Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БРАТСКИЕ ШКОЛЫ
Т. 6, С. 194-198 опубликовано: 17 ноября 2009г.


БРАТСКИЕ ШКОЛЫ

на Украине и в Белоруссии, появились во 2-й пол. XVI в. вместе с организацией братств православных. Ранее на западнорус. землях существовали школы начального обучения - дьяковские, с учителем псаломщиком, а также школы при храмах и мон-рях, в к-рых учили чтению, письму, счету, церковному пению. 2-я пол. XVI в. является временем бурного развития протестант. и католич. школ на западнорус. землях (первые иезуитские коллегии появились в Вильно и Ярославе (Галичском) в 1570 и 1571), правосл. шляхтичи охотно отдавали детей в эти школы. Открытие Б. ш. было наиболее действенной мерой в противостоянии правосл. об-ва насаждению инославия, унии (см. Брестская уния) и полонизации правосл. шляхты. (Киевские братчики, сообщая царю Михаилу Феодоровичу об устроении братской школы, писали: «Училище отрочатом православним... языка славяноросскаго, еллиногреческаго и прочих... устроихом, да не от чуждого источника пиюще, смертоносна яда западныя схизмы упившеся и к мрачно-темным римляном уклонятся» (АЮЗР. Ч. 1. Т. 6. С. 573)).

Первые Б. ш. появились в 1585 г. при Львовском Успенском и Виленском Троицком братствах, именно эти 2 школы играли ведущую роль в братской образовательной системе до появления Киево-Могилянской коллегии (1632). Б. ш. были созданы также в Бресте (1591), Могилёве (1590-1592), при Рогатинском (1589), Городокском (1591), Перемышльском (1592), Комарнинском (1592), Бельском (1594), Люблинском (1594), Каменец-Подольском (90-е гг. XVI в.), Галичском (кон. XVI в.) братствах. На организацию этих братств и их школ оказывало непосредственное влияние Львовское братство, направлявшее учителей, снабжавшее книгами из собственной типографии.

В XVII в. число школ увеличилось: в 1609 г. существовала школа при Львовском Богоявленском братстве, в 1613 г. открылась школа при Минском Петропавловском 2-м братстве, в Киеве братская школа появилась в 1615 г., в Луцке - в 1619/20 г. В нач. XVII в. возникли Б. ш. в Замостье, Холме, Виннице, Немирове, Пинске. Школы с начальным обучением стали организовываться и при небольших сельских или местечковых братствах. Между братствами существовало тесное сотрудничество, в т. ч. в сфере образования. Так, поначалу Львовское братство посылало в Вильно учителей и книги, воспитанники виленского уч-ща (Сильвестр (Коссов), Исаия Козловский) преподавали во Львове; в 20-х гг. XVII в. мн. учителя уехали из Львова в Киев. Типичным явлением были временные учителя и ученики, не имевшие постоянного места преподавания или обучения.

Аллегория грамматики. Гравюра. «Грамматика словенска». Лаврентий Зизаний (Тустановский). Вильна, 1596 (РГБ)
Аллегория грамматики. Гравюра. «Грамматика словенска». Лаврентий Зизаний (Тустановский). Вильна, 1596 (РГБ)

Аллегория грамматики. Гравюра. «Грамматика словенска». Лаврентий Зизаний (Тустановский). Вильна, 1596 (РГБ)

Судьба Б. ш. на западнорус. землях была различна. На протяжении всего времени своего существования важнейшим центром духовного просвещения оставалась киевская школа, оказавшаяся в сер. XVII в. в составе России. Однако большинство Б. ш. потеряли свое значение, упадок братского просвещения начался в сер. XVII в., в кон. XVII - нач. XVIII в. мн. братства под давлением католиков и униатов закрылись или приняли унию. До кон. XVIII - нач. XIX в. продолжали существование братства в Бресте, Бельске, Вильно, Минске, Заблудове, Пинске, Слуцке, Мозыре и др. городах и местечках, но школы при братствах, по-видимому, закрылись или преподавание в них было низведено на уровень начального обучения грамоте.

