Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГОРИЦКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 12, С. 113-118 опубликовано: 16 мая 2011г.


ГОРИЦКИЙ В ЧЕСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Гори́цкий в честь Воскресения Господня женский монастырь (Вологодской и Великоустюжской епархии), находится в Кирилловском р-не Вологодской обл. Основан не ранее кон. XIV и не позднее 40-х гг. XV в. на левом берегу р. Шексны, у подножия горы Мауры («на Горах»), в Белозерском княжестве. Впервые Г. м. упоминается в жалованной грамоте (1435-1447) верейско-белозерского кн. Михаила Андреевича игум. Кириллова Белозерского мон-ря Трифону на пожню Сосновка, тоню Сосновская и рыбные ловли между владениями Никитского и Горицкого мон-рей (АСЭИ. Т. 2. № 78. С. 49). Исследователи XIX-XX вв. ошибочно считали, что обитель основана в 1544 г. кнг. Евфросинией Андреевной Старицкой (урожд. Хованской), вдовой кн. Андрея Иоанновича Старицкого, младшего сына вел. кн. Иоанна III Васильевича.

Горицкий в честь Воскресения Господня мон-рь. Фотография. 2005 г.
Горицкий в честь Воскресения Господня мон-рь. Фотография. 2005 г.

Горицкий в честь Воскресения Господня мон-рь. Фотография. 2005 г.

Грамотой царя Михаила Феодоровича игум. Кириллова мон-ря Антонию от 18 июля 1638 г. предписывалось оказывать «покровительство» Г. м. Этот документ подтвержден указной грамотой от 29 дек. 1691 г. архим. Геласию. По штатам 1764 г. Г. м. причислен к 3-му классу. Указом имп. Павла I в 1799 г. мон-рь перешел из ведомства Вологодской епархии в Новгородскую (ранее из Белозерского у. в Кирилловский у. Новгородской губ.). С XVI в. мон-рь был особножительным, с 1812 г.- общежительным.

К 1565 г. в Г. м. подвизались игумения, 70 стариц, священник и диакон; в 1623/24 г.- игумения, 35 монахинь; в 1-й пол. 50-х гг. XVII в.- игумения, 68 сестер; в 1710 г.- 79 насельниц (игумения, казначея, 7 монахинь, 10 «крылошанок», 18 послушниц, 5 монахинь-пономарей, 37 инокинь), 16 монахинь без жалованья, 3 подначальные, 2 белицы и 13 келейниц; в 1764 г.- игумения, казначея, 69 монахинь, 2 священника, диакон, 2 пономаря; в 1850 г.- 286 чел., в т. ч. игумения, 4 схимонахини, 54 монахини, 52 рясофорные и 4 указные послушницы; в 1863 г.- 500 чел., в т. ч. игумения, 3 схимонахини, 48 монахинь, 114 указных послушниц; в 1903 г.- 709 чел., в т. ч. игумения, 107 монахинь, 213 послушниц.

Сведения о материальном обеспечении Г. м. в XV-XVI вв. скудны и отрывочны. Очевидно, с основания мон-рь владел небольшими угодьями, пожалованными, вероятно, князьями Белозерскими. В 1568 г. в связи со ссылкой в мон-рь Евфросинии (в иночестве Евдокии) Старицкой Г. м. пожалована отписанная у Кириллова Белозерского мон-ря дер. Кнутово. В 1586 г. царь Феодор Иоаннович дал Г. м. почти полностью запустевшие с. Никольское с деревнями, в 1601 г. царь Борис Феодорович - сельцо Маурино, однако уже в 1606 г. оно было возвращено прежним владельцам - кирилловским старцам. Судя по документам, настоятельницы Г. м. не предпринимали усилий для получения сел и деревень с целью извлечения доходов на общемонастырские нужды. Насельницы (представительницы знатных фамилий) не только располагали достаточными для существования доходами, но и делали вклады в обитель вещами и, вероятно, деньгами, выделяли милостыню малоимущим старицам. Акты, писцовые и переписные книги XVII-XVIII вв. также фиксируют отсутствие у мон-ря населенных земель, за исключением подмонастырской слободы. До 1642 г. проживавшие в ней бобыли платили в мон-рь по 10 алтын в год. Позднее оброк заменили хозяйственными работами. В 1658 г. плата за пользование монастырской землей была введена только для вновь поселившихся бобылей - по 16 алтын 4 деньги с человека в год. По офицерской описи 1764 г., в слободе числилось 60 мужчин, доходы с к-рых мон-рем не собирались.

