Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРФАГЕН
Т. 31, С. 426-445 опубликовано: 7 ноября 2017г.


КАРФАГЕН

[лат. Carthago, от финик. Qart-hadašt - Новый город; греч. Καρχηδών], древний город на североафрикан. побережье Средиземного м., в 16 км к северо-востоку от центра совр. г. Тунис. Одна из наиболее значительных кафедр древней Североафриканской Церкви в эпоху поздней Римской и Византийской империи. В наст. время археологический парк, выдающийся памятник культуры, включенный в список охраняемых объектов ЮНЕСКО (декрет № 85-1246 от 7 окт. 1985; закон № 35-1994 «Об охране археологического и исторического наследия»; указ от 16 сент. 1996).

История

Древний К. (IX/VIII в.- 146 г. до Р. Х.)

К. расположен в одной из ближайших к Европе точек североафрикан. побережья (до Сицилии 150 км), на узком мысу с широким доступом к морю, на холме, господствующем над равниной и Тунисским зал., что обеспечивало контроль над судоходством. На пунийских монетах вместо «Карфаген» часто писали «Бирса» - название акрополя и первоначальной цитадели К., где, судя по всему, находился монетный двор. Греч. название К. Кархедон появляется в источниках с V в. до Р. Х. В этрусских надписях указывалась форма Caruaza, к-рая стала основой для лат. Сarthago. В римской традиции и латинских текстах жители древнего К. и подвластных ему земель именовались пунами или пунийцами (poeni, производное от этнонима phoenices - финикийцы).

К. основан как колония финикийского города-государства Тира (ныне Сур, Ливан), вероятно в VIII в. до Р. Х. Наиболее ранний известный автор, писавший на эту тему, Тимей из Тавромения (III в. до Р. Х.), указал дату 814/3 г. и основателей К.- Зора, Кархедона и жену последнего Элиссу. Марк Юниан Юстин (II в. по Р. Х.) в эпитоме Гнея Помпея Трога (Just. Epit. hist. XVIII 4-6) отмечал, что К. возник на 72 года ранее Рима (т. е. в 825 г. до Р. Х.). Аппиан (II в. по Р. Х.) вслед за греч. историком Филистом (IV в. до Р. Х.) писал об основании К. за 50 лет до захвата Трои греками (Appian. Hist. Rom. VIII 1. 1). Тем не менее археологи не обнаружили следов поселения в районе К. до сер. VIII в. до Р. Х., хотя ранее в этом регионе существовали другие финикийские колонии.

Главным персонажем ранней мифологической истории К. стала царица К. Элисса, или Дидона (под этим именем она появляется в «Энеиде» Вергилия). Согласно легенде, Элисса-Дидона была дочерью царя Тира Бела (Муттона) и сестрой его наследника Пигмалиона. Она вышла замуж за своего дядю Ахерба (Сихея у Вергилия), жреца бога Геракла-Мелькарта. Ахерб-Сихей был убит по приказу Пигмалиона, после чего Элисса-Дидона бежала со своими сторонниками из Тира. Пристав к берегу Африки, она получила от местного мавританского (гетульского у Вергилия) царя Гиарба право остановиться близ холма Бирса. Когда поселение превратилось в значительный город, Гиарб стал добиваться того, чтобы Элисса вышла за него замуж. Она же предпочла сохранить верность 1-му мужу и покончила с собой, взойдя на погребальный костер. У Вергилия история самоубийства Дидоны содержит также подробности ее любви к Энею и его бегства из К. Иосиф Флавий (кон. I в. по Р. Х.) (Ios. Flav. Contr. Ap. I 18), опираясь на Менандра Эфесского, определил, что бегство Элиссы из Тира произошло через 143 года после возведения Иерусалимского храма царем Соломоном, т. е. в 824/3 г. до Р. Х. В списке тирских царей Иосифа Флавия (по Менандру) дедом Пигмалиона значится Баласер; он может быть отождествлен с царем Тира Баал-Азаром, который упомянут в надписи ассир. царя Салманасара III (841 г. до Р. Х.) как данник Ассирии. Возможно, он и был прототипом легендарного Бела.

К. вскоре вырос в значительный торговый центр. Первый известный царь К. Дамузи упомянут в надписи ассир. царя Асархаддона II (ок. 675 г. до Р. Х.). Об истории К. до морской битвы при Алалии (на Корсике; 535 г. до Р. Х.) есть лишь отрывочные сведения у античных авторов Геродота, Фукидида (V в. до Р. Х.), Ксенофонта, Аристотеля (IV в. до Р. Х.) и Тимея из Тавромения. Для следующего периода, до Пунических войн, единственным источником является эпитома Помпея Трога Юстина (Just. Epit. hist. XVIII-XXIII). Для эпохи войн между К. и Римом (264-146 гг. до Р. Х.) мы имеем богатую традицию, восходящую к Полибию, на к-рого опираются Дион Кассий и Аппиан. Самостоятельный взгляд на историю 2-й Пунической войны представляют жизнеописания Гамилькара Барки и Ганнибала, составленные рим. историком Корнелием Непотом в I в. до Р. Х.

На VI - нач. III в. до Р. Х. приходится эпоха расцвета Карфагенской морской и торговой державы. В ее состав входила значительная часть побережья Зап. Средиземноморья, в т. ч. территории совр. гос-в Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, юж. и юго-вост. районы Испании и Португалии, Балеарские о-ва, Сардиния и зап. часть Сицилии. В нач. VI в. до Р. Х. К. вступил в длительную войну с греч. колониями за гегемонию в Зап. Средиземноморье (Diodor. Sic. Bibliotheca. V 9. 2). Перелом в этой борьбе наступил в 535 г. до Р. Х., после победы карфагенян совместно с этрусками в битве при Алалии над объединенным флотом греко-фокейских колоний Италии и Юж. Галлии. Добившись победы, в посл. четв. VI в. до Р. Х. К. подчинил себе все североафрикан. побережье западнее Киренаики, зап. и сев. районы Сицилии, Сардинию, Корсику и Балеарские о-ва. Отношения К. с др. финик. колониями в Африке и на Сицилии строились, вероятно, на принципах союза, подобного Афинской архэ V в. до Р. Х. Признавая гегемонию К., они вносили определенную сумму в его казну и выставляли военные контингенты в общую армию. В кон. VI в. до Р. Х. в результате разгрома Тартесса (Таршиша) была установлена власть К. в Юж. Испании, где центром стала финик. колония Гадес (ныне Кадис). Преемники правителя К. Малха Магон и его сыновья Гасдрубал и Гамилькар реорганизовали армию К. В нач. V в. до Р. Х. К. поддерживал Персидскую державу в войнах против греков; в 480 г. карфагеняне проиграли битву с сицилийскими греками при Гимере. Греч. и рим. авторы нередко называли Малха и нек-рых его преемников «царями». Тем не менее в период расцвета К. был олигархической республикой, хотя отдельные полководцы и их кланы фактически устанавливали контроль над политикой гос-ва, и власть долгое время могла удерживаться в руках одной семьи. После гибели Гамилькара при Гимере и ослабления рода Магонидов произошли существенные изменения в политической системе К. Отныне гос-вом управляли 2 высших правителя-суффета (лат. suffetes, судьи). Суффеты избирались на год исключительно из олигархической среды членов городского совета (греч. авторы именуют его герусией, римские - сенатом). Кроме того, выдвигаемые тем или иным кланом полководцы играли важную роль до разгрома К. во 2-й Пунической войне в 202-201 гг., когда армия К. была фактически упразднена.

В 509 г. до Р. Х. К. заключил союз с Римом, разграничив сферы влияния в Италии. В это же время был подписан договор и с греч. колонией Массалия (Массилия, ныне Марсель), приостановивший греческую колонизацию на восточном побережье Испании. В V в. благодаря своему флоту карфагеняне выходят в Атлантический океан. Ганнон Мореплаватель создавал новые колонии на атлантическом побережье Африки, достиг побережья совр. Камеруна; Гамилькон налаживал торговые связи с Британскими о-вами. Войны К. против греческих городов за Сицилию (409-404, 398-397) не привели к окончательному результату; остров оставался разделенным между греками и карфагенянами. В IV в. до Р. Х. город постепенно терял свои позиции на Сицилии, сохраняя лишь крепость Лилибей. В 315 г. тиран Сиракуз Агафокл возобновил попытки подчинения Сицилии Сиракузам. Несмотря на сопротивление К., в 307 г. Агафокл предпринял экспедицию в Африку, высадился под стенами К., но вскоре потерпел поражение. Последний этап борьбы К. с греками связан с именем царя Пирра Эпирского, к-рый был втянут в войну сицилийскими греками. Пирр захватил почти всю Сицилию, кроме Лилибея, и готовил экспедицию в Африку, но разногласия с греками заставили его покинуть остров и перевести свои силы в Юж. Италию. Война Пирра вновь не привела к существенным переменам на Сицилии.

В 265 г. до Р. Х. К. столкнулся с растущим влиянием Рима. Когда, вмешавшись в очередной конфликт на Сицилии, флот К. занял Мессану (ныне Мессина) и установил контроль над Мессанским прол., рим. сенат принял решение поддержать мессанцев и начать войну с К. Первая Пуническая война между Римом и К. (264-241 гг. до Р. Х.) окончилась для К. поражением и потерей Сицилии, Сардинии и Корсики. В мирный период 241-218 гг. до Р. Х. большое влияние в К. приобрел полководец Гамилькар Барка, к-рый расширил владения К. в Испании, тем самым компенсировав потери островов. Сын Гамилькара Ганнибал начал 2-ю Пуническую войну (218-201 гг. до Р. Х.), возглавив поход карфагенского войска из Испании через Галлию и Альпы в Италию. Несмотря на ряд побед Ганнибала в Италии и его попытки развалить Италийский союз во главе с Римом, 2-я Пуническая война завершилась для К. разгромом. Владения К. сократились до небольшой округи в Сев. Африке (в основном соответствует совр. Тунису), а город стал клиентским гос-вом, зависимым от Рима. Тем не менее К. оставался довольно богатым торговым городом и потенциально мог представлять угрозу интересам Рима. В сер. II в. до Р. Х. рим. сенат принял решение начать новую войну против К. Сопротивление карфагенян возглавил полководец Гасдрубал. В результате 3-летней осады (149-146 гг. до Р. Х.) К. был захвачен и разрушен римлянами, к-рые совершили сакральный акт, распахав его территорию в знак того, что на этом месте никогда не должно возводиться городских строений.

Римская эпоха (I в. до Р. Х.- 439 г. по Р. Х.)

Несмотря на жестокое разрушение древнего К., в Риме скоро возникли проекты возрождения города как рим. колонии. В 122 г. до Р. Х. по инициативе Гая Семпрония Гракха на руинах К. была основана колония для рим. ветеранов, к-рая получила название Колония Юнония во избежание упоминания старого врага Рима. Однако вскоре рим. сенат упразднил это образование. Колония была восстановлена на том же месте Юлием Цезарем в 44 г. до Р. Х. под названием Колония Юлия. Она начала бурно развиваться и вновь стала неофициально именоваться К. В 29 г. до Р. Х., при Августе, рим. колония в К. окончательно утвердилась и получила статус муниципия под названием Colonia Concordia Julia Carthago. В обиходе закрепилось название К. Был построен новый город; в 1-е века по Р. Х. он стал одним из самых богатых и населенных в античном мире (200-400 тыс. жителей) наряду с Римом, Александрией и Антиохией. При имп. Антонине Каракалле (211-217) К. получил офиц. наименование Colonia Felix Julia Aurelia Antoniana Carthago, с включением имени этого императора. В I-III вв. К. был столицей рим. пров. Африка, а после адм. реформы имп. Диоклетиана на рубеже III и IV вв.- столицей диоцеза Африка, в состав к-рого вошли провинции Проконсульская Африка (Зевгитана), Бизацена, Триполитания, Нумидия, Цезарейская и Ситифская Мавритания. К. регулярно упоминается в источниках эпохи Римской империи, но городская история бедна событиями. В сер. II в. здесь жил и работал писатель Апулей. В К. почитались оракул в храме богини Тиннит (Астарты; Scr. hist. Aug. Macrinus. 3), некий палладий (статуя) Великой Матери (Афродиты-Урании, Астарты и, возможно, той же Тиннит), ок. 220 г. перенесенный в Рим имп. Элагабалом, но после его убийства возвращенный в К. (Herod. Hist. V 6; VI 1). Заметный рост политического значения К. происходит на рубеже II и III вв., когда к власти пришла династия Северов, считавшая себя потомками древних карфагенян и финикийцев. В 238 г., с началом политического кризиса в Римской империи, в К. вступила в борьбу за власть влиятельная сенаторская семья Гордианов, владевшая в Африке большими имениями. Два ее представителя погибли в К. во время гражданской войны, а Гордиан III правил Римом в 238-244 гг. В 308-311 гг. К. был резиденцией Домиция Александра, который поднял мятеж против имп. Максенция и нек-рое время удерживал власть в Африке.

Первые века христианства (I-III вв.)

Мы не располагаем к.-л. источниками сведений об апостольской проповеди в К., за исключением апокрифических текстов («Деяния Филиппа»), к-рые связывают начало христианства в К. с апостолами Филиппом, Симоном Кананитом, Иудой, Марком и Фотинией Самаритянкой (см. в ст. Фотина Самаряныня, мц., Виктор и Иосия, мученики). Визант. апостольские списки VI-VIII вв. (Псевдо-Дорофей, Псевдо-Епифаний) называют 1-м епископом К. ученика ап. Павла Епенета, зап. апокрифическая традиция - Крискента, поставленного ап. Петром, к-рый посещал К. дважды. Исторически достоверным 1-м епископом К. был Агриппин (1-я пол. III в.); он упомянут в одном из сочинений сщмч. Киприана Карфагенского. Древние церковные писатели (Salvianus Massiliensis. De gubernatione Dei. VII 17 // PL. 53. Col. 145) также относили образование христ. общины в К. к апостольской эпохе (впосл. эта т. зр. принималась Римской Церковью, о чем упоминали ее предстоятели Иннокентий I (Innocent I, papa. Ep. 25. 2) и Григорий I Великий (Greg. Magn. Ep. 1. 77)). Однако для утверждения древности Карфагенской кафедры они прибегали к своеобразному истолкованию канонических Деяний св. апостолов. Так, уже Квинт Септимий Тертуллиан (ок. 160 - после 220), описывая чудо Сошествия Св. Духа на апостолов, обращает внимание на то, что среди собравшихся в тот день в Иерусалиме были жители Ливии и Кирены, и предлагает понимать под ними жителей рим. пров. Африка (Tertull. Adv. Iud. 7), к-рые вскоре и стали проповедниками христианства в К. О том же упоминал и блж. Августин в диспуте с донатистами в К. в 411 г. (Gesta collationis. III 23 // PL. 11. Col. 1403). В Ep. 43. 7 он подчеркивал римское происхождение христиан К., в Ep. 52. 2 - восточное. Действительно, в К. переплелись 2 традиции, что отражает характер его отношений с Римом и одновременно с восточными центрами Средиземноморья. Как и среди вост. общин (Сирия, М. Азия), здесь преобладал обычай перекрещивания еретиков, литургия совершалась во время каждого церковного собрания. При этом литургическая традиция К. в основном ближе к римской; в ней особо выделяется поминовение ап. Петра. К нач. III в. христ. община К. была уже многочисленна и, по сведениям Тертуллиана, включала лиц разного происхождения, возраста и социального положения (Tertull. Apol. adv. gent. 1; Idem. Ad Scapul. 2). Пунийская христ. эпиграфика вплоть до VI в. использует и лат., и греч. алфавит. В К. кроме эллинизированной иудейской общины была община греков - выходцев с Востока. В латинской редакции Мученичества Перпетуи и Фелицитаты (нач. III в.; BHL, N 6633) содержатся некоторые греч. заимствования и указание на беседу мц. Перпетуи с клириками на греч. языке, что показывает присутствие греков в К. и сильное влияние греч. Востока.