Организация учебного процесса

В Б. ш. давалось начальное и среднее образование, причем светское. Первые Б. ш. назывались греко-славянскими (за исключением виленской и могилёвской), большое внимание уделялось церковнослав. языку, греч. язык учили не везде, наилучшим образом его преподавали во львовской школе. Очень скоро в программу большинства Б. ш. было введено преподавание латыни, к-рая являлась в Речи Посполитой языком судебного делопроизводства, образования и науки, а также польск. языка и «простой мовы» (лит. западнорус. язык).

Б. ш. были устроены по образцу протестант. гимназий и иезуитских коллегий. В школах преподавались предметы, составлявшие тривиум (trivium) - грамматика, риторика и диалектика - и квадривиум (quadrivium) - арифметика, геометрия, музыка и астрономия. Курсы философии читались в наиболее крупных школах, медицина и богословие преподавались только в киевском уч-ще.

Урок в школе. Гравюра из «Букваря славенскими, греческими, римскими писмены» Ф. П. Поликарпова-Орлова. М., 1701 (РГБ)
Урок в школе. Гравюра из «Букваря славенскими, греческими, римскими писмены» Ф. П. Поликарпова-Орлова. М., 1701 (РГБ)

Урок в школе. Гравюра из «Букваря славенскими, греческими, римскими писмены» Ф. П. Поликарпова-Орлова. М., 1701 (РГБ)

Занятия начинались 1 сент., ученики приходили в школу к 9 часам, учились 6 дней в неделю. Уроки заучивались наизусть и ежедневно проверялись аудиторами, назначавшимися из учеников. Практиковались классные (exercitio) и домашние (occupatio) письменные упражнения. В старших классах проверка знаний осуществлялась с помощью диспутов по субботам, в киевской школе в конце года устраивались публичные диспуты на латыни. Учителю помогали воспитанники старших классов (протосхолии). Существовала система поощрений, напр., лучшие ученики сидели на более высоких местах в классе. Телесные наказания применялись только в младших классах, но учителя обязывались применять их «не тирански». Деление на классы появилось в Б. ш. в XVII в. В киевской школе было 7 классов. В низших - фаре (подготовительном), инфиме, грамматике и синтаксиме преподавались церковнослав., лат., греч., польск. языки и «проста мова». В высших классах поэтики, риторики и философии обучение велось на латыни. Особое внимание уделялось преподаванию красноречия и поэтики, на праздники и годовщины ученики составляли торжественные речи, часто в стихах. В Б. ш. Львова, Луцка, Киева осуществлялись театральные постановки, с этой целью издавались драматические диалоги и декламации (Просфонима. Львов, 1591). Это были оригинальные произведения или переработки греч. авторов.

Просфонима. Львов, 1591 (РГБ). Титульный лист
Просфонима. Львов, 1591 (РГБ). Титульный лист

Просфонима. Львов, 1591 (РГБ). Титульный лист

Большое внимание в Б. ш. уделялось религиозно-нравственному воспитанию студентов в духе Православия, этой цели служили обязательные беседы на моральные темы по субботам; в воскресенье все ученики собирались в школе, где им объясняли значение праздника, а затем шли на литургию. Плата за обучение была невысокой и первоначально вносилась в зависимости от достатка родителей. Для детей из бедных семей существовало общежитие, им разрешалось собирать милостыню пением под окнами горожан. Согласно уставу Львовского братства, семья контролировала учебный процесс: каждый ученик в присутствии отца, учителя и свидетелей должен был отчитываться о том, чему его научили. За процессом обучения наблюдали уполномоченные от братств.