С XVI в. известно о ружном жалованье мон-рю. В грамоте от 5 марта 1604 г. указывалось, что до этого времени царская руга поступала в Г. м. в виде хлеба на Рождество, денег на Благовещение. В XVII в. руга выдавалась полностью к Рождеству, иногда только деньгами. Так, за 1624 г. монахини и священники получили из белозерской таможни 132 р. В 1661 г. годовая руга составила: игумении 3 р., 20 четей ржи, 15 четей овса, 3 пуда соли; старицам по 167 алтын 4 деньги, по 5 четей ржи и овса и по пуду соли. В 1710 г. из таможенных доходов 79 монахиням выплачивалось по 7 р. 1 алтыну, игумении - 11 р. 11 алтын. В том же году 70 монахиням дополнительно было выдано по 2 р. 25 алтын. Не позднее XVII в. мон-рю были пожалованы доходы за перевоз через р. Шексну. По данным на 1764 г., игумении полагалось 5 р. в год, сестрам - по 1 р. 40 к.; фактически же выплачивалось всем, включая игумению, по 1 р. 40 к.; всего 107 р. в год из доходов Белозерской провинциальной канцелярии. Сверх того, из канцелярии поступало на ладан и вино 27 р. 2 священника получали 12 р. 65 к., диакон - 4 р. 20 к., 2 пономаря жалованье не получали, а вместо хлебной руги бесплатно пользовались 18 четв. пахотной земли. С 1764 г. мон-рь получал содержание, положенное обителям 3-го класса.

В XIX - нач. XX в. доходы мон-ря состояли из штатной суммы: в кон. XIX в.- 243 р. 45 к., в нач. XX в.- 337 р. 43 к. Сумма неокладных доходов изменялась: в 1850 г.- 1234 р. серебром, в 1862 г.- 5560 р., в 1903 г.- 19 864 р. Капитал мон-ря в кредитных учреждениях, заключавшийся в ценных бумагах, составлял: в 1850 г.- 34 625 р., в 1862 г.- 71 890 р., в 1903 г.- 205 940 р. В нач. XX в. мон-рь владел землей: под строениями - 4-5 дес., пахотной - 64 дес. 383 саженями, сенокосной - 89 дес. 508 саженями, под лесом - 110 дес. 657 саженями.

А. В. Маштафаров

Со 2-й пол. XVI в. Г. м. стал местом ссылки и пострига именитых особ; ок. 40 княжеских, боярских и дворянских фамилий связаны с историей мон-ря. Здесь проживала инокиня Евдокия (кнг. Евфросиния Андреевна Старицкая), принявшая постриг 5 авг. 1563 г. на Афанасьевском подворье Кириллова мон-ря в Москве. В 1568-1569 гг. весь род Старицких, в т. ч. инокиня Евдокия, попал в царскую опалу. Согласно Пискаревскому летописцу XVII в., 11 окт. 1570 г. царь Иоанн Грозный «велел ее уморити в судне, в ызбе в дыму» (ПСРЛ. Т. 34. С. 195). Инокиня Евдокия была погребена в московском в честь Вознесения Господня мон-ре, на надгробии указана дата смерти - 30 окт. (см.: Гиршберг В. П. Мат-лы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмосковья XIV-XVII вв. // НЭ. 1960. Вып. 1. С. 60). В «Синодике опальных» Иоанна Грозного сказано, что вместе с княгиней-инокиней погибло «12 человек и с старицами, которые с нею были». По версии, изложенной в Синодике Кириллова Белозерского мон-ря (XVI в.), инокиня Евдокия (Старицкая) была утоплена в Шексне вместе с инокинями Марией и Александрой (РНБ ОР. Q. IV. № 2, 15).