Первые сведения о гонениях на христиан в К. восходят к 180 г., когда здесь пострадали Сциллийские мученики. Их мученические акты (BHL, N 7527-7534) являются самым ранним точно датированным образцом этого лит. жанра на лат. языке. Следующее преследование христиан при имп. Септимии Севере (193-211) хорошо известно благодаря произведениям Тертуллиана, по к-рым можно выявить 3 периода гонений. В 197 г. в связи с их началом было написано соч. «К мученикам» (Ad martyres), а также апологетические произведения «К язычникам» (Ad nationes) и «Апологетик» (Apologeticum). Второй период гонений приходится на 203 г., когда Африкой управлял прокуратор Илариан. В это время в К. пострадали мученики Перпетуя, Сатур (Сатир), Ревокат, Сатурнин (Саторнил), Секундул (Секунд) и Фелицитата (Филицитата) (пам. 1 февр.; пам. зап. 7 марта), последним редактором их Мученичества также, вероятно, был Тертуллиан (Passion de Perpétue et de Félicité. P., 1996. (SC; 417)). Эти мученицы, а также неск. др. пострадавших с ними христиан происходили из городка Тубурбон Малый, все были оглашенными, т. е. с т. зр. рим. закона прозелитами; они были подвергнуты травле зверями в амфитеатре и казнены. К лету 203 г. относится мученичество св. Гуддены (ActaSS. Iul. T. 5. P. 359-360, сохр. в кратком пересказе в Мартирологе Адона Вьеннского, IX в.). Ее мученичеству предшествовало возмущение языческой толпы, которая расправлялась с христианами на улицах, сжигала их дома и оскверняла могилы. Третий период гонений относится к 212 г., к началу правления имп. Каракаллы и проконсульству в К. Скапулы, к к-рому Тертуллиан обратился с новой апологией (Tertull. Ad Scapul.).

Сщмч. Киприан Карфагенский. Фрагмент статуи в ц. св. Киприана в Лондоне
Сщмч. Киприан Карфагенский. Фрагмент статуи в ц. св. Киприана в Лондоне

Сщмч. Киприан Карфагенский. Фрагмент статуи в ц. св. Киприана в Лондоне
Произведения Тертуллиана свидетельствуют также о том, что Церковь К. участвовала в догматических спорах, в т. ч. в борьбе с гностицизмом. Три произведения Тертуллиана, посвященные этому вопросу, написаны в 200-206 гг.: «Против Маркиона» (Adversus Marcionem), «О прескрипции против еретиков» (De praescriptione haereticorum) и «Против валентиниан» (Adversus Valentinianos). В соч. «Против Маркиона» Тертуллиан ведет полемику с проповедником гносиса, к-рый успешно выступал в то время в Риме. Тертуллиан знаком с учением Маркиона по его трактатам, но неизвестно, присутствовали ли маркиониты в то время в К., или Тертуллиан выразил свое отношение к событиям в жизни лишь Римской Церкви. Характер соч. «Против валентиниан» указывает на то, что последователей этого направления гностицизма скорее всего не было в К., т. к. Тертуллиан был слабо информирован о нем. Также отражением рим. споров можно считать соч. «Против Праксея» (Аdversus Praxean), связанное с полемикой Церкви с савеллианами (см. ст. Савеллий). В самом К. возникло гностическое учение Ермогена, выходца из Сирии, занимавшегося ремеслом художника. Тертуллиан опровергает трактат Ермогена, приводя из него обширные цитаты. В основе учения Ермогена лежит дуализм, происхождение зла объясняется через идею изначального бытия 2 начал - Бога и материи. В отличие от ереси Маркиона учение, видимо, не имело большого успеха, и его распространение было связано лишь с личной деятельностью Ермогена.

Тертуллиан. Фрагмент гравюры из кн. Андре Теве «Подлинные портреты и жизнеописания знаменитых людей». П., 1584 (Британский музей, Лондон)
Тертуллиан. Фрагмент гравюры из кн. Андре Теве «Подлинные портреты и жизнеописания знаменитых людей». П., 1584 (Британский музей, Лондон)

Тертуллиан. Фрагмент гравюры из кн. Андре Теве «Подлинные портреты и жизнеописания знаменитых людей». П., 1584 (Британский музей, Лондон)
Тертуллиан не говорит о монтанизме (см. ст. Монтан, ересиарх) как о ереси, поскольку сам стал его последователем после 213 г. (осуждения монтанизма в Риме). Ересь была очень влиятельна в К. в тот период. Тертуллиана, как и многих др. христиан, привлекали аскетизм, профетизм (визионерство) и стремление к добровольному мученичеству, к-рые проповедовали монтанисты. Эти тенденции присутствуют в Мученичестве Перпетуи и Фелицитаты, а также в произведениях Тертуллиана с 206 г. Идею добровольного мученичества он отстаивает в соч. «О бегстве во время гонений» (De fuga in persecutione). С сер. 10-х гг. III в. Тертуллиан становится апологетом монтанизма и ведет полемику с представителями кафолической Церкви. Несмотря на происхождение монтанизма от общин II в. в М. Азии, нет никаких известий о прямой связи монтанистов К. с фригийцами, ни к.-л. следов культа Монтана в К. Тем не менее широкое распространение здесь монтанизма указывает на довольно сильное влияние восточного, в т. ч. малоазийского, христианства. Роль Тертуллиана в распространении монтанизма отмечает блж. Августин, к-рый упоминает о секте тертуллианистов, имевшей свою базилику; однако ко времени блж. Августина (кон. IV - нач. V в.) они уже полностью воссоединились с кафолической Церковью (Aug. De haer. 86). Сщмч. Киприан Карфагенский (сер. III в.) не пишет о монтанистах, но в его остром неприятии идеи добровольного мученичества, вероятно, сказываются скрытая полемика с ними и то влияние, которое они могли вновь обрести в христ. среде К. с началом гонения имп. Деция (249-251).

В 20-х гг. III в. еп. Агриппин созвал Собор в К., на к-ром было признано недействительным крещение, принятое у еретиков (Cypr. Carth. Ep. 1. 1, 2. 1, 71. 4, 73. 3; Aug. De bapt. contr. donat. II 7, 12-14; III 2-3; Idem. De unico baptismo contra Petilianum. 13. 22 // PL. 43. Col. 606-607; Idem. Ep. 93. 10). Сщмч. Киприан упоминает о Соборе в К. при еп. Донате (между 236 и 248), на к-ром был отлучен еп. Ламбезиса Приват; Киприан, ставший преемником Доната на епископской кафедре, в 252 г. отказался пересматривать его дело (Cypr. Carth. Ep. 55, 59). При Киприане (248-258) в К. было созвано 7 Соборов, о к-рых известно благодаря его посланиям. Из них 4 первых (весна 251, май 252, весна 253 и кон. 254) занимались вопросом отпавших во время Дециева гонения, последующие (255, весна 256, 1 сент. 256) - вопросом о крещении еретиков, по которому у Церкви К. возникли принципиальные разногласия с Римом.

Монета из Карфагена. 250 г. Аверс (Британский музей, Лондон)
Монета из Карфагена. 250 г. Аверс (Британский музей, Лондон)

Монета из Карфагена. 250 г. Аверс (Британский музей, Лондон)
В III в., в периоды относительного спокойствия для христиан, численность общин К. увеличивалась, в т. ч. за счет образованных слоев общества, о чем свидетельствует пример сщмч. Киприана: до принятия крещения (246) он был богатым карфагенским ритором. С началом (249) гонения Деция, причиной которого послужило требование повсеместного признания имп. культа, возросло число отрекшихся от веры. Существовало 2 категории отпавших (lapsi): те, кто принесли жертву богам (sacrificati), и те, кто с помощью подкупа получали libellus - удостоверение в том, что они якобы совершили все необходимые языческие церемонии (т. н. либеллятики, libellatici). Многие, включая еп. Киприана, предпочли скрыться из города (Ibid. 15. 3; 5. 2). Он продолжал руководить Церковью через послания и доверенных лиц - африкан. епископов Калдония и Геркулана и пресвитеров Рогатиана и Нумидика, а управлять церковным имуществом и распределять милостыню в свое отсутствие на Пасху 251 г. поручил мирянину Фелициссиму. Вернувшись в К. через 14 месяцев, еп. Киприан столкнулся с проблемой отпавших, многие из к-рых после прекращения гонения желали вернуться в Церковь, но при этом требовали сократить для них время положенного покаяния. Епископ сделал послабления для либеллятиков, к-рые проявили малодушие, но их нельзя было обвинить в прямом отречении от Христа и языческих жертвоприношениях. Против еп. Киприана выступила часть общины во главе с пресвитерами и исповедниками прежних гонений, в т. ч. Лукианом, занявшими более радикальную позицию: они отказывались принимать в общение отпавших, кроме как перед самой смертью. Эта группа обвиняла еп. Киприана в бегстве во время гонения. Ревнители пытались добиться содействия в Риме, но там в это время также назревал раскол по вопросу об отпавших (см. Новациане), и епископы Киприан и св. Корнелий поддержали друг друга.

Имп. Константин I Великий. Монета. 306–337 гг. Аверс, реверс
Имп. Константин I Великий. Монета. 306–337 гг. Аверс, реверс

Имп. Константин I Великий. Монета. 306–337 гг. Аверс, реверс
Во главе противников еп. Киприана вскоре встали Фелициссим и пресв. Новат. Последний еще в период отсутствия еп. Киприана побывал в Риме и сообщил о том, что кафедра К. стала вакантной из-за бегства предстоятеля. Новат сблизился с главой партии ревнителей в Риме Новацианом и получил от него епископское рукоположение. Еп. Киприан вернулся в К. в апр. 252 г., а в мае созвал Собор, к-рый отлучил от Церкви Фелициссима. По вопросу падших было решено прощать либеллятиков, а прочих принимать как кающихся и только перед смертью полностью примирять с Церковью. Собор породил раскол общины К., т. к. нек-рые африкан. епископы примкнули к партии Новата. Фелициссим в это же время присоединился к Новату в Риме и выступил с обвинениями против еп. Киприана, встретив сочувствие части столичной общины (Ibid. 55). Вскоре Новат в Риме рукоположил Фелициссима во епископа. Однако скандальный образ действий этих лидеров раскола заставил Новациана вскоре отмежеваться от них. Вместо Новата он поставил в К. своего еп. Максима. Т. о., в К. образовались 2 общины, оппозиционные еп. Киприану, но враждующие и друг с другом. В 252 г. К. затронуло непродолжительное гонение имп. Требониана Галла, связанное с отказом христиан принимать участие в гос. молебнах о прекращении чумы. Проконсул Африки Деметриан проводил преследования в К., но о них известно крайне мало. Весной 253 г. в К. состоялся Собор, на к-ром было утверждено правило о крещении младенцев.

У еп. Киприана сложились натянутые отношения с Римским еп. сщмч. Стефаном I. В 254 г. Киприан поддержал испан. епископов Феликса из Эмериты Августы (ныне Мерида) и Сабина из Легиона (ныне Леон), назначенных предшественниками Стефана на кафедры взамен низложенных Василида и Марциала. Еп. Стефан попытался вернуть Василида и Марциала, но столкнулся с сопротивлением испан. паствы и еп. Киприана. Еще более важный спор между Киприаном и Стефаном возник в том же 254 г. по вопросу о перекрещивании еретиков. Согласно сведениям в посланиях еп. Киприана, в Церкви К. сложился обычай не признавать крещения, совершенного еретиками, и принимать их через повторное крещение. В Риме же исходили из мнения о допустимости лишь одного крещения, к-рое разделялось частью общин и в Африке. В 255 г. на Соборе в К. против еп. Киприана выступил один из мавританских епископов, Квинт, к-рый указывал, что рим. традиция древнее и идет от апостолов. В 256 г. Церковь К. продолжала обсуждать этот вопрос, ужесточая свою позицию. Еп. Киприан в полемике опирался в т. ч. на постановления прежних Карфагенских Соборов. Еп. Стефан не только не признал решения Соборов в К., но и, не вступая в полемику с Киприаном, опубликовал послание ко всем Церквам, требуя под страхом отлучения подтвердить римскую практику, идущую от ап. Петра. Эти действия не привели к полному разрыву церковного общения между Римом и К., но офиц. отношения между ними прекратились. Позиция еп. Киприана нашла поддержку на Востоке у Фирмилиана, еп. Кесарии Каппадокийской; свт. Дионисий Великий, еп. Александрийский, пытался примирить стороны. Впрочем, напряженное положение продлилось не более года - до мученической кончины и Стефана, и Киприана во время гонения имп. Валериана.

Имп. Валериан первоначально преследовал не всех христиан, но лишь глав Церкви. Еп. Киприан был арестован в К. проконсулом Аспазием Патерном, к-рый кроме прочего требовал от него предоставить списки карфагенских пресвитеров. После отказа еп. Киприан был приговорен к ссылке в Курубис (ныне Корба, Тунис). Через год он был вызван новым проконсулом Галерием Максимом и содержался под арестом в имении недалеко от К. Тем временем имп. Валериан решил ужесточить меры против христиан. В авг. 258 г. проконсул устроил суд и массовую расправу над христианами в Утике; погибло ок. 300 чел. Еп. Киприану было приказано явиться в Утику, но он уклонился от этого и дождался возвращения проконсула в К. 14 сент. 258 г., после публичного суда, он был приговорен к обезглавливанию и казнен за городом, на Секстовом поле. Вместе со сщмч. Киприаном пострадали также др. африкан. епископы, клирики и миряне. Немногим позже диак. Понтий составил Похвальное слово в честь сщмч. Киприана, положившее начало формированию нового жанра лит-ры о мучениках на латыни. В 259 г. были казнены Монтан, Лукий, Флавиан и др. мученики Карфагенские (BHL, N 6009).

Со времени гибели имп. Валериана (260) до начала гонения имп. Диоклетиана (303) о к.-л. гонениях на христиан в К. неизвестно.