Учебная литература

Церковнослав. язык в Б. ш. изучали по букварям Ивана Фёдорова (Острог, 1574) и Лаврентия Зизания (Наука ку читаню и разуменю писма славенскаго. Вильно, 1596). Первая грамматика церковнослав. языка вышла в Вильно в 1586 г., наиболее полной и известной была «Грамматики славенские правилное синтагма» Мелетия (Смотрицкого) (Евье, 1619; М., 1648; М., 1721). «Грамматика, албо Сложение письмени, хотящим ся учити славеньского языка малолетним отрочатом» (Вильно, 1621), написанная Мелетием (Смотрицким) на основе более раннего сочинения, представляет собой азбуку с элементами грамматики, она легла в основу азбуки В. Ф. Бурцова (М., 1634). Первым церковнославяно-рус. словарем стал «Лексис» Лаврентия Зизания (Вильно, 1596). Наиболее полным словарем (ок. 4 тыс. слов) был «Лексикон славяно-росский» Памвы Берынды (К., 1627). Греч. язык в Б. ш. преподавался по греко-слав. грамматике «Адельфотис. Грамматика доброглаголиваго еллинославенскаго языка» (Львов, 1591), составленной Арсением Элассонским на основе зап. и визант. грамматик, и по греч. грамматикам Кленарда (Clenardus (Clenart, Kleinarts, Clenardo) N. Instutiones absolutissimae in graecam linguam. Vilnae, 1600, и др. изд.). Латынь учили по грамматикам Корнелия Валерия (Valerius Cornelius. Grammaticarum institutionun libri 4. Antverpiae, 1565), М. Альвареса (Alvarez M. De institutione grammatica libri 3. Vilnae, 1592, и др. изд.), Элия Доната (1-я ч.: Ars, sive editio prima de Litteris sillabisque, pedibus et tonis (Donatus major); 2-я ч.: Editio secunda de Octo partibus orationis (Donatus minor),- 1-е изд.: Краков, 1503), а также по пособию по лат. фразеологии Альда Мануция (Manuzio A. Phrases linguae Latinae. 1579 [Facs. Repr.].- Menston: Scolar Pr., 1970 или idem. Orthographiae ratio. Venetiis: Aldus, 1561).

Мелетий (Смотрицкий). «Грамматики славенския правилное синтагма». Евье, 1619 (РГБ). Титульный лист
Мелетий (Смотрицкий). «Грамматики славенския правилное синтагма». Евье, 1619 (РГБ). Титульный лист

Мелетий (Смотрицкий). «Грамматики славенския правилное синтагма». Евье, 1619 (РГБ). Титульный лист

Богословие преподавалось по катехизисам. Первый правосл. катехизис был издан Стефаном Зизанием в 1595 г. (не сохр.). «Катехизис, албо Вызнане веры святое соборное апостольское въсходное Церкви» (Вильно, 1600) являлся извлечением из обширного курса догматики, читавшегося в виленской школе. Использовались также «Катехизис» Лаврентия Зизания (К., 1627), сочинения правосл. полемистов, в первую очередь Захарии (Копыстенского). Диалектика сначала преподавалась по соч. Иоанна Дамаскина, затем и по лат. пособиям. Риторика и гомилетика первоначально изучались по лат. и польск. руководствам, в 1659 г. впервые была издана «Наука, албо Способ, зложения казаний» Иоанникия (Галятовского) (впосл. неоднократно переиздавалась). Пению учили по Ирмологиям, до XVIII в. существовавшим в рукописном виде. Пособием по пиитике в какой-то мере выступало «Перло многоценное» Кирилла (Транквиллиона-Ставровецкого) (Чернигов, 1646).

Светский характер образования в Б. ш. вызывал критику со стороны части западнорус. правосл. об-ва. Афонский мон. Иоанн (Вишенский) выступал против изучения риторики и философии, считая совр. ему братское образование латинским и даже языческим. Внешней учености он противопоставлял внутренний христ. опыт, прежде всего монашеский. Идеи Иоанна (Вишенского) разделяли мн. православные Зап. Руси, однако немало было и таких, кто не соглашался с ним, напр., автор «Перестороги» (по-видимому, кто-то из львовских братчиков), по мнению к-рого именно светские школы, а не строительство новых мон-рей и храмов были способны вывести правосл. Западнорус. Церковь из кризиса, в к-ром она оказалась к сер. XVI в. Видный деятель Киевского братства Захария (Копыстенский) в «Палинодии» защищал светские науки, возводя их к визант., следов. правосл., традиции.