Смоленская икона Божией Матери. Сер. - 2-я пол. XVI в. (КБМЗ)
Смоленская икона Божией Матери. Сер. - 2-я пол. XVI в. (КБМЗ)

Смоленская икона Божией Матери. Сер. - 2-я пол. XVI в. (КБМЗ)

Среди игумений Г. м. под 1586 г. упоминается 4-я супруга царя Иоанна Грозного Дария (Колтовская). В Г. м. пребывали в ссылке 2-я супруга царевича Иоанна Иоанновича Пелагея Михайловна Соловая (упом. в 1586-1598), последняя супруга Иоанна Грозного Мария Феодоровна Нагая (упом. в 1591), дочь царя Бориса Годунова царевна Ксения, принявшая постриг с именем Ольга (упом. в 1606). В 1601 г. в Г. м. находилась в ссылке кнг. Марфа Никитична Черкасская (урожд. Романова) с племянником-отроком буд. царем Михаилом Феодоровичем Романовым.

В Г. м. также проживали княгини И. И. Мстиславская (упом. в 1587), Е. Мосальская (упом. в 1619), А. Хилкова (1684-1685), мать царевича Касимовского Василия Ярославича царица Касимовская Фатьма Салтансейтовна (в 1658 освобождена), неск. сестер из рода Черкасских, в т. ч. дочь кн. Якова Куденетовича Черкасского мон. Досифея († 12 июня 1689). Помимо вкладов после старицы Досифеи в мон-ре остался синодик, включавший весь род князей Черкасских с указанием даты кончины каждого. По указу от 29 мая 1728 г. в Г. м. была сослана и пострижена с именем Варсонофия свояченица кн. А. Д. Меншикова В. М. Арсеньева. По указу имп. Елизаветы Петровны от 19 дек. 1741 г. инокиня Варсонофия (Арсеньева) была освобождена и отправлена в Москву. В XIX в. в Г. м. проживали дочь губернатора г. Костромы схим. Александра (Шипова Александра Алексеевна) и сестра губернатора г. Курска инокиня Ангелина (Кожухова Александра Степановна), к-рая вела аскетическую жизнь: не топила келью, не имела теплой одежды, носила медные параман на цепи, пояс и крест, поверх них надевала власяницу. Спала на узкой скамье с деревянным возглавием и рогожей, постилась весь год, за исключением Пасхи и дней от Рождества Христова до Богоявления.

Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.
Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.

Церковь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.

Пришедший в запустение к кон. XVIII в. Г. м. был возрожден трудами настоятельницы (1810-1855) игум. Маврикии (Ходневой), к-рая ввела в мон-ре общежительный устав. В 1858 г. игум. Маврикия приняла схиму с именем Мария, после кончины 18 июля 1861 г. была погребена в Троицком соборе Г. м. Ближайшей помощницей игум. Маврикии была мон. Феофания (Готовцова), в 1845 г. возглавившая с.-петербургский Новодевичий мон-рь. Вместе с ней в столичную обитель из Г. м. были переведены более 20 сестер, в т. ч. воспитанница гр. А. А. Орловой-Чесменской мон. Варсонофия (Крымова). В Г. м. приняла постриг мон. Мария (Хованская; в схиме Параскева; 1778 - 10 нояб. 1840), бывш. фрейлина имп. Марии Феодоровны, супруги Павла I. По воспоминаниям прп. Пимена (Мясникова), мон. Мария отличалась кротостью и нестяжательностью, в келье не имела ничего лишнего. Денежные переводы от родственников отдавала в полное распоряжение игум. Маврикии, даже не интересуясь размером вклада. Особо почитались в Г. м. схимонахини Маврикия (Шулепникова; Ɨ 1855), Асенефа (Меньшуткина; Ɨ 1877), монахини блж. Асенефа (Клементьева; Ɨ 1892), Анна (Караулова; Ɨ 1893). Постриженицы Г. м. были настоятельницами неск. жен. мон-рей, в т. ч. мон. Леонтия (Коврова) - Леушинской обители. Сестер Г. м. окормляли архим. Кириллова Новоезерского мон-ря прп. Феофан (Соколов), архим. Новоезерского и Кириллова Белозерского мон-рей прп. Иаков (Поспелов). В нач. XX в. Г. м. почти ежегодно посещал и делал денежные вклады св. прав. Иоанн Кронштадтский.