Церковь К. в IV - 1-й трети V в. Донатистский раскол

(см. также в ст. Донатизм). Гонения имп. Диоклетиана (303-305), особенно свирепствовавшие на Востоке и в Риме, коснулись К. в меньшей степени. К этому периоду относится исповедничество святых Агилея, карфагенского диак. Катулина и еп. Феликса из Тибиуки. Малое число пострадавших в К. дало основание П. Монсо (Monceaux. 1905. P. 50) полагать, что в Африке действовал только 1-й эдикт имп. Диоклетиана и Максимиана Геркулия против христиан 303 г., предписывающий уничтожение христ. мест собрания, церковной утвари и священных книг. Известно, что так было при их соправителе имп. Констанции I Хлоре в Галлии (Lact. De mort. persecut. 15), однако Африка находилась под упр. Максимиана Геркулия. Тем не менее проконсул Африки Ануллин, сохранивший этот пост и при имп. Константине I Великом (312-337), мог смягчить действие эдиктов в К., ограничиваясь официальными отчетами о том, что вся Африка исполняет их. Позднее, после возникновения донатистского раскола, обе церковные партии обращались к Ануллину за разрешением противоречий, следов., он не имел репутации гонителя христиан. Это предположение подтверждается и тем фактом, что донатистский раскол возник не из-за вопроса об отпавших, а из-за проблемы традиторов (лат. traditores, от tradere - выдавать, передавать), т. е. лиц, во время гонения выдававших властям, добровольно или по принуждению, церковные книги и утварь. В центре споров оказался епископ К. Мензурий.

Как прежде свт. Киприан, еп. Мензурий категорически выступал против добровольного мученичества, а также осуждал тех, кто посещали исповедников в темнице, тем самым раздражая власти (Aug. Breviculus collationis cum donatistis. III 13. 25 // PL. 43. Col. 638-639). Согласно эдикту, епископ сам должен был выдать церковные книги. Мензурий предоставил вместо них сочинения еретиков (исполнителем поручения был диак. Цецилиан), на что проконсул Ануллин закрыл глаза. Тем не менее противникам Мензурия это дало повод обвинять епископа в традиторстве. От имени исповедников из Абитин, пострадавших в К. в февр. 304 г., было распространено послание к верующим против отпавших и традиторов, среди к-рых были упомянуты епископы Фундан Абитинский и Мензурий (ActaSS. Febr. T. 2. P. 513). Центром оппозиции стала Нумидия. Чтобы предотвратить распространение недовольства, Мензурий обратился с письмом к первенствовавшему в Нумидии еп. Секунду Тагастскому с оправданием своего поведения, объяснением отношения к падшим и сообщением о мерах в отношении их. Секунд ответил открытым письмом с похвалой мученичеству, в к-ром содержалась скрытая критика Мензурия, что усилило оппозицию. Однако настоящее внутрицерковное противостояние началось после прекращения гонения в 305 г. Часть общины К., недовольная еп. Мензурием, сплотилась вокруг диак. Цецилиана и знатной матроны Луциллы. В 306 г. в К. прибыл епископ г. Казы Нигры (Нумидия), к-рый принял на себя окормление христиан, отказавшихся от общения с Мензурием.

В 306-312 гг. власть над Африкой принадлежала имп. Максенцию, относившемуся к христианам доброжелательно либо нейтрально. С 311 г. противники еп. Мензурия начали действовать против него, используя имп. власть. В Рим из К. отправился диак. Феликс и обвинил Мензурия в том, что тот якобы сочинил памфлет против имп. Максенция. Епископ был вызван в Рим, однако скончался по дороге. На его место в К. был избран Цецилиан, что лишь накалило отношения внутри общины. Некоторые ставили Цецилиану в вину то, что он был исполнителем воли епископа в выдаче книг. Кроме того, один из 3 посвятивших его епископов, Феликс Аптунгский, также обвинялся в традиторстве. Наконец, поставление Цецилиана было незаконным, потому что оно вопреки традиции было совершено без участия епископа Тагасты, первенствовавшего в Нумидии. Еп. Секунд Тагастский вскоре прибыл в К. в сопровождении 62 нумидийских епископов и устроил Собор, на к-рый вызвал Цецилиана для разбирательства. Цецилиан отказался явиться, заявив, что он законный епископ К. и примас Африки, к-рый лишь один имеет право созывать подобные Соборы. Сторонники Секунда на Соборе составили окружное послание Церквам Африки, где объявили о низложении Цецилиана и поставлении на его место карфагенского чтеца Майорина (Optat. De schism. donat. I 18-19; Aug. Ad catholicos. 18. 46; Anon. Contr. Fulgent. donat. 1. 26). Церковь К. раскололась. Майорин умер спустя неск. месяцев в 312 г. Его преемником стал Донат, с именем к-рого традиционно связывается история раскола. Дальнейшую судьбу схизмы решал имп. Константин Великий, объединивший в 312 г. под своей властью весь Запад Римской империи.

В 313 г. донатисты обратились с апелляцией к проконсулу Ануллину и имп. Константину, указывая на то, что избрание Цецилиана производит соблазн и нарушает мир в Церкви. Они просили непредвзятого рассмотрения их дела судом епископов Галлии, поскольку эта территория не знала жестоких гонений и не сталкивалась с проблемой традиторов. Их инициатива объяснялась также тем, что в Италии и в большинстве др. Церквей уже признали Цецилиана. Однако имп. Константин поначалу решил, что дело можно уладить в Риме. 13 окт. 313 г. состоялся Собор в Латеране под председательством папы Мильтиада. В качестве третейских судей на него были приглашены 3 галльских епископа: Ретиций Августодунский, Матерн из Колонии Агриппины и Марин Арелатский. Прошли 3 заседания в присутствии Цецилиана и 10 представителей от каждой из враждующих фракций К. Результатом Собора было подтверждение легитимности избрания Цецилиана и осуждение Доната. Однако донатисты вновь обратились к императору, указывая на допущенные Собором процессуальные ошибки и выражая свое недоверие к председательствовавшему папе Мильтиаду, к-рого они также считали традитором. Константин созвал новый Собор епископов Запада империи в Арелате 1 авг. 314 г., но он лишь подтвердил прежние постановления о законности поставления Цецилиана и осуждении донатистов. Была также признана неправильной практика перекрещивания падших (lapsi), к-рая была ранее распространена в К. и к-рую отстаивали донатисты (Euseb. Hist. eccl. X 6-7; Optat. De schism. donat. I 23-24). Имп. Константин отказал донатистам в дальнейших апелляциях.

В К. и в целом в Африке после Соборов значительная часть общин присоединилась к Цецилиану. Однако наиболее радикально настроенные донатисты перешли к агрессивным действиям, что в ряде случаев привело даже к уличным столкновениям в К. Поэтому в 316 г. имп. Константин выбрал др. вариант решения конфликта - путем низложения глав обеих партий и поставления на престол в К. компромиссной фигуры. Донат и Цецилиан были вызваны ко двору императора в Сев. Италию, а в К. была направлена комиссия из италийских епископов Евномия и Олимпия. Однако последние сразу же были враждебно встречены донатистами и вскоре донесли императору о невозможности примирения и необходимости дальнейшей поддержки партии Цецилиана. 10 нояб. 316 г. Константин отправил распоряжение викарию Африки, в котором высказал полное доверие Цецилиану как законному епископу К., донатистов же повелевал принуждать к общению с ним. Император распорядился также вернуть все церковные здания и храмы офиц. Церкви Цецилиана, изгнав оттуда донатистов (Aug. Contr. Cresc. III 56. 67; 71. 82; Idem. Ep. 105. 2. 9). Викарий Африки Леонтий и комит Африки Урсакий попытались сначала мирно убедить донатистов вернуть захваченные ими здания, но в конечном счете вынуждены были вызвать войска. Эта мера вылилась в кровавые столкновения на улицах К. В результате был убит один и покалечен другой из находившихся в городе донатистских епископов. Насилие лишь разожгло фанатизм раскольников: пострадавших во время беспорядков собратьев они начали почитать как мучеников наравне с жертвами языческих гонений (Monumenta vetera ad donatistarum historiam pertinentia // PL. 8. Col. 753).

Имп. Грациан. Монета. Бронза. 367–383 гг. Аверс, реверс
Имп. Грациан. Монета. Бронза. 367–383 гг. Аверс, реверс

Имп. Грациан. Монета. Бронза. 367–383 гг. Аверс, реверс
Однако, устрашившись вмешательства властей, главы донатистов вскоре обратились к имп. Константину с просьбой прекратить репрессии против их общин, подчеркивая свою лояльность к власти. 5 мая 321 г. Константин даровал им амнистию, объявив их общины законными (Euseb. Vita Const. I 45; Aug. Ad donat. post collat. 31. 54; 33. 56). Тем самым в положении Церкви К. был закреплен status quo, предусматривавший право на сосуществование донатистских и правосл. общин; базилики и проч. здания, к-рые донатистам удалось удержать, оставались в их пользовании. Последующие распоряжения имп. Константина (323, 326, 336/7) лишь вносили отдельные коррективы в это положение. Так, было предписано выплатить донатистам компенсации за захваченную у них церковную собственность, но о новом переделе речь уже не шла. Этот период стабильности донатисты попытались использовать для укрепления своих позиций за пределами Африки; в 336 г. они организовали общину в Риме. В этом же году Собор донатистских епископов в К. отказался от практики перекрещивания еретиков, что облегчало привлечение православных на сторону донатистов и способствовало распространению раскола (Aug. Ep. 93. 43).

Блж. Августин. Икона из полиптиха. 1472–1473 гг. Худож. Антонио да Мессина (Национальный музей, Палермо)
Блж. Августин. Икона из полиптиха. 1472–1473 гг. Худож. Антонио да Мессина (Национальный музей, Палермо)

Блж. Августин. Икона из полиптиха. 1472–1473 гг. Худож. Антонио да Мессина (Национальный музей, Палермо)
Остальные Церкви по всей империи продолжали признавать законной только общину Цецилиана, который представлял К. на I Вселенском Соборе в Никее (325) и обнародовал его постановления в Африке. Преемник Цецилиана свт. Грат подписал акты Сардикийского Собора. На Соборе произошел раскол, и группа вост. епископов («евсевиан»), открывшая собственный Собор в Филиппополе, отправила свое окружное послание в т. ч. и Донату в К. Донат заключил союз с «евсевианами» и, вероятно, в это же время написал соч. «О Троице, или о Духе Святом», в к-ром поддержал субординационалистское учение, близкое к арианству. Впрочем, большинство др. донатистских богословов в дальнейшем придерживались в догматических вопросах строго ортодоксальных (никейских) взглядов.

Равновесие в К. продлилось до 347 г. Имп. Констант I, управлявший в это время Западом империи, отправил в К. своих представителей Павла и Макария для раздачи имп. донаций Церквам Африки, в т. ч. донатистам. Однако Донат в окружном послании запретил принимать имп. дары (Optat. De schism. donat. III 3). Власть восприняла это как акт оскорбления величия и откровенный протест. Действие закона 316 г. против донатистов было возобновлено; вновь было предписано конфисковать в пользу правосл. общины не только базилики, но и проч. имущество донатистских церквей. Чиновникам на местах для наказания несогласных разрешалось прибегать к любым мерам, вплоть до смертной казни. Преследование донатистов было поручено Макарию. Возмущение в К. подавили довольно быстро; в числе пострадавших были донатистские мученики Исаак и Максимиан, казненные в К. Донат был арестован и сослан, возможно, в Галлию, где умер ок. 355 г. (Ibid. III 3, 12; VII 6; Hieron. Chron. An. 355). В дальнейшем ересь была вытеснена на окраины африкан. провинций, и там еще долго продолжалась настоящая война рим. властей против донатистов-берберов. В 348 или 349 г. в К. состоялся Собор под председательством еп. Грата, на к-ром были приняты меры по реорганизации Церкви в новых условиях, установлены правила приема кающихся схизматиков.

Однако торжество кафолической Церкви не было окончательным. Имп. Юлиан Отступник (361-363), объявивший о религ. свободе, возвратил из изгнания всех сосланных за веру при предыдущих императорах. Донатистская община в К. быстро возродилась, тем более что Юлиан в 362 г. предписал вернуть ей все конфискованное имущество. Донатисты требовали возвращения собственности через суды, часто захватывали здания, к-рые ранее им принадлежали. Пармениан, преемник Доната, осуждал подобное насилие и выступал против кафолической общины с полемическими речами и сочинениями. Его работы известны по 2 сохранившимся опровержениям: «Против Пармениана» еп. Оптата Милевского (Optat. Contr. Parmen.; CPL, N 244) и «Против послания Пармениана» блж. Августина (Aug. Contr. ep. Parmen.; CPL, N 331). С приходом к власти на Западе империи Валентиниана I (364-375) донатизм вновь был поставлен вне закона, однако активных репрессивных мер против схизматиков не применялось. В 366/7 г. состоялся диспут между еп. Оптатом Милевским и Парменианом. В 70-х гг. IV в. в среде донатистов начались расколы, и движение ослабло. В это же время нек-рые меры против донатистов предпринял комит Африки Роман, в результате чего мн. донатисты примкнули к восстанию мавританского вождя Фирма. Впрочем, преследование схизматиков уже не достигало прежней силы. Имп. Валентиниан I эдиктом 20 февр. 373 г. запретил практику перекрещивания, которой придерживалась часть донатистов. Епископ К. Генефлий не вмешивался в борьбу с донатизмом. Имп. Грациан (375-383) вернулся к политике ужесточения репрессий. В эдиктах от 22 апр. 376 г. и 17 окт. 377 г. он повторил запрет на перекрещивание, а также предписал закрыть места собраний раскольников. Исполнение этих законов было возложено на комита Феодосия, подавившего восстание Фирма. Однако донатисты заручились поддержкой нового проконсула Африки язычника Никомаха Флавиана (с 377; ум. в 394). Феодосий вскоре был обвинен в узурпации имп. власти и казнен в К. Никомах Флавиан способствовал тому, что имп. указы не применялись к донатистам.

Дальнейшая борьба с донатизмом в К. связана с деятельностью блж. Августина. Значительная часть его жизни со времени обучения риторике в 70-х гг. IV в. прошла в К., здесь были написаны мн. его труды. В зрелые годы блж. Августин имел неоспоримое влияние на епископа К. свт. Аврелия (391/2 - между 427 и 430). Произведения блж. Августина дают богатую информацию о религ. жизни города. В 70-х гг. IV в. в К. еще существовало большое число античных храмов, где исполнялись ритуалы языческого культа. Блж. Августин приехал в К. в 370 г., будучи еще оглашенным. Здесь на непродолжительное время стал приверженцем манихейства. Манихеи в К. имели несколько мест собраний со своей иерархией из епископов, пресвитеров, посвященных. В 386 г. в связи с беспорядками, устроенными манихеями, проконсул Африки Мессиан приказал изгнать их из города, однако они оставались в К. даже после осуждения вместе с донатистами в 411 г.

Приняв крещение в Медиолане и вернувшись в Африку в 387 г., блж. Августин на некоторое время остановился в К., где познакомился с диак. Аврелием, впосл. епископом. За период епископата Аврелия в К. состоялось более 20 Соборов. После 399 г. блж. Августин произнес в К. цикл проповедей против донатистов. Кульминацией этой полемики стал диспут 411 г., на к-ром присутствовали 279 донатистских епископов и 286 православных. Он проходил под надзором имп. трибуна Марцеллина, друга блж. Августина, состоявшего также в переписке с блж. Иеронимом Стридонским. Диспут окончился признанием победы православных, после чего Марцеллин приказал вывесить в городе текст имп. распоряжения о строгом применении к донатистам законов против еретиков. Им предписывалось присоединиться к кафолической Церкви либо покинуть К., лишившись всех своих имений. Собрания схизматиков запрещались, а принадлежащие им храмы передавались православным. Т. о., донатизм официально прекратил существование в К., хотя в провинциях Африки он известен до эпохи араб. завоевания в VII в. Еще в 594 г. Собор в К. занимался обсуждением вопроса о донатистах.