Важнейшие Б. ш.

Львовская школа, открывшаяся при Львовском Успенском братстве не позднее последних месяцев 1585 г. В 1586 г. устав школы («Порядок школьный») был одобрен Антиохийским Патриархом Иоакимом, в 1592 г.- К-польским Патриархом Иеремией II, этот документ стал образцом для уставов всех Б. ш. В 1588 г. Патриарх Иоаким утвердил монополию Львовского братства на преподавание в городе, что подтвердил в 1590 г. Брестский Собор. Это действие было направлено против Львовского еп. Гедеона (Балабана), организовавшего в то же время во Львове свою школу и запрещавшего пастве отдавать детей в школу братства. По мнению Львовского епископа, Б. ш. приучали воспитанников к непокорности в отношении к духовенству. Заведование учебным процессом в львовской школе находилось в руках братчиков-мирян, что отличало ее от др. Б. ш., в к-рых (напр., в киевской, виленской) обучение контролировали братчики-монахи. В 1614 г. К-польский Патриарх Кирилл Лукарис высказывался за то, чтобы львовские братчики не вторгались произвольно в процесс обучения, а назначили бы 2-3 постоянных наблюдателей; в 1620 г. Иерусалимский Патриарх Феофан требовал передать львовские школу и типографию в заведование монахов Онуфриевского мон-ря.

Памва Берында. «Лексикон славяно-росский». К., 1627 (РГБ). Титульный лист
Памва Берында. «Лексикон славяно-росский». К., 1627 (РГБ). Титульный лист

Памва Берында. «Лексикон славяно-росский». К., 1627 (РГБ). Титульный лист

Для организации обучения братство использовало типографию, выкупленную после смерти Ивана Фёдорова. В 1589 г. К-польский Патриарх Иеремия закрепил за типографией право издавать школьные пособия, в т. ч. книги по философии. В 1585-1722 гг. в ней было напечатано 34 237 букварей, 500 грамматик, 200 экз. соч. «О воспитании чад». Во Львове, как и ранее в Остроге, печатники были непосредственно связаны со школой, в нач. XVII в. во львовской школе работали издатели Памва Берында и Михаил Слёзка.

Одним из первых руководителей львовской школы являлся Стефан Зизаний, преподававший там церковнослав. язык. В 1592 г. он стал ректором школы, в следующем году переехал в Вильно. Видную роль в организации школы и в первые годы ее деятельности играл также учитель греч. языка архиеп. Элассонский и Димоникийский Арсений. До 1592 г. в школе преподавали Лаврентий Зизаний, Кирилл (Транквиллион-Ставровецкий), покинувшие Львов из-за конфликта с еп. Гедеоном. Одним из первых учеников львовской школы был Иов (Борецкий; впосл. Киевский митрополит; в миру Иван), в 1604 г. ставший ее ректором.

В 1592 г. кор. Сигизмунд III разрешил преобразовать львовское уч-ще в школу «свободных мистецтв» (свободных наук), т. о. приравняв ее к протестант. и католич. уч-щам с соответствующей программой и правом преподавания на латыни (впрочем, первое упоминание о преподавании здесь латыни относится лишь к 1604). Повышение статуса правосл. школы вызвало бурную реакцию со стороны католиков, неоднократно совершавших нападения на школу и учеников (в 1592, 1595, 1599, нападения продолжались в XVII-XVIII вв.), однако братчикам удалось отстоять школу и программу преподавания. В кон. XVI-XVII в. неоднократно предпринимались попытки преобразовать львовскую школу в академию, т. е. высшее учебное заведение. В 1597 г. Александрийский Патриарх Мелетий Пигас призвал львовян открыть высшую школу, но она так и не была создана. В 1658 г. казаки требовали от польск. правительства позволить открыть на Украине 2 академии - в Киеве и, по-видимому, во Львове. Однако православных опередили иезуиты: в 1661 г. во Львове была создана католич. академия, а существование в одном городе 2 высших учебных заведений запрещалось законом.