К нач. XX в. в Троицком храме хранились частицы камня Гроба Господня, древа Креста Господня, мощей святителей Лазаря, еп. Кипрского, Григория Богослова, Ионы, Филиппа Московских, Германа Казанского, вмч. Пантелеимона, вмц. Варвары, мучеников Иоанна Воина, Христофора, преподобных Антония Великого, Ефрема Сирина, Антония, Феодосия, Пимена Киево-Печерских, Иоанна Многострадального, Никиты Переяславского, Феодосия Тотемского, блж. Прокопия Устюжского и др. В Воскресенском соборе хранилась плащаница, пожалованная в 1823 г. имп. Александром I. В ризнице находились пожалованное имп. Марией Феодоровной в 1823 г. Евангелие (1809), обложенное малиновым бархатом, в серебряном позолоченном окладе, напрестольный серебряный крест с частицами мощей, подаренные имп. Елизаветой Алексеевной серебряные потир, дискос, звездица, лжица и др. Местонахождение этих святынь и предметов к 2006 г. неизвестно.

Интерьер ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.
Интерьер ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.

Интерьер ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.

Иконы Г. м. были «замечательны по своему древнему происхождению и богатому убранству», многие являлись вкладами царей и князей, в т. ч. Старицких. Часть икон была украшена золотыми и серебряными окладами, жемчугом, яхонтом, финифтью. К 2006 г. сохранились иконы XVI в., среди них - Богородичные: «Владимирская», «Взыграние Младенца», «Покров Пресв. Богородицы» (ЧерМО), «Смоленская» «Неопалимая Купина» (КБМЗ), а также свт. Николая Чудотворца, вмч. Мины (ЧерМО), вмц. Екатерины с деяниями (КБМЗ), свт. Леонтия Ростовского (ГРМ). Местонахождение др. икон из Г. м. неизвестно.

В Г. м. существовала золотошвейная мастерская, организованная еще инокиней Евдокией (Старицкой). Под ее рук. изготавливались произведения высочайшего мастерства. Известно ок. 30 предметов художественного шитья, внесенных вкладами в Троице-Сергиев, Иосифов Волоколамский и Кириллов Белозерский мон-ри. Часть их изготовлена в Г. м. К 2006 г. произведения хранятся в ГЭ, ГИМ, ГРМ, КБМЗ, СПГИАХМЗ, НГОМЗ. Шедевром древнерус. искусства считается плащаница 1561 г. из Успенского собора Московского Кремля, выполненная в мастерской Старицких. В 1812 г. она была вывезена из Москвы франц. войсками, но близ Смоленска отбита рус. казаками; ныне находится в кафедральном соборе г. Смоленска. В КБМЗ также хранятся выносная пелена «Спас Великий Архиерей», покровец «Распятие» и 6 фрагментов, сохранившихся на более поздних изделиях.

Собрание Г. м., согласно отписной книге 1661 г., насчитывало 98 печатных и рукописных книг, в т. ч. сочинения прп. Ефрема Сирина, Исаака Сирина, аввы Дорофея, прп. Иоанна Лествичника. По описи 1935 г., в Кириллов Белозерский музей поступило книжное собрание Г. м. в составе 235 печатных книг XVIII-XIX вв. и 36 рукописей. К 2006 г. большая часть б-ки находится в КБМЗ, остальная - в РНБ и ВГИАХМЗ.

