. Роспись свода нартекса ц. первомч. Стефана в Кастории. IX в. или нач. Х в.
В сер. ХХ в. с сев. и зап. сторон церкви был сооружен портик.

II. Живопись. 1-й слой. В наосе, в нартексе и в галерее сохранилась значительная часть древней живописи. Только в нескольких местах - особенно в проходах из нартекса в наос - были добавлены отдельные, более поздние фигуры или композиции. Вероятно, ко времени появления этих вотивных композиций основная часть древних фресок уже была в плохом состоянии. Сохранение древнего облика церкви, возможно, было преднамеренным: евангельские сцены, написанные в клеристории поверх старых, отделены от нижних зон ровно по границам старых композиций.

Реконструкция иконографической программы 1-го слоя затруднена его фрагментарной сохранностью. В нефе (в основном в софитах арок, разделяющих главный неф и боковые) остались многочисленные фигуры святых разных масштабов.

Из сюжетных композиций сохранились только «Распятие» и «Страшный Суд» в нартексе. Композиция «Страшный Суд» занимает всю поверхность цилиндрического свода нартекса, стены и боковые поверхности лестницы, ведущей на галерею. На восточном склоне свода представлены апостолы, восседающие на престолах, с открытыми книгами в руках, между ними - ангелы и архангелы со скипетрами. На зап. склоне среди апостолов восседает Спаситель. Над Ним в виде полукружия показан небесный свод, здесь же приведен текст из Откровения ап. Иоанна Богослова: «И небо скрылось, свившись как свиток» (Откр 6. 14). С сев. стороны в узком простенке изображены ангелы, сталкивающие грешников в ад, на сев. стене - ангел с весами, рядом еще несколько сцен. Это подробное изображение «Страшного Суда» - одно из самых ранних в христ. искусстве.

В композиционном решении явно прослеживается тяготение к структурности и декоративности: симметрично изображены ангелы и апостолы, геометрические узоры и драгоценные камни на престолах, орнаментально трактованные формы ангельских крыльев. Статичные фигуры ангелов и апостолов имеют правильные пропорции. Фигуры, показанные в движении, уравновешенны и спокойны. В живописи фона и одежд использовано всего 3-4 цвета. Преобладает плоскостная схематичная трактовка форм с акцентированной линеарностью драпировок, образующих отдельные геометрические формы. В подготовительном рисунке ликов (живописный слой не сохр.) просматриваются упрощенные, крупные черты.

С. Пелеканидис в росписях 1-го слоя ц. первомч. Стефана выделил манеру 2 художников. По его мнению, художнику А принадлежит композиция «Страшный Суд». Мастер В, для к-рого характерна большая пластичность в трактовке фигур и драпировок, исполнил нек-рых святых, напр. 2 фигуры в сев.-вост. арке, разделяющей главный и боковой нефы. Состояние живописи затрудняет суждение о различиях в манере мастеров. Тем не менее по стилю и характеру эту роспись в целом можно сопоставить с др. произведениями монументальной живописи периода Македонской династии. Искусство такого типа было распространено в посл. четв. IX - 1-й четв. X в. Его лучшим образцом, стилистически и территориально близким к росписи ц. первомч. Стефана, являются мозаики купола Св. Софии в Фессалонике (ок. 880). Фрески апсиды Ротонды (Георгия Победоносца великомученика церковь в Фессалонике), возможно чуть более поздние, также могут быть отнесены к этому направлению. Др. близкие аналогии можно найти среди росписей Каппадокии (Старая церковь Токалы-килисе в Гёреме, 1-я четв. X в.; Айвалы-килисе в Гюлюдере, 913-920, и др.). Фрески Айвалы-килисе представляют ближайшую иконографическую параллель изображению «Страшного Суда» в ц. первомч. Стефана (Thierry N., Thierry M. Ayvali Kilise ou pigeonnier de Gülli Dere: Église inédite de Cappadoce // Cah. Arch. 1965. Vol. 15. P. 97-154; Brenk B. Tradition und Neuerung in der christlichen Kunst des ersten Jahrtausends: Stud. zur Geschichte des Weltgerichts Bildes. W., 1966. S. 79-103). Подобный стиль встречается в монументальной живописи Наксоса (ц. Панагии Калорицы, 1-я пол. X в.), п-ова Мани (ц. ап. Петра в Палеохоре, 1-я пол. X в., и др.), а также в нек-рых иллюстрированных рукописях IX в., таких как Книга Иова из Ватиканской б-ки (Vat. gr. 749) или Sacra parallela из Национальной б-ки в Париже (Paris. gr. 923).

Христос Ветхий денми. Роспись наоса ц. первомч. Стефана в Кастории. Кон. XII — нач. XIII в.
Христос Ветхий денми. Роспись наоса ц. первомч. Стефана в Кастории. Кон. XII — нач. XIII в.

Христос Ветхий денми. Роспись наоса ц. первомч. Стефана в Кастории. Кон. XII — нач. XIII в.
2-й слой. Живопись этого слоя хорошо сохранилась и недавно расчищена. Она выполнена на достаточно высоком профессиональном уровне, со всеми характерными приемами рубежа XII и XIII вв. К этому слою росписи, несомненно, относится ряд евангельских сцен в клеристории, изображения в медальонах по оси свода Христа Еммануила, Христа Ветхого денми и Христа Вседержителя, а также пророков на склонах свода. Евангельский цикл составляют «Благовещение Пресв. Богородицы» и «Преображение Господне» на вост. стене, «Рождество Христово» и «Сретение Господне» на южной «Воскрешение прав. Лазаря» на западной, «Вход Господень в Иерусалим» и «Сошествие во ад» на сев. стене. «Крещение Господне» помещено в нартексе (видимо, в связи с функциональным делением пространства храма) и написано на отдельном слое штукатурки, возможно чуть более позднем.

В живописи преобладают фигуры с вытянутыми пропорциями, трактованные линеарно и плоскостно, со стилизованными формами драпировок, с характерными комниновскими типами лиц. Сюжетные сцены выделяются крупным размером, уравновешенностью композиций, плавностью движений немногочисленных персонажей, спокойным рисунком драпировок. Лица имеют скорее нейтральное выражение; они мягко моделированы зеленоватыми притенениями, без резких пробелов. Колористическая гамма росписей с предпочтением светлых ярких красок - охры с оттенком оранжевого, желтого, голубого, светло-зеленого - также создает гармоничный строй, в к-ром отсутствуют напряженные контрасты. Все эти черты отличают 2-й слой росписей ц. первомч. Стефана от др. произведений позднекомниновского периода в Кастории и позволяют отнести их к классицизирующему направлению, получавшему все большее распространение ок. 1200 г. Умеренностью в показе движений, неск. маньеристической трактовкой стилизованных позднекомниновских форм в ликах и драпировках, нарядностью колорита эти росписи напоминают кипрские фрески позднего XII в. (Енклистра в Неофита Затворника преподобного монастыре близ Пафоса и Аракос Панагии церковь близ Лагудеры), а также некоторые синайские иконы рубежа XII и XIII вв. (темплон с двунадесятыми праздниками; прор. Моисей, получающий скрижали Завета, и др.).

Относительно времени создания отдельных образов святых и вотивных композиций в нижних частях стен и столбов исследователями не было высказано единого мнения. Учитывая, что фрески ц. первомч. Стефана были расчищены недавно, предлагаемые ранее датировки следует принимать с осторожностью. Пелеканидис отнес нек-рые изображения святых ко 2-й пол. XII в. (св. бессребреники Косма и Дамиан, вмч. Димитрий Солунский, свт. Николай Чудотворец), а остальные фрески 2-го слоя, включая праздники и медальоны в своде, датировал 2-й пол. XIII в., с чем трудно согласиться. М. Хадзидакис высказал предположение, что все изображения святых, «Крещение Господне» в нартексе и вотивные композиции в нижней зоне созданы позже фресок 2-го слоя. Скорее всего большинство изображений святых и сцена «Крещение Господне» выполнены не позднее сер. XIII в. Отличия в стиле от живописи верхних зон могло быть обусловлено участием в росписи мастеров разного уровня. Что касается вотивных изображений, то они, несомненно, созданы в разное время. Из тех, к-рые можно отнести к XIII в.,- в наосе образ Всемилостивого Спаса на южном столбе, с ктиторской надписью Константина и Анны, и в нартексе изображение Богоматери с Младенцем на престоле, к к-рому припадает монахиня. В последней фреске лирообразная спинка трона и рельефные орнаменты в нимбах свидетельствуют о зап. влиянии. Др. вотивная композиция в нартексе, относящаяся к XIII или XIV в., помещена над гробницей и изображает ктитора Феодора Лимниота с моделью церкви, которую он подносит первомч. Стефану. На сев. стене главного нефа на отдельном слое штукатурки в нише помещен образ Богоматери Горгоэпикоос (Скоропослушницы) с коленопреклоненным ктитором. В надписи, датированной 1337/38 г., названы имена заказчика фрески Георгия, сына Варивилы, и художника-свящ. Афанасия, неизвестного по др. источникам. Два поздних изображения прав. Анны с Богоматерью в приделе на хорах можно предположительно отнести к 1-й пол. XIV в. (образ в апсиде) и ко 2-й пол. XV в. (образ в откосе проема, выходящего в наос).

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 87-101; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 6-21; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 202-305; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 35, 40, 70, 92-93; Джурич. 2000. С. 74-75.

Церковь св. Таксиархов у Митрополии расположена рядом с пл. Омония, вблизи нового кафедрального собора Кастории и резиденции митрополита. Возможно, храм построен на развалинах раннехрист. базилики, однако это предположение основано только на том, что в строительстве церкви были использованы отдельные древние архитектурные элементы - колонны, базы и импосты двойных колонок. Многочисленные изображения роскошно наряженных «усопших» в слепых арках на внешней стороне юж. стены, сопровождаемые молитвами об их спасении, позволяют предположить, что церковь была кладбищенской, местом погребения касторийской знати. Это подтверждается и тем, что она находится в юго-вост. конце города и посвящена арх. Михаилу, к-рый по визант. представлениям принимал по кончине души умерших и сопровождал их.

Церковь св. Таксиархов у Митрополии, Кастория. 1359/60 г.
Церковь св. Таксиархов у Митрополии, Кастория. 1359/60 г.

Церковь св. Таксиархов у Митрополии, Кастория. 1359/60 г.
Древнейший слой росписей относится к IX или Х в., что позволяет датировать постройку примерно этим временем. Из ктиторской надписи над тимпаном входа в наос следует, что храм св. Таксиархов был обновлен и расписан на средства иером. Даниила в правление Симеона Уроша и его сына Иоанна (впосл. прп. Иоасаф Метеорский) в 1359/60 г.

I. Архитектура. Церковь представляет собой базилику, разделенную на 3 нефа колоннадами, по 2 колонны в каждой. Средний неф заканчивается выступающей полуцилиндрической апсидой, а 2 боковых нефа - маленькими конхами, устроенными в толще стены. Довольно узкий нартекс тянется на всю ширину зап. фасада. Центральный неф с высоким клеристорием перекрыт полуцилиндрическим сводом, боковые - четвертными сводами, к-рые обвалились и были заменены скатными стропильными кровлями. В нартексе поперечные арки усиливают стены. Центральная часть нартекса перекрыта цилиндрическим сводом, боковые части - вспарушенными сводами. Ширина ячеек нартекса, соответствующая ширине нефов, доказывает, что они были построены одновременно.

В сев. части храма имеется много следов позднейших вмешательств. Невозможно установить время, когда сев. части вост. и зап. стен сев. нефа и нартекса обвалились, их восстановили, сделав в 2 раза шире. От первоначальной конструкции сохранилась только часть восточной стены с нишей жертвенника. В 1937 г. были сделаны 2 контрфорса с юж. стороны для укрепления стены.

По внешнему облику храм близок к 2 др. древнейшим базиликам Кастории: смешанная кладка с камнями, обрамленными плинфой; пояски поребрика, бегущие вдоль стен и огибающие арочные окна; кирпичные орнаменты в виде волны, солярных знаков, елочек и др.

II. Живопись. 1-й слой. В ц. св. Таксиархов, как и в ц. первомч. Стефана, сохранились в значительном объеме древние росписи IX-X вв. 1-й слой уцелел фрагментарно и находится в очень плохом состоянии на восточной стене во всех 3 нефах и в нартексе. В алтаре имеются остатки орнаментального фриза по краю арки алтарной апсиды. В конхе северного нефа было ростовое изображение Иисуса Христа, в конхе южного нефа - ап. Матфея. Возможно, фрагменты 1-го слоя есть также в верхних частях стен над аркадами в сев. нефе.

В нартексе в тимпане над входом в наос помещен погрудный 3-фигурный Деисус, над ним на всю высоту свода - изображение Иисуса Христа на престоле, одетого в пурпурный хитон и синий гиматий. На зап. стене нартекса над выходом из храма изображены фигуры, которые идентифицируются Пелеканидисом и Хадзидакисом как Богоматерь с Младенцем на престоле и 2 святых со свитками. Поперечный свод центральной части нартекса был занят, по мнению Пелеканидиса, многофигурной композицией, вероятно «Вознесением Господним», или, согласно Хадзидакису, фигурами поклоняющихся Иисусу Христу, расположенными в неск. регистров. В тимпане над дверью, ведущей в юж. неф, сохранилось погрудное изображение Иисуса Христа, благословляющего 2 руками. В софитах поперечных арок находятся неск. изображений святых, из к-рых идентифицируются вмч. Георгий Победоносец и мч. Созонт. Росписи нартекса представляют собой ансамбль и, возможно, даже целую иконографическую программу столь раннего времени, когда декорация ограничивалась только изображениями святых.

Мч. Созонт. Роспись ц. св. Таксиархов в Кастории. IX-X вв.
Мч. Созонт. Роспись ц. св. Таксиархов в Кастории. IX-X вв.

Мч. Созонт. Роспись ц. св. Таксиархов в Кастории. IX-X вв.
Плохое состояние фресок 1-го слоя затрудняет оценку их стиля. Лучше всего сохранилось изображение ап. Матфея в юж. апсиде. В целом характер композиций, рисунок фигур и драпировок, пропорции и формы лиц подобны фрескам 1-го слоя в ц. первомч. Стефана. Совпадают и нек-рые детали, такие как двойной ряд жемчужной обнизи вокруг нимбов и кирпично-красный фон, доходящий только до уровня плеч изображенных фигур. Эти черты указывают на близкую связь 2 ансамблей. Фрески 1-го слоя ц. св. Таксиархов также можно сравнить с росписями Каппадокии кон. IX - нач. X в. и мозаиками Св. Софии в Фессалонике (кон. IX в.).

В ц. св. Таксиархов, как и в ц. первомч. Стефана, росписи нартекса и боковых нефов, хотя сохранились гораздо хуже, не были записаны слоем 1359/60 г.

2-й слой. Его росписи занимают виму и весь центральный неф. В своде клеристория видны нижние части евангельских сцен. В конхе представлена Богоматерь «Оранта» с 2 поклоняющимися архангелами, ниже - «Служба св. отцов». Святители Василий Великий и Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и Афанасий Великий изображены по сторонам двойного окна попарно, лицом к престолу. Рядом с каждой парой святителей - сослужащий ангел в диаконских облачениях с рипидой.

В центральном нефе 4 регистра заполнены изображениями двунадесятых праздников, сценами Страстного цикла и образами святых. В верхней части вост. стены над апсидой - «Благовещение Пресв. Богородицы» и Нерукотворный образ Спасителя. На южной стене - «Предательство Иуды», «Шествие на Голгофу», «Восшествие на Крест», «Распятие». На северной стене - «Снятие с креста», «Оплакивание», «Явление ангела женам-мироносицам» и «Сошествие во ад». На основании сохранившихся фрагментов росписи можно также реконструировать «Рождество Христово», «Вход Господень в Иерусалим» и др. евангельские сюжеты, размещавшиеся в цилиндрическом своде главного нефа.

Восшествие на Крест. Роспись ц. св. Таксиархов. 1359/60 г.
Восшествие на Крест. Роспись ц. св. Таксиархов. 1359/60 г.

Восшествие на Крест. Роспись ц. св. Таксиархов. 1359/60 г.
Во 2-м регистре представлены святые в рост и погрудно. Они имитируют иконы в рамах, висящие над арками. Ростовые изображения святых занимают все имеющиеся места, в т. ч. грани столбов на 2 концах колоннады, пазухи и софиты арок. Евангелисты изображены попарно в софитах центральных арок с севера и с юга. Такое иконографическое решение встречается в программах однонефных или 3-нефных базилик, воспроизводящих систему росписи крестово-купольного храма.

Поскольку в композициях праздников есть заметные стилистические различия, вероятно, над росписью церкви, как считает Пелеканидис, работал мастер с неск. помощниками. Последние исполнили сцены на юж. стене, к-рые написаны в торопливой и упрощенной манере. В целом для этих композиций характерны беспокойность и отсутствие ритмичности. Позы персонажей угловаты, рисунок фигур иногда небрежен, пропорции не всегда правильны. Напротив, сцены на сев. стене, за неск. исключениями, весьма гармоничны. Они хорошо скомпонованы, пропорции и формы фигур вполне реалистичны, движения переданы более плавными линиями, цветовые контрасты сбалансированы. Образам придана большая задумчивость и замкнутость, эмоциям - относительная умеренность. Характерные примеры 2-й манеры - композиции «Жены-мироносицы у гроба», «Успение Пресв. Богородицы», «Сошествие во ад» и др. Умение художника придать большим композициям слаженность и ритмичность за счет соотнесения всех элементов с четкой геометрической схемой целого свидетельствует о высоком профессиональном мастерстве. В основном качество росписи довольно высокое, выходящее за рамки провинциального уровня.

2-й слой росписей ц. св. Таксиархов (1359/60) принадлежит к антиклассическому направлению, распространенному во 2-й пол. XIV в. на территории Охридской архиепископии и за ее пределами. Для него характерны плоскостность, усиленная линеарность и интенсивная экспрессивность лиц, поз и движений. В качестве аналогий с фресками ц. св. Таксиархов В. Джурич предлагал росписи Земенского монастыря в Болгарии, а Хадзидакис и Е. Цигаридас - несомненно более близкие росписи ц. свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» в Кастории.

На внешней стороне зап. стены нартекса, в тимпане над дверью, помещены поясные изображения Божией Матери «Одигитрия» и поклоняющихся ангелов, по сторонам на всю высоту стены представлены архангелы Михаил и Гавриил в рост. Эти фрески отличаются по стилю от тех, что внутри, и относятся к более раннему времени. У ног арх. Михаила маленькие фигуры болг. царя Михаила I Асеня (1246-1256/57) и его матери Ирины Эпирской. Они могли быть созданы в 1246 или в 1254/55 г., когда болгары ненадолго захватили Касторию.

Одно из ранних изображений на внешних стенах - Божия Матерь «Гликофилуса» с апостолами Петром и Павлом по сторонам в тимпане над боковым входом. В нишах на зап. и юж. фасадах размещены посмертные портреты людей, похороненных здесь в XIV-XV вв., дающие ценные сведения о социальном составе, об облике и о традициях жителей средневек. Кастории.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 118-141; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 92-105; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 112-201; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 75, 94-95, 116; Джурич. 2000. С. 229-230, 282, 418.

Церковь Панагии Кумбелидики стоит на видном месте в визант. цитадели Кастории. Ее совр. название относится к османскому периоду и происходит от характерной формы купола на высоком барабане, к-рый отличает эту церковь от остальных в городе. На основании барабана была надпись, поврежденная во время второй мировой войны, когда большая часть купола была разрушена бомбардировкой. Название церкви, фигурировавшее в этой надписи, исследователи реконструировали и интерпретировали по-разному: по мнению Пелеканидиса - Кастриотисса (от κάστρον - цитадель), согласно Т. Папамасторакису, Дракопулу, И. Сисиу - Скутариотисса (возможно, от имени ктитора или названия к-польского храма).

Церковь Панагии Кумбелидики в Кастории. IX в. или Х в.
Церковь Панагии Кумбелидики в Кастории. IX в. или Х в.

Церковь Панагии Кумбелидики в Кастории. IX в. или Х в.
I. Архитектура. Церковь представляет собой небольшой триконх с куполом (еще один храм того же типа - руинированная ц. Преображения Господня IX в.- находится недалеко от Кастории). К квадратному в плане внутреннему пространству примыкают 3 апсиды, ориентированные на восток, север и юг. Четыре арки по сторонам подкупольного квадрата поддерживают слегка овальный, очень высокий барабан купола над центральной частью. В основании барабана имеется 4 маленьких первоначальных окна и еще по одному - в 3 конхах. Узкий нартекс, перекрытый поперечным цилиндрическим сводом, занимает всю ширину здания с запада. Второй, больший нартекс возведен в XV в. Он был перекрыт скатной кровлей после обрушения первоначального свода. Стена, разделявшая внутренний и внешний нартекс, разрушена в поствизант. время и заменена арочным проходом.

Церковь построена в той же смешанной технике, что и др. древнейшие храмы Кастории. Ее особенность - лента поребрика, проходящая в завершении барабана, опоясывающая его посередине и окаймляющая окна или только их арочные завершения. Еще 3 декоративных фриза из керамических плиток идут вокруг барабана. Плитки имеют формы квадрата, прямоугольника, треугольника и ромба. Эти декоративные эффекты скрадывают слишком большую высоту барабана.

Стена цитадели проходит так близко от вост. части церкви, что закрывает единственное окно вост. конхи. Исходя из этого, нек-рые исследователи (напр., Пелеканидис) относили строительство храма ко времени до реконструкции стен, предположительно в мирный период, между смертью болг. хана Крума (814) и объявлением болг. царем Симеоном (894) войны Византии, т. е. примерно к сер. IX в. Это мнение не является общепринятым; Н. Муцопулос предлагал и более позднюю датировку храма - X в. Памятник реставрировали в 1949 г.