После разграбления Рима готами Алариха в 410 г. центральная власть на Западе империи была временно дезорганизована, прошла серия мятежей. В К. восстание возглавил Ираклиан, назначенный комитом Африки в 408/9 г. В кон. 410 г. Ираклиан поддержал имп. Гонория, выступив против Приска Аттала, к-рого провозгласил императором Аларих. Попытки Аттала наладить отношения с Ираклианом или организовать его убийство не удались. Вскоре, по-видимому, Ираклиан решил, что власть Гонория в Италии уже не сможет удержаться. Имея в своих руках один из богатейших диоцезов, от к-рого зависело снабжение Рима, а также большой флот, Ираклиан объявил себя императором и организовал военную экспедицию в Италию. Однако он потерпел поражение и бежал в К., где был убит 7 марта 413 г. Новый комит Марин, назначенный имп. Гонорием, занял К. и начал следствие об узурпации. Среди обвиненных в пособничестве Ираклиану оказались трибун Марцеллин и его брат Апрингий, проконсул Африки. В 413 г. они, несмотря на заступничество блж. Августина, были казнены. На положение Церкви К. эти события не повлияли. Блж. Августин с 413 г. не приезжал в К., за исключением периода проведения Собора против Пелагия в 418 г.

Косвенным следствием захвата Рима готами стало появление ереси пелагианства в К. Пелагий прибыл в К. вместе с учеником Целестием как беженец, спасавшийся от готов. Вскоре он переселился в Палестину, а Целестий остался в К. и начал распространять богословские взгляды своего учителя. В 411 г. диак. Павлин из Медиолана сообщил епископам Аврелию и Августину о том, что учение Целестия о благодати и свободе воли не соответствует общецерковному кафолическому. В том же году в К. состоялся Собор, на к-рый был призван Целестий. Собор ограничился осуждением учения, проповедуемого Целестием, но воздержался от осуждения его самого. Тем не менее блж. Августин в послании к еп. Иларию Сиракузскому отмечал, что проповедь Целестия нанесла огромный вред Церкви К. (Aug. Ep. 157). Тогда же блж. Августин произнес ряд проповедей против пелагианства в различных храмах К., написал неск. антипелагианских трактатов, посвященных Марцеллину. Пелагианство в К. не сформировалось в самостоятельную секту и не приобрело значительного влияния. Соборы в К. в течение последующих 10 лет постоянно осуждали это учение и его представителей, откликаясь на события церковной жизни в Палестине и Италии. Так, Собор 416 г. подтвердил осуждение пелагианства, призвав папу Иннокентия I последовать примеру Церкви К.; Собор 200 епископов в К. 1 мая 418 г. стал ответом на попытку папы Зосима пересмотреть вопрос об осуждении пелагианства.

В течение IV в. Церковь К. практически не участвовала в арианских спорах. Хотя Донат в 1-й пол. IV в. пытался рассуждать о воплощении Бога Слова в категориях Тертуллиана, отчасти близких к позициям ариан, в целом арианское учение и полемика с ним были слабо известны в К. В 359 г. епископ К. Реститут присутствовал на Соборе в Аримине и, как и соборное большинство, поддержал омийскую (умеренно арианскую) формулу вероисповедания. Однако в 362 г. под влиянием свт. Афанасия Великого, написавшего послание к африкан. епископам об арианстве, Церковь К. отказалась от омийства. К кон. IV - нач. V в. на большей части Римской империи арианство уже было окончательно осуждено и быстро теряло свое влияние, но для К. именно тогда оно стало представлять серьезную опасность. После узурпации Ираклиана в К., где долгое время не было значительного гарнизона, появились регулярные соединения рим. армии, частично комплектовавшиеся из германцев - через них арианство и проникло в К. Известно о диспуте, который состоялся в нач. 10-х гг. V в. в К. между блж. Августином и Пасцентием (Ibid. 238-241), к-рый носил высокий военный чин комита. В 427 г. для борьбы с узурпатором Бонифацием в К. высадился комит Сигизвульф. Сопровождавший его арианский богослов еп. Максимин в 429/30 г. провел диспут с блж. Августином в Гиппоне. В 1-й трети V в. в Африке был написан арианский комментарий на Книгу Иова (CPL, N 707a), что свидетельствует о быстром росте общины ариан. Однако наибольшие трудности арианство создало для Церкви К. после захвата города вандалами.

Правление вандалов (439-533)

В 427 г. правительство Зап. Римской империи во главе с имп. Галлой Плацидией и малолетним имп. Валентинианом III заподозрило комита Африки Бонифация в стремлении к мятежу. Оказавшись втянутым в конфликт со столичной властью, Бонифаций в 429 г. призвал в союзники вандалов во главе с вождем (королем) Гейзерихом, которые в предшествующие годы продвигались по территории империи из Паннонии на юго-запад через Галлию и Испанию. Бонифацию вскоре удалось достичь соглашения со столицей, но вандалы, высадившиеся в Мавритании, продолжили продвижение на восток и осадили г. Гиппон. Это тревожное положение заставило епископа К. Капреола, блж. Августина и др. иерархов Африканской Церкви отказаться в 431 г. от поездки в Эфес на III Вселенский Собор, где Церковь К. представлял диак. Басула. Еп. Капреол обратился к имп. Феодосию II и Собору с извинительным посланием, которое заслужило полное одобрение свт. Кирилла Александрийского и участников Собора и было внесено в его акты (Vincent. Lirin. Common. 31). Вскоре епископы Виталий и Тонантий из Испании запросили консультацию еп. Капреола по решениям Собора о ереси Нестория. Видимо, подобным же образом, через послания, еп. Капреол известил о решениях Эфесского Собора и африкан. епископов.

11 февр. 435 г. вандалы заключили мир с империей на правах федератов, сохранив за собой захваченные земли в Нумидии и Мавритании. Но с 437 г. они возобновили наступление на африкан. провинции и 19 окт. 439 г. взяли К. Город почти на 100 лет стал столицей Вандальского королевства. Вандалы были ревностными арианами, и процесс завоевания ими Африки сопровождался массовыми гонениями на православных, гл. обр. на епископат. Арианство римлян и готов, к-рое было известно в К., представляло собой омийство, сформулированное Ариминским Собором 359 г. и распространявшееся Вульфилой с сер. IV в. Напротив, арианство вандалов было близко к изначальному учению Ария. Епископ Тапса Вигилий в трактате «Против ариан, савеллиан и фотиниан» (2-я пол. V в.) писал, что вандалы не признавали Сына рожденным из сущности Отца, но считали Его сотворенным Отцом из иной сущности, чуждой Богу Отцу. Сойдя на землю, Он не оставался одновременно с Отцом. Только Отец наделен всеми атрибутами абсолютного божества, в т. ч. неизменяемостью, и, следов., Он не рождался и никого не рождал, Он - единственный вечный и всесвятой. Наоборот, сущность Сына содержала в себе способности к страданию и смерти. Царство Христа не будет вечным и бесконечным, но тысячелетним и продлится до конца мира (Vigilius Tapsensis. Contra Arianos, Sabellianos et Photinianos dialogi // PL. 62. Col. 179-238; ср. также приписываемое этому автору соч. «Против Фелициана-арианина, о единстве Троицы»: Idem. Contra Felicianum arianum de unitate Trinitatis // Ibid. Col. 333-352). Вандалы относились к православным с открытой враждебностью. Вместе с тем при вандалах возродились прежде почти исчезнувшие общины донатистов и манихеев. Епископы мн. городов были убиты или бежали, несмотря на призыв блж. Августина не оставлять свою паству. С утверждением власти над К. кор. Гейзерих перешел к планомерной борьбе с кафолической Церковью. Частные случаи погромов и убийств сменились гос. гонениями. Вандалы пытались различными способами склонить православных к принятию арианства, в противном случае подвергая их изгнанию. Перешедшим в арианство предоставлялись материальные блага и привилегии (Liber de promissionibus et praedictionibus Dei. IV 5 // PL. 51. Col. 840-841). Наиболее стойких правосл. епископов Гейзерих предпочитал высылать из Африки в Италию, не прибегая к казням. Такая судьба постигла еп. свт. Кводвультдеуса, преемника Капреола, вместе со мн. карфагенскими клириками. Вандалы учредили в К. свою церковную иерархию во главе с патриархом, к-рый, как и арианские епископы, назначался королем. Вандальский клир получил от короля щедрые дары. Посольство рим. магистратов и епископов ко двору Гейзериха, отправленное с целью положить конец притеснениям православных, не имело успеха. Гейзерих препятствовал попыткам поставить в К. нового правосл. епископа вместо Кводвультдеуса, скончавшегося в Лукании (Италия). Хотя в 442 г. Гейзерих заключил договор с Зап. Римской империей и получил признание своей власти над Африкой, попытки имп. Валентиниана III уговорить его разрешить поставить нового епископа увенчались успехом только в 454 г. Епископом К. стал свт. Деограций. Он развернул широкую благотворительную деятельность среди рим. пленных, которые оказались в К. после разграбления Рима вандалами в 455 г. После кончины Деограция Гейзерих, опасаясь популярности лиц, близких к епископу, изгнал из К. всех правосл. клириков. Он также жестоко расправлялся с прозелитами, переходившими из арианства в православие. Так, приближенный короля Мартиниан за отступничество от арианства был разорван лошадьми. Проч. близкие ко двору вандалов лица, к-рые в разное время попадали в опалу по иным причинам (комит Севастиана, родственник Бонифация, глава придворных комедиантов Маскула и др.), приговаривались лишь к ссылке в Мавританию. Ненависть ариан к православным выплескивалась и в народных беспорядках. На улице был убит еп. Фома, принимавший участие в поставлении Деограция. В 468 г. визант. имп. Лев I в союзе с западнорим. имп. Прокопием Анфимием и командующим Зап. Иллириком Марцеллином предпринял крупную экспедицию против вандалов с целью захвата К. и уничтожения их королевства. Однако рим. флот под командованием Василиска, шурина имп. Льва, потерпел поражение в Карфагенской бухте.

Гонения на православных при Гейзерихе оказались лишь 1-м этапом преследований, к-рые достигли кульминации при его преемнике кор. Гунерихе. Со смертью Гейзериха 25 янв. 477 г. Церковь получила передышку. Нек-рое время кор. Гунерих был занят укреплением своей власти, борьбой с братьями, родственниками, вандальской знатью, арианским патриархом Иукундом. В 481 г. по требованию визант. имп. Зинона Гунерих разрешил православным поставить нового епископа К., к-рым стал свт. Евгений. Гунерих провозгласил свободу для христиан как арианского, так и кафолического исповедания, рассчитывая, что имп. Зинон так же поступит в К-поле. Император, к-рый в своей столице был вынужден искать пути сотрудничества с арианами-готами, пошел на некоторые уступки в вопросе о свободе арианского исповедания, но только для готов-федератов империи. В 482 г. Гунерих начал гонение на православных, к-рое отличалось большей жестокостью, чем при Гейзерихе. Их изгнали из окружения короля, а затем и из чиновного аппарата; за отказ перейти в арианство подвергали пыткам или казнили. Гунерих также вскоре начал прибегать к изгнаниям для разгрома правосл. клира, иногда дело доходило и до убийств. Так, диак. Бонифаций, субдиаконы Серв и Рогат, аббат Либерат и монахи Рогат, Септим и Максим, доставленные из Капсы в К., были сожжены заживо на корабле.

В 483 г. имп. Зинон отправил в К. своего представителя комита Регина, чтобы добиться от Гунериха прекращения гонений. Видимо, в это время король указом от 20 мая 483 г. созвал в К. всех правосл. и арианских епископов на диспут. Несмотря на поддержку этой инициативы еп. Евгением, мн. африкан. епископы испугались явиться в К. Диспут открылся 1 февр. 484 г., на нем присутствовало 466 правосл. епископов. Однако истинные замыслы короля открылись 25 февр., когда он обнародовал указ об искоренении православия в Африке. При этом диспут продолжался, и 20 апр. правосл. партия даже подала королю свое исповедание веры. Гунерих в это же время изгонял с кафедр не явившихся на Собор епископов. В мае 484 г. король решил завершить диспут. Всем православным епископам, собранным в «храме памяти» (templum memoriae), приказали поставить подписи под арианским документом, содержание к-рого им не сообщалось. Абсолютное большинство отказалось; все они были сосланы на Корсику и в различные области Африки. Еп. Евгений был отдан под надзор арианского еп. Туррис Тамаллени Антония. Еп. Виктор Витенский в «Истории гонений в Африканской провинции» сообщает о множестве различных козней, с помощью которых Антоний безуспешно пытался склонить к арианству правосл. еп. Туррис Тамаллени Абетдеума. При этом Антоний пользовался большим влиянием на короля и иногда выступал перед ним как защитник граждан К. Так, он добился от Гунериха прощения для некоего чиновника, проявлявшего себя слишком милосердно по отношению к православным.

После 484 г. Гунерих уже не обращал внимания на призывы к миру имп. Зинона и папы Феликса III, чьи легаты посещали К. Конец гонению положила неожиданная смерть Гунериха 23 дек. 484 г., в к-рой православные увидели божественное наказание. Вскоре сложилась легенда о том, что Гунерих, подобно Ироду, был заживо съеден червями (Laterculus regum Wandalorum et Alanorum // MGH. AA. T. 13. P. 458). Подобной версии придерживался и Виктор Витенский, описавший весь период гонений в К. Тем не менее визант. историк Прокопий Кесарийский (сер. VI в.) считал, что смерть короля была вызвана естественными причинами (Procop. Bella. I 7).

Политика преемника и племянника Гунериха Гунтамунда (484-496) отличалась толерантностью к православным. Однако св. Евгений еще 3 года оставался в изгнании и смог вернуться в К. лишь в 487 г. Тогда же было разрешено и проч. кафолическим епископам занять свои кафедры. В Церкви К. вновь, как и во времена рим. гонений, встал вопрос об отпавших и о перекрещенных арианами. Поскольку созыв Собора по этому вопросу в К. был невозможен, его решение взяла на себя Римская Церковь. По инициативе папы Феликса III в Риме состоялся Собор, к-рый принял постановление об обращающихся в соответствии с канонами I Вселенского Собора (325). Однако диаконов, пресвитеров и епископов было решено принимать в Церковь в ранге мирян и кающихся, а не в сане. В 488 г. Гунтамунд вернул правосл. Церкви имущество, конфискованное в период гонений.

Кор. Тразамунд (496-523) вновь начал притеснять православных, но более скрытыми способами, вознаграждая за переход в арианство, а преступникам даже даруя помилование. Возобновилась и практика изгнаний правосл. епископов. Так, из К. был выслан свт. Евгений. Он вскоре скончался в Галлии, и кафедра К. надолго осталась вакантной. Некоторые епископы были высланы на Сардинию, в т. ч. свт. Фульгенций, еп. Руспе, к-рый, находясь в К., фактически руководил правосл. общиной города. Из ссылки Фульгенций обратился с апологетическими посланиями против ариан к Тразамунду и к арианскому клиру К. Со стороны ариан полемистом против православных выступил некий Фастидий.