После 1918 г. мон-рь был обращен в сельскохозяйственную артель, в ней проживало ок. 350 чел. По рассказам местных жителей, в период Гражданской войны ок. 50 престарелых монахинь посадили на баржу и утопили в Белом оз. В 1929 г. артель закрыли, постройки передали колхозу «Колос», школе крестьянской молодежи, музею. Нек-рые насельницы трудились в колхозе, жили в деревнях или в г. Кириллове, часто селились вместе по неск. человек. В 30-х гг. большинство из них были репрессированы. Последняя игум. Зосима (Рыбакова) в 1921 г. была арестована, осуждена «за укрытие имущества монастыря от описи при ликвидации последнего» (Архив УФСБ Вологодской обл. Д. № П-5114. Л. 188), освобождена, в 1933 г. арестована вторично, затем отпущена. Вместе с неск. сестрами игум. Зосима поселилась на окраине г. Белозерска (ул. Луначарского, д. № 14), где 24 сент. 1937 г. была арестована и 14 окт. расстреляна в белозерской тюрьме. В окт. 1937 г. по «делу Белозерских монахинь» в Левашовской пустоши под Ленинградом было расстреляно ок. 100 сестер, мон. Сергия (Семёновская?) и инокиня Марина несли в миру подвиг юродства, блж. послушница Калерия Ивановна Калинина (1880-1945) скончалась в белозерской тюрьме после допросов.

В годы Великой Отечественной войны в зданиях Г. м. находился дом инвалидов, в Троицком соборе размещался клуб. С 70-х гг. храмы и постройки Г. м. находились в ведении КБМЗ. К 90-м гг. помимо храмов сохранились каменные гостиница, клементиевский и казенный корпуса, кельи, надкладезная часовня, деревянные корпуса, хлебная палата с кельями, погреба, часть каменной ограды с 2 угловыми башнями и св. вратами.

В 1990 г. находящийся вне Г. м. Введенский храм (бывш. подмонастырской слободы) был передан местной правосл. общине как приходский; 20 июля 1994 г. в нем отслужили первую литургию. Решением Свящ. Синода от 6 окт. 1999 г. Г. м. был возобновлен, настоятельницей назначена мон. Евфалия (Лебедева). Богослужения временно совершались во Введенском храме. Восстановлены 2-этажный клементиевский келейный корпус и 2-этажный больничный корпус, в к-ром в 2003 г. освящена домовая ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы. К апр. 2006 г. построена деревянная звонница, восстановлены часть ограды и св. врата, заведено хозяйство.

Е. Р. Стрельникова

Архитектурные памятники

Собор в честь Воскресения Господня (слева) и храм во имя Св. Троицы. Фотография. 2005 г.
Собор в честь Воскресения Господня (слева) и храм во имя Св. Троицы. Фотография. 2005 г.

Собор в честь Воскресения Господня (слева) и храм во имя Св. Троицы. Фотография. 2005 г.
До сер. XVI в. постройки Г. м. были деревянными. В 1544 г. иждивением кнг. Евфросинии на месте старой деревянной церкви был сооружен каменный собор в честь Воскресения Господня с приделом во имя прп. Кирилла Белозерского. Постройка выполнена местными мастерами в традициях зодчества Белозерья. Это 4-столпный 5-главый храм с 3 полукруглыми апсидами, на подклете, окруженный с 3 сторон пристройками. Подкупольное пространство собора сильно вытянуто с запада на восток за счет увеличения расстояния между зап. стеной и столпами, к-рые поддерживают повышенные подпружные арки и расчленяют пространство на плановые ячейки, перекрытые коробовыми сводами. Алтарная часть была отделена от наоса каменной преградой; в центральной апсиде располагался синтрон (не сохр.). Фасады расчленены лопатками на 3 прясла без соответствия расстановке столпов в интерьере; зап. прясла с боковых сторон значительно шире восточных. Верхняя часть четверика завершена закомарами (позакомарное покрытие утрачено). Храм декорирован широким орнаментальным поясом из керамических балясин и нишек, проходящим ниже закомар как по полю стены, так и по лопаткам. Существующие оконные проемы растесаны позднее; на юж. стене и на апсидах заметны следы заложенных первоначальных окон с арочными завершениями. В среднем прясле юж. стены располагался главный вход, украшенный порталом в виде перспективной ниши с 3 уступами. Барабан центральной главы украшен аркатурным пояском и орнаментальным поясом сверху. Согласно реконструкции, основанной на данных натурных исследований (Подъяпольский С. С.), первоначально собор помимо центральной главы имел главу над приделом во имя прп. Кирилла Белозерского, устроенным в юж. апсиде. Центральный барабан был установлен на постамент с 8 пологими кокошниками; основание барабана украшали 15 кокошников в форме 2-скатных щипцов. С. Б. Куликов предполагал наличие первоначальной деревянной 4-скатной кровли от основания постамента барабана до нижних частей закомар. Др. главы на барабанах, выполненные из железа, появились позднее.

Ок. 1544 г. с сев. стороны к собору был пристроен теплый храм в честь Смоленской иконы Божией Матери, прямоугольный в плане, на подклете, бесстолпный, перекрытый лотковым сводом с распалубками. Сев. фасад завершается необычными кокошниками, обведенными широкими арками (первоначально профилированными архивольтами), вынесенными от плоскости стены на 30 см. Под пятами кокошников помещен орнаментальный пояс. По реконструкции С. С. Подъяпольского, зап. стена завершалась такими же кокошниками, как и северная, вост. стена - 2 щипцами; храм увенчивала глава на барабане с 11 треугольными кокошниками в основании.

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.
Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.

Церковь в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2005 г.
В 40-х гг. XVI в. была сооружена трапезная Смоленской ц., закрывшая ее фасад и сев. и центральное прясла Вознесенского собора. Тогда же воздвигли «паперти малые», под к-рыми подразумевают сев. паперть при трапезной палате (Куликов). В 1611 г. на месте трапезной на средства инокини Марфы (царицы Марии Феодоровны Нагой) возведена пристройка с 2 приделами (во имя вмц. Екатерины и во имя св. царевича Димитрия), разделенными деревянной перегородкой между алтарями, а также шатровая колокольня в сев.-зап. части (согласно сведениям 1569, в мон-ре существовали ц. вмц. Екатерины и колокольня, местоположение к-рых неизвестно). Пристройка повторяла план и формы Смоленского храма, но вост. стена, прямая на уровне подклета, скруглена у каждого из 2 прясел. По мнению Подъяпольского, пристройка имела 2 главы. В 1658 г. с ее сев. стороны каменщиком И. Шабаном было построено крыльцо, увенчанное шатром, а также 2 крыльца с юж. стороны - в трапезную и в ц. Воскресения.

В кон. XVIII в. вместо колокольни (сохр. фрагменты) у приделов вмц. Екатерины и св. Димитрия в формах провинциального барокко была возведена над трапезной палатой др. колокольня. В 1-й пол. XIX в. с именем игум. Маврикии было связано строительство придела в честь Смоленской иконы Божией Матери на месте теплой Смоленской ц., каменного здания ризницы с юж. стороны собора, паперти с каменным крыльцом с сев. стороны. В кон. XIX в. в подклете Воскресенского собора существовал придел во имя прп. Кирилла Новоезерского. К 2006 г. Воскресенский храм находится в ведении КБМЗ.

Собор во имя Св. Троицы (1821) сооружен в стиле классицизма: прямоугольный в плане, с симметричными полуротондами с вост. (алтарь) и зап. (паперть) сторон. В интерьере 12 колонн поддерживают хоры, устроенные с 3 сторон храма, с приделами в честь Владимирской иконы Божией Матери (в юж. части хор) и во имя Всех святых (в сев.). Сев. и юж. фасады оформлены 4-колонными портиками с треугольными фронтонами, 2 ярусами окон, верхние из к-рых освещают хоры. Алтарная апсида и паперть, напоминающие парковые павильоны, украшены 4 парами сдвоенных колонн с оконными (с вост.) и дверными (с зап.) проемами между ними. Храм увенчан большим сферическим куполом на круглом в плане барабане с ложными окнами и утраченными ныне 10 колонками, поддерживавшими карниз; на куполе - малая сферическая главка и крест (не сохр.). К 2006 г. Троицкий храм находится в ведении КБМЗ.

Сестринский корпус. Фотография. 2005 г.
Сестринский корпус. Фотография. 2005 г.