В нач. XVII в. школа пришла в упадок в связи с недостатком средств, однако с помощью Кирилла Лукариса в 1616 г. уровень преподавания в ней был восстановлен, в 1619 г. Виленское братство уже вновь просило о присылке учителей из Львова. С кон. 20-х гг. XVII в. преподавание в школе вновь начало ухудшаться из-за гонений со стороны иезуитов и переезда лучших преподавателей школы в более спокойный Киев. Тесные связи львовской школы с Киевской академией сохранялись на протяжении XVII-XVIII вв., несмотря на вхождение Киева в состав России и принятие Львовским братством в 1708 г. унии. Мн. ученики львовской школы заканчивали свое образование в Киеве, а затем, вернувшись во Львов, становились там учителями. Львовская школа была закрыта австр. властями в 1790 г.

Кирилл Транквиллион-Ставровецкий. «Перло многоценное». Чернигов, 1646 (РГБ). Титульный лист
Кирилл Транквиллион-Ставровецкий. «Перло многоценное». Чернигов, 1646 (РГБ). Титульный лист

Кирилл Транквиллион-Ставровецкий. «Перло многоценное». Чернигов, 1646 (РГБ). Титульный лист

Существование виленской школы было утверждено К-польским Патриархом Иеремией (1588) и привилеем кор. Сигизмунда III (1589). В школе почти с самого начала наряду с церковнослав., греч. и польск. языками преподавалась латынь. Расцвет школы приходится на 90-е гг. XVI в., когда в ней трудились крупнейшие деятели западнорус. просвещения: Стефан и Лаврентий Зизании (Стефан являлся ректором школы до 1596), Кирилл (Транквиллион-Ставровецкий). В нач. XVII в. в виленской школе преподавал Мелетий (Смотрицкий), создавший в тот период антиуниатские сочинения «Антиграфэ» (Вильно, 1608) и «Фринос» (Вильно, 1610). До 1608 г. здесь преподавал латынь и греческий Леонтий (Карпович), являвшийся также братским типографом и корректором. Среди учеников Леонтия (Карповича) славу богослова стяжал Иосиф (Бобрикович), в 1624/25 г. ректор школы (впосл. еп. Мстиславский).

С начала своего существования виленская школа терпела нападки со стороны виленской иезуитской академии (преобразована из коллегии в 1579). В 1598 г. студенты академии учинили разгром братской школы. Однако, несмотря на потерю учителей, школа не прекратила своего существования и оставалась одной из наиболее влиятельных Б. ш. Согласно привилею кор. Владислава IV (1635), только виленской и киевской школам разрешалось преподавать латынь и греческий. Виленское братство стало во главе всех лит. братств, мн. мон-ри поступили под протекторат братского мон-ря, в т. ч. могилёвский Богоявленский, Евейский, Купятицкий, Буйничский и др. Братство обязывалось обеспечивать мон-ри учителями, к-рых готовило в своей школе. Упадок уч-ща начался во 2-й пол. XVII в., в кон. столетия братская типография закрылась, однако школа продолжала действовать. В 40-х гг. XVIII в. братство просило Святейший Синод Русской Церкви о присылке учителя. После пожара 1749 г. братство было разорено, и школа, если и продолжала существовать, влачила жалкое существование.

Могилёвская школа при Богоявленском братстве была создана в 1590-1592 гг. по образцу львовской. Однако в ней, как и в виленской, с самого начала преподавались 4 языка - церковнослав., «проста мова», латынь и польск. В 1624 г. здание школы было отнято католиками, однако в 1633 г. преподавание возобновилось. В 30-х гг. XVII в. здесь преподавал латынь Сильвестр (Коссов). В 1654 г., после того как рус. войска заняли город, царь Алексей Михайлович даровал братскому уч-щу права, равные с киевской школой. После возвращения в 1667 г. Могилёва в состав Речи Посполитой преподавание в школе происходило по-прежнему по программе киевской коллегии. В 1755 г. правосл. Могилёвский еп. св. Георгий (Конисский) организовал при братском мон-ре семинарию.