Кор. Хильдерик (523-530), к-рый провел мн. годы в К-поле и был связан обязательствами с визант. имп. Юстином I, вернулся к религ. политике Гунтамунда. В 523 г. был избран новый епископ К. Бонифаций; изгнанным правосл. иерархам было разрешено вернуться. Прибывший с Сардинии свт. Фульгенций был торжественно встречен Бонифацием. На Соборах в К. 525, 530, 532 гг. были подтверждены постановления прежних Соборов, право первенства Церкви К. в Африке, а также правила Никейского Вселенского Собора, что имело важное политическое значение, т. к. Вандальское гос-во, несмотря на толерантную политику Хильдерика, оставалось арианским. Провизант. политика Хильдерика настроила против него мн. представителей вандальской знати, а также арианское духовенство. Хильдерик был свергнут, и его преемником стал Гелимер, представитель антивизант. течения среди вандалов. Негативное отношение Гелимера к правосл. Церкви диктовалось не столько его арианством, сколько противостоянием растущему в К. визант. влиянию, проводником к-рого она была. Визант. дипломатия, требовавшая немедленного освобождения и восстановления на троне Хильдерика и находившая сторонников среди правосл. епископата (в т. ч. еп. Бонифация), косвенно способствовала укреплению среди вандалов уверенности, что православные могут в любой момент перейти на сторону императора.

Византийский период (533-698)

Вандальское королевство было уничтожено в ходе экспедиции византийских войск и флота под командованием Велисария (авг. 533 - весна 534). С началом высадки византийцев в Африке православные повсюду встречали их как освободителей, а после поражения вандалов при Дециме (13 сент. 533) К. открыл Велисарию ворота. Одним из первых распоряжений Велисария было восстановление оборонительных сооружений К., обветшавших за предшествующий период. Византийцы нашли Церковь К. в плачевном состоянии. Ее имущество было разграблено или захвачено арианами и отчасти донатистами, она испытывала острый недостаток в духовенстве. Восстановлением полноценной церковной жизни занялся преемник Бонифация еп. Репарат (535-551/2). В 536 г. он созвал Собор в К., на котором было решено направить посольства в Рим для окончательного решения арианского вопроса и в К-поль к имп. Юстиниану I, чтобы просить о восстановлении прав на собственность, принадлежавшую Церкви до прихода вандалов. Посольство к Юстиниану было успешным: император стремился к утверждению прежнего рим. порядка управления Африкой и с готовностью вернул Церкви имущество, в т. ч. базилики, которые принадлежали ей до 439 г. Кроме того, вступили в действие жесткие имп. законы против еретиков. Арианство в К. было объявлено вне закона, и арианский патриархат прекратил существование. Привилегии правосл. Церкви были расширены. В согласии с папой Иоанном II Юстиниан утвердил первенствующий статус митрополии К. в Африке. Вместе с тем права митрополита Бизацены, который управлял Церковью К., когда кафедра пустовала, были строго ограничены его провинцией. Т. о., новое устройство имело тенденцию к усилению власти Карфагенского епископа над проч. митрополитами Африки, тогда как в IV - нач. V в. кафедра К. скорее пользовалась первенством чести, нежели обладала реальной адм. властью в Африке. Еп. Репарат стал первым предстоятелем Церкви К., который официально получил от императора титул архиепископа.

Начало визант. правления ознаменовалось оживлением церковного строительства. По распоряжению имп. Юстиниана в бывш. дворце вандальских королей, к-рый стал резиденцией визант. наместника, была выстроена роскошная базилика Sancta Prima («святая первенствующая»), посвященная Пресв. Богородице. Патрикий Соломон, наместник Африки, укрепил и перестроил монастырь Мандракий близ городских ворот, посвященный св. Савве (Procop. Bella. II 26. 17; Victor Tunnunensis. Chronicon. AD. 555 // PL. 68. Col. 960).

Церковь К. оказалась вовлечена в догматические споры в Византии, в т. ч. в полемику о «Трех Главах». Эдикт имп. Юстиниана, осуждавший ряд сочинений Феодора Мопсуестийского, Феодорита Кирского и Ивы Эдесского, стал известен в К. в 545 г. Тогда же еп. Понтиан Тенский в послании просил императора отозвать эдикт ради мира Церкви. Еп. Репарат и ряд др. церковных деятелей обращались к известному богослову диак. Ферранду Фульгенцию Карфагенскому за объяснениями. Ферранд ответил от себя лично, что нельзя осуждать тех лиц, к-рые были оправданы IV Вселенским Собором (451), и их сочинения, т. к. подобное осуждение означает пересмотр решений Собора и ставит под вопрос его авторитет. Несомненно, еп. Репарат придерживался того же мнения. Африкан. епископы написали об этом папе Вигилию, к-рый находился в 546 г. на Сицилии по пути в К-поль. Еп. Факунд Гермианский (из Бизацены), пребывавший в К-поле, разорвал общение с патриархом Миной и выступил с апологией осужденных эдиктом иерархов. 11 апр. 548 г. папа Вигилий в К-поле под нажимом императора издал «Judicatum», поддерживавший эдикт о «Трех Главах». Находившиеся в К-поле африканцы во главе с аббатом Феликсом объявили об отлучении папы от Церкви. В 550 г. еп. Репарат сумел созвать Собор в К., к-рый выступил в защиту осужденных эдиктом о «Трех главах» и поддержал отлучение папы Вигилия, о чем известил в послании императора. В 551 г. еп. Репарат Карфагенский был вызван в К-поль. Кроме него в африканскую делегацию входили епископ Типасы Фирм и представители митр. Бизацены Боэция (епископы Примасий Гадруметский и Верекунд Юнкский). Репарат проявил себя ревностным защитником «Трех Глав» и не соглашался на их осуждение Собором. Вскоре он был низложен и сослан в Евхаиты в М. Азии, где умер 10 лет спустя. Представители Бизацены бежали в Халкидон, откуда вновь заявили о своем несогласии и осудили папу Вигилия. На место Репарата в К-поле был избран его диак. Примасий (Примос), к-рый, однако, не был принят жителями К. Его поставление на кафедру было проведено с применением военной силы. Опасаясь в таких условиях покинуть город, в 553 г. еп. Примасий отправил на V Вселенский Собор в К-поль делегацию епископов во главе с Секстилианом Тунисским, к-рая утвердила имп. декрет и соборное постановление против «Трех Глав». После того как с решениями Собора согласился папа Вигилий, появилась возможность примирения с ним Церкви К. Тем не менее оппозиция V Вселенскому Собору в Африке оставалась довольно сильной. Власти были вынуждены применить репрессии к несогласным. В это время был сослан в Египет еп. Виктор Туннунский, один из видных защитников «Трех Глав» и церковный писатель. Др. противником осуждения «Трех Глав» стал диак. Либерат из К., написавший «Краткую историю несториан и евтихиан» (Liberatus Carthaginensis. Breviarium de causae Nestorianorum et Eutychianorum // ACO. T. 2. Vol. 5. P. 98-148). В результате давления властей большая часть Церкви в К. и в африкан. провинциях была приведена к принятию решений V Вселенского Собора.

О дальнейших событиях периода епископства в К. Примасия, а затем и его преемника Публиана сведений почти нет. О еп. Доминике (кон. VI в.) известно благодаря тому, что он находился в переписке с папой свт. Григорием I Великим, который активно участвовал в делах Церкви К., пытаясь влиять на епископов и гос. чиновников. Первостепенной задачей Римской Церкви было управление своими земельными владениями в Африке, однако она вмешивалась и в другие вопросы, в т. ч. в борьбу с возродившимся донатизмом. В 594 г. еп. Доминик созвал Собор в К., на к-ром вновь обсуждались методы противодействия этому движению. Папский представитель в Нумидии нотарий Иларий действовал против донатистов также и от имени еп. Доминика. Тем не менее очень трудно оценить состояние церковных отношений Рима и К. в этот период и степень авторитетности Папского престола для К. Неизвестно случаев апелляций клира Церкви К. в Рим.

После перехода Африки под визант. власть имп. Юстиниан стремился восстановить систему управления, бывшую до вандалов. В К. была учреждена должность префекта Африки, которому отошли полномочия комитов Африки, а также восстановлены прежние провинции. В 90-х гг. VI в., при имп. Маврикии, был учрежден Карфагенский Экзархат. Из экзархов известны Ираклий Старший, отец имп. Ираклия, занимавший эту должность в нач. VII в. и возглавивший борьбу против имп. Фоки (602-610), а также Георгий (до 642) и Григорий (646-647), при котором произошло 1-е столкновение карфагенян с арабами.

В 1-й пол. VII в. численность населения и территория К. увеличились, т. к. множество беженцев устремилось туда из вост. провинций Византии, спасаясь от нашествия персов и арабов. Среди них в К. впервые появились монофизиты. В связи с этим имп. Ираклий вынужден был предписать префекту Африки принять жесткие меры против проповедников монофизитства, особенно монахов, вплоть до изгнания их из города (Simon. 1985). Репрессии против монофизитов были прекращены в 641 г., вскоре после издания «Эктезиса» имп. Ираклия и принятия в К-поле монофелитства. Инициатива имп. Ираклия не имела успеха в К. Однако отказ большинства клира и паствы следовать новому учению не вызвал и репрессий со стороны имп. власти, хотя епископ К. Виктор выступал против монофелитства столь же яростно, как и св. папа Мартин I, низложенный и пострадавший за свое вероисповедание. В 40-х гг. VII в. К. стал местом стечения всех недовольных имп. религ. политикой. Здесь оказался и прп. Максим Исповедник, а через нек-рое время низложенный патриарх Пирр К-польский. В 645 г. в К. состоялся диспут между прп. Максимом и Пирром, на к-ром Максим одержал победу, а Пирр признал его правоту и формально объявил о своем отказе от заблуждений монофелитства. В 646 г. Собор в К. осудил монофелитство, о чем вновь избранный еп. Виктор известил папу Теодора I. Послание еп. Виктора написано по-гречески, что говорит о значительном преобладании грекоязычного духовенства в Церкви К. в этот период. Авторитет К-поля со времен имп. Юстиниана сказался и в принятии в К. ряда визант. церковных обычаев и обрядов. В Карфагенском календаре (VI-VII вв.) отражено влияние к-польской литургической практики, в т. ч. особое почитание апостолов Андрея, Луки и Тимофея, мощи которых хранились в К-поле.

В VII в. также появляется тенденция изменения юрисдикции Церкви К. Ранее К. несомненно входил в сферу влияния Рима, хотя папы непосредственно не вмешивались в его церковные дела. Тем не менее, ведя постоянную переписку с К., Рим считал себя вправе давать епископам К. указания, особенно в догматических вопросах и в борьбе с ересями. Последним из пап, кто продолжил исполнять эту функцию, был свт. Григорий I Великий (590-604). Епископы К. со своей стороны извещали Рим о событиях в Африке и о постановлениях местных Соборов, как это сделал последний раз еп. Виктор в 646 г. Однако уже в некоторых визант. нотициях (списках епархий), отражающих ситуацию VII-VIII вв., Церковь К. упоминается как митрополия в составе Александрийского Патриархата. Невозможно точно определить, к какому времени относится переход К. в юрисдикцию Александрии. Возможно, это произошло по инициативе имп. Ираклия еще в период гражданской войны в Византии 608-610 гг., когда Ираклиды начали борьбу за власть против имп. Фоки (602-610), опираясь на К., и захватили сначала Египет, а затем К-поль.

С 641 г. светская власть в К. находилась в руках визант. экзарха Григория. Религ. споры стали одной из причин его отказа подчиняться ослабевшему политически К-полю, что дало возможность православным чувствовать себя в безопасности. В 646 г. Григорий был провозглашен императором в К. и начал готовиться к борьбе против визант. имп. Константа II. Однако ок. 647 г. арабы под командованием Абдаллаха ибн Саада напали на карфагенскую Африку, Григорий потерпел поражение и был убит под Суфетулой. Арабы, получив выкуп, вернулись в Египет. Власть в К. узурпировал некий Геннадий. В 50-60-х гг. VII в. значение К. в Византии возросло, поскольку имп. Констант решил перенести столицу из К-поля на запад; его резиденция неск. лет находилась в Сиракузах и снабжалась из К. При дворе Константа обсуждался даже проект перенесения резиденции в К. После убийства Константа в 668 г. его преемники в К-поле, осажденные арабами, почти потеряли интерес к зап. владениям.

Средние века и Новое время

В кон. VII в., с укреплением в Исламском халифате династии Омейядов, арабы возобновили наступление в Африке. В 670 г. ими была основана опорная крепость Кайруан, а под контролем К. остались лишь прилегающая к городу небольшая территория и порты на побережье. В 80-х гг. VII в. византийцам и их союзникам берберам удалось одержать ряд побед и вытеснить арабов из карфагенской Африки, но в 695 г. арабы организовали большую экспедицию под командованием Хасана ибн ан-Нумана и захватили К. Имп. Леонтий снарядил флот, который вскоре вернул город и прилегающую область под власть Византии. Но после победы над берберами арабы вновь бросили основные силы против ромеев и окончательно овладели К. в 698 г.

В VIII в. центром мусульм. администрации в Африке стал соседний с К. Тунис. Здесь развивались экономика и торговля, в то время как К. постепенно приходил в упадок. По свидетельствам араб. историков, в XI в. К. представлял собой комплекс деревень, довольно богатых благодаря близости к Тунису. В 1160 г. 1-й халиф династии Альмохадов Абд аль-Мумин разорил и уничтожил К. На этих землях поселилось араб. племя бану-зияд, занимавшее лишь малую часть древнего города.

Вместе с К., видимо, погибла и церковная митрополия. О ней ничего не известно с кон. XI в. За весь предыдущий период с VIII в. есть только отрывочные сведения. Известно, что в 807 г. К. посетило посольство франк. имп. Карла Великого, направлявшееся в Багдад ко двору халифа Харуна ар-Рашида. Во главе посольства стоял иудей Исаак, к-рый получил от эмира Ибрахима ибн Аглаба в дар для имп. Карла мощи святых Киприана, Сперата и Пантелеимона, прежде хранившиеся в К. Сказания европ. авторов о перенесении этих мощей во Францию не дают сведений о положении христиан в К. Ок. сер. IX в. Африку посетил диак. Георгий, монах палестинской лавры св. Саввы Освященного. По указанию настоятеля Давида он прибыл для раздачи милостыни африкан. христианам. Впосл. он переехал в Кордову (Испания), где принял мученическую кончину от мусульман (см. ст. Георгий, Аврелий, Феликс, Наталия и Лилиоза). Сохранилась краткая заметка диак. Георгия о путешествии, включенная в «Памятную книгу святых» сщмч. Евлогия Толедского (Eulogius Toletanus. Memorialis Sanctorum. 10 // PL. 115. Col. 777-792). Поездка диак. Георгия может указывать на связи, которые Церковь К. в это время еще сохраняла с Церквами Ближ. Востока. В кон. X в. Церковь К. пыталась укрепить отношения с Римом. Известно, что в 990 г. в Рим прибыл Иаков, кандидат на утверждение на кафедре К., т. к. в это время во всей Африке не нашлось 3 епископов для его канонического рукоположения. Папа Иоанн XV похвалил чистоту веры Иакова и рукоположил его во архиепископа К. Из переписки папы Льва IX известно, что в 1053 г. в Африке еще оставалось 5 епископских кафедр во главе с К. (Leo IX, papa. Ep. 83 // PL. 143. Col. 728-731). В одном из посланий папа подтвердил особые права и первенство К. в Африке. Церковь К. в XI в. была еще способна поддерживать в своей среде довольно высокий уровень образования, на что указывает судьба ученого-медика Константина Африканского, выходца из К., поселившегося в Италии ок. 1069 г. и занимавшегося переводами медицинских трактатов с арабского на латынь. Последним папой, который поддерживал контакты с К., был Григорий VII. Сохранились 5 его посланий по африкан. делам, написанных между 1073 и 1076 гг., в т. ч. архиеп. Кириаку и правителю Сев. Африки Аназиру (ан-Насиру) из династии Хаммадидов (Greg. VII, papa. Ep. I 22-23; III 19-21 // PL. 148. Col. 305-308, 449-452). Письма Григория VII показывают, что обстановка в Африке ухудшилась. Из 5 епархий осталось только 2, в т. ч. К., поэтому папа задумывался об учреждении новых, но этим планам не суждено было сбыться. После 1076 г. сведения о кафедре К. теряются. Папская «Liber censuum» 1192 г. рассматривает К. как кафедру в юрисдикции Римско-католической Церкви и наделяет занимающего ее иерарха титулом примаса Африки. Однако скорее всего кафедра К. была уже лишь титулярной. Тем не менее присутствие христиан в Африке отмечается еще в течение неск. столетий. Ибн Хальдун в кон. XIV в. свидетельствовал о наличии в регионе отдельных деревень, населенных христианами, которые платили подати харадж и джизью. Это могли быть и местные христиане, и переселенцы из Египта или Сирии.

Становление католической иерархии

В XII в. во мн. городах Сев. Африки, в т. ч. в Тунисе, появились общины католиков. В 1135-1160 гг. ряд городов на побережье Сев. Африки был захвачен сицилийскими норманнами, к-рые пытались утвердить здесь власть Римско-католической Церкви. Все их усилия были вскоре перечеркнуты завоеваниями Альмохадов. В 1270 г., во время 8-го крестового похода, войско франц. кор. Людовика IX Святого высадилось в Тунисе и захватило крепость К. Король вскоре скончался, по преданию на холме Бирса, в историческом центре древнего К. Его преемникам Филиппу IV Красивому и Карлу Анжуйскому удалось заключить с мусульманами выгодный мирный договор. Территория К. отходила христианам, к-рым также была обещана свобода исповедания во всех городах тунисского эмирата (позднее султаната) Хафсидов. В К. образовалась сильная миссионерская колония из представителей монашеских орденов мерцедариев и тринитаристов, занимавшихся благотворительностью и выкупом пленных христиан, а также францисканцев и доминиканцев, пытавшихся проповедовать среди местного населения. Положение христиан в К. и Тунисе оставалось стабильным до 1534 г., когда Тунис впервые подвергся нападению турок-османов. Султан Туниса Мулай Хасан обратился за помощью к кор. Испании Карлу I (имп. Римско-Германской империи Карл V), который в 1535 г. выгнал турок и восстановил его на престоле. В Тунисе остался испан. гарнизон, что фактически ставило Хафсидский султанат в зависимость от Испании. Все это расширяло возможности для проповеди католич. миссионеров. Даже после окончательного захвата Туниса турками в 1574 г. католической миссии продолжали действовать и даже были усилены по решению папской Конгрегации пропаганды веры в 1622 г., когда к ним присоединились представители орденов капуцинов, августинцев, лазаритов и иезуитов. Их роль была тем более значима, что беи Туниса, с 1591 г. лишь формально признавшие власть Османской империи, постоянно проводили пиратские экспедиции против Италии и Испании, доставляя множество пленных христиан.

Интерьер собора св. Людовика в Карфагене, Тунис. 1884–1890 гг.
Интерьер собора св. Людовика в Карфагене, Тунис. 1884–1890 гг.

Интерьер собора св. Людовика в Карфагене, Тунис. 1884–1890 гг.
В Новое время К. окончательно превратился в развалины. К нач. XIX в. он представлял собой небольшую деревню в пригороде Туниса, в к-рой проживали ок. 10 семей фаллахов, обрабатывавших окрестные земли. В 1830 г. французские войска оккупировали Алжир и бей Туниса Хусейн признал себя вассалом Франции. В 1841 г. он подарил Франции холм Бирса, где вскоре была возведена часовня во имя Людовика IX Святого. С 1843 г. существовал апостольский викариат в Тунисе. В 1879 г. цистерцианцы основали на Бирсе мон-рь, при котором открыли коллеж св. Людовика, в дальнейшем действовавший в рамках «Сахаро-Суданской миссии», учрежденной кард. Шарлем Лавижери. К этому времени католич. Церковь уже имела на территории Африки еп-ство в Алжире. В 1881 г. Тунис стал протекторатом Франции. В 1884-1890 гг., после перемещения католич. архиепископской резиденции из Алжира в К., на месте, где, по преданию, в 1270 г. умер франц. кор. Людовик IX, был построен собор св. Людовика. В XIX в. постепенно шло возрождение городской жизни К. Здесь находились загородные резиденции представителей бейского правительства, а затем французских колониальных властей. В 1919 г. было создано муниципальное образование К. во главе с муниципальным президентом (мэром). На его территории выстроили офиц. резиденции последний бей Туниса Мухаммад аль-Амин (1943-1957) и 1-й президент Хабиб Бургиба (1957-1987). В период независимости Туниса К. стал правительственным пригородом столицы, где кроме резиденций располагаются иностранные посольства, различные учреждения, а также проводятся международные фестивали (музыкальные, театральные). По распоряжению президента Зина аль-Абдина бен Али в 2003 г. в К. была возведена мечеть Эль-Абидин, которая наряду с собором св. Людовика является наиболее монументальным религ. строением города. В 2004 г. население района составляло ок. 16 тыс. чел.

Католич. кафедра К. в 1884 г. из титулярной была преобразована в архидиоцез, к-рый охватил всю территорию Туниса и Алжира. В 1964 г. архиеп-ство К. было преобразовано в территориальную прелатуру Туниса, в 1995 г.- в диоцез Туниса, в 2010 г.- в архидиоцез. При этом название К. не входит в титулатуру католич. прелатов Туниса. Титул архиепископа К. в Римско-католической Церкви присваивается иногда лишь как почетное звание.

Правосл. епархия К. была восстановлена в 1931 г. по инициативе патриарха Александрийского Мелетия II (см. Карфагенская митрополия).

Статус епископов К. в Церкви Сев. Африки.

До легализации Церкви в IV в. право первенства основывалось на личном авторитете занимавших кафедру иерархов. Таким авторитетом пользовались епископы Агриппин, Донат и сщмч. Киприан, к-рые созывали Соборы в К. в III в. Однако с началом донатистского раскола репутация как офиц. епископов К., так и их оппонентов оказалась под сомнением. В связи с этим Собор против Цецилиана созывал Секунд Нумидийский. В IV в., в период формирования системы митрополий в Африке, сложилась традиция передачи прав митрополита наиболее авторитетному иерарху, как правило старейшему по рукоположению. Епископ К. был единственным, кто получал сан митрополита в силу статуса своей кафедры, но его митрополия (территория прямой юрисдикции) охватывала лишь зап. часть Проконсульской Африки. Собор 397 г. определил первенство епископа К. лишь по чести, без права юрисдикции за пределами своей провинции, и отказал ему в титуле первосвященника или главы епископов (princeps sacerdotum, в греч. версии - экзарх). Титулами епископа К. стали «примас», «епископ первенствующего престола/кафедры» (primas, episcopus primae sedis/cathedrae). Тем не менее в восприятии Церквей проч. диоцезов империи именно епископ К. был первенствующим и митрополитом (экзархом) всего диоцеза Африки. Епископ К. представлял Африку на Соборах IV в. (Никейском, Сардикийском, Ариминском). Однако в IV - нач. V в. даже епископ Рима имел больше канонических оснований вмешиваться в дела всех африкан. Церквей, пользуясь предоставленным ему Сардикийским Собором правом рассматривать апелляции со всей христ. ойкумены. Против этой практики выступил Собор в К. 418 г. (прав. 17). Вандальское правление, гонения, а также долгие периоды, когда кафедра К. пустовала в V-VI вв., подорвали обоснованность притязаний К. на первенство в Африке. Церковь К. в это время нередко окормлялась митрополитами Бизацены. В 535 г., после восстановления рим. (визант.) правления, возник конфликт между еп. К. Репаратом и примасом Бизацены Либератом, вызванный стремлением имп. Юстиниана и папы Агапита укрепить авторитет кафедры К. Папа Агапит признал с этого времени архиепископа К. митрополитом всей Африки, но столкнулся с сопротивлением провинциального епископата, позднее так и не преодоленным. В кон. VI в. представитель папы Григория I Иларий посещал разные епархии по всей Африке, сопровождаемый представителем архиепископа К. Доминика, к-рый т. о. демонстрировал юрисдикцию над Африкой. Тем самым была заложена основа для превращения К. в некий автономный Экзархат, в подчинении к-рого находились бы провинциальные митрополиты. Но дальнейшего развития эта тенденция не получила. В VII в. кафедра К. была подчинена Александрийскому Патриархату, хотя и сохраняла формальные права на юрисдикцию над рим. Африкой. В XI в., несмотря на сильную деградацию церковных структур К. в средние века, известен конфликт между архиеп. К. Фомой и епископом г. Гумми в бывш. Бизацене из-за юрисдикции К. над этой кафедрой. Рим в этом вопросе следовал принципам визант. периода, согласно к-рым архиепископ К. являлся главой Североафриканской Церкви, «великим митрополитом» (maximus metropolitanus; Leo IX, papa. Ep. 83 // PL. 163. Col. 730).

Д. В. Зайцев

Археология

История исследований

Изучение К. началось в 1-й пол. XIX в., в обстановке соперничества Великобритании и Франции за колонизацию арабо-турецкого Магриба и вывоз его древностей. Первоначально исследованиями занимались чиновники колониальной администрации, дипломаты, миссионеры, с 1833 г.- офицеры высадившихся в Сев. Африке франц. войск (в т. ч. археолог-любитель Л. А. Бербрюггер). В 1837 г. было образовано франц. Об-во исследований и раскопок древнего К., а в 50-х гг. XIX в. Ш. Э. Бёле, археолог классической античности из парижской Имперской б-ки, получил от бея Мухаммада разрешение вести в К. раскопки. В 1856-1859 гг. на средства МИД Великобритании в К. работал миссионер Н. Дейвис. Он открыл мозаичные панно рим. эпохи, вывез их в Британский музей и опубликовал в 1861 г. отчет о своих работах. К. интересовались исследователи и антикварии и др. стран. Так, еще в 1833 г. консул Дании в Магрибе К. Т. Фальбе составил точную карту античного К., к-рая сохраняет значение до наст. времени. После его раскопок в Королевский музей Копенгагена было отправлено 700 предметов. В 1874 и 1876 гг. переводчик Ж. Б. Э. Прико де Сент-Мари провел раскопки, обнаружил тысячи финик. погребальных стел (т. н. стелы де Сент-Мари) и предугадал открытие расположенного рядом сакрального участка, т. н. тофета. К сожалению, огромная часть стел погибла. За экспонатами для музеев Лондона и Парижа в К. присылали экспедиции, но не все находки достигали Европы: в 1874 г. Французская академия надписей вывезла из К. более 2 тыс. стел с финик. текстами, античные статуи и археологические находки, но корабль погиб, и только в 1995-1998 гг. подводные археологи смогли обнаружить и поднять часть фрагментов. Проф. Ж. Спиро отправил в Лозанну 19 стел и издал в 1895 г. 1-е исследование вотивных надписей К.

Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. Нач. ХХ в.
Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. Нач. ХХ в.

Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. Нач. ХХ в.
Серьезное влияние на развитие археологии К. оказала Римско-католическая Церковь. Ш. Лавижери (в 1867-1892 архиепископ Алжира), который вел активную миссионерскую деятельность на Востоке, в 1875-1877 гг. купил почти весь «акрополь» К. (9 га) и начал раскопки, стремясь найти остатки древней церкви. Архиеп. Ш. Лавижери и его сотрудники обращали внимание только на христ. и рим. древности (особенно надписи) и при этом финик. слои уничтожали. В опубликованный в 1888 г. свод раннехрист. храмов Сев. Африки были включены сведения об открытых в К. церквах.

Увлеченным археологом был руководитель миссии в К. свящ. А. Делаттр, стараниями которого создан Национальный музей К. В 80-х гг. XIX в. он открыл и изучил кладбище иудеев и ранних христиан к северу от города (совр. Гаммарт) и некрополь к северо-востоку (Маппалия), где надеялся обнаружить останки сщмч. Киприана Карфагенского. Он начал исследования выдающегося памятника христ. археологии базилики Дамус-эль-Карита с ее кладбищем, собрал тысячи экземпляров архитектурных фрагментов и эпиграфического материала, в т. ч. христ. периода. В 1883 г. им были открыты базилика Майорум к северо-западу, за городской стеной (в 1906 здесь прошли раскопки), и базилика св. Моники. Работая на холме Бирса, он обнаружил прекрасно оформленную погребальную камеру (ипогей) V в. по Р. Х. Cвящ. А. Делаттр хотя и стремился к научной фиксации, но не имел специальной подготовки, а его сотрудники работали без фиксации, сам он пренебрегал памятниками финик. и римского периода, его публикация надписей небрежна, описания и обмеры неточны. Мн. памятники были оставлены неисследованными, и их изучали уже во 2-й пол. ХХ в.

Для истории религии большое значение имело открытие в 1921 г. археологами-любителями (местными работниками почты) каменных стел некрополя финикийского периода в древнем портовом районе (тофет). В 1925 г. британская миссия провела здесь масштабные раскопки, прерванные в 1927 г. из-за болезни руководившего ими Ф. У. Келси (труды миссии опубл. лишь в 90-х гг. XX в.). В 1934-1936 гг. работы продолжил на более низком методическом уровне свящ. Г. Г. Лапейр, собравший в основном эпиграфический материал. В 1947 г. П. Синтас открыл на тофете маленькое подземное помещение, вызвавшее много споров и трактованное как хранилище приношений (т. н. капелла Синтаса). По фрагментам керамики оно было датировано VIII в. до Р. Х. В 1976 и 1979 гг. работы проводили сотрудники Американских школ исследований Востока (ASOR) и Л. Стейджер.