Сестринский корпус. Фотография. 2005 г.
Домовая ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы (1831) была построена на средства мон. Марии (Хованской; в схиме Параскева) при больничном корпусе, встроенном в вост. ограду мон-ря. Прямоугольная в плане церковь имеет 2-й ярус, напоминающий хоры, с приделами во имя св. Иоанна Предтечи и во имя арх. Михаила (1851, иждивением мон. Калерии (Стриневской)); с запада выделяется большим полукружием (папертью). Вход в храм первоначально располагался с сев. стороны, через паперть (в наст. время - с запада); вход на хоры с внешней стороны в 1866 г. был заменен лестницей, ведущей из паперти. Церковь имела небольшой купол с главкой и железным крестом, 2-скатное покрытие (не сохр.).

Вне стен мон-ря, на берегу р. Шексны, существовала деревянная ц. в честь Введения во храм Пресв. Богородицы (построена в 1625, освящена в 1626), клетского типа, с 2-скатной кровлей, с папертью, с колокольней «о 2-х столпах». В 1812 г. на ее месте была возведена одноименная каменная церковь, первоначально имевшая кубический объем, увенчанный сферическим куполом с завершением, близким к завершению Троицкого собора, с большой полукруглой в плане апсидой, с трапезной с 2-скатной кровлей и 3-ярусной колокольней. К 2006 г. верхняя часть основного четверика утрачена, церковь и трапезная имеют единое 2-скатное покрытие. Вход в церковь через нижний ярус колокольни оформлен открытым 2-скатным крыльцом.

По данным 1661 г., в Г. м. находилось 32 деревянные кельи, его территория была окружена деревянным забором со св. вратами, выходящими к р. Шексне. В 1-й пол. XIX в. Г. м. был обнесен каменной, с башнями по углам оградой и встроенными в нее каменными корпусами. По описанию кон. XIX в., в мон-ре находились каменные, встроенные в ограду 4 двухэтажных и одноэтажный корпуса, гостиница; деревянные 7 двухэтажных и неск. одноэтажных корпусов. За оградой располагались конный и скотный дворы, хозяйственные постройки, а также часовни: каменная во имя св. Иоанна Предтечи (нач. ХХ в.), деревянная надкладезная Тихвинская (кон. XIX в.). Г. м. владел Фетиньинским скитом (в 12 верстах от мон-ря) с каменным храмом во имя свт. Николая Чудотворца и деревянными корпусами, Никулинским скитом (в 2 верстах) с домовой ц. во имя свт. Николая Чудотворца, Ворбозомским скитом с храмом в честь Благовещения Пресв. Богородицы (см. Зосимов Ворбозомский мон-рь).

Е. Э. Спрингс

Арх.: РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 89. Л. 1-28 [Офицерская опись 1764 г.]; Ф. 1107. Оп. 1; Ф. 1209. Оп. 1. № 12759. Л. 161 об.- 165 об. [Переписная книга Белозерского у. 1710 г.]; Ф. 1441. Оп. 1-3; КБМЗ ОПИ. Ф. 1. Оп. 1. Ед. хр. 133 [Послужные списки Г. м. за 1919 г.].
Ист.: ААЭ. Т. 3. № 104. С. 142-143; АИ. Т. 1. № 171. С. 326-328; № 217. С. 411-414; Т. 3. № 67. С. 60-63; АСЭИ. 1958. Т. 2. № 78. С. 49; Бабст И. К., Победоносцев К. П. Письма о путешествии наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма. М., 1864. С. 38-39; Шумаков С. А. Обзор грамот Коллегии экономии. Вып. 2: Тексты и обзор белозерских актов (1395-1758). М., 1900; Енин Г. П. Описание док-тов XIV-XVII вв. в копийных книгах Кирилло-Белозерского мон-ря, хранящихся в ОР РНБ. СПб., 1994; Отписная книга Воскресенского Горицкого девичьего мон-ря отписчиков Кириллова мон-ря черного попа Матвея и старца Герасима Новгородца игум. Марфе Товарищевых // Там же. С. 261-287; Синодик Воскресенского жен. Горицкого мон-ря. М., 2002; Ленинградский мартиролог: Кн. памяти жертв полит. репрессий, 1937-1938. СПб., 1995-2002. Т. 1-5.
Лит.: Краткое сказание о жизни блаж. памяти о. Феофана, Кирилло-Новоозерской пустыни священноархимандрита, с присовокуплением нравственно-духовных его поучений. М., 1853; Пимен (Мясников), архим. Воспоминания // ЧОИДР. 1876. Кн. 3. С. 3-72; Нарцизова А. Ф. Письма о путешествиях с о. Иоанном Кронштадтским на его родину и в др. места. СПб., 1894; Духовное торжество в Воскресенской обители // Новгородские ЕВ. 1895. № 13; Архим. Иаков (Поспелов) и его письма к игум. Арсении (Корчагиной). Серг. П., 1907; Иоанн (Калинин), мон. Воскресенский Горицкий девичий мон-рь Новгородской епархии и его подвижницы. Кириллов, 1914; Макаренко Н. Путевые заметки и наброски о рус. искусстве. СПб., 1914. Вып. 1: Белозерский край. С. 10-15; Неофит (Следников), еп. В дар Христу: Восп. о юрод. мон. Асенефе Клементьевой. Серг. П., 1917; Копанев А. И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. М.; Л., 1951. С. 150; Маясова Н. А. Мастерская худож. шитья князей Старицких // Сообщ. Загорского музея-заповедника. 1960. Вып. 3. С. 41-64; Бочаров Г., Выголов В. Вологда, Кириллов, Ферапонтово, Белозерск. М., 1969. С. 254-255; Хлебникова Н. А. Новооткрытые произведения мастерской лицевого шитья князей Старицких // ПКНО, 1980. Л., 1981. С. 443-455; Подъяпольский С. С. Собор Белозерского Горицкого мон-ря // Там же. 1989. С. 334-340; Сведения о Горицком мон-ре // Кириллов: Ист.-краевед. альм. Вологда, 1994. Вып. 1. С. 290-355; Рыбаков А. А. Вологодская икона: Центры худож. культуры земли Вологодской XIII-XVIII вв. М., 1995. № 40-45; Куликов С. Б. Нек-рые итоги исслед. истории возникновения и строительства соборного комплекса Воскресенского девичьего Горицкого мон-ря // Кириллов: Ист.-краевед. альм. Вологда, 1997. Вып. 2. С. 169-187; Стрельникова Е. Р. Новомученики и исповедники Белозерские: Мон-ри Кирилловского у. в XX в. // К Cвету: Альм. М., 1997. Вып. 15. С. 121-172; Животовский С. На Север с о. Иоанном Кронштадтским // Св. прав. Иоанн Кронштадтский в восп. самовидцев. М., 1998. С. 127-204; Виноградов В. М. Соц. состав Горицкого Воскресенского мон-ря 1855-1919 гг. // Ферапонтовский сб. М.; Ферапонтово, 1999. С. 152-156; Мельник А. Г. Икона Леонтия Ростовского из Воскресенского Горицкого мон-ря // Кириллов: Ист.-краевед. альм. Вологда, 2001. Вып. 4. С. 212-218; Пуцко В. Г. Икона из Воскресенского Горицкого мон-ря и северорус. иконографич. схемы Покрова XVI в. // Там же. С. 219-237; Снессорева С. И. Рус. странница Дарьюшка: Рассказ с ее слов. СПб., 1998; Игум. Феофания (Готовцова), основательница и настоятельница Воскресенского Новодевичьего мон-ря в С.-Петербурге. Серг. П.; СПб., 2001.
А. В. Маштафаров, Е. Р. Стрельникова
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Горицкий в честь Воскресения Господня женский монастырь Вологодской и Великоустюжской епархии Русской Православной Церкви Вологодская и Великоустюжская епархия Вологодской митрополии Русской Православной Церкви
См.также:
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
БЕЛОПЕСОЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Московской епархии
БОРОДИНСКИЙ ВО ИМЯ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Московской епархии
БРУСЕНСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ в г. Коломна (Московской епархии)
БРЯНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Брянской и Севской епархии
ВАРЛААМИЕВ ХУТЫНСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Новгородской и Старорусской епархии
ВЕЛИКОУСТЮЖСКИЙ ВО ИМЯ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Вел. Устюг Вологодской обл.
ВЛАДИМИРСКИЙ КНЯГИНИН В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Владимирской и Суздальской епархии