II. Живопись. Наос храма был полностью расписан в XIII в., но мн. фрески находятся под записью. В отличие от фресок церквей первомч. Стефана и св. Таксиархов в Кумбелидики росписи разных слоев делались беспорядочно. Некоторые фрески пострадали в результате протечек, другие - во время бомбардировок 1940 г., так что не всегда даже можно определить их сюжеты. В куполе было изображение Христа Пантократора, в барабане - образы пророков. Недавно в нижней части барабана были открыты фрагменты сцен «Сошествие во ад» и «Жены-мироносицы у гроба». Сцены размещались по сторонам южного окна барабана, рядом с ними есть место еще для 2 композиций. Это могли быть, по мнению Сисиу, «Распятие» и «Пятидесятница». Расположение сцен праздничного цикла в барабане купола встречается редко, однако др. такие случаи известны, напр.: в ц. ап. Петра в Расе (близ совр. Нови-Пазара), слой Х в., в ц. Св. Софии в Трапезунде (сцены праздников и образы евангелистов в парусах, 60-е гг. XIII в.), в Белой ц. Каранской (40-е гг. XIV в.). Попытки Сисиу объяснить такое расположение сцен погребальным предназначением храма не совсем убедительны.

В парусах размещались фигуры евангелистов (сохр. фрагментарно), в основании барабана - Нерукотворный образ Спасителя. Вост. апсиду занимает погрудное изображение Пресв. Богородицы «Платитеры», здесь также представлены «Евхаристия» и «Служба св. отцов». В софите алтарной арки - разделенные на 2 группы апостолы из композиции «Вознесение», а на стене над конхой - возносящийся Иисус Христос. По сторонам алтаря изображены фигуры арх. Гавриила и Богоматери из «Благовещения». Все эти фрески находятся под записью XVII в.

Праздничный цикл продолжается в 2 др. апсидах и на зап. стене. «Рождество Христово» помещено во лбу и в софите юж. арки, «Сретение Господне» - в юж. конхе, «Преображение Господне» и «Воскрешение прав. Лазаря» - в сев. части, вся зап. стена занята большой композицией т. н. облачного «Успения Пресв. Богородицы». Вопреки традиции Иисус Христос изображен не стоящим за ложем Пресв. Богородицы и принимающим Ее душу в виде спеленутого младенца, а возносящимся вместе с Нею во славе на небеса. В нижних регистрах традиционно помещаются фигуры святых. В сев. части представлены св. Иоанн Предтеча, великомученики Димитрий Солунский, Феодор Стратилат и Феодор Тирон, в южной - ап. Иоанн Богослов, великомученики Георгий Победоносец, Никита, Меркурий.

Св. Троица. Роспись свода нартекса ц. Панагии Кумбелидики в Кастории. 60–80-е гг. XIII в.
Св. Троица. Роспись свода нартекса ц. Панагии Кумбелидики в Кастории. 60–80-е гг. XIII в.

Св. Троица. Роспись свода нартекса ц. Панагии Кумбелидики в Кастории. 60–80-е гг. XIII в.
В нартексе имеются фрагментарно сохранившаяся композиция «Вход Господень в Иерусалим» (поверх нее в кон. XV в. была написана фигура свт. Николая Чудотворца) и сцены Богородичного цикла: «Рождество Пресв. Богородицы», «Введение во храм», «Испытание водой обличения» и «Обручение прав. Иосифу».

В своде нартекса размещается редкий извод Св. Троицы близкий к более поздней рус. иконографии «Отечества». Свод почти целиком занимает огромная фигура Ветхого денми в мандорле, восседающего на радуге. На Его груди в складках гиматия - погрудное маленькое изображение Христа-средовека, держащего светлый диск, на котором запечатлен голубь - Св. Дух. Исследователи по-разному трактуют это изображение: Хадзидакис считает его прозападным, Пелеканидис и Сисиу - соответствующим правосл. традиции, подтверждение чему находят среди прочего в иллюстрациях к правосл. Символу веры (Vindob. Suppl. gr. 52, XII в.). В любом случае появление такого иконографического извода Св. Троицы, несомненно, связано с дискуссиями по поводу Filioque и унии, к-рые были актуальны в 60-80-х гг. XIII в.- в предполагаемое время создания 1-го слоя фресок в ц. Панагии Кумбелидики.

Стиль 1-го слоя росписей ц. Панагии Кумбелидики ориентирован на лучшие раннепалеологовские образцы, такие как фрески Печа или Сопочани, о чем свидетельствуют использование пейзажного и архитектурного фона, широкая пластическая моделировка фигур и лиц. Композиции сцен хорошо выстроены, архитектурный фон умело использован для выделения или обрамления фигур персонажей, светлые цвета подобраны в изысканную гамму, мягкая моделировка лиц зеленоватыми и светло-коричневыми притенениями придает им спокойное, ясное выражение. Хотя большое количество широких складок одежд должно скрывать крупные тела, но монументальность или энергичное движение фигур отсутствуют, мн. лица вялы и невыразительны. Притом что художники ц. Панагии Кумбелидики явно были в курсе новейших течений в живописи 60-80-х гг. XIII в., их произведения вторичны по отношению к искусству крупных художественных центров.

В экзонартексе и в арке, отделяющей его от внутреннего нартекса, находятся росписи, выполненные в XVII в.: «Рождество Христово», «Преображение Господне», «Пятидесятница», «Благовещение Пресв. Богородицы», сцены «Акафиста», образы святых.

На внешней зап. стене экзонартекса тоже имеются фрески: Деисус, «Пир Ирода» и «Усекновение главы св. Иоанна Предтечи», Божия Матерь «Страстная», арх. Гавриил, «Прор. Илия в пустыне, питаемый вороном». Эти фрески датируются надписью ктитора Андроника 1495/96 г., которая, вероятно, относится не только к образу Богоматери «Страстной» (широкое распространение этой иконографии приходится на 2-ю пол. XV в.), но и ко всему экзонартексу. Большое изображение свт. Николая Чудотворца на сев. стене внутреннего нартекса исследователи приписывают касторийской мастерской рубежа XV и XVI вв., расписавшей храм свт. Николая Чудотворца (мон. Евпраксии) в 1485/86 г. и целый ряд других ансамблей.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 102-117; Μαυροπούλου-Τσιούμη. 1973; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 84-91; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 87-109; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 90-92, 112, 119; Σίσιου. 2008. С. 245-262.

Богоматерь «Знамение», «Великий вход», «Причащение апостолов». Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому, Кастория. Посл. треть XVII в.
Богоматерь «Знамение», «Великий вход», «Причащение апостолов». Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому, Кастория. Посл. треть XVII в.

Богоматерь «Знамение», «Великий вход», «Причащение апостолов». Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому, Кастория. Посл. треть XVII в.
Церковь вмч. Георгия Победоносца «тис Политиас» в квартале Иконому относится к числу старейших в городе. Однако от первоначальной постройки IX-X вв. сохранились только алтарная часть с характерной 3-гранной апсидой и остатками синтрона. До 1843 г. ц. вмч. Георгия являлась митрополичьим собором. Храм обновлялся неоднократно во времена османского владычества, наиболее существенно - в XVIII в. Росписи в главной апсиде и диаконнике могут быть датированы посл. третью XVII в. Упрощение и схематизация, несогласованность масштаба фигур, неправильность рисунка, тяготение к декоративности - все это придает фрескам ц. вмч. Георгия характер наивного народного искусства и свидетельствует о снижении уровня мастерства местных живописцев. В посл. трети XVII в. художественная активность в Кастории замерла, др. значительных произведений живописи от этого периода не сохранилось.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 37, 59, 64, 66-68, 192, 273, 292.

Церковь св. Бессребреников, одна из самых больших и известных в Кастории, находится в сев. части города. Исторические сведения о ней содержатся в нескольких ктиторских надписях, из к-рых известно, что обветшавшая церковь была обновлена и украшена стараниями Феодора Лимниота и его семьи. Строительство храма датируется предположительно по стилю живописи 1-го слоя 2-й пол. X или скорее 1-й пол. XI в., его обновление - по стилю 2-го слоя росписи 70-80-ми гг. XII в.

Церковь св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.
Церковь св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.

Церковь св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.
I. Архитектура. Церковь представляет собой 3-нефную базилику, 4-угольную в плане. Нефы разделяют несимметричные арочные проходы: 2 - с северной стороны и 1 - с южной. Центральный неф шире и выше боковых, с клеристорием с двойными окнами. Он заканчивается полукруглой апсидой. Боковые нефы завершаются меньшими полукруглыми апсидами. Из нартекса в наос ведут 3 прохода. Нартекс делится на 3 части 2 поперечными арками, несущими центральный вспарушенный свод. Здание было украшено мраморной резьбой: сохранились дверные косяки, импосты, двойные колонки и фрагменты темплона. Храм построен в смешанной технике из камня и кирпича, образующего узоры в виде волн, крестов, солярных знаков. Архивольты проемов выложены из плинфы и окаймлены поребриком. Большинство окон - двойные, с тонкими мраморными колонками посередине. Во многих местах стены украшены плоскими нишами разного размера, тимпаны к-рых заполняет кирпичный орнамент. Во время обновления храма Феодором Лимниотом центральная часть зап. фасада была покрыта штукатуркой и расписана.

В ходе реставрации 1950-1951 гг. были выявлены следы других перестроек, осуществленных в кон. XII в. Цилиндрический свод главного нефа был заменен 2-скатной черепичной кровлей. К этому же времени относится 2-й слой росписи, положенный поверх 1-го.

Строительство храма некоторые исследователи, напр. С. Пелеканидис, относят ко 2-й пол. X в., тогда как Р. Краутхаймер, М. Хадзидакис, А. Эпстайн, Н. Муцопулос - к 1-й пол. XI в. Особенности конструкции и кладки, общие для касторийских церквей, не позволяют датировать здание более точно.

Свт. Василий Великий. Роспись ц. св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.
Свт. Василий Великий. Роспись ц. св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.

Свт. Василий Великий. Роспись ц. св. Бессребреников в Кастории. 1-я пол. XI в.
II. Живопись. Определить иконографическую программу 1-го слоя росписи в наст. время невозможно, поскольку ее большая часть закрыта 2-м слоем фресок. Только в нартексе в софите юж. поперечной арки видны фрагменты фигур святителей Василия Великого и Николая Чудотворца, а на сев. стене - изображения равноапостольных Константина и Елены, «усопшего Константина» и 2 ангелов. Вероятно, в этой части нартекса находились захоронения.

Святые 1-го слоя росписи изображены в застывших фронтальных позах. Складки одежд трактованы условно, пробела имеют геометризованные формы. Лики неподвижны, черты укрупнены и обрисованы жесткими контурами, глаза широко раскрыты и устремлены в бесконечность. Все эти признаки характерны для т. н. аскетического направления в визант. искусстве 1-й пол. XI в., лучшими образцами которого являются фрески ц. Панагии Халкеон в Фессалонике (ок. 1028), Св. Софии в Охриде (1037-1056), мозаики и фрески Осиос Лукас в Беотии и Св. Софии в Киеве (30-40-е гг. XI в.). В ц. св. Бессребреников представлен упрощенный вариант этого стиля, распространенный в XI в. по всей территории Византийской империи (напр., росписи церквей Епископи в Эвритании, Прототрони на Наксосе и др.), к-рый из-за известного консерватизма трудно датировать более точно. Исследователи единодушны во мнении, что церковь была расписана вскоре после постройки. Соответственно Пелеканидис датировал 1-й слой росписи 2-й пол. X в., Хадзидакис - ок. 1000 г. (обе даты представляются слишком ранними), А. Орландос - 1-й пол. XI в., Эпстайн - 1000-1030 гг.

Росписи 2-го слоя покрывают весь храм. Стены разделены на 3 зоны. В верхней помещаются фигуры пророков, в средней изображения двунадесятых праздников и др. евангельских сюжетов, в нижней - святых. Довольно своеобразна декорация алтарной части. В щипце триумфальной арки помещен полуфигурный Деисус, ниже - «Благовещение Пресв. Богородицы», между 2 зонами - Ветхий денми в полусфере, в своде вимы - «Этимасия» и архангелы, во лбу арки над конхой - Христос Еммануил, в конхе - Богоматерь на троне с Младенцем и предстоящими ангелами, ниже - «Поклонение Жертве». На узких участках вост. стены по сторонам образа Богоматери в апсиде представлены в молитвенных позах бессребреники Косма и Дамиан, которым посвящен храм. Др. изображение бессребреников Космы и Дамиана, на головы к-рых возлагает венцы Иисус Христос, оформлено как храмовый образ рельефной 3-лопастной аркой и находится на вост. откосе прохода в юж. неф.

Евангельский цикл занимает средний регистр росписей наоса, он начинается с «Благовещения Пресв. Богородицы», повторенного в вост. части юж. стены, и заканчивается в нартексе композициями «Вознесение Господне» и «Пятидесятница», к-рые находятся в своде центральной части. Кроме того, в нартексе размещаются неск. новозаветных и ветхозаветных сюжетов, в т. ч. редких (Христос и ап. Нафанаил, Христос и грешница (Ин 8. 1-11)). Нижние части стен и софиты арок в нартексе отведены для изображений святых в рост и погрудно, в обрамлениях, напоминающих иконы. Возможно, росписи нартекса повторяют программу фресок 1-го слоя. В юж. нефе изображены чудеса Христовы, чудо арх. Михаила в Хонех и неск. фигур преподобных. Вероятно, в обвалившемся своде помещались также сцены жития святых Космы и Дамиана. Сев. неф в основном посвящен житийному циклу вмч. Георгия Победоносца. В его вост. части размещен Деисус с образом Христа Еммануила в конхе и предстоящими по сторонам Пресв. Богородицей и св. Иоанном Предтечей.

В боковых нефах находятся портреты ктиторов, по заказу которых были осуществлены обновление и 2-я роспись храма. На юж. стене сев. нефа изображены Феодор Лимниот, его супруга Анна Радина (упом. ее девичьей фамилии, очевидно, связано с очень знатным происхождением) и их сын Иоанн, предстоящие перед Богоматерью с Младенцем. Ктиторы представлены в роскошных одеждах и драгоценных украшениях. Надписи с именами ктиторов вскоре после исполнения фресок были переписаны, к изображениям добавлены темные головные уборы, а также дорисована модель церкви в руках у Феодора. Надпись в зап. части сев. нефа, над проходом в нартекс, посвящена вмч. Георгию, «чьи мучения изобразил сначала в своем сердце, а потом в красках» Феодор Лимниот. Рядом представлен вмч. Георгий Победоносец на коне - в иконографии, известной и по др. балканским памятникам XII в., в частности по росписям в Курбинове и снятой со стены фреске мон-ря Джурджеви Ступови (Народный музей (галерея фресок), Белград). В нартексе, над входом в наос, имеется 3-я надпись. Это стихотворное обращение ктитора к св. бессребреникам, к-рым он «подносит в дар обновление и украшение обветшавшей церкви и ждет от них райского блаженства и телесного исцеления для себя, жены и сына».

Положение во гроб. Роспись ц. св. Бессребренников в Кастории. 70–80-е гг. XII в.
Положение во гроб. Роспись ц. св. Бессребренников в Кастории. 70–80-е гг. XII в.

Положение во гроб. Роспись ц. св. Бессребренников в Кастории. 70–80-е гг. XII в.
Семья Лимниотов принадлежала к местной касторийской аристократии. Известен др. член этой семьи: мон. Феофил Лимниот с моделью храма изображен в юж. нефе, рядом с огромным образом Христа. Впрочем, возможно, справедливо предположение Е. Кирьякудиса, который считает, что Феофил Лимниот - это тот же Феодор, принявший монашеский постриг. В таком случае становится понятно, почему вскоре после исполнения в сев. нефе ктиторских портретов к ним были добавлены темные головные уборы. Видимо, из этой же семьи происходил живший позднее свящ. Феодор Лимниот, пожертвовавший средства на изображение Пресв. Богородицы в ц. первомч. Стефана.

Фрески 2-го слоя ц. св. Бессребреников представляют собой большой и неоднородный ансамбль. По мнению исследователей, над их исполнением трудились 2 или 3 художника. Сначала были расписаны верхние части наоса и алтаря, над к-рыми работал художник В, вероятно местного происхождения. Этому мастеру, стиль которого провинциален и довольно консервативен, принадлежат большая композиция «Благовещение Пресв. Богородицы» над апсидой, образы пророков и неск. евангельских сюжетов: «Встреча Пресв. Богородицы с прав. Елисаветой», «Рождество Христово», «Сретение Господне», «Жены-мироносицы у гроба», «Сошествие во ад» и «Успение Пресв. Богородицы». Его композиции построены просто, в них почти всегда отсутствует пейзажный или архитектурный фон. Фигуры размещены на переднем плане, головы - на одном уровне, причем изображения главных героев часто превышают размеры второстепенных персонажей, так что между ними возникает диспропорция. Движения фигур часто неуклюжи и скованны. Лица лишены выражения, хотя их типаж довольно специфический: широкие, иногда квадратные, с выступающей нижней челюстью, нависающими бровями. Одежды образуют жесткие угловатые складки, не соответствующие движениям и условно обозначенные контурными линиями.

Др. мастер, художник А, исполнил остальные сцены в главном и боковых нефах. В среднем регистре главного нефа нек-рые из его композиций написаны на слое штукатурки, положенном поверх композиций мастера В. Это означает, что они могли работать не одновременно. Впрочем, этот промежуток вряд ли был большим. Художник А - мастер высшего класса, его работы можно отнести к числу лучших произведений позднекомниновского «динамического» стиля. Композиции этого мастера обогащены разнообразными деталями, но при этом пронизаны единым ритмом. Высокие, элегантно изогнутые фигуры нередко изображены в сильном, иногда преувеличенно энергичном движении, которое подчеркивают плавные изгибы драпировок с многочисленными складками и развевающимися краями. Эти формы часто образуют каскады и нагромождения, вносящие в композиции дополнительную напряженность и динамику. Лица наделены выразительной характеристикой, передающей глубокое духовное переживание. Многие из них имеют неправильные пропорции и неклассические черты: слишком низкий или слишком высокий лоб, глубоко и близко посаженные глаза, длинный нос, острый подбородок. Нередко можно встретить лица, искаженные гримасой страдания. При этом личное письмо имеет традиционную многослойную структуру, с темной подкладкой, постепенными высветлениями и завершающими слоями розоватой подрумянки и белильных светов. При ясно выраженном стремлении к усилению напряженного, драматического характера образов мастер использует большое количество стилизованных декоративных форм и яркие, контрастные краски, что в целом придает росписи нарядный, праздничный оттенок. Судить о колорите фресок трудно, поскольку в настоящее время расчищены лишь небольшие их части.

Художник А работал в стиле, распространенном в Византии в посл. трети XII в. Наиболее близки к его произведениям фрески ц. вмч. Георгия в Курбинове (1191). Л. Адерманн-Мисгиш высказала предположение, что этот мастер мог быть членом артели, работавшей в Курбинове (Hadermann-Misguich L. Kurbinovo: Les fresques de St.-Georges et la peinture byzantine au XIIeme siècle. Brux., 1975. P. 563-584). Однако др. исследователи (напр., Хадзидакис) не соглашаются с этим мнением и указывают на нек-рые стилистические отличия курбиновской росписи от фресок ц. св. Бессребреников, такие как сильно удлиненные нижние части тел, театрализованные позы и жесты, жесткая моделировка. По мнению Хадзидакиса, композиции в ц. св. Бессребреников, атрибутируемые др. исследователями как работы мастера А, исполнил не один человек. Но в любом случае эти фрески и росписи в Курбинове принадлежат к одному направлению.

В нартексе Адерманн-Мисгиш выделила произведения 3-го художника - мастера С. Фигуры здесь изображены в спокойных позах, они объемные и весомые, с широкой моделировкой, ритмичным и органичным рисунком складок. Выражения лиц скорее спокойные и задумчивые, без интенсивной экспрессии художника А. Мастер С работал в более классическом стиле, который в кон. XII в. сосуществовал с «динамическим» направлением.

Большинство исследователей датировали 2-й слой росписи ц. св. Бессребреников 70-80-ми гг. XII в. или шире - посл. третью XII в. К этому же времени относятся росписи зап. фасада храма. В тимпане над входом изображены святые Косма и Дамиан, по сторонам - апостолы Петр и Павел в рост, в нише к северу - свт. Николай Чудотворец, к югу - еще раз святые Косма и Дамиан. Роспись занимала всю площадь фасада. Она может быть датирована по граффито 1198 г., дающему terminus ante quaem (Eadem. Une longue tradition byzantine: La décoration extérieure des églises // Зограф. Београд, 1976. Бр. 7. С. 6-10).

Из ц. св. Бессребреников происходит 2-сторонняя икона святых Космы и Дамиана с житийными сценами на полях, современная росписи, хранящаяся в Византийском музее в Кастории. Очень близка к стилю художника А 2-сторонняя икона с изображением Божией Матери и «Христа во гробе» из того же музея.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 1-42; Malmquist. 1979; Tomeković. 1981. С. 25-42; eadem. 1984; Κυριακούδης. 1981. Σ. 3-27; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 22-49; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 306-392; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 44-50; Джурич. 2000. С. 44-45, 336-338; Гринберг. 2009. С. 121-138.

Божия Матерь «Одигитрия». Роспись тимпана над входом ц. св. Таксиарха у Гимназии в квартале Иконому, Кастория
Божия Матерь «Одигитрия». Роспись тимпана над входом ц. св. Таксиарха у Гимназии в квартале Иконому, Кастория

Божия Матерь «Одигитрия». Роспись тимпана над входом ц. св. Таксиарха у Гимназии в квартале Иконому, Кастория
Церковь св. Таксиарха у Гимназии в квартале Иконому. Этот маленький однонефный храм находится в визант. цитадели Кастории и относится к числу древнейших в городе. Он представляет собой простую однонефную базилику с деревянным перекрытием и полукруглой апсидой. Здание сложено из неотесанных камней, перемежающихся рядами плинфы, причем кирпичи образуют декоративные мотивы, напоминающие хризмы, а щипец вост. стены украшен солярными знаками. Архивольты арочных окон в апсиде, в щипце вост. стены и на юж. фасаде выложены кирпичами. Более низкий нартекс перестроен и удлинен скорее всего в XV в., когда в нем были размещены 2 оформленных аркосолиями гробницы.

Внутри имеются остатки 3 слоев росписи. От 1-го слоя, вероятно одновременного строительству храма, видны фрагменты композиций «Распятие» и «Снятие с креста» на зап. стене, предположительно относимых Цигаридасом к X-XI вв. Фрески 2-го слоя, датируемые ранним XV в., сохранились на сев. и зап. стенах храма (остатки фигур святых и образ Божией Матери «Одигитрия» в тимпане над входом из нартекса в наос). Третий слой - росписи 30-х гг. XVII в. на юж. стене храма, размещены в 3 регистра, с ктиторским портретом в нижнем ярусе.