После обретения независимости Тунисом (1956) в сев. части К. были построены дворец президента и офиц. здания; древняя империя К. воспринималась теперь как важное звено национальной идентификации. Возникшая опасность застройки городища в связи с быстрым ростом столицы вызвала необходимость в специальном проекте спасения древностей, который инициировал директор музея К. А. Эннабли. Эти работы ведутся постоянно с 1972 г., когда Тунис позволил организовать масштабные спасательные раскопки на средства международных организаций, прежде всего ЮНЕСКО («Кампания спасения Карфагена»; «Save Carthage Campaign»). В проекте участвуют Болгария, Великобритания, Германия, Дания, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, США, Тунис, Франция, Швеция. Экспедиции изучили малоизвестные финикийские слои; установили более точную и надежную хронологию христ. памятников; открыли новые объекты, связанные с развитием христ. и иудейской художественной традиции. Координирует проект Национальный ин-т искусства и археологии Туниса; в ЮНЕСКО материалы были собраны в центре документации (CEDAC), хранившем архив с микрофильмами отчетов всех участников и до 2002 г. издававшем научный ж. «CEDAC Carthage Bulletin». Важную работу по каталогизации памятников христ. эпиграфики, известных с XIX - нач. XX в., предприняла тунисский археолог Л. Эннабли. Большинство из этих давно открытых фрагментов оказались утраченными, другие были обнаружены вмонтированными в кладки стен музейных участков, и лишь немногие сохранились (791 - от нескольких тысяч, к-рые свящ. А. Делаттр насчитал при раскопках базилики Майорум; 403 - из базилики св. Моники). В основном это простые надгробные надписи или благочестивые пожелания («Pascentea in pacem vixi(t) annis LX», «Dynamius fidelis in pace» и т. п.).

Основные памятники

Остатки древнего К. расположены на значительной площади и образуют отдельные участки (археологические парки). Над ними высятся собор св. Людовика и Национальный музей К. (в здании бывш. мон-ря) с огромной коллекцией пунических надгробий, стеклянных изделий, рим. мозаик и скульптур, керамики, монет и др. предметов.

В К. выделяют 3 историко-археологических яруса: пунический (финикийский), римский и раннехристианский. Последний в свою очередь подразделен на 3 стадии (византийскую, вандальскую и поствандальскую).

Собор св. Людовика. 1884–1890 гг.
Собор св. Людовика. 1884–1890 гг.

Собор св. Людовика. 1884–1890 гг.
Финик. К. был одним из крупнейших городов Средиземноморья в эпоху эллинизма (наряду с Римом, Александрией и Антиохией). Он был неприступен с моря. Согласно письменным источникам, в черте города в прибрежной зоне были 2 большие искусственные гавани для военного (с доками на 220 кораблей) и торгового флотов (сохранились остатки круглой по форме военной гавани с доком на острове в центре и прямоугольной торговой). Их охраняла огромная башня на перешейке, окруженная стеной. Периметр городских стен достигал 37 км, высота - 12 м. В центральной части города, на холме Бирса (от финик. «оплот, крепость»), стояла высокая цитадель, акрополь финик. К., где находился храм Эшмуна. Остальной город делился на 4 одинаковых жилых района. В К. также были огромное кладбище, культовые места, рынки.

Развалины финикийского квартала на холме Биреа в Карфагене, Тунис
Развалины финикийского квартала на холме Биреа в Карфагене, Тунис

Развалины финикийского квартала на холме Биреа в Карфагене, Тунис
Город финик. периода сохранился плохо, т. к. после захвата римлянами его здания целенаправленно разрушались, а остатки повреждались позднее при строительной деятельности. Рим. инженеры, срезав вершину холма Бирса, убрали ок. 100 тыс. куб. м земли. Под рим. застройкой Бирсы С. Лансель открыл остатки большого здания, руины домов и лавок; их стены сохранились на высоту до 2,3 м, а выше намеренно разобраны. Этот квартал позднефиник. К. (1-я четв. II в. до Р. Х.) имеет типичную для эпохи эллинизма планировку: улица служит «торговой галереей» с лавками по сторонам; под каждым домом размещена водосборная цистерна; длинный коридор справа от каждого владения ведет во внутренний двор; имеются водостоки и мозаичные мощения «пунического типа» на характерном красноватом растворе. Жилые блоки разделены сетью широких (ок. 6 м) прямых улиц, проезжая часть к-рых не имеет мощения; подъем на склон холма оформлен ступенями. Все это свидетельствует о наличии централизованного городского планирования. Археология показывает сильное влияние на культуру К. общефиник., греч. и егип. традиций, заметное в скульптуре (надгробия, саркофаги и могильные стелы), торевтике (бронзовые сосуды, монеты), прикладном искусстве (маски из стекла) и др.

В прибрежной зоне рядом с участками гаваней сохранились тофет и некрополь для захоронения младенцев, особенно важные для изучения верований и обычаев финикийцев. Главными божествами К. была пара Ваал-Хаммон («хозяин пламени») и Танит (Тиннит, отождествляется с Астартой); из К. ежегодно отправлялось посольство в метрополию (Тир Финикийский) для принесения жертв в храме Мелькарта. С культом этих божеств связывают и тофет, и его некрополь. Здесь находятся ряды погребальных урн с обугленными останками младенцев и животных, каменные надгробные стелы с надписями, выражающими просьбы к божествам, к-рыми сопровождались обряды сожжения, небольшое подземное сооружение из камня. Общее число оставленных на тофете погребальных урн Стейджер определил в 20 тыс. Время существования кладбища - ок. 200 лет, а всего комплекса - ок. 600 лет; его площадь - ок. 6 тыс. кв. м. С этим памятником в научной традиции часто связывают упоминания древних авторов о принесении карфагенянами в жертву детей. Так, по свидетельству Диодора Сицилийского (кон. I в. до Р. Х.), в 310 г., во время осады города, в искупительную жертву Ваалу-Хаммону принесли 200 детей из знатных семейств. Однако совр. исследования позволяют считать некрополь местом погребения мертворожденных младенцев или детей, не достигших возраста, допускавшего хоронить их на общем кладбище. Группа антрополога Дж. Х. Шварца из Питтсбургского ун-та, изучив 540 погребений из 348 урн, определила, что не менее 20% детей умерли до рождения или в первые часы (дни) после него, а остальные - в возрасте от месяца до неск. лет. Лишь в редчайших случаях обнаружены захоронения детей до 5-6 лет (с этого возраста их можно было хоронить на общем кладбище неподалеку). Во мн. урнах оказались разрозненные кости неск. индивидов, что также указывает на большую вероятность кремации умерших, чем принесенных в жертву. В то же время эта интерпретация не снимает общего вопроса о традиции человеческих жертвоприношений в К.

Надгробная стела из тофета
Надгробная стела из тофета

Надгробная стела из тофета
Древнейшие следы рим. поселения в К. (ок. 50 г. до Р. Х.) - мозаики, открытые в ходе раскопок в Хаммам-Лиф близ Туниса. В эпоху ранней Римской империи (I-II вв.) на холме Бирса были построены форум, храмы классического ордера и др. общественные здания. Свободное население К. собиралось в цирке (60 тыс. мест), театре, амфитеатре и термах, имело в своем распоряжении огромный акведук, цистерны, частные виллы. Наиболее хорошо сохранившийся объект рим. К.- регулярно спланированный археологический парк терм имп. Антонина Пия (138-161) площадью более 4 га. Входная пальмовая аллея делит парк на 2 части: слева, в древних подземных цистернах, собраны фрагменты статуй и мозаик, показаны остатки домов с мозаичной декорацией, бассейны, христ. надгробный ораторий; справа - руины огромных терм (145-165), самого грандиозного сооружения К., от к-рого сохранились лишь мозаики полов и технические подвальные помещения для нагрева воды.

Бывш. рим. жилой квартал, основанный на месте пунического некрополя III-II вв. до Р. Х., образует археологический парк рим. вилл на вост. склоне холма Одеон. Его наиболее представительное здание - «дом птичника», названный так по найденной здесь мозаике с изображением птиц (III в.; частично восстановлен в 1960). На холме расположены остатки одеона III в., наиболее значительного из всех известных в рим. период сооружений для поэтических состязаний, разгромленного вандалами и в визант. период разобранного.

Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. 2011 г.
Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. 2011 г.

Руины базилики Дамус-эль-Карита. Фотография. 2011 г.
У подножия холма - большой рим. театр (II в.), который неоднократно разрушали и восстанавливали; его сцена почти не сохранилась; среди руин - огромные колонны диаметром 1,5 м, обломки мраморных плит, полуразрушенные мраморные статуи; в мозаичный пол вмонтированы кусочки яшмы, халцедона, хлоритовых сланцев и др. пород, собранных со всего Средиземноморья.

Воду в К. с Атласских гор доставлял гигантский акведук из блоков известняка. Его длина 132 км; это наиболее протяженный акведук из всех, известных в античном мире. Высота постройки в местах пересечения больших долин превышает 20 м. Вода (в год до 32 млн л, т. е. 370 л/сек.), наполнявшая огромные цистерны (1-я группа у пригорода Марса, 25 емкостей; 2-я у пригорода Мальга, 40 емкостей), разбиралась горожанами. Акведук использовался почти 2 тыс. лет со времен пунийского К. Он дважды перестраивался римлянами (в 136 г. и в нач. III в.), в 20-х гг. V в. был разрушен, а затем восстановлен вандалами, в 534 г. ремонтировался византийцами, в 698 г.- арабами и в XVI в.- турками.

План базилики Майорум
План базилики Майорум

План базилики Майорум
Из памятников раннехристианской эпохи особое значение имеет Дамус-эль-Карита (испорченное лат. Domus caritatis - Дом милосердия) - крупнейшая в Сев. Африке 9-нефная базилика, в к-рой было более 100 колонн. Ее длина 65 м, ширина 45 м, пролет центрального нефа 13 м; ориентирована с севера на юг. К базилике с востока примыкает полукруглый атриум. В ее апсиде, вероятно, находился 4-колонный темплон. Большой некрополь содержал ок. 6 тыс. погребений (оценка свящ. А. Делаттра), в т. ч. могилы священнослужителей, и тысячи надписей. Тела покойных стремились уберечь от тления, бережно укладывая на слой извести; надгробные тексты полны эсхатологического содержания, уверенности в скором наступлении Страшного Суда и спасении; на саркофагах встречаются изображения на евангельские сюжеты («Добрый Пастырь», «Умножение хлебов» и др.).

Еще одно крупное сооружение - 7-нефная базилика Майорум (IV в.; 61´ 45 м, ширина главного нефа 16 м). В середине главного нефа находилась маленькая, украшенная мозаикой часовня (3,6´ 3,7 м), тесно окруженная погребениями. В 3 богатых саркофагах оказались погребение ребенка и останки женщины, завернутые в расшитую золотом ткань. В одной из надписей (всего учтено более 7 тыс. фрагментов) упоминались имена мц. Фелицитаты, а также Сатура и Ревоката, сподвижников мц. Перпетуи (казнены в К. в 203), в др. надписи - Перпетуи и Сатурнина; назывались также профессии погребенных (бестиарий, медик и др.). Сотни тел неподалеку от базилики лежали не в отдельных могилах, а в общем рву, заполненном костями слоем в 30 см (предположение свящ. А. Делаттра, что это останки убитых в 317 донатистов, вряд ли достоверно).

Третье важнейшее сооружение - найденные на прибрежном плато и изученные свящ. А. Делаттром руины базилики св. Моники. Она представляла собой 7-нефный 3-апсидный храм длиной 60 м с маленькой центральной апсидой; с ее вост. стороны был сооружен огромный атриум (длина 35 м, ширина 55 м). Уже к 1920 г. на этом месте было собрано ок. 10 тыс. фрагментов надписей.

В 20-х гг. XX в. были открыты, а в посл. трети ХХ в. полностью исследованы кладбищенская базилика внутри огромного христ. квартала к западу от портового района (Бир-эль-Книсия) и еще одна базилика, на холме над резиденцией президента Туниса, к которой с юга примыкал баптистерий с большой купелью (в IV в. гексагональной, а в визант. период круглой). Базилика внутри городских стен, поднятая надо всем городом, должна была иметь особый статус.

На сев. окраине К., в прекрасном месте с видом на залив, с XIX в. исследователи отмечали группу построек, среди к-рых выделялся т. н. Круглый монумент. В ходе работ ХХ в., особенно в рамках проекта ЮНЕСКО, были установлены его хронология и предназначение. Это большое купольное здание, образованное 2 круглыми концентрическими структурами, по размерам и типу близкое к главным святыням эпохи имп. Константина Великого (1-я пол. IV в.; ротонда храма Гроба Господня в Иерусалиме). К западу от него открыто еще одно сооружение, в форме трифолия. Комплекс интерпретируется как мартирий, построенный во 2-й пол. IV в., обновленный при имп. Феодосии I (379-395) и заброшенный при вандалах, после 439 г. Этот священный христ. участок пережил возрождение при византийцах с 533 г., его полы были покрыты мозаикой (наиболее поздняя из них, «Птицы», датируется нач. VII в.). Затем последовал новый упадок и превращение участка в бедное кладбище.

В V в., возможно в ходе внутрицерковной борьбы, мн. храмы пострадали или были заброшены. Параллельно в период после 411 г. в К. было построено много мелких «приходских» храмов, к-рые к концу эпохи вандалов, видимо, уже не управлялись из единого церковного центра; многие из них стали разбирать на стройматериалы. В нач. VII в. они были разрушены окончательно. Только одна церковь (т. н. Базилика у супермаркета) была восстановлена в сер. VI в., с приходом византийцев. Она известна по раскопкам тунисских археологов (Л. Эннабли в 1969-1971); юж. пристройку изучала экспедиция Мичиганского ун-та. Это 5-нефная базилика (42´ 15 м) с апсидами на обоих концах и с амвоном посередине северного нефа, типичная для византийского мира. Юж. пристройка и базилика связывались помещением баптистерия. Полы главного и боковых нефов покрыты мозаикой. Базилика стояла на месте меньшего храма кон. IV в., разрушенного в V в. В пристройке изучены сохранные уровни VII в.: над верхним (5-м по счету) полом лежит еще слой ок. 695 г., но затем функционирование церкви прекращается, хотя здание использовали вплоть до эпохи Фатимидов (нач. X в.).

Нек-рое влияние в позднеантичном К. еще сохраняли язычники. Так, в 407 г. был издан эдикт об уничтожении в Африке «процветающих языческих храмов». Богатые усадьбы этого времени следуют обычной рим. традиции (в т. ч. в мозаиках), но с эпохи вандалов она быстро уходит в прошлое. Церковная жизнь в К. под властью вандалов не прекратилась, но о строительстве в это время нет надежных данных. С наступлением византийского периода начался новый подъем строительства. При имп. Юстиниане некоторые храмы расширили вдвое (Дамус-эль-Карита только в сер. VI в. достиг своего максимального размера), но расцвет не был продолжительным. До кон. VI в. во множестве создавались мозаики. Так, в семейной усыпальнице, открытой в 1951 г. Н. Дювалем, мозаика изображает птиц, рыб и 2 павлинов по сторонам сосуда для причастия и точно датирована монетами 587-588 гг.; в ее эпитафии есть латинская формула «fidelis in pace» и упоминание некоего «пятого района». Т. о., в это время церковная жизнь, а также деление К. на церковные районы с архидиаконами во главе сохранялись. В VII в. процветали только усадьбы, а город приходил в упадок; церковная и городская жизнь постепенно угасали после вторжения мусульман, но сохранялись еще в VIII в.

Л. А. Беляев

Известные епископы К.

Агриппин (20-е гг. III в.), Донат († 248), сщмч. Киприан (249-258), Фортунат (251; новацианин), Максим (251/2; новацианин), Фелициссим (251/2; новацианин), Карпофор, Лукиан, Кир, Мензурий (до 303-311), Цецилиан (311 - после 325), свт. Грат (до 343 - после 349), свт. Реститут (упом. в 359), свт. Генефлий (391/2), свт. Аврелий (391/2 - между 427 и 430), Майорин (311-312; донатист), Донат (312-355, изгнан из К. в 348), Пармениан (355-391; донатист), Примиан (391-393, 394 - ок. 400; донатист), Максимиан (393-394; донатист), свт. Капреол (427/30-437), свт. Кводвультдеус (437-439), кафедра вакантна (439-454), свт. Деограций (454-458), кафедра вакантна (458-481), свт. Евгений (481-496, изгнан, † 505), кафедра вакантна (496-523), Бонифаций (523-535), Репарат (535-551/2, низложен, † 561), Примасий (Примос; с 551/2), Публиан (565-589), Доминик (ок. 594-601), Виктор (с 635), Стефан (VII в.), Иаков (с 990), Фома (упом. в 1053), Кириак (до 1073 - после 1076).

Лит.: Morcelli S. A. Africa christiana. Brixiae, 1816-1817. 3 vol.; Falbe C. T. Recherches sur l'emplacement de Carthage. P., 1833; Кутепов Н. П., прот. Раскол донатистов. Каз., 1884; Toulotte A. Géographie de l'Afrique chrétienne. Rennes, 1892-1894. 4 vol.; Diehl Ch. L'Afrique byzantine: Histoire de la domination byzantine en Afrique (533-709). P., 1896; Audollent A. Carthage Romaine: 146 avant Jésus Christ - 698 après Jésus Christ. P., 1901; Monceaux P. Histoire littéraire de l'Afrique chrétienne depuis les origines jusqu'à l'invasion arabe. P., 1905. T. 3; idem. S. Cyprien, évêque de Carthage (210-258). P., 1914; Duchesne L. Histoire ancienne de l'église. P., 1906-1925. 4 vol.; Friebel O. Fulgentius, der Mythograph und Bischof. Padeborn, 1911; Mesnage P. L'Afrique chrétienne: Évêchés et ruines antiques. P., 1912; idem. La romanisation de l'Afrique, Tunisie, Algérie, Maroc. P., 1913; idem. Le Christianisme en l'Afrique. Alger; P., 1914. [Vol. 1]: Origines, développments, extension; 1915. [Vol. 2]: Déclin et extinction; Harnack A., von. Das Leben Cyprians von Pontius: Die erste christliche Biographie. Lpz., 1913; idem. Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten. Lpz., 1924 4. 2 Bde; Labriolle P., de. La crise montaniste. P., 1913; Saumagne Ch. Étude sur la propriété ecclésiastique à Carthage d'aprés les novelles 36 et 37 de Justinien // BZ. 1913. Bd. 22. S. 77-87; idem. La persécution de Déce en Afrique, d'aprés la correspondance de S. Cyprien // Byz. 1962. Bd. 32. S. 1-30; Delehaye H. Cyprien d'Antioche et Cyprien de Carthage // AnBoll. 1921. Vol. 39. P. 314-333; idem. Contributions récentes à l'hagiographie de Rome et d'Afrique // Ibid. 1936. Vol. 54. P. 265-316; Boutet J., abbé. S. Cyprien, évêque de Carthage et martyr (210-258). Avignon, 1923; Koch A. Cyprianische Untersuchungen. Bonn, 1925; Vannier O. Les circoncellions et leur rapports avec l'Église donatiste d'après le texte d'Optat // Revue Africaine. Alger, 1926. Vol. 67. P. 13-28; Buonaiuti E. Il christianessimo nell'Africa romana. Bari, 1928; Lapeyre G.-G. Carthage. P., 1930; idem. Fouilles récentes à Carthage // CRAI. 1935. Vol. 79. N 1. P. 81-89; Julien Ch.-A. Histoire de l'Afrique du Nord. P., 1931; Zeiller J. L'arianisme en Afrique avant l'invasion Vandale // RH. 1934. Vol. 173. N 3. P. 535-540; Lesourd P. Les Pères blancs du cardinal Lavigerie. P., 1935; Romanelli P. La riconquista africana di Giustiniano // Africa Romana. Mil., 1935. P. 123-140; Seston W. Sur les derniers temps du christianisme en Afrique // Mélanges d'Archéologie et d'Histoire de l'Ecole française de Rome. R., 1936. Vol. 53. P. 101-124; Devreesse R. L'Église d'Afrique durant l'occupation byzantine // Ibid. 1940. Vol. 57. P. 143-166; Lepper J. M., de. De rebus gestis Bonifatii comitis Africae et magistri militum. Breda, 1941; Marçais G. La Berbérie au IX siècle d'après El Ya'Qoubi // Revue Africaine. 1941. Vol. 85. P. 40-61; idem. La Berbérie musulmane et l'Orient au moyen Âge. P., 1946; Pellegrin A. Histoire de la Tunisie. Tunis, 1941 2; Courtois Ch. Grégoire VII et l'Afrique du Nord // RH. 1945. Vol. 195. P. 97-122, 193-226; idem. Bibliographie de l'histoire de l'Afrique du Nord des origines à la fin du Moyen Âge. Alger, 1947; Cintas P. Un sanctuaire pré-carthaginois sur la grève de Salammbo // Revue tunisienne. Ser. 3. P., 1948. N 1. P. 1-31; idem. Manuel d'archéologie punique. P., 1970-1976. Vol. 1-2; Lapeyre G.-G., Pellegrin A. Carthage latine et chrétienne. P., 1950; Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV-V вв. М., 1961; Grasmück E. L. Coercitio: Staat und Kirche im Donatistenstreit. Bonn, 1964; Foucher L. Un sanctuaire néo Punique à Menzel Harb // Africa. Tunis, 1966. Vol. 1. P. 119-130; Ennabli L. Les inscriptions funéraires chrétiennes de Carthage. R., 1975-1991. 3 vol.; eadem. Inscriptions chrétiennes de Carthage // Africa. 1985. Vol. 9. P. 217-250; eadem. Results of the International Save Carthage Campaign: The Christian Monuments // World Archaeology. L., 1987. Vol. 18. N 3. P. 291-311; eadem. Carthage: Une métropole chrétienne du IVe siècle à la fin du VIIe siècle. P., 1997; Excavations at Carthage Conducted by the University of Michigan. Tunis etc., 1976-1982. 7 t. (далее: ECUM); Frend W. H. C. The Early Christian Church in Carthage // ECUM, 1976. Tunis; Ann Arbor, 1977. T. 3. P. 21-40; Ferchiou N. Trois types de monuments funeraires situes dans l'ancien territoire de Carthage Punique // Africa. 1978. Vol. 5/6. P. 190-214; Byrsa / Ed. S. Lancel. R., 1979-1985. 3 vol.; Ellis S. P. The Ecclesiastical Complex: Stratigraphic Report, 1977 // ECUM, 1977. New Delhi, 1980. T. 5. P. 7-123; Каптерева Т. П. Искусство стран Магриба: Древний мир. М., 1980; Saxer V. Morts, martyrs, reliques en Afrique chrétienne aux premiers siècles. P., 1980; Pringle D. The Defence of Byzantine Africa. Oxf., 1981; Cameron A. Byzantine Africa: the Literature Evidence // ECUM, 1978. Ann Arbor, 1982. T. 7. P. 1-51; Stager L. E. Carthage: A View from the Tophet // Phönizen im Westen. Mainz, 1982. S. 155-166; idem. Le tophet et le port commercial // Pour sauver Carthage: Exploration et conservation de la cité punique, romaine et byzantine. P., 1992. P. 73-78; Wells C. M. Recent Excavations at Carthage: A Review Article // AJA. 1982. Vol. 86. N 2. P. 293-296; Fulford M. G., Peacock D. P. S. Excavations at Carthage: The British Mission. Oxf., 1984. Vol. 1: The Avenue du President Habih Bourguiba, Salammbo. Pt. 2; Lancel S. La renaissance de la Carthage punique: Réflexions sur quelques enseignements de la campagne internationale patronnée par L'UNESCO // CRAI. 1985. Vol. 124. N 4. P. 727-751; Simon E. Carthage in the VIIth Cent.: An Expanding Population? // Cahier des Etudes Anciennes. Québec, 1985. Vol. 17. P. 31-42; Циркин Ю. Б. Карфаген и его культура. М., 1986; Carthage: A Mosaic of Ancient Tunisia / Ed. A. B. A. Ben Khader, D. Soren. N. Y.; L., 1987; Delmaire R. La date de l'ambassade d'Alexander à Carthage et l'élection de l'évêque Eugenius // REAug. 1987. T. 33. N 1. P. 85-89; Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. B., 1987-1989. 2 t.; The Circus and a Byzantine Cemetery at Carthage / Ed. J. H. Humphrey. Ann Arbor, 1988. Vol. 1; Bénichou-Safar H. Les stèles dites de «Sainte-Marie» à Carthage // Punic Wars / Ed. H. Devijver, E. Lipiński. Louvain, 1989. P. 353-364; idem. Le tophet de Salammbо à Carthage: Essai de reconstitution. R., 2004; Duval N. e. a. Chronique d'Antiquité tardive et de Christianisme ancien et médiéval // REA. 1990. Vol. 92. P. 347-398; Humphrey J. H. Le cirque de Carthage et un cimetière byzantin avoisinant: Un résumé des principaux résultats // CEDAC Carthage Bull. Tunis, 1990. Vol. 11. P. 23-29; Soren D., Ben Khader A. B. A., Slim H. Carthage: Uncovering the Mysteries and Splendors of Ancient Tunisia. N. Y., 1990; Dictionnaire de la civilisation phénicienne et punique / Ed. E. Lipiński. P., 1992; Pour sauver Carthage: Exploration et Conservation de la cité Punique, Romaine et Byzantine / Ed. A. Ennabli. P., 1992; Матвеев В. В. Средневековая Cев. Африка. М., 1993; Beschaouch A. La légende de Carthage. P., 1993; Cameron A. M. The Byzantine Reconquest of North Africa and the Impact of Greek Culture // Graeco-Arabica. Athènes, 1993. Vol. 5. P. 153-165; Duval N. Cartagine // Enciclopedia dell'arte medievale. R., 1993. Vol. 4. P. 328-334; idem. La basilique de Bir el Knissia à Carthage: une fouille du Père Delattre redécouverte et réétudiée // Antiquité Tardive. P., 1995. T. 3. P. 283-302; Fantar M. H. Carthage: Approche d'une civilisation. Tunis, 1993. 2 vol.; idem. Carthage: The Punic City. Tunis, 1998; Ennabli A., Rebourg A. Carthage: The Archaeological Site. Tunis, 1994; Hurst H. R., Fulford M. Excavations at Carthage: The British Mission. Oxf., 1994. 2 vol.; Hallier G. Le monument circulaire du plateau de l'Odéon à Carthage: précisions sur la conception et la géométrie d'un parti original // Antiquités africaines. P., 1995. T. 31. P. 201-230; Lancel S. Questions sur le tophet de Carthage // La Tunisie, carrefour du monde antique. [Dijon, 1995]. P. 40-47; idem. Carthage. Tunis, 1999; Кулаковский Ю. А. История Византии. СПб., 1996. 3 т.; Ennabli A. The Museum of Carthage: A Living History Lesson // Museum International. P., 1998. Vol. 50. N 2. P. 23-32; idem. North Africa's Roman Art: Its Future // World Heritage Review. Madrid, 2000. N 16. P. 18-29; Stevens S. T., Kalinowski A. V., Van der Leest H. The Early Christian Pilgrimage Complex at Bir Ftouha, Carthage: Interim Report // JRArch. 1998. Vol. 11. P. 371-383; Slim H., Fauqué N. La Tunisie antique: De Hannibal à S. Augustin. P., 2001; L'Afrique vandale et byzantine. Turnhout, 2002. Pt. 1. (Antiquité Tardive; 10); Raven S. Rome in Africa. L., 2002 3; Laporte J.-P. Les Pricot de Sainte-Marie, père et fils, et l'exploration géographique et archéologique de la Tunisie et de Carthage // L'Afrique du nord antique et médiévale: mémoire, identité et imaginaire. Rouen, 2002. P. 207-273; Docter R., Chelbi F., Telmini B. Carthage bir Massouda: Prelim. Rep. on the First Bilateral Excavations of Ghent Univ. and the Inst. National du Patrimoine (2002-2003) // Bull. Antieke Beschaving. Leiden, 2003. Vol. 78. P. 43-70; iidem. Carthage bir Massouda: Second Prelim. Rep. on the Bilateral Excavations of Ghent Univ. and the Inst. National du Patrimoine (2003-2004) // Ibid. 2006. Vol. 81. P. 37-89; Mendleson C. Catalogue of Punic Stelae in the British Museum. L., 2003; Docter R. Published Settlement Contexts of Punic Carthage // Carthage Studies. Gent, 2007. Vol. 1. P. 37-76; Van den Reeck A. Christelijke Architectuur in Tunisië van de Late Outheid tot en met de Byzantinijese Periode: Diss. [Gent], 2009; Freed J., Stevens S., Garrison M. A Cemetery of Vandalic Date at Carthage. Portsmooth (Rhode Island), 2009; Gutron C. L'archéologie en Tunisie (XIX-XX siècles): Jeux généalogiques sur l'Antiquité. P., 2010; Freed J. Bringing Carthage Home: the Excavations of Nathan Davis, 1856-1859. Oxf., 2011; Lobell J. A. Child Burials - Carthage, Tunisia // Archaeology. N. Y., 2011. Vol. 64. N 1. P. 29-35; Miles R. Carthage Must Be Destroyed: The Rise and Fall of an Ancient Civilization. L., 2011.
Л. А. Беляев, Д. В. Зайцев
Ключевые слова:
Города и поселения римские Города византийские Карфаген, древний город на североафриканском побережье Средиземного моря Страноведение. Тунис История. Тунис
См.также:
ДЖЕМИЛА [Джамила], поселение на северо-востоке Алжира (вилайя Сетиф)
ДИНОГЕЦИЯ древнее поселение и крепость в составе укрепленной границы (лимеса) Римской империи на нижнем Дунае
ИРАКЛИЯ ПОНТИЙСКАЯ [Гераклея; Понтираклия], античный греч., визант. и совр. тур. город в Сев. Анатолии, на юго-зап. побережье Чёрного м., митрополия К-польской Православной Церкви
ИРАКЛИЯ ФРАКИЙСКАЯ [Гераклея; тур. Мармара-Эреглиси], город на сев. берегу Мраморного м. (Пропонтиды), центр митрополии К-польской Православной Церкви
КАПЕР КОРАОН греч. название ранневизант. города
КАРАК город в Иордании, в средние века крупный христ. центр
КАРФАГЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ (Североафриканская Церковь), иногда используемое наименование одной из древнейших христ. Церквей
КЕСАРИЯ КАППАДОКИЙСКАЯ город в Каппадокии в М. Азии, в античности и средние века 1-я по рангу митрополия Константинопольской Православной Церкви