Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ СОБОР
Т. 5, С. 276-293 опубликовано: 12 июля 2009г.


БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ СОБОР

Московского Кремля, домовый храм рус. вел. князей и царей в честь Благовещения Пресв. Богородицы (25 марта) (в XVI в.- «что у великого государя в верху» или «на сенях», в XVII в.- «что у государя во дворце»).

История собора

Строительство в XIV - нач. XV в.

Время возникновения первого престола в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Московском Кремле неизвестно. Принятая в старой лит-ре дата, 1291 г., основана на легендарных сведениях соч. «Книга о древностях Российского государства» Т. Каменевича-Рвовского (диак. Афанасьевского мон-ря на Мологе) кон. XVII в., подвергнутого еще Н. М. Карамзиным резкой критике. В. И. Фёдоровым и Н. С. Шеляпиной была сделана попытка отождествить с этой легендарной церковью фрагменты открытой ими в 60-х гг. XX в. бутовой фундаментной кладки. По их мнению, храм был деревянным на каменном основании. Однако Б. Л. Альтшуллером были высказаны справедливые сомнения в такой идентификации найденных кладок. Остается недоказанной и др. датировка основания первого деревянного храма - 1383 г. С большей определенностью датируют возведение первой каменной ц. Благовещения Богородицы на дворе вел. князя. Полагают, что она возведена до 1394 г. Однако эта временная граница условна. Ее основанием явилось предположение, что домовый каменный храм вел. князя не мог быть построен после возведения каменной церкви на дворе вел. княгини, т. е. ц. Рождества Пресв. Богородицы, освященной 1 февр. 1394 г. Др. распространенная датировка, 1397 г., связана с известием нек-рых летописей о принесении вел. кн. Василию Димитриевичу из Царьграда иконы «Спас в белорисцех». Но поскольку в тексте летописи не говорится о поставлении иконы в храме, то это сообщение не может рассматриваться как безусловное свидетельство существования самого собора в 1397 г. В наст. время строительство первого белокаменного храма датируют (М. Х. Алешковский, Альтшуллер) периодом между сер. 60-х гг. XIV в. (возведение стен московского Кремля при вел. кн. Димитрии Донском) и 1393 г. (начало строительства ц. Рождества Богородицы на Сенях).

Благовещенский собор
Благовещенский собор

Благовещенский собор

Ученые XIX - нач. XX в. (И. М. Снегирёв, М. В. Красовский и др.) предполагали, что внутри существующего здания сохранился подклет храма XIV в. Он был выявлен только во время реставрационных работ 1947 г., проведенных архит. Л. А. Петровым. Было установлено, что внутри существующего белокаменного подклета можно выделить сооружение с апсидой (толщина стен 165 см), к-рое обложено др., соответственно более поздней, белокаменной кладкой (Н. Н. Воронин). Согласно исследованиям Альтшуллера, это был одностолпный подклет белокаменного храма с пристенными угловыми опорами. Он принадлежал к тому же типу бесстолпного храма, что и полностью сохранившаяся ц. свт. Николая в с. Каменском (Наро-Фоминский р-н Московской обл.), а также разобранный в XVI в. до уровня сводов храм Усекновения главы Иоанна Предтечи на Городище (г. Коломна) и известные лишь по археологическим раскопкам церкви Старо-Голутвина и Бобренёва мон-рей (Коломенский р-н Московской обл.). Сложение этого типа храма, не имеющего аналогов в домонг. архитектуре и в раннемосковском зодчестве нач. XIV в., позволило Альтшуллеру связать его происхождение с южнослав. архитектурной традицией, с влиянием построек Зап. Болгарии и прилегающих серб. областей. Носители этой традиции, по мнению исследователя, могли прибыть на Русь в свите митр. Киприана.

Северная паперть
Северная паперть

Северная паперть

От др. бесстолпных храмов кон. XIV в. Б. с. отличается наличием подклета и одной апсиды. Присутствие подклета объясняется тем, что собор входил в комплекс дворцовых построек: вероятно, в нем хранилась казна вел. князя. Как и в Никольской ц. с. Каменском, стены Б. с., вероятно, завершались ложными закомарами. В 50-70-х гг. XX в. в обкладке первоначальных угловых пилонов были обнаружены 2 фрагмента фасадных капителей белокаменного декора. Позже были найдены детали архивольтов, портала, гладкого и резного, а также фрагмент фасадного поребрика и часть орнаментальной ленты с пальметтой. Все они, как и найденный еще в 1913-1915 гг. блок с орнаментом в виде кринов, составляли декор Б. с. XIV в. Альтшуллер считал их связь с первым каменным Б. с. гипотетической, поскольку они могли принадлежать др. постройкам. Ряд исследователей (в т. ч. А. В. Гращенков) уверенно определяли их место в архитектуре храма; согласно их реконструкции, первоначальный облик Б. с. был близок Никольскому собору г. Можайска, известному по чертежу и формам копирующего его собора сер. XIX в. Г. К. Вагнер считал, что ряд найденных деталей принадлежал зданию Б. с., возведенному к 1416 г.

Этот белокаменный бесстолпный одноглавый храм с пристенными опорами мог быть по ширине 8 м. В 1404 г. рядом с ним сербом Лазарем были поставлены «часы чюдны велми и с луною» (Московский летописный свод кон. XV в. // ПСРЛ. Т. 25. Л. 325об.). Именно этот собор был расписан в 1405 г. Феофаном Греком, Прохором с Городца и прп. Андреем Рублёвым. Слова Троицкой летописи (нач. XV в.) «не ту, иже ныне стоит» считают дополнительным указанием на существование в 1405 г. каменного здания на месте собора, к-рый будет построен в 1416 г. каменная ц. Благовещения была создана (вероятно, освящена) «на Москве, на великого князя дворе», согласно Львовской летописи, 18 июля 1416 г. Если Воронин сомневался, то др. исследователи признали достоверность этого сообщения и полагали, что в 1416 г. по велению вел. кн. Василия Димитриевича бесстолпный храм был разобран по подклет, а его стены внутри и снаружи обложены новой кладкой. Мастера также разобрали апсиду, возвели подклетную часть алтаря, выкладывая основания под боковые апсиды глухой кладкой. На таком подклете возвели четырехстолпный трехапсидный храм 1416 г. (Алешковский, Альтшуллер). Его белокаменная кладка была обнаружена в основании опор существующего собора.

Строительство кон. XV в.

Западная паперть
Западная паперть

Западная паперть
Следующий этап строительной истории собора связан с внуком вел. кн. Василия I Димитриевича, вел. кн. Иоанном III. В 1482-1483 гг. собор начали разбирать и, как при строительстве здания 1416 г., разобрали «по казну и по подклет». Судя по сообщению летописи, уже до 1482-1483 гг. к собору примыкало сооружение, в к-ром хранилась великокняжеская казна. Воронин предполагал, что казна находилась под галереей собора вел. кн. Василия Димитриевича. Согласно Львовской летописи, собор в 80-х гг. XV в. строили псковичи, вызванные в Москву вел. кн. Иоанном III после падения второго Успенского собора (1472-1474). Летописная статья, следующая за рассказом о приезде псковичей в Москву, перечисляет все их московские постройки, среди к-рых ц. Св. Троицы (Св. Духа) в Троице-Сергиевом мон-ре, ц. свт. Иоанна Златоуста (Златоустовского мон-ря), ц. Сретения на Поле, ц. Ризоположения на Митрополичьем дворе и Б. с. Статья помещена под 1474 г., но указанные в ней храмы строились с 1476 по 1489 г., и в погодных записях об их возведении уже не содержатся упоминания об участии псковских зодчих. Это обстоятельство, как и особенности архитектуры построек, вызвали сомнения у П. Н. Максимова, указавшего на возможную неточность летописного рассказа о псковском строительстве в Москве.

Южная паперть
Южная паперть

Южная паперть

Собор был освящен 9 авг. 1489 г., в день памяти ап. Матфея. Первоначально он был трехглавым. До публикации результатов натурных исследований 60-70-х гг. XX в. полагали, что храм стоял на открытом гульбище. С проведением научных работ было доказано, что галереи были перекрыты сводами одновременно с возведением храма (Фёдоров). Крытые паперти окружали храм по периметру. До кон. XVIII в. паперть существовала и на востоке. К ней примыкала Казенная палата, входившая в комплекс Казенного двора, здания к-рого были заложены в начале строительства собора. Будучи домовым великокняжеским храмом, Б. с. входил в комплекс дворцовых построек и был связан с ними переходом через паперти.

Фрагмент пола из яшмы. Кон. XV в.
Фрагмент пола из яшмы. Кон. XV в.

Фрагмент пола из яшмы. Кон. XV в.

Все исследователи сходятся во мнении, что Б. с. 1484-1489 гг. полностью повторяет план собора 1416 г. Существующий ныне собор не имеет специфических архитектурных псковских черт. К числу элементов декора, позволявших говорить о влиянии псковской традиции, обычно относили карнизы барабанов с характерными нишами, поребриком и бегунцом. Конструкция перекрытия (ступенчато-повышенные подпружные арки) являлась общераспространенной, была известна и в московской архитектуре с кон. XIV в. (Успенский собор на Городке в Звенигороде). Также характерны для всей среднерус. архитектуры и керамические декоративные элементы: балясины в карнизе апсиды (восстановлены как белокаменные по найденным образцам при реставрации 60-х гг. XIX в.) и характерная готицизирующая профилировка импостов под архивольтами закомар и в основании подпружных арок в интерьере. В то же время на сложение облика Б. с. повлиял Успенский собор Московского Кремля, из декорации к-рого заимствован мотив аркатурно-колончатого пояса на фасаде. Связь Б. с. именно с московской архитектурной традицией доказывает и его близость с формами кремлевского Богоявленского собора на Троицком подворье, возведенного в 1480 г. Воздвигнутый на высоком подклете, он был также трехглавым и обладал характерным для среднерус. зодчества того времени керамическим декором, о чем можно судить по его единственному, но подробному изображению на миниатюре «Книги избрания на царство царя Михаила Феодоровича» (1672-1673).

Западный портал. Нач. XVI в.
Западный портал. Нач. XVI в.

Западный портал. Нач. XVI в.

Облик галерей Б. с. связан с новым этапом деятельности на Руси итал. мастеров - с приездом Алевиза Фрязина (или Старого), а затем Алевиза Нового в Москву. К 1508 г., когда было завершено строительство великокняжеского дворца и созданы росписи папертей Б. с., вместо характерных среднерус. перспективных порталов с килевидным очертанием архивольтов на сев. и зап. фасадах были установлены новые порталы, характерные по композиции и орнаментации для эпохи Кватроченто. Видимо, тогда же изменили форму пилонов, поддерживающих арки галереи, к-рые получили итальянизирующую трактовку (филенка, декорирующая плоскость прямоугольного столпа, фланкирована полуколонками), и импостов в пятах сводов (повторяющийся мотив капители). Первоначальный портал 1484-1489 гг. сохранился на юж. фасаде и был восстановлен по найденным фрагментам в 1949 г. Здесь же сохранились и первоначальные карнизы в пятах свода.

Особую сложность представляет реконструкция юж. крыльца и юж. галереи, а также датировка их декорации. Итальянизирующая резьба портала юж. крыльца, фриза и окна с двойной аркой на стене паперти значительно отличается не только по рисунку, но и по раскраске (зеленый фон) от многочисленной резной декорации кремлевских построек, к-рая достоверно датируется рубежом XV-XVI вв. На этом основании делался вывод о возможности ее датировки сер. XVI в. (С. С. Подъяпольский). Существует и противоположная т. зр., согласно к-рой эти декоративные детали относятся к кон. XV в. и установлены здесь в XVIII в., возможно после разборки вост. паперти и строений Казенного двора (И. Я. Качалова).

Приделы собора 1484-1489 гг.

Согласно общему мнению, древнейший придел Б. с. был посвящен свт. Василию Великому, архиеп. Кесарийскому, небесному покровителю вел. кн. Василия Димитриевича. О размещении его в соборе XIV в. и 1416 г. точных сведений нет. В новом соборе он был освящен 20 авг. 1489 г. По росписи дьяконника, к-рую датируют временем обновления собора после пожара 1547 г., полагают, что придел свт. Василия Кесарийского размещался в нем (А. И. Успенский, Качалова). Летопись сообщает, что в этом приделе в 1533 г. повелел «тайно служити» смертельно больной вел. кн. Василий III. Качалова предполагает, что приделы могли существовать и на хорах собора.

Перестройки и реставрации собора

Первая перестройка собора началась в 1564 г. Нек-рые исследователи (Н. Д. Маркина) связывают ее с царским обетом, принятым после взятия Полоцка в 1563 г. На сводах паперти были возведены 4 бесстолпных придела. Вост. приделы были вплотную пристроены к стенам собора, а зап. поставлены на углах паперти так, чтобы между ними и собором оставались узкие проходы. Вероятно, именно в этот период на зап. сводах соборного четверика возвели 2 глухих барабана и он стал пятиглавым (Н. Д. Виноградов). Строительство приделов (1564-1566) потребовало укрепления папертей, и тогда арочные проемы сев. паперти (под сев.-вост. приделом) превратили в двойные окна. Возведенные приделы представляют собой прямоугольные объемы, перекрыты коробовым сводом, прорезанным поперечной распалубкой. Подъяпольский предположил, что первоначально их барабаны не были световыми и отделялись от пространства приделов глухим сводом. В новом облике собора заметно влияние архитектуры многопридельных храмов, строительство к-рых началось после взятия Казани в 1552 г. Подобную композицию получил, вероятно, и Смоленский собор Новодевичьего мон-ря, построенный в то же время: на сводах его паперти также были возведены 4 придела.

Вид на Благовещенский собор и Красное крыльцо Грановитой палаты. Литография П. Т. Бориспольца по рис. кн. А. Д. Салтыкова. 1836 г. (ГИМ)
Вид на Благовещенский собор и Красное крыльцо Грановитой палаты. Литография П. Т. Бориспольца по рис. кн. А. Д. Салтыкова. 1836 г. (ГИМ)

Вид на Благовещенский собор и Красное крыльцо Грановитой палаты. Литография П. Т. Бориспольца по рис. кн. А. Д. Салтыкова. 1836 г. (ГИМ)

Следующие по времени значительные изменения облика Б. с. относятся уже ко 2-й пол. XVIII в., когда была разобрана вост. паперть и Казенная палата, а на их месте было воздвигнуто здание Оружейной палаты. При работах в соборе в 1770 г. были растесаны первоначальные окна. В 1836 г. к юж. крыльцу с запада по проекту архит. И. Л. Мироновского было пристроено здание новой ризницы, а помещение юж. паперти подверглось переделкам в связи с устройством придела свт. Николая Чудотворца. Именно тогда были замурованы юж. портал 1484-1489 гг., а также украшенные резьбой колонны и столбы аркады, открывавшейся с юж. крыльца в паперть. При строительстве Большого Кремлевского дворца в 1844 г. был устроен переход из Георгиевского зала на хоры Б. с. с навесом, к-рый неоднократно видоизменялся. В его зап. стене был прорублен новый проем, получивший декоративное обрамление, стилизованное под ренессансные порталы в юж. и сев. папертях.

Совр. облик Б. с. во многом сформировался после первой его профессиональной реставрации, осуществленной архит. Ф. Ф. Рихтером. Подготовка к реставрации началась в 1859 г., работы шли в 1863-1867 гг. Растесанные окна, в т. ч. на центральной апсиде, по аналогии с боковыми алтарными полукружиями получили обрамление в виде аркатурно-колончатого пояса. Были обнаружены керамические балясины, по образцу к-рых был восстановлен декоративный пояс в карнизе апсид. В соответствии с методами архитектурной реставрации, предполагавшими замену разрушающихся деталей их копиями, были высечены из белого камня колонки аркатурно-колончатого пояса на фасадах четверика Б. с. Был также разобран навес над переходом из дворца на хоры Б. с., искажающий зап. фасад храма. Особое внимание при этой реставрации было уделено верхним приделам и их интерьерам, освященным в честь Собора арх. Гавриила, Собора Богородицы и Входа Господня в Иерусалим. Только интерьер придела св. блгв. вел. кн. Александра Невского (прежде вмч. Георгия, а до этого свт. Василия Кесарийского) сохранил облик 1822 г. В реставрируемых приделах (Собора Богородицы, Входа Господня в Иерусалим) были разобраны своды, деревянные закладки в основании барабанов (Собора арх. Гавриила) и закладки окон (Собора Богородицы, Входа Господня в Иерусалим), признанные Рихтером поздними. Пол в этих приделах был выстлан белокаменными плитами с декоративным рисунком, выполненным по образцу сохранявшихся до реставрации подлинных керамических плиток с орнаментом. В 1866 г. в юж. паперти Рихтер обнаружил заложенные в 1836 г. пилон и колонну, украшенные итальянизирующей резьбой. Они были заменены белокаменными копиями, а подлинные отданы в музей Мао. Реставрация и ремонт Б. с. были продолжены в 80-90-х гг. XIX в. и в советский период. В 1946 г. была раскрыта полуколонка в юж. паперти, не найденная Рихтером, а в 1950 г. восстановлен юж. портал собора, раскрытый из-под заделок 1836 г.

Приделы собора в XVI-ХХ вв.

Первоначальные посвящения приделов Б. с., сооруженных в 60-х гг. XVI в., известны из летописей. В янв. 1564 г. в сев. паперти были освящены приделы в честь Собора Богородицы и Собора арх. Михаила, первый в зап. части паперти, второй в вост. Престол придела Входа Господня в Иерусалим в зап. части юж. паперти был освящен в дек. 1566 г.

Дискуссионным остается посвящение четвертого придела и соответственно местоположение престола свт. Василия Кесарийского. Из летописи известно, что между 1547 и 1564 гг. он был перенесен в вост. паперть на стороне Казенного двора. Не исключено, что в связи с переносом престола в юж. паперть последняя подверглась частичной перестройке, при к-рой появилось юж. крыльцо. Полагают, что в 1564 г. престол свт. Василия Кесарийского был внесен обратно в дьяконник, а в юго-вост. приделе был помещен престол вмч. Георгия, к-рый там находился в XVII в. Но это маловероятно, поскольку в ладанных книгах с кон. XVI в. придел свт. Василия Кесарийского снова указывается «в паперти» или «на паперти». Скорее всего он, согласно предположению Маркиной, был внесен в верхний юго-вост. придел. Престол свт. Василия Кесарийского находился в юго-вост. приделе еще в 30-х гг. XVII в. Качалова полагает, что придел свт. Василия Кесарийского находился в дьяконнике вплоть до его упразднения, но, возможно, был неск. расширен и занимал часть юж. паперти.

Придел вмч. Георгия, упоминающийся в ладанных книгах как находившийся также «на паперти», вероятно, изначально был размещен в самой галерее. То обстоятельство, что он не упомянут в Никоновской летописи, говорит о его появлении в соборе после 60-х гг. XVI в. Первое известие о нем относится к 1584 г., к кон. XVII в. престол вмч. Георгия переносят в юго-вост. придел, где он остается до упразднения в сер. XVIII в. В 1822 г. юго-вост. придел освятили во имя св. блгв. вел. кн. Александра Невского, соименного святого имп. Александра I.

До кон. XVI в. был, видимо, упразднен престол в честь Собора арх. Михаила, т. к. в 1584 г. фигурирует уже придел в честь Собора арх. Гавриила.

После воцарения Михаила Феодоровича в соборе освящают придел во имя его ангела - св. Михаила Малеина. Ладанные книги впервые отмечают выдачу ладана для него 21 сент. 1613 г. Скорее всего он помещался в юж. или вост. паперти.

В 1836 г. в помещении юж. паперти по указу имп. Николая I был устроен придел во имя его святого - свт. Николая, архиеп. Мирликийского.

Собор в ХХ - нач. ХХI в.

Богослужения в Б. с. были прекращены в марте 1918 г. в связи с переездом советского правительства из Петрограда в Москву. Свободный доступ в Кремль был возобновлен после организации музея, открытого для посещения с 20 июля 1955 г. В 1993 г. в соборе возобновились богослужения, 7 апр., в день престольного праздника, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II служил в соборе литургию. В наст. время богослужение в соборе совершается один раз в году - на праздник Благовещения. С 1995 г. в этот день, следуя старинному рус. обычаю выпускать на волю птиц, после литургии в Б. с. Святейший Патриарх на Соборной пл. Кремля выпустил на волю голубей. 7 мая 2002 г. в Б. с. Патриарх Алексий II отслужил молебен по случаю 2-й годовщины инаугурации Президента РФ В. В. Путина.

А. Л. Баталов

Монументальная живопись

В Б. с. практически полностью сохранился уникальный ансамбль фресковой росписи сер. XVI в. В кон. XIX в. В. Д. Фартусовым и Н. М. Сафоновым была проведена антикварная реставрация стенописи, в результате сохранность красочного слоя отличается неоднородностью, иногда он утрачен почти полностью, но система росписи, обладающая рядом уникальных черт, уцелела. До нач. 80-х гг. XX в. стенопись датировали, согласно летописной записи, 1508 г. и приписывали кисти сыновей мастера Дионисия - Феодосия и Владимира, а росписи галерей - 60-ми гг. XVI в. После полного раскрытия живописи в 1980-1984 гг. появилась возможность более тщательного изучения иконографии и стиля и было высказано предположение об одновременной росписи собора и галерей в 1547-1551 гг. после московского пожара 1547 г. Часть сев. паперти была расписана заново при ее ремонте в 1564 г., юж.- впервые украшена росписью в 1836 г., когда в ней был устроен Никольский придел.

Роспись сев. подпружной арки и свода. XVI в.
Роспись сев. подпружной арки и свода. XVI в.

Роспись сев. подпружной арки и свода. XVI в.

Б. с. трижды перестраивался и каждый раз украшался фресками. Первая роспись, известная по письменным источникам (Троицкая летопись нач. XV в.), была создана в 1405 г. Феофаном Греком, прп. Андреем Рублёвым и Прохором с Городца. Мон. Епифаний в своем письме Кириллу Тверскому (как полагают исследователи, игумен Спасо-Афанасиевского мон-ря в Твери) указывает, что Феофан Грек включил в программу росписи Апокалипсис (первое упоминание об иллюстрировании Откровения Иоанна Богослова в правосл. традиции) и «Древо Иессеево» (впервые в России). Эти композиции сохранили центральное место в росписи существующего храма по исполнении новой живописи, что свидетельствует об их значимости. От фресок собора, упоминаемого в летописи под 1416 г., дошел единственный фрагмент (ныне в ГИМ), позволяющий отнести его к кругу прп. Андрея Рублёва.

Роспись Б. с. отличается «многословностью», насыщенностью циклами и отдельными сюжетами. При этом для каждой композиции характерны усложненность, введение дополнительных эпизодов и персонажей, стремление наиболее подробно иллюстрировать текст. Мн. композиции являются уникальными в рус. монументальной живописи.

Роспись подкупольного пространства собора. XVI в.
Роспись подкупольного пространства собора. XVI в.

Роспись подкупольного пространства собора. XVI в.

В скуфье центральной главы помещено погрудное изображение Господа Вседержителя, ниже - 8 архангелов, между окнами - праматерь Ева, праотцы Адам, Авель, Ной, Енох, Сиф, Мелхиседек и Иаков (все в рост), в основании - 12 медальонов с изображением сыновей Иакова - «Колен Израиля». В сев.-вост. главе - «Богоматерь Знамение», ниже - полуфигуры пророков с развернутыми свитками. Основой для этой композиции, возможно, послужила «Похвала Богоматери». Скуфью юго-вост. главы занимает изображение Саваофа (одно из наиболее ранних в рус. живописи) в окружении херувимов. В парусах центральной главы написаны евангелисты, на подпружных арках - пророки в рост. Нетрадиционно изображение прор. Моисея с пышными волосами и короткой бородкой, облаченного в царские одежды, с чашей в руках.

Праздники написаны на сводах и в люнетах центральной части храма и вимы: на вост. столпах - «Благовещение», ниже помещены композиции «Спас Недреманное Око» и «Моисей перед Неопалимой Купиной», в люнете юж. стены - «Рождество Христово», в люнете сев. стены - «Успение Богоматери». На центральном своде над хорами - «Сретение», «Крещение», «Воскрешение Лазаря» и «Вход Господень в Иерусалим», в люнете - «Преображение». Свод вимы занимает «Вознесение», ниже на стенах помещены «Распятие Христово» и «Сошествие во ад». Для всех композиций характерно включение множества дополнительных эпизодов. На щеке арки расположено «Сошествие Св. Духа», вероятно, изначально в центре было изображение Богоматери.

Великомученики Георгий Победоносец и Димитрий Солунский. Роспись юго-зап. столпа. XVI в.
Великомученики Георгий Победоносец и Димитрий Солунский. Роспись юго-зап. столпа. XVI в.

Великомученики Георгий Победоносец и Димитрий Солунский. Роспись юго-зап. столпа. XVI в.

Роспись апсиды и прилегающих участков стен имеет 4 яруса. В конхе центральной апсиды помещено изображение Богоматери с Младенцем на престоле (тип Одигитрии) и 2 коленопреклоненных ангелов, на триумфальной арке - «Похвала Богородицы», на стенах рядом с конхой - огромные фигуры гимнографов Космы Маиумского и Иоанна Дамаскина. Ярусом ниже дано изображение Евхаристии, на стенах - «Тайная вечеря» и «Омовение ног». Еще ниже написаны 2 композиции из «Деяний апостолов» - «Явление ап. Петру сосуда с неба» (Деян 11. 12) и «Смерть Анании и Сапфиры» (Деян 5. 1-11), а на стенах цикл явлений Христа по воскресении - «Апостолы Петр и Иоанн у гроба Господня» (Ин 20. 2-7), «Явление Христа Марии Магдалине» (Ин 20. 14-17), «Трапеза в Эммаусе» (Лк 24. 30; Мк 16. 12), «Явление Христа ученикам в Галилее» (Лк 24. 41-43), «Отослание апостолов на проповедь» (Мф 28. 16-18) и «Явление Христа на море Тивериадском» (Ин 21). В самом нижнем ярусе центральной апсиды - «Служба святых отцов», над ней - 6 медальонов с изображениями рус. святых, на лопатках стен и столпов - фигуры в рост ап. Иакова, брата Господня, митрополитов Московских Петра, Алексия, Ионы и прп. Варлаама Хутынского.

Конху жертвенника традиционно занимает изображение св. Иоанна Предтечи, а стены - развернутый Страстной цикл: «Моление о чаше» (Мф 25. 37-45; Мк 14. 32-42; Лк 22. 39-46), 2 композиции «Иуда предает Христа» по разным текстам (Мф 26. 14-16; Мк 14. 10, 11; Лк 14. 1-6 и Ин 28. 3-7), «Лобзание Иуды» (Мф 26. 49; Мк 14. 3-52; Лк 22. 47-53), «Иуда получает сребреники» (Мф 26. 15), «Христос перед Каиафой» (Мф 26. 59-65: Мк 14. 53-63; Лк 22. 52-63; Ин 14. 11-24), «Отречение Петра» (Мф 26. 58, 59-75; Мк 14. 54, 66-72; Лк 22. 56-62; Ин 18. 15-18, 25-27), «Христос перед Пилатом» (Мф 27. 11-14; Мк 15. 1-5; Лк 23. 1-5; Ин 18. 28-30), «Вечеря в доме Симона прокаженного» (Мф 26. 6-12, Мк 14. 3-9; Ин 12. 21-11). Ниже всю юж. стену занимает композиция «Чудо насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами» (Мф 14. 13-21; Мк 6. 30-44; Лк 9. 10-17; Ин 6. 1-14). В диаконнике собора, где, вероятно, до 1547 г. располагался придел свт. Василия Кесарийского, помещен уникальный житийный цикл святителей Василия Великого и Иоанна Златоуста.

“Грядет Судия праведный и отмсти”. Роспись из цикла “Апокалипсис” на юж. своде под хорами. XVI в.
“Грядет Судия праведный и отмсти”. Роспись из цикла “Апокалипсис” на юж. своде под хорами. XVI в.

“Грядет Судия праведный и отмсти”. Роспись из цикла “Апокалипсис” на юж. своде под хорами. XVI в.

На сводах трансепта и в верхних ярусах на зап. столпах изображены евангельские притчи и сцены чудес, связанные со службами Великого поста и Пятидесятницы, что сближает роспись Б. с. с живописью Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова мон-ря (1502). На зап. столпах написаны «Чудо в Кане Галилейской» (Ин 2. 1-11), «Преполовение» (Лк 2. 40-52), «Изгнание торгующих из храма» (Ин 2. 13-20) и «Проповедь Христа» (Мф 12. 46-50; Мк 3. 31-35; Лк 8. 19-21). На сев. своде помещены сцены «Христос читает в синагоге пророчество Исаии» (Лк 4. 18), «Иоанн Креститель крестит народ», «Чудо о статире» (Мф 17. 24-27), «Притча о милосердном самаритянине» (Лк 10. 30-37), «Притча о блудном сыне» (Лк 15. 11-32), «Притча о заблудшей овце» (Мф 18. 22; Лк 15. 14). На юж. своде помещены сцены исцелений расслабленного (Мф 9. 2-7; Мк 2. 3-12; Лк 5. 18-25), сухорукого (Мф 12. 10-13; Мк 3. 1-5; Лк 6. 6-10), 2 слепцов (Мф 9. 27-31), притчи «О лепте бедной вдовицы» (Мк 12. 41-44; Лк 21. 1-4) и «О не имеющем одеяния брачна» (Мф 22. 2-14), а также иллюстрация к 16-му икосу Акафиста Богоматери «Всякое естество ангельское».

Основное место в центральной части храма - юж. и сев. стену, пространство под хорами и стену, ограждающую их,- занимают иллюстрации к Апокалипсису (ок. 1/3 композиций утрачено при перестройках собора). Иконографически они близки иконе Успенского собора Московского Кремля, написанной ок. 1500 г. Изображение не следует повествованию текста, отдельные эпизоды сгруппированы по смыслу: выделены теофании, события, происходящие на земле, и «Страшный Суд». Рядом со сценами земных бедствий помещены изображения святых имп. Михаила III и его матери Феодоры, кн. Владимира и кнг. Ольги, имп. Константина и Елены, Георгия Победоносца и Димитрия Солунского, Бориса и Глеба, а также композиции «Иов на гноище» и «Зосима причащает Марию Египетскую». Рядом, в нижнем ярусе на столпах, написаны рус. князья Владимир Мономах, Ярослав Всеволодович, Александр Невский, Иоанн Калита, Димитрий Донской и его сын Василий I.

Св. блгв. кн. Александр Невский и вел. кн. московский Иоанн Калита. Роспись сев.-зап. столпа. XVI в.
Св. блгв. кн. Александр Невский и вел. кн. московский Иоанн Калита. Роспись сев.-зап. столпа. XVI в.

Св. блгв. кн. Александр Невский и вел. кн. московский Иоанн Калита. Роспись сев.-зап. столпа. XVI в.

Живопись над хорами Б. с. образует неск. самостоятельных циклов, что может быть объяснено первоначальным размещением на хорах придельных церквей - подобная традиция была распространена в России в XIV-XV вв. В сев. части помещены композиции, связанные с почитанием Богоматери: «Введение во храм», «Покров», Богоматерь на престоле (тип Печерской). Стены, своды и арки заполнены изображениями св. жен. В центральной части хоров помещен цикл деяний арх. Михаила: «Изведение ап. Петра из темницы», «Явление Иисусу Навину» и «Чудо в Хонех», а на зап. стене - «Собор архангелов». Юж. люнет зап. стены занимает композиция «Чудо Георгия о змие», а на арках и стенах написаны мученики, среди к-рых черниговские кн. Михаил Всеволодович и его боярин Федор, ярославские князья Феодор, Давид и Константин и литов. мученики Антоний, Евстафий и Иоанн.

В стенопись собора включено много единоличных изображений - на щеках арок, в откосах окон, на стенах алтаря. Обращает внимание большое число рус. святых, в т. ч. канонизированных на Соборах 1547 и 1549 гг. В медальонах над «Службой святых отцов» написаны ростовские святые Леонтий, Исаия, Авраамий и Игнатий, преподобные Сергий и Никон Радонежские, Никита Новгородский и 2 юродивых. В разных частях алтаря помещены фигуры Московских митрополитов, преподобные Варлаам Хутынский, Пафнутий Боровский, Павел Обнорский (Комельский) и др.

Самостоятельным ансамблем живописи являются фрески зап. и сев. галерей, работы в к-рых, по сообщению летописей, велись в 1520 г. Эта живопись погибла в пожаре 1547 г., но вскоре была выполнена вновь. Росписи большей части сводов и стен папертей современны живописи самого храма. Нек-рые композиции были полностью счищены при реставрации кон. XIX в. и заново написаны Сафоновым по старой графье или калькам. Фрески сев. крыльца и сев. склона свода сев. галереи были исполнены, вероятно, при ремонте собора в 1564 г. Изображение Спаса Нерукотворного и Московских митрополитов на вост. стене сев. галереи выполнено в сер. XVII в., «Благовещение» в зап. галерее написано на закладке окна в XIX в.

Вергилий. Роспись зап. паперти. XVI в.
Вергилий. Роспись зап. паперти. XVI в.

Вергилий. Роспись зап. паперти. XVI в.

Своды галерей занимает композиция «Древо Иессеево». Кроме родословия Христа, помещенного в Евангелиях от Матфея и Луки, в композицию включены многочисленные изображения пророков, праотцев и праматерей, библейские и евангельские сцены: «Три отрока в пещи огненной», «Руно Гедеона», «Помазание Давида», «Лествица Иакова», «Рождество Христово», «Сретение» и «Вознесение». В основе иконографии лежат тексты служб на Рождество Христово и предшествующих ему служб в Недели св. отцов и св. праотцев. Венцом композиции является изображение Богоматери с Младенцем Христом у зап. входа в собор. Остальную часть свода зап. галереи занимает развернутая композиция «Союзом любви связуемы апостолы», в к-рую входят апостолы от 70. В основании распалубок и на лопатках наружных стен галерей помещены фигуры Сивиллы, античных философов и поэтов (Гомера, Плутарха, Вергилия, Менандра, Анаксагора, Фукидида, Зенона и др.), включенных в число пророков. На лопатках внутренних стен - московские князья: у сев. портала - основатель московского княжеского дома Даниил Александрович, далее - Димитрий Донской, Василий I, Иоанн III и Василий III (2 последних написаны на закладках стен в кон. XIX в.).

Св. Троица. Роспись зап. паперти. XVI в.
Св. Троица. Роспись зап. паперти. XVI в.

Св. Троица. Роспись зап. паперти. XVI в.

Внутренние стены галерей занимают композиции «Чудо с пророком Ионой», «О Тебе радуется» и Св. Троица («ветхозаветная»), по иконографии близкая Св. Троице прп. Андрея Рублёва. На юж. стене зап. галереи изображены «Собор Богоматери» и иллюстрация 5-й ступени «Лествицы» прп. Иоанна Лествичника. На сводах сев. крыльца помещены 4 подробные композиции Акафиста Богородице, в к-рых иллюстрированы отдельные стихи икосов. Юж. стену крыльца занимает сцена «Взятие Иерихона».

В наст. время от наружной росписи (1547-1551) Б. с. уцелели 2 композиции - «Собор архангелов» на сев. стене, рядом с одноименным приделом, и «Что Ти принесем, Христе» над входом в собор. Последняя композиция отличается подробностями и точно следует «Слову на Рождество Христово» свт. Иоанна Златоуста.

Мн. композиции Б. с. по иконографии близки росписям Ферапонтова мон-ря, выполненным в 1500-1502 гг. Дионисием, но усложнены и наполнены бытовыми деталями. В росписи сохраняются свойственные нач. XVI в. пропорциональные соотношения, формы архитектурных построек, стройные и изящные фигуры, насыщенность колорита, что особенно заметно в росписях алтаря. В то же время живопись на стене, ограждающей хоры, с характерными плотными крупноголовыми фигурами и темным приглушенным колоритом, близка произведениям 60-х гг. XVI в.

И. Я. Качалова

Иконное убранство

Спас в силах. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)
Спас в силах. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)

Спас в силах. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)
складывалось на протяжении всей истории Б. с. В интерьере собора иконы располагались в алтаре, за престолом, в иконостасе, на стенах и столпах, на аналоях. Об отдельных иконах сохранились свидетельства в летописях и др. письменных источниках. О составе и особенностях иконного убранства Б. с. в целом можно судить лишь с 1634 г., когда была сделана первая известная нам опись собора, сохранившаяся в составе описи 1680-1681 гг.

Неизвестно, как выглядел и каких размеров был древнейший иконостас Б. с., насколько параметры и состав сохранившегося иконостаса соответствуют ранним строительным периодам в его архитектуре. Вероятно, к нач. XVI в. были определены его совр. размеры и устройство: в 1508 г. в Б. с. вел. кн. Василий III «повеле иконы все церковные украсити и обложити сребром и златом и бисером, деисус, праздники и пророки». Иконостас собора был обновлен после пожара 1547 г. Из летописей известно, что в 1566 г. царь Иоанн IV «образы златом и камением повеле украсити». Со временем могли изменяться количество и состав икон в разных рядах, они могли располагаться на стенах собора («в заворот») рядом с иконостасом. Подобное их размещение сегодня сохранилось только в его нижнем ярусе. В наст. время в иконостасе находятся иконы XIV-XVII вв., представляющие большей частью выдающиеся памятники искусства.

Богородица. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)
Богородица. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)

Богородица. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Мастер Феофан Грек (?)

Деисусный чин Б. с., украшенный в 1508 г., сгорел в 1547 г. По словам летописи, он принадлежал кисти прп. Андрея Рублёва и был «златом обложен». Сохранившиеся иконы Деисуса были раскрыты и реставрированы в 1918-1919 гг. группой реставраторов под рук. И. Э. Грабаря. В ходе раскрытия икон было высказано мнение, что они принадлежат кисти Феофана Грека и что иконы этого чина написаны в одно время с иконами праздничного ряда. Физико-химические исследования 2-й пол. XX в. показали, что оба чина написаны разными красками и различными живописными приемами, т. е., вероятнее всего, были созданы независимыми друг от друга артелями. В наст. время иконы Деисуса датируются кон. XIV в.

В центре ряда находится образ Господа Вседержителя в окружении небесных чинов («Спас в силах», 210´ 142 см), что является редким примером для чина иконостаса. По сторонам - образы Богоматери и Иоанна Предтечи, обращенные в молении ко Христу. За ними следуют архангелы Михаил и Гавриил, апостолы Петр и Павел, святители Василий Великий и Иоанн Златоуст (каждая икона 210´ 107-121 см). Художественные особенности 9 икон Деисуса позволили исследователям утверждать, что он создан выдающимся греч. мастером, вероятнее всего Феофаном Греком. Техника живописи соединяет лучшие традиции визант. искусства с высоким духовным содержанием образов. В том же ряду находились образы вмч. Георгия и Димитрия (210´ 102 см), стоявшие вдоль сев. и юж. стен собора (ныне в запасниках ГММК). По живописи они сильно отличаются от остальных образов чина и, вероятно, написаны рус. мастерами XV в. В XVI в. на узких по ширине досках (208´ 25 и 211´ 26 см) были написаны иконы св. столпников Даниила и Симеона. Согласно описям XVII в., иконы мучеников и столпников располагались на боковых стенах собора рядом с иконостасом, при создании новой конструкции иконостаса в 1896 г. были сняты.

Ап. Петр. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Иконописец Феофан Грек (?)
Ап. Петр. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Иконописец Феофан Грек (?)

Ап. Петр. Икона из деисусного чина. Кон. XIV в. Иконописец Феофан Грек (?)

Праздничный ряд включал 14 икон: «Благовещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Крещение», «Преображение Господне», «Воскрешение Лазаря», «Вход Господень в Иерусалим», «Тайная вечеря», «Распятие», «Положение во гроб», «Сошествие во ад», «Вознесение», «Сошествие Св. Духа», «Успение Богородицы» (каждая доска 81´ 60-63 см). В наст. время принято считать, что древние иконы написаны разными мастерами 1-го десятилетия XV в. и появились в соборе после пожара 1547 г. Несмотря на изменение или утрату красочного слоя, иконы демонстрируют художественные признаки и то духовное содержание, к-рые были наиболее полно воплощены в творчестве прп. Андрея Рублёва. В состав ряда, по описям XVII-XVIII вв., входили иконы, вероятно XVI в., «Уверение Фомы», «Преполовение» и «Снятие с креста» (не сохр.; заменена в XVIII в. иконой «Омовение ног», к-рая также не сохр.).

Преображение Господне. Икона из праздничного чина. Нач. XV в.
Преображение Господне. Икона из праздничного чина. Нач. XV в.

Преображение Господне. Икона из праздничного чина. Нач. XV в.

Из 17 икон пророческого ряда сохранились «Богоматерь с Младенцем на престоле» (123´ 106 см) и 14 образов пророков (каждая икона 123´ 55-58 см). Согласно описи 1771-1773 гг., в ряду находились пророки Давид, Соломон, Аарон, Захария, Михей, Даниил, Моисей, Иезекииль, Гедеон, Иоиль, Исаия, Иона, Иаков, патриарх Иуда, Аввакум и Захария Серповидец (последние 2 иконы не сохр.). По своему составу ряд ближе к пророкам в стенописи, чем к чинам иконостасов того времени. Необычно по сравнению с предшествующими чинами появление образа патриарха Иуды. Иконы написаны, вероятно, московскими иконописцами, к-рые вместе с новгородцами и псковичами принимали участие в росписи галерей собора в сер. XVI в. О столичном происхождении икон свидетельствуют колорит, характер построения фигур, их позы и одеяния: пророки представлены с развернутыми свитками в руках, то в сильном движении, то в состоянии созерцательного покоя. Вероятно, именно в иконостасе Б. с. пророки были впервые изображены в рост.

Прор. Захария. Икона из пророческого чина. Сер. XVI в.
Прор. Захария. Икона из пророческого чина. Сер. XVI в.

Прор. Захария. Икона из пророческого чина. Сер. XVI в.
Праотеческий ряд, по описи 1680-1681 гг., был представлен 16 иконами праотцев и образом «Спас Нерукотворный» в центре. К 1721 г. «Спас Нерукотворный» и иконы 2 праотцев были сняты и поставлены в алтаре собора. В совр. виде праотеческий ряд сложился к 1771 г. В наст. время чин состоит из 15 икон в форме кокошников (29-34´ 55-56,6 см), в 12 из к-рых врезаны дощечки 4- и 5-угольной формы с живописью сер. XVI в. Происхождение икон-врезок достоверно неизвестно. В центре совр. ряда находится икона 2-й пол. XIX в. с поясным изображением Господа Саваофа (91´ 119 см). Еще 2 иконы праотцев, Авраама и Исаака, были написаны в то же время, вероятно в связи с переустройством иконостаса. Полуфигуры праотцев написаны в архитектурном обрамлении: двусветный храм с арочным завершением наподобие скинии или шатровой церкви. На иконах представлены (от сев. стены к юж.) Илия, Иисус Навин, Иов Многострадальный (после раскрытия - праотец Исаак), Симеон, Мелхиседек, Исаак, Авраам, Ева (по надписи иконы - «прабаба», утрачена в XIX в.), Адам (икона утрачена в XIX в.), Сарра (по надписи - «прабаба»), Ной, Филарет Милостивый (после раскрытия - праотец Авраам), Вениамин, Иосиф Прекрасный, Енох, Авель. Особенностью ряда является включение изображения Иисуса Навина.

Праотец Исаак. Икона из праотеческого чина
Праотец Исаак. Икона из праотеческого чина

Праотец Исаак. Икона из праотеческого чина

Состав местного ряда иконостаса мог достаточно сильно изменяться в разное время. В центре, по описи 1680-1681 гг., находились царские врата с образами евангелистов в серебряном басменном окладе. Дверь в дьяконник была обтянута красным сукном, дверь в жертвенник украшал образ Благоразумного разбойника. О нек-рых иконах местного чина Б. с. сохранились упоминания в различных памятниках письменности, самое раннее из к-рых - свидетельство Троицкой летописи (нач. XV в.) о привозе московскому вел. князю в 1397 г. из К-поля иконы «Страшный Суд». Этот образ был послан московскому вел. кн. Василию Димитриевичу визант. императором и Патриархом «в поминок» за помощь. Икона известна как «Спас в белорисцех» (или «Спас в ризице белой»), т. к. на ней Христос, а также «ангели, апостоли и праведницы» были написаны «вси в белых ризах» (Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950. С. 448). К кон. XV в. икона стояла на «левои стране на поклоне». В сер. XV в. в местном ряду на самом почетном месте - с правой стороны от царских врат - находилась древняя икона из Смоленска «Богоматерь Одигитрия», в 1456 г. торжественно возвращенная жителям Смоленска. На ее месте недолго находилась др. смоленская икона Богородицы («Владычица с Младенцем»), к-рую заменил список «в меру и подобие» смоленской иконы Одигитрии (в 1524 перенесена в собор московского Новодевичьего мон-ря).

После 1547 г. в чине местного ряда Б. с. появились иконы, оказавшие большое влияние на современников, в т. ч. икона «Четырехчастная». Она была написана псковскими мастерами по заказу свящ. Сильвестра, к-рый руководил восстановлением царского домового храма. Икона включала изображения неск. сюжетов, к-рые, судя по надписям, представляли иллюстрации к церковным песнопениям (от верхнего левого угла): «И почи Бог в день седьмый», «Единородный Сыне и Слове Божий», «Приидите трисоставному Божеству поклонимся», «Во гробе плотски, во аде же с душею…». Эта икона вызвала критику со стороны государева дьяка И. М. Висковатого и стала предметом обсуждения на Соборе в 1553-1554 гг.

Шуйская-Смоленская икона Божией Матери (XV в.) в раме с образами праматерей и пророчиц (кон. XVII — нач. XVIII в.) из местного ряда
Шуйская-Смоленская икона Божией Матери (XV в.) в раме с образами праматерей и пророчиц (кон. XVII — нач. XVIII в.) из местного ряда

Шуйская-Смоленская икона Божией Матери (XV в.) в раме с образами праматерей и пророчиц (кон. XVII — нач. XVIII в.) из местного ряда

В эпоху митр. Московского и всея Руси Макария и царя Иоанна IV иконное убранство Б. с., как и др. кремлевских соборов, к-рые пострадали в пожаре 1547 г., могло пополниться древними чтимыми иконами, привезенными из разных мест страны. Возможно, в это время в местном ряду появился образ «Спас на престоле» (1337?), в поздней надписи на иконе упомянуты вел. кн. Иоанн Калита и Новгородский архиеп. Моисей. После 1552 г. в домовый царский храм была поставлена двусторонняя икона «Богоматерь Донская» с «Успением» на обороте (посл. четв. XIV в.), принесенная из Успенского собора г. Коломны. Какой именно образ был храмовым в домовом царском соборе, неизвестно. Вероятно, это могла быть привезенная в ту же эпоху икона «Благовещение Устюжское» (нач. XII в.) из новгородского Юрьева мон-ря, взятая позднее в Успенский собор Московского Кремля (к нач. XVII в. находилась в местном ряду).

Окончательное формирование совр. вида местного ряда относится к нач. XVIII в. В него вошли наиболее почитаемые иконы Б. с.: справа от царских врат - «Спас на престоле» (1337?; до 1680 находилась в левой части ряда; в описи 1703 названа чудотворной); храмовый образ «Благовещение с кондаки и с икосы» (созданная, вероятно, по заказу царя Михаила Феодоровича в 1-й четв. XVII в.) в золотом окладе; икона «Господь Вседержитель с припадающими в молении прп. Сергием Радонежским и прп. Варлаамом Хутынским» («Спас Смоленский», сер. XVI в.) в золотом окладе; «Четырехчастная» икона (на юж. стене). Слева от царских врат стояли «Богоматерь Донская» в раме кон. XVII - нач. XVIII в. с образами праматерей и пророчиц (в 80-х гг. XVII в. стояла в киоте справа; ныне в среднике располагается Шуйская-Смоленская икона Богоматери, XV в., из кремлевского Николо-Гостунского собора), «Христос на престоле, с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей, со святыми на полях» (кон. XVII - нач. XVIII в.; по сведениям XIX в., икона написана «по обещанию» ключарем Б. с. Иваном Афанасьевым); «Богоматерь Тихвинская» в раме с 16 клеймами, иллюстрирующими «Сказание о чудесах иконы Богоматери Тихвинской» (сер. XVI в.); «Никола в житии» (1699; сев. стена). Из местного ряда в кон. XVII-XVIII в. были убраны образ Св. Троицы в серебряном золоченом окладе (2-я пол. XVI - 1-я пол. XVII в., перенесена в алтарь, не сохр.), «Богоматерь Одигитрия с 24 праздниками Господскими и Богородичными на полях» в серебряном золоченом чеканном окладе с узорами сканью (перенесена к лев. столпу, не сохр.; с этой иконой связывают раму XVII в. с изображениями праздников, к-рая в наст. время находится в иконостасе ц. Ризоположения Московского Кремля), «Страшный Суд» (XVII в.; на сев. стене). В кон. XVII - нач. XVIII в. старые двери в алтарь были заменены на новые с образами архангелов Уриила (вход в жертвенник) и Рафаила (вход в дьяконник).

Особенностью местного ряда Б. с. является существование постоянного места для иконы небесного покровителя самодержца, к-рую писали ко дню венчания на царство, а после смерти царя «переносили ко гробу» в Архангельский собор (сохр. неск. икон, начиная со времени Иоанна IV, одного размера и сходных по композиции). Такой образ всегда располагался справа от царских врат. У юж. столпа, напротив иконы, находилось царское моленное место - деревянное, резное, с шатром. По документам Б. с. известна икона в серебряном золоченом окладе вмч. Феодора Стратилата, св. покровителя царя Феодора Алексеевича (написана в 1676 г. С. Ушаковым; ныне в Музее прикладного искусства и быта России XVII в. ГММК). В наст. время в ряду стоит икона, вероятно 80-х гг. XVII в., с изображением св. апостолов Петра, Иоанна Предтечи и прп. Алексия, человека Божия (дописан во 2-й четв. XVIII в.), предстоящих Христу,- небесных покровителей царей Иоанна и Петра Алексеевичей.

Среди местных икон интересна житийная икона свт. Николая на сев. стене Б. с. В одном из ее клейм сохранилась надпись о том, что икона была создана в марте 1699 г. по обещанию прот. Б. с. Феофана Феофилактовича, духовника государя, его сыном Феодотом Ухтомским, изографом Оружейной палаты.

Богоматерь Одигитрия. Икона местного ряда иконостаса в приделе во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.
Богоматерь Одигитрия. Икона местного ряда иконостаса в приделе во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.

Богоматерь Одигитрия. Икона местного ряда иконостаса в приделе во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.

Пядничный ряд первоначально состоял из образов в основном Богородичных, из к-рых сохранились 2 греч. иконы XIV в. «Одигитрия», одна в первоначальном серебряном окладе (ныне в Оружейной палате), иконы XVI-XVII вв. «Млекопитательница», «Тихвинская», «Пименовская», «Смоленская», «Яхромская», «Владимирская» (ныне в экспозиции на зап. паперти), и др. Совр. пядничный ряд появился в иконостасе в нач. XVIII в. Он состоял из 30 небольших (27´ 25 см) двусторонних минейных икон, написанных на загрунтованном холсте. В 1812 г. большая часть их была похищена. К 1818 г. худож. Д. Г. Шумилов заново написал 27 двусторонних образов. В левой половине ряда стоят Минеи (на каждый месяц), в правой - изображения отдельных праздников.

В XVII в. иконостас завершался деревянными резными херувимами, через одного золочеными и посеребренными. С сер. XVIII в., согласно описям, иконостас венчали 3 большие восьмиугольные иконы в 3 алтарных пролетах (не сохр.): «Господь Саваоф» (в центре), «Христос Спаситель» и «Св. Иоанн Предтеча». Ныне существующее завершение иконостаса - результат переустройства 1896 г.

Иконостас придела во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.
Иконостас придела во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.

Иконостас придела во имя Собора арх. Гавриила. 2-я пол. XVI в.

На аналоях перед иконостасом также находились иконы «Богоматерь Барловская» (не сохр.) в золотом окладе (сохр.) и «Богоматерь Боголюбская» (не сохр.) в золотом окладе (сохр. нек-рые детали), «Благовещение» в серебряном золоченом окладе (в собрании музея не выявлена). В алтаре за престолом располагались двусторонние выносные иконы в киотах и драгоценных окладах «Богоматерь Пименовская с Благовещением на обороте» в серебряном золоченом окладе (посл. четв. XIV в.; перенесена в Б. с. в сер. XVI в.), «Богоматерь Одигитрия со Спасом Нерукотворным на обороте» (время создания неизвестно; не сохр.), «София Премудрость Божия» (XV в.), возможно, работы тверских мастеров, с «Распятием» (XIX в.) на обороте. Часть икон богатого собрания Б. с. хранилась на тябле за иконостасом, иконы в киотах располагались вокруг столпов, напр. «Распятие со Страстями Господними на полях» (XVI в.).

В приделах Б. с. также существовало иконное убранство, созданное к моменту их возведения. Иконы самого древнего придела, свт. Василия Кесарийского, судя по документам, после упразднения придела были разрознены. Известно (по описи 1680-1681), что часть икон находилась в юго-вост. верхнем приделе вмч. Георгия. В 1613-1614 гг. из Приказа Большой казны в верхние приделы (Собор арх. Гавриила, Собор Богоматери и Вход Господень в Иерусалим) были выданы иконостасы вместе с церковной утварью. Эти иконостасы упомянуты в описях кон. XVII в. и сохранились до наст. времени. Все иконостасы трехъярусные и построены по единому принципу: в центре местного ряда - царские врата с сенью и столбиками, дверь с образом Благоразумного разбойника ведет в жертвенник. Справа от царских врат располагались храмовые местные образы. Особенностью придельных иконостасов является написание на одной доске образов деисусного и праздничного рядов. Пророческий ряд сохранился только в приделе арх. Гавриила, что соответствует описи 1680-1681 гг. В состав придельных иконостасов могли входить иконы XV в. (напр., «Рождество Христово» из придела Собора Богоматери) и нач. XVII в. (напр., «Сорок севастийских мучеников» из придела Входа Господня в Иерусалим). В приделе св. блгв. Александра Невского сохранился иконостас, в состав к-рого входят образы святых, соименные членам семьи имп. Александра I.

Интерес к чудотворным образам Б. с. начал проявляться уже на рубеже XVII-XVIII вв., сведения о них содержатся в частности в рукописном сборнике, составленном С. Моховиковым, сторожем Б. с., в 1714-1716 гг. В наст. время иконное убранство Б. с. служит ценным источником информации для историков средневек. искусства и культуры.

И. А. Журавлёва

Церковное убранство, богослужебные предметы, реликварии

Сохранилось ок. 700 памятников XI - кон. XIX в., происходящих из Б. с. Менее 1/3 от этого числа составляют иконы, большую часть - богослужебные предметы: церковная утварь, многочисленные панагии, наперсные кресты, предметы личного благочестия, принадлежавшие московским вел. князьям, рус. царям и членам их фамилий, ок. 60 единиц - различные архитектурные детали. В наст. время меньшая часть этих памятников находится в соборе, большая - в Оружейной палате.

Царские врата. 1-я треть XIX в.
Царские врата. 1-я треть XIX в.

Царские врата. 1-я треть XIX в.

О церковном убранстве Б. с. в ранний период можно судить по немногим письменным источникам и сохранившимся предметам XI-XVI вв. Описи собора (с 1680 по 1924) позволяют проследить развитие его убранства с XVII до нач. XX в.

Все иконы в иконостасе Б. с. к 1680 г. были в окладах. Особо драгоценные, золотые оклады искусной работы украшали наиболее чтимые иконы местного ряда, прежде всего чудотворную Донскую икону Божией Матери. Иконы верхних 4 чинов иконостаса были заключены в серебряные оклады, отделанные сканью и эмалью. Тябла иконостаса покрывала серебряная басма, «золоченая через звено». Разнообразием золотых и серебряных окладов выделялся ряд пядничных икон, поставленных «у Деисуса на нижнем тябле». От их убора сохранились отдельные серьги и рясны XV-XVII вв. Единственной иконой этого ряда, дошедшей до наст. времени в первоначальном окладе, является визант. икона «Богоматерь Одигитрия» XIV в.

С нашествием наполеоновских войск и оккупацией Кремля в 1812 г. связана пропажа царских врат. Серебряные позолоченные чеканные врата с образами Благовещения и 4 евангелистов, находящиеся сейчас в соборе, появились в 1818 г. В 1838 г. к ним были созданы новые серебряные столбики, сень и медная коруна. Эти царские врата вошли в состав нового иконостаса из золоченой бронзы с эмалью, исполненного в 1894-1896 гг. на фирме Хлебникова в Москве и украшающего собор поныне. В иконостас были включены также др. части предшествующего убранства: рама Донской иконы Богоматери кон. XVIII - нач. XIX в., медные посеребренные литые кронштейны и латунное навершие царских врат сер. XIX в.

Евангелие 1568 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)
Евангелие 1568 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)

Евангелие 1568 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)

В убранство храма в XVII в. входили драгоценные оклады аналойных икон, в т. ч. особо чтимых Барловской и Боголюбской икон Богородицы (не сохр.). Золотой оклад первой из них (кон. XIV - нач. XV в.) и отдельные фрагменты убора второй (датируются разными исследователями от XIII до нач. XV в.) уцелели и хранятся в Оружейной палате.

Утрачено «царское место», выполненное из дерева и увенчанное шатром с медным литым золоченым двуглавым орлом наверху. Оно находилось на вост. стороне юго-зап. столпа собора. О том, каким было «царское место», можно судить по описям собора и по картине С. М. Шухвостова «Обедня в Московском Благовещенском соборе» (1857, ГТГ).

В XVII в. все богослужебные предметы, значительное собрание святынь, а также большое число священнических облачений хранились в алтаре, позже - в ризнице.

На главном престоле в XVII в. находились 4 напрестольных Евангелия. Самое раннее сохранившееся - рукописное Евангелие в серебряном окладе 1568 г., вклад царя Иоанна IV Грозного. Композиция оклада восходит к убору Евангелия 1392 г. из Троице-Сергиевого мон-ря. Особо искусной работой и изысканным золотым с крупными камнями окладом выделялось Четвероевангелие, вложенное в собор в 1571 г. царем Иоанном IV Грозным (позже использовалось в богослужении на престольный праздник Благовещения и при архиерейском служении). К нач. XX в. в соборе насчитывалось 20 напрестольных Евангелий в драгоценных окладах, из к-рых до наст. времени сохранилось ок. половины. Большая их часть была выполнена в придворных мастерских Московского Кремля в XVII в.

Евангелие 1571 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)
Евангелие 1571 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)

Евангелие 1571 г. Вклад царя Иоанна IV Грозного (ГММК)

Три воздвизальных креста, отмеченных описью 1680 г. в основном алтаре, также лежали на престоле. Первым назван древнейший крест 1552-1553 гг. новгородской работы в серебряном сканом уборе с драгоценными и цветными камнями и жемчугом. Согласно надписи на кресте, он был вложен в Николо-Вяжищский мон-рь под Новгородом. По преданию, крест был привезен в Москву царем Михаилом Феодоровичем в 1613 г., в год венчания на царство (позже употреблялся за богослужением на Крестопоклонной неделе и в день Воздвижения Креста, а также за архиерейским богослужением). В 1699 г. «состроился... тщанием… ключаря Иоанна», как сказано в надписи на кресте, серебряный золоченый шестиконечный напрестольный крест с эмалевыми изображениями и алмазами (позже использовался на Пасху, Рождество Христово, Пятидесятницу и Благовещение, а также за архиерейским богослужением). Со 2-й пол. XVIII в. среди напрестольных крестов, по описи, известен «Крест Господень золотой… в нем Животворящее Древо… Дан вкладу после Государя царевича Алексея Петровича» (позже использовался в чине водоосвящения, а также омовения мощей на Страстной неделе). Единственный предмет в фондах музеев Московского Кремля, к к-рому можно отнести данные описей об этом кресте,- реликварий, но его атрибуция вызывает пока затруднения. Возможно, он возник в более позднее время (XIX в.?) и его формы повторяют несохранившийся крест.

На протяжении XVII-XX вв. в соборе количество драгоценных напрестольных крестов росло, менялся их состав. К 1916 г. в соборной ризнице находилось 15 напрестольных крестов, более половины из них сохранились до наст. времени. Значительную их часть составляют серебряные чеканные кресты-мощевики, исполненные в сер. XVII в. при царе Алексее Михайловиче. За престолом, согласно описям, с 1680 по 1916 г. находились 2 выносных креста. Восьмиконечные кресты в серебряных басменных окладах являются единственной сохранившейся парой драгоценных выносных рус. крестов сер. XVI в. Они украшены лицевыми изображениями, выполненными в технике серебряного литья, а также драгоценными камнями и цветными стеклами. Высокий художественный уровень и виртуозность их исполнения указывают на работу придворных мастеров, смысловая продуманность программы - на ее составление учеными книжниками. Серебряный золоченый оклад запрестольной Пименовской иконы Божией Матери (XIV в.) с Благовещением на обороте (XVI в.) и дароносный ковчег (1670) с резными изображениями, к-рые близки лицевым изображениям «царского места», сохранились частично.

Ковчег-мощевик Суздальского архиеп. Дионисия. 1383 г.
Ковчег-мощевик Суздальского архиеп. Дионисия. 1383 г.

Ковчег-мощевик Суздальского архиеп. Дионисия. 1383 г.

К числу наиболее известных святынь, находившихся в ризнице Б. с., принадлежат серебряный ковчег в форме квадрифолия, заключающий реликвии Страстей Христовых и мощи мн. святых, исполненный в 1383 г. повелением архиеп. Дионисия Суздальского; крест с частью Животворящего Древа и камнем от Гроба Господня, изготовленный в 1621 г. (известен как «ковчег кн. Ивана Хворостинина»). Ковчег Дионисия Суздальского был обретен в Суздале в 1401 г., принесен в Москву и стал святыней Московского гос-ва. Ковчег кн. Ивана Хворостинина, вставленный в кипарисную доску и киот, по принципу древних визант. ставротек, также получил статус гос. святыни и, возможно, использовался в чине венчания на царство. В XVII в. этот ковчег под названием «крест» упоминался первым в списке крестов и рак, использовавшихся в чине омовения мощей и водосвятия в Великую пятницу. Позднее его место занимает ковчег с мощами прп. Параскевы-Петки Сербской и мц. Гликерии, к-рый выносили на поклонение в дни их памяти (14 и 22 окт.).

В XVII в. убор главного престола дополняли пелены, восходящие к драгоценным визант. антепендиумам, расшитые жемчугом, драгоценными цветными камнями, серебряными дробницами с черневыми и резными изображениями праздников и святых. Особый интерес представляет пелена сер. XVI в. с серебряными золочеными дробницами с чернью, на к-рых проиллюстрировано сказание о Лиддской иконе Божией Матери. В XVIII в. убор престола был дополнен серебряной золоченой дарохранительницей в форме голубя - символа Св. Духа. Подобный элемент утвари, известный с глубокой древности, в России появился в XVII в. Сохранилось неск. памятников, среди к-рых дарохранительница из Б. с. наиболее замечательна.

Икона-мощевик (ок. 1605 г.) из ковчега кн. Ивана Хворостинина 1621 г. (ГММК)
Икона-мощевик (ок. 1605 г.) из ковчега кн. Ивана Хворостинина 1621 г. (ГММК)

Икона-мощевик (ок. 1605 г.) из ковчега кн. Ивана Хворостинина 1621 г. (ГММК)

Почти полностью сохранились драгоценные богослужебные сосуды, находившиеся в 1680 г. на жертвеннике. Особую ценность представляет потир, выполненный новгородским мастером в 1329 г. по повелению Новгородского архиеп. Моисея. Это самый ранний из литургических сосудов с каменными чашами, повторяющих визант. прототип, из сохранившихся на Руси. Золотой потир кон. XVI в. с черневыми изображениями на протяжении всей истории храма был единственной золотой причастной чашей. В сер. XVIII в. группу серебряных чаш для причастия дополнил австр. сосуд, выполненный в 1729 г. в Граце и украшенный расписными эмалями и драгоценными камнями. Из 2 сохранившихся дискосов Б. с. один, вложенный прот. Ф. Я. Дубянским, духовником императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, составляет с австр. потиром единый литургический прибор. Среди дошедших до наст. времени звездиц особую ценность представляет золотая XVII в., украшенная живописной эмалью. Из сохранившихся серебряных литургических «блюд» и «блюдец», упоминаемых описью 1680 г., самым ранним является блюдо с резным изображением Богородицы «Знамение» и надписью на обороте: «Князь великий» (XVI в.).

Панагия. 2-я пол. XVI в. (ГММК)
Панагия. 2-я пол. XVI в. (ГММК)

Панагия. 2-я пол. XVI в. (ГММК)

В XVII в. на жертвеннике находились 2 круглых двустворчатых панагий. Первая - серебряная, с изображением Господа Вседержителя и евангелистов, одна из 3 сохранившихся рус. панагий этого типа, выполненная вероятно, в Москве в 1-й пол. XV в. Вторая, возможно, была исполнена также в Москве, в придворных мастерских во 2-й пол. XVI в., и представляет собой перламутровую раковину в сканной оправе с резными изображениями. Согласно соборным описям, серебряная панагия использовалась в чине возношения панагии при царском дворе, перламутровая - в обряде поминовения.

Вместе с этими сосудами хранилась единственная в соборе серебряная водосвятная чаша, вложенная царем Михаилом Феодоровичем в 1629 г., а также ковш, пожалованный царем Феодором Алексеевичем в 1677 г., и 2 кадила. Древнейшее кадило в форме кубического храма с куполом было выполнено, вероятно, в кон. XV - нач. XVI в., редкий образец кадил этого типа, получивший особое распространение в Москве с 1-й четв. XV в.

Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.
Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.

Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.

Частью убранства Б. с. являлось собрание вселенских и рус. святынь и мощей, крупнейшее в России, уподоблявшее дворцовый храм московских государей церквам Большого дворца визант. императоров в К-поле. В 1680 г. оно находилось в алтаре, в деревянном «поставе». Описание этого обширного собрания начиналось с 2 наиболее значительных реликвариев - с т. н. ковчега кн. Ивана Хворостинина и ковчега 1383 г. Этот комплекс включал 8 золотых и 22 серебряных креста-мощевика, 11 золотых панагий с мощами и 34 серебряные, многие из к-рых сохранились, в их числе: икона-мощевик XII в. с изображением «Сошествия во ад» в технике перегородчатой эмали; иконы XI-XII вв. с образом Спаса, резные по яшме и лазуриту; икона с резным по лазуриту образом тронной Богородицы с Младенцем, к-рая принадлежала Новгородскому архиеп. Евфимию II (1429-1458), а позже была преподнесена вел. кн. Иоанну III; резные по стеатиту иконы 4 праздников и св. Иоанна Предтечи. Большую часть этого комплекса составляют кресты и наперсные иконы рус. работы XII-XVII вв. Особый интерес представляет группа серебряных с резными и черневыми изображениями крестов XV-XVI вв. и вложенные в них меднолитые кресты-энколпионы киевского типа. Собрание миниатюрных икон и реликвариев чрезвычайно разнообразно по типу предметов, их происхождению (изготовлены в различных рус. центрах, таких, как Новгород, Тверь, Н. Новгород), по технике исполнения (литье, резьба по металлу, дереву, кости и камню). Среди этих памятников - ряд редких датированных произведений, шедевров древнерус. искусства (серебряный складень мастера Лукиана 1412, ковчег-мощевик нижегородской кнг. Марии 1410, складень-мощевик кн. Константина (Димитриевича?) с древним образом вмч. Георгия, поражающего змия, сохранившимся в казне московских князей, кипарисовый складень-мощевик с резным образом «Похвала Богородицы» XV в.).

Видение купины огненной Моисею. Фрагмент медных врат зап. входа. XVI в.
Видение купины огненной Моисею. Фрагмент медных врат зап. входа. XVI в.

Видение купины огненной Моисею. Фрагмент медных врат зап. входа. XVI в.

Основную часть обширного комплекса реликвариев составляли уникальные серебряные золоченые ковчеги в виде саркофагов с выдвижными крышками, на к-рых помещены чеканные образы святых, чьи мощи в них хранятся. Создание этих ковчегов было начато при царе Борисе Годунове и его сыне Феодоре Борисовиче и продолжено при воцарении династии Романовых. Совр. исследователи связывают это деяние кон. XVI в. с грандиозными замыслами создания в Кремле храма Святая Святых. Опись 1680 г. перечисляет 35 подобных ковчегов. В наст. время 28 ковчегов 1598-1633 гг. хранятся в бронзовой раке, специально изготовленной для них на московской фирме Постникова в 1894 г.

Тканевое убранство Б. с. сохранилось не полностью и до наст. времени дошло со значительными переделками. Особую ценность представляют праздничные пелены к иконам местного ряда с изображением Голгофского креста, выложенного серебряными золочеными дробницами, с резными и черневыми образами святых и праздников, облачения гл. обр. XVIII в.

Частично сохранился комплекс светильников XVII-XIX вв. Уникальными произведениями рус. искусства XVI в. являются зап. и сев. двери собора. Они выполнены в древней технике «золотой наводки», продолжая т. о. ряд памятников домонг. (врата Рождественского собора в Суздале) и новгородского искусства XIV в. (Васильевские врата, 1336). Программа их изображений теснейшим образом связана с системой убранства собора и его значением.

Сохранились предметы церковного убора из придельных церквей Б. с. Иконостасы приделов были выполнены, вероятно, вскоре после их возведения в 60-х гг. XVI в. Их убранство, состоящее из серебряных золоченых басменных окладов, а также из серебряных окладов с эмалевым узором по скани, представляет особый интерес как уникальное убранство рус. высокого иконостаса, сохранившееся почти полностью.

Е. А. Моршакова

Б. с. в церковном обиходе рус. вел. князей и царей

Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.
Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.

Сев. створка медных врат зап. входа. XVI в.
По-видимому, до посл. четв. XV в. Благовещенская ц. являлась исключительно домашним великокняжеским богомольем, о чем свидетельствуют скромные размеры первых 2 каменных храмов. К 1498 г. относится самое раннее описание участия собора и соборных клириков в мероприятии гос. значения - чине поставления на вел. княжение внука Иоанна III - Димитрия Иоанновича: протопоп Б. с. благословил Димитрия крестом, при выходе на площадь князь был трижды осыпан золотыми и серебряными монетами. Начиная с XVI в. обязательной частью коронационных торжеств было посещение монархом после венчания Б. с., где государя встречал его духовник с крестом и св. водой.

Венчание протопопом Благовещенского собора Максимом царя Михаила Феодоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой. Миниатюра из кн. “Описание в лицах торжества, проходившего в 1626 г.”. М., 1810
Венчание протопопом Благовещенского собора Максимом царя Михаила Феодоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой. Миниатюра из кн. “Описание в лицах торжества, проходившего в 1626 г.”. М., 1810

Венчание протопопом Благовещенского собора Максимом царя Михаила Феодоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой. Миниатюра из кн. “Описание в лицах торжества, проходившего в 1626 г.”. М., 1810

Сведения о неофиц. посещениях вел. князьями, царями и их родственниками богослужения в Б. с. крайне редки. Большей частью и порой достаточно подробно описываются относящиеся преимущественно к XVII в. парадные выходы царей в собор. В день новолетия, праздновавшегося 1 сент. на Соборной пл. Кремля, царь в сопровождении бояр шествовал из дворца по паперти в Б. с., где ожидал выхода Патриарха. По окончании молебна на площади, приложившись ко кресту и получив благословение Патриарха, царь нередко вновь заходил в собор, слушал литургию. В Неделю сыропустную, обыкновенно после вечерни, царь шествовал в Успенский собор, Вознесенский мон-рь, а оттуда в Архангельский и Благовещенский соборы, в к-рых «прощался» у св. мощей и гробов прародителей. С особой торжественностью богослужение в Б. с. совершалось в престольный праздник Благовещения Пресв. Богородицы. Литургию, а иногда и всенощное бдение служил Патриарх в присутствии царя. В честь праздника цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович устраивали пиры, на к-рые приглашали Патриарха, высшее духовенство, бояр. В этот день в царских хоромах кормили нищих. В 1-й день Пасхи царь слушал заутреню обычно в Успенском соборе, потом шел в Архангельский, затем в Б. с., прикладывался к иконам и мощам, христосовался с духовником в уста, а ключаря и всех клириков жаловал к руке и раздавал пасхальные яйца.

Царь Михаил Феодорович также посещал Б. с. в день Св. Троицы: слушал литургию, вечерню и «лежал на листе» (коленопреклоненно молился на цветах и листьях, предварительно окропленных розовой водой). При последующих царях выходов на Троицу в Б. с. уже не было, тем не менее ежегодно вплоть до восшествия на престол имп. Екатерины II в собор приносились для украшения деревья и цветы из дворцовых садов. Выходы царя Михаила Феодоровича в Б. с. совершались в день его именин - на празднование памяти прп. Михаила Малеина, когда литургия служилась в приделе, посвященном этому святому, а также в дни именин царицы и детей. Царь Алексей Михайлович бывал на молебнах в соборе реже, а его преемники ни в Троицын день, ни в царские дни собор уже не посещали.

В Великую пятницу в Б. с. совершался чин омовения святых мощей, хранившихся в храме. Чин начинался крестным ходом во главе с Патриархом из Успенского собора в Благовещенский, где Патриарх прикладывался к местным иконам, затем кадил разложенные на столе ковчеги, иконы, кресты и образки, в к-рые были вложены частицы св. мощей, прикладывался к каждой из реликвий. Затем крестный ход со всеми святынями возвращался в Успенский собор, где и совершался чин омовения, после чего с крестным ходом св. мощи возвращались в Б. с. В XVII в. в крестных ходах нередко принимали участие царственные особы. Этот чин совершался ежегодно вплоть до нач. XX в.

Причт

До 20-х гг. XVI в. есть нек-рые сведения о настоятелях-протопопах Б. с., о клириках неизвестно ничего. Со времени правления вел. кн. Василия III летописи и др. источники говорят о благовещенских протопопах как о духовниках вел. князей. Среди кремлевского духовенства протопопы-духовники занимали особое положение: ни одно из важнейших событий в жизни царя и его семьи не обходилось без их участия. Во время коронационных торжеств они переносили царские регалии из дворца в Успенский собор, протопоп шел впереди царя с крестом и кропил путь св. водой. Духовники принимали участие в чине венчания, читали молитву над царицей на 8-й день после родов, нарекали имя новорожденному и, как правило, крестили царских детей. Духовники также участвовали в погребении членов царской фамилии. До сер. XVI в. протопопы присутствовали на заседаниях Боярской думы.

Первым из настоятелей Б. с., о к-ром известно, что он был царским духовником, является упомянутый в завещании Василия III 1523 г. протопоп Василий Кузьмич, человек богатый и влиятельный. О его исключительном положении при дворе вел. князя свидетельствует тот факт, что среди душеприказчиков, упомянутых в его духовной, в полном составе значатся члены регентского совета, возникшего после смерти Василия III и состоявшего из дяди вел. кнг. Елены кн. М. Л. Глинского, фаворита Василия III И. Ю. Шигоны Поджогина и боярина М. Ю. Захарьина.

Из духовного окружения Иоанна IV наиболее известен благовещенский свящ. Сильвестр, предполагаемый автор посланий, Жития равноап. кнг. Ольги, Домостроя и один из деятельных членов «избранной рады» - группы царедворцев, приближенных к молодому царю и осуществлявших внутреннюю политику в России в 50-х гг. XVI в. Протопоп Феодор Бармин участвовал в янв. 1547 г. в венчании Иоанна IV царским венцом, нес царские регалии, шел впереди монарха с крестом и св. водой. Он был активным участником чрезвычайного заседания Боярской думы, состоявшегося после пожара 21 июня 1547 г. в Новинском мон-ре у постели больного митр. св. Макария. Его имя фигурирует среди имен влиятельнейших бояр, к-рые обвинили бабку Иоанна IV кнг. А. Глинскую в колдовстве и поджоге столицы. Благовещенский протопоп Андрей сопровождал Иоанна IV в походе на Казань, благословил его перед началом осады и решающим штурмом города, после взятия Казани участвовал в закладке и освящении первого правосл. храма в Казани - ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы, служил благодарственный молебен по случаю покорения Казанского ханства. Впосл. Андрей принял постриг с именем Афанасий и стал митрополитом Московским и всея Руси.

Среди настоятелей Б. с. были откровенные «ласкатели» грозного монарха, напр. Евстафий, содействовавший низвержению митр. Московского свт. Филиппа (Колычева). Евстафий был непосредственным организатором разграбления архиерейского двора и храмов в Вел. Новгороде во время похода на город в 1570 г. опричного войска. Неоднозначно вели себя благовещенские протопопы в Смутное время. Известна приветственная речь протопопа Терентия Лжедмитрию I. После воцарения Василия Иоанновича Шуйского Терентий был отстранен от настоятельства (в 1608 на свадьбе царя присутствовал уже протопоп Кондратий), в 1610 г. польск. кор. Сигизмунд III приказал «протопопу Терентию быти по прежнему у Благовещения, а благовещенскому протопопу велено быти у Спаса на Дворце». Терентию приписывается авторство «Повести о видении некоему мужу духовному», основная идея к-рой заключается в необходимости всенародного покаяния и прекращения междоусобной борьбы. К нач. 1613 г. относится известие об участии настоятеля Б. с. Иоанна в избрании на царство Михаила Феодоровича Романова, летом того же года уже др. протопоп Кирилл принял участие в коронационных торжествах - «ис Казенново двора деодиму, и крест, и шапку нес на блюде». Протопоп Б. с. Максим, в иночестве Моисей, в 1638-1651 гг. был архиепископом Рязанским. Он составил «роспись» новгородским святым.

Протопр. Василий Бажанов. Литография А. Мюнстера. 1865 г. (РГБ)
Протопр. Василий Бажанов. Литография А. Мюнстера. 1865 г. (РГБ)

Протопр. Василий Бажанов. Литография А. Мюнстера. 1865 г. (РГБ)

Из настоятелей Б. с. 2-й пол. XVII в. следует отметить протопопа Стефана Вонифатьева, главу кружка ревнителей благочестия в Москве. Весьма колоритной личностью был духовник царя Алексея Михайловича протопоп Андрей Савинович Постников. Будучи любимцем монарха, он часто вступал в конфликты с Патриархом Иоакимом, к-рый был вынужден «во смирение» «за протопопово неистовство, и невежество, и мздоимство многое», а также за то, что, будучи вдовцом, он «держит у себя женку многое время», сажать Андрея на цепь. Царь избавлял духовника от наказания и пытался примирить с Патриархом. После смерти Алексея Михайловича протопоп начал оспаривать у Патриарха право прочесть разрешительную грамоту и вложить ее в руки усопшего монарха. Получив отказ, Андрей просил у царя Феодора Алексеевича стрельцов, для того чтобы убить Патриарха Иоакима. В результате он был лишен сана и сослан в Кожеезерский мон-рь. В 1658-1666 гг. диаконом придельной ц. в честь Собора Пресв. Богородицы был один из учителей старообрядчества Федор Иванов.

С началом петровских реформ произошли изменения и в статусе придворного духовенства: протопоп Феофан Феофилактович первым из царских духовников получил сан протопресвитера. После переноса столицы в С.-Петербург царские духовники покинули Москву и приезжали в прежнюю столицу для участия в коронационных торжествах. Оставаясь настоятелями Б. с., они одновременно стали протопресвитерами Петропавловского собора, в 1826-1887 гг. также исполняли обязанности главного священника гвардии и гренадер. С 1774 г. духовники императоров являлись членами Святейшего Синода. Среди протопресвитеров - настоятелей Б. с. в XVIII-XIX вв. были выдающиеся церковно-общественные деятели, ученые: Феодор Дубянский, Иоанн Памфилов, Василий Бажанов, Иоанн Янышев. После смерти в 1910 г. протопр. Иоанна Янышева настоятели Б. с. лишились должности царских духовников.

Протопр. Иоанн Янышев. Гравюра Ю. Барановского с фотографии Левицкого. 1884 г.
Протопр. Иоанн Янышев. Гравюра Ю. Барановского с фотографии Левицкого. 1884 г.

Протопр. Иоанн Янышев. Гравюра Ю. Барановского с фотографии Левицкого. 1884 г.
С 20-х гг. XVII в. известен соборный причт, к-рый состоял из протопопа, ключаря, 2 священников, 3 диаконов, 2 псаломщиков и 2 пономарей; в каждой из 6 придельных церквей служили священник, диакон и дьячок; при соборе числились также 4 сторожа. В XVIII-XIX вв. причт собора сократился, к нач. XX в. в Б. с. служили настоятель в сане протопресвитера, сакелларий, 2 протоиерея, 2 протодиакона, 6 псаломщиков и церковный староста.

О материальном обеспечении Б. с. до XVI в. нет систематических сведений. Известны поминальные вклады в собор: в духовных грамотах рузского кн. Ивана Борисовича 1503 г., волоцкого кн. Феодора Борисовича 1506 г., кн. М. В. Горбатого-Шуйского 1534/35 г., вклады эти были небольшие - 5-10 р. В 1592/93 г. боярин и дворецкий С. В. Годунов дал «в вечный поминок» 100 р. В духовной грамоте протопопа Василия Кузьмича сообщается, что вел. кн. Василий Иоаннович пожаловал ему поместье и что протопоп покупал земли в вотчину. Протопоп просил своих душеприказчиков ходатайствовать перед вел. князем не отбирать после смерти его поместье и передать земли наследникам. Ок. 50-х гг. XVI в. царь Иоанн IV пожаловал Б. с. «по отце своем великом князе Василии Иоанновиче... и по матери своей великои княгине Елене в вечной поминок, а о своем многолетном здравии Бога молить» с. Кувекино, или Кувякино, с деревнями и пустошами в Московском у. В описи соборного архива кон. XVII в. упоминается жалованная грамота царя Василия Шуйского 1606 г., подтверждавшая права Б. с. на это село, а также на с. Расторопово, деревни, пустоши, луга и др. угодья, в частности на рыбные ловли и мельницу на р. Десне. К 1585/86 г. относится жалованная грамота царя Феодора Иоанновича на сельцо Сатино, деревни Шеловку, Климову и Ведерникову в Сосенском стане Московского у. Возможно, это был поминальный вклад по царю Иоанну IV. В 1611 г. правительством 1-го ополчения была выдана грамота, подтверждавшая права соборян на все старые вотчины. В соответствии с этой грамотой все земли Б. с., незаконно отобранные у него и переданные служилым людям в Смутное время, должны быть возвращены прежнему владельцу. В 1614 г. царь Михаил Феодорович пожаловал Б. с. вотчины в Касимовском у., царь Алексей Михайлович дал собору значительные податные льготы. Грамотой царей Иоанна и Петра Алексеевичей 1682 г. подтверждалось право причта на рыбные ловли на Оке во Владимирском, Касимовском и Рязанском уездах. В XVII в., как и раньше, в собор давались поминальные вклады, известны, в частности, вклады боярина кн. И. И. Шуйского в 1631/32 г.- 50 р., боярина кн. Н. И. Одоевского в марте 1640 г.- 25 р.

Главным источником содержания причта Б. с. в XVII в., так же как и, вероятно, в XVI в., являлась царская руга, выдававшаяся из приказа Большого дворца и из Казенного приказа деньгами и хлебом. В документах XVII в. имеются данные о размерах денежных годовых окладов клириков «за службы и за ужины». Протопоп получал 100 р., ключарь - 23 р. 27 алтын 1 деньгу, каждый из священников - по 23 р. 27 алтын, диаконы - от 15 до 16 р. 16 алтын 4 деньги; псаломщики - по 15 р. 23 алтына 2 деньги, пономари - по 4 р. 27 алтын 3 деньги, сторожа - по 4 р. 27 алтын 3 деньги. Доходы духовенства, служившего в приделах, были ниже: оклад священников составлял от 12 р. 7 алтын до 17 р. 18 алтын 2 деньги; диаконы, служившие в приделах, получали по 9 р. 6 алтын 1 деньге, двое - по 7 р. 2-5 алтын, один - 14 р. 13 алтын 2 деньги. Все клирики получали годовые и праздничные сукна деньгами или материей, им полагалось также носильное платье или давалась материя. Соборные диаконы кроме общих годовых, праздничных и «радостных» сукон получали до 1652 г. «кликальные» сукна за провозглашение царского многолетия на службах в навечерие Рождества и Богоявления, совершавшихся по обыкновению в присутствии царя.

В качестве царских духовников протопопы Б. с. получали особое содержание, складывавшееся из годового денежного жалованья на поденный корм и на милостыню нищим, неокладных дач товарами и деньгами, а также подарков деньгами и ценными вещами от царской семьи. По-прежнему практиковалось пожалование им земельных владений. Сохранились подлинники 2 жалованных грамот царя Михаила Феодоровича 1613-1616 гг. на вотчины в Ярославском у. протопопу Кириллу. Во владении Стефана Вонифатьева находились 22 двора, населенных 43 душами муж. пола. Очевидно, и др. настоятели Б. с. были владельцами населенных земель.

С кон. XVII в. ружное жалованье духовенству сокращалось, в XVIII в. были отменены всякого рода натуральные дачи. В 1764 г. Б. с. лишился всех земель и угодий, перешедших в ведение Коллегии экономии, к-рая на содержание 3 московских кремлевских соборов выдавала 5868 р. в год (см. ст. Секуляризация церковных имуществ). В XIX в. причт собора получал дополнительный доход в виде процентов с гос. ценных бумаг и банковского капитала, принадлежавших собору.

Настоятели Б. с.

Протопопы: Феодор (упом. в 1477), Афанасий (упом. в 1490/91), Фома (упом. в 1504), Василий (упом. в 1523 - ок. 1531-1533), Алексий (упом. в 1533), Феодор Бармин (упом. в 1547 - нач. 1548, с 6 янв. 1548 монах Чудова мон-ря), Иаков (упом. в 1548); Андрей (упом. в 1553-1562, в монашестве Афанасий, с 1564 митр. Московский и всея Руси), Симеон (1-я пол. 60-х гг. XVI в., из Пскова, принял постриг с именем Симон в Иосифо-Волоколамском мон-ре), Евстафий (упом. в 1567-1570), Елевферий (упом. в 1584/85), Феодор (упом. в мае 1606), Терентий (упом. в июле - окт. 1606; 1610-1612?), Кондратий (упом. в 1608-1610?), Иоанн (упом. в февр. 1613), Кирилл (упом. в июле 1613 - 1617), Максим (1618-1633, в монашестве Моисей, с 1638 архиеп. Рязанский и Муромский), Иоанн (упом. в сент. 1633 - 31 дек. 1634), Никита Васильевич I (1635-1645), Стефан Вонифатьев (сент. 1645 - нач. 1656), Михаил Кириллов (30 февр.- 3 марта 1656), Лукиан Кириллов (май 1656 - 1666), Андрей Савинович Постников (25 марта 1666 - март 1671), Никита Васильевич II (1671-1685), Меркурий Гаврилович (8 сент. 1685 - май 1692).

Имп. семья в Московском Кремле. Акварель. Нач. ХХ в. Худож. Н. С. Матвеев (ГИМ)
Имп. семья в Московском Кремле. Акварель. Нач. ХХ в. Худож. Н. С. Матвеев (ГИМ)

Имп. семья в Московском Кремле. Акварель. Нач. ХХ в. Худож. Н. С. Матвеев (ГИМ)
Протопресвитеры: Феофан Феофилактович (13 апр. 1693 - 1700), Иоанн Лаврентьевич Поборский (1700-1703), Тимофей Васильевич Надаржинский (1703-1728), Иоанн Симеонович Ремезов (1734 - янв. 1738), Петр Григорьев (18 янв. 1738 - 3 дек. 1748), Феодор Яковлевич Дубянский (1749-1770), Иоанн Иоаннович Памфилов (25 февр. 1770 - 1794), Савва Исаевич Исаев (11 февр. 1795 - 7 нояб. 1796), Исидор Петрович Петров (7 нояб. 1796 - 1 окт. 1805), Сергей Феодорович Краснопевков (22 янв. 1806 - 4 марта 1808), Павел Васильевич Криницкий (3 апр. 1808 - 6 дек. 1835), Николай Васильевич Музовский (19 дек. 1835 - авг. 1848), Василий Борисович Бажанов (5 дек. 1848 - 31 июля 1883), Иоанн Леонтьевич Янышев (19 окт. 1883 - 13 июня 1910), Петр Афанасьевич Благовещенский (1910 - 17 февр. 1915), Александр Александрович Дёрнов (февр. 1915 - 1918, † 13 окт. 1923).

А. В. Маштафаров

Арх.: РГАДА. Ф. 18. Оп. 1. Д. 251; Ф. 396. Оп. 2. Ед. хр. 198, 199, 397-399; Ф. 1239. Оп. 3. Ч. 27. Д. 21271; Ч. 50. Д. 25251 (Т. 1-4); РГИА. Ф. 805; Отдел рукоп. графич. и печатных мат-лов ГММК. Ф. 3. Д. 90, 111, 125; Ф. 20. 1950 г. Д. 30; 1960 г. Д. 17; 1980 г. Д. 24; ОПИ ГИМ. Ф. 440. Оп. 1. Д. 246; ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 224.
Ист.: Акты, относящиеся к собору на Матфея Башкина // ААЭ. Т. 1. С. 241-247; Приветствие Благовещенского протопопа Терентия Дмитрию Самозванцу // ААЭ. Т. 2. С. 383-385; ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 557; Т. 6. С. 130; Т. 8. С. 71; Т. 11. С.190; Т. 12. С. 221; Т. 13. С. 377, 385, 405; Т. 18. С. 252; Т. 20. Ч. 1. С. 380; Т. 21. Ч. 2. С. 421; Т. 25. С. 228, 273-274; Т. 29. С. 151, 329, 336, 340, 352, 353; Выходы государей царей и великих князей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Федора Алексеевича, всея Руси самодержцев, с 1632 по 1682 год. М., 1844; Московские соборы на еретиков XVI в. в царствование Ивана Грозного // ЧОИДР. 1847. Кн. 3. С. I-IV, 1-23; Розыск или список о богохульных строках и о сумнении св. честных икон, дьяка Ивана Михайлова сына Висковатого // ЧОИДР. 1858. Кн. 2. Ч. 3. С. 1-42; Переписная книга Моск. Благовещенского собора XVII в. по спискам Оружейной палаты и Донского мон-ря // Сб. Об-ва древнерус. искусства на 1873 г. М., 1873. Отд. 2. С. 1-49; РИБ. 1884. Т. 9. С. 268-271; 1909. Т. 13; Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время, 7113-7121 гг. М., 1907.
Лит.: Снегирев И. М. Благовещенский собор в Москве. М., 1854; Из истории рус. раскола: Благовещенский диакон Федор, его соч. и учение // ПС. 1859. Ч. 2. № 7. С. 314-346; № 8. С. 447-480; Леонид (Кавелин), архим. Духовники великих князей и царей моск. и всея России // ЧОИДР. 1876. Кн. 1. Отд. 5. С. 215-219; Коронационный сб. СПб., 1899. Т. 1; Извеков Н. Д. Духовник царя Алексея Михайловича - протопоп Андрей Савинов Постников // ХЧ. 1902. Ч. 1. С. 126-129; он же. Московские кремлевские дворцовые церкви и служившие при них лица в XVII в. М., 1906; Успенский А. И. Фрески паперти Благовещенского собора // Золотое руно. 1906. № 7/9. С. 33-45; он же. Стенопись Благовещенского собора в Москве // Древности: Тр. Мао. М., 1909. Т. 3. С. 153-177. Илл. XV, XVI, XX, XXI; Суслов В. В. Благовещенский собор // он же. Памятники древнерусского искусства. СПб., 1910. Вып. 1. С. 11-20; Вып. 2. С. 6-14; Вып. 3. С. 11-26; Скворцов Н. А. Мат-лы по Москве и Моск. епархии за XVIII в. М., 1911-1914. 2 вып.; Смирнов И. И. Древнерусский духовник: Исслед. по истории церк. быта. М., 1914; Извеков Н. Д. Моск. придворный Благовещенский собор. М., 1916; Рыбаков Б. А. Из истории моск.-нижегородских отношений в нач. XV в.: (Мощевик кнг. Марии 1410 г.) // МИА. 1949. № 12. С. 186-191; Виноградов Н. Д. Новые мат-лы по архитектуре древней Москвы // Сообщ. ин-та истории искусств. М., 1951. Вып. 1. С. 69-78; Постникова-Лосева М. М. Золотые и серебряные изделия мастеров Оружейной палаты XVI-XVII вв. // Гос. Оружейная палата Моск. Кремля. М., 1954. С. 139-216; Петров Л. А. Реставрационные работы в Моск. Кремле // Архитектура и строительство Москвы. 1955. № 10. С. 23-25; Смирнов И. И. Очерки политической истории Русского государства 30-50-х гг. XVI в. М.; Л., 1958; Воронин Н. Н. Два памятника архитектуры XIV в. // Из истории рус. и западноевроп. искусства. М., 1960. С. 23-52; Писарская Л. В. Памятники визант. искусства V-XV вв. в Гос. Оружейной палате. Л.; М., 1965; Вздорнов Г. И. Благовещенский собор или придел Василия Кесарийского? // Сов. Арх. 1966. № 1. С. 317-322; он же. Постройки псковской артели зодчих в Москве (по летописной статье 1476 г.) // ДРИ. М., 1968. [Вып.:] Художественная культура Пскова. С. 174-196; Максимов П. Н. К вопросу об авторстве Благовещенского собора и Ризположенской церкви в Моск. Кремле // Архитектурное наследство. 1967. Вып. 16. С. 13-18; Ильин М. А. Псковские зодчие в Москве в кон. XV в. // Там же. С. 189-196; Николаева Т. В. Икона-складень 1412 г. мастера Лукиана // Сов. Арх. 1968. № 1. С. 89-102; она же. Икона-складень XV в. и поход Ивана III на Новгород // Культура средневековой Руси. М., 1974. С. 172-177; она же. Прикладное искусство Моск. Руси. М., 1976; Мнева Н. Е. Стенопись Благовещенского собора Моск. Кремля // ДРИ. М., 1970. [Вып.:] Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV-XVI вв. С. 174-206; Соколова Г. С. Роспись Благовещенского собора: Фрески Феодосия 1508 г. Л., 1970; Федоров В. И., Шеляпина Н. С. Древнейшая история Благовещенского собора Моск. Кремля // Сов. Арх. 1972. № 4. С. 223-235; Федоров В. И. Новые мат-лы по архитектуре Благовещенского собора Моск. Кремля // Моск. Кремль - древнейшая сокровищница памятников истории и искусства: Тез. науч. конф. М., 1972. С. 32-34; Алешковский М. Х., Альтшуллер Б. Л. Благовещенский собор, а не придел Василия Кесарийского // Сов. арх. 1973. № 2. С. 88-99; Маркина Н. Д. К истории возникновения приделов Благовещенского собора в 60-х гг. XVI в. // ГММК. Мат-лы и исслед. М., 1973. Вып. 1. С. 73-85; Рындина А. В. Складень мастера Лукиана // Византия: Южные славяне и Древняя Русь: Зап. Европа. М., 1973. С. 310-323; Федоров В. И. Благовещенский собор в свете исследований 1960-1972 гг. // Сов. Арх. 1974. № 2. С. 112-131; Румянцева В. С. Кружок Стефана Вонифатьева // Общество и государство феодальной России: Сб. ст., посвящ. 70-летию акад. Л. В. Черепнина. М., 1975. С. 178-188; Попов Г. В., Рындина А. В. Живопись и прикладное искусство Твери XIV-XVI вв. М., 1979; Соколова Г. С. К вопросу о первоначальной росписи галерей Благовещенского собора Моск. Кремля // ГММК. Мат-лы и исслед. Вып. 3: Искусство Москвы периода формирования Рус. централизованного государства. М., 1980. С. 106-137; Альтшуллер Б. Л. Еще раз о древнейшей истории Благовещенского собора Моск. Кремля // Реставрация и архитектурная археология. М., 1982. Вып. 2. С. 28-30; Щенникова Л. А. О происхождении древнего иконостаса Благовещенского собора Моск. Кремля // Сов. искусствознание, 81. М., 1982. Вып. 2 (15). С. 90-99; она же. История иконы «Богоматерь Донская» по данным письменных источников XV-XVII вв. // Сов. искусствознание, 82. М., 1984. Вып. 2 (17). С. 321-338; она же. К вопросу об атрибуции праздников из иконостаса Благовещенского собора в Моск. Кремле // Сов. искусствознание. М., 1986. Вып. 21. С. 64-97; она же. Иконостас Благовещенского собора Моск. Кремля и творчество Андрея Рублева // Зограф. Београд, 1988. Вып. 19. С. 63-71; она же. Иконографические особенности праздничного ряда из Благовещенского собора Моск. Кремля // ВНИИР. Художественное наследие. Хранение, исследование, реставрация. М., 1990. Вып. 13. С. 57-126; она же. Иконы Деисуса и Праздников из иконостаса Благовещенского собора: иконография и богослужебные тексты // ГММК. Мат-лы и исслед. М., 1999. вып. 12: Искусство средневек. Руси. С. 52-79; Мартынова М. В. Оклад иконы «Богоматерь Млекопитательница» из собр. музеев Моск. Кремля // Древнерусское искусство XIV-XV вв. М., 1984. С. 101-112; Бобровницкая И. А. Два памятника рус. ювелирного искусства XV в. // ГММК. Мат-лы и исслед. М., 1987. Вып. 5. С. 35-41; Качалова И. Я. Ремонтно-реставрационные работы в Благовещенском соборе Моск. Кремля в 1860-х гг. (По мат-лам Моск. дворцовой конторы) // ГММК. Мат-лы и исслед. Вып. 6: История и реставрация памятников Моск. Кремля. М., 1989. С. 105-118; Качалова И. Я., Маясова Н. А., Щенникова Л. А. Благовещенский собор Моск. Кремля. М., 1990; Журавлева И. А. Ковчеги-мощевики кон. XVI - 1-й трети XVII в. из Благовещенского собора Моск. Кремля // Древнерусская скульптура: Пробл. и атрибуции. М., 1991. С. 106-125; она же. Вновь о ковчегах-мощевиках кон. XVI - 1-й трети XVII в. из Благовещенского собора Моск. Кремля // Там же. М., 1993. Вып. 2. Ч. 1. С. 118-137; она же. Об одной группе серебряных ковчегов-мощевиков кон. XVI - 1-й трети XVII в. // ДРИ. СПб., 1997. [Вып.:] Исслед. и атрибуции. С. 391-412; Сорокатый В. М. Уроки реставрации стенописи Благовещенского собора в Моск. Кремле // Практика реставрации памятников монументальной живописи: Сб. науч. тр. М., 1991. С. 15-20; Чернецов А. В. Золоченые двери XVI в. М., 1992; Маркина Н. Ю. «Четырехчастная» икона в контексте богослужебного чина // Восточнохристианский храм: Литургия и искусство. СПб., 1994. С. 270-287; Гращенков А. В. Фасадное убранство Благовещенского собора XIV в. // Реставрация и архитектурная археология: Мат-лы и исслед. Вып. 2. М., 1995. С. 84-94; Качалова И. Я. Стенопись Галерей Благовещенского собора // ДРИ. [Вып.]: Балканы. Русь. СПб., 1995. С. 379-410; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода: Худож. металл XI-XV вв. М., 1996; Антонов А. В. Вотчинные архивы моск. мон-рей и соборов XIV - нач. XVII в. // Русский дипломатарий. М., 1997. Вып. 2. С. 223; Бусева-Давыдова И. Л. Храмы Моск. Кремля: святыни и древности. М., 1997. С. 139-170; Чубинская В. Г. Speculum et seculum: Живописная рама рубежа XVII-XVIII вв. к иконе «Богоматерь Донская» и ее историко-культурные смыслы // Вопр. искусствознания. М., 1997. Т. 10. № 1. С. 215-241; Благовещенский собор Моск. Кремля: Мат-лы и исслед. М., 1999 [Библиогр.: с. 356-371]; Христианские реликвии. Кат. № 1, 4, 5, 9, 10, 11, 13, 29-32, 34-36, 42, 47, 53, 79, 85, 87; Коварская С. Я. Произведения моск. ювелирной фирмы Хлебникова: Кат. М., 2001.
Ключевые слова:
Церковная архитектура. Храмы (Россия) История русской архитектуры Московская епархия Русской Православной Церкви Декоративно-прикладное искусство. Россия Иконопись. Россия Благовещенский собор Московского Кремля Живопись монументальная. Россия Настенная роспись (Россия)
См.также:
ВАСИЛЬЕВСКИЕ ВРАТА церковные двери собора Св. Софии в Вел. Новгороде
ВОЛОГОДСКАЯ И КИРИЛЛОВСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии
ВЯТСКАЯ И СЛОБОДСКАЯ ЕПАРХИЯ входит в состав Вятской митрополии Русской Православной Церкви
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ И ВЕРХОТУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена 29 янв. 1885 г. как Екатеринбургская и Ирбитская преобразованием Екатеринбургского викариатства Пермской епархии
КАЛУЖСКАЯ И БОРОВСКАЯ ЕПАРХИЯ Калужской митрополии Русской Православной Церкви
АРХАНГЕЛЬСКИЙ СОБОР Московского Кремля, в честь Собора арх. Михаила (8 нояб.), храм-усыпальница московского великокняжеского, затем царского дома
БЕСЕДЫ с. в Московском у., с ц. в честь Рождества Христова
ВЕЛИКОУСТЮЖСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии Русской Православной Церкви
ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА СОБОР (Спас на Крови) в С.-Петербурге
ДИОНИСИЙ (ок. 1430/40 - между 1503 и 1508), рус. художник, работал в области монументальной живописи, иконописи, книжной миниатюры
АВГУСТИН (Виноградский Алексей Васильевич; 1766 - 1819), архиеп. Московский и Коломенский
АЛАВАСТР в богослужении визант. обряда сосуд для хранения св. мира
АЛЕВИЗ НОВЫЙ итал. мастер, работавший в России в XVI в.
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКИЙ (АЛЕКСАНДРОВСКИЙ) ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Московской епархии) в с. Маклакове Талдомского р-на Московской обл.
АМВРОСИЙ (Зертис-Каменский Андрей Степанович; 1708-1771), архиеп. Московский и Калужский, духовный писатель
АНАНИЯ ( кон. XV-нач. XVI вв.), свящ., резчик, исполнивший 2 створки миниатюрного складня «Премудрость созда себе дом. Праздники» (ГРМ)