Лит.: Γκολομπίας. 1985/1986. Σ. 377; Τσιγαρίδας. 1985/1986. Σ. 380-381; idem. 1999. Σ. 309; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 395-398; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 116-117.

Церковь вмч. Димитрия Солунского в квартале Иконому представляет собой крошечную однонефную базилику (2,9×4,9 м) с деревянным перекрытием, с выступающей полукруглой апсидой и нишами жертвенника и диаконника, сделанными в толще стены. Стены сложены из камня и кирпича, причем кирпичи образуют разные декоративные мотивы. Щипец вост. фасада отделен от нижней части стены полосой поребрика. Этот храм может быть предположительно отнесен к числу древнейших в Кастории, однако данных для его точной датировки нет (Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 399-400).

Внутри видны остатки 2 слоев росписи. Древнейший слой, очевидно, одновременен строительству храма. Его фрагменты видны на зап. стене над дверью. Фрески 2-го слоя сохранились на зап. стене слева от входной двери (изображения мучеников Кирика и Иулитты), на юж. стене - фигуры св. воинов в нижнем ярусе, над ними - несколько медальонов с поясными образами мучеников, в апсиде - фрагменты образа Богоматери «Платитеры». Эти фрески относятся к кон. XV в. (Τσιγαρίδας. 1985/1986. Σ. 379; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 117).

Церковь вмч. Димитрия Солунского в квартале Елеусы изначально маленький однонефный храм без нартекса, построенный в XII в., в 1608/09 г. был расширен к северу, югу и западу. В результате он приобрел неправильную трапециевидную форму, с юж. стороны была сооружена галерея. Нетронутыми остались только алтарная часть и вост. стена с фресками 2-й пол. XII в. («Благовещение Пресв. Богородицы»). К XV в. относится 2-й слой фресок. Из-за расширения храма главная апсида сместилась с центральной оси, на которой оказалась первоначальная ниша жертвенника, поэтому левее была сделана еще одна ниша жертвенника. В то же время на средства архонта Фомы Сарантиса были сделаны новые росписи. По иконографии и стилю они близки к фрескам ц. Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса) 1605/06 г. и, вероятно, выполнены тем же неизвестным художником.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 32, 41-42, 69, 71, 73, 83, 86, 99, 135, 185, 192, 196, 200, 205, 212, 230, 238-239, 248, 250, 272, 276-277, 279.

Церковь свт. Николая Чудотворца Каснициса находится на пл. Омония. Из посвятительных надписей и изображений известны имена ктитора магистра Никифора Каснициса и его жены Анны. Точное время строительства и украшения церкви неизвестно. По стилю живописи она датируется 60-80-ми гг. XII в.

I. Архитектура. Церковь представляет собой небольшую однонефную базилику с сильно выступающей полукруглой апсидой. В толще вост. стены по сторонам апсиды сделаны 2 меньшие конхи. С зап. стороны нартекс занимает всю ширину церкви. В храме 2 входа: один - с зап. стороны, другой - с северной. В стенах сделано неск. маленьких окон, одинарных и двойных. В вост. части юж. стены - ниша с изображением патрона храма свт. Николая Чудотворца. Храм построен в характерной технике с чередующимися рядами необработанного камня и кирпича в 1-3 ряда. Верхние части стен украшены поребриком и фризом с прямоугольными керамическими плитками с диагональными насечками. Оригинальный декоративный элемент представляет фриз в верхней части стен с повторяющимися буквами N - инициалами свт. Николая Чудотворца и Никифора Каснициса. Снаружи стены храма тоже были расписаны, по крайней мере частично. В щипце над апсидой сохранились фрагменты фигуры свт. Николая Чудотворца с Иисусом Христом и Пресв. Богородицей и некоторые др. остатки росписей.

Во время реставрации 1952 г. в нартексе был убран более поздний деревянный потолок и заменена кровля над всей церковью.

Преображение Господне. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Касницисса в Кастории. 1160-1180 гг.
Преображение Господне. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Касницисса в Кастории. 1160-1180 гг.

Преображение Господне. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Касницисса в Кастории. 1160-1180 гг.
II. Живопись. Внутреннее пространство церкви полностью покрыто фресками. Они расположены в 2 регистра, которые перебиваются окнами на продольных стенах, так что между окнами образуется дополнительный регистр. В верхней зоне по кругу размещено 11 крупномасштабных сцен евангельского цикла, начиная с «Благовещения Пресв. Богородицы» по сторонам апсиды и далее по юж. стене до «Сошествия во ад» в вост. части сев. стены. На вост. стене в щипце над «Благовещением» помещен Деисус, на зап. стене в верхней части - «Вознесение Господне», под ним - «Преображение Господне» и «Успение Пресв. Богородицы» (с редкой особенностью: голова усопшей Богоматери повернута вправо). Нек-рые сцены евангельского цикла выделены размером. Так, «Рождество Христово» занимает почти половину юж. стены; огромна композиция «Вознесение Господне», к-рая в базиликах часто расположена в щипце вост. или зап. стены (напр., в церквах Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории, вмч. Георгия в Курбинове, ап. Иоанна Богослова в Веррии).

Узкие полосы между 2 основными регистрами на сев. и юж. стенах заняты поясными изображениями святых, под ними в нижнем регистре - фигуры святых в рост, среди к-рых преобладают воины, а на зап. стене - целители. В вост. части юж. стены в нише с арочным завершением помещено крупномасштабное изображение свт. Николая Чудотворца, которому Пресв. Богородица и Христос вручают знаки архиерейского достоинства. Напротив, на сев. стене, в нише с 3-лопастным завершением, находится столь же крупное изображение Христа Пантократора.

Нартекс украшен житийными сценами свято-никольского цикла, которые расположены в несколько непривычной последовательности. Нижнюю зону занимают образы святых, среди к-рых по неизвестным причинам выделен мч. Елпидий, помещенный напротив входа и обращенный в молитве к стоящей с правой стороны Божией Матери «Одигитрия». Справа от входа в наос изображено «Крещение Господне», а в верхней части вост. стены нартекса - редкий вариант Деисуса с образом Ветхого денми.

На вост. стене нартекса помещены портреты ктитора Никифора Каснициса с моделью храма в руках и его жены Анны, предстоящих свт. Николаю Чудотворцу, к-рый изображен в тимпане над входом из нартекса в наос. Рядом с этой композицией имеется надпись. На зап. стене наоса находится 2-я надпись, где говорится о том, что храм был построен и украшен «живописью и множеством образов» магистром Никифором Касницисом и посвящен свт. Николаю Чудотворцу в благодарность за разные благодеяния, которые святой многократно оказывал ктитору с тех пор, как тот пришел «в юдоль печали». Нек-рые исследователи (Пелеканидис и др.) предполагают, что «юдолью печали» Никифор Касницис называет Касторию - место своей ссылки. Более справедливым, однако, представляется мнение Хадзидакиса и Дракопулу о том, что имеется в виду земная жизнь вообще и что Никифор Касницис не был сослан в Касторию, а, напротив, принадлежал к местной аристократии и был связан с этим городом в течение мн. лет. Предположение о высоком статусе заказчика и его принадлежности к культурной элите 2-й пол. XII в. подтверждается высокохудожественными росписями.

Свт. Николай Чудотворец. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса. 60–80-е гг. XII в.
Свт. Николай Чудотворец. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса. 60–80-е гг. XII в.

Свт. Николай Чудотворец. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса. 60–80-е гг. XII в.
Росписи наоса и нартекса выполнены в едином стиле, с одними и теми же характерными приемами и типажами. В целом в композициях доминирует спокойный ритм, в чем сказывается классическая выучка мастеров. Стройные пропорции фигур, благородные, одухотворенные лица, роскошные одежды святых и богатые доспехи воинов - все это подчеркивает аристократический характер ансамбля. Однако во мн. сценах появляются беспокойные мотивы «динамического» стиля. В нек-рых сценах ощущение энергичности движения усиливается с помощью волнистых изгибов драпировок, нагнетающих драматизм (напр., в композиции «Встреча Пресв. Богородицы с прав. Елисаветой»). Контрастная моделировка одежд с яркими светами придает им выпуклость, однако ткани выглядят жесткими. В такой же манере трактованы лики - с холодной темной подкладкой и резкими высветлениями, дающими рельефность. При этом гибкие линии обрисовывают черты лица, выделяют морщины, часто неестественно правильных, слегка стилизованных форм. Характерными криволинейными мазками переданы румяна на щеках. Взгляд и выражение лиц наделены внутренней подвижностью. Все это придает образам большую экспрессивность, внешняя напряженность и активность отражают интенсивность духовного переживания.

Росписи ц. свт. Николая Чудотворца принадлежат к тому же времени и художественному направлению, что и росписи ц. вмч. Пантелеимона в Нерези (1164). Хотя Никифор Касницис занимал более низкое общественное положение, чем ктитор Нерези Алексей Комнин Ангел, и работавшие по его заказу художники уступали великолепным мастерам росписи ц. вмч. Пантелеимона, тем не менее это родственные явления. Живопись обоих ансамблей исполнена в утонченной линеарной манере с элементами «динамического» стиля. Во многом стиль и техника фресок ц. свт. Николая Чудотворца близки к манере художника А из храма св. Бессребреников, хотя живопись последнего представляет более продвинутый вариант «динамического» стиля.

Большинство исследователей датируют фрески ц. свт. Николая Чудотворца в пределах 2-й пол. XII в.: к сер. или 3-й четв. XII в. их относили В. Н. Лазарев, С. Райкович, О. Демус, Э. Китцингер; по времени создания Хадзидакис поставил эту роспись между фресками церквей в Нерези (1164) и Курбинове (1191); Адерманн-Мисгиш и В. Джурич датировали ее посл. третью XII в.; Т. Мальмквист - нач. XIII в.

Росписи церквей свт. Николая Чудотворца и св. Бессребреников свидетельствуют о том, что во 2-й пол. XII в. Кастория была включена в наиболее значительные процессы, протекавшие в художественной жизни Византии.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 43-62; Malmquist. 1979; Tomeković. 1981. С. 25-42; eadem. 1984; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 50-65; Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 401-411; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 42-44, 54-55; Παναγιωτίδη. 2006. Σ. 157-166.

Маленькая церковь прп. Стилиана или прп. Алипия находится недалеко от ц. первомч. Стефана и была, очевидно, построена в то же время, что и храм свт. Николая Чудотворца Каснициса. Она однонефная, с деревянным перекрытием и полукруглой апсидой. Позднее храм был удлинен, его первоначальная зап. стена была снесена. В алтарной части и на юж. стене сохранились фрески. По сторонам апсиды помещены фигуры арх. Гавриила и Богоматери из сцены «Благовещение Пресв. Богородицы», рядом с которыми написаны реплики диалога, дополняющие евангельский текст. Богоматерь изображена с вышитым платом на голове (эта деталь встречается на кипрских иконах XIII-XIV вв.). На юж. стене, рядом с иконостасом,- выделенное аркой изображение вмч. Георгия Победоносца на троне с надписью: «Диасорит». Возможно, храм изначально был посвящен ему. По иконографии и стилю фрески близки к росписям ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса и могут быть датированы кон. XII или нач. XIII в.

Лит.: Tsigaridas. 1988. P. 309-313. Fig. 2-5, 7-13, 15-23; idem. 1992. Σ. 648-656; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 39. Εἰκ. 32, 34.

Небольшая церковь свт. Афанасия Великого «ту Музаки» находится рядом с Митрополией. Она однонефная, с 2-скатной черепичной кровлей и более поздним нартексом. На зап. стене сохранилась посвятительная надпись, из которой известно, что церковь построена и украшена фресками в 1383/84 г. братьями Стоей и Феодором Музаки и иером. Дионисием. Тогда Кастория уже не принадлежала сербам, но еще не была захвачена турками и ею правила албанская семья Музаки.

В 1951 г. была проведена архитектурная реставрация храма, в 90-х гг. ХХ - нач. XXI в.- росписи.

Царский Деисус. Роспись ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» в Кастории. 1383/84 г.
Царский Деисус. Роспись ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» в Кастории. 1383/84 г.

Царский Деисус. Роспись ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» в Кастории. 1383/84 г.
Фрески сохранились полностью. Традиционно живопись поделена на 3 регистра: в широком нижнем ярусе помещены фигуры святых в рост, в более узком среднем - образы в медальонах, в верхнем - сцены евангельского цикла. В конхе изображена Пресв. Богородица «Платитера» с архангелами, ниже - «Причащение апостолов» и «Служба св. отцов». Над конхой сохранились фрагменты композиции «Вознесение Господне». Евангельский цикл начинается с «Благовещения Пресв. Богородицы» (по сторонам апсиды), с необыкновенно сложной архитектурой на фоне. В жертвеннике в нижнем ярусе изображено «Видение сщмч. Петра Александрийского», над ним в конхе жертвенника - первомч. Стефан архидиакон, рядом - прп. Симеон Столпник. В юж. части вост. стены представлен свт. Кирилл Александрийский, на юж. стене - особо чтимые в этом регионе святители Климент Охридский и Ахиллий Ларисский. Рядом с темплоном в расписном рельефном арочном обрамлении изображен в более крупном масштабе свт. Афанасий Великий. Далее - свт. Николай Чудотворец, великомученики Димитрий Солунский, Феодор Стратилат и Феодор Тирон, Прокопий и Меркурий. На западной стене - равноапостольные Константин и Елена, арх. Михаил и вмц. Варвара. На северной стене - чтимые в Сев. Греции прмч. Николай Вуненский (пам. греч. 9 мая) и сщмч. Александр Пиднский (пам. 13 марта). В нижнем регистре предпочтение отдано воинам и местночтимым святым. В вост. части сев. стены в тройной рельефной арке представлен 5-фигурный Деисус: в центре Спаситель на престоле, по сторонам Богоматерь и св. Иоанн Предтеча, вмч. Георгий Победоносец и неотождествленный святой. Рядом с образом Иисуса Христа имеются надпись: «Царь Славы» - и неполная цитата из Евангелия от Матфея: «Тогда скажет Царь… приидите, благословенные Отца Моего» (Мф 25. 34), что объясняет царские одежды Спасителя с высокой митрой и лором. В поствизант. время эта иконография, называемая «Царь царствующих и первосвященник», получила широкое распространение. Изображение Пресв. Богородицы в царских одеждах вдохновлено словами псалма: «Предста царица одесную Тебе…» (Пс 45. 10). Вмч. Георгий Победоносец и неизвестный святой, стоящие рядом с Пресв. Богородицей, изображены как вельможи в богатых одеждах и головных уборах. Композиция Деисуса имеет триумфально-эсхатологический смысл.

Воскрешение прав. Лазаря. Роспись ц. свт. Афанасия Великого "ту Музаки" в Кастории. 1383/84 г.
Воскрешение прав. Лазаря. Роспись ц. свт. Афанасия Великого "ту Музаки" в Кастории. 1383/84 г.

Воскрешение прав. Лазаря. Роспись ц. свт. Афанасия Великого "ту Музаки" в Кастории. 1383/84 г.
Евангельский цикл начинается с «Благовещения Пресв. Богородицы» по сторонам апсиды, далее на юж. стене изображены «Рождество Христово», «Сретение Господне», «Крещение Господне», «Воскрешение прав. Лазаря» и «Вход Господень в Иерусалим». В щипце зап. стены помещено монументальное «Преображение Господне», под ним - «Успение Пресв. Богородицы», «Христос перед Каиафой» и «Отречение ап. Петра». Цикл продолжается на северной стене, где находятся «Несение креста», «Распятие», «Оплакивание», «Жены-мироносицы у гроба», «Сошествие во ад».

Как и в иконографии росписей др. касторийских храмов 2-й пол. XIV в., во фресках ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» прослеживается ориентация на ансамбли 1-й четв. XIV в. в Фессалонике и др. областях Македонии. Это сказывается в т. ч. в нек-рых редких деталях (напр., в сцене «Воскрешение прав. Лазаря» его саркофаг изображен горизонтально, а Лазарь - сидящим).

Композиции в целом выдержаны в классическом духе, они уравновешены и ритмичны. Персонажи в основном изображены в спокойных позах, хотя иногда встречаются резкие движения и драматическая жестикуляция. Как и во мн. др. фресках палеологовского периода, в росписях ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» много реалистических деталей (напр., в сцене «Воскрешение прав. Лазаря» нек-рые присутствующие зажимают носы).

По мнению исследователей, фрески ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» исполнены той же артелью, к-рая расписала в Албании церкви Рождества Пресв. Богородицы на о-ве Малиград оз. Преспа и Пресв. Богородицы «Живоносный Источник» в Мборье (Джурич. 2000. С. 262-263). Касторийские фрески лучше по качеству живописи и разнообразию иконографии. Др. исследователи сближают с росписями ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» остальные касторийские ансамбли 2-й пол. XIV в. и считают их произведениями одной мастерской, базировавшейся в Кастории и работавшей также за ее пределами (Τσιγαρίδας. 1999. Σ. 223-224).

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 142-154; Ђурић. 1975. С. 31-50; Grigoriadou. 1975. P. 47-53; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 106-119; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 74, 95-97.

Церковь вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» находится в сев.-вост. части квартала Апозари. В совр. виде она представляет собой однонефную базилику с деревянным перекрытием и нартексом, обходящим храм с юга и запада. Храм, бывший кафоликоном монастыря, построен и украшен фресками во 2-й пол. XIV в. На южной стене наоса над дверью было оставлено место для ктиторской надписи, к-рая так и не была сделана. Цигаридас предполагает, что причиной внезапной остановки работ стал захват Кастории турками. Нартекс был пристроен к храму в XVI в. и тогда же расписан (его большую часть занимает развернутое изображение «Страшного Суда»). К этому же периоду относятся фигуры пророков в верхней части сев. и зап. стен наоса, а также деревянный иконостас, украшенный растительным орнаментом. Росписи 2-го слоя выполнены мастерами из Сев. Греции, которые использовали в работе отдельные элементы, заимствованные у мастеров критской школы. В 1651 г. на зап. фасаде был изображен вмч. Георгий Победоносец на коне.

Вмч. Георгий Победоносец. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца "ту Вуну" в Кастории. Посл. треть XIV в.
Вмч. Георгий Победоносец. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца "ту Вуну" в Кастории. Посл. треть XIV в.

Вмч. Георгий Победоносец. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца "ту Вуну" в Кастории. Посл. треть XIV в.
Росписи 1-го слоя покрывали весь наос. Их сохранность не очень хорошая, во мн. местах они пострадали от влажности, нек-рые изображения были переписаны. Роспись располагается в 4 регистрах. В нижнем - фигуры святых в рост, во 2-м - образы святых в медальонах, в следующем - сцены праздничного и Страстного циклов, в верхнем ярусе - поясные изображения пророков, частично утраченные (юж. стена) и частично переписанные в XVI в. (сев. и зап. стены). В конхе апсиды изображена Богоматерь на престоле в окружении херувимов, названная в сопроводительной надписи Всецарицей, а в нижнем ярусе - «Служба св. отцов». Евхаристическая тема продолжается в нише жертвенника, где изображены «Христос во гробе» (фреска переписана в XVI в.) и рядом «Видение сщмч. Петра Александрийского». Сцены евангельского цикла традиционно идут по кругу, начиная с «Благовещения Пресв. Богородицы» по сторонам апсиды и далее по южной («Рождество Христово», «Сретение Господне», «Воскрешение прав. Лазаря», «Вход Господень в Иерусалим»), западной («Преображение Господне» в верхней зоне, ниже - «Успение Пресв. Богородицы» и «Шествие на Голгофу») и северной («Распятие», «Оплакивание», «Жены-мироносицы у гроба», «Сошествие во ад») стенам. Евангельский цикл завершает монументальная сцена «Вознесение Господне» в щипце вост. стены, расположенная напротив композиции «Преображение Господне». На сев. стене у иконостаса помещен Деисус, обрамленный 3-лопастной аркой, в котором Христос и Пресв. Богородица облачены в обычные, нецарские одежды. Среди изображений святых в нижнем ярусе арочным обрамлением выделен крупномасштабный образ вмч. Георгия Победоносца на юж. стене, напротив Деисуса. Такое выделение образа святого, к-рому посвящен храм, и такое размещение Деисуса часто встречаются в македонских храмах XIV в. Вмч. Георгий в роскошных воинских одеждах представлен восседающим на престоле и готовым вынуть меч из ножен. Рядом с ним помещено необычное изображение великомучеников Феодора Стратилата и Феодора Тирона, повернутых лицом друг к другу и молящихся Христу Еммануилу в сегменте неба. Святые одеты как воины, щиты поставлены на землю у их ног.

Стиль живописи ц. вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» близок к росписям ц. св. Таксиархов. Легкие фигуры с маленькими головами имеют изящные пропорции. Лики святых в нижнем ярусе написаны плотно и объемно. Они имеют неск. резкие черты, акцентированные темными контурами (глубоко посаженные глаза, слишком тонкие носы и острые подбородки), но выражения их спокойны. Лица и фигуры персонажей в евангельских сценах трактованы более бегло и подвижно, в них больше динамики и напряженности. В целом росписи ц. вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» принадлежат к тому же антиклассическому направлению 2-й пол. XIV в., что и фрески ц. св. Таксиархов и росписи остальных касторийских ансамблей этого периода (церкви свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза», свт. Афанасия Великого «ту Музаки» (1383/84), свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» (ок. 1385)). Джурич и Цигаридас предполагают, что все они созданы одной мастерской, работавшей в этом регионе в посл. трети XIV в.

Лит.: Ђурић. 1975. С. 31-50; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 74, 117; Τσιγαρίδας. 1999. Σ. 211-250.

Церковь свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» - небольшой однонефный храм с деревянным перекрытием, относящийся ко 2-й пол. XIV в. Цигаридас датирует его роспись временем ок. 1385 г., как и фрески ц. вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну». Иконография 2 росписей почти идентична. Фрески юж. стены в ц. свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» не сохранились, а на сев. и зап. стенах повторяется тот же краткий праздничный цикл, только на зап. стене вместо «Шествия на Голгофу» изображено «Предательство Иуды». Мн. подробности и даже позы, жесты и выражения лиц в евангельских сценах находят ближайшие аналогии в росписях церквей св. Таксиархов 1359/60 г. и вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну». По предположению Цигаридаса, в храме вмч. Георгия Победоносца работал тот же художник, что и в ц. свт. Николая Чудотворца, к-рый в обоих случаях использовал одни и те же образцы. По стилю живописи эти ансамбли очень близки к росписям ц. св. Таксиархов у Митрополии и к несколько более поздним ансамблям церквей свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза», свт. Афанасия Великого «ту Музаки» 1383/84 г. и др.

В 1654 г. ц. свт. Николая Чудотворца была обновлена на средства архонта Димитрия Кирициса, по имени к-рого она и получила название. В это время храм был расширен к югу, добавлена 2-я апсида (диаконник). Новые части храма были расписаны, так же как и нижние зоны сев. и зап. стен. К этому же времени относятся наружные росписи зап. стены. Позднее к храму был пристроен нартекс.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 155-160; Pelekanidis, Chatzidakis. 1985. P. 102; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 73; Τσιγαρίδας. 1999. Σ. 219-224, 337.

Церковь свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» находится в квартале Апозари. Это однонефная базилика с деревянным перекрытием, полукруглой апсидой и просторным более поздним нартексом. Юж. и вост. стены (кроме апсиды) построены из необожженных кирпичей с деревянными связями, зап. и сев. стены - из неотесанных камней, тоже с деревянными связями. Судя по строительной технике и по уцелевшей живописи, древнейшие части храма - восточная и южная.

Росписи сохранились на восточной и отчасти на сев. стене. Фрески в апсиде занимают 3 регистра. В нижнем изображена «Служба св. отцов» с Младенцем Христом, лежащим на престоле, с надписью: «Агнец». По одну сторону престола представлены святители Иоанн Златоуст и Афанасий Великий, по другую - Василий Великий и Григорий Богослов. В среднем ярусе расположено «Причащение апостолов», причем Иисус Христос - в архиерейском облачении. В конхе находится поясное изображение Богоматери с Младенцем и херувимами по сторонам, что отражено в подписи: «Честнейшая Херувим». Его иконография ближе всего к типу «Знамение», хотя Младенец на груди Пресв. Богородицы изображен в чаше, напоминающей цветок; в левой руке Он держит свиток, правой благословляет. Аналогичная иконография встречается в изображениях Божией Матери в ц. прп. Алипия в Кастории (посл. четв. XIV в.), в ц. Пантанассы в Мистре (ок. 1428) и др. На вост. стене - 4 регистра росписи.

В верхнем ярусе недавно была открыта уникальная деисусная композиция. В центре на престоле восседают Иисус Христос («Царь Царствующих») в имп. облачении и венце и Ветхий денми с голубем, символом Св. Духа, на благословляющей деснице (подпись: «Святая Троица»). Престол окружен сиянием славы и небесными силами. По сторонам, в пониженных угловых частях, представлены в молитвенных позах Пресв. Богородица в царском облачении и св. Иоанн Предтеча, а также 2 небольшие фигуры пророков, из к-рых узнаваем Даниил. Эта композиция не имеет точных аналогий, хотя по отдельности в монументальной живописи Кастории палеологовского периода известны и антропоморфные изображения Св. Троицы (фрески в ц. Панагии Кумбелидики и в ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье), и композиция царского Деисуса (ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки»). Близкое по смыслу соединение изображений Христа-Царя, Пресв. Богородицы в царских одеждах и окруженного небесными силами Престола уготованного имеется в сев. куполе нартекса мон-ря Трескавец (ок. 1340). Тема Деисуса повторяется в росписи ц. свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» трижды. Под композицией «Св. Троица» на вост. стене по сторонам от апсиды помещены фигуры арх. Гавриила и Пресв. Богородицы из «Благовещения», под ними - 2 Нерукотворных образа Спасителя (Мандилион и Керамион), в нижнем регистре - прп. Симеон Столпник и первомч. Стефан (в нише жертвенника). Росписи, сохранившиеся в вост. части сев. стены, занимают 3 регистра. В нижнем, рядом с нишей жертвенника, представлено «Видение сщмч. Петра Александрийского», над ним - образы святителей в медальонах, выше - «Сошествие во ад». Последняя композиция, очевидно, замыкала евангельский цикл, шедший по кругу в верхних частях стен. Кроме того, в нижнем регистре северной стены находится 3-частный Деисус (Христос и Пресв. Богородица изображены здесь в обычных, нецарских одеждах), рядом - прмч. Николай Вуненский. Еще один плохо сохранившийся Деисус помещен в щипце восточного фасада храма. Здесь фигура Иисуса Христа, восседающего на троне со свитком в руке, выделена масштабом и сопровождена надписью: «Грозный», акцентирующей эсхатологический смысл композиции. Подобные изображения на восточных фасадах имеются в 2 других касторийских храмах того же времени, в ц. свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» (ок. 1385) и св. Иоанна Предтечи на пл. Омония (кон. XIV - нач. XV в.). Снаружи на северной стене храма помещается частично сохранившаяся ктиторская надпись, взывающая ко Господу и деве Марине (sic!). На этом факте основывалось предположение Дракопулу об изначальном посвящении храма вмц. Марине, однако в старых работах упоминается о большом изображении свт. Николая Чудотворца в восточной части южной стены, из чего. Цигаридас сделал вывод, что храм сохранил свое первоначальное посвящение.

Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» по стилю живописи может быть отнесена к 3-й четв. XIV в. (или к 60-80-м гг. XIV в.) и включена в тот же круг памятников, что и касторийские фрески церквей св. Таксиархов (1359/60), свт. Николая Чудотворца «ту Кирици», вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» (обе ок. 1385) и свт. Афанасия Великого «ту Музаки» (1383/84), а также росписи парекклисионов ц. Пресв. Богородицы Перивлепты в Охриде (1364-1365) и др.

Лит.: Δρακοπούλου. 1997. Σ. 73, 123; Τσιγαρίδας. 1999. Σ. 251-284; Σίσιου. 2001. Σ. 511-536.

Маленькая церковь Пресв. Богородицы Фанеромени, некогда бывшая монастырской, находится в квартале Апозари. Храм однонефный, с 3 апсидами с вост. стороны, с деревянным стропильным перекрытием. В сев. и зап. стенах храма имеется 2 входа. В тимпанах над ними помещены изображения «Одигитрии» и «Гликофилусы», подтверждающие первоначальное посвящение церкви Пресв. Богородице. Стены храма покрыты штукатуркой, скрывающей кладку и нек-рые кирпичные орнаменты, украшавшие поверхность апсиды. С западной и северной сторон храма имеется совр. пристройка.

Рядом с храмом были обнаружены остатки цистерны. Исходя из этого, Ф. Вафидис, П. Цамисис, Дракопулу и другие исследователи отождествляли его с упоминаемым в рукописях под 1341 г. храмом монастыря Пресв. Богородицы Гистерниотиссы. Однако против этого отождествления Й. Голомбиас выдвинул существенные аргументы. Сохранившиеся росписи также указывают на то, что храм был построен и расписан в более позднее время, в кон. XIV в. (по мнению Цигаридаса). О том, что храм был монастырским, свидетельствует неск. упоминаний в источниках XVIII-XX вв., а также изображение молящегося монаха, вероятно ктитора, перед Божией Матерью «Одигитрия» на сев. стене наоса.

Внутри все пространство храма покрыто фресками, располагавшимися в 3 яруса, как в большинстве касторийских церквей 2-й пол. XIV в. Фрески сильно закопчены и частично закрыты новой деревянной кровлей (щипцы вост. и зап. стен). Тем не менее программа декорации вполне читается. В конхе апсиды размещено поясное изображение Богоматери «Знамение», под ним - композиция «Служба св. отцов», в конхе жертвенника - фигура первомч. Стефана, над ним в медальонах - образы пророков. Верхнюю часть вост. стены занимает «Благовещение Пресв. Богородицы», с к-рого начинается праздничный цикл. Он продолжался на юж. стене, однако здесь толстый слой копоти позволяет различить только смутные очертания; значительная часть фресок была утрачена, когда в юж. стене было пробито окно. На зап. стене сохранились большая сцена «Успение Пресв. Богородицы» и изображение равноап. Елены. Над дверью - едва различимые остатки ктиторской надписи. Росписи сев. стены помимо упомянутого выше изображения молящегося перед «Одигитрией» монаха включают образ Христа Жизнодавца в нижнем ярусе. Кроме того, на сев. стене находятся неск. изображений святых в медальонах в среднем регистре и евангельские сюжеты в верхнем: «Вход Господень в Иерусалим», «Крещение Господне», «Распятие», «Жены-мироносицы у гроба» и «Сошествие во ад». В иконографии сцен праздничного цикла несколько необычно изображение «Крещения» после «Входа Господня в Иерусалим». В остальном и выбор сюжетов, и лаконичные изводы, включающие только главных персонажей, типичны для росписей небольших однонефных храмов позднепалеологовского времени.

В евангельских сценах некрупные фигурки хорошо скомпонованы в живописном пространстве и ритмически согласованы друг с другом. Они кажутся легкими, почти бестелесными. Движения акцентируются жесткими складками одежд. Лица с мелкими и довольно резкими чертами имеют контрастную живописную моделировку, хотя выражения многих вполне спокойны. Ближайшими аналогами этих фресок являются иконы праздничного ряда из иконостаса ц. Трех святых (ок. 1400/01, Византийский музей в Кастории), фрески ц. мц. Фотинии в Веррии, ц. равноапостольных Константина и Елены в Охриде (обе рубежа XIV и XV вв.) и др.

В резном деревянном иконостасе ц. Пресв. Богородицы Фанеромени находится древняя икона Христа Пантократора, к-рая по стилю и технике живописи может быть отнесена к кон. XIV в. Характерный тип лика со строгим выражением, с мелкими, жестко очерченными чертами и при этом с хорошей живописной моделировкой объема очень близок к фрескам ц. вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» и др. росписям этой группы.

Лит.: Βαφείδης. 1900. Σ. 125, 141, 320; Τσαμίσης. 1949. Σ. 115-116; Γκολομπίας. 1985/1986. Σ. 320; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 24, 73; Τσιγαρίδας. 1999. Σ. 219, 285-302.

Церковь Трех святых посвящена мученикам Гурию, Самону и Авиву. Этот маленький однонефный храм относится к первым десятилетиям периода османского господства. От первоначальной постройки осталась алтарная часть. После 1940 г. добавлена открытая галерея с юга. В сохранившейся посвятительной надписи упомянуты дата создания росписи - 1400/01 г. и имя ктитора - «кир Феофил Панкратис». Судя по надписи и по характеру росписей, заказчиком был человек знатный и образованный, возможно связанный с Фессалоникой.

Церковь Трех святых (мучеников Гурия, Самона и Авива) в Кастории. Ок. 1400/01 г.
Церковь Трех святых (мучеников Гурия, Самона и Авива) в Кастории. Ок. 1400/01 г.

Церковь Трех святых (мучеников Гурия, Самона и Авива) в Кастории. Ок. 1400/01 г.
Фрески 1400/01 г. были недавно раскрыты. В наосе сохранились фрагменты Деисуса и неск. образов святых в причудливых головных уборах, таких же как в ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки». В жертвеннике помещены фигуры первомч. Стефана и прп. Романа Сладкопевца. Конху главной апсиды занимает Пресв. Богородица «Платитера», ниже изображена «Служба св. отцов». В диаконнике рядом с мч. Евплом представлен свт. Григорий Палама в рост. У него темные волосы с проплешиной, довольно длинная и окладистая раздвоенная борода, голубые глаза. Это одно из наиболее ранних изображений святителя наряду с фрагментарно сохранившейся фреской в монастыре Влатадон в Фессалонике и иконой из ГМИИ в Москве.

Роспись ц. Трех святых - произведение местных мастеров, продолжающих касторийскую традицию позднего XIV в., ориентированную на распространенное в Македонии антиклассическое направление. Из этой церкви происходит неск. одновременных росписи икон, хранящихся в касторийском Византийском музее (см. в разд. «Иконопись Кастории»). К фрескам ц. Трех святых близки росписи алтаря еще одной маленькой церкви - свт. Николая Чудотворца «ту Петрити».

Лит.: Τσιγαρίδας. 1985/1986. Σ. 379-389; idem. 1986. Σ. 263-269, 282-283; Τσιούμη. 1986. Σ. 247-257; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 73, 112-114. Πιν. 88-94.

Свт. Григорий Палама. Роспись ц. Трех святых (мучеников Гурия, Самоны и Авива), Кастория. 3-я четв. XIV в.
Свт. Григорий Палама. Роспись ц. Трех святых (мучеников Гурия, Самоны и Авива), Кастория. 3-я четв. XIV в.

Свт. Григорий Палама. Роспись ц. Трех святых (мучеников Гурия, Самоны и Авива), Кастория. 3-я четв. XIV в.
Маленькая церковь прп. Алипия в квартале Иконому - однонефная, с деревянным перекрытием и более поздним нартексом. Алтарная апсида полукруглая внутри и прямоугольная снаружи, слева от нее - ниша жертвенника.

В храме фрагментарно сохранились росписи: изображения Богоматери «Знамение» и 4 святителей в апсиде, на зап. стене - композиция «Успение Пресв. Богородицы», на южной - фрагменты медальонов со святыми и сцен евангельского цикла, а также в нише около иконостаса образ Божией Матери с надписью: «Елеуса». Расположение этого образа свидетельствует о том, что храм первоначально был посвящен Пресв. Богородице, а не прп. Алипию. Богоматерь изображена в рост, Младенец почти лежит на Ее руках, левую руку Он протягивает к подбородку Божией Матери, Их щеки соприкасаются. Орландос датировал эту и др. фрески храма 1422 г. на основании надписи, имевшейся на внешней стороне зап. стены наоса. Однако эта датировка была опровергнута Цигаридасом, к-рый считает, что надпись 1422 г. не относилась ко времени создания храма и его росписей. По мнению исследователя, ктиторская надпись находится в др. месте, на внутренней стороне зап. стены, под сценой «Успение Пресв. Богородицы». Обе надписи в наст. время не видны под позднейшими слоями штукатурки и известны лишь по старым публикациям. Цигаридас датирует строительство и роспись храма посл. четв. XIV в. на основании близости его фресок к иконографии и стилю росписи ц. свт. Афанасия «ту Музаки» и др. памятникам этого круга.

Лит.: ᾿Ορλάνδος. 1938. Σ. 173-175; Τσιγαρίδας. 1992. Σ. 648-656; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 74.

Церковь ап. Андрея Первозванного «ту Русули» - маленький однонефный храм с деревянным перекрытием и граненой апсидой, с более поздним нартексом с сев. стороны. Неизвестно, когда зап. стена была сломана и пространство храма расширено. Храм построен из неотесанных камней с вкраплениями плинфы и деревянными связями.

От первоначальной росписи сохранились только фрески сев. и юж. стен, пострадавшие при позднейшей растеске окон. Программа росписи следует распространенной в Кастории традиции: в верхнем ярусе идут сцены праздничного цикла, в среднем и нижнем ярусах - святые в медальонах и в рост. В вост. частях юж. и сев. стен сохранились изображения иерархов, видимо продолжавшие святительский чин (Ахиллий Ларисский и Иоанн Милостивый, патриарх Александрийский, с одной стороны, Григорий Чудотворец, Спиридон Тримифунтский и Кирилл Александрийский - с другой). В нижнем ярусе юж. стены помещено изображение Богоматери с Младенцем на троне, сопровождаемое подписью: «Необоримая», рядом с ней - ап. Андрея Первозванного, к-рому храм был посвящен изначально, и далее сщмч. Харалампия и вмч. Меркурия. В зап. части юж. стены, бывшей ранее, видимо, частью нартекса, имеется крупномасштабное изображение свт. Николая Чудотворца, к-рому Иисус Христос и Пресв. Богородица вручают знаки архиерейского сана - Евангелие и омофор. Такие образы свт. Николая нередко встречаются в нартексах македон. храмов XV в. В нижнем ярусе сев. стены размещаются фигуры св. воинов: молящихся и сложивших оружие на землю великомучеников Феодора Стратилата и Феодора Тирона (подобным образом они представлены в касторийских церквах свт. Афанасия Великого «ту Музаки» (1383/84), вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну» (ок. 1385) и др.), а также великомучеников Димитрия и Георгия, облаченных в роскошные одежды. В вост. части сев. стены традиционно размещается Деисус, в котором вместо Богоматери изображен ап. Иоанн Богослов. Из сцен евангельского цикла сохранились 7: на южной стене - «Рождество Христово», «Сретение Господне», «Крещение Господне», частично «Воскрешение прав. Лазаря», на северной - «Распятие», «Жены-мироносицы у гроба», «Сошествие во ад».

Выбор и размещение сюжетов, лаконичные композиции, трактовка отдельных деталей - все это восходит к традициям мастерской, работавшей в Кастории во 2-й пол. XIV в. Мн. физиогномические типы художники также переняли у предшественников (напр., лик вмч. Георгия схож с изображением того же святого в ц. вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну»).

Особенно близкие аналогии с фресками ц. ап. Андрея Первозванного представляет роспись ц. Успения Пресв. Богородицы в Зевгостаси близ Кастории (1432), что позволило Цигаридасу предположить, что они созданы ок. 1430 г. В обоих ансамблях преобладают легкие, бестелесные фигуры с удлиненными пропорциями и маленькими головами. В трактовке лиц и драпировок все больше используется графическая стилизация. Притом что обе росписи следуют традициям позднего XIV в., они отличаются большей сухостью и декоративностью, характерными для живописи XV в.

Храм св. Иоанна Предтечи на пл. Омония в Кастории. Кон. XIV в.
Храм св. Иоанна Предтечи на пл. Омония в Кастории. Кон. XIV в.

Храм св. Иоанна Предтечи на пл. Омония в Кастории. Кон. XIV в.
К этому же направлению в живописи раннего XV в. относятся фрески алтаря и наружные росписи вост. стены обновленного храма св. Иоанна Предтечи на пл. Омония. В нем в конхе изображена Богоматерь «Знамение», ниже - «Служба св. отцов», по сторонам апсиды - «Благовещение Пресв. Богородицы». Отдельные образы обнаруживают букв. сходство с фресками ц. ап. Андрея, напр. лик свт. Григория Чудотворца с характерной уже для нач. XV в. декоративной стилизацией рисунка.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 162-167; Τσιγαρίδας. 1985/1986. Σ. 386; idem. 1999. Σ. 219, 303-330; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 113-117. Πιν. 94-98.

Церковь Пресв. Богородицы «Одигитрия» в квартале Музевики, ныне освященная во имя покровителя Кастории вмч. Мины, была построена в XV в., судя по фрагментам фресок в алтарной части. В сер. XVI в. нек-рые из них были записаны. В 1654 г. храм был украшен новой росписью, сделанной на средства некой знатной дамы, сохранились фрески на зап. стене и часть ктиторской надписи. В верхних частях стен имеются сцены из «Акафиста», в средних - погрудные образы святых в медальонах, в нижних - фигуры святых в рост. Композиции загружены многочисленными персонажами и деталями, движения и жестикуляция фигур утрированы, объемность одежд преувеличена, сочетание красок необычно - все это придает росписи маньеристический характер. В XVIII в. часть росписей была поновлена. Во 2-й пол. XVII в. был пристроен и расписан нартекс, к-рый в наст. время существует в сильно измененном виде. В этом храме, бывш. кафоликоне мон-ря, в 1706 г. размещалась школа Георгия Кастриотиса.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 34-35, 52-53, 74, 122, 125, 128-129, 132, 137, 140, 183, 200-201, 225-226, 242-244, 246, 251, 253, 260-263, 265-266, 268-269, 272, 274, 283-284, 295.

На рубеже XV и XVI вв. в Кастории работала артель художников, к-рая расписала ряд храмов. Вероятно, 1-е по времени свидетельство работы этой мастерской - записанная фреска на вост. стене нартекса с изображением Богоматери и поклоняющихся ангелов в ц. Пресв. Богородицы Расиотиссы. В Кастории этой же артели атрибутируют росписи храмов свт. Николая Чудотворца (мон. Евпраксии) 1485/86 г., свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», свт. Николая Чудотворца «ту Магалиу» 1504/05 г., вмч. Димитрия Солунского в квартале Елеусы, а также снятые со стен фрески разрушенного храма свт. Спиридона Тримифунтского в квартале Елеусы (фрески хранятся в Византийском музее в Кастории и в Музее П. Канелопулоса в Афинах). Помимо названных касторийских ансамблей характерные для этой мастерской иконографические и стилистические черты встречаются в росписях старого кафоликона Преображения Господня в Большом Метеорском мон-ре (1483), в церкви мон-ря Успения Пресв. Богородицы (Торники) на берегу р. Альякмонас близ сел. Панайя, в ц. Панагии Хавиары в Веррии (1498), в ц. св. Бессребреников в Сервии (1510) и др. Близкие (или причисляемые) к работам этой мастерской произведения находятся не только в Греции: фрески в ц. вмч. Никиты в Чучере (2-й слой 1483-1484), в мон-ре прп. Прохора Пшинского (1489), в Погановском мон-ре во имя ап. Иоанна Богослова (1499), в мон-ре Трескавец близ Прилепа, в мон-ре вмч. Георгия Победоносца в Сучаве и др. На основе атрибуции этой мастерской целого ряда памятников исследователи делают вывод, что она работала на Балканах между 1483 и 1510 гг. и создавала как фрески, так и иконы. Поскольку в Кастории сосредоточено большое количество произведений этой артели и именно здесь находятся образцы характерных для нее особых иконографических решений (напр., большой Деисус в ц. свт. Афанасия «ту Музаки»), видимо, она базировалась именно здесь. Это еще раз подтверждает, что Кастория в кон. XV в. оставалась значительным центром городской культуры. В др. крупных городах Македонии (Фессалоника, Охрид) на рубеже XV и XVI вв. нет произведений живописи, близких к работам этой мастерской.

Лит.: Ξυγγόπουλος. 1957. Σ. 62-66; Paдojчић. 1965. С. 67-104; Chatzidakis. 1972. P. 185-192; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 117-120.

Церковь свт. Николая Чудотворца (мон. Евпраксии), согласно ктиторской надписи, построена и украшена росписями на средства некой мон. Евпраксии в 1485/86 г. Росписи покрывают почти все пространство церкви. В верхней части стен традиционно размещаются евангельские сюжеты, в нижней - фигуры святых. В алтарной апсиде в большом Деисусе кроме Богоматери и св. Иоанна Предтечи предстоящими в молении Иисусу Христу изображены великомученики Феодор, Димитрий и Георгий в царских одеждах. Эта иконография имеет касторийский источник - царский Деисус в ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки» 1383/84 г. Впрочем, варианты этой композиции встречаются не только в храмах Кастории.

По стилю живописи в ансамбле фресок ц. свт. Николая Чудотворца исследователи выделяют произведения по меньшей мере 2 мастеров, что позволяет говорить именно об артели. Для работ этой мастерской характерны хорошо уравновешенные композиции, длинные, изящно сделанные надписи, разнообразные орнаменты, богато украшенные одежды, особые физиогномические типы (лица почти треугольной формы, с резко обрисованными подвижными чертами, с плоскими светлыми поверхностями почти без теней). В ансамблях, исполненных этими мастерами, часто встречаются определенные сюжеты (напр., большой Деисус со святыми в царских одеждах, как в этой церкви) и нек-рые детали, заимствованные из зап. искусства, особенно в изображении оружия, предметов быта. Росписи ц. свт. Николая Чудотворца считаются классической работой этой мастерской.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 179-188; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 118. Πιν. 103, 106, 109, 110.

Церковь свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас» находится в квартале Ап. Фомы. Это небольшой вытянутый храм с нартексом и 5-гранной апсидой, построенный из камня с деревянными связями. Его строительство и первоначальные росписи относятся, вероятно, к кон. XV в. Они сохранились фрагментарно, однако исследователи считают, что сцена «Вход Господень в Иерусалим» на сев. стене написана теми же мастерами, к-рые работали в ц. свт. Николая Чудотворца (мон. Евпраксии).

Арх. Михаил. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.
Арх. Михаил. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.

Арх. Михаил. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас», Кастория. Кон. XV в.
В 1663 г. храм был обновлен на средства архонтиссы Феологины, от родового имени к-рой получил свое название. В это время были расписаны нартекс и наос, кроме сев. стены, причем мастера постарались сочетать сюжеты и масштаб новой росписи с оставшейся старой. Росписи, занимающие большую площадь этого сравнительно крупного храма, сохранились достаточно хорошо. В верхней части вост. стены наоса представлены сцены евхаристического цикла, в верхних зонах остальных стен - двунадесятые праздники и Страстной цикл, в нартексе - чудеса и притчи, деяния апостолов, жития святых. В щипцах вост. и зап. стен наоса выделены масштабом композиции «Вознесение Господне» и «Преображение Господне»; на аналогичном месте в нартексе изображен «Страшный Суд». Иконографическая программа росписи отличается многочисленностью сюжетов и деталей, плотностью композиций. Нижние ярусы, как обычно, занимают фигуры святых, особо выделяются св. воины, одетые как вельможи XVII в. В этих и нек-рых др. деталях иконографии сказывается влияние как местной традиции, так и эпирской школы.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 249а; Τσιγαρίδας. 1988. Σ. 15, 18; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 118. Πιν. 100; Παϊσίδου. 2002. Σ. 36-37, 267-268.

Свт. Модест Иерусалимский. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца "ту Магалиу" в Кастории. 1504/05 г.
Свт. Модест Иерусалимский. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца "ту Магалиу" в Кастории. 1504/05 г.

Свт. Модест Иерусалимский. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца "ту Магалиу" в Кастории. 1504/05 г.
Церковь свт. Николая Чудотворца «ту Магалиу». Хорошо сохранившийся ансамбль этого храма создан в 1504/05 г., как считают исследователи, той же артелью, работавшей на рубеже XV и XVI вв. В верхних частях стен здесь размещаются евангельские сцены, в нижних - фигуры святых и ктиторские изображения, включенные в большой Деисус в нижней части сев. стены, в к-рый также входят великомученики Димитрий Солунский, Георгий Победоносец, Феодор Стратилат и Феодор Тирон. Ктиторы - сын некоего Алексея Актасис и его мать - изображены весьма реалистично. Иисус Христос возлагает венец на голову молодого человека, что, возможно, свидетельствует о царском происхождении его рода (судя по всему, иноземного). Сын и мать представлены в необычных одеждах и головных уборах, подобные образы имеются и среди памятников XVI в. в Сербии, Косове, Болгарии и близ Охрида. Молодой человек был изображен посмертно - его мать от горя рвет на себе волосы. Портрет Актасиса был частично записан, а надпись, сопровождавшая изображение его матери, утрачена.

Между 1654 и 1657 гг. роспись в алтаре была частично поновлена тем же художником, который работал в ц. свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» (1657), в нартексе ц. Пресв. Богородицы квартала Св. Бессребреников (1657) и в алтаре ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас» (1663).

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 174-175a; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 112, 119-121. Πιν. 85-87, 99, 107; Παϊσίδου. 2002. Σ. 36, 267-268.

Церковь Пресв. Богородицы Расиотиссы, или Влахерна, находится в квартале Сервиоти. Это маленький однонефный храм с 2-скатной кровлей и апсидой, полукруглой внутри и 3-гранной снаружи. В толще вост. стены сделана ниша жертвенника; др. ниша находится в вост. части сев. стены. В зап. и юж. стенах имеются входные двери, открывающиеся в пристроенную позже галерею. Храм очень темный, т. к. освещается только через маленькое окно в апсиде.

Судя по фрагментам живописи, храм был построен в XV в. и позднее обновлен и расписан. В тимпане над входом из нартекса в наос помещено изображение Божией Матери «Гликофилуса» с поклоняющимися Ей ангелами, сопровождаемое надписью: «Расиотисса». Это название, возможно, происходит от имени ктитора или от названия обл. Рашка. Богоматерь держит Младенца обеими руками и, сильно склонив голову, прижимается щекой к Его щеке. Младенец изображен почти лежащим, в короткой рубашке, оставляющей открытыми ножки. Левой рукой Он прикасается к подбородку Богоматери. С нач. XX в. фреска находится под записью, что затрудняет более точную датировку в пределах XV в. Большинство исследователей (А. Ксингопулос, Хадзидакис, Дракопулу) считают ее одним из ранних произведений касторийской мастерской, работавшей в кон. XV - нач. XVI в., тогда как другие относят к раннему XV в. на основании сходства с аналогичным образом в ц. прп. Алипия (Г. Гунарис).

Дальнейшая история храма известна из ктиторской надписи, находящейся внутри на юж. стене над изображением Богоматери. В ней сказано, что храм Пресв. Богородицы Расиотиссы был украшен на средства почтеннейшего архонта Стаматия Сирова, его супруги Елены и их сыновей Мануила и Иоанна в 1553 г. Др. упоминаний об этой семье не сохранилось.

Росписи сер. XVI в. занимали все поверхности. В алтарной части, а также в вост. частях сев. и юж. стен они в значительной степени утрачены. Верхний регистр росписи с образами пророков сильно пострадал от влажности. В апсиде изображены Богоматерь «Платитера» и «Службы св. отцов», в жертвеннике - «Христос во гробе», рядом - «Видение сщмч. Петра Александрийского». В верхней части вост. стены, как и во мн. др. касторийских ансамблях, размещалась композиция «Вознесение Господне», под ней по сторонам апсиды - фигуры арх. Гавриила и Пресв. Богородицы из сцены «Благовещение». Средний регистр росписи традиционно занимают сцены праздников и Страстной цикл. Лучше всего сохранились композиции на зап. стене: «Тайная вечеря», «Омовение ног», «Предательство Иуды», «Христос перед Пилатом», «Отречение ап. Петра» (над дверью) и «Распятие» (в щипце зап. стены). Евангельский цикл завершает композиция «Успение Пресв. Богородицы», размещенная после сцены «Сошествие во ад» в восточной части южной стены, что необычно. Там же в неглубокой нише с арочным обрамлением помещено поясное изображение Богоматери, держащей на правой руке Младенца Христа. Образ был записан в 1903 г. и сопровожден надписью: «Богоматерь Влахернская». Рядом, у южного входа в храм, изображен св. Иоанн Предтеча, над дверью - «Искушение Христа». В нижней зоне росписи, как обычно, представлены фигуры святых. С внешней стороны западной стены храма помещен ряд изображений того же времени, теперь оказавшихся в нартексе и частично записанных в нач. XX в.: к югу от входа в храм - «Крещение Господне» и прп. Симеон Столпник, к северу - «О Тебе радуется». Внешняя сторона юж. стены в кон. XVII или нач. XVIII в. была украшена большой композицией «Страшный Суд».

В стиле живописи художника, исполнившего основной объем росписей, прослеживается сильное влияние ведущего представителя критской школы XVI в. Феофана Критского. Заметно также стремление мастера дополнить и видоизменить принятые в этой традиции иконографические схемы, обогатить их еще большим количеством реалистических подробностей, смягчить суровые облики изображенных и внести в их образы эмоциональность и личное начало. На основании сходства стиля фресок ц. Пресв. Богородицы Расиотиссы с росписями парекклисиона свт. Николая Чудотворца в Великой Лавре, исполненными в 1560 г. худож. Франгосом Кателаносом, а также с фресками кафоликона Варлаама мон-ря в Метеорах 1548 г. и кафоликона монастыря прп. Никанора в Заворде все 4 памятника приписывались этому мастеру. Среди др. близких по стилю ансамблей - росписи Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря (Миртия) в Этолии 1539 г., мон-рей Дилиу и свт. Николая Чудотворца (Филантропинон) на острове оз. Памвотида (Янина) и др., к-рые ряд исследователей (Гунарис и др.) выделяют в особую, фиванскую школу.

Лит.: Ξυγγόπουλος. 1957. Σ. 63; Χατζηδάκης. 1969. Σ. 305-306; Γούναρης. 1980. Σ. 105-184. Πιν. 22-37, 40-43, 47-50; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 118. Πιν. 101.

Церковь св. Апостолов в квартале Елеусы представляет собой маленькую однонефную базилику немного неправильной формы, с 1 апсидой, полукруглой внутри и 3-гранной снаружи. Церковь построена из камней с деревянными связями и перекрыта двускатной кровлей. Позднее кровля была заменена, а в юж. стене пробиты 2 окна, дополнительно к 2 первоначальным - в вост. части юж. стены и в апсиде. Церковь не имела нартекса. С зап. стороны был деревянный навес, защищавший фрески на фасаде слева от двери и над нею.

Церковь св. Апостолов в квартале Елеусы. Ок. 1547 г.
Церковь св. Апостолов в квартале Елеусы. Ок. 1547 г.

Церковь св. Апостолов в квартале Елеусы. Ок. 1547 г.
Внутри в средней части сев. стены имеется плохо сохранившаяся ктиторская надпись, из к-рой известно, что храм построен трудами архонта Георгия Феодору, сына попа Мануила, и украшен после смерти ктитора его сыновьями в 1547 г., при митр. Мефодии, худож. Онуфрием. В надписи фигурирует и город, откуда прибыл живописец, однако в его названии не хватает неск. букв, и исследователи реконструировали его по-разному: по мнению Гунариса - это Берат, согласно архим. Герману (Христидису) - Гревена, по предположению Орландоса - Венеция. Семья Феодору известна по др. утраченной ныне надписи сер. XVI в.- в ц. Пресв. Богородицы Елеусы.

Целование апостолов Петра и Павла. Роспись люнета над входом в ц. св. Апостолов в квартале Елеусы, Кастория. 1547 г.
Целование апостолов Петра и Павла. Роспись люнета над входом в ц. св. Апостолов в квартале Елеусы, Кастория. 1547 г.

Целование апостолов Петра и Павла. Роспись люнета над входом в ц. св. Апостолов в квартале Елеусы, Кастория. 1547 г.
Росписи храма лучше всего сохранились в алтарной части. Изображения на зап. стене и в верхнем регистре сев. стены сильно пострадали, от росписей юж. стены осталась только вост. часть. Росписи занимали 4 регистра: поясные фигуры пророков представлены в верхнем, ниже - широкий регистр со сценами праздников, затем изображенные по пояс мученики в медальонах и в нижнем ярусе - фигуры наиболее почитаемых святых (архангелы, равноапостольные Константин и Елена, св. воины). В средней части зап. стены, как обычно, помещено «Успение Пресв. Богородицы», в щипце восточной - «Вознесение Господне». В апсиде написан образ Богоматери «Ширшая небес» (извод «Знамение») и композиция «Поклонение Жертве». В нише жертвенника по традиции изображен «Христос во гробе», правее - первомч. Стефан. Рядом еще 2 композиции раскрывают тему Жертвы: «Видение сщмч. Петра Александрийского» и «Жертвоприношение Авраама». В вост. части юж. стены, у иконостаса, находится выделенное арочным обрамлением изображение апостолов Петра и Павла, к-рым посвящен храм. Сохранилась только сидящая фигура ап. Петра, к-рый правой рукой благословляет, а в левой держит модель церкви. Так же, очевидно, был представлен и ап. Павел. Изображение лобызающихся апостолов Петра и Павла сохранилось на зап. фасаде в тимпане над дверью.

Деисус. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в квартале Музевики в Кастории. XVI в.
Деисус. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в квартале Музевики в Кастории. XVI в.

Деисус. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в квартале Музевики в Кастории. XVI в.
Худож. Онуфрий прибыл в Касторию из Берата в Юж. Албании, где существуют расписанные им храмы (ц. св. Параскевы в Валеши, 1554; возможно, ц. св. Феодоров в Бератской цитадели и др.). Кроме фресок ц. св. Апостолов в Кастории он выполнил росписи ц. св. Бессребреников у Гимназии (не сохр.). Исследователи приписывают Онуфрию и нек-рые иконы, находящиеся в иконостасе ц. Благовещения Пресв. Богородицы в Берате и в Национальном историческом музее в Тиране.

Росписи ц. св. Апостолов в отличие от большинства касторийских ансамблей выполнены «по сухому» и во мн. местах осыпались. Композиции плотно заполнены фигурами и многочисленными подробностями пейзажного или архитектурного окружения, переданного очень реалистично, хотя в построении сцен и выборе типажей видно стремление следовать образцам XIV в. Фигуры имеют облегченные, вытянутые пропорции, их головы - маленькие, с тонко прорисованными мелкими чертами, лишенными выражения. Лица трактованы плоскостно, а объем фигур и складок одежд передается светотеневой моделировкой, близкой к живописи ренессансной Италии. В трактовке движений и богато украшенных одежд есть манерное изящество. Росписи отличает разнообразная палитра. При всем богатстве декоративных эффектов искусство мастера Онуфрия сухо и рассудочно. Техника, манера письма и детали иконографии обнаруживают определенное сходство с произведениями критской школы XVI в.

Лит.: Γούναρης. 1980. Σ. 21-104. Πιν. 1-20.

Церковь вмч. Георгия Победоносца в квартале Музевики, которая являлась кафоликоном монастыря, была построена и расписана в XVI в. Во 2-й пол. XVII в. к сев. части храма был пристроен нартекс, украшенный фресками. Эти росписи были выполнены мастером, к-рый работал в 1657 г. в нартексе ц. Пресв. Богородицы в квартале Св. Бессребреников и в 1663 г. в ц. свт. Николая Чудотворца «тис Феологинас». Фрески сохранились фрагментарно в очень плохом состоянии. На зап. стене нартекса помещены 6 фигур святых и 6 сцен из житийного цикла вмч. Георгия, на южной - фрагменты композиции «Страшный Суд».

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 36, 54, 62, 158, 164-166, 178-179, 181-183, 201, 226, 233.

Вмч. Никита. Роспись ц. Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса), Кастория. 1605/06 г.
Вмч. Никита. Роспись ц. Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса), Кастория. 1605/06 г.

Вмч. Никита. Роспись ц. Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса), Кастория. 1605/06 г.
Церковь Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса) в сев.-вост. части городской крепости построил и украсил росписями на свои средства архонт Апостолис (Апостолакис) в 1605/06 г., о чем известно из ктиторской надписи. Это небольшой однонефный храм с деревянным перекрытием, без нартекса. Внутри он сверху донизу покрыт росписью. Верхний ярус занимают евангельские сюжеты, ниже размещен «Акафист» Пресв. Богородицы, затем - фигуры святых в рост. На наружной стене зап. фасада помещена композиция «Страшный Суд». В малофигурных сценах важную роль играет развитый пейзажный или архитектурный фон. Чередующиеся яркие краски, обильные мелкие пробела, оживляющие фигуры и лица, ритмичные движения персонажей и сильно стилизованный рисунок драпировок придают росписи декоративный характер. По иконографии и стилю эти росписи во многом ориентированы на традиции касторийской мастерской рубежа XV и XVI вв. Фрески этого ансамбля также имеют существенное сходство с росписями мон-ря Пива (1604-1606) в Черногории, что свидетельствует о наличии художественных связей между этими 2 регионами на Балканах в нач. XVII в.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 32, 40-41, 68-69, 73, 76, 83-86, 88, 91, 98, 102, 106-107, 129-131, 135-136, 140, 172, 187, 194, 197, 202, 205-209, 212-214, 221, 227-230, 232, 238-239, 246-247, 249, 265, 268-269, 272-273, 275, 277, 279, 281-283.

Церковь Введения во храм Пресв. Богородицы «ту Циацапа» в сев.-вост. части города построена и расписана в первом 10-летии XVII в. Она получила название от находящейся рядом усадьбы семьи Циацапасов. В 1613/14 г. был выполнен 2-й слой росписи в нартексе. Судя по ктиторской надписи и по упоминаниям в кодексе Касторийской митрополии, храм был кафоликоном мон-ря. Видимо, с этим связаны и особенности иконографической программы нартекса. В ней большое внимание уделено ветхозаветным прообразам Евхаристии и сценам из житийного цикла св. Иоанна Предтечи, к-рые размещены в верхнем ярусе. Среднюю зону занимают сцены мучений святых и апостолов, в иконографии которых мн. элементы близки к фрескам Сев.-Зап. Греции. Отсутствие сцен Богородичного цикла, вероятно, объясняется тем, что они размещались в наосе, где фрески в значительной мере утрачены. Над росписью этого храма трудились неск. художников. Часть фресок наоса М. Паисиду приписывает тому же мастеру, что работал в церквах Пресв. Богородицы (архонта Апостолакиса) и вмч. Димитрия Солунского в квартале Елеусы.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 32, 42-43, 59, 62, 141, 146-149, 157-162, 167-169, 173-174, 188-192, 201-202, 212, 239, 242-243, 245-246, 248, 250, 268-269, 274, 277, 279, 294.

Церковь св. Таксиарха «ту Циацапа» в том же квартале была построена и расписана в 1622 г. на средства архонта Константина Ралиса и его супруги. Росписи выполнили иерей Иоанн и Илия. Это был однонефный храм, однако в результате перестроек XIX и XX вв. его вид изменился, а фрески в значительной мере утрачены. В алтарной части сохранились изображения 2 святителей (на юж. стене - свт. Григорий Палама, а на сев. стене - прп. Андрей Критский, редко встречающийся в росписях македон. храмов) и сцена «Видение сщмч. Петра Александрийского».

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 32-33, 43-44, 69-70, 73, 279, 293.

Арх. Гавриил. Роспись нартекса ц. Пресв. Богородицы в квартале Св. Бессребреников в Кастории. 1657 г.
Арх. Гавриил. Роспись нартекса ц. Пресв. Богородицы в квартале Св. Бессребреников в Кастории. 1657 г.

Арх. Гавриил. Роспись нартекса ц. Пресв. Богородицы в квартале Св. Бессребреников в Кастории. 1657 г.
Церковь Пресв. Богородицы в квартале Св. Бессребреников была построена во 2-й пол. XVI в. К этому времени относятся росписи алтарной части храма (Голомбиас ошибочно датирует их XV в.). В 1634/35 г. церковь была перестроена и расписана (фрески этого слоя сохр. на сев. стене, частично на южной и совсем немного на западной). В 1657 г. с сев. стороны был пристроен нартекс, украшенный фресками на средства свящ. Георгия и его семьи. В росписях нартекса заметны влияние традиций касторийской мастерской рубежа XV и XVI вв. и связь с художественной школой сев.-зап. Греции. Их отличает более острая и резкая выразительность, основанная на утрировании движений, искажении пропорций, неправильности в рисунке фигур и лиц, контрасте света и тени.

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 33, 45-47, 54-56, 70, 73-74, 87, 96, 123, 128, 141-143, 176-177, 186, 199, 213, 216, 230, 249, 265, 269, 272, 274, 279, 287, 289, 292.

Церковь свт. Николая Чудотворца в квартале Св. Бессребреников, однонефная, с деревянным перекрытием, была расписана тем же художником, что и соседний храм Пресв. Богородицы, на основании чего их датируют 40-ми гг. XVII в. Фрески сохранились в алтарной части и на зап. стене, где они частично утрачены при позднейшей пристройке нартекса и устройстве двери и окна в зап. стене.

Мц. Параскева. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца (архонта Фоманоса) в квартале Елеусы, Кастория. 1639 г.
Мц. Параскева. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца (архонта Фоманоса) в квартале Елеусы, Кастория. 1639 г.

Мц. Параскева. Роспись ц. свт. Николая Чудотворца (архонта Фоманоса) в квартале Елеусы, Кастория. 1639 г.
В апсиде изображены Божия Матерь «Влахернитисса» и «Служба св. отцов», справа и слева от апсиды - «Причащение апостолов», выше - «Вознесение Господне», в конхе протесиса - «Христос во гробе», на сев. стене алтаря - «Явление воскресшего Христа женам-мироносицам», «Исцеление расслабленного у Овчей купели», «Побиение камнями первомч. Стефана» и «Видение сщмч. Петра Александрийского», на юж. стене представлен святитель. В нижней зоне зап. стены между конными изображениями великомучеников Георгия Победоносца и Димитрия Солунского помещен образ Божией Матери «Живоносный Источник».

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 33, 60, 62-63, 65, 71-72, 74, 96, 112, 143, 191, 223, 274-275, 280.

Церковь свт. Николая Чудотворца (архонта Фоманоса) в квартале Елеусы построена и расписана в 1639 г. Первоначально она была однонефной, с деревянным перекрытием, но в результате перестройки были сооружены купол и 2-й неф с севера. Фрески XVII в., исполненные мастером Николаем из Линотопи, сохранились на зап. и сев. стенах. В верхних частях стен были расположены евангельские сюжеты, в среднем ярусе - медальоны с погрудными изображениями святых, в нижнем ярусе - фигуры святых в рост. В живописной манере художника Николая местные традиции сочетаются с чертами как эпирской, так и критской школы. Изобретательность в трактовке пространства, умение использовать сложные перспективные построения свидетельствуют о знакомстве мастера с зап. искусством, вероятно, через посредство живописи критской школы. Известны и др. работы худож. Николая из Линотопи (росписи мон-ря свт. Афанасия Великого близ Загоры (1645/46), ц. прор. Захарии в долине Грамос и др.).

Лит.: Παϊσίδου. 2002. Σ. 33, 47-49, 70, 96, 122-125, 185, 193-195, 197-198, 203, 250, 252-257, 265-266, 273, 280, 283, 293, 295.

Иконопись Кастории

В 1989 г. в Кастории был открыт Византийский музей, где собрана богатейшая коллекция визант. и поствизант. икон, многие из к-рых находятся в хранилище и не введены в научный оборот. Среди древнейших и наиболее выдающихся памятников этого собрания следует прежде всего назвать иконы, относимые к кон. XII в. и по стилю очень близкие к фрескам ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса и особенно ц. св. Бессребреников. Это икона с фронтальным изображением прор. Илии; двусторонняя икона с образом того же пророка с житием на полях на лицевой стороне и с ап. Иоанном Богословом в житии на обороте (не расчищен); двусторонняя икона с поясными изображениями Божией Матери «Одигитрия» на лицевой стороне и «Христа во гробе» на обороте. Еще 2 иконы, происходящие из ц. св. Бессребреников, могут быть отнесены к рубежу XII и XIII вв.: это образ святых Космы и Дамиана с житийными сценами на полях (на его обороте - еще одно изображение тех же святых - XVII в.) и исключительная по качеству живописи большая икона с образом Божией Матери «Одигитрия» в рост, близкая по стилю к фрескам Студеницы (ок. 1208). К кон. XII в. относится также двусторонняя икона мц. Иулиании Никомидийской, на обороте которой изображена вмц. Варвара (XV в.).

Христос во гробе. Оборотная сторона иконы Божией Матери «Одигитрия». Кон. XII в. (Византийский музей в Кастории)
Христос во гробе. Оборотная сторона иконы Божией Матери «Одигитрия». Кон. XII в. (Византийский музей в Кастории)

Христос во гробе. Оборотная сторона иконы Божией Матери «Одигитрия». Кон. XII в. (Византийский музей в Кастории)
К 1-й пол. или 1-й четв. XIII в. Цигаридас относит 2 иконы «Успение Пресв. Богородицы» из Кастории, одна из к-рых хранится в данном музее, а другая - в Византийском музее в Афинах. На иконе из музея в Кастории апостолы и святители, окружающие ложе Богоматери, тесно сгруппированы, пропорции их фигур тяжеловесны, движения несколько неуклюжи, искаженным скорбью лицам придано выражение грубоватого драматизма. Эти черты позволяют отнести икону к местной традиции. Еще одна икона - «Успение Пресв. Богородицы» (XIII в.), частично записанная, находится в иконостасе ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы. Она представляет собой расширенный вариант иконографии, с апостолами, прилетающими на облаках, и с иудеем Афонием, которому ангел отсекает руки. Ко 2-й пол. XIII в. исследователи относят 2 поясных образа свт. Николая Чудотворца из Византийского музея в Кастории, на одном сохранились фрагменты житийных сцен на полях. Обе иконы близки к произведениям консервативного направления в живописи этого периода, ориентированного на позднекомниновские традиции, и могут быть сопоставлены с фресками ц. свт. Николая Чудотворца в с. Манастир близ Прилепа (1271). Возможно, в кон. XIII в. были созданы небольшая икона с изображением святых Космы и Дамиана в рост, Христа Пантократора на серебряном фоне и еще один поясной образ свт. Николая Чудотворца.

Из касторийского храма св. Параскевы в квартале Иконому происходит двусторонняя икона XIII в., хранящаяся в Византийском музее в Афинах. На ее лицевой стороне в технике раскрашенного рельефа изображен молящийся Спасителю вмч. Георгий Победоносец, в воинских одеждах, со щитом, поставленным на землю. У ног святого склонила колени знатная заказчица. Вокруг на полях помещены живописные житийные сцены вмч. Георгия. На обороте иконы представлены великомученицы Марина и Екатерина (или Ирина). Эта икона, как и др. произведения деревянной скульптуры из района Кастории, свидетельствует о распространенности здесь традиций, пришедших с Запада.

Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)
Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)

Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)
Иконопись XIV в. в Византийском музее в Кастории представлена в основном произведениями 2-й пол. XIV в., многие из которых еще не опубликованы. Замечательные по художественному уровню 2 иконы Христа Пантократора и образ Божией Матери «Одигитрия» можно отнести к произведениям одного из крупных художественных центров 2-й пол. XIV в., возможно Фессалоники. Одна икона Христа Пантократора происходит из ц. свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» и может быть более точно датирована 3-й четв. XIV в. Ближайшими стилистическими аналогами являются росписи того же храма и др. касторийские фрески этого круга. На нижнем поле этой иконы сохранилась ктиторская надпись с именем мон. Нила, к-рая позволяет заключить, что во 2-й пол. XIV в. храм свт. Николая Чудотворца «ту Кирици» был монастырским. Происхождение 2-й иконы Христа Пантократора неизвестно. Ее отличают 2 маленьких медальона, фланкирующие поясное изображение в среднике, в них вписаны полуфигуры молитвенно обращенных к Иисусу Христу Богоматери и св. Иоанна Предтечи. Величественная поза Спасителя, гордая посадка головы, строгое и несколько резковатое выражение лица с очень тонкими чертами, напряженным взглядом и резкими перепадами между освещенными и затемненными участками - все это придает образу обостренную выразительность. В качестве аналогов этой иконы помимо образа из ц. свт. Николая «ту Кирици» могут быть названы иконы Пантократора из большого Деисуса в мон-ре Пантократор на Афоне, икона рубежа XIV и XV вв. из Византийского музея в Веррии и др.

Др. произведения, очевидно принадлежащие местным мастерам и близкие по стилю к росписям касторийских церквей 2-й пол. XIV в. с их ярко выраженной антиклассической ориентацией,- «Успение Пресв. Богородицы», иконы святых Космы и Дамиана, свт. Иоанна Златоуста, свт. Афанасия Великого, свт. Николая Чудотворца, в рост, с житием на полях, Божией Матери «Гликофилуса», близкой по иконографии к образам Божией Матери «Киккская» и Божией Матери «Гликофилуса» с ангелами в медальонах по сторонам (обе кон. XIV - нач. XV в.), и др.

Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)
Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)

Христос Пантократор. Икона. 2-я пол. XIV в. (Византийский музей в Кастории)
Неск. икон в собрании Византийского музея в Кастории происходят из иконостаса ц. Трех святых и приписываются той же мастерской, которая осуществила роспись храма в 1400/01 г.: 7 икон праздничного чина («Рождество Христово», «Введение во храм Пресв. Богородицы», «Преображение Господне», «Воскрешение прав. Лазаря», «Вход Господень в Иерусалим», «Вознесение Господне» и «Успение Пресв. Богородицы») и образ Божией Матери «Гликофилуса» (с надписью: «Елеуса»). Последняя икона, довольно большого размера, имеет букв. сходство с изображением Богоматери на фреске сев. стены ц. Трех святых. Жестковатая моделировка объема и схематизация рисунка черт лица соединяются с выразительным изображением нежного и меланхоличного взгляда больших глаз. Все иконы из ц. Трех святых отличаются резкой выразительностью образов, к-рая во многом достигается благодаря яркости красок, порывистости и напряженности движений персонажей, нек-рой неправильности стилизованного рисунка одежд и ликов, контрастности моделировки. К этим иконам близок большой Деисус с образами Иисуса Христа, Пресв. Богородицы, св. Иоанна Предтечи и апостолов на одной длинной доске, в рельефных обрамлениях, с чередующимися фонами зеленого и охристо-желтого цветов.

Еще неск. икон касторийского собрания могут быть отнесены к нач. XV в. Небольшая икона «Введение во храм Пресв. Богородицы» принадлежит к числу произведений высокого художественного уровня, свидетельствующих о знакомстве мастеров с ведущими тенденциями в живописи крупных центров Византийской империи. Легкие и подвижные фигурки персонажей, изящная и сложная архитектура на фоне напоминают фрески Пантанассы в Мистре (1428). Также на столичные образцы ориентирована двусторонняя икона с поясным образом Божией Матери «Одигитрия» на лицевой стороне и изображением «Христос во гробе» на обороте. Эту икону отличают рельефные нимбы с ярким растительным орнаментом.

Консервативные тенденции, продолжающие антиклассические традиции живописи 2-й пол. XIV в., определяют стиль др. произведений местных мастерских, таких как икона «Успение свт. Николая Чудотворца» (1-я четв. XV в.). К кон. XV в. эти тенденции породили своеобразный маньеризм: фигуры и лики стали совершенно плоскостными, рисунок драпировок и черт лица приобрел искусственный, декоративный характер (иконы свт. Николая Чудотворца и вмч. Димитрия Солунского). К тому же периоду и кругу памятников может быть отнесена частично записанная двусторонняя икона Божией Матери «Одигитрия», в рост, окруженная сценами жития Пресв. Богородицы, с изображением «Снятия с креста» на обороте (2-я пол. XV в.).

Целый ряд икон рубежа XV и XVI вв. исследователи относят к работам касторийской мастерской, расписавшей храмы свт. Николая Чудотворца (мон. Евпраксии) и др. Среди них особо выделяются образы св. Параскевы, Христа Пантократора в рост (нижняя часть иконы утрачена), Божией Матери «Одигитрия» и царские врата с композицией «Благовещение Пресв. Богородицы». Возможно, к этой же группе следует отнести большие иконы Иисуса Христа и арх. Михаила в ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье. В кон. XV в. написана двусторонняя икона свт. Николая Чудотворца, происходящая из церкви, посвященной этому святому (мон. Евпраксии). По стилю живописи она отличается от росписей касторийской мастерской и близка к фрескам Ксеноса Дигениса в мон-ре Введения во храм Пресв. Богородицы (Миртия) в Этолии (1491).

Большая группа икон XVI - 1-й пол. XVII в. из собрания Византийского музея в Кастории принадлежит к доминировавшему в сев.-зап. Греции антиклассическому направлению. Среди них особо стоит отметить образы праведных Иоакима и Анны, ласкающих Пресв. Богородицу, житийную икону вмч. Георгия Победоносца, царские врата со сценой «Благовещение Пресв. Богородицы», образ святых Космы и Дамиана и икону Христа Пантократора.

Др. иконы XVI в., как и нек-рые касторийские фрески этого времени, напоминают произведения критской школы характерной для нее склонностью к идеализации. Среди этих икон следует назвать «Благовещение Пресв. Богородицы», фрагменты эпистилия с образами апостолов, а также двустороннюю икону Божией Матери «Одигитрия» с поклоняющимися ангелами, на обороте - «Христос во гробе» нач. XV в. Две большие иконы нач. XVI в., с образами Христа Пантократора и Божией Матери «Одигитрия», подписаны худож. Иоанном Перминиотисом. Иконография Иисуса Христа воспроизводит образ из ц. Сан-Джорджо-деи-Гречи в Венеции, прихожанином к-рой был художник, согласно упоминанию в одном из документов 1523 г. из Венецианского архива. В касторийском музее есть и др. иконы критской школы, очевидно происходящие из Венеции, с которой город всегда имел торговые связи, напр. 2 крупных поясных образа Христа Пантократора и Божией Матери с Младенцем Христом в итал. иконографии «Madre della Consolazione» (кон. XV - нач. XVI в.) и др.

Лит.: Tsigaridas. 1988. P. 314-318; idem (Τσιγαρίδας Ε. Ν.). 1995. Σ. 345-367; idem. 2000. Σ. 123-156; idem. 2002; idem. 2005. Σ. 111-116; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 41, 70-71, 75, 115, 119, 157-158; Κακαβάς. 1996.

Памятники архитектуры и живописи в окрестностях Кастории

Руинированная церковь Преображения Господня близ дер. Метаморфоси находится на вершине холма, на сев. берегу оз. Кастория. Она представляла собой небольшой купольный триконх. Снаружи здание выглядит как слегка вытянутый по оси «запад-восток» прямоугольник, с выступающими по 3 сторонам полукружиями апсид. Внутри расширенные подпружные арки, опирающиеся на угловые опоры, придавали пространству крестообразную форму. С 3 сторон рукава креста завершаются полукруглыми апсидами, с западной - прямой стеной, в к-рой был вход, без нартекса. В вост. апсиде имелось сравнительно большое арочное окно. Четыре арочных окна были также в барабане. Нижняя часть здания сложена из крупных неотесанных камней, конхи апсид - из камней меньшего размера. В кладке верхних частей преобладает кирпич. Паруса, подпружные арки, купол и архивольты проемов выложены из кирпича. Барабан внутри сложен из кирпичей, а снаружи облицован камнем. Такая строительная техника весьма архаична, в Греции она встречается в памятниках VIII-IX вв. (ц. Епископи в Эвритании и др.). Отсутствие кирпичного декора, характерного для др. храмов Кастории, также говорит в пользу ранней датировки триконха ц. Преображения Господня, по мнению Муцопулоса, предположительно кон. IX в. Церковь относится к числу древнейших визант. построек в данном регионе, как и 2-й сохранившийся триконх - ц. Панагии Кумбелидики.

Лит.: Μουτσόπουλος. 1992. Σ. 2-220.

Монастырь Пресв. Богородицы Мавриотиссы. Монастырь Мавриотисса расположен в 3 км к юго-востоку от города, на берегу озера. По преданию, он построен на том месте, где имп. Алексей I Комнин и полководец Георгий Палеолог в 1083 г. высадились на берег с войсками перед штурмом города, занятого норманнами. В письменных источниках не обнаружено сведений о мон-ре Мавриотисса до XVII в. Нек-рые свидетельства дают сохранившиеся в нем изображения и надписи. Так, на юж. фасаде храма представлено 2 фигуры в имп. облачениях, надписи позволяют идентифицировать Михаила VIII Палеолога и одного из императоров династии Комнинов. Поскольку фреска вряд ли могла быть выполнена до победы в битве при Пелагонии, а с др. стороны на этом слое штукатурки имеется граффито 1264 г., изображение датируется исследователями 1259-1264 гг. Вполне возможно, что императоры здесь представлены как ктиторы, один из к-рых основал мон-рь, другой - обновил и украсил. Т. Папамасторакис, исследовавший эти фрески, впервые прочитал надпись, сопровождающую образ Богоматери «Гликофилуса» в нише на фасаде, сделанную на том же слое штукатурки: «Παναγια η ΜαυΡιοτισα». Т. о., мон-рь уже в сер. XIII в. носил это имя. Кроме того, было предпринято несколько попыток расшифровать фрагменты ктиторской надписи в алтаре, помещенной рядом с изображением коленопреклоненного монаха на более позднем слое штукатурки: «иеромонах… восстановивший святой монастырь… Мануил». Однако ввиду плохой сохранности надписи трудно судить, насколько корректны предложенные расшифровки (Δρακοπούλου. 1997).

Церковь Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Кон. XI, XVI в.
Церковь Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Кон. XI, XVI в.

Церковь Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Кон. XI, XVI в.
В науке долгое время бытовало мнение М. Ласкариса о том, что Мавриотисса - совр. название древнего мон-ря Месонисиотисса, упоминающегося в акте 1385 г. из коллекции П. И. Севастьянова. Это отождествление было убедительно опровергнуто (Суботић Г. Манастир Богородице Месонисиотисе // ЗРВИ. 1987. Бр. 26. С. 125-168).

Согласно неск. упоминаниям кон. XVII в. в письменных источниках, в это время мон-рь Пресв. Богородицы Мавриотиссы владел большими земельными угодьями с неск. деревнями; ему подчинялся ряд обителей в округе, в т. ч. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье и св. Таксиархов (Цукас).

I. Архитектура. От монастырского комплекса сохранился древний кафоликон с более поздним парекклисионом ап. Иоанна Богослова и современное здание трапезной. Кафоликон - однонефная церковь с большой полукруглой апсидой с востока, снаружи ступенчатой (только нижняя часть апсиды - первоначальная). Просторный квадратный нартекс (лити) немного ниже наоса. Сев. стена наоса, а также сев. и зап. стены нартекса - более поздние. С юж. стороны к наосу в XVI в. был пристроен парекклисион ап. Иоанна Богослова. Из первоначальных окон кафоликона сохранилось только одно - в щипце вост. стены, над апсидой.

На открытых частях стен кафоликона снаружи видна кирпичная кладка, более сложная, чем в др. церквах Кастории средневизантийского периода. Зап. щипец наоса украшен крестом из кирпичей с 2 стилизованными кипарисами в арочках по сторонам. В нижней части юж. стены нартекса также видны следы кирпичных орнаментов.

Страшный Суд. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории.
Страшный Суд. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории.

Страшный Суд. Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории.
II. Живопись. Фрески ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы сохранились фрагментарно и принадлежат к неск. разновременным этапам росписи. Правильным представляется разделение слоев, предложенное Эпстайн (др. мнения см.: Pelekanidis, Chatzidakis. 1985). К 1-му слою она отнесла фрески внизу апсиды (нижние части фигур Божией Матери «Платитера» и архангелов в конхе, образы 4 евангелистов в средней зоне, «Служба св. отцов» - ниже); фигура Богоматери из «Благовещения Пресв. Богородицы» в верхней зоне, образы святых целителей и столпников в средней, изображение мч. Евпла диакона в нише в нижней зоне алтарной стены. К этой же фазе росписи принадлежат фрески на зап. стене наоса («Пятидесятница» в верхнем регистре, «Омовение ног», «Распятие», «Предательство Иуды» - в среднем, большая композиция «Успение Пресв. Богородицы» - в нижнем) и фрески нартекса, кроме композиции «Крещение Господне» («Страшный Суд», мученики Евстратий, Авксентий, Евгений, Мардарий и Орест, равноапостольные Константин и Елена). Второй этап росписи - композиция «Крещение» в нартексе, написанная на слое штукатурки, наложенном поверх слоя с изображением «Страшного Суда». Наиболее поздняя из 3 фаз - росписи наружной стороны юж. стены нартекса 1259-1264 гг. и, возможно, одновременные им фрески верхней части апсиды и алтарной стены, восстановленные после обвала вост. стены и конхи. В апсиде примерно на уровне колен Божией Матери «Платитеры» и архангелов проходит длинная горизонтальная трещина, по разрым сторонам от к-рой живопись заметно различается по цвету, стилю и использованию золота. На вставках штукатурки изображен коленопреклоненный монах-ктитор у ног Богоматери и ниже - медальон с образом Христа Еммануила; возможно, он повторяет более раннюю фреску.

Фрагмент сцены "Успение Пресв. Богородицы". Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Нач. XII в.
Фрагмент сцены "Успение Пресв. Богородицы". Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Нач. XII в.

Фрагмент сцены "Успение Пресв. Богородицы". Роспись ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории. Нач. XII в.
Попытка интерпретировать программу росписи была предпринята Эпстайн (Epstein. 1982). По ее мнению, в ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы росписи изначально были только в алтарной части, на зап. стене и в нартексе. Исходя из этого, автор приходит к выводу, что программа росписи храма в целом и нек-рые иконографические нюансы в частности отражают эсхатологические ожидания и даже антисемит. настроения в Кастории рубежа XI и XII вв. Однако более вероятно, что росписи сохранились далеко не полностью, и в таком случае правильная интерпретация смысла программы росписей невозможна.

В иконографии фресок ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы имеется много редких особенностей. Необычно размещение евангелистов в апсиде, которое можно объяснить стремлением художника имитировать систему росписи крестово-купольного храма. Подобные решения встречаются в др. провинциальных храмах средневизант. периода, напр. в Каппадокии (в ц. вмц. Варвары в Соганлы, 1006 или 1021; Каранлык-килисе в Гёреме, 3-я четв. XI в.). Изображение «Службы св. отцов» в нижней зоне апсиды, возможно, принадлежит к числу наиболее ранних известных примеров, среди к-рых - фрески ц. Пресв. Богородицы Елеусы в Велюсе (1085-1093 или ок. 1080), свт. Иоанна Златоуста мон-ря близ Куцовендиса на Кипре (1099-1103 или 1111-1118), храмов Пресв. Богородицы Космосотиры в Фересе (1152), вмч. Пантелеимона в Нерези (1164). Др. редкие черты имеются во фресках зап. стены: фигуры Церкви и синагоги и изображение сильного изгиба тела Иисуса Христа в композиции «Распятие», которые до XIII в. встречаются только на миниатюрах в рукописях и на рельефах слоновой кости. В «Успении Пресв. Богородицы» представлен эпизод с иудеем Афонием; это изображение также получило распространение в монументальной живописи с XIII в., хотя единичные примеры его появления есть и в более ранних памятниках (Йыланлы-килисе в долине Ыхлара в Каппадокии, IX-X вв.). Необычно также расположение апостолов и ангелов по разные стороны ложа Богоматери, аналогии находятся на Кипре (Амасгу Богородицы жен. мон-рь, слой росписи рубежа XII и XIII вв.) и в Кастории (ц. св. Бессребреников). В композиции «Страшный Суд» наряду с группами грешников изображены 3 фигуры с подписями и атрибутами их грехов: ростовщик - с кошельком, клеветник и обманывающий при взвешивании - с весами на шее, а также блудницы, терзаемые змеями.

Не только иконография, но и стиль этих фресок весьма необычен, что вызвало между исследователями серьезные расхождения в их датировке: нач. XII в. (Пелеканидис, Эпстайн, Д. Мурики, Муцопулос, А. Захарова и др.) или нач. XIII в. (Хадзидакис, Джурич, Адерманн-Мисгиш и др.). Однако проблема датировки основного объема росписи не может рассматриваться вне связи с вопросом о времени создания композиции «Крещение Господне» на вост. стене в нартексе, написанной на слое штукатурки, наложенном поверх слоя сцены «Страшный Суд». «Крещение Господне» может быть датировано в пределах 2-й пол. XII в., т. к. обладает ярко выраженной стилистикой живописи этой эпохи, что неоднократно отмечалось сторонниками ранней датировки 1-го слоя Мавриотиссы (Пелеканидис, Мурики, Эпстайн, Захарова и др.). Приверженцы поздней датировки высказывали мнение, что композиция «Крещение Господне» была выполнена тоже в нач. XIII в., после 1-го слоя росписи, и представляет собой подражание позднекомниновскому стилю (Адерманн-Мисгиш, Джурич, Хадзидакис). Между тем композиция «Крещение Господне» в ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы настолько близка к росписям ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса, что могла быть выполнена той же артелью. Повторяются типы ликов (напр., ангелы с высокими и тонкими дугами приподнятых бровей, с изящным рисунком носа) и формы линейной стилизации (характерные овалы на скулах св. Иоанна Предтечи, ап. Андрея, световой рисунок драпировок). Эта композиция входит в тот же круг памятников, что и фрески ц. свт. Николая Чудотворца Каснициса, среди к-рых - росписи в ц. вмч. Пантелеимона в Нерези (1164), в мон-ре Джурджеви Ступови (1170/71), в ц. вмч. Георгия в Курбинове (1191) и др.

Стиль фресок 1-го слоя в ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы обладает ярко выраженной индивидуальной окраской и не имеет точных аналогов. Плотные композиции заполнены крупными фигурами и массивной архитектурой. Яркие цвета часто диссонируют друг с другом. Притом что во всех сценах преобладает торжественное величие, художник попытался внести в них драматизм, придав движениям нек-рых образов энергичность и порывистость. Пропорции и структура тел и лиц часто смело искажаются и переходят в гротеск. Лица весьма экспрессивны, с крупными, тяжелыми и резкими чертами, обведенными темными линиями, с акцентированной мимикой. В целом образам ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы присущи суровость, напряжение, дисгармония. Однако, несмотря на заметное своеобразие, и техника письма, и отдельные приемы, и образное содержание этих фресок вписываются в ход развития визант. живописи 1-й трети XII в. В эти десятилетия на периферии Византийской империи и за ее пределами было достаточно широко распространено искусство, ориентированное на традиции монументальной живописи 2-й четв. XI в., для к-рой характерны строгость и отрешенность образов, крупные монументальные формы, обобщенная трактовка малоподвижных фигур и лиц. Эти черты воспроизводятся в целом ряде ансамблей исторической обл. Македония (ц. в Велюсе, 1085-1093 или ок. 1080; Св. София в Фессалонике, мозаика нач. XII в. в апсиде), Кипра (мон-рь свт. Иоанна Златоуста близ Куцовендиса, 1099-1103 или 1111-1118; Асину Панагии церковь, 1105/06; ц. Панагии Феотокос в Трикомо, нач. XII в., и др.), Вел. Новгорода (Св. София Новгородская, барабан, ок. 1109; Антониев мон-рь, ок. 1125, и др.), Сев. Италии (мозаики нач. XII в. в Торчелло, в Капелле-Дзен собора Сан-Марко в Венеции, в соборе Сан-Джусто в Триесте, в базилике Урсиана в Равенне), в ряде икон (мозаические изображения Божией Матери «Одигитрия» и св. Иоанна Предтечи в соборе вмч. Георгия Победоносца в квартале Фанар, К-поль, и др.). Это направление, однако, отличается от искусства 2-й четв. XI в. стремлением к драматизации с помощью более динамичных и резких форм. Но избыток драматизма и дисгармония образов придают росписи ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы специфический оттенок. Важно отметить, что в этих фресках отсутствуют приемы, разработанные для сходных целей в позднекомниновском искусстве, что дает дополнительный аргумент в пользу ранней датировки.

Фрески юж. фасада, исполненные между 1259 и 1264 гг., существенно отличаются от росписи 1-го слоя и включают помимо фигур 2 императоров изображения св. воинов Димитрия Солунского и Георгия Победоносца, композицию «Древо Иессеево», образ Богоматери с Младенцем Христом в тимпане над входом. Частично сохранившиеся фигуры императоров идентифицируются по фрагментам надписей: «Автократор Ромеев Комнин» и «Комнин Дука Палеолог» (что соответствует полному имени Михаила VIII). Высказывалось мнение, что соединение изображения «Древа Иессеева» и имп. портретов было связано со стремлением подчеркнуть генеалогическую преемственность имп. семьи Михаила Палеолога от Комнинов (Παπαμαστοράκης. 1989/1990). Такая интерпретация вполне совместима и с традиц. смыслом ктиторских композиций. Она может также служить косвенным подтверждением предания об основании мон-ря имп. Алексеем I Комнином в том месте, где с предком имп. Михаила VIII Георгием Палеологом он начал изгнание норманнов. С художественной т. зр. фрески фасада ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы тоже представляют значительный интерес. Они принадлежат к кругу памятников 2-й пол. XIII в., продолжающих позднекомниновские традиции, среди которых можно назвать фрески ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье близ Кастории (между 1295 и 1317), ц. свт. Николая Чудотворца в с. Манастир в Республике Македонии (1271), церкви мон-ря Архангелов в Вароше (пригород Прилепа) (80-90-е гг. XIII в.) и др. К этим живописным ансамблям можно добавить и фрески верхней части апсиды ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы, одновременные или чуть более поздние росписи ее фасада. Для памятников этого круга характерно воспроизведение комниновских типов лиц и нек-рых стилизованных мотивов в трактовке одежд в сочетании с новой объемностью и монументальностью, определяющей характер раннепалеологовского искусства.

В иконостасе кафоликона монастыря Мавриотисса находится древняя икона «Успение Пресв. Богородицы», датируемая исследователями XIII в.

Парекклисион ап. Иоанна Богослова был пристроен к юж. стене кафоликона мон-ря в 1552 г. По размеру он почти равен кафоликону, но больше выдвинут на восток. Это прямоугольное помещение с главной апсидой и нишей жертвенника, скрытыми в толще вост. стены. Парекклисион перекрыт односкатной кровлей, повторяющей форму первоначальной. В сев. стене, общей с кафоликоном, имеется 3 небольших проема, служившие ранее для освещения храма, в южной - еще 2 окна. Уровень пола здания ниже уровня почвы, поэтому от входной двери с зап. стороны внутрь ведут ступени. Парекклисион построен из неотесанных камней с деревянными связями и оштукатурен. Над входом в тимпане - изображение ап. Иоанна Богослова.

Тайная вечеря. Роспись парекклисиона ап. Иоанна Богослова. Мастер Евстафий Иакову. 1552 г.
Тайная вечеря. Роспись парекклисиона ап. Иоанна Богослова. Мастер Евстафий Иакову. 1552 г.

Тайная вечеря. Роспись парекклисиона ап. Иоанна Богослова. Мастер Евстафий Иакову. 1552 г.
Из ктиторской надписи на зап. стене над дверью внутри парекклисиона известно, что он был построен на средства некоего Феодора и его супруги в 1552 г. и расписан худож. Евстафием Иакову, протонотарием Арты. Этот мастер в 1536/37 г. расписал кафоликон мон-ря Успения Пресв. Богородицы (Моливдоскепасту) в Эпире. Росписи парекклисиона занимают всю поверхность стен и его зап. фасад. Рядом с упомянутым выше изображением ап. Иоанна Богослова на зап. фасаде в тимпане над дверью расположены композиции «Вознесение ап. Иоанна», «Три отрока в пещи огненной» и фигуры святых. Внутри парекклисиона росписи поделены на регистры, нижние из к-рых плохо сохранились. В алтарной апсиде изображены Богоматерь «Знамение», ниже - погрудные образы святителей в медальонах (в т. ч. свт. Григорий Палама) и сцена «Служба св. отцов», в нише жертвенника - «Христос во гробе». В верхней части вост. стены, слева от апсиды, помещено «Вознесение Господне», справа - «Благовещение Пресв. Богородицы», с к-рого начинается цикл праздников, расположенный по кругу в верхнем регистре и завершающийся в вост. части сев. стены «Явлением ангела женам-мироносицам». На зап. стене в середине верхнего регистра традиционно находится большая композиция «Успение Пресв. Богородицы» между «Входом Господним в Иерусалим» и «Преображением Господнем». Средний регистр занимают сцены чудес и исцелений, нижний - фигуры святых. В верхней части сев. и зап. стен имеется дополнительный регистр с поясными изображениями пророков и праотцев.

Сцены скомпонованы плотно и заполнены многочисленными персонажами, деталями развитого пейзажного и архитектурного фона. Повествовательное начало преобладает над индивидуальной выразительностью образов. Для стиля мастера Евстафия характерны сухие и легкие фигуры, энергичные движения к-рых подчеркнуты обильными дробными складками, пестрые разнообразные краски, детальная разделка лиц с мелкими, невыразительными чертами, сложный рисунок тщательно проработанных стилизованных форм. В целом его манера эклектична и искусственна.

Лит.: Πελεκανίδης. 1953. Πιν. 63-86; Μουτσόπουλος. 1967; idem. 1992. Σ. 412-430; Πελεκανίδης. 1978. Σ. 147-159; Mouriki. 1980/1981. P. 100-102; Epstein. 1982. P. 21-29; Hadermann-Misguich. 1989. P. 143-148; Παπαμαστοράκης. 1989/1990. Σ. 221-240; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 80-83; Джурич. 2000. С. 50, 52-53; Захарова. 2000. С. 189-197.

Развалины церкви прор. Захарии раскопаны на берегу оз. Кастория, недалеко от мон-ря Мавриотисса. Это был небольшой однонефный храм с полукруглой апсидой, с нартексом и входом с зап. стороны. Он был построен в традиц. технике смешанной кладки из камней и кирпичей. В апсиде, на юж. и зап. стене сохранились остатки нижней части росписи - декоративные мотивы, в т. ч. имитирующие мраморную облицовку. В алтарной части были найдены куски штукатурки предположительно XIII в. с небольшими фрагментами фигур и лиц.

Лит.: Κουρκουτίδου-Νικολαΐδου. 1970. Σ. 335-338.

Церковь вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья (до 1926 Галиста) находится в 21 км к юго-западу от Кастории. Первое упоминание Оморфоклисьи, получившей название в честь величественного храма (ὄμορφη - красивая, ἐκκλησία - церковь), встречается под 1684 г. в кодексе Касторийской митрополии, где эта деревня названа ставропигиальной. Вместе с деревнями Долиани (Зевгостаси) и Цука (Архангелос) она была передана Охридской архиепископией мон-рю Мавриотисса. Из этого следует, что храм вмч. Георгия был кафоликоном ставропигиального мон-ря. Такому выводу соответствуют и архитектура церкви (большой крестово-купольный храм), и удаленность от города, и значительное число образов преподобных в росписях.

I. Ктиторская надпись, сохранившаяся в поновленном виде на зап. стене внутреннего нартекса над выходом из храма, помогает определить время перестройки храма и создания части его росписей. В ней сказано, что храм построен от основания и расписан на средства «благороднейших братьев Нецадов Никифора, Иоанна и Андроника, в царствование императора Андроника Палеолога с супругой Ириной и его сына Михаила с супругой Марией в 6795 г.». Как показали исследования, в это время храм был только перестроен, а не построен от основания (что, впрочем, является стандартной формулировкой в ктиторских надписях и очень часто относится к любым ремонтным работам). Гораздо более проблематична указанная в надписи дата (1286/87), к-рая не соотносится с др. упомянутыми сведениями. Аналогичная надпись была в перестроенном храме мон-ря св. Таксиархов (Цукас) близ дер. Айия-Ана. Надпись не сохранилась, но была опубликована по записи, сделанной игуменом мон-ря. В ней также говорилось об обновлении и украшении храма братьями Нецадами в правление тех же императоров; при этом называлась еще менее подходящая дата - 1254/55 г. Все попытки исследователей уточнить прочтение цифр в обеих надписях носят предположительный характер. Более надежной представляется широкая датировка строительных работ и росписи ц. вмч. Георгия Победоносца - 1295-1317 гг. (в 1295 коронованный соправителем Андроника II Михаил IX женился на арм. кнж. Ксении-Марии, а в 1317 умерла имп. Ирина).

II. Архитектура. Наиболее древняя часть церкви относится к XI в. Это большой купольный храм типа вписанного креста. Купол опирается с запада на столбы, с востока - на стенки, отделяющие жертвенник и диаконник от центральной апсиды. Рукава креста выявлены снаружи. С вост. стороны выступает центральная 3-гранная апсида, тогда как апсиды жертвенника и диаконника сделаны в толще стены. К западу располагается внутренний нартекс. Он некогда был отделен от наоса стеной с проходом посередине, которую позже сломали и заменили большой аркой. С юж. и сев. сторон в храме были боковые входы. Впосл. во внутреннем нартексе с сев. стороны был сделан вход, заменивший накладную аркаду (такая аркада сохр. с юж. стороны).

Нижние части церкви построены из блоков тесаного камня, обрамленных кирпичами, верхние части и апсида - целиком из кирпича, с многочисленными орнаментами (кресты, меандры, елочка и проч.) и керамическими вставками. В юж. и сев. рукавах креста имеются двойные окна. Их фланкируют слепые четвертные арки с орнаментом елочкой, заполняющим тимпаны. Архивольты окон выложены фигурным кирпичом, под венчающими их щипцами - поребрик. Восьмигранный барабан с 4 окнами украшен аркадой на керамических колонках. На гранях без окон поле тимпанов заполняет орнамент в виде зигзагов. По верху барабана и под всеми карнизами идет поребрик.

Церковь вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. XI в., 1259–1317 гг.
Церковь вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. XI в., 1259–1317 гг.

Церковь вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. XI в., 1259–1317 гг.
Техника кладки, а также оформление торцов рукавов креста щипцами, поребрик и колонки на гранях барабана - черты, распространенные в церковной архитектуре Греции. Напротив, накладные аркады, доходящие до верха, и богатое украшение керамическими плитками апсиды и купола,- черты к-польской архитектуры, влияние к-рой было распространено по всей Греции (Фракия, Эпир, Македония). Поэтому попытки связать архитектуру ц. вмч. Георгия только с памятниками Эпира, предпринятые Д. Никол, были обоснованно отвергнуты Е. Стикасом.

Ап. Петр. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. 1295-1317 гг.
Ап. Петр. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. 1295-1317 гг.

Ап. Петр. Роспись ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисья. 1295-1317 гг.
В кон. XIII или нач. XIV в. были пристроены близкие к первоначальному зданию по строительной технике 2 парекклисиона у сев.-вост. и юго-вост. углов храма, 4 открытых притвора со сводами (2 у боковых входов в наос и 2 по сторонам экзонартекса), между притворами - 2 прямоугольных помещения вдоль сев. и юж. сторон храма, экзонартекс и колокольня, поставленная по центральной оси у западного фасада, по высоте почти равна главному куполу. Последняя особенность встречается довольно редко, напр. среди памятников XII в. в Самарине в Месинии и в ц. Агиос-Стратигос в Ано-Булари на п-ове Мани, но более широкое распространение колокольни получили в XIII в., при франках. Поперечно ориентированный экзонартекс со вспарушенным сводом в центральной части имеет в торцах двойные окна, оформленные так же, как окна сев. и юж. рукавов креста. Маленькие окна в боковых галереях и большие в колокольне имеют выложенные кирпичом арочные завершения и тонкие мраморные колонки посередине.

Церковь вмч. Георгия Победоносца была полностью расписана, однако фрески сохранились фрагментарно и были покрыты толстым слоем копоти, что затрудняло их исследование. В наст. время ведется расчистка, в результате к-рой были выявлены фрески, относящиеся к слою рубежа XIII и XIV вв.: в куполе и барабане - служащие ангелы вокруг Христа Пантократора и пророки, в парусах - евангелисты, в апсиде - Богоматерь, а также композиции «Причащение апостолов» и «Служба св. отцов», в виме - «Вознесение Господне», по сторонам апсиды - «Благовещение Пресв. Богородицы», в юж. рукаве креста - «Сретение Господне», «Преображение Господне» и «Воскрешение прав. Лазаря», в зап. рукаве креста - «Тайная вечеря», «Предательство Иуды» и часть т. н. облачного «Успения Пресв. Богородицы» с эпизодом передачи пояса ап. Фоме и изображением райских врат, в сев. рукаве креста - «Распятие», «Снятие с креста» и «Жены-мироносицы у гроба», в нижних частях стен - неск. фрагментов образов святых. Хорошо сохранились фигуры св. воинов вмч. Димитрия и мч. Нестора Солунских, мч. Христофора, ап. Петра, написанные на гранях столбов. В своде внутреннего нартекса имеется уникальное изображение Св. Троицы, окруженной Небесными Силами. На престоле в сиянии славы - величественная фигура с 3 ликами (в центре - лик Ветхого денми, левее - образ Христа Еммануила, правее - голова голубя, символизирующего Св. Духа) и подпись: «Иисус Христос». Как и антропоморфное изображение Св. Троицы в ц. Панагии Кумбелидики, этот уникальный образ несомненно был создан в период дискуссий вокруг Лионской унии (1274), когда имп. Михаил VIII Палеолог пытался ввести в обиход лат. догматы. Под образом Св. Троицы в тимпане помещено «Сошествие Св. Духа на апостолов».

Как и роспись ц. Панагии Кумбелидики, фрески 1-го слоя в ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье представляют собой своеобразный местный вариант раннепалеологовского стиля. С одной стороны, во мн. композициях и фигурах присутствуют монументальность и мощь, как и в серб. фресках 3-й четв. XIII в. В евангельских сценах разнообразные движения и сложная аранжировка пространственных построений свидетельствуют о знакомстве мастеров с новациями живописи посл. трети XIII в., в духе росписей ц. Пресв. Богородицы Перивлепты в Охриде (1295). Часто лики представлены объемно и по типажам близки к таким произведениям, как росписи в мон-ре Сопочани (1263-1268). С др. стороны, здесь встречаются и совсем др. типажи, близкие к комниновским, с характерными стилизованными формами и жестким контурным рисунком. Особенно это относится к образам святых на гранях столбов. Фигуры св. воинов Димитрия и Нестора, облаченных в роскошные доспехи и одежды с преобладанием яркого сине-зеленого и алого цветов, трактованы плоскостно и орнаментально, позам придано манерное изящество. Все это свидетельствует о сильном влиянии консервативных тенденций, к-рые были широко распространены в искусстве 2-й пол. XIII в. в этом и др. регионах. Др. примеры искусства такого типа - фрески наружного фасада ц. Пресв. Богородицы Мавриотиссы близ Кастории (1259-1264), росписи ц. свт. Николая Чудотворца в с. Манастир (1271), созданные по заказу референдария Охридской архиепископии диак. Иоанна, заказанная им же икона вмч. Георгия Победоносца в Струге (1266/67), росписи в мон-ре св. Архангелов и в ц. вмч. Димитрия Солунского в Вароше (пригород Прилепа), отчасти фрески ц. ап. Иоанна Богослова в Канео в Охриде (70-80-е гг. XIII в.) и др. Фрески ц. вмч. Георгия Победоносца в Оморфоклисье свидетельствуют об осведомленности и о высоком профессиональном уровне мастеров, об их способности к творческой переработке идей различных художественных центров.

Фрески, вероятно относящиеся к этому же времени, сохранились во 2-м ярусе колокольни. Здесь во вспарушенном своде размещено погрудное изображение Иисуса Христа, в парусах - серафимы, на стенах - композиция «Благовещение Пресв. Богородицы», образы сщмч. Власия, прп. Симеона Столпника, свт. Спиридона и прп. Даниила Столпника.

Более поздние росписи находятся в галереях, фланкирующих храм, и в экзонартексе: житийные циклы вмч. Георгия Победоносца и свт. Николая Чудотворца, сцены Страстного цикла, образы архангелов, предстоящих Спасителю, и фигуры отдельных святых. На зап. стене экзонартекса хорошо сохранились изображения преподобных Иоасафа, Варлаама, Харитона Исповедника, Феодора Студита, Пимена Великого, Андрея Критского и прмч. Стефана Нового. Фигуры святых имеют вытянутые пропорции, в выражениях лиц подчеркнуты суровость и энергичность. При этом все они трактованы очень индивидуально, в особой живописной манере, с использованием плотных разноцветных мазков и пробелов. В юж. притворе представлен арх. Михаил перед Христом, в северном была открыта фрагментарно сохранившаяся композиция с портретом ктиторов, видимо, пожертвовавших средства на украшение экзонартекса и галерей. Уцелела правая часть сцены: знатная дама обращается в молитве к образу Спасителя в сегменте неба. Слева, вероятно, было парное муж. изображение.

Статуя вмч. Георгия в ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисье. Кон. XIII в.
Статуя вмч. Георгия в ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисье. Кон. XIII в.

Статуя вмч. Георгия в ц. вмч. Георгия Победоносца в дер. Оморфоклисье. Кон. XIII в.
По стилю живописи фрески экзонартекса и галерей близки к росписям парекклисионов ц. Пресв. Богородицы Перивлепты в Охриде (1364-1365), а также к фрескам на южной стене Св. Софии Охридской (1370). Изображения мучениц Митродоры и Нимфодоры, мучеников Сергия и Вакха и неск. преподобных по стилю сходны с др. памятникам монументальной живописи Кастории 2-й пол. XIV в., таким как росписи церквей св. Таксиархов у Митрополии (1359/60), вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну», свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» (обе ок. 1385). Эти фрески следует отнести к тому же периоду и к тому же варианту антиклассического экспрессивного направления, распространенного в живописи посл. трети XIV в. на территории Охридской архиепископии. В это время процветания и художественной активности в Кастории были построены, перестроены и украшены ок. десятка церквей.

Статуя вмч. Георгия, выполненная в очень высоком рельефе, особо почитается в посвященной ему церкви в Оморфоклисье. Доска с огромной выпуклой фигурой (2,86×0,68 м) из целого ствола дерева стоит в нише у юж. стены. Святой изображен юношей с кудрявыми волосами в лавровом венце. Он одет в хитон до колен, ниспадающий прямыми складками, поверх него - доспех с «кожаным» поясом, узел к-рого весьма искусно вырезан. На плечи наброшен плащ, скрепленный на правом плече застежкой. Ступни и кисти рук статуи не сохранились. Правая рука согнута в локте (возможно, в ней было копье), левая опиралась на щит. Местами видны следы яркой раскраски. Изображение, напоминающее круглую скульптуру, создано, несомненно, под влиянием зап. искусства, проникавшего в этот регион с побережья Адриатического м. и через Эпир. Существует местное предание, согласно к-рому статую вмч. Георгия привезли 2 монахини с Запада.

Создание статуи Г. Сотириу относил ко времени построения церкви, Муцопулос, Цигаридас и др.- к кон. XIII в., Стикас - к XV-XVI вв. (в связи с явным зап. влиянием). Наиболее правдоподобной представляется датировка кон. XIII в.

Вероятно, к тому же времени относится др. большой рельефный образ - вмч. Димитрия Солунского (1,87×0,76 м) из этой же церкви. Фигура вмч. Димитрия вырезана в невысоком рельефе с плоской поверхностью. В поднятой правой руке он держит копье, в левой - меч, за его спиной - щит. Известны еще 2 подобных рельефных изображения св. воинов из находящихся неподалеку от Кастории деревень. Одно до второй мировой войны почиталось в ц. вмч. Георгия в дер. Несторио, другое хранится в ц. вмч. Димитрия в дер. Лакомата.

В ц. вмч. Георгия в Оморфоклисье находится неск. древних икон. В кон. XIII - нач. XIV в., по мнению Сисиу, была создана недавно опубликованная икона Божией Матери «Одигитрия» в рост, находящаяся в иконостасе и близкая по стилю живописи к росписям наоса. Она относится к числу лучших произведений консервативного направления, распространенного в живописи данного региона в раннепалеологовский период, и может быть сопоставлена с иконой вмч. Георгия из Струги (1266/67).

Лит.: Nicol. 1956. S. 96-105; Stikas. 1958. S. 100-112; Kalopissi-Verti. 1992. P. 103-104; Μουτσόπουλος. 1995. Σ. 34-61; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 67-69, 75-77; Τσιγαρίδας. 2000. Σ. 149-152; Παϊσίδου. 2001. Σ. 373-392; eadem. 2003. Σ. 223-230; Sisyu. 2005. С. 279-291; Κίσσας. 2008.
Церковь Успения Пресв. Богородицы в дер. Зевгостаси

(до 1927 Долиани) находится в 25 км к северо-западу от Кастории. Она представляет собой храм типа вписанного креста, с куполом на 4 опорах, с 3-гранной апсидой и внутренним нартексом с цилиндрическим сводом. Купол стоит на 8-гранном барабане с 4 окнами, 2 из к-рых заложены. В более позднее время была сооружена пристройка наподобие галереи, выходившая с юж. стороны в экзонартекс. Во время реставрации галерея и экзонартекс были снесены. Храм построен в традиц. смешанной технике из неотесанных камней с вкраплениями плинфы. Из кирпича выложены своды и декоративные арочки на гранях барабана, торцах рукавов креста и гранях апсиды. Кирпичный орнамент с керамическими вставками украшает также торец юж. рукава креста. В торцах рукавов креста нет окон, из-за чего интерьер храма довольно темный.

В храме сохранились фрагменты фресок, к-рые датируются 1432 г. по надписи в юж. рукаве креста. Вероятно, к этому же или чуть более раннему времени следует отнести и постройку храма. Фрески традиционно располагались в 3 яруса. В апсиде изображена Богоматерь на троне с надписью: «Перивлепта», в куполе - Христос Пантократор, в сводах рукава креста - двунадесятые праздники, в верхних частях стен сохранились фрагменты Страстного и Богородичного циклов, нек-рые ветхозаветные сюжеты («Гостеприимство Авраама»). Нижние части стен занимают 2 яруса изображений святых - погрудные в медальонах и фигуры в рост. По иконографии росписи в Зевгостаси продолжают традиции искусства Македонии XIV в. как в целом, так и в конкретных деталях (напр., характерное изображение воскрешенного Лазаря сидящим в гробу, аналогичное фрескам в Ватопеде, Грачанице, ц. свт. Афанасия Великого «ту Музаки»). Прослеживается также связь иконографии этих фресок с произведениями касторийской мастерской рубежа XV и XVI вв. и т. н. фиванской школы XVI в., в т. ч. на уровне некоторых редких мотивов (напр., изображение Пилата на коне со свитой, включенное в сцену «Шествие на Голгофу»; особый вариант композиции «Предательство Иуды» и др.). По стилю живописи фрески Зевгостаси примыкают к росписям целого ряда касторийских храмов (вмч. Георгия Победоносца «ту Вуну», свт. Николая Чудотворца «ту Дзодза» и др.) и продолжают антиклассическую линию кон. XIV в. Самая близкая стилистическая параллель этим фрескам - росписи касторийского храма ап. Андрея Первозванного «ту Русули». Крупные, тяжеловесные фигуры в напряженных позах, специфические типы лиц с неправильными пропорциями, контрастные тени, стилизованные яркими пробелами в виде штрихов, расходящихся от глаз,- все это придает образам Зевгостаси острую выразительность.

В нартексе имеются росписи, выполненные, согласно надписи, в 1749 г.

В ц. Успения Пресв. Богородицы находится фрагментарно сохранившаяся большая рельефная икона неизвестного св. воина.

Лит.: Nicol. 1956. S. 100-105; Τσιγαρίδας. 1988. Σ. 16-20; idem. 1989. Σ. 335-338; Δρακοπούλου. 1997. Σ. 118. Πιν. 100.
А. В. Захарова
Ист.: Le Quien. OC. T. 2. Р. 315-316; Т. 3. Р. 1087-1088; Gelzer H. Ungedruckte und wenig bekannte Bistümerverzeichnisse der orientalischen Kirche // BZ. 1893. Bd. 2. S. 26-78; Βαφείδης Θ. Κώδηξ τῆς ῾Ιερᾶς Μητροπόλεως Καστορίας // ᾿Εκκλησιαστικὴ ᾿Αλήθεια. 1900. Τ. 20. Σ. 125, 141, 320; Darrouzès. Notitiae. N 3, 13. Р. 236, 371-372.
Лит.: Снегаров И. История на Охридската архиепископия. София, 1924, 1995p. Т. 1. С. 23-25, 56, 62, 79, 81, 97, 99, 131, 132, 162, 166, 167, 190, 191, 193, 195, 218, 219, 339; 1932, 1995р. Т. 2. С. 26-28, 144-152, 159, 228-232, 289-290, 487-490; ᾿Ορλάνδος ᾿Α. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Καστοριᾶς // ᾿Αρχεῖον βυζαντινῶν μνημείων τῆς ῾Ελλάδος. ᾿Αθῆναι, 1938. Τ. 4. Σ. 10-158; Janin R. Castoria // DHGE. 1949. T. 11. Col. 1457-1459; Τσαμίσης Π. ῾Η Καστοριὰ κα τὰ μνημεῖα της. ᾿Αθῆναι, 1949; Πελεκανίδης Σ. Καστοριά. Θεσσαλονίκη, 1953. Τ. 1: Βυζαντινα τοιχογραφίαι; idem (Pelekanides S.). I più antichi affreschi di Kastoria // Corsi di cultura sull'arte Ravennate e Bizantina. Ravenna, 1964. Vol. 11. P. 351-366; idem. Kastoria // RBK. 1978. Bd. 3. Sp. 1190-1224; idem. Χρονολογικὰ προβλήματα τῶν τοιχογραφιῶν τοῦ καθολικοῦ τῆς μονῆς τῆς Παναγίας Μαυριώτισσας Καστοριᾶς // ᾿Αρχαιολογικὴ ᾿Εφημερίς. ᾿Αθῆναι, 1978. Τ. 117. Σ. 147-159; Nicol D. M. Two Churches of Western Macedonia // BZ. 1956. Bd. 49. N 1. S. 96-105; Ξυγγόπουλος ᾿Α. Σχεδίασμα ἱστορίας τῆς θρησκευτικῆς ζωγραφικῆς μετὰ τὴν ῞Αλωσιν. ᾿Αθῆναι, 1957; Stikas E. G. Une église des Paléologues aux environs de Castoria // BZ. 1958. Bd. 51. N 1. S. 100-112; Paдojчић С. Jедна сликарска школа из друге половине XV в.: Прилог историjи хришћанске уметности под Турцими // ЗЛУ. 1965. T. 1. С. 67-104; Γριτσόπουλος Τ. ᾿Α. Καστορία // ΘΗΕ. 1965. Τ. 7. Σ. 398-425; Соколоски М. Костур и Костурско во средината на XV в. // Историjа. Скопjе, 1966. N 1/2. C. 121-122; Μουτσόπουλος Ν. Κ. Καστοριά: Παναγία ἡ Μαυριώτισσα. ᾿Αθῆναι, 1967; idem. Καστοριά: ῾Ιστορία, Μνημεῖα, Λαογραφία ἀπὸ τὴν ἵδρυσή της μέχρι τὸ 10ο αἰῶνα Μ. Χ. // ᾿Επιστημονικὴ ᾿Επετηρίδα πολυτεχνικῆς Σχολῆς Πανεπιστημίου Θεσσαλονίκης, Τμῆμα ᾿Αρχιτεκτόνων. Θεσσαλονίκη, 1974. Τ. 6. Σ. 257-474; idem. ᾿Εκκλησίες τῆς Καστοριάς: 9ος - 11ος αἰώνας. ᾿Αθήνα, 1992; idem. Τὸ ξύλινο ἀνάγλυφο τοῦ ῾Αγ. Γεωργίου στὸν ὁμώνυμο ναὸ τῆς ᾿Ομορφοκκλησιᾶς κα ὁρισμένες ἄλλες ξυλόγλυπτες εἰκόνες τῆς περιοχῆς // Κληρονομία. Θεσσαλονίκη, 1995. Τ. 25. Σ. 34-61; Χατζηδάκης Μ. ῾Η χρονολόγηση μιᾶς εἰκόνος τῆς Καστοριᾶς // ΔΧΑΕ. 1969. Τ. 5. Σ. 303-307; idem (Chatzidakis M.). Aspeсts de la peinture religieuse dans les Balkans (1300-1550) // Aspects of the Balkans: Continuity and Change: Contribution to the Intern. Balkan Conf. Held at UCLA, 23-28 October, 1969. The Hague; P., 1972. P. 185-192; Κουρκουτίδου-Νικολαΐδου Ε. Βυζαντινὸς ναὸς τοῦ ῾Αγίου Ζαχαρίου παρὰ τὴν λίμνην τῆς Καστοριᾶς // ᾿Αρχαιολογικὰ ᾿Ανάλεκτα ἐξ ᾿Αθηνῶν. 1970. Τ. 3. Ν 3. Σ. 335-338; Μαυροπούλου-Τσιούμη Χρ. Οἱ τοιχογραφίες τοῦ 13ου αἰῶνα στὴν Κουμπελίδικη τῆς Καστοριᾶς. Θεσσαλονίκη, 1973; eadem (Τσιούμη Χρ.). Οἱ πρῶτες ἀπεικονίσεις τοῦ ῾Αγ. Γρηγορίου Παλαμᾶ στη Θεσσαλονίκη // Πρακτικὰ Θεολογικοῦ συνεδρίου: Εἰς τιμὴν κα μνήμην τοῦ ἐν ἁγίοις Πατρὸς ἡμῶν Γρηγορίου ᾿Αρχιεπισκόπου Θεσσαλονίκης τοῦ Παλαμᾶ (12-14 Νοεμβρίου 1984). Θεσσαλονίκη, 1986. Σ. 247-257; Ђурић В. J. Мали Град - Св. Атанасиjе у Костуру - Борjе // Зограф. Београд, 1975. Бр. 6. С. 31-50; он же (Джурич В.). Визант. фрески: Средневек. Сербия, Далмация, слав. Македония. М., 2000; Grigoriadou L. L'image de la déésis Royale dans une fresque du XIVe siècle à Castoria // Actes du XIVe Congrès intern. des études byzantines, Bucarest, 6-12 sept. 1971. Bucarest, 1975. Vol. 2. P. 47-53; Malmquist T. Byzantine 12th Cent. Frescoes in Kastoria: Agioi Anargyroi and Agios Nikolaos tou Kasnitzi. Uppsala, 1979; Epstein A. W. Middle Byzantine Churches of Kastoria: Dates and Implications // The Art Bull. N. Y., 1980. Vol. 62. P. 190-207; eadem. Frescoes of the Mavriotissa Monastery near Kastoria: Evidence of Millenarianism and Anti-Semitism in the Wake of the 1st Crusade // Gesta. N. Y., 1982. Т. 21. N 1. P. 21-29; Γούναρης Γ. Οἱ τοιχογραφίες τῶν ῾Αγίων ᾿Αποστόλων κα τῆς Παναγίας Ρασιώτισας στὴν Καστοριά. Θεσσαλονίκη, 1980; Mouriki D. Stylistic Trends in Monumental Painting of Greece during the 11th and 12th Cent. // DOP. 1980/1981. Vol. 34/35. P. 100-102; Tomeković S. Les répercussions du choix du saint Patron sur le programme iconographique des églises du XIIe siècle a Macédoine et dans le Péloponnèse // Зограф. 1981. Бр. 12. С. 25-42; eadem. Le «maniérisme» dans l'art mural à Byzance (1164-1204): Diss. P., 1984; Κυριακούδης Ε. Ν. ῾Ο κτίτορας τοῦ ναοῦ τῶν ῾Αγ. ᾿Αναργύρων Καστοριᾶς Θεόδωρος (Θεόφιλος) Λημνιώτης // Βαλκανικὰ Σύμμεικτα. Θεσσαλονίκη, 1981. Σ. 3-27; Коледаров П. О местонахождении средневекового города Девол и пределах одноименной области // Palaeobulgarica. 1982. Т. 6. № 1. С. 87-101; № 2. C. 75-90; он же. Девол // КМE. 1985. T. 1. C. 576-580; Pelekanidis S., Chatzidakis M. Kastoria. Athens, 1985; Γκολομπίας Γ. Τα σημειώματα των εκκλησιαστικών βιβλίων της Καστοριάς // Μακεδονικά. 1985/1986. Τ. 25. Σ. 297-359; Τσιγαρίδας Ε. ´Ερευνες στους ναούς της Καστοριάς // Ibid. Σ. 379-389; idem. Εἰκονιστικὲς μαρτυρίες τοῦ ῾Αγ. Γρηγορίου Παλαμᾶ σὲ ναούς τῆς Καστοριᾶς κα τῆς Βέροιας: Συμβολὴ στὴν εἰκονογραφία τοῦ ῾Αγίου // Πρακτικὰ Θεολογικοῦ συνεδρίου: Εἰς τιμὴν κα μνήμην τοῦ ἐν ἁγίοις Πατρὸς ἡμῶν Γρηγορίου ᾿Αρχιεπισκόπου Θεσσαλονίκης τοῦ Παλαμᾶ (12-14 Νοεμβρίου 1984). Θεσσαλονίκη, 1986. Σ. 263-269, 282-283; idem (Tsigaridas E. N.). La peinture a Kastoria et en Macedoine greque occidentale vers l'annee 1200: Fresques et icones // Studenica et l'art byzantine autour de l'annee 1200. Beograd, 1988. P. 309-313. Fig. 2-5, 7-13, 15-23; idem. Η μνημειακή ζωγραφική στην Μακεδονία τον 15ο αιώνα // VIII Συμπόσιο Βυζαντινής και μεταβυζαντινής αρχαιολογίας και τέχνης. Αθήνα, 1988. Σ. 16-20; idem. Συμβολή στη χρονολόγηση των τοιχογραφιών του ναού της Κοιμήσεως της Θεοτόκου στο Ζευγοστάσι Καστοριάς // Θιλία έπη εις Γ. Μυλωνάν. Αθήνα, 1989. Τ. 3. Σ. 335-338; idem. Η χρονολόγηση του ναού Αγίου Αλυπίου Καστοριάς // Ευφρόσυνον: Αφιέρωμα στον Μανόλη Χατζηδάκη. Αθήνα, 1992. Τ. 2. Σ. 648-656; idem. Θορητές εικόνες του 15ο αιώνα του Βυζαντινού Μουσείου της Καστοριάς // Βυζαντινή Μακεδονία, 324-1430 μ. Χ.: Διεθνές Συμπόσιο. Θεσσαλονίκη, 1995. Σ. 345-367; idem. Τοιχογραφίες της περιόδου των Παλαιολόγων σε ναούς της Μακεδονίας. Θεσσαλονίκη, 1999; idem. Θορητές εικόνες στη Μακεδονία και το ´Αγιον ´Ορος κατά το 13ο αιώνα // ΔΧΑΕ. 2000. Τ. 21. Σ. 123-156; idem. Βυζαντινό μουσείο Καστοριάς: Βυζαντινές και μεταβυζαντινές εικόνες. Αθήνα, 2002; idem. Θορητή εικόνα του Χριστού Παντοκράτορος στο Βυζαντινό μουσείο Καστοριάς // ΔΧΑΕ. 2005. Τ. 26. Σ. 111-116; Fedalto. Hierarchia. Vol. 1. P. 560; Hadermann-Misguich L. À propos de la Mavriotissa de Castoria: Arguments iconographiques pour le maintien de la datation des peintures dans la première moitié du XIIIeme siècle // Studia slavico-byzantina et medievalia europensia = Исследования по славяно-визант. и западноевроп. средневековью. Sofia, 1989. Vol. 1. P. 143-148; Τσολάκης Π. Η οικιστική εξέλιξη τῆς Καστοριάς στη διάρκεια τῆς τουρκοκρατίας: 1385-1912. Καστοριά, 1989; idem. Η αρχητεκτονική της παλιάς Καστοριάς. Θεσσαλονίκη, 2009; Παπαμαστοράκης Τ. ´Ενα εικαστικό εγκώμιο του Μιχαήλ Η´ Παλαιολόγου: Οι εξωτερικές τοιχογραφίες στο καθολικό της μονής της Μαυριώτισσας στην Καστοριά // ΔΧΑΕ. 1989/1990. Τ. 15. Σ. 221-240; G[regory] T. E., W[harton] A. J. Kastoria // ODB. 1991. Vol. 2. Col. 1110-1111; Kalopissi-Verti S. Dedicatory Inscriptions and Donor Portraits in 13th Cent. Churches of Greece. W., 1992. P. 103-104; Κακαβάς Γ. Βυζαντινό Μουσείο Καστοριάς. Αθήνα, 1996; Николова Б. Устройство и управление на Българската Православна Църква: IX-ХIV в. София, 1997; Δρακοπούλου Ε. Η πόλη της Καστορίας τη βυζαντινή και μεταβυζαντινή εποχή (12ος-16ος αι.): Ιστορία, Τέχνη, Επιγραφές. Αθήνα, 1997; Захарова А. В. Фрески церкви Панагии Мавриотиссы в Касторье // ВВ. 2000. T. 59. С. 189-197; Παϊσίδου Μ. Η ανθρωπόμορφη Αγ. Τριάδα στον ´Αγ. Γεώργιο της Ομορφοκκλησιάς Καστοριάς // Αφιέρωμα στη μνήμη του Σωτήρη Κίσσα. Θεσσαλονίκη, 2001. Σ. 373-392; eadem. Οι τοιχογραφίες του 17ου αιώνα στους ναούς της Καστοριάς. Αθήνα, 2002; eadem. Η κτητορική παράσταση και η χρονολογία των εξωτερικών τοιχογραφίων του Αγίου Γεωργίου Ομορφοκκλησιάς // ΔΧΑΕ. 2003. Τ. 24. Σ. 223-230; Σίσιου Ι. Μια άγνωστη σύνθεση στον ´Αγιο Νικόλαο του Τζώτζα Καστοριάς // Αφιέρωμα στη μνήμη του Σωτήρη Κίσσα. Θεσσαλονίκη, 2001. Σ. 511-536; idem (Sisyu J.). The Painting of St. George in Omorfoklisia, Kastoria and the Scene of the Koimisis of the Virgin Mary // Ниш и Византиjа: III научни скуп / Уред.: М. Ракоциjа. Ниш, 2005. С. 279-291; idem. Το εικονογραφικό πρόγραμμα στον τρούλλο της Παναγίας Κουμπελίδικης και ο κοιμητηριακός χαρακτήρας του ναού // Ниш и Византиjа: VI научни скуп / Уред.: М. Ракоциjа. Ниш, 2008. С. 245-262; Παναγιωτίδη Μ. ῾Η προσωπικότητα δύο ἀρχόντων τῆς Καστοριᾶς κα ὁ χαρακτήρας τῆς πόλης στὸ δεύτερο μισὸ τοῦ 12ου αἰῶνα // ΔΩΡΟΝ: Τιμητικὸς τόμος στὸν καθηγητὴ Ν. Νικονάνο. Θεσσαλονίκι, 2006. Σ. 157-166; Κίσσας Σ. ᾿Ομορφοκκλησιά: Οἱ τοιχογραφίες τοῦ ναοῦ τοῦ ῾Αγίου Γεωργίου κοντὰ στὴν Καστοριά. Βελιγράδι, 2008; Πέτκος Σ. Α. Διοκλητιανούπολις: Οδηγός του αρχαιολογικού χώρου = Diokletianoupolis: Guide to the Site. Βέροια, 2008; Гринберг М. В. Фрески церкви св. Бессребреников в Кастории: Проблемы стиля // Лазаревские чтения: Искусство Византии, Древней Руси, Зап. Европы: Мат-лы науч. конф., 2009. М., 2009. С. 121-138; Δίπτυχα. 2013. Σ. 614-621; www.imkastorias.gr [Электр. ресурс].
Ключевые слова:
Епархии Элладской Православной Церкви Касторийская митрополия, епархия Элладской Православной Церкви
См.также:
АЛЕКСАНДРУПОЛЬСКАЯ МИТРОПОЛИЯ в составе Элладской Церкви
АРГОЛИДСКАЯ МИТРОПОЛИЯ епархия Элладской Православной Церкви
АРТА г. в обл. Эпир и митрополия Элладской Православной Церкви
АТТИКИЙСКАЯ МИТРОПОЛИЯ епархия Элладской Православной Церкви