Печать Киево-Могилянской академии. XVIII в.
Печать Киево-Могилянской академии. XVIII в.

Печать Киево-Могилянской академии. XVIII в.
Киевские школы. Школа при Киевском Богоявленском братстве возникла, по-видимому, сразу при его создании в 1615/16 г., согласно дарственной Елизаветы (Галшки) Гулевичувны Лозкиной. Первым ее ректором стал приглашенный из Львова Иов (Борецкий), в 1617/18 г. ректором являлся Мелетий Смотрицкий, в 1620-1624 гг.- Кассиан Сакович, в 1626-1628 гг., возможно, Спиридон (Соболь), в 1628-1631 гг.- Фома Иевлевич. С самого начала в школе преподавались польск. и лат. языки. В 1620 г. Патриарх Иерусалимский Феофан утвердил киевское уч-ще в качестве «наук еллино-словенского и латино-польскаго письма».

Став в 1627 г. архимандритом Киево-Печерского мон-ря, свт. Петр (Могила) задумал создать при мон-ре школу. В том же году он просил у К-польского Патриарха благословение на открытие «латинских и польских училищ»; кроме того, он избрал из монахов наиболее даровитых, в частности Иннокентия (Гизеля), возможно Софрония (Почаского), и послал их учиться за границу. Митр. Иов (Борецкий), киевские братчики и казаки выступили против этого плана. Однако осенью 1631 г. занятия в монастырской школе все же начались, в новооткрытую школу Петр (Могила) пригласил из Львова Исаию Козловского, ставшего ректором, и Сильвестра (Коссова). Эти действия также вызвали недовольство братчиков. Переговоры между братством и мон-рем закончились слиянием монастырского уч-ща с братским. Однако в действительности победу одержал Петр (Могила), к-рый вписался в братство как его «старший брат», опекун и фундатор и осуществлял руководство новым братским уч-щем, открывшимся в 1632 г., братство же было фактически устранено от контроля над школой. Исаия Козловский преподавал в киевской школе философию и, возможно, богословие, Сильвестр (Коссов) - риторику, Софроний (Почаский) - риторику и поэтику (в 1638 он стал ректором уч-ща и игуменом братского мон-ря). Однако и впосл., по всей видимости, среди правосл. киевлян сохранялось недовольство лат. характером школы, что заставило Сильвестра (Коссова) в 1635 г. написать «Exegesis» в защиту киевского и винницкого уч-щ от обвинений в ереси.

В 1632 г. киевская школа приобрела статус коллегии. Несмотря на последовавшие вскоре ограничения (в 1634 король запретил преподавать в Киеве на латыни, в следующем году сейм постановил ограничить здесь изучение философии только началами - логикой и диалектикой), киевская коллегия фактически являлась высшим учебным заведением, поскольку в ней читались курсы философии и богословия. В коллегии поддерживался также высокий уровень преподавания риторики. Выпускниками школы в XVII в. были выдающиеся укр. и белорус. церковные писатели, ораторы, богословы - Иоанникий (Галятовский), Лазарь (Баранович), Симеон Полоцкий, Епифаний (Славинецкий) и мн. др. Просветительские возможности школы в немалой степени были усилены использованием для школьных нужд типографии Киево-Печерского мон-ря.

В 1658 г. постройки коллегии пострадали от пожара, в результате конфискаций земель ухудшилось ее материальное обеспечение. Положение школы изменилось к лучшему начиная с 1669 г., когда ее ректором стал Варлаам (Ясинский), впосл. митр. Киевский. Он начал посылать молодых людей на учебу за границу с целью воспитать новое поколение профессоров. В 1670 г. кор. Михаил Корыбут Вишневецкий выдал привилеи, разрешавшие восстановить разоренную коллегию и защищавшие имения братского мон-ря и уч-ща. Грамотой царей Петра и Иоанна в 1694 г. в коллегии разрешалось беспрепятственное преподавание наук, в 1701 г. указом Петра I коллегия была превращена в академию. В кон. XVIII в. число учеников в академии доходило до 1 тыс. чел.

На протяжении XVII в. и позднее влияние киевской духовной школы на правосл. образование в разных землях было очень велико. Киевская школа являлась главным поставщиком учителей в др. Б. ш. и участвовала в открытии новых правосл. учебных заведений. В 1640 г. по желанию молдав. господаря в Яссах при участии Софрония (Почаского) была открыта школа по образцу киевской. Воспитанники и преподаватели киевской коллегии Епифаний (Славинецкий) и Арсений (Сатановский) сыграли важную роль в создании греко-лат. школы в Москве; выпускник коллегии Симеон Полоцкий был одним из организаторов московской Славяно-греко-латинской академии.

Устав луцкой школы (утвержден в 1624) полностью копировал львовский школьный устав. В начале ее существования (с 1619) за контроль над преподаванием в школе боролись братчики-миряне и монахи Крестовоздвиженского братского мон-ря. В 1624 г. было достигнуто соглашение, согласно к-рому ректор и учителя должны были избираться из монахов, миряне должны были заботиться об обеспечении учителей. В XVII в. луцкая школа являлась образовательным центром православных всей Волыни, что определялось довольно высоким уровнем преподавания в ней. Среди учителей школы наиболее известны Павел Домжив-Люткович Телица, Елисей Илковский, Павел Босинский, Августин Славинский. Школа неоднократно подвергалась нападениям со стороны учеников луцкой иезуитской коллегии, в 1627 г. разгромивших школьное здание. В 1726 г. братство и вместе с ним школа прекратили свое существование.

Ист.: Пам'ятки братських шкiл на Украïнi, кiн. XVI - поч. XVII ст.: Тексти и дослiдження / Ред. В. I. Шинкарчук. К., 1988.
Лит.: Харлампович К. Западнорусские правосл. школы XVI и нач. XVII в. Каз., 1898; Папков А. А. Братства. Серг. П., 1900; Савич А. Нариси з iсторiï культурних рухiв на Украïнi та Бiлорусi в XVI-XVIII вв. К., 1929; Медынский Е. Н. Братские школы Украины и Белоруссии в XVI-XVII вв. и их роль в воссоединении Украины с Россией. М., 1954; Исаєвич Я. Д. Братства та iх роль в розвитку украïнськоï культури XVI-XVIII ст. К., 1968; Мещеряков В. П. Братские школы Белоруссии (XVI - 1-я пол. XVII в.). Минск, 1977; Дзюба Е. Н. Просвещение на Украине и его роль в укреплении связей украинского народа с русским и белорусским: 2-я пол. XVI - 1-я пол. XVII в. К., 1987.
Б. Н. Серов
Ключевые слова:
Русская Православная Церковь. История. Синодальный период (1700 - 1917 гг.) Братские школы на Украине и в Белоруссии, появились во 2-й пол. XVI в. вместе с организацией братств православных Братства православные, добровольные объединения мирян, обычно при приходских храмах (реже при монастырских) Педагока православная
См.также:
АБЛАМСКИЙ Даниил (кон. 20-х или нач. 30-х гг. XIX в.- после 1888), священник в селе Козлове Переяславского уезда Полтавской губернии
АВРАМОВ Михаил Петрович (1681 или 1680-1752), статский советник, директор С.-Петербургской Оружейной канцелярии, автор проекта восстановления Патриаршества
АКЧУРИН Сергей Васильевич (1722-1790), обер-прокурор Святейшего Синода
АЛЕКСАНДР I ПАВЛОВИЧ Благословенный (1777-1825), имп. Всероссийский (с 12 марта 1801)
АЛЕКСАНДР II НИКОЛАЕВИЧ Освободитель (1818 - 1881), имп. Всероссйский (с 19 февр. 1855)
АЛЕКСАНДР III АЛЕКСАНДРОВИЧ Миротворец (1845-1894), имп. Всероссийский (с 1 марта 1881)
АХМАТОВ Алексей Петрович (1817-1870), обер-прокур Святейшего Синода
БАЖАНОВ Василий Борисович (1800 - 1883), протопр., богослов