Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛУЖСКАЯ И БОРОВСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 29, С. 585-628 опубликовано: 25 апреля 2017г.


КАЛУЖСКАЯ И БОРОВСКАЯ ЕПАРХИЯ

Свято-Троицкий кафедральный собор в Калуге. 1786–1818 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)
Свято-Троицкий кафедральный собор в Калуге. 1786–1818 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)

Свято-Троицкий кафедральный собор в Калуге. 1786–1818 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)
Калужской митрополии Русской Православной Церкви. Учреждена 16 окт. 1799 г., отделена от Московской епархии. Кафедральный город - Калуга, кафедральные соборы: во имя Св. Троицы (Калуга), в честь Благовещения Пресв. Богородицы (Боровск). Правящий архиерей - митр. Климент (Капалин; с 20 июля 1990 в сане архиепископа, с 25 февр. 2004 в сане митрополита). К. и Б. е. расположена на территории городских округов Калуга и Обнинск, а также Боровского, Жуковского, Малоярославецкого, Ферзиковского, Тарусского, Дзержинского, Медынского, Перемышльского, Бабынинского, Мещовского районов Калужской области Епархия разделена на 10 благочиннических округов: 1-й (Боровский р-н), 2-й (Жуковский р-н), 3-й (г. Обнинск ), 4-й (Малоярославецкий р-н), 5-й (Калуга), 6-й (Ферзиковский и Тарусский районы), 7-й (Дзержинский р-н), 8-й (Медынский р-н), 9-й (Перемышльский р-н), 10-й (Мещовский и Бабынинский р-ны). К 2017 г. в К. и Б. е. имелось 252 храмовых здания, действовали 6 мон-рей (3 мужских, 3 женских), в клире епархии состояли 211 священников и 20 диаконов.

Территория

Со времени создания К. и Б. е. до окт. 2013 г. ее территория существенно не менялась. Границы епархии совпадали с границами Калужской губ., учрежденной 12 дек. 1796 г. преобразованием Калужского наместничества (учреждено 24 авг. 1776). В этих границах епархия сохранялась до кон. 30-х гг. XX в., несмотря на изменение территории Калужской губ. в 1920 (Жиздринский у. вошел в состав новообразованной Брянской губ.) и в 1922 гг. (Юхновский у. Смоленской губ. был передан Калужской губ.), а также на упразднение Калужской губ. в 1929 г. Образованная 5 июля 1944 г. Калужская обл. территориально отличалась от существовавшей до 1920 г. Калужской губ.: в Калужскую обл. вошел Юхновский р-н, территория бывш. Лихвинского у. отошла Тульской обл.

История

Предпосылки создания К. и Б. е.

В 1374 г. в Тарусе жил Брянский и Черниговский епископ, в 1461-1626 гг. Таруса и Калуга являлись кафедральными городами Суздальских епископов (имевших титулы «епископ Суздальский и Тарусский», «епископ Суздальский, Калужский и Тарусский»).

Введенская Оптина пустынь Гравюра. 1831 г. (ГИМ)
Введенская Оптина пустынь Гравюра. 1831 г. (ГИМ)

Введенская Оптина пустынь Гравюра. 1831 г. (ГИМ)
Мысль об учреждении епархии с центром в Калуге была высказана в посл. четв. XVII в. царем Феодором Алексеевичем, предложившим открыть до 70 новых епархий, в т. ч. Калужскую. Вопрос об открытии кафедр обсуждался на Соборах в 1682-1683 гг., было создано несколько новых епархий, Калужская в их число не вошла. Актуальность учреждения новых кафедр была обусловлена для властей в т. ч. необходимостью бороться с распространением старообрядчества. Во 2-й пол. XVII-XVIII в. многочисленные последователи «старой веры» жили на калужских землях в Боровске, в Калуге и в Брынских лесах (по берегам р. Брынь), мн. священники переходили к старообрядцам из правосл. Церкви (см. в ст. Калужская обл.). По этой причине в 1764 г., когда утверждались штаты епархий и монастырей, снова был поднят вопрос о Калужской кафедре. К тому времени все города Калужской земли, кроме Калуги, входили в Крутицкую епархию (см. Крутицкая и Коломенская епархия). Храмы Калуги были отнесены к Московской епархии, название города вошло в титул Московских архиереев (такой титул использовался в 1764-1799). Крутицкий еп. Самуил (Миславский) в 1776 г. открыл в Пафнутиевом Боровском в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыре уч-ще для детей священнослужителей, к-рое при Крутицком еп. Амвросии (Подобедове) было преобразовано в низшее духовное училище. Московский митр. Платон (Левшин) в 1775 г. учредил Калужскую ДС, в 1776 г. разместил ее в Лаврентиевом калужском монастыре. При его же содействии началось возрождение Оптиной в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы пустыни В 1786 г. было положено начало строительству Свято-Троицкого кафедрального собора в Калуге.

В 1775 г. в связи с учреждением новых наместничеств и губерний границы прежних губерний изменились. В результате образования Калужского наместничества храмы, располагавшиеся на его территории, вошли в состав 4 епархий. Было высказано предложение, что в Калужскую епархию войдут 676 храмов, находящихся в Калужском наместничестве, но оно было отклонено правительством. Во исполнение указа Святейшего Синода от 1788 г., который предписывал совместить границы губерний и епархий, Крутицкая епархия была упразднена, все калужские города и уезды в церковном отношении поступили в ведение Московского и Калужского митр. Платона.

После учреждения в 1796 г. Калужской губ. вопрос об образовании самостоятельной К. и Б. е. был фактически решен. В 1798 г. все храмы Калужской губ. вошли в состав Дмитровского викариатства Московской епархии. В сент. 1799 г. Святейший Синод подал императору прошение об открытии новых епархий, в т. ч. Калужской. 16 окт. Павел I наложил на прошение положительную резолюцию.

Кон. XVIII-XIX в.

Ко времени образования К. и Б. е. имела 692 прихода и 8 мон-рей, 3 из к-рых были заштатными. Численность епархиального духовенства, согласно ревизии 1795 г., составляла 5734 чел. В Калужской губ. проживало до 784 тыс. чел. православного вероисповедания. В XIX в. деятельность Калужских архиереев преимущественно направлялась на развитие системы духовного образования, улучшение духовно-нравственного состояния духовенства, благоустройство храмов и мон-рей и организацию духовно-просветительской работы. В нач. XIX в. в камне был отстроен адм. центр Калуги. В епархии вместо деревянных строились каменные храмы.

Архиерейский дом в Калуге. 1780–1809 гг. Фотография. 2007 г.
Архиерейский дом в Калуге. 1780–1809 гг. Фотография. 2007 г.

Архиерейский дом в Калуге. 1780–1809 гг. Фотография. 2007 г.
Первый епископ, назначенный на Калужскую кафедру, Серапион (Александровский), не успел явиться к месту служения: 21 окт. 1799 г. он был переведен в Казань уже в сане архиепископа. Открытием и начальным обустройством епархии занимался еп. Феофилакт (Русанов; 1799-1809), прибывший в Калугу 8 янв. 1800 г. Калужский архиерейский дом, консистория и семинария размещались в калужском Лаврентиевом мон-ре, к-рым стал управлять эконом архиерейского дома. Еп. Феофилакт поселился в обители. По его ходатайству гражданские власти передали Церкви один из корпусов присутственных мест (1780-1809, архитекторы П. Р. Никитин, И. Д. Ясныгин). В это здание, в основном перестроенное, он перевел в 1800 г. консисторию и духовную семинарию. Позже к зданию семинарии было пристроено 3 новых корпуса. Здесь расположилась зимняя резиденция Калужских архиереев и были оборудованы семинарский храм во имя св. ап. Иоанна Богослова и Никольский собор. При еп. Феофилакте был значительно повышен уровень учебной подготовки в семинарии, началось преподавание философии, богословия, риторики, поэзии, математики, а также древнегреч., нем. и франц. языков. Стали возрождаться мон-ри епархии. В 1800 г. был возобновлен упраздненный в 1775 г. малоярославецкий Черноостровский во имя святителя Николая Чудотворца монастырь. В 1800-1900 гг. все настоятели обители в свое время были насельниками Оптиной пуст.; впосл. во мн. монастырях епархии (в Тихоновой Калужской в честь Успения Пресвятой Богородицы пустыни, мещовском во имя великомученика Георгия, Троицком Лютиковом, Покровском Добром) сложилась традиция выбирать настоятелей из насельников Оптиной пуст. Иером. Серафим (Кузнецов) приводил К. и Б. е. как пример епархии, «где Преосвященные заботились о замещении настоятельских мест монахами по призванию, там монашество поднялось очень быстро не только в нравственном, но и в экономическом отношении» (Серафим (Кузнецов), иером. Монастырский муж. общежительный устав. М., 1910. Т. 1. С. XIII). По ходатайству еп. Феофилакта в 1801 г. Святейший Синод открыл в Калуге первый единоверческий храм.

Копия Нерукотворного образа Спасителя над св. вратами Черноостровского мон-ря. Литография. 1903 г. (ГПИБ)
Копия Нерукотворного образа Спасителя над св. вратами Черноостровского мон-ря. Литография. 1903 г. (ГПИБ)

Копия Нерукотворного образа Спасителя над св. вратами Черноостровского мон-ря. Литография. 1903 г. (ГПИБ)
В 1818 г. в городе было закончено строительство Свято-Троицкого кафедрального собора с колокольней (архит. Ясныгин), иконостас был создан по проекту М. Ф. Казакова, освящение состоялось 10 апр. 1819 г. К собору в 1859 г. был пристроен сев. придел в честь Тихвинской иконы Божией Матери, в 1860 г.- юж. придел в честь Калужской иконы Божией Матери. В 10-х гг. XIX в. в епархии открылось неск. духовных уч-щ: Боровское (1810, существовало до 1867), Калужское (отделено от семинарии в 1814) и Мещовское (1813, до 1816 находилось в Калуге).

Калужская земля сильно пострадала во время Отечественной войны 1812 г., т. к. после опустошения Москвы армия Наполеона двинулась на Калугу, и только благодаря стойкости рус. армии и Калужского ополчения в сражениях в с. Тарутине и под Малоярославцем Наполеон вынужден был отступить. Все невзгоды военного времени делил с паствой еп. Евлампий (Введенский; 1809-1813). Архиерей организовал сбор денег среди духовенства на нужды Калужского ополчения, он же напутствовал ополченцев перед отправкой на войну. По благословению епископа в ополчение поступили мн. семинаристы.

В сент. 1812 г. жители Калуги и нек-рых др. городов епархии, опасаясь прихода французов, спешно уезжали. В Калуге были закрыты присутственные места, все документы консистории, ценная церковная утварь вывезены в Орёл. Туда же были эвакуированы и калужские учебные заведения. Еп. Евлампий находился в Калуге до тех пор, пока неприятель был на Калужской земле. В это время храмы города были открыты круглосуточно, богослужения не прекращались. В Калугу из с. Калужка была перенесена чудотворная Калужская икона Божией Матери, и каждый день калужане крестным ходом обносили ее вокруг города. 10 окт. французская армия заняла Боровск, Пафнутиев мон-рь был разграблен, мн. здания сожжены. 12 окт. в ходе Малоярославецкой битвы город много раз переходил из рук в руки. Во время одной из атак французы заняли Малоярославец и укрылись за оградой Черноостровского мон-ря. Рус. войска нанесли ответный удар и выбили неприятеля из обители. Недавно выстроенные монастырские каменные св. ворота оказались в центре перестрелки и были изрешечены пулями, но изображенный на фронтоне Нерукотворный образ Спасителя остался нетронутым (впосл. по указу имп. Николая I изображение Спасителя со следами пуль вокруг лика было сохранено в неприкосновенности).

Никольский собор Черноостровского мон-ря. 1825–1839 гг.
Никольский собор Черноостровского мон-ря. 1825–1839 гг.

Никольский собор Черноостровского мон-ря. 1825–1839 гг.
После изгнания неприятеля из пределов Калужской губ. в благодарность за спасение Калуги 12 окт. было установлено ежегодное празднование Калужской иконе Божией Матери, в тот же день совершался крестный ход вокруг города с образом и с хоругвью Калужского ополчения. Кроме того, с чудотворной иконой крестный ход вокруг Калуги совершался 2 сент. в память об избавлении от чумы в 1771 г. и 18 июля в память о спасении от холеры в 1892-1894 гг. В Троицкий собор в Калуге были переданы для хранения 11 знамен Калужского ополчения, а также знамя Азовского пехотного полка, спасенное во время Аустерлицкого сражения 1805 г. калужанином унтер-офицером С. А. Старичковым. Из др. епархий присылались богослужебные книги и утварь для пострадавших храмов. Святейший Синод выделил средства на восстановление Боровского и Малоярославецкого мон-рей, были пожертвования от имп. Александра I, от нек-рых участников Отечественной войны и др. В Малоярославецком монастыре в память о войне был возведен 5-главый Никольский собор (освящен в день годовщины Бородинской битвы - 26 авг. 1843).

При еп. св. Филарете (Амфитеатрове; 1819-1825) в К. и Б. е. было построено 25 каменных храмов, в Калуге сооружен под надзором архиерея и освящен тюремный храм во имя свт. Николая. Известный проповедник и ревнитель монашества, еп. Филарет обращал особое внимание на устройство мон-рей. При Оптиной пуст. его стараниями был основан Иоанна Предтечи скит, для устройства которого святитель в 1820 г. пригласил отшельников из Рославльских лесов (см. Рославльские подвижники), среди них были преподобные Моисей и Антоний (Путиловы). Еп. Филарет утвердил в Оптиной пуст. общежительный устав Коневского в честь Рождества Пресв. Богородицы монастыря. Были приняты также строгие правила для монашествующих Калужского архиерейского дома. В 1823 г. в Калуге был построен единоверческий храм в честь Сошествия Св. Духа на апостолов. Особое покровительство единоверию оказывал Калужский еп. Григорий (Постников; 1826-1828), учредивший в епархии благочиние для сторонников единоверия - одно из первых в России.

Григорий (Митькевич; 1851-1881) пребывал на Калужской кафедре 30 лет, дольше др. епископов, и стал единственным местным архиереем до 1917 г., к-рый был возведен в сан архиепископа (1869). Его заботами в 1862 г. начали издаваться «Калужские епархиальные ведомости» (в 1907-1918 вместо них выходил «Калужский церковно-общественный вестник»), в 1870 г. было основано Калужское отд-ние Православного миссионерского об-ва. В епархии стали создаваться правосл. братства, первым приступило к работе калужское братство при ц. вмч. Георгия «за верхом» (1864), в 1879 г. в Калуге возникло миссионерское братство свт. Иоанна Богослова для проведения бесед со старообрядцами в семинарском храме. Были преобразованы духовно-учебные заведения по уставу 1867 г., открыто множество церковноприходских школ, в 1879 г. в Калуге учреждено жен. епархиальное уч-ще. Был перестроен и расширен свечной завод, его доходы шли на духовно-учебные заведения. При Калужском архиерейском доме был учрежден 2-й мон-рь - Крестовский.

Архиеп. Григорий покровительствовал Оптиной пуст. и оптинскому старчеству. В обители установилась непрерывная традиция старчества: после смерти старца старшая братия выбирала его преемника, к-рый обычно был ближайшим учеником почившего, иногда служение совершали неск. старцев одновременно. Оптинскими старцами были преподобные Лев (Леонид) (Наголкин), Макарий (Иванов), Амвросий (Гренков), Иларион (Пономарёв), Анатолий (Копьёв (Зерцалов)), Иосиф (Литовкин), Варсонофий (Плиханков), Анатолий (Потапов), Нектарий (Тихонов), преподобноисп. Никон (Беляев) и др. Они жили в скиту Иоанна Предтечи и окормляли оптинскую братию, принимали монахов и монахинь из др. обителей и мирян, вели переписку. В XIX в. благодаря старцам Оптина пуст. стала одним из главных духовных центров России. Ее посещали члены имп. семьи, архиереи, писатели, поэты, философы и огромное количество паломников всех сословий. С 40-х гг. XIX в. по инициативе прп. Макария и при поддержке свт. Филарета (Дроздова), митр. Московского, мн. насельники Оптиной пуст. (преимущественно выходцы из дворян, имевшие хорошее образование), а также И. В. Киреевский и др. участвовали в просветительской деятельности обители. Они переписывали и издавали (в переводе схиархим. прп. Паисия (Величковского) или в собственных переводах) творения отцов Церкви, публиковали жизнеописания оптинских старцев и других подвижников XVIII-XIX вв., переписку старцев, исторические описания монастырей и др. По благословению оптинских старцев во 2-й пол. XIX в. были основаны многие жен. общины, в т. ч. в 1868 г.- Казанская Боголюбивая в Мосальском у. (в 1892 получила статус мон-ря), в 1884 г.- Шамординская Казанская в Козельском у. (с 1901 мон-рь; см. Шамординский Амвросиев в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы женский монастырь).

При еп. Владимире (Никольском; 1881-1888) особое внимание уделялось духовно-просветительской работе: было открыто 130 церковноприходских школ, учрежден епархиальный училищный совет, при архиерейском доме начала работу образцовая церковноприходская школа, построены новые общежития для Калужской ДС и Мещовского ДУ; в Калужском ДУ создана больница. В 1883 г. для борьбы с распространением старообрядчества в Боровске было учреждено братство прп. Пафнутия Боровского. При еп. Александре (Светлакове; 1894-1895) были открыты епархиальная б-ка и Калужское отд-ние Палестинского православного общества.

1901-1917 гг.

В 1903 г. в епархии насчитывалось 610 приходов, к духовному сословию принадлежало 5070 чел. Благочиннических округов в 1916 г. было 39. В 1917 г. в К. и Б. е. имелось 743 храма, 16 монастырей (11 мужских и 5 женских), в штате епархии числилось 76 протоиереев, 647 священников и 226 диаконов.

Трапезная с Казанской ц. в Шамординском мон-ре
Трапезная с Казанской ц. в Шамординском мон-ре

Трапезная с Казанской ц. в Шамординском мон-ре
Из действовавших в 1917 г. монастырей 5 были основаны в нач. XX в. В 1901 г. Шамординская Казанская община получила статус монастыря. В обители были выстроены 15-купольный Казанский собор с 6 приделами, богадельня с больничным храмом, трапезная, футляр над домиком-кельей прп. Амвросия, водонапорная башня и др. В мон-ре работала типография. В 1905 г. недалеко от Калуги был основан Сергиевский мужской скит Калужского отделения Палестинского правосл. об-ва. В 1916 г. в Жиздринском у. была открыта Мелхиседекова Одигитриевская муж. пуст. В 1917 г. статус монастырей получили 2 жен. общины: Свято-Троицкая в Тарусском у. и в честь иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» в Калужском у. В нач. XX в. в Медынском у. существовали 2 жен. общины: Николо-Печерская и Скорбященская; все калужские мон-ри имели 10,2 тыс. дес. земли, причем по сравнению с кон. XIX в. земельный фонд калужских монастырей вырос почти в 2 раза. В 1913 г. наиболее крупные земельные наделы были у Оптиной пуст. (2928 дес.) и Шамординской жен. пуст. (1436 дес.). Самыми бедными являлись калужский в честь Казанской иконы Божией Матери женский монастырь (234 дес.) и Пафнутиев Боровский муж. мон-рь (152 дес.). По числу монашествующих наиболее населенной была Оптина пуст. (353 чел.), наименьшее число насельников было в Покровском Добром монастыре (30 чел.). В мон-рях епархии подвизалось 2703 монашествующих и послушников.

Покровский Добрый мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Покровский Добрый мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)

Покровский Добрый мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
В нач. XX в. сеть духовно-учебных заведений епархии состояла из Калужской ДС, 2 духовных уч-щ (Калужского и Мещовского), Калужского епархиального жен. уч-ща и певч. школы при архиерейском доме. Самым многочисленным и быстрорастущим было жен. уч-ще, в 1910 г. в нем обучались 562 воспитанницы, Калужская ДС тогда же насчитывала 439 студентов. Существовала разветвленная сеть церковноприходских школ. В 1895 г. их насчитывалось 221 (10 763 учащихся), в 1910 г.- 557, в 1917 г.- 626 школ. В начале века епархия тратила на содержание учебных заведений ок. 350 тыс. р. ежегодно. Кроме организации учебного процесса и материального обеспечения средства шли на благотворительные нужды. Малоимущие воспитанники духовных школ принимались на полное обеспечение (пансионерское содержание), другим выдавались пособия в размере 45-90 р., поддержка за успехи в учебе оказывалась в виде освобождения от платы за обучение и выдачи стипендий. В 1905 г. в епархиальном жен. училище насчитывалось 149 учениц, получавших стипендии и пособия. В Калужской ДС для воспитанников, отличавшихся благонравием и успехами в учебе, в 1902 г. была учреждена Янышевская стипендия (по имени ректора СПбДА протопр. Иоанна Янышева, выпускника Калужской ДС). С 1906 г. существовало об-во вспомоществования бедным воспитанникам Калужской ДС во имя прп. Тихона Калужского. Подобные об-ва имелись при всех духовных учебных заведениях К. и Б. е., их фонды формировались за счет добровольных пожертвований.

В XX в. в К. и Б. е. появились новые формы духовно-просветительской работы: церковно-пастырские собрания с чтением лекций и проповедей на духовно-нравственные темы, рождественские елки с чтением проповедей, беседы с калужанами, к-рые уходили в столицы на заработки и там могли попасть в секты. В священный сан стали рукополагать независимо от образования и происхождения при условии успешного прохождения аттестации. В 1901 г. было учреждено Калужское церковное историко-археологическое об-во, организовавшее историческую б-ку в Калужской ДС, а также древлехранилище. По инициативе общества была проведена перепись достопримечательностей во всех приходах К. и Б. е. В 1901-1911 гг. об-во выпускало альманах «Калужская старина». В 1917 г. действовали епархиальная б-ка, 30 окружных и 345 церковных б-к.

В описываемый период в епархии имелось неск. десятков братств. Продолжало свою деятельность братство св. ап. Иоанна Богослова, в 1916 г. оно было оформлено как епархиальное, призванное объединять и направлять работу всех церковноприходских орг-ций, отд-ния братства имелись во всех уездах Калужской губ. Активно действовали Жиздринское и Перемышльское братства. Большую работу в сфере благотворительности осуществляло братство во имя прп. Пафнутия в Боровском у. Одним из направлений его деятельности являлась выдача пособий на венчание, погребение, обучение, погорельцам, выделялись деньги на подарки к Рождеству и Пасхе; каждый год тратилось ок. 500-800 р. В Калуге работало братство при ц. св. Георгия «за верхом», осуществлявшее помощь бедным, в братстве состояли среди прочих «врачи-безмездники». Активно проявляли себя и сельские правосл. братства: свт. и чудотворца Николая при Успенской ц. в с. Озерском Перемышльского у. и прав. Иулиании Лазаревской в с. Сергиевском Калужского у. Деятельность 1-го заключалась в содержании приходской б-ки, ведении духовно-просветительских бесед с прихожанами, поддержке 3 школ Перемышльского у. Еще одним направлением являлось содержание небольшого приюта для бездомных стариков, а также чайной, где члены братства вели антиалкогольную пропаганду среди населения. К 1904 г. в К. и Б. е. насчитывалось 31 братство, 406 попечительств и 15 об-в трезвости. В 1917 г. социальную и благотворительную деятельность осуществляли 9 богаделен, 32 братства, 406 церковноприходских попечительств и 18 об-в трезвости; миссионерскую работу вели 5 миссионерских братств и миссионерский комитет, координировавший подобную деятельность по всей епархии.

Церковь Рождества Пресв. Богородицы (Никитская) в Калуге. 1685 г. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
Церковь Рождества Пресв. Богородицы (Никитская) в Калуге. 1685 г. Фотография. 1898 г. (ГИМ)

Церковь Рождества Пресв. Богородицы (Никитская) в Калуге. 1685 г. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
В мае 1904 г. в К. и Б. е. побывал имп. мч. Николай II Александрович, его визит был приурочен к смотру войск, отправлявшихся на русско-япон. войну. При еп. Георгии (Ярошевском; 1913-1916) во время первой мировой войны в Калужскую губ. хлынул поток беженцев с запада страны. Сюда были эвакуированы жители Минской, Холмской и Волынской губерний, а также гимназии, уч-ща и семинарии. В авг. 1914 г. еп. Георгий провел епархиальное собрание, к-рое постановило организовать епархиальный лазарет на 20 коек при Калужском ДУ, были приняты решения об оказании помощи семьям фронтовиков и об объявлении общеепархиального сбора пожертвований. Вскоре стали открываться приходские лазареты, всего было открыто 11, на 148 коек. Монастыри создали 5 лазаретов на 112 мест, наиболее крупный работал в Тихоновой пуст. С начала войны до сент. 1917 г. в калужских церковных лазаретах прошли курс лечения ок. 1900 чел. К. и Б. е. предоставляла помещения для лазаретов и госпиталей др. ведомств. 23 авг. 1915 г. под председательством еп. Георгия был открыт епархиальный комитет по устройству быта беженцев. За годы войны в монастырях и духовных школах епархии было размещено более 900 беженцев.

В июле 1916 г. еп. Георгий был переведен в Минск, а на Калужскую кафедру назначен еп. Феофан (Туляков; 1916-1927), во главе с к-рым епархия вошла в новый, трагический для нее и всей Русской Церкви период.

Февральскую революцию калужское духовенство встретило спокойно. 6 марта 1917 г. в газетах было опубликовано послание еп. Феофана по поводу отречения имп. Николая II, где владыка призвал паству не возмущаться, больше молиться, трудиться и жертвовать на дело победы в войне. Тогда же еп. Феофан отправил телеграммы председателю Гос. думы М. В. Родзянко и обер-прокурору Синода В. Н. Львову, в которых заявил о своей лояльности к новой власти. 12 марта в Калуге был отпразднован «день свободы», в торжествах участвовало все духовенство города, состоялся крестный ход на Крестовское поле, где еп. Феофан отслужил молебен. В дальнейшем еп. Феофан предостерегал пастырей против увлечения политикой и призывал заниматься приходами и паствой. В летописи Иоанно-Предтеченского скита при Оптиной пуст. Февральская революция и последующие события комментировались как трагедия и крушение российской государственности.

В это время РПЦ готовилась к 1-му после ликвидации Патриаршества Поместному Собору. По всей стране проходили епархиальные собрания духовенства и мирян. В К. и Б. е. также состоялись предсоборные приходские и благочиннические собрания, а 15-19 мая и 19-22 июня 1917 г. заседало Калужское чрезвычайное епархиальное собрание представителей клира и мирян, на к-рое прибыло ок. 180 депутатов. Очевидцы отмечали, что между мирянами и священнослужителями на собрании ощущались «холодность, отчужденность, недоверие». Был принят ряд радикальных резолюций: немедленное «проведение в жизнь епархии выборного начала на широких демократических основаниях в отношении всех лиц… от псаломщика до епископа включительно»; национализация церковных земель и установление гос. содержания духовенства; передача церковноприходских школ Мин-ву народного просвещения; духовенство призывалось к разъяснению прихожанам «политических платформ, защищающих трудящиеся классы в закреплении завоеванной свободы» и др. На собрании было решено заменить институт благочинных выборными окружными собраниями и окружными советами. Был создан церковно-епархиальный совет под председательством епископа, в к-рый вошли представители от священников, монашествующих, псаломщиков, мирян, духовно-учебных заведений. В перспективе этот орган должен был заменить духовную консисторию. В 1917-1918 гг. в К. и Б. е. появились и др. выборные орг-ции духовенства: Калужский союз служащих в духовно-учебных заведениях (выступал за выборное начало в учебных заведениях, за отмену преимуществ по службе для священнослужителей), Калужский союз законоучителей (отстаивал необходимость преподавания Закона Божия в учебных заведениях), Калужский союз пресвитеров (был создан в т. ч. для «расширения и защиты правового положения пресвитеров»), Союз приходских общин (боролся против закрытия духовно-учебных заведений). Передача Временным правительством церковноприходских школ в ведомство Мин-ва народного просвещения 20 июня 1917 г. вызвала протест еп. Феофана и части духовенства.

Недееспособность гос. власти провоцировала усиление анархии в стране. Летом 1917 г. в К. и Б. е. начались «отъятия» церковного имущества и земли. Лишенные приходской земли, часто изгоняемые по «общественному приговору» священники покидали свои приходы. Нередки были случаи добровольного снятия сана. К кон. лета 1917 г. количество пустующих приходов было самым большим за всю историю К. и Б. е. В это же время впервые зашла речь о предоставлении женщинам мест псаломщиков. На приходы стали назначать полуграмотных людей. Хиротоний в 1917 г. практически не было, т. к. занятия в Калужской ДС из-за острой нехватки преподавателей почти прекратились. Пытаясь решить кадровую проблему, еп. Феофан открыл в Калуге ускоренные богословско-пастырские курсы, на к-рые имел право поступить каждый православный с образованием не ниже 4 классов.

Кон. 1917-1941 гг.

Фактическое установление советской власти в Калуге произошло 28 нояб. 1917 г., после вступления в город вооруженных отрядов большевиков из Москвы и др. городов. 1 февр. 1918 г. по постановлению Калужского губернского совета народных комиссаров была ликвидирована духовная консистория, созданное вместо нее Калужское временное духовное управление было закрыто 28 июля того же года. 4 февр. для «предотвращения грозных бед Церкви» был организован крестный ход по улицам Калуги с Калужской иконой Божией Матери, в нем приняло участие все духовенство и множество мирян.

В 1918 г. комиссии волостных исполкомов губернии взяли на учет имущество монастырей и храмов, а Калужский губернский совнарком издал декрет о прекращении приема экзаменов у учащихся духовных школ, фактически означавший закрытие церковных учебных заведений. В кон. февр. 1918 г. вышел последний номер «Калужского церковно-общественного вестника», содержавший сообщения о гонениях на Церковь и призыв защищать святыни. Губернская газ. «Коммуна» поместила на своих страницах материалы с выпадами в адрес Церкви и призывами к погромам. По губернии прошла волна грабежей и насилия. 27 февр. 1918 г. по решению губсовнаркома монастырские гостиницы были переданы комитету по соцобеспечению. Летом 1918 г. был ликвидирован епархиальный училищный совет, осенью в Калуге была закрыта крупная епархиальная б-ка. Для усиления давления на Церковь 8 мая при Наркомате юстиции был создан VIII отдел, занимавшийся реализацией церковной политики советской власти в Калуге, при губисполкоме был сформирован его местный орган. В окт. губисполком принял постановление об изъятии из правительственных учреждений икон и крестов и об упразднении домовых церквей.

Весной 1918 г. резко активизировалось наступление на мон-ри. В пасхальные дни, 5-7 мая, в Тихонову пуст. прибыл отряд во главе с председателем губсовнаркома Витолиным. Настоятель мон-ря о. Платон (Бездетков) и казначей были приговорены к расстрелу. 4 июня в обители состоялся повторный обыск, были изъяты продукты и деньги. 8 окт. 1918 г. в Тихонову пуст. прибыли губсекретарь И. Булычёв, председатель Самсонов и доктор Л. Демидов и потребовали немедленно освободить храм свт. Николая для устройства пролетарского театра. Несмотря на протест братии, иконостас был разрушен, а роспись храма закрашена. 12 окт. того же года решением местных властей обитель была закрыта, все монастырские ценности вывезены. 20 июля группа уполномоченных посетила Сергиевский скит под Калугой, объявив о назначении начальником скита комиссара М. Талдыкина, к-рый сообщил о преобразовании скита в трудовую общину; 24 июля было экспроприировано имущество скита. Летом 1918 г. начался постепенный захват Оптиной пуст. Сначала были отобраны мельницы, потом - лесопильный и кирпичный заводы, монастырские сады, огороды, рыбные ловли, скот и пасеки.

Крестовская церковь в Калуге. 1827–1832 гг. Литография. 1892 г. (ГПИБ)
Крестовская церковь в Калуге. 1827–1832 гг. Литография. 1892 г. (ГПИБ)

Крестовская церковь в Калуге. 1827–1832 гг. Литография. 1892 г. (ГПИБ)
В разных местах губернии антицерковные акции советской власти вызвали беспорядки. В Перемышльском у. при попытке властей конфисковать собственность Троицкого Лютикова мон-ря волнения переросли в вооруженное восстание. 7 авг. в мон-рь по распоряжению военного комиссара Московского округа прибыла комиссия по конфискации, и на помощь обители поспешили крестьяне близлежащего с. Корекозева во главе со старостой И. Борисовым. Мон-рь отстояли, а 8 авг. вооруженные крестьяне во главе с Борисовым, Мартыновым и Дерябниновым вошли в Перемышль и свергли местную советскую власть практически без сопротивления. В ответ на эти действия 11 авг. Перемышльский у. был объявлен на осадном положении, руководство перешло к штабу войск по водворению революционного порядка. Восстание было подавлено, начались расстрелы, вместе с крестьянами расстреляли 7 насельников монастыря. 13 авг. 1918 г. Троицкий Лютиков мон-рь был закрыт, имущество конфисковано, насельники отправлены в Калугу.

Никольская церковь Свято-Тихоновой пуст. Ок. 1900 г. Фотография. 2006 г.
Никольская церковь Свято-Тихоновой пуст. Ок. 1900 г. Фотография. 2006 г.

Никольская церковь Свято-Тихоновой пуст. Ок. 1900 г. Фотография. 2006 г.
Калужские власти первыми в России приняли решение о ликвидации всех мон-рей на территории губернии. 23 окт. 1918 г. новый руководитель подотдела по отделению Церкви от гос-ва при губотделе юстиции разослал во все мон-ри К. и Б. е. распоряжение о подготовке к выселению в 2-недельный срок всех насельников. Тихонова пуст. была объявлена «первым советским культурным хозяйством им. Ленина». Чтобы как-то сохранить обители, монашествующие стали создавать т. н. сельхозкоммуны и трудовые артели, к-рые вскоре тоже были закрыты. В 1919-1928 гг. в Оптиной пуст. действовал музей, его директором была Л. В. Защук (см. Августа, прмц., схим.), некоторым монахам удалось устроиться сотрудниками. По распоряжению А. В. Луначарского из Оптиной пуст. была вывезена б-ка. 15 июня 1924 г. в больничной кухне мон-ря прп. Никон (Беляев) совершил последнее богослужение. В разное время на территории Оптиной пуст. размещались детский дом, дом отдыха, лагерь польск. военнопленных (1939-1941), эвакуационный госпиталь, СПТУ, лит. отдел Козельского краеведческого музея и др. Пафнутиев Боровский мон-рь был окончательно закрыт в 1923 г. Его имущество передали Главмузею, а в помещениях разместили исправительную колонию. С колокольни мон-ря сбросили один из древнейших рус. колоколов, отлитый в 1488 г., из икон Ирининского придела (XVI в.) были устроены будки для собак и клетки для кроликов.

В 1919 г., во время гражданской войны, антирелиг. политика РКП(б) ужесточилась. Циркулярное письмо отдела управления НКВД «О вскрытии мощей» от 28 февр. 1919 г. усилило репрессии против Церкви. В этот период в Калужской губ. стали проводиться задержания священнослужителей в качестве заложников. 18 марта 1919 г. управляющий делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевич в одной из записок в правительство отмечал факт ареста в Малоярославце 70-летнего свящ. Николая Щепетова за служение молебна о мире и о прекращении волнений; комитет бедноты с. Савинова и верующие из 11 деревень обратились в Калужскую ЧК с просьбой об освобождении священника. В 1918-1919 гг. были расстреляны: свящ. Александр Добронравов (с. Кузовы-Спас Медынского у.) - за молебен для восставших крестьян, свящ. Василий Благовещенский (с. Шанский Завод Медынского у.), свящ. Георгий Георгиевский (с. Чемоданово Мещовского у.), свящ. Василий Волков (с. Рождество Медынского у.), свящ. Александр Громов (с. Реса Мещовского у.), умер в медынской тюрьме свящ. Василий Кериневский (с. Костино Медынского у.).

После выхода декрета об изъятии из церквей предметов, имеющих музейную ценность (2 янв. 1922), и постановления об изъятии церковных ценностей (16 февр. 1922) в Калужской губ., как и в др. российских регионах, была создана секретная подготовительная комиссия по изъятию церковных ценностей (председатель - М. П. Артёмов). Комиссии по изъятию ценностей работали в 1-й пол. марта 1922 г. во всех уездах губернии. В информационных сводках сообщалось, что духовенство и крестьяне в большинстве случаев относились к изъятию враждебно. В Тарусском у. против действий властей восстали крестьяне, в Боровском у. верующие не допускали комиссию к работе, пока в уезд не выслали карательный отряд. Рабочие Калужского участка Сызрано-Вяземской железной дороги проявляли недовольство тем, что ценности изымались только из правосл. церквей. В ходе кампании, несмотря на сопротивление сотрудников Калужского губмузея, были сняты ризы с уникального иконостаса кафедрального Троицкого собора. В 1926 г. собор был закрыт и приспособлен под дом народных собраний, иконостас разобрали, дальнейшая его судьба неизвестна. К 13 марта 1922 г. в Калужской губ. было изъято 109 пудов серебра, 6 фунтов 55 золотников золота, много изделий из жемчуга. В связи с сопротивлением изъятию в городе прошли судебные процессы над насельниками Казанского монастыря и членами Калужского губернского совета приходских общин. По 2-му процессу к суду были привлечены 27 чел., в т. ч. еп. Феофан. В 1922 г. архиерей был освобожден, в 1925 г. вновь арестован, сослан в Псковскую губ.

Успенский собор в Перемышле. 3-я четв. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Успенский собор в Перемышле. 3-я четв. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)

Успенский собор в Перемышле. 3-я четв. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Согласно постановлению Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. об увеличении количества викарных кафедр, в 1919-1931 гг. в К. и Б. е. существовали Боровское, Мосальское, Малоярославецкое, Козельское и Сухиничское вик-ства. Первым викарием, поставленным для Калужской кафедры, стал Алексий (Житецкий), хиротонисанный в 1919 г. во епископа Боровского.

В 1927 г. еп. Феофан был переведен на Псковскую кафедру. 29 сент. того же года на Калужскую кафедру был назначен еп. Стефан (Знамировский), 27 июня 1928 г. ушедший на покой. 12 авг.- 12 дек. 1928 г. Калужскую кафедру занимал еп. Павел (Введенский), 1 янв. 1929 - 16 сент. 1930 г.- еп. Сильвестр (Братановский). В марте 1929 г. по распоряжению губисполкома был взорван калужский Лаврентиев мон-рь, разрушен монастырский некрополь, где были похоронены почетные граждане Калуги (Малютины, Черновы, Билибины, Золотарёвы и др.), герои войны 1812 г. генералы К. Ф. Багговут и Л. В. Всеволожский, архитекторы Калуги П. Р. Никитин, И. Д. Ясныгин, Н. Ф. Соколов. В Калуге в 1929 г. был закрыт храм во имя св. апостолов Петра и Павла на Пятницком кладбище, в 1930 г. уничтожен Крестовский монастырь. Шли массовые аресты священнослужителей. В нач. 1930 г. были сосланы викарий К. и Б. е. Мосальский еп. Стефан (Виноградов), настоятель мосальского кафедрального собора прот. Михаил Полянский и староста И. П. Чернышёв. В 1929-1930 гг. были репрессированы 84 священнослужителя, 18 церковнослужителей, 5 церковных старост, 8 монахинь Шамординского мон-ря, 14 монахинь обители иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» в пос. Дугна, 4 монахини Казанского Боголюбивого мон-ря, 2 монахини Тарусского Троицкого мон-ря, 4 оптинских инока.

Рака над мощами блж. Лаврентия Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
Рака над мощами блж. Лаврентия Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)

Рака над мощами блж. Лаврентия Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
В дек. 1930 г. епископом Боровским, временно управляющим Калужской епархией, был назначен сщмч. Павлин (Крошечкин), стремившийся укрепить веру в пастве в годы гонений. Для поддержания религ. духа народа еп. Павлин ввел особо торжественные богослужения в воскресные вечера, активно общался с прихожанами. В 1931-1933 гг. были сосланы и расстреляны еще 83 священнослужителя, 22 церковнослужителя, 13 шамординских монахинь. 28 июня 1931 г. 22 монахини калужского Казанского мон-ря вместе с игум. Ангелиной (Гуляевой) были сосланы в Казахстан, туда же были сосланы 16 монахинь медынской Скорбященской общины и Свято-Троицкого Тарусского мон-ря. В авг. 1932 г. в лагерях Северного края оказались 10 монахинь Николо-Печерской жен. общины во главе со старшей сестрой Екатериной (Авдеевой).

К кон. 1933 г. репрессии ослабли. В 1934 г. на Калужскую кафедру вступил недавно вернувшийся из заключения еп. сщмч. Августин (Беляев; 1934-1937), к-рый сделал все возможное для оживления церковной жизни в разгромленной епархии. 2 апр. 1936 г. преосв. Августин был возведен в сан архиепископа. 20 сент. 1937 г. архиерей был арестован вместе более чем с 30 священниками и мирянами (архим. прмч. Иоанникием (Дмитриевым), настоятелем Одигитриевской ц. прот. сщмч. Иоанном Сперанским (другом К. Э. Циолковского), прот. Павлом Семёновским, священниками Иоанном Остроглазовым, Василием Макаровым, Афанасием Любимовым, псаломщиком мч. Аполлоном Бабичевым, старостой Казанской ц. И. Г. Беляевым и др.). Арестованные обвинялись в создании «крупной нелегальной церковно-монархической организации, ставившей своими целями свержение Советской власти, распространение контрреволюционной клеветы, срыв мероприятий партии и правительства… сколачивание боевых групп для помощи интервентам». 19 нояб. они были приговорены к расстрелу, 23 нояб. приговор был приведен в исполнение. В 1934-1937 гг. были расстреляны или сосланы 198 священнослужителей и 70 церковнослужителей. В дек. 1937 г. 54 монахини Шамординского мон-ря отправлены в лагеря, казначею Елисавету (Соколову) с 5 сестрами расстреляли. Расстреляны мн. бывш. насельники Оптиной пуст., жившие в Козельске: Феодор (Лавров), Никита (Чувенков), Сергий (Борисов) и др. В 1938-1941 гг. были казнены или сосланы 46 священнослужителей, 6 церковнослужителей, 5 монашествующих. После ареста архиеп. Августина в К. и Б. е. не было правящего архиерея до кон. 1941 г.

Обновленческий раскол

В нач. 20-х гг. XX в. др. испытанием для Церкви стал быстро распространившийся обновленческий раскол (см. Обновленчество). В июне 1922 г. был образован обновленческий епархиальный совет, к-рый 15 июня того же года провел собрание духовенства Калуги. После рассмотрения документов, присланных обновленческим Высшим церковным управлением (ВЦУ), совет принял решение признать ВЦУ единственной церковной властью и выразить ему поддержку в подготовке 2-го «поместного собора». Калужский еп. Феофан (Туляков), по-видимому не владевший достаточной информацией об обновленцах, в целом одобрил решения собрания с условием, что не будут меняться догматы и каноны Церкви. 29 авг. 1922 г., после съезда «Живой церкви», еп. Феофан объявил о неканоничности ВЦУ. Новое епархиальное управление во главе с протоиереем-обновленцем Некрасовым не подчинилось решению архиерея. Уже 2 сент. власти провели массовые обыски в домах священников, поддержавших правящего архиерея. Не избежал обыска и еп. Феофан.

Миряне и подавляющее большинство священства в К. и Б. е. отрицательно относились к обновленцам. 9 сент. 1922 г. газ. «Коммуна» опубликовала статью Некрасова «Из церковной жизни нашего города», в которой автор обвиняет священнослужителей Калуги в близорукости, в неумении использовать «исторический момент освобождения из-под гнета князей церкви». Обновленцы сделали попытку организовать собственную периодическую печать, но им удалось выпустить только 1 номер газ. «Церковь и жизнь» (1923) и 5 номеров журнала «По стопам Христа» (1925). В сер. 20-х гг. XX в. обновленческая Калужская епархия владела 83 храмами, в к-рых служили 86 священников и 2 диакона.

Созданную в сент. 1922 г. обновленческую Калужскую епархию возглавил престарелый Иоанникий (Дьячков). Однако под постановлением обновленческого собора в Москве от 3 мая 1923 г. стоит подпись не Иоанникия, к-рый официально руководил обновленческой епархией до июля 1923 г., а некоего «Калужского епископа» Владимира. Позднее калужскими раскольниками управляли: Петр Виноградов (июль 1923 - июль 1924; 10 апр. 1931 - 13 нояб. 1932), Алексий (Замараев; 25 июля - 9 дек. 1924), ставший членом обновленческого синода, Христофор (Сокольский; 20 дек. 1924 - 24 янв. 1925), Геронтий (Шевлягин; 24 янв. 1925 - 16 янв. 1926), Георгий Добронравов (16 янв. 1926 - 10 апр. 1931; с перерывом в неск. месяцев в 1930, когда его замещал Аристарх (Николаевский)), Арсений Краснов (13 нояб. 1932 - май 1934), Николай Смирнов (май 1934 - окт. 1935), Иннокентий (Копейкин; окт. 1935 - 14 янв. 1936), Александр Рябцовский (14 янв.- нояб. 1936 (снял сан)). В дек. 1936 г. во главе калужских обновленцев встал прот. Андрей Расторгуев, по своим взглядам чуждый обновленчеству, в 1939 г. он покинул Калугу, обновленческие структуры в регионе прекратили существование.

1941-1990 гг.

13 окт. 1941 г. нем. войска вошли в Калугу и удерживали город 2,5 месяца. В кон. дек. в результате Московской операции оккупанты были выбиты из Калуги и прилегающих районов, остальная часть территории епархии была освобождена в 1943 г. Именно на этой территории развивалось широкое партизанское и подпольное движение. Священники епархии поддерживали сопротивление советских людей, иногда активно в нем участвовали. Так, в Людиновском р-не действовал партизанский отряд, а в городе - группа подпольщиков. Для связи с партизанами по просьбе командира отряда был оставлен настоятель Лазаревского храма свящ. Викторин Зарецкий. По заданию штаба отряда он устроил свою 16-летнюю дочь, знавшую нем. язык, работать переводчицей в городскую комендатуру и передавал партизанам полученную от нее информацию. О. Викторин оказывал материальную помощь жителям Людинова, в т. ч. и членам семей партизан. Свящ. Викторин в 2007 г. был посмертно награжден медалью «За отвагу».

Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1701 г. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)
Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1701 г. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)

Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1701 г. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)
10 янв. 1942 г. на Калужскую кафедру был назначен еп. Питирим (Свиридов). Несмотря на нек-рое улучшение церковно-гос. отношений, в эти годы имели место репрессии против священнослужителей. В 1941-1942 гг. были расстреляны о. Константин Соколов (пос. Полотняный Завод), о. Александр Кружилин (г. Киров) и о. Тихон Мосалов, настоятель собора в Боровске, в 1943 г. приговорен к 5 годам лагерей о. Иоанн Молебнов (с. Спас-Загорье). В это же время был снесен крест на могиле Ф. П. Морозовой, почитаемой старообрядцами (позднее здесь установили памятник в честь первого полета в космос).

Национально-патриотическая деятельность Церкви укрепляла влияние Православия в народе, власти предпринимали меры к ограничению активности Церкви. В нач. 1943 г. в письме секретарю ЦК ВКП(б) А. С. Щербакову заместитель наркома гос. безопасности Б. З. Кобулов сообщил, что еп. Питирим обратился к командованию одного из госпиталей в Калуге с предложением принять шефство над госпиталем и получил согласие. Осуществляя шефство, калужский собор приобрел на 50 тыс. р., пожертвованных прихожанами, почти 500 подарков для раненых. В апр. 1943 г. церковный хор дважды устраивал в госпитале концерты рус. народных песен и песен советских композиторов. Узнав об этом, руководство НКГБ приняло меры «к недопущению впредь попыток со стороны церковников входить в непосредственные сношения с командованием госпиталей и ранеными под видом шефства».

28 нояб. 1943 г. СНК СССР принял постановление «О порядке открытия церквей». В органы власти стали поступать ходатайства об открытии храмов. В Калужской обл. в 1944-1949 гг. было подано 45 ходатайств. В нач. 1943 г. в области действовало 19 храмов, к-рые сохранились после революционных погромов и были открыты в годы оккупации. В то же время репрессии, хотя и в незначительных масштабах, продолжались. За «антисоветскую агитацию» в окт. 1943 г. был осужден псаломщик из Юхнова В. А. Потоцкий, в февр. 1944 г.- псаломщик из Сухиничей П. В. Виноградов.

Николо-Козинская церковь в Калуге. 1775–1779 гг. Фотография. 2007 г.
Николо-Козинская церковь в Калуге. 1775–1779 гг. Фотография. 2007 г.

Николо-Козинская церковь в Калуге. 1775–1779 гг. Фотография. 2007 г.
В окт. 1945 г. управление К. и Б. е. было поручено еп. Онисифору (Пономарёву), к-рый занимал Калужскую кафедру до марта 1960 г. В епархии к началу служения еп. Онисифора в штате состояли 48 священнослужителей, действовало 26 храмов. 14 священников, 1 протодиакон и 4 диакона служили в городах епархии, а 23 священника - на сельских приходах. В Калуге действовали 2 храма: Георгиевский кафедральный собор, где служили 2 священника и протодиакон, и Николо-Козинская ц., в клире к-рой состояли 2 священника и диакон. Продолжалось возвращение храмов, хотя прослеживалась тенденция к прекращению этого процесса. Так, в 1945 г. было открыто 6 храмов (из них 5 при еп. Онисифоре), в 1946 г.- 4 храма, в 1947 г.- 2 храма, в 1948 г.- 1 храм. С 1949 г. запрещали открывать новые храмы, но действующие не закрывались. В сер. 40-х гг. XX в. в области имелось 530 недействующих церковных зданий, из них в полуразрушенном состоянии - 246, бесхозных - 51, занятых под склады - 130, используемых под цеха и промышленные предприятия - 43, под клубы - 60. Еп. Онисифор уделял много внимания ремонту храмов, формированию певч. хоров, решению кадровой проблемы. Архиерей часто переводил священников с прихода на приход, чтобы у властей не было повода для закрытия храма по причине отсутствия богослужения.

Св. источник прп. Тихона Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
Св. источник прп. Тихона Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)

Св. источник прп. Тихона Калужского. Фотография. 1898 г. (ГИМ)
В 1948 г. позиция гос-ва в отношении Церкви ужесточилась. В К. и Б. е. по обвинению в антисоветской деятельности к 10 годам лагерей был приговорен настоятель Николо-Козинской ц. прот. Григорий Лысяк. Быстро пошел процесс уничтожения недействующих церковных зданий. По решению Калужского облисполкома от 6 апр. 1948 г. был разобран храм в с. Милееве Хвастовичского р-на, хотя верующие с 1946 г. просили открыть приход в селе. В янв. 1949 г. под машинно-тракторную станцию была переоборудована церковь в с. Лисине Детчинского р-на. 9 мая того же года облисполком передал храм во имя вмч. Георгия Победоносца «за лавками» в Калуге Главкинопрокату. 29 апр. 1953 г. в ЦК на имя Н. С. Хрущёва поступила докладная записка с предложением разработать план уничтожения св. источников, к к-рым осуществлялось массовое паломничество. Так, только Свято-Тихонов источник в 1952 г. посетило ок. 10 тыс. чел. из Калужской, Брянской, Смоленской, Московской, Орловской, Тульской областей и с Украины. Руководство тогда порекомендовало местным партийным орг-циям ограничиться адм. мерами.

Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1794 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1794 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь во имя святых Космы и Дамиана. 1794 г. Фотография. Нач. ХХ в.
В 1953 г. в К. и Б. е. насчитывалось 38 действующих храмов, из них 11 - в городах и 27 - в селах. Храмы были в 17 районах области, 12 районов действующих храмов не имели. Службы в храмах епархии совершали 37 священников и 9 диаконов, т. е., несмотря на рост количества действующих церквей на 50% после войны, численность священнослужителей практически не изменилась. Продолжался процесс уничтожения ранее закрытых храмов. В Калуге в этот период были снесены ц. во имя свт. Алексия Московского и алтарь храма св. Иоанна Предтечи. В февр. 1956 г. калужский храм во имя мучеников и бессребреников Космы и Дамиана был отдан под склад. К 1 янв. 1957 г. количество действующих храмов епархии осталось прежним, а число священнослужителей по сравнению с 1953 г. увеличилось: 43 священника и 8 диаконов.

8 февр. 1957 г. был издан приказ председателя Совета по делам РПЦ, к-рым запрещалась передача органам печати и частным лицам сведений о деятельности и внутреннем положении Церкви. Калужские власти начали активно следить за церковной жизнью, ввиду того что с мест поступали ходатайства об открытии новых храмов: если в 1955 г. ходатайств было 9, то в 1956 г.- 30, все они были отклонены. Партийным орг-циям на местах давались указания принимать меры по предотвращению появления таких прошений.

В 1958 г. гос-во начало новое наступление на Церковь. 16 окт. Совет министров СССР принял постановления «О монастырях в СССР» и «О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений». Если 1-е постановление не имело отношения к Калужской епархии, потому что здесь все мон-ри были закрыты на рубеже 10-х и 20-х гг. XX в., то 2-м постановлением был нанесен ощутимый удар по материальной базе епархии. В нояб. 1958 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым святым местам». 22 апр. Совет по делам РПЦ разослал письма «О введении регистрации членов исполнительных органов и ревизионных комиссий приходских церквей» в целях устранения настоятелей от управления приходами и ослабления материальной базы Церкви. Калужский облисполком рассылал по районам секретные распоряжения с требованием «организовать проведение массово-политической работы среди населения района и путем методов убеждения добиться прекращения паломничества и закрытия так называемых святых мест; разработать мероприятия, осуществление которых исключило бы возможность посещения этих мест паломниками». Лев-Толстовский районный совет, на территории которого находился почитаемый источник прп. Тихона Калужского, 21 апр. 1959 г. постановил уничтожить св. колодец и на его месте установить насосную станцию. Летом 1959 г. в местной печати подвергли травле настоятеля храма в с. Н. Прыски Николая Догаева. 24 авг. последовало обращение Козельского райисполкома в Калужский облисполком, в к-ром предлагалось закрыть храм в Н. Прысках «как очаг разврата и разложения окружающего населения». Вскоре местные власти стали закрывать храмы: 10 авг. 1959 г. был закрыт храм в с. Введенье Тарусского р-на. События последних лет управления Калужской кафедрой еп. Онисифором дезорганизовали церковную жизнь в регионе, епархиальное управление не справлялось со своими функциями. На заседании Свящ. Синода 5 марта 1959 г. среди др. проблем обсуждалось положение дел в К. и Б. е. В нояб. 1958 г. ревизовавший положение дел в К. и Б. е. Тульский архиеп. Антоний (Кротевич) констатировал полный упадок епархиальной жизни. В помощь еп. Онисифору было решено послать молодого свящ. Анатолия Родионова, назначенного настоятелем Свято-Георгиевского кафедрального собора в Калуге.

В марте 1960 г. 79-летний еп. Онисифор ушел на покой, на его место 22 марта был определен Леонид (Лобачёв), возведенный в сан архиепископа. Ко времени его приезда в епархии при действующих 37 храмах осталось лишь 18 священников и 6 диаконов. Архиеп. Леонид не смог принять активное участие в жизни епархии, выезды в районы для поддержания приходов практически не осуществлялись, с кон. 1961 г. Калужский архиерей жил в Москве, в результате чего К. и Б. е. фактически осталась без руководства. 26 марта 1960 г. решением Калужского облисполкома был закрыт храм в с. Красном Боровского р-на, 27 июля закрыты храмы в селах Никитском Медынского р-на и Юрьевском Малоярославецкого р-на, 31 окт.- в с. Лукьянове Малоярославецкого р-на. В оставшихся храмах любые хозяйственные работы должны были проводиться только с разрешения властей. Храмы ветшали и постепенно разрушались. Одновременно власти оказывали давление на священнослужителей, которых за малейшие нарушения уполномоченный снимал с регистрации. Так, вина снятого с учета клирика калужского Николо-Козинского храма иером. Варнавы (Улитина) заключалась в том, что перед началом учебного года он отслужил молебен для родителей и детей. Не все священнослужители могли выдержать постоянное давление и угрозы. В 1960 г. священник из с. Фёдоровского Угодско-Заводского (ныне Жуковского) р-на А. М. Овчаренко снял с себя сан. В сент. 1962 г. снял сан свящ. И. П. Болабушевич. К кон. 1960 г. нехватка священнослужителей в епархии привела к тому, что в 8 из 33 оставшихся храмов богослужение не совершалось. В 1961 г. упразднили еще 4 прихода. В февр. закрыли храмы в селах Рождествено Дзержинского р-на и Кудрявец Хвастовичского р-на, в марте - храм в с. Фёдоровском Угодско-Заводского р-на. По сравнению с 40-ми гг. XX в. резко сократилось число недействующих церковных зданий. В 1961 г. на учете осталось только 138 зданий, 15 из них было занято под цеха промышленных предприятий, 8 - под колхозно-совхозные мастерские, 59 храмов использовались под складские помещения, еще 18 были заняты различными учреждениями, 21 храм был определен под снос.

В июне 1961 г., в разгар кампании по закрытию Почаевской в честь Успения Пресв. Богородицы лавры, несколько жителей области послали денежные переводы в мон-рь. Совет по делам РПЦ дал указание калужскому уполномоченному Совета «выявить причины, побудившие этих лиц посылать такие переводы» и принять меры. В 1962 г. повсеместно стали вводиться рабочие недели со скользящим графиком выходных, что по замыслу властей должно было лишить верующих возможности присутствовать на воскресных богослужениях. 25 марта Калужский обком КПСС принял решение об усилении научно-атеистической пропаганды, а уполномоченный наметил основные направления работы: недопущение совершения треб на дому, борьба с паломничеством, недопущение церковной благотворительности. Предполагалось также «изучить обстановку в затухающих приходах с целью сокращения сети церквей» и принять «меры по ослаблению материально-технической базы церкви». Под разными предлогами к рукоположению в священнослужители и к поступлению в духовные учебные заведения старались не допустить лиц, окончивших высшие и средние специальные учебные заведения.

Усиливая давление на Церковь, власти наталкивались на скрытое, а иногда и на прямое сопротивление. Начали создаваться подпольные христ. общины. Властям удалось обнаружить 2 незарегистрированные общины в Думиничском р-не: в с. Чернышене и дер. Клинцы. Сопротивлением верующих можно считать и то, что, только по офиц. данным, 35% родившихся в области детей были крещены, в Ульяновском, Людиновском, Сухиничском и ряде др. районов крестили ок. 50% родившихся. Мн. требы совершались тайно и поэтому в офиц. сводки не попадали.

19 июля 1962 г. архиеп. Леонид был уволен на покой, временно управляющим Калужской епархией был назначен викарий Московской епархии Можайский еп. Стефан (Никитин). В К. и Б. е. оставалось только 29 действующих храмов, один из них, в с. Гостешеве Угодско-Заводского р-на, был вскоре закрыт и переоборудован под спортзал и мастерские. Еп. Стефан принял блаженную кончину во время проповеди в кафедральном Свято-Георгиевском соборе 28 апр. 1963 г.

29 мая 1963 г. в Калугу прибыл архиеп. Ермоген (Голубев). В епархии в это время действовали 28 храмов, многие из них были отнесены властями к «затухающим» приходам и должны были закрыться. В начале служения архиеп. Ермоген особые усилия прилагал к активизации церковной жизни в центре епархии. В Калуге начали совершаться частые архиерейские богослужения, создавались большие хоры. К участию в службах приглашались воспитанники духовных учебных заведений (архиерей оплачивал им проезд, обеспечивал питание и проживание), а также священнослужители из др. епархий. Калужский уполномоченный докладывал в Москву, что архиеп. Ермоген не прислушивается к «деловым советам и соображениям» уполномоченного. Власти оказывали давление на архиерея, заставляя подчиняться их требованиям, удаляли из епархии верных ему священнослужителей и мирян, пытались оклеветать архиепископа перед верующими, организовывали «жалобы верующих» на правящего архиерея и близких к нему «неблагонадежных» священников. В ответ архиеп. Ермоген в 2 раза уменьшил сумму взноса в Фонд мира и стал расходовать эти деньги на поддержку бедных приходов. Так, в с. Захаровском (ныне дер. Гребёнкино) Медынского р-на храм готовился к закрытию, но владыка отменил все отчисления с прихода, передал храму иконы и свечи, отремонтировал церковь за счет епархии и стал регулярно приезжать туда для совершения служб. Приход сохранился. Архиеп. Ермоген выезжал для служения на приходы епархии, как правило, с большим хором. Эти посещения расценивались уполномоченным как «демонстрация и реклама». Особое внимание архиеп. Ермоген уделял кадровому вопросу. Он старался привлекать к служению молодых преданных Церкви священников с безукоризненным моральным обликом, имеющих духовное образование. Были отправлены за штат престарелые священнослужители и те, кто скомпрометировали себя недостойным поведением. Когда уполномоченный на очередной беседе указал на недопустимость таких увольнений, архиеп. Ермоген заметил, что «в интересах антирелигиозной пропаганды такой поп является весьма полезной фигурой», но его «горе-священники» не удовлетворяют. В беседах с уполномоченным архиерей критиковал церковную политику Хрущёва, говорил о вмешательстве гос-ва во внутрицерковные дела, о нарушении конституционных прав верующих.

22 июля 1963 г. Калужский облисполком принял решение «Об ограничении деятельности церковников», в одном из пунктов к-рого значилось: «...прекратить паломничество к так называемым святым местам». Судя по формулировке, окончательно прекратить паломничество ранее не удалось. 21 февр. 1964 г. Калужский горисполком подтвердил запрет на колокольный звон в городе (1-е постановление по этому вопросу было принято 3 сент. 1959). Власти инспирировали многочисленные жалобы населения на колокольный звон.

После отставки Хрущёва 14 окт. 1964 г. архиеп. Ермоген начал составлять прошение на имя Святейшего патриарха Алексия I с предложением внести поправки в редакцию «Положения о Русской Православной Церкви», в частности, ввести настоятелей приходов в качестве председателей в приходские собрания и приходские советы. С осени 1964 г. архиепископ совершал поездки на Украину, в Сибирь, на Урал и в Поволжье с целью обеспечить себе поддержку архиереев. Документ, составленный летом (или весной) 1965 г., кроме архиеп. Ермогена решились подписать еще 9 архиереев. Инициатива архиеп. Ермогена не имела успеха, 25 нояб. 1965 г. в результате давления властей архиерей был уволен на покой. Калужский уполномоченный сообщал, что усиливается влияние Православия на население, практически во всех церквах увеличились доходы и количество совершаемых треб. В Козельском р-не открыто крестили 60% детей, а в Малоярославецком р-не - до 87%, причем ежегодно крещений совершалось все больше. Возросло количество верующих.

На Калужской кафедре архиеп. Ермогена сменил архиеп. Донат (Щёголев), управлявший епархией с 25 нояб. 1965 по 17 апр. 1975 г. (в сане архиепископа с 9 сент. 1971). Этот период характеризуется прекращением открытых гонений и сохранением жесткого адм. контроля гос-ва над Церковью. В эти годы в Калуге была снесена часовня у каменного моста над источником «Здоровец», а Никитский храм (XVIII в.) был снят с учета памятников архитектуры и превращен в кинотеатр. В сер. 70-х гг. XX в. в К. и Б. е. было 27 действующих храмов и не было ни одного мон-ря. На рубеже 70-х и 80-х гг. XX в. началось оживление церковной жизни. В Калужской обл., как и во всей стране, стал возрастать интерес к Церкви, в основном среди городской интеллигенции. Вместе с тем были очевидны и негативные тенденции: количество хиротоний в эти годы снизилось до минимума, в духовных школах страны среди студентов калужан не было.

Кардинальные изменения в жизни епархии (как и во всей Русской Церкви) совпали с пребыванием на Калужской кафедре еп. Илиана (Вострякова; 1982-1990). К празднованию 1000-летия Крещения Руси калужские власти разрешили капитальный ремонт Свято-Георгиевского кафедрального собора и передали епархии 2 храма. В июне 1988 г. впервые почти за 40 лет открылись храмы на Калужской земле - во имя святых Бориса и Глеба в дер. Белкино (под Обнинском) и во имя Св. Троицы в Кондрове. В дек. 1988 г. началось возрождение Воскресенского храма в Тарусе. Торжества, посвященные 1000-летию Крещения Руси, в К. и Б. е. были приурочены ко дню памяти прп. Тихона Калужского - 29 июня 1988 г. На Соборе РПЦ 6-9 июня 1988 г. впервые после Поместного Собора 1917-1918 гг. было канонизировано неск. рус. святых, среди них - оптинский старец Амвросий.

В 1988 г. началось возрождение Оптиной пуст. По распоряжению Совета Министров СССР в 1987 г. Оптина пуст. была передана Церкви (возвращение Церкви всей территории обители затянулось до 2005). В 1989 г. епархии были возвращены храмы святых Флора и Лавра в Перемышле, вмч. Георгия Победоносца в с. Гремячеве Перемышльского р-на и Св. Троицы в Мосальске. В том же году коллегия обл. управления культуры приняла постановление о воссоздании на территории Лаврентиева мон-ря мемориальной стелы в память о горожанах, погребенных в мон-ре. Решением Калужского облисполкома от 15 мая 1990 г. Церкви был передан Шамординский мон-рь.

1990-2012 гг.

20 июля 1990 г. управляющим Калужской епархией был назначен архиеп. Климент (Капалин; с 25 февр. 2004 митрополит). К этому времени в К. и Б. е. действовали 34 общины, из них 3 не имели помещений для богослужений. В некоторых районах и городах области не было ни одного храма. В епархии служили 44 священника и 5 диаконов. В авг. 1990 г. епархии был возвращен калужский храм во имя св. апостолов Петра и Павла, тогда же стали проводиться богослужения в одном из самых больших храмов города - ц. св. Жен-мироносиц; в 1990 г. было организовано 11 общин. В 1991 г. епархии были отданы Свято-Троицкий кафедральный собор, церкви Рождества Пресв. Богородицы на р. Калужке в дер. Ждамирово Ферзиковского р-на, Спаса Нерукотворного в с. Клыкове Козельского р-на, св. кн. Александра Невского в Кирове. В пос. Воротынске Бабынинского р-на был оборудован молитвенный дом во имя прп. Серафима Саровского, началось строительство новых храмов в Жиздре, в пос. Трудовом (ныне в черте Калуги) и в с. Бояновичи Хвастовичского р-на. К кон. 1992 г. количество храмов в епархии увеличилось до 80, во всех районах и городах области были образованы приходы или инициативные группы. В янв. 1992 г. епархии было передано здание ректорских покоев бывш. Калужской ДС, в к-ром разместилось Калужское епархиальное управление.

Церковь Св. Духа в Козельске. 1789 г.
Церковь Св. Духа в Козельске. 1789 г.

Церковь Св. Духа в Козельске. 1789 г.
В последующие годы активно шел процесс возвращения храмов епархии: в 1993 г. были переданы храмы Преображения Господня («на Смоленке») и Рождества Христова в дер. Рождествено в Калуге, ц. Спаса Нерукотворного в Кондрове и др., в 1994 г.- калужский храм Покрова Пресв. Богородицы, церкви в честь Покрова Пресв. Богородицы в Медыни и в с. Высоком (ныне в черте Боровска), храм во имя ап. Иоанна Богослова в с. Кузьмищеве Тарусского р-на, церкви в честь Сошествия Св. Духа в Перемышле и в Козельске.
Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Калуге. 1780 г. Фотография.
Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Калуге. 1780 г. Фотография.

Церковь во имя св. апостолов Петра и Павла в Калуге. 1780 г. Фотография.
В 1995 г. начали свою деятельность еще 8 приходов. В дальнейшем продолжились строительство храмов, создание правосл. общин. В 1999 г., к 200-летию основания епархии, в К. и Б. е. было 137 приходов и архиерейских подворий, столько же храмов и молитвенных домов, 5 мон-рей (2 мужских и 3 женских), 2 монашеских общины (мужская и женская). Кроме того, в Калужской обл. действовали 2 ставропигиальных монастыря - муж. Оптина пуст. и Свято-Амвросиевская жен. пуст. в Шамордине. Клир епархии состоял из 145 священников и 20 диаконов. Торжества в честь 200-летия епархии, прошедшие 26-29 июня 1999 г., возглавил патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В связи с расширением епархиальной деятельности 27 дек. 1996 г. в К. и Б. е. был назначен викарный Людиновский еп. Георгий (Грязнов). После его кончины в 2011 г. во епископа Людиновского, викария К. и Б. е., в 2012 г. был хиротонисан Никита (Ананьев).

Пафнутиев Боровский мон-рь. Фотография. 2008 г.
Пафнутиев Боровский мон-рь. Фотография. 2008 г.

Пафнутиев Боровский мон-рь. Фотография. 2008 г.
В 90-х гг. XX в. в К. и Б. е. активно возрождалась монашеская жизнь. В марте 1991 г. епархии был возвращен Пафнутиев Боровский монастырь, 13 апр. того же года состоялось освящение монастырского храма св. Илии, архиеп. Климент перенес в храм частицу мощей прп. Пафнутия. В 1994 г. мон-рь посетил патриарх Алексий II. В 2006 г. митр. Климент освятил монастырский собор в честь Рождества Пресв. Богородицы. 20 авг. 1991 г. епархии был передан Черноостровский монастырь в Малоярославце, 9 авг. 2009 г. митр. Климент совершил великое освящение главного монастырского храма - Никольского собора. В 1991 г. началось возрождение Тихоновой пуст. 21 марта 1992 г. архиеп. Климент освятил фундамент строящегося храма на источнике прп. Тихона и основал скит в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Празднование 500-летия преставления прп. Тихона в Калуге в 1992 г. возглавил патриарх Алексий II. 2 нояб. 1993 г. решением Свящ. Синода Тихонова пуст. была возобновлена, 29 июня 1995 г. архиеп. Климент служил 1-ю после возрождения обители литургию в монастырском Успенском соборе. В 1994 г. началось восстановление калужского Лаврентиева монастыря, в следующем году на его территории была построена часовня во имя блж. Лаврентия Калужского. 26 дек. 1995 г. постановлением Свящ. Синода была учреждена Рождества Пресв. Богородицы жен. пуст. в с. Барятине. В 2000 г. К. и Б. е. был передан воротынский Спасо-Преображенский монастырь, в 2001 г. возобновилась монашеская жизнь в Свято-Георгиевском мещовском монастыре, 17 июля 2001 г. был учрежден Клыковский в честь Нерукотворного образа Спасителя мужской монастырь в с. Клыкове Козельского р-на.

В сент. 1990 г. при калужском Георгиевском кафедральном соборе была открыта первая в епархии воскресная школа. Через 2 года в Калуге начало работу Калужское ДУ, 20 янв. 1997 г. преобразованное в семинарию. В 1996 г. открылось Калужское епархиальное жен. уч-ще, готовящее церковных регентов, иконописцев и преподавателей воскресных школ (в 2002 преобразовано в ДУ, где было разрешено и обучение мужчин). К 1 сент. 2011 г. в К. и Б. е. имелись 2 духовные школы (Калужская ДС, Калужское ДУ) и вечерняя богословская школа для мирян при Калужской ДС, 3 правосл. гимназии, 11 духовно-просветительских центров, 2 правосл. благотворительные миссии и детский приют. С 1998 г. в Обнинске (с 2011 в Калуге) проводятся ежегодные епархиальные Богородично-Рождественские образовательные чтения. 24-27 июня 1996 г. в Оптиной пуст. прошли первые чтения памяти братьев Киреевских. 26 июля были канонизированы 13 местночтимых святых, составивших Собор преподобных отцов и старцев, в Оптиной пуст. просиявших (общецерковное почитание введено на Архиерейском юбилейном Соборе РПЦ 13-16 августа 2000 г.).

Успенский собор Свято-Тихоновой пуст. 1894–1904 гг. Фотография. 2011 г.
Успенский собор Свято-Тихоновой пуст. 1894–1904 гг. Фотография. 2011 г.

Успенский собор Свято-Тихоновой пуст. 1894–1904 гг. Фотография. 2011 г.
В 1996 г. был создан храм в детском доме в Кондрове, начато церковное служение в Калужской детской колонии. К кон. 1999 г. во всех местах заключения Калужской обл. были построены православные храмы или оборудованы молитвенные комнаты, крупнейший храм - при ИК-5 в Сухиничах. Летом 1998 г. в районе дер. Макаровки в Калуге начал работу епархиальный правосл. молодежный центр «Златоуст». В 2001 г. в центре был построен храм во имя свт. Иоанна Златоуста, а в последующие годы - неск. корпусов. В 2003 г. закончено строительство здания для детского приюта «Отрада» в малоярославецком Черноостровском мон-ре. В наст. время в нем воспитывается 50 детей, при приюте действуют православная гимназия и филиал Российского гос. социального ун-та. 5 сент. 2005 г. в пос. Белоусово Жуковского р-на открылся социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних во имя прмц. Елисаветы.

С 2005 г. мин-во образования Калужской обл. и К. и Б. е. ежегодно организуют летний отдых детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в правосл. семьях. В 2000 г. в Калуге было создано об-во правосл. врачей. С 2005 г. действует Калужское правосл. педагогическое об-во. 22 февр. 2007 г. митр. Климент освятил центр духовно-интеллектуального развития молодежи во имя прп. Амвросия Оптинского при Калужском гос. ун-те. К нач. 2002 г. в воинских подразделениях в Калужской обл. действовали 11 храмов, часовен и молитвенных комнат, окормляемых епархиальным духовенством.

С янв. 1991 г. в епархии издаются ж. «Православный христианин», газеты «Наша вера» и «Вера молодых» и альманах «Богословско-исторический сборник». Нек-рые приходы и мон-ри публикуют листки информационного и катехизаторского содержания. С 1996 г. калужская газ. «Весть» выпускает правосл. приложение «Благовест».

В Калуге проходят многочисленные мероприятия, способствующие утверждению в российском обществе традиционных для христианской культуры ценностей и нравственных идеалов, укреплению межнационального единства. 23-24 мая 2001 г. Калуга стала центром всероссийского празднования Дней славянской письменности и культуры. В 2003 г. в областном центре состоялся XII Международный кинофорум «Золотой Витязь», а в 2006 г.- I Международный кинофестиваль семейных и детских фильмов «Верное сердце». С 2006 г. в Обнинске и других городах епархии проходит ежегодный Международный православный кинофестиваль «Встреча». В 2006 г. в Калуге состоялся международный церковно-общественный форум «Братская Сербия: История и современность», подготовленный Калужским православным молодежным движением. С этого же года в Оптиной пуст., Калуге и Москве проводится Оптинский форум «Наследие России и духовный выбор российской интеллигенции».

Значимыми событиями в духовной жизни региона стали визиты на Калужскую землю Предстоятелей Русской Церкви. Восемь раз посетил Калужскую обл. Святейший патриарх Алексий II. 6 мая 2009 г. в К. и Б. е. находился Святейший Патриарх Кирилл (Гундяев). Он освятил кресты для строящегося храма во имя вмч. Георгия Победоносца в дер. Романово Медынского р-на. 26 мая 2010 г. Патриарх Кирилл побывал в Шамордине и в Оптиной пуст.

Святыни, крестные ходы

Наиболее почитаемыми святынями К. и Б. е. являются почивающие под спудом мощи прп. Пафнутия Боровского (под Рождественским собором Пафнутиева Боровского мон-ря), прп. Тихона Калужского (под Преображенским собором Тихоновой пуст.) и прав. Лаврентия Калужского (на территории разрушенного Рождественского собора калужского Лаврентиева мон-ря, над предполагаемым местом захоронения в 1993 установлен крест). Множество паломников привлекает источник прп. Тихона, в 3 км от Тихоновой пуст., на территории скита в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник».

Собор Оптинских старцев. Икона. Кон. 90-х гг. ХХ в. (Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пуст.)
Собор Оптинских старцев. Икона. Кон. 90-х гг. ХХ в. (Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пуст.)

Собор Оптинских старцев. Икона. Кон. 90-х гг. ХХ в. (Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пуст.)
Мощи большинства преподобных оптинских отцов и старцев почивают в Оптиной пуст.: во Введенском соборе (мощи преподобных Амвросия и Нектария), в Казанском соборе (мощи преподобных Моисея, Антония и Исаакия (Антимонова)) и во Владимирском храме-усыпальнице (мощи преподобных Льва, Макария, Илариона, Анатолия (Копьёва (Зерцалова)), Иосифа, Варсонофия и Анатолия (Потапова)). Также в обители почитаются могилы иером. Василия (Рослякова), иноков Трофима (Татарникова) и Ферапонта (Пушкарёва), убитых на Пасху, 18 апр. 1993 г., в 2008 г. над их захоронениями была воздвигнута часовня. Справа от ворот скита св. Иоанна Предтечи сохранилась т. н. хибарка, в которой жили некоторые оптинские старцы, в т. ч. преподобные Амвросий, Иосиф и Нектарий. Ныне она является мемориальной кельей прп. Амвросия Оптинского.

В Черноостровском мон-ре в память о Малоярославецкой битве 1812 г. сохранены св. ворота обители со следами пуль. В обители имеются резное распятие с частицами Животворящего Креста Господня, хитона Господня и с камнем от Гроба Господня. В калужскую ц. Рождества Пресв. Богородицы в Ромоданове в 2006 г. был передан сребропозлащенный крест с частицами мощей св. Игнатия Богоносца, св. бессребреников Космы и Дамиана, сщмч. Арефы, вмч. Прокопия, блгв. царицы Феодоры, вмц. Христины, вмч. Меркурия, найденный при раскопках Троицкого Лютикова мон-ря. В Богородице-Рождественской пуст. в Барятине хранится чудотворная Ломовская (Ламская) икона Божией Матери. Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери, подаренная царем Петром I стольнику Б. М. Батурину и прославившаяся в XVIII-XIX вв. многими чудотворениями, в 60-х гг. XX в. была передана из Боголюбской ц. дер. Юрьевское Малоярославецкого р-на в Покровскую ц. с. Карижа того же района.

Одна из главных святынь К. и Б. е., Калужская икона Божией Матери, обретенная в 1748 г., хранилась в храме Рождества Пресв. Богородицы в с. Калужка Калужского у. (ныне деревня в черте Калуги). В Калуге имеются чудотворные списки Калужской иконы в Троицком и Георгиевском соборах. 11-31 июля 2011 г. по Калужской обл. прошел общеепархиальный крестный ход с Калужской иконой Божией Матери «Помолимся о земле Калужской». В Троицком соборе почитается также список Тихвинской иконы Божией Матери, в Георгиевском соборе - икона Божией Матери «Утоли моя печали» и др. святыни. В духовно-просветительском центре «Вера, Надежда, Любовь» в Обнинске находится икона Божией Матери «Достойно есть»; в 1998 г. наблюдалось мироточение иконы, к-рая была перенесена в сооруженный в том же году при центре храм в честь иконы «Достойно есть».

Событиями в епархиальной жизни стали принесения св. мощей угодников Божиих. 19-21 февр. 2005 г. в Калуге пребывали мощи преподобномучениц вел. кнг. Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары, 28-29 апр. 2007 г.- десница свт. Спиридона Тримифунтского, 10 мая 2008 г.- ковчег со св. мощами кн. Александра Невского.

Архиереи:

еп. Серапион (Александровский; 16 окт.- 21 окт. 1799), еп. Феофилакт (Русанов; 30 окт. 1799 - 5 марта 1809), еп. Евлампий (Введенский; 16 апр. 1809 - 22 мая 1813), еп. Евгений (Болховитинов; 19 июля 1813 - 7 февр. 1816), еп. Антоний (Соколов; 15 нояб. 1816 - 15 марта 1819), еп. Филарет (Амфитеатров; 1 июня 1819 - 12 янв. 1825), еп. Григорий (Постников; 4 янв. 1826 - 4 окт. 1828), еп. Гавриил (Городков; 20 мая 1828 - 26 авг. 1831), еп. Никанор (Клементьевский; 5 сент. 1831 - 5 сент. 1834), еп. Николай (Соколов; 20 окт. 1834 - 15 сент. 1851), Тульский и Белёвский еп. Димитрий (Муретов; 5 окт.- 9 дек. 1851, в. у.), архиеп. Григорий (Митькевич; 9 дек. 1851 - 13 апр. 1881), еп. Владимир (Никольский; 14 мая 1881 - 21 мая 1888), еп. Анастасий (Добрадин; 21 мая 1888 - 3 июня 1890), еп. Виталий (Иосифов; 3 июня 1890 - 15 сент. 1892), еп. Анатолий (Станкевич; 29 сент. 1892 - 29 янв. 1894), еп. Александр (Светлаков; 29 янв. 1894 - 8 окт. 1895), еп. Макарий (Троицкий; 22 окт. 1895 - 10 июля 1901), еп. Вениамин (Муратовский; 10 июля 1901 - 31 дек. 1910), еп. Александр (Головин; 31 дек. 1910 - 25 июня 1912), еп. сщмч. Тихон (Никаноров; 25 июня 1912 - 13 мая 1913), еп. Георгий (Ярошевский; 13 мая 1913 - 6 июля 1916), еп. Феофан (Туляков; 6 июля 1916 - 29 сент. 1927), еп. Стефан (Знамировский; 29 сент. 1927 - 27 июня 1928), еп. Павел (Введенский; 12 авг.- 12 дек. 1928), еп. Сильвестр (Братановский; 1 янв. 1929 - 16 сент. 1930), еп. сщмч. Павлин (Крошечкин; 30 сент. 1931 - 16 июня 1933; с дек. 1930 временно управлял епархией в сане епископа Боровского), еп. сщмч. Димитрий (Добросердов; 16 июня 1933 - 23 марта 1934), архиеп. сщмч. Августин (Беляев; 9 апр. 1934 - 20 сент. 1937), еп. Питирим (Свиридов; 10 янв. 1942 - 24 июля 1943), еп. Алексий (Сергеев; 24 июля 1943 - май 1944), Крутицкий и Коломенский митр. Николай (Ярушевич; май 1944 - окт. 1945, в. у.), еп. Онисифор (Пономарёв; окт. 1945 - 22 марта 1960), архиеп. Леонид (Лобачёв; 22 марта 1960 - 19 июля 1962; 14 мая - 29 мая 1963), еп. Стефан (Никитин; 19 июля 1962 - 28 апр. 1963), архиеп. Ермоген (Голубев; 29 мая 1963 - 25 нояб. 1965), архиеп. Донат (Щёголев; 25 нояб. 1965 - 17 апр. 1975), архиеп. Николай (Кутепов; 17 апр. 1975 - 11 июня 1977), архиеп. Никон (Фомичёв; 11 июня 1977 - 16 июля 1982), еп. Илиан (Востряков; 16 июля 1982 - 20 июля 1990), митр. Климент (Капалин; с 20 июля 1990 в сане архиепископа, с 25 февр. 2004 в сане митрополита).

Монастыри

Спасо-Преображенский мон-рь в пос. Воротынск
Спасо-Преображенский мон-рь в пос. Воротынск

Спасо-Преображенский мон-рь в пос. Воротынск
Действующие: Пафнутиев Боровский (муж., близ Боровска, основан в 1444, закрыт в 1923, возрожден в 1991), Тихонова Успенская пуст. (муж., в с. Льва Толстого Дзержинского р-на, основана во 2-й пол. XV в., закрыта в 1918, возрождена в 1991), мещовский Георгиевский (муж., в Мещовске, основан в кон. XV в., закрыт в 1919, возрожден в 2001), Оптина Введенская пуст. (муж., близ г. Козельска, основана в XV в. (?), закрыта в 1918, возрождена в 1987), Воротынский в честь Преображения Господня (жен., в с. Спас в Калуге, основан в нач. ХVI в. как мужской, закрыт в 1764, возрожден в 2000 как подворье калужского Казанского жен. мон-ря), калужский Лаврентиев (муж., в Калуге, основан в нач. XVI в., закрыт в 1937, возрожден в 1994 как архиерейское подворье), Черноостровский Николаевский (жен., в Малоярославце, основан в кон. XVI в. как мужской, в 1775 упразднен, восстановлен в 1800, закрыт в 1918, возрожден в 1991 как женский), калужский в честь Казанской иконы Божией Матери (жен., в Калуге, основан в нач. XVII в., закрыт в 20-х гг. XX в., возрожден в 1992), Казанская Амвросиевская пуст. (жен., в дер. Шамордино Козельского р-на, основана в 1884 как община, в 1901 преобразована в монастырь, закрыта в 1918, возрождена в 1990), Рождества Пресв. Богородицы пуст. (жен., в с. Барятине Дзержинского р-на, основана в 1995), Клыковская в честь Нерукотворного образа Спасителя пуст. (муж., в с. Клыкове Козельского р-на, основана 17 июля 2001).

Упраздненные:

Памятник царице Евдокии Лукьяновне Стрешневой и царевичу Алексею Михайловичу в Мещовском Георгиевском мон-ре. 2011 г.
Памятник царице Евдокии Лукьяновне Стрешневой и царевичу Алексею Михайловичу в Мещовском Георгиевском мон-ре. 2011 г.

Памятник царице Евдокии Лукьяновне Стрешневой и царевичу Алексею Михайловичу в Мещовском Георгиевском мон-ре. 2011 г.
Успенский Гремячев мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Успенский Гремячев мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)

Успенский Гремячев мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Покровский Высоцкий (муж., близ Боровска, основан в нач. XV в., закрыт в 1764), малоярославецкий в честь Рождества Пресв. Богородицы (муж., в Малоярославце, основан в 1437, закрыт в кон. XVIII в.), козельский Вознесенский (жен., в Козельске, основан ранее 1499, закрыт в 1764), боровский Рождества Христова (жен., в Боровске, основан в ХV в., закрыт в кон. XVIII в.), Воротынский во имя арх. Михаила (муж., между современными с. Воротынск и дер. Заболотье Перемышльского р-на, основан в ХV в., закрыт в ХVIII в.), Успенский Боровенский (Ферапонтова пуст.) (муж., ныне с. Боровенск Мосальского р-на, основан в XV в., закрыт в 1764), юхновский в честь Казанской иконы Божией Матери (муж., в г. Юхнове, основан в XV-XVI вв., закрыт в 1918-1919), Шаровкин Успенский (муж., ныне с. Ильинское Перемышльского р-на, основан ранее 1545, закрыт в 1776), жиздринский во имя Св. Троицы (муж., в г. Жиздра, основан ранее 1547, сгорел в 1760), Свято-Троицкий Лютиков (муж., близ совр. с. Корекозева Перемышльского р-на, основан ранее 1556, закрыт в 1918), перемышльский Николаевский Резванский (муж., в Перемышле, основан ранее 1566, закрыт после 1728), Успенский Гремячев (муж., близ Перемышля, основан ранее 1584, закрыт в 1764), боровский Успенский, что на Гноище (жен., в Боровске, основан в кон. ХVI в., закрыт в 1764), Шатрищегорский Казанский (муж., ныне дер. Шатрищи Износковского р-на, основан не ранее XVI в., в 1764 приписан к заштатному юхновскому Казанскому мон-рю), перемышльский в честь Рождества Богородицы (Георгиевский) (жен., в Перемышле, основан ранее 1634, закрыт в 1764), Драгошанский Свято-Троицкий (муж., с. Драгошань (Зимницы) Жиздринского у., основан ранее 1653, закрыт в 1764), медынская Благовещенская пуст. (муж., в Медыни, основана в 1660, закрыта в 1764), мосальский Борисоглебский (муж., в Мосальске, основан ранее 1676, упразднен в 1764), Благовещенская Городеченская пуст. (муж., в с. Городечня близ Серпейска, ныне Мещовского р-на, основана в кон. XVII в., закрыта в 1724), тарусский Троицкий (Петровский) (муж., в Тарусе, основан в XVII в., закрыт в 1764), мещовский Афанасьевский Петропавловский (жен., в Мещовске, основан в 1707, закрыт в 1764), Казанской иконы Божией Матери Боголюбивый (жен., в сельце Петропавловское, между современными дер. Новодяглево и с. Жерелево Куйбышевского р-на, основан в 1868 как Белокопытовская Казанская жен. община, в 1892 преобразована в монастырь, закрыт в 1918), Сретенский скит (муж., существовал в совр. пос. Зелёном в черте Калуги, основан не позже 1871, закрыт в 1918), калужский в честь Воздвижения Креста Господня (муж., в Калуге, основан в 70-х гг. XIX в., закрыт в 1924), Тарусский Свято-Троицкий (жен., в сельце Костомарово-Татарское Тарусского у., ныне дер. Татарское Жуковского р-на, основан в 1892 как община, с 1917 мон-рь, закрыт в 1918-1919), Николо-Печерская община (жен., в с. Муковнине, между совр. поселками Полотняный Завод и Товарково Дзержинского р-на, основана в 1898, закрыта в 1918), дугнинский в честь иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» (жен., в совр. пос. Дугна Ферзиковского р-на, основан в кон. XIX в., с 1911 жен. община, в 1917 преобразован в самостоятельный мон-рь, закрыт в 1918-1919), Скорбященская община (жен., на хуторе Булгаково, между совр. деревнями Крыцыно и Якшуново Дзержинского р-на, основана в 1902, закрыта в 1918-1919), Мстихинский Сергиевский скит (муж., близ дер. Мстихино, ныне в черте Калуги, основан в 1905, закрыт в июле 1918), Мелхиседекова Одигитриевская пуст. (муж., близ с. Анновка, ныне деревня Кировского р-на, основана в 1916, в 1918 закрыта).

Монастыри, ранее входившие в К. и Б. е.: Покровский Добрый (муж., ныне с. Доброе Суворовского р-на Тульской обл., основан в 1385-1406, закрыт в 1918-1919), Анастасов в честь Рождества Пресв. Богородицы (муж., близ совр. пос. Одоев Тульской обл., основан ранее 1558, закрыт в 1764), лихвинский во имя прп. Михаила Малеина монастырь (муж., в г. Лихвине (ныне Чекалин Тульской обл.), основан в 1615, закрыт в 1684), лихвинский Афанасиев монастырь (жен., в Лихвине, основан в кон. XVI в., закрыт в 1764).

Арх.: ГА Калужской обл. Ф. 33, 383, 726, 851, 903; Ф. 1267. Оп. 1. Д. 4; Оп. 2. Д. 10; Оп. 3. Д. 9; Ф. 3501. Оп. 1. Д. 11, 15, 39, 42, 49, 52, 55, 58, 61, 66, 80; РГАДА. Ф. 1198; РГБ ОР. Ф. 213, 214; Морозова Г. М. Список культовых сооружений Калужской губ. на 1916 г.: По док-там Калужской духовной консистории. Ркп.; Снигирёв Р., свящ. История Калужской епархии: [Канд. дис.] / МДА. Серг. П., 1997. Ркп.
Ист.: Древние акты монастырских архивов Калужской епархии // Калужские ЕВ. 1862. Приб. № 9. С. 141-146; Быков В. П. Тихие приюты для страдающей души: Лекции-беседы с портр. и рис. М., 1913; Деяния Калужского чрезвычайного епархиального собрания представителей клира и мирян: 15-19 мая 1917 г. Калуга, 1917; То же (продолжение): 19-22 июня 1917 г. Калуга, 1917; Церковь и жизнь. 1922. № 1; Русская Правосл. Церковь в советское время: 1917-1991: Мат-лы и док-ты / Сост.: Г. Штриккер. М., 1995. Т. 1; Благословенная Оптина: Восп. паломников об обители и ее старцах / Сост.: Е. В. Помельцова. М.; Козельск, 1998; Письма великих оптинских старцев: XIX в. / Сост.: А. Д. Червяков. М., 2001; Летопись скита во имя св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной пустыни / Сост.: мон. Марк (Хомич). М., 2008. 2 т.
Лит.: Баталин В. О старинных рукописных памятниках, хранящихся при мон-рях и церквах Калужской губ. // Калужские ГВ. 1846. № 29; Леонид (Кавелин), архим. Ист. описание скита во имя св. Иоанна Предтечи Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной пустыни. СПб., 1862 2; он же. Ист. описание Перемышльского Троицкого Лютикова мон-ря. [Калуга, 1862]; он же. Ист. описание Тихоновой Калужской пустыни. СПб., 1862; он же. Ист. описание Малоярославецкого Черноостровского Николаевского общежит. мон-ря. СПб., 1863; он же. Церковно-ист. описание упраздненных мон-рей, находящихся в пределах Калужской епархии. М., 1863; он же. Обозрение рукописей и старопечатных книг в книгохранилищах мон-рей, городских и сельских церквей Калужской епархии. М., 1865; он же. Ист. описание Мещовского Георгиевского муж. общежит. мон-ря. М., 1870; он же. Ист. описание Козельской Введенской Оптиной пустыни. М., 1876 3; он же. История Церкви в пределах Калужской губ. и Калужские иерархи. Калуга, 1876; он же. Описание Лихвинского Покровского Доброго муж. мон-ря. М., 1876; он же. Ист. описание калужского Лаврентьева мон-ря, нынешнего Калужского архиерейского дома, и принадлежащей к оному Крестовой ц. Калуга, 1888 2; он же. Историко-археол. и стат. описание Боровского Пафнутиева мон-ря (Калужской губ.). Каз., 1907 3; Холминский В. Материалы для истории Калужской ДС // Калужские ЕВ. 1866. Ч. неофиц. № 7. С. 210-224; № 11. С. 309-325; № 15. С. 456-473; № 20. С. 606-627; Ханыков В. В. Летопись калужская от отдаленных времен до 1841 г. / Сообщ.: архим. Леонид (Кавелин). М., 1878; Рошефор Н. И., де. Опись церк. памятников Калужской губ. // ЗОРСА. 1882. Т. 3. С. 293-343; Токмаков И. Ф. Сборник ист. мат-лов для составления летописей по Калужской епархии. Калуга, 1889; Преображенский М. Т. Памятники древнерус. зодчества в пределах Калужской губ. СПб., 1891, 1991; Соколов Д. Д. Материалы для ист.-стат. описания церквей и приходов Калужской епархии // Калужские ЕВ. Ч. неофиц. 1894. № 19. С. 539-547; 1895. № 2. С. 32-34; № 3. С. 59-64; № 15. С. 293-300; № 16. С. 338-344; № 17; Чельцов М. К истории открытия Калужской епархии // Там же. 1897. № 19. С. 543-553; № 20. С. 573-681; Извеков М. С. К предстоящему юбилею Калужской епархии: [Калужские архипастыри] // ПрибЦВед. 1899. № 33. С. 1316-1321; он же. О некоторых древних иконах, местно чтимых в Калужской епархии // Калужские ЕВ. 1900. Ч. неофиц. № 16. С. 356-362; Агапит (Беловидов), архим. Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхим. Амвросия. М., 1900. Козельск, 2006; Ист. записка об учреждении и состоянии Калужской епархии за 100-летний период ее существования (16 окт. 1799 - 16 окт. 1899 г.) / Ред.: прот. Д. Г. Лужецкий. Калуга, 1900; Казанская Амвросиевская жен. пустынь Калужской губ. при с. Шамордине и ее основатель оптинский старец иеросхим. Амвросий. Калуга, 1908; Калужская старина. Калуга, 1901-1911. 6 т.; Малинин Д. И. Калуга: Опыт ист. путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга, 1912, 1992п; Ильичёв Л. Формирование науч. мировоззрения и атеистич. воспитания // Коммунист. 1964. № 1. С. 23-46; Николаев Е. В. По Калужской земле: (От Боровска до Козельска). М., 1968; Концевич И. М. Оптина пустынь и ее время. Джорд., 1970. Серг. П., 1995р; Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ Советской России (1917-1921 гг.). М., 1975; Петраш Ю. Калужская епархия // Политическая агитация. 1985. № 14. С. 28-30; Седов В. Пастырь добрый // ЖМП. 1990. № 5. С. 20-21; Булгакова Е. А. Архим. Борис (Холчев): [Жизнеописание. Восп.] // Глаголы жизни. 1992. № 2. С. 18-30; Из бездны небытия: Кн. памяти репрессированных калужан / Сост.: Ю. И. Калиниченко. Калуга, 1993-2003. 4 т.; Борис (Холчев), архим. Поездка в Холмищи // Цветочки Оптиной пустыни: Восп. о последних оптинских старцах о. Анатолии (Потапове) и о. Нектарии (Тихонове) / Сост.: С. Фомин. М., 1995. С. 149-153; Костенко Н., Кузовкин Г., Лукашевский С. «Вред, нанесенный вами, надо исправить, стереть, изгладить!»: К публикации «Заявления» группы архиереев Рус. Правосл. Церкви // Корни травы: Сб. ст. молодых историков / Ред.: Л. С. Еремина, Е. Б. Жемкова. М., 1996. С. 126-142; Свиридова Т. А. Калужское земство, 1865-1918: Очерки истории. СПб., 1996; Калуга в шести веках: Мат-лы… гор. краевед. конф. СПб., 1997. [Вып. 1]; Калуга, 1999-2011. [Вып. 2-8]; Осипов В. И. Монастыри Калужской епархии перед первой мировой войной // Песоченский ист.-археол. сборник. Киров, 1997. Вып. 3. Ч. 3. С. 30-33; Богомолова М., Улыбышева М. Истинный проповедник веры Христовой // Калужский благовест. 1998. № 14; Прп. Пафнутий, игумен и чудотворец Боровский, и его обитель. М., 1998; Безбородов А., свящ. Архиепископ Ермоген (Голубев): Очерк жизни // Правосл. христианин. 1999. № 3; он же. Годы испытаний: История Правосл. Церкви на Калужской земле с 1917 по 2000 гг. Калуга, 2001; Ильинская А. В. Судьбы шамординских сестер. М., 1999; Прп. Тихон, Калужский чудотворец. СПб., 1999; Вощенкова Н. С., Гусев А. А., Писаренко И. С. Церковь и гос-во: Калужская епархия в синодальный период развития Рус. Правосл. Церкви. Калуга, 2000; Калужская энциклопедия. Калуга, 2000; Земля Калужская - земля святая / Общ. ред.: архиеп. Климент (Капалин). М., 2003; Легостаев В. В. Обители земли Калужской. Калуга, 2004; он же. Синодик священнослужителей, монашествующей братии и благотворителей. Калуга, 2004-2009. Кн. 1. Ч. 1-3; Каширина В. В. Литературное наследие Оптиной пустыни. М., 2006; Жидкаев С. Партизан наградили через 62 года: [о. Викторин Зарецкий, свящ. людиновского Св.-Лазаревского храма] // Известия. 2007. № 78, 7 мая. С. 1-2; Запальский Г. М. Не стоит село без праведника…: Подвижники Мещовского края. М., 2007; он же. Оптина пустынь и ее воспитанники в 1825-1917 гг. М., 2009; Оптина пустынь: Годы гонений / Сост.: игум. Дамаскин (Орловский). Козельск, 2007. Кн. 1; Оптинский альманах. 2007-2009. [Вып. 1-3]; Штепа А. В. Социальное служение Рус. Правосл. Церкви в Калужской епархии: (2-я пол. XIX - нач. XX в.). Калуга, 2007; Жития новомучеников и исповедников Оптиной пуст.; Письма преподобноисп. Рафаила / Сост.: игум. Дамаскин (Орловский). Козельск, 2008; Климент (Капалин), митр. Возрастание в вере. Калуга, 2009; Пономаренко Д. А., диак. Епископ Стефан (Никитин). М., 2010.
Н. М. Алексахина, прот. Андрей Безбородов, Г. М. Запальский

Архитектура

Первые храмы на территории К. и Б. е. появились в городах-крепостях в XI-XII вв., напр. в Козельске (не сохр.). На посаде в Калуге в 90-х гг. XVI в. существовали храмы с престолами: в честь Покрова Пресв. Богородицы (Французова. 2002. С. 222), Воскресения Христова (Там же. С. 229, 230), Богоявления (Там же. С. 237, 240), во имя арх. Михаила (Там же. С. 227), прор. Илии (Там же. С. 243). Было 2 храма вмч. Георгия - «на Варобьевки» (Там же. С. 245) и «Егорья Христова мученика», к-рый упоминается за пределами острога и «рыбной слободки» (Там же. С. 250). Возможно, к посвящениям церквей восходили названия посадских «сотен»: Покровская (Там же. С. 221, 248), Егорьевская «близ острожных ворот» (Там же. С. 232), Никольская (Там же. С. 234), Варварская (Там же. С. 236), Рождественская (Там же. С. 246); улиц: Пятницкая (Там же. С. 225), Никольская (Там же. С. 236, 237); острожных башен: Варварская (Там же. С. 238); ворот: Егорьевские острожные (Там же. С. 232, 233), Рождественские водяные (Там же. С. 239, 247). До сер. XVII в. доминировало деревянное строительство, каменные сооружения были единичными. Сведения о формах деревянных храмов отрывочные: в описи Калуги 1626 г. названы 20 церквей, все деревянные, в т. ч. собор Св. Троицы «о дву шатрах» (вероятно, имевший вертикально вытянутую композицию), в старом остроге - храм апостолов Петра и Павла, «клетцкий, о трех верхах», храм Покрова Пресв. Богородицы, «клетцкий, о дву верхах». В Тихоновой пуст. вскоре после Смутного времени была возведена «соборная шатровая церковь» (Преображенский. 1891. С. 10). К кон. XIX в. деревянные церкви без перестроек были сооружены «не далее конца XVII столетия» (Там же. С. 9). В XVIII-XIX вв. из немногим более 500 сельских церквей, перечисленных Н. И. де Рошефором, ок. 1/3 были деревянными (Рошефор. 1882). К нач. XXI в. уцелели ц. Покрова Пресв. Богородицы (кон. XVII в. или нач. XVIII в.) в бывш. мон-ре в с. Высоком (ныне в черте г. Боровска; в нач. XXI в. отреставрирована) и церковь в скиту Иоанна Предтечи Оптиной пуст. (1822, отреставрирована).

Церковь Покрова Пресв. Богородицы в Боровске. Кон. XVII в. или нач. XVIII в. Фотография. 2007 г.
Церковь Покрова Пресв. Богородицы в Боровске. Кон. XVII в. или нач. XVIII в. Фотография. 2007 г.

Церковь Покрова Пресв. Богородицы в Боровске. Кон. XVII в. или нач. XVIII в. Фотография. 2007 г.
О формах деревянных храмов кон. XVII-XIX в. можно судить по данным из публикации М. Т. Преображенского (Преображенский. 1891), фотоархива ИИМК РАН (неск. фотографий нач. XX в.), по паспортам 70-80-х гг. XX в. из архива Отдела Свода памятников Гос. ин-та искусствознания (Москва). В лесных и небогатых уездах (Жиздринский, Медынский или Малоярославецкий) строились храмы простого клетского типа, напр. ц. Рождества Пресв. Богородицы (1675 (?)) в с. Передоль под Малоярославцем (ныне деревня Жуковского р-на) с подведенными под общую 2-скатную крышу с небольшой луковичной главкой трапезной и наосом (Там же. С. 55-56). Редкую группу, сохранившуюся до кон. XIX в., составляли сравнительно большие храмы, подобные ц. Покрова Пресв. Богородицы в с. Высоком: их 3-частные композиции включали равноширокие срубы трапезной, повышенного (часто 2-светного) четверика под 4-скатной крышей с одной главой и 5-гранный алтарь, равный по высоте трапезной, иногда чуть уже четверика (Там же. С. 77-78; чертежи - Табл. 13). Характерной чертой храмов этого типа были открытые галереи (на консолях и со скатными кровлями), окружавшие здание с 3 сторон, а также невысокие подклеты под всем храмом, как, напр., под ц. Покрова Пресв. Богородицы (1690, не сохр.) в с. Тростье под Тарусой (Там же. С. 75). Галереи могли охватывать трапезную и продолжаться до середины стены четверика, как в ц. Покрова в с. Высоком, или окружать здание с 3 сторон, исключая алтарь, как в Воскресенской ц. (нач. XVIII в. (?) в с. Кременском (Медынский р-н; Там же. С. 75-76. Табл. 12). Тип церкви в Кременском, характерный для XVIII в., с усложненной композицией главного объема, где четверик несет невысокий световой восьмерик. Особую разновидность представляла церковь в с. Косяги (Боровский у., не сохр.), имевшая ярусную композицию из неск. убывающих по высоте восьмериков (Там же. С. 12). Многоярусные декоративные 8-гранные барабаны, по утверждению Преображенского, особенно распространились в XVIII в. и «даже надрубались над церквами, построенными раньше» - напр., в ц. Преображения Господня (1753, обновлена в 1830) в с. Буринове (Жуковский р-н; барабан не сохр.). К редкому типу с крестообразным нижним объемом и 8-гранным барабаном относилась ц. Рождества (1705) в с. Огорь (Жиздринский р-н; Там же. С. 112).

План ц. Воскресения в с. Кременском по М. Т. Преображенскому
План ц. Воскресения в с. Кременском по М. Т. Преображенскому

План ц. Воскресения в с. Кременском по М. Т. Преображенскому
Колокольня могла примыкать к зданию с запада, отделяясь от трапезной небольшим проходом (мостом), соединявшим боковые галереи, как в ц. Покрова в с. Высоком. Отдельно стоящие колокольни были около церквей в с. Кременском и с. Федотове под Боровском (фототека ИИМК РАН). К старейшему типу колоколен относились постройки с нижним невысоким четвериком и верхним 6- или 8-гранным столпом (иногда ярусным), завершенным шатром. Однако встречались старинные колокольни и с квадратными ярусами, как в храме в с. Передоль: верхний ярус с небольшими слуховыми окнами архаичной конструкции, которые заслоняли изнутри щитами от непогоды; над 4-скатной крышей помещались «фонарь» и высокий шпиль, возведенные уже в XVIII в.

Церковь свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 1-я четв. XV в., кон. XIX в.
Церковь свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 1-я четв. XV в., кон. XIX в.

Церковь свт. Николая Чудотворца в с. Каменском. 1-я четв. XV в., кон. XIX в.
Деревянные храмы 3-частной композиции (с основным объемом типа «восьмерик на четверике», пониженными алтарем и трапезной и примыкавшей с запада колокольней), копировавшие формы каменной архитектуры, часто строились в XVIII в. Эти храмы уже не имели подклетов и галерей, как, напр., церкви Рождества (1745) в с. Гостье (Гостья, Мещовский р-н) и Смоленской иконы Божией Матери (1747) в с. Хрустали (Малоярославецкий р-н; обе не сохр.). Церковь в Хрусталях имела кубический 2-светный четверик, невысокий и широкий световой восьмерик и на вершине граненой крыши - 8-гранный барабанчик с главкой. Равноширокая четверику квадратная 2-столпная трапезная и более узкий 5-гранный алтарь были высотой в половину четверика. В с. Горохове (Мещовский р-н) не сохранился Никольский храм (1777) с основным объемом в форме крупного четверика.

Собор Рождества Пресв. Богородицы Пафнутиева Боровского мон-ря. 1586 г. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Собор Рождества Пресв. Богородицы Пафнутиева Боровского мон-ря. 1586 г. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому

Собор Рождества Пресв. Богородицы Пафнутиева Боровского мон-ря. 1586 г. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Древнейшие известные каменные храмы К. и Б. е. XIV-XVI вв. немногочисленны и уникальны по типологии. Большинство было построено не ранее XVI в., за исключением Рождественского собора (1466, датировку см.: Выголов. 1988. С. 39-42) Пафнутиева Боровского мон-ря; в наст. время нек-рые из этих храмов датируют более ранним временем. Самым древним сооружением в К. и Б. е. является небольшой белокаменный Никольский храм в с. Каменском бывш. Боровского у., расположенный при впадении р. Каменки в р. Нару (ныне Наро-Фоминский р-н Московской обл.). В XIV в. это село часто упоминалось в духовных грамотах Московских вел. князей. К кон. XIХ в. облик храма был искажен переделками и пристройками. Преображенский, обративший внимание на уникальность его архитектуры, предположительно датировал его XV-XVI вв. (Преображенский. 1891. С. 42-43). В процессе исследования и реставрации 1958-1964 гг. было установлено, что здание было построено в 1-й четв. XV в. и относится к кругу памятников раннемосковской школы (Давид, Огнев. 1956; Воронин Н. Н. Зодчество Сев.-Вост. Руси XII-ХV вв. М., 1962. Т. 2. С. 321-324; Альтшуллер. 1972; Раппопорт. 1993. С. 127-128); нек-рые исследователи считали, что это храм 2-й пол. XIV в. (Памятники. 1975. Т. 2. С. 55). Одноглавый бесстолпный 3-апсидный храм имеет план в виде равноконечного креста с короткими ветвями, вписанного в квадрат,- форма, необычная для рус. архитектуры. Очертания сводов в ветвях креста параболические; барабан опирается на своеобразный конический свод. Первоначальные перспективные порталы имели килевидные архивольты, узкие щелевидные окна и, вероятно, позакомарное покрытие.

Церковь прор. Илии в с. Ильинском. Нач. XVI в. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Церковь прор. Илии в с. Ильинском. Нач. XVI в. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому

Церковь прор. Илии в с. Ильинском. Нач. XVI в. Рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Крупнейшим сооружением этого периода был белокаменный собор Рождества Пресв. Богородицы (1466) Пафнутиева Боровского монастыря, фрагменты которого были исследованы археологами в сер.- 2-й пол. ХХ в. (Маркелова. 1982; существующий собор - кон. XVI в.). Храм, возведенный по инициативе основателя мон-ря прп. Пафнутия Боровского, относился к московскому типу больших монастырских соборов. Крестовокупольный 4-столпный одноглавый храм имел квадратную основную часть (шириной по фундаментам ок. 14 м) и 3 апсиды, средняя из к-рых была более выдвинута вперед. В. П. Выголов считал, что его формы повторяют архитектуру раннемосковских памятников -Успенского собора в Звенигороде и соборов Саввина Сторожевского, Спасо-Андроникова, Троице-Сергиева мон-рей. Он предположил, что собор Пафнутиева Боровского мон-ря имел «позакомарное покрытие с дополнительными ярусами закомар и кокошников на ступенчатом постаменте барабана главы» (Выголов. 1988. С. 42). Каменным, по преданию, был собор Вознесенского мон-ря в Козельске (рубеж XV и XVI вв.; совр. храм на этом месте более поздний).

Собор Преображения Господня Спасского Воротынского мон-ря. 1558–1562 гг.
Собор Преображения Господня Спасского Воротынского мон-ря. 1558–1562 гг.

Собор Преображения Господня Спасского Воротынского мон-ря. 1558–1562 гг.
Особое место в архитектуре К. и Б. е. занимает ц. прор. Илии в с. Ильинском Малоярославецкого у. (ныне Жуковского р-на; сохр. фрагменты фундаментов), построенная скорее всего князьями Репниными, к-рым эти земли принадлежали с XV в. По описаниям и чертежам кон. XIХ в. (Преображенский. 1891. С. 40-41. Табл. 2), крестообразный план церкви напоминал план Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, но без внутренних столпов. Одноглавый, бесстолпный храм с равновысокими четверику рукавами-папертями и высоким объемом 3-частного алтаря авторы XIX в. датировали XV в. или нач. XVI в., авторы более позднего времени - 1-й третью XVI в. (Баталов А. Л. К истории храмового строительства в Москве 1-й трети XVI в. и проблема топографической локализации Ивановского мон-ря // Древнерус. и поствизант. искусство: 2-я пол. XV - нач. XVI в.: К 500-летию росписей собора Ферапонтова мон-ря. М., 2005. С. 454-466. Ил. 8-10). Благодаря ступенчатой форме перекрытия в виде взаимоперекрещивающихся сводов и пропорциям памятник отличался стройностью, к-рую усиливала особая обработка фасадов: неглубокие арочные ниши в высоту каждой грани здания.

Политическая стабилизация после окончательного перехода этих территорий от Литвы к Московскому гос-ву в кон. XV - нач. XVI в. обусловила масштабный характер каменного зодчества. Самая ранняя постройка XVI в.- трапезная палата (1511) Пафнутиева Боровского монастыря: 2-этажная, с подвалами, со скупым декором (частично изменен в XVIII в.) и с небольшими окошками на фасадах. По структуре здание с большой квадратной одностолпной палатой в верхнем этаже напоминает др. трапезные той эпохи - московского Спасо-Андроникова, ярославского Спасо-Преображенского, Макариева калязинского монастырей (Выголов. 1988. С. 119). В сер.- 2-й пол. XVI в. все известные сооружения создавались в русле общемосковских тенденций архитектуры. Одной из важнейших построек, по преданию возведенной в 1563 или 1566 г. по заказу царя Иоанна IV в память побед над литовцами, была Никольская ц. в с. Николо-Гостунь на р. Оке Лихвинского у. (ныне Белёвского р-на Тульской обл.; частично обрушилась в нач. XXI в.). Квадратный в плане бесстолпный храм с крупной апсидой и крещатым сводом повторял облик ц. св. Трифона (кон. XV - нач. XVI в.) в Напрудной слободе в Москве. Вероятно, первоначально он был одноглавым; к кон. XIX в. возведены 4 малые декоративные главки на тонких шеях (Преображенский. 1891. С. 38-39. Табл. 1).

Наиболее интересна группа сооружений, к-рая была создана по заказу князей Воротынских, последних из влиятельных удельных князей на Калужской земле. Предположительно их датируют сер.- 3-й четв. XVI в.: Успенский собор в г. Перемышле на Оке и соборы в основанных Воротынскими обителях: Преображенский в Воротынском Спасском монастыре, Троицкий и ц. Благовещения в Троицком Лютиковом мон-ре (разрушен в сер. ХХ в.), Успенский в небольшом Успенском Шаровкине мон-ре под Перемышлем (новое здание XVIII в.). Здания не похожи между собой из-за различного их назначения и следования разным образцам.

Шатровый одноглавый собор Преображения Спасо-Преображенского Воротынского «на Усть-Угры» монастыря (с. Спас, ныне в черте Калуги), по версии Л. А. Беляева, построен в 1558-1562 гг. (Спасо-Преображенский Воротынский мон-рь: К 500-летию со дня основания. 2011. С. 37). Он должен был стать символическим храмом-памятником: по преданию, мон-рь основан в память Стояния на Угре (1480) (недавно отреставрирован Московским ин-том «Спецпроектреставрация»). Это небольших размеров собор с монументально подчеркнутой вертикальной композицией, крутым подъемом шатра (ширина нижнего объема ок. 10 м, высота до верха главы ок. 27 м). Разделка фасадов лопатками на 3 вертикальных прясла (среднее более широкое) с закомарами наверху, кокошники с небольшими килевидными завершениями в гранях 8-гранного столпа под шатром - эти черты при всей упрощенности и неразвитости форм восходят к архитектуре ц. Вознесения в подмосковном царском с. Коломенском.

Успенский собор в Перемышле. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому
Успенский собор в Перемышле. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому

Успенский собор в Перемышле. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому
Собор Успения в Перемышле является, по-видимому, одним из последних соборов, возведенных удельным князем в эпоху Иоанна IV. Большой городской собор (с запада устроены хоры, перекрытые сводами) со своеобразной структурой - 4-столпный 5-главый (позднее 4 малые главы сняли для облегчения сводов) 3-апсидный - в укрепленном остроге должен был выполнять функции обороны и хранилища. Здание имело подвалы и мощный сводчатый подклет, основной объем с 3 сторон (на уровне подклета и главного этажа) окружали 2-этажные арочные галереи (разобраны в 20-х гг. XIX в.; варианты реконструкции см.: Преображенский. 1891. С. 35-37. Табл. 1; Николаев. 1970. С. 112 (реконструкция Е. Н. Подъяпольской)). В 70-х гг. XX в. обрушились его своды, столпы, вост. стена, алтарь, уцелели трапезная (ХIХ в.) и колокольня (2-я пол. XVIII в.).

Собор Св. Троицы Троицкого Лютикова мон-ря. Аксонометрический разрез, план и рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Собор Св. Троицы Троицкого Лютикова мон-ря. Аксонометрический разрез, план и рис. фасада по М. Т. Преображенскому

Собор Св. Троицы Троицкого Лютикова мон-ря. Аксонометрический разрез, план и рис. фасада по М. Т. Преображенскому
Одним из незаурядных комплексов на территории К. и Б. е. являлся Троицкий Лютиков мон-рь, в 6 км от Перемышля, близ с. Корекозева. Судить об архитектуре его основных сооружений можно по описаниям и чертежам кон. ХIХ в. мелкого масштаба (Преображенский. 1891. С. 57-60. Табл. 7; Извеков. 1902). По преданию, мон-рь основан в нач. XVI в. В. И. Воротынским († 1533), по др. версии - в XV в. Воротынские были его основными вкладчиками и строителями. Собор Св. Троицы был 4-столпным одноглавым, по ширине почти равным собору в Перемышле. Три ряда полукруглых кокошников в основании центрального барабана собора, узкие, высокие окна близки к московской архитектуре. Шатровая ц. Благовещения (разрушена во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.) имела подклет, крытую зап. галерею (разрушена в XIX в.), трапезную с сев. стороны. К кон. XIX в. вертикальное пространство храма изменилось: нижнюю часть перекрыли сомкнутым сводом, наверху устроили колокольню, для к-рой растесали окна восьмерика. Композиционная структура ц. Благовещения во многом повторяла ц. Вознесения в Коломенском (о датировке и первоначальном облике см.: Седов Вл. В. Троицкий собор Лютикова мон-ря // Вопросы археологии и истории В. Поочья: Тезисы докладов. Калуга, 1987. С. 42-43; Баталов. 1996. С. 306-308).

Церковь Воскресения в Трубине. 1674 г.
Церковь Воскресения в Трубине. 1674 г.

Церковь Воскресения в Трубине. 1674 г.
Царским сооружением на Калужской земле стал новый собор Рождества Пресв. Богородицы (кон. XVI в.) Пафнутиева Боровского мон-ря, возведенный по воле царя Феодора Иоанновича (о времени строительства и связи с «молением о чадородии» царской четы см.: Баталов. 1996. С. 25-27). Величественный 4-столпный 5-главый собор был дополнен бесстолпным приделом над гробницей святого. Стройные силуэты храма и придела, гармоничность фасадных членений и тонкая профилировка декоративных элементов подчеркивают столичный характер архитектуры, одним из образцов исследователи называют собор кремлевского Вознесенского мон-ря (Там же. С. 156-157, 230-232; после падения центральной главы в 1956 собор был отреставрирован в 50-60-х гг. XX в.). Интерьер собора уникален, детали его декорации восходят к Архангельскому собору Московского Кремля (Там же. С. 238-239); сохранились росписи (1644).

Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. Сер. XVII в.
Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. Сер. XVII в.

Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. Сер. XVII в.
После Смутного времени каменное церковное строительство на Калужской земле почти полностью прекратилось. Известно о возведении в 1-й четв. XVII в. небольшого храма Казанского жен. монастыря в Калуге, квадратного, одноглавого, «с небольшим сквозным фонарем» (Преображенский. 1891. С. 95; разобран в 1899), и о постройке игум. Мариамной на пожертвование царя Михаила Феодоровича 5-главой ц. Рождества Пресв. Богородицы в Рождественском мон-ре Перемышля (не сохр.; Там же. С. 111). Со 2-й пол. XVII в. началось активное церковное строительство, в 50-80-х гг. возведено ок. 20 храмов (из них 5 - в Калуге); в 90-х гг.- ок. 20 храмов (из них 3 - в городах). В городском храмовом строительстве доминировал тип 2-светного (реже односветного) бесстолпного четверика, завершенного пятиглавием: в Калуге - церкви Воскресения Господня (1654?; не сохр.), Рождества Пресв. Богородицы (Никитская), «что на площади» (1658, сильно перестроена), Ильинская (начата ок. 1683, не сохр.), арх. Михаила (1687, не сохр.), Покрова «на рву» (1687), Никольская (Николо-Слободская) (1691, не сохр.). Судя по фотографиям, колокольни завершались 8-гранными ярусами звона и шатрами со слухами, как при ц. Воскресения Господня в нач. ХХ в. (Малинин. 1912, 2004. С. 127). Частично уцелела ц. Покрова «на рву» с 2-светным четвериком, нарядным объемным декором, более обильным в верхней части фасадов: пучки тонких колонок на углах, широкий многорядный фриз, над которым расположен ряд перспективных килевидных закомар. Завершение окон 2-го света с наборными колонками и массивными перспективными «корунами» заходит на фриз.

Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. План по М. Т. Преображенскому
Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. План по М. Т. Преображенскому

Введенская церковь Спасо-Воротынского мон-ря. План по М. Т. Преображенскому
Тот же тип бесстолпного 5-главого храма с 3-частным полукруглым алтарем, трапезной и колокольней с запада был распространен в усадебном строительстве. Высокий статус заказчиков обеспечивал столичный уровень архитектуры этих зданий с хорошо прорисованным сочным фасадным декором в духе т. н. московского узорочья. Такими были Преображенская ц. (1670, не сохр.) в с. Богданине (Ферзиковский р-н), построенная помещиком Ладыженским; Казанская ц. (1673, сохр. в перестроенном виде) в дер. Григоровское (Перемышльский р-н), в имении Хитрово; ц. Воскресения Господня (1674) в с. Трубине - вотчине кн. Щербатовых (Жуковский р-н). Церковь Успения (70-80-е гг. XVII в.) в дер. Рыжково (Жуковский р-н), построенная царицей Наталией Кирилловной Нарышкиной, была большого размера, с крупными деталями (пучки колонн на углах, перспективные порталы с белокаменными капителями; сохр. четверик без свода). Отдельные сельские храмы относились к др. типам: ц. Св. Троицы (1670, не сохр.) в с. Зимницы (Драгошань) (Думиничский р-н), имении стольников братьев К. А. и Р. А. Яковлевых, была 5-купольной «со средним куполом на столбах» (Преображенский. 1891. С. 115). Сложную структуру имела ц. Св. Троицы (1684, не сохр.), возведенная думным дворянином Л. Т. Голосовым близ древнего г. Любутск (Ферзиковский р-н). По преданию, под нее приспособили круглую крепостную (?) башню с круговым обходом; храм имел крестообразную форму плана и одну главу (Малинин. 1912, 2004. С. 164). Были храмы в виде четверика с одной главой: церкви Богоявления (1675) в с. Мыжбор Лихвинского у. (ныне Суворовского р-на Тульской обл.) и Покрова (1688) в с. Подкорье Калужского у. (ныне деревня Перемышльского р-на; обе не сохр.). Уникальным был храм-«двойня» (посл. четв. XVII в., не сохр.) в с. Долбине Лихвинского у. (ныне деревня Белёвского р-на Тульской обл.). Его составляли 2 одинаковые бесстолпные церкви с полукруглыми алтарями - во имя Св. Троицы и в честь Успения, чьи четверики образовывали единый объем, вытянутый с севера на юг, перекрытый вальмовой крышей и увенчанный 5 главами (центральная глава опиралась на общую стену 2 храмов). Каждая церковь имела дополнительный малый боковой придел, выделенный в самостоятельный одноглавый объем с апсидой; общая одностолпная трапезная была пристроена в XVIII в. (Преображенский. 1891. С. 65-66. Табл. 18, 9).

Среди монастырских храмов наиболее ранней была 2-этажная ц. Вознесения калужского Лаврентиева мон-ря (не сохр.; нижний каменный этаж с теплым храмом освящен в 1650, верхний был деревянным - Там же. С. 91), а также Введенская ц. (сер. XVII в.) Спасо-Воротынского мон-ря (Там же. С. 61. Табл. 9; Вдовиченко. 2010. С. 47, 52), к-рая имеет небольшой, вытянутый в поперечном направлении четверик, увенчанный 2 декоративными шатрами на 8-гранных барабанах. С запада на обоих этажах помещаются большие одностолпные трапезные. Двухэтажный с повышенным четвериком собор (1679-1691) мещовского Георгиевского мон-ря окружен галереями на аркадах (разрушены; здание сильно повреждено). В 1-й пол. XVII в. мон-рю покровительствовала царица Евдокия Лукьяновна Стрешнева (супруга царя Михаила Феодоровича), в конце века - тесть Петра I Ф. А. Лопухин. Возводились монастырские соборы более архаичного типа - одноэтажные, с монументальными основными объемами, завершенными пятиглавием. Собор Покровского Доброго монастыря Лихвинского у. (ныне Суровский р-н Тульской обл.; сохр. прясла стен и алтарь), с трапезной и галереей с зап. стороны, в 1667 г. «строил… с Москвы кудашевец Максим Семенов Апочен» по заказу окольничего кн. М. А. Ртищева; царь Алексей Михайлович пожаловал на постройку связного железа 400 пудов (Малинин. 1912, 2004. С. 204; Днепровский-Орбелиани. 2006. С. 19; Легостаев. 2008. С. 76, 233). К типу больших соборов принадлежит 2-столпный 3-апсидный Успенский собор Гремячева мон-ря (с. Гремячево Перемышльского р-на), возведенный по велению царя Алексея Михайловича, к-рому понравилась местность на высоком берегу Оки (1673; по др. данным - 1695, см.: Николаев. 1970. С. 107). Мощный прямоугольный объем подчеркнут 5 редко расставленными небольшими глухими главами, композиции фасадов с крупными деталями асимметричны. О формах Преображенского собора Тихоновой пуст. (1677, перестроен в 40-х гг. XIX в., разобран к 1886) известно мало. Преображенский собор (кон. XVII в., начат в 80-х гг. XVII в.?), возведенный Лопухиным для небольшого, так и не открытого мон-ря в с. Подкопаеве (Мещовский р-н), имеет характерную композицию: 2-светный бесстолпный четверик с 5 главами на высоких шеях. На углах объема - пучки колонок; перспективные наборные порталы частично сохранили разноцветную окраску.

Преображенская ц. в с. Спас-Загорье. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому
Преображенская ц. в с. Спас-Загорье. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому

Преображенская ц. в с. Спас-Загорье. Рис. фасада и план по М. Т. Преображенскому
От интерьеров церковных зданий XVII в. ничего не сохранилось. Одним из наиболее известных был утраченный в ХХ в. комплекс внутреннего убранства Троицкого Лютикова мон-ря, к-рый после Смутного времени был в запустении, а во 2-й пол. XVII в. возобновлен Б. М. Хитрово. Поскольку он руководил с 1657 г. Оружейной палатой Московского Кремля, считается, что интерьеры Троицкого собора создавались при участии Симона Ушакова и иконописцев его круга (Малинин. 1912, 2004. С. 200).

Среди единичных построек 90-х гг. XVII в. в городах К. и Б. е. были храмы традиц. типа с 2-светным 5-главым четвериком: Никольская (Николо-Слободская) ц. (1691, не сохр.) в Калуге, «старый» собор в честь Благовещения Пресв. Богородицы в Мещовске (1696, главы не сохр.; его фасадный декор, а именно оконные наличники, близок к формам одновременной собору церкви в с. Мезенцеве в нарышкинском стиле). К юго-западу от трапезной возвели архаичного вида, отдельно стоящую шатровую колокольню (Преображенский. 1891. С. 88). В 90-х гг. XVII в. небывалый расцвет переживало каменное сельское и усадебное церковное строительство. Храмы возводились преимущественно в вотчинах родовитых бояр, крупных гос. деятелей, нередко заказчиками выступали и не очень именитые помещики. Зоной наиболее активного строительства стали мещовские земли (приблизительно в границах Мещовского у. кон. XVIII в.), где возвели 5 каменных храмов (из 17 известных). Существовало неск. типологических линий, связанных со старыми традициями и с новыми веяниями. Рождественская ц. в с. Ромоданове (1691; ныне в черте Калуги), построенная сподвижником Петра I «князем-кесарем» Ф. Ю. Ромодановским, имеет 2-столпную конструкцию холодного храма, напоминающую собор Гремячева мон-ря (в нач. ХХI в. первоначальный наружный декор частично срублен, фасады покрыты толстым слоем цемента). В Успенском Гремячевом монастыре построили простой по архитектуре одноглавый зимний Георгиевский храм (1691, по др. данным - 1702).

Ряд 2-этажных зданий связан с архитектурными традициями сер.- 2-й пол. XVII в. Преображенский храм (1696) в с. Спас-Загорье (Малоярославецкий р-н), в вотчине князей Лыковых, построенный «кораблем», с асимметричным сев. приделом, обладает чертами нового стиля «в самих пропорциях… капризности силуэта» (Николаев. 1970. С. 41; см. также: Преображенский. 1891. С. 70-71. Табл. Х). В главном храме сохранился первоначальный высокий 5-ярусный иконостас, выполненный скорее всего артелью московских иконописцев (Першина. 2010. С. 50-51). Более скромную объемную композицию и скупой фасадный декор имеет Никольский храм (1696, главы четверика не сохр.) в с. Никольском, возведенный по заказу И. И. Бутурлина (Бабынинский р-н).

Церковь Знамения в Трубине. 1692 г. Фотография. 2003 г.
Церковь Знамения в Трубине. 1692 г. Фотография. 2003 г.

Церковь Знамения в Трубине. 1692 г. Фотография. 2003 г.
В структуре нек-рых сооружений соединились старые и новые принципы. У 3-главой с боковым сев. гульбищем на аркадах Знаменской ц. (1692) в с. Трубине, построенной по заказу кн. К. Ю. Щербатова (Жуковский р-н), средний, повышенный объем увенчан ярусной композицией из 2 восьмериков, из к-рых нижний - ярус звона (Николаев. 1970. С. 44-47). По заказу кн. Щербатова в кон. XVII в. в Пафнутиевом Боровском мон-ре воздвигли 5-ярусную колокольню, по формам отчасти напоминавшую колокольню московского Высокопетровского мон-ря: 2 верхних яруса - восьмерики, ребра к-рых ориентированы по сторонам света, и 3 нижних - четверики, первоначально имевшие открытые аркады (заложены). В с. Подкопаеве под Мещовском по заказу Лопухиных на рубеже XVII и XVIII вв. в комплексе, первоначально предназначавшемся для небольшого мон-ря, возвели надвратный храм во имя свт. Алексия, митр. Московского, с шатровой колокольней (Преображенский. 1891. С. 72-73. Табл. 11; Шорбан. 2008. С. 60). В белокаменные завершения оконных наличников включены «бараньи рога» - обращенные внутрь спиралевидные завитки.

В усадебном строительстве в 90-х гг. XVII в. появился столичный тип бесстолпного храма - «восьмерик на четверике». Наиболее ранний пример - ц. Казанской иконы Божией Матери (1695, не сохр.), построенная стольником кн. Ф. М. Козловским в с. Некрасове Малоярославецкого у. Ее фасадный декор из кирпича напоминал церкви эпохи царя Алексея Михайловича (Преображенский. 1891. С. 74. Табл. 12). Над асимметричным юж. приделом с трапезной была надстроена шатровая колокольня. Следующие по времени храмы близки стройностью пропорций и изысканностью декора к столичным прототипам и скорее всего создавались в поместьях Щербачёвых приглашенными из Москвы мастерами: ц. Знамения (1696) в с. Мезенцеве (Мещовский р-н) и ее аналог - Никольская ц. в с. Гришове (бывш. Людемск, Бабынинский р-н; Шорбан. 2008. С. 57, 61). Оба храма имеют 2-светные четверики (с 8-гранными окнами 2-го света), крупные высокие восьмерики, пониженные обширные алтари 3-лопастных очертаний, равноширокие четверику трапезные. Прямоугольные окна украшены наличниками с колонками на белокаменных кронштейнах и разорванными фронтонами с белокаменными «луковицами» в вершине; грани восьмериков подчеркнуты 3/4-ными колоннами на белокаменных кронштейнах.

Церковь свт. Алексия, митр. Московского, в Подкопаеве. Рис. фасада, планы церкви и колокольни по М. Т. Преображенскому
Церковь свт. Алексия, митр. Московского, в Подкопаеве. Рис. фасада, планы церкви и колокольни по М. Т. Преображенскому

Церковь свт. Алексия, митр. Московского, в Подкопаеве. Рис. фасада, планы церкви и колокольни по М. Т. Преображенскому
В 1-й трети XVIII в. в епархии возвели более 50 каменных храмов, из них ок. 10 - в городах (больше всего в Калуге), где наиболее распространенным оставался тип бесстолпного храма с высоким четвериком в 2 света, завершенный пятиглавием. В Калуге подъем строительства начался уже на рубеже веков, когда были возведены 3 незаурядных храма: Спасская ц. «за верхом» (1700), ц. вмч. Георгия «за верхом» (1700-1701) и ц. вмч. Георгия «за лавками» (1700-1705; см.: Фехнер. 1971. С. 55, 60, 64). Церкви Спасская «за верхом» и вмч. Георгия «за лавками» - это 5-главые четверики, а выстроенная по заказу купца Коробова ц. вмч. Георгия «за верхом» - 2-этажный храм с открытыми боковыми гульбищами 2-го этажа на аркадах (в кон. XVIII в. на гульбищах поставили столбы и сделали кровли). В наружном оформлении этих построек наряду с декоративными элементами предыдущего столетия (напр., широкие зубчатые карнизы из рядов «пилы») применены формы нарышкинского стиля: в декорации ц. вмч. Георгия «за верхом» использованы белокаменные раскрашенные порталы входов верхнего этажа с витыми колоннами на высоких постаментах и с нарядными фигурными завершениями; наличники окон имеют боковые 3/4-ные колонки с белокаменными капителями и высокие «очелья»: на 2-м этаже на стенах храма и трапезной - 2-ярусные с «бараньими рогами» и крестами между ними; на стенах алтаря - в виде фронтонов с редкими элементами - выгнутыми скатами в форме «крылышек». Схожие формы декора встречаются и в др. постройках, напр. в ц. вмч. Георгия «за лавками», но рисунок выполненных из кирпича элементов условнее и суше, хотя также выразителен. Стройные колокольни этого времени, как правило, многоярусные, из неск. убывающих по высоте восьмериков, как, напр., колокольня ц. вмч. Георгия «за лавками» (не сохр., см.: Малинин. 1912, 2004. С. 131). Среди наиболее ярких зданий Калуги этого периода - Преображенская ц. «под горой» (Казанская), поставленная ниже «старого торга», вблизи Оки (1709-1717; см.: Фехнер. 1971. С. 64), отличающаяся объемной композицией и декором в традиции городских храмов 2-й пол. XVII в.: высокий, на подклете, 2-светный четверик с пятиглавием (позднее храм частично был перестроен). Высокое качество исполнения наружного убранства четверика (колонки с белокаменными коринфскими капителями, крупные белокаменные раковины внутри ложных закомар) обусловлено участием нанятых в Москве в 1713 г. мастеров-костромичей - братьев Андрея и Кирилла Фроловых «с товарищами» (Николаева. 2004. Ч. 1. С. 280-281). В подрядном договоре оговаривался в качестве образца «малый» собор «Донския Богородицы, что в Донском манастыре на Москве» (РГАДА. Ф. 282. Оп. 1. Ч. 1. Д. 335. Л. 1302 об.- 1303). Вклады на строительство сделали царевна Наталья Алексеевна, стольник Д. А. Мансуров, боярин Б. П. Шереметев, в 1720 г.- кн. А. Д. Меншиков (Малинин. 1912, 2004. С. 87).

Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1700–1701 гг. Фотография. 2011 г.
Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1700–1701 гг. Фотография. 2011 г.

Церковь вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1700–1701 гг. Фотография. 2011 г.
В 1700-1701 гг. было возведено ок. 10 сельских церквей, до 1710 г.- 25. Церковь свт. Николая Чудотворца в с. Чижовка близ Калуги (ныне деревня; 1706) представляла собой 2-светный одноглавый четверик (фасадный декор утрачен). Наиболее распространенным стал тип храма «восьмерик на четверике»: Никольская ц. в с. Стварожня (ныне с. Богдановское; 1700), ц. Преображения в с. Ферзикове (ныне деревня; 1700), Казанская ц. в с. Сугонове (1707), ц. Благовещения в с. Слядневе (1700-е гг.?) (все не сохр., данные взяты из «метрик» 1887 г.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. № 1807, 1808, 1809, 1810). Стилистически храмы этого времени принадлежали к традиции московского зодчества, но отличались художественным уровнем исполнения; их можно условно разделить на 2 типа. К 1-му принадлежат храмы вертикально вытянутых пропорций, с выразительным кирпичным и белокаменным декором в духе столичных образцов: Знаменская ц. в Мезенцеве, ц. Успения (1705) в с. Серебрине (ныне Серебряно), в вотчине Лопухиных (обе имеют в высоту 36 аршин), а также, судя по высоте основного объема, несохранившиеся храмы: Никольский (1700) в с. Лугань, Успения (1705) в с. Липицы (ныне деревня) (Там же. Д. 1973, 1974) и, вероятно, построенная Лопухиными ц. Рождества Пресв. Богородицы (1701) в с. Лычине (ныне деревня). Второй тип - здания приземистых пропорций, со старомодным, часто скупым кирпичным фасадным декором: ц. Нерукотворного образа Спасителя, построенная девицей Евдокией Кошелевой (1700) в с. Копцеве на Серене, и фрагментарно сохранившаяся Казанская ц. (ок. 1700) в с. Никольском на Серене (обе в Мещовском р-не). К этому же типу относится и чрезвычайно живописный храм во имя ап. Иоанна Богослова (1713-1716, в аварийном состоянии) в с. Фёдоровском кн. Щербатова (Жуковский р-н), с приземистым объемом летнего храма типа «восьмерик на четверике», обширной одностолпной трапезной с сев. приделом и невысокой шатровой колокольней в стиле архитектуры сер. XVII в. Наиболее наглядно оба типа представлены церковными постройками на мещовских землях.

На Боровской земле наиболее ранняя в ряду храмов типа «восьмерик на четверике» - ц. Введения (1702) в с. Уваровском, в усадьбе стольника М. Ф. Философова, скорее всего она была возведена московскими мастерами. Уцелел только стройный основной объем летнего храма с выразительным кирпичным и белокаменным декором. Благодаря снимкам М. Г. Каверзнева 1954 г. (ГНИМА. Фототека. Ф. 5. Д. 33197-33204) можно представить его композицию как произведения, типичного для своего времени: алтарь с 3-лопастным абрисом, асимметричная трапезная с юж. приделом, колокольня с нижним квадратным 2-ярусным объемом, равновысоким четверику летнего храма, и 8-гранный ярус звона, равный по высоте восьмерику храма; парные широкие лопатки на фасадах, 3/4-ные колонки с кубоватыми капителями на ребрах восьмериков; карнизы нижних объемов из 3 рядов «пилы», верхних - с рядом из стилизованных полуовальных кистей с «капелькой»; колонки наличников с перехватами и на белокаменных кронштейнах, разорванные фронтоны с белокаменными «луковицами». Над купольными кровлями храма и колокольни помещались массивные глухие восьмерички, несшие главки. Храм в Уваровском послужил прототипом для строительства каменной ц. Преображения (закончена в 1706?, не сохр.) на посаде в Боровске согласно подряду, заключенному в 1703 г. в Москве с мастерами - ярославцем И. К. Ослоповым и костромичом И. В. Ополихиным (Николаева. 2004. Ч. 1. С. 256; виды храма см.: Лошкарева. 2009. С. 26-27). Наиболее яркой и неординарной по убранству фасада стала ц. Рождества Пресв. Богородицы (1708) в Роще, слободе Пафнутиева мон-ря. Выстроенная в Боровске ц. святых Бориса и Глеба (1704) имеет традиционную для городского зодчества композицию: 2-светный 5-главый четверик и уникальные по рисунку наличники - с 4-ярусными карнизами в основании «очелий». К типу храмов «восьмерик на четверике» относились и церкви вокруг Малоярославца: Никольская (1700) в с. Савинове, Благовещенская (1712) в с. Детчина (обе не сохр.), Никольская (1701, руинирована) в с. Поливанове (ныне дер. Никольское), Покровская (1703, наружный декор утрачен) в с. Кариж (ныне с. Карижа).

Капитель ц. прп. Сергия Радонежского Шоравкина мон-ря. 1-я треть XVIII в.
Капитель ц. прп. Сергия Радонежского Шоравкина мон-ря. 1-я треть XVIII в.

Капитель ц. прп. Сергия Радонежского Шоравкина мон-ря. 1-я треть XVIII в.
Под влиянием столичной архитектуры были выстроены городские храмы типа «восьмерик на четверике» - Казанский собор (1708, реконструирован в 2000-х гг.) в Малоярославце, калужские церкви вмч. Георгия на Воробьевке (1712, не сохр.) и Благовещения (1718, не сохр.) - работа выписанного из Москвы мастера Г. Е. Деминского, уроженца Костромского у., по «образцу» московской ц. мч. Иоанна Воина (1709-1717) у Калужских ворот, хотя и гораздо меньшая по размеру и более простая по декору (Николаева. 2010. С. 337-345). На основании договора, заключенного в 1719 г., Деминский и Ослопов возвели ц. Успения в усадьбе Д. Ф. Еропкина Успенское (Грабцово) под Калугой (ныне с. Грабцево Ферзиковского р-на). Но ее художественный уровень был ниже, чем у московского храма, взятого за образец (Там же. С. 345). Она имеет центричный 4-лепестковый план, приземистые пропорции (завершена в 1722, в аварийном состоянии, первоначальный декор не сохр.).

Ряд храмов К. и Б. е. 1-й трети XVIII в. связан с повторением столичных образцов, в частности с упоминавшейся ц. мч. Иоанна Воина; среди наиболее близких «повторений» в др. епархиях - Никольская ц. (1714-1720) в Воронеже. Храмы Успенского Шаровкина мон-ря в с. Ильинском на Жиздре (Перемышльский р-н) - Успенский собор и ц. прп. Сергия Радонежского сопоставимы по уровню архитектуры со столичными постройками. Успенский собор по типу конструкции близок к ц. мч. Иоанна Воина: его некрупный восьмерик установлен на свод 2-светного четверика; вертикализм и ярусность подчеркнуты 2-м малым восьмериком. При этом у собора Шаровкина мон-ря совершенно др. композиция, нежели у ц. мч. Иоанна Воина: доминирует горизонтальный нижний объем, в к-рый входят нижняя половина четверика, алтарь и трапезная, опоясанные единым карнизом. С севера структура собора усложнена одноглавым объемом придела ап. Иоанна Богослова. Белокаменный ордерный декор фасадов Успенского собора состоит из пилястр на флангах объемов, крупных порталов, оконных наличников, с включением в рисунок больших капителей изображений цветов и фруктов, с тонким орнаментом, заполняющим филенки пилястр и постаментов. Похожий декор (возможно, с меньшим количеством белокаменных деталей), судя по сохранившимся фрагментам, имел Сергиевский храм, который, вероятно, сложился за неск. строительных периодов, и отличался сложностью структуры (с Никольским приделом, с подклетом и подвалами; сохр. 3 стены без сводов). Храмы Шаровкина мон-ря датировали по-разному. Исследователи 2-й пол. XIX в. относили Успенский собор ко 2-й четв. XVI в., а Сергиевскую ц.- к 1659 г. (Леонид (Кавелин). 1863. С. 1, 3, 5; Преображенский. 1891. С. 52, 53); позднее собор датировали 20-ми гг. XVIII в. (Николаев. 1970. С. 113) или 1745 г.- временем возобновления его иконостасов. Поскольку с 1684 г. Шаровкин мон-рь был приписан к московскому Донскому мон-рю, участие в его строительстве столичных мастеров казалось очевидным. Благодаря изучению подрядов раскрылась сложная строительная история Успенского собора в 10-20-х гг. XVIII в. В 1713 г. Ослопов заключил подряд с казначеем Донского мон-ря иером. Филаретом о разборке «до подошвы» старой каменной церкви и о начале строительства новой «по образцу… его казначейскому»; прекратившиеся на время петровского запрета каменного строительства работы были возобновлены в 1719 г. мастером И. М. Полозовым, обязавшимся «построить каменную церковь… на прежнем зачатом основании… а строить… по росписи и по рисункам» иером. Филарета, называемого в договоре «строителем Шаровкина монастыря» (Николаева. 2004. Ч. 1. С. 266, 366-367). Работы были возобновлены в 1723 г. И. М. Варначевым (Варнасом) (Там же. С. 432), а завершены, вероятно, в 1727 г. И. И. Шляпкиным (Словарь. 2008. С. 640). Постройки Шаровкина монастыря долго считали единственным примером зодчества столичного типа высокого уровня в К. и Б. е. 1-й трети XVIII в. Предпринятое в 2010 г. изучение Казанской ц. в с. Богородском Ферзиковского р-на (уцелели объем летнего храма типа «восьмерик на четверике» и алтарь) укрепило предположение о родственности ее архитектурных форм, особенно белокаменного декора, с постройками Шаровкина мон-ря (Шорбан. Церковь. 2010); ранее ее датировали 1745 г. (Рошефор. 1882. С. 335). Близость архитектуры этих памятников подтверждается архивными данными: в 1719 г. владелец с. Богородского кн. С. Я. Львов заключил в Москве договор на строительство храма с Ослоповым «с товарищи»; в 1721 г. был подписан договор с Д. К. Постниковым, «записным каменных дел подмастерьем» (Словарь. 2008. С. 262, 458, 459, 486). В качестве образцов в подрядах названы московские ц. Воскресения Господня на Арбате (для основного объема), ц. свт. Тихона Чудотворца у Арбатских ворот (для колокольни), соборы Варсонофиевского и Заиконоспасского мон-рей (для восьмерика) (Николаева. 2004. Ч. 1. С. 408-409). К группе памятников, повторяющих облик ц. мч. Иоанна Воина на Якиманке, относится и построенная гофмаршалом Д. А. Шепелевым Никольская ц. в Козельске, не имеющая точной датировки (1740; см.: Малинин. 1912, 2004. С. 208; Николаев. 1970. С. 123; или 1747; см.: Рошефор. 1882. С. 308).

В 30-40-х гг. XVIII в. в Калуге возвели 3 приходские церкви: ц. Преображения «на Жировке» (1732, снесена в 1932) с композицией из 2 четвериков, с массивной колокольней (Малинин. 1912, 2004. С. 140); ц. во имя свт. Алексия, митр. Московского (1733, не сохр.); ц. Богоявления (1736) с основным объемом по типу «восьмерик на четверике» - поздний пример нарышкинского стиля. В формах, близких к столичному барокко, возвели 2 храма Лаврентиева мон-ря: надвратную ц. Успения (1732) с 4-лепестковым планом и основной прямоугольный 2-светный этаж собора (1739) с иконостасом в стиле рококо (оба не сохр.) (Там же. С. 154; см. также: Единственная и неповторимая. 2006. С. 216-217). Неск. сельских церквей воспроизводили старинный тип храмов с высокими, преимущественно 2-светными бесстолпными четвериками и имели выразительный декор в нарышкинском стиле: ц. Рождества Пресв. Богородицы (1731) в с. Тимашове (Боровский р-н), ц. Успения (1733) в с. Дольском и Никольская ц. (1740, не сохр.) в с. Николо-Дол (обе в Малоярославецком р-не). Необычные для провинции архитектурные детали в стиле позднепетровского барокко сохранились в ц. Одигитрии (ок. 1730?) в с. Извекове (Бабынинский р-н) и во Владимирской ц. (1730) в с. Зубове (Юхновский р-н): их нижние объемы - 2-светные четверики, несущие восьмерики, обработаны массивным ленточным «французским» рустом.

Во 2-й пол. XVIII в. в К. и Б. е. было построено большое количество каменных церковных зданий разнообразных художественных типов: в 50-60-х гг. XVIII в. возведено ок. 50 храмов, в 70-80-х гг.- ок. 60, в 90-х гг.- более 20. К сер. XVIII в. разнообразие стилистических направлений и типов композиций храмов было весьма велико - от архаичного нарышкинского до столичного барокко.

Среди сельских храмов, создававшихся, вероятно, местными строительными артелями, преобладали здания типа «восьмерик на четверике» с типичным для 1-й пол. XVIII в. декором - перспективными порталами, наличниками с колонками и фигурными завершениями: церкви Нерукотворного образа Спасителя в с. Пятницком Бабынинского р-на (с ложными 8-гранными окнами на фасадах), Петра и Павла (1755) в с. Маслихове Мещовского р-на - с четвериком, несущим 2 стройных восьмерика, с завершениями наличников в виде оторванных от колонок ступенчатых дугообразных сандриков на боковых кронштейнах. В уездных городах распространенным оставался тип храма с 2- или 3-светным четвериком и пятиглавием, напр. Никольский «старый» собор (60-е гг. XVIII в., позднее Пятницкая ц.; руинирован) на городище Мосальска со старомодными формами наличников - треугольными фронтонами с вогнутыми внутрь боковыми скатами; вверху боковых фасадов четверика - 6-угольные окна с «волнистыми» краями. Архаична архитектура Успенского собора (50-60-е гг. XVIII в.) бывш. Успенского Боровенского монастыря (с. Боровенск Мосальского р-на). Он был возведен в традициях монастырских храмов сер. XVII в.- вытянутый «кораблем», 2-этажный, с повышенным одноглавым четвериком летнего храма. Шатровая колокольня с запада от трапезной имеет 2 боковых всхода по сев. и юж. сторонам. В рисунке оконных обрамлений с крупными квадратными «выпусками» на углах очевидно влияние смоленской архитектуры.

Церковь Успения в с. Боровенск. 50–60-е гг. XVIII в. Фотография. 2009 г.
Церковь Успения в с. Боровенск. 50–60-е гг. XVIII в. Фотография. 2009 г.

Церковь Успения в с. Боровенск. 50–60-е гг. XVIII в. Фотография. 2009 г.
По проектам, близким к столичному елизаветинскому барокко, выполнены усадебные, небольшие по размерам храмы, такие как ц. Знамения (1750) в с. Куровском помещиков Желябужских (Козельский р-н) и ц. Успения в усадьбе Голицыных Городня под Калугой. Храм в Куровском напоминает парковый павильон: одноглавый объем завершен 4-гранным куполом с круто очерченным силуэтом, характерна расстановка окон на боковых фасадах - 2 арочных проема внизу и круглое окно вверху на средней оси; углы корпуса обработаны широким рустом (Филинова. 2009. С. 232-236). Храм в Городне, несмотря на крошечный размер, имеет сложную декорацию: боковые фасады 2-светного четверика разделены пилястрами на 3 прясла; в каждом - нижний проем и верхний (овальный лежачий) объединены плоским фигурным наличником (Николаев. 1970. С. 88). Выделяется небольшой, круглый в плане, 2-светный, с крутым куполом и одной главой храм во имя св. кн. Александра Невского (1755) в имении кн. А. А. Урусова. Декор фасадов в стилистике плоскостного барокко включает пилястры большого ордера, наличники с «ушами», треугольными и лучковыми сандриками и подоконными фигурными «фартуками».

Церковь мучеников Бориса и Глеба в с. Белкине. 1773 г. Фотография. 2007 г.
Церковь мучеников Бориса и Глеба в с. Белкине. 1773 г. Фотография. 2007 г.

Церковь мучеников Бориса и Глеба в с. Белкине. 1773 г. Фотография. 2007 г.
В 3-й четв. XVIII в. появилась группа памятников, связанных с творчеством московских архитекторов, прежде всего К. И. Бланка. Им свойственны подчеркнуто изящные, узкие, вытянутые вверх композиции, преимущественно типа «восьмерик на четверике», и тонкий по рисунку плоский ордерный декор. Одной из первых, вероятно, была построена ц. Воскресения (1757) в вотчине князей Голицыных в с. Ладинском (Роща, Тарусский р-н, см.: ГА Калужской обл. Ф. 33. Оп. 2. Д. 2209) - крестообразная в плане, с недлинными рукавами креста, близкая по типу к московской ц. вмц. Екатерины на Ордынке. Храмы, созданные самим Бланком, или близкие к его стилю: ц. святых Бориса и Глеба (1773) в с. Белкине, усадьбе И. Л. Воронцова, для которого Бланк много строил (Боровский р-н; напоминает Спасскую ц. в Киове, в его же подмосковной усадьбе) (см.: Николаев. 1970. С. 35-39); крестообразная в плане, с верхним восьмериком ц. Успения (1771) в имении Хитрово Висляеве (Ферзиковский р-н); ц. Преображения (1783) в Серпейске; отчасти ц. Благовещения (80-е гг. XVIII в.?) в с. Хохлове (обе типа «восьмерик на четверике», Мещовский р-н). Доминирующим оставался тип провинциального храма «восьмерик на четверике» с декором в стиле позднего барокко или раннего классицизма (оконные наличники с боковыми «ушами», треугольные или лучковые сандрики с замками, подоконные «фартуки» и накладные доски): ц. Знамения в с. Хордове (1764) помещика Н. В. Янова (Мещовский р-н), ц. Преображения (1784) в имении Чебышёвых Спас-Прогнанье (Жуковский р-н). С ними соседствуют храмы, выполненные в столичной и провинциальной манере: в Серпейске, имевшем во 2-й пол. XVIII в. нек-рое время статус уездного города, был выстроен в местных традициях Никольский собор (1771), а ц. Преображения (1783) - в стиле Бланка. Для сельских храмов также использовалась архаичная композиция бесстолпного 2-светного четверика, преимущественно с одной главой: ц. Рождества Пресв. Богородицы (1766) в с. Ивановском кн. П. Ф. Тюфякина, Никольская ц. (60-70-е гг. XVIII в.?) в с. Никольском помещиков Глебовых, ц. Покрова (1790) в с. Покров-Полея И. И. Бегичева (все в Жуковском р-не), ц. Благовещения (1767) в с. Серединском под Боровском - усадьбе помещиков Скобеевых, ц. Рождества Пресв. Богородицы (1766) в с. Барятине (Дзержинский р-н). Мн. ранее построенные городские и сельские храмы получили новые колокольни - многоярусные, с ордерным декором, в стиле укр. барочных образцов или колокольни Новоспасского мон-ря в Москве: Успенский собор (1784) в Перемышле, Пятницкая ц. (70-80-е гг. XVIII в.) на городище Мосальска, Казанская ц. (60-е гг. XVIII в.) в с. Григоровском под Перемышлем, ц. св. Иоанна Предтечи и ц. вмч. Георгия на Воробьёвке в Калуге (обе 2-й пол. XVIII в.).

После назначения в Калугу видного московского архитектора и градостроителя П. Р. Никитина (1777) в зодчестве губернии получил распространение ранний классицизм. Должность губ. архитектора в кон. XVIII в. занимал московский архит. И. Д. Ясныгин, ученик В. И. Баженова и М. Ф. Казакова. В этот период по плану строительства уездных городов возвели ряд соборов: во имя св. кн. Александра Невского (1777) в Жиздре (не сохр.), Успения (1777, перестроен в 1824) в Козельске, во имя святых Константина и Елены (1781, сохр. частично) в Медыни, во имя апостолов Петра и Павла (1785-1790, восстановлен в нач. XXI в.) в Тарусе. Соборы с выразительными композициями 2-светных основных объемов, завершенных восьмериком, с пониженными, более узкими западными частями, к которым примыкали стройные колокольни, стали градостроительными доминантами. В ХIХ в. у соборов Медыни и Тарусы были выстроены широкие трапезные, нарушившие стройность первоначальных композиций; в ХХ в. собор в Медыни остался без верхней части главного объема и верхних ярусов колокольни. Можно предположить, что оба собора создавались на основе одного или близких проектов. Сейчас собор в Медыни имеет в основе план в форме лат. креста с близкими к полукруглым вост., сев. и юж. рукавами, с протяженным зап. рукавом, к к-рому примыкала колокольня, ее формы, как и завершения основного объема, неизвестны. Главный объем тарусского собора также имеет в 2-светной части полукруглые выступы с востока, севера и юга.

Церковь святых Космы и Дамиана в Калуге. 1794 г. Фотография. 2005 г.
Церковь святых Космы и Дамиана в Калуге. 1794 г. Фотография. 2005 г.

Церковь святых Космы и Дамиана в Калуге. 1794 г. Фотография. 2005 г.
В стиле провинциального позднего барокко и раннего классицизма строились храмы с центричными или близкими к таковым главными объемами. Квадратной в плане 2-светной постройкой со скругленными углами и с 4 устоями, несущими высокий восьмерик, является, напр., ц. Сошествия Св. Духа (1767-1781) в Перемышле. Церковь Рождества Пресв. Богородицы (1751?) в с. Столпове (Красном) Перемышльского р-на имеет крестообразный план, образованный центральным квадратным, со скругленными углами объемом, несущим высокий, с куполом и главкой световой восьмерик, и 4 одинаково пониженными рукавами креста с высокими глухими восьмериками с главками. Близка по структуре к этой церкви полуразрушенная Никольская ц. (1777) в бывш. имении Тургеневых с. Железцове (Дзержинский р-н), центричная основа к-рой изменена удлинением зап. рукава. Еще более изысканной композицией обладает 2-этажная 4-лепестковая, увенчанная восьмериком ц. Вознесения (1784) в поместье С. А. Чаплина Вознесенском (ныне с. Вознесенье) под Тарусой (в аварийном состоянии). К тому же типу храмов относится небольшая одноглавая кладбищенская ц. Бориса и Глеба (1791) в Мосальске. В ряду центричных храмов кон. XVIII в. особое место занимает ц. Космы и Дамиана (Спасская) (1794) в Калуге: ее составляют 5 тесно сдвинутых объемов - центральный с куполом и узким восьмериком под главкой и 4 круглых в плане 4-ярусных объема (2 нижних яруса 2-светные). Выразительность композиции, близкой к лучшим произведениям барокко, позволила предположить участие в ее создании учеников Ф. Б. Растрелли (Фехнер. 1971. С. 164).

В творчестве Ясныгина проявилась классическая тенденция, сходная с московской архитектурной школой посл. трети XVIII в. Одно из его крупнейших сооружений - кафедральный Троицкий собор в Калуге. Строительство, начатое в 1786 г., было остановлено из-за сомнений в надежности конструкции купола диаметром 17 м. Возведение собора продолжилось в 1804-1812 и 1815-1818 гг. Близкий к центричному, крестообразный в плане собор, с полукруглой апсидой и прямоугольными рукавами креста, короткой открытой колоннадой (позднее застроена и превращена в паперть) соединялся с монументальной 3-ярусной колокольней, увенчанной шпилем. Фасады основного объема и нижнего яруса колокольни объединены общим ордерным мотивом: полуколоннами большого тосканского ордера и антаблементом. Портики сев. и юж. фасадов завершены треугольными фронтонами, к-рым соответствуют портики на фасадах нижнего яруса колокольни. Меньшие по размерам храмы кон. XVIII - нач. XIX в., связанные с творчеством или влиянием Ясныгина, были выполнены в стиле проектов т. н. 10-го «Смешанного альбома» («Альбома церквей») М. Ф. Казакова (ныне в ГНИМА). По проектам Ясныгина были построены круглая в плане купольная ц. Жен-мироносиц (1798-1815) в центре Калуги; четверик, увенчанный мощной ротондой,- Васильевская ц. (1796-1801) в Солдатской слободе.

Церкви ротондального типа в стилистике классицизма появляются в сельской архитектуре: Никольская ц. (1800) в с. Растворове (Мещовский р-н; впервые обследована в 2004, см.: Шорбан. Неизвестный памятник. 2010). По лепестковому плану основного ротондального объема и близкой к 3-нефной трапезной с овальными частями она напоминает чертежи из т. н. 10-го «Смешанного альбома» М. Ф. Казакова, в частности проект ц. св. Иоанна Предтечи в Белозерске Вологодской обл., который связывают с творчеством В. И. Баженова (Выголов. 1983). К московской архитектурной школе принадлежит и колокольня (90-е гг. XVIII в.) в формах неоготики в усадьбе Еропкиных Успенское (Грабцово), напоминающая колокольню московского Зачатиевского монастыря (Николаев. 1970. С. 85-86).

Влияние проектов из т. н. 10-го «Смешанного альбома» сказалось на формах трапезных, которые в кон. XVIII - нач. XIX в. пристраивали к старым храмам, вероятно по проектам Ясныгина. Большинство из них 3-нефные (как правило, с бочарным сводом в каждом нефе), имеют почти овальные боковые нефы, напр. трапезная калужской ц. Преображения «под горой» (Казанской), украшенная 4-колонными портиками коринфского ордера.

Гигантскими размерами и необычностью стиля выделяется ц. Воскресения в поместье Брюсов Плохине (ныне с. Ульяново Ульяновского р-на), превышающая размерами Троицкий собор Калуги (диаметр купола - более 18 м; храм действующий, находится в состоянии, близком к аварийному, впервые обследован в 2011). Здание строилось, видимо, на протяжении неск. десятилетий и было завершено в нач. XIX в. Аскетичная и монументальная трактовка форм опережает многие образцы столичного классицизма того времени. В колоссальном интерьере на каждой боковой стороне устроены 2-ярусные ниши, над которыми сделаны полуциркульные арки хор, а внизу - лоджии, ограниченные парами ионических колонн. Колокольня, искаженная переделками, завершается открытым павильоном-ротондой с круговой колоннадой. Стилистически к храму в Плохине близка меньшая по размерам ц. Знамения (нач. XIX в.) в с. Маклаки (Думиничский р-н).

Интерьер ц. Воскресения в с. Ульянове. Нач. XIX в. Фотография. 2011 г.
Интерьер ц. Воскресения в с. Ульянове. Нач. XIX в. Фотография. 2011 г.

Интерьер ц. Воскресения в с. Ульянове. Нач. XIX в. Фотография. 2011 г.
В XIX в. каменное храмовое строительство велось по всей епархии: в 1-й трети XIX в. возвели более 120 зданий, причем в 1800-х гг.- более 50. Получили дальнейшее развитие ротондальные храмы в формах классицизма, близких к московской школе кон. XVIII в.: ц. Рождества Пресв. Богородицы (1801; впервые обследована в 2009) в с. Богдановском Ферзиковского р-на, ц. свт. Николая Чудотворца (1800-1813) в с. Медведки Мещовского р-на, Введенская ц. (1802) в с. Фроловском Козельского р-на, ц. Покрова (урочище Логино; 1804, уцелел главный объем) близ дер. Осоргино Малоярославецкого р-на, ц. Покрова (1810) в с. Кольцове (Сергиевском, Карове) Ферзиковского р-на, ц. свт. Николая Чудотворца (1812) в дер. Башмаковке Малоярославецкого р-на, ц. Нерукотворного образа Спасителя (1829) в с. Курыничи Козельского р-на. Им свойственны общие композиционные черты: 2-светные ротондальные купольные (или близкие к ним) основные объемы с небольшими боковыми портиками, 3-нефные трапезные со скругленными углами, изящные колокольни. Одной из наиболее изысканных в архитектурном плане была Покровская ц. в поместье Сергиевском (Карове): широкая ротонда, купол с люкарнами в основании, с сев. и юж. сторон - низкие портики из 2 пар ионических колонн. Сниженные апсида и широкая трапезная имели окна в стрельчатых нишах. Скругленные углы трапезной на кровле были подчеркнуты небольшими куполами. Уцелела лишь 3-ярусная колокольня с белокаменными деталями тонкого рисунка, над куполом верхнего яруса помещается ротонда с круговой белокаменной колоннадой, завершенная шпилем.

К ряду храмов с несколько упрощенными композициями и декором относятся постройки крепостных архитекторов мосальского купца А. С. Хлюстина - Е. Е. Латышева и И. А. Каширина (ученик имп. АХ): Никольский собор (1806-1818, воссоздан в нач. XXI в.) в Мосальске, ц. Покрова (1809) в дер. Покровское, ц. Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (1808 - 20-е гг. XIX в.) в с. Быстром (все в Мосальском р-не), ц. Св. Троицы (1818) в Троицком (близ Кондрова Дзержинского р-на). Главные объемы, прямоугольные или крестообразные в нижней части, завершены высокими купольными ротондами с венчающей главкой на высоком барабане; 3-ярусные колокольни в каждом ярусе украшены ордерным декором (Шорбан, Зубарев. 2005). Постройки Ясныгина или архитекторов его круга отличают подчеркнутая монументальность форм основного объема с портиками на боковых фасадах, несущего массивную световую купольную ротонду, пониженные апсида и трапезная; колокольня, как правило, 3-ярусная, завершается чрезвычайно высоким шпилем, напр.: Казанская ц. (1802-1820; утрачены верхние части здания) в г. Людинове, Печерская ц. (10-е гг. XIX в.) в селе Лопатиных Прудки, Казанская ц. (1817) в селе А. А. Долгова Дунине (обе в Медынском р-не), ц. Рождества Пресв. Богородицы (10-е гг. XIX в.- 1823) в усадьбе кн. Козловских Барятино (Борятино, Мещовский р-н).

Важной частью архитектуры К. и Б. е. стало масштабное монастырское строительство. В Оптиной Свято-Введенской пуст. возвели ряд сооружений: 3-ярусную колокольню (1801-1804), Казанскую ц. (1805, 1815), больничную церковь с кельями (1809), ограду с башнями (1832-1839); в 1837 г. был значительно расширен Введенский собор 1771 г.; в 20-х гг. XIX в. создан комплекс Иоанно-Предтеченского скита, основанного в 1821 г. (комплекс Оптиной пуст. восстановлен в кон. XX - нач. XXI в.). В формах столичного ампира был построен Крестовский мон-рь (1827-1832, не сохр.) в Калуге. Разрушенный в 1812 г. Никольский Черноостровский мон-рь в Малоярославце был возведен по новому проекту (1825-1839): с высокой колокольней, величественным, близким к центричному в плане 2-этажным собором, жилыми и хозяйственными корпусами (авторство приписывается разным зодчим, в т. ч. А. Л. Витбергу, работы осуществлялись под надзором губ. архит. Н. Ф. Соколова, см.: Днепровский-Орбелиани. 2006. С. 147; комплекс отреставрирован в 90-х гг. XX - нач. XXI в., см.: Там же. С. 148). Было возведено неск. ампирных храмов, близких по формам к образцовым проектам этого времени: Казанская ц. (1824) в с. Грибове (Медынский р-н), ц. вмч. Георгия (1828) в с. Георгиевском на Угре (Юхновский р-н), Спасская ц. в селе помещиков Щепочкиных Кондрове (ныне город, Дзержинский р-н). Особой аскетичностью форм обладает ц. Успения (20-е гг. XIX в.) в с. Богимове (Ферзиковский р-н). В формах столичного ампира с характерным лепным декором по проекту архит. В. П. Стасова была перестроена Никольская ц. нач. XVIII в. (в аварийном состоянии) в усадьбе Полторацких Авчурино (Ферзиковский р-н).

Собор Благовещения в Мещовске. Кон. 20-х — 50-е гг. XIX в. Фотография. 2004 г.
Собор Благовещения в Мещовске. Кон. 20-х — 50-е гг. XIX в. Фотография. 2004 г.

Собор Благовещения в Мещовске. Кон. 20-х — 50-е гг. XIX в. Фотография. 2004 г.
В архитектуре К. и Б. е., как и в зодчестве всей империи, 2-я треть XIX в. явилась переходной от традиций классицизма к формам историзма и эклектики. Масштабы строительства уменьшились: в 30-50-х гг. XIX в. было построено ок. 60 новых каменных храмов (многие не сохр.). Возводились церкви в формах позднего классицизма: Спасская (1839) в с. Утешеве (Бабынинский р-н), Никольская (1835-1856) в дер. Боболи, Боголюбской иконы Божией Матери (1836) в с. Юрьевском (обе в Малоярославецком р-не), Успения (1835-1855) в с. Фролове (Сухиничский р-н), Смоленской иконы Божией Матери (1850) в с. Павлинове (Спас-Деменский р-н). Одной из наиболее значительных построек этого времени стал «новый» собор Благовещения (кон. 20-х - 50-е гг. XIX в.) в Мещовске - монументальный, квадратный в плане, 5-главый, с дорическими портиками на фасадах. В 1854 г. его интерьеры были расписаны в стилистике академической живописи (утрачены, см.: Павлова. 2010. С. 553-559). С 40-х гг. XIX в. стали появляться церкви в русско-визант. стиле: Никольская (1845) в селе кн. Оболенских Березичи (Козельский р-н), св. кн. Александра Невского (1861) на хуторе Новоалександровском (Спас-Деменский р-н). Неоготические мотивы были использованы в архитектуре собора (1867) Сретенского скита Тихоновой пуст. (Дзержинский р-н), в Успенской ц. (1850) в усадьбе Горчаковых Барятино (Борятино, Тарусский р-н).

Церковь Успения в с. Барятине под Тарусой. 1850 г. Фотография. 2008 г.
Церковь Успения в с. Барятине под Тарусой. 1850 г. Фотография. 2008 г.

Церковь Успения в с. Барятине под Тарусой. 1850 г. Фотография. 2008 г.
В 60-90-х гг. XIX в. возвели более 80 храмов, в нач. XX в. (до 1917) - более 50. Особенностью этого времени было сохранение традиций позднего классицизма, к к-рому относятся церкви: Никольская (60-90-е гг. XIX в.) в с. Милятине (Барятинский р-н); Казанская (1869) в с. Маковцы (Дзержинский р-н); Успенская (1877) в с. Колчине (Людиновский р-н); Троицкая (1881) в с. Федотове (Боровский р-н); Введенская (1866) в с. Введенском и Рождества Христова (1895) в с. Трубецком (Тарусский р-н). Строились церкви в формах эклектики и рус. стиля: Рождества Христова (1871-1878) в дер. Карамышево (Дзержинский р-н); Рождества Пресв. Богородицы (1885-1888) со склепом адмирала И. С. Унковского в с. Козлове (ныне пригород Калуги); Трех святителей (1905) близ Тихоновой пуст. (Дзержинский р-н); Покровская (нач. ХХ в.) в с. Космачеве (Людиновский р-н); свт. Николая Чудотворца (нач. ХХ в.) в дер. Чемоданово (Юхновский р-н); гигантских размеров, незаконченная к 1917 г. Знаменская (1896 - 10-е гг. ХХ в.) в с. Плохине (ныне Ульяново, Ульяновский р-н; по проекту гражданского инженера Б. А. Савицкого, см.: Зодчий. СПб., 1900. Вып. VI. Табл. 29, 30); Св. Троицы (1909) в с. Варваренки (Бабынинский р-н), Покровская (нач. XX в.) в дер. Дерново; Успенская (кон. ХIХ - нач. ХХ в.) в с. Извольск (обе в Износковском р-не).
Церковь Знамения в с. Ульянове. 1896 — 10-е гг. XX в. Рис. юж. фасада
Церковь Знамения в с. Ульянове. 1896 — 10-е гг. XX в. Рис. юж. фасада

Церковь Знамения в с. Ульянове. 1896 — 10-е гг. XX в. Рис. юж. фасада
В нач. ХХ в. построено мн. старообрядческих церквей в рус. стиле, среди них Покровская (1908, 1914; ныне Введенская) в Боровске, свт. Николая Чудотворца (1911) в с. Поречье (Малоярославецкий р-н). Появилось неск. церквей в неорусском стиле: Св. Троицы (1903) в дер. Гребенкино (Медынский р-н); Благовещенская (1911) в дер. Заборовке (Слободке) по проекту акад. Преображенского (Слезкин. 2006) и свт. Николая Чудотворца (1908) в с. Н. Подгоричи (обе в Перемышльском р-не), огромных размеров старообрядческий собор в честь Покрова Пресв. Богородицы (нач. ХХ в.) в Боровске. Масштабное строительство осуществлялось в монастырях: напр., в мещовском Георгиевском мон-ре был возведен собор апостолов Петра и Павла (80-е гг. XIX в.) в русско-визант. стиле. Монументальный ансамбль сложился в Тихоновой пуст., где по проектам акад. архитектуры М. Ф. Грановского в 1879-1886 гг. перестроили собор Преображения (1677) и 5-ярусную колокольню высотой 75 м (1892-1894, см.: Днепровский-Орбелиани. 2006. С. 172), а также возвели грандиозный храм Успения Пресв. Богородицы (1894-1904) (в 1895 проект разрабатывал также Савицкий, см.: Там же. С. 172, 183; о Савицком как об авторе собора см.: Савельев Ю. Р. «Византийский стиль» в архитектуре России: 2-я пол. XIX - нач. XX в. СПб., 2005. С. 146. Ил. 237). На рубеже веков завершено строительство новой обители - Казанской Свято-Амвросиевской жен. пуст. в Шамордине близ Козельска, стилистически единого комплекса в формах эклектики и историзма: Казанский собор с необычно просторным интерьером, а также др. церкви, жилые и хозяйственные здания (авторство приписывают столичным зодчим Р. И. Клейну или В. О. Шервуду, а также Савицкому, см.: Днепровский-Орбелиани. 2006. С. 173, 183).

Ист.: ИИМК РАН (Фототека; Рукописный отдел); РГАДА. Ф. 282; Гос. Ин-т искусствознания. Отдел Свода памятников; Французова Е. Б., ред. Строельная книга Калужского посада. 1590-е гг. // Она же. Города России XVI в.: Мат-лы писцовых описаний. М., 2002. № 28. С. 221-252.
Лит.: Леонид (Кавелин), иером. Церковно-ист. описание упраздненных мон-рей, находящихся в пределах Калужской епархии. М., 1863; Рошефор Н. И., де. Опись церковных памятников Калужской губ. // ЗОРСА. 1882. Т. 3. С. 293-343; Преображенский М. Т. Памятники древнерус. зодчества в пределах Калужской губ. СПб., 1891; Прозоровский А. Воротынский Спасский мон-рь // Калужские ЕВ. 1891. Ч. неофиц. № 8. С. 285-301; Извеков М. Перемышльский Троицкий Лютиков мон-рь, его святыни и древности // Калужская старина. 1902. Т. 2. Кн. 1. С. 1-32; Всеобщий иллюстр. путев. по мон-рям и св. местам Рос. империи и Афону / Сост.: А. А. Павловский. [Н. Новг.], 1907. С. 241-256; Малинин Д. И. Калуга: Опыт ист. путев. по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга, 1912, 2004п; Давид Л. А., Огнев Б. А. Забытый памятник московского зодчества XV в. // Кр. сообщения ИИМК АН СССР. М., 1956. Вып. 62. С. 51-55; Николаев Е. В. По Калужской земле: От Боровска до Козельска. М., 1970 2, 2010 3; Фехнер М. В. Калуга. М., 1971; Альтшуллер Б. Л. Новые исслед. Никольской церкви с. Каменского // Архит. наследство. М., 1972. Вып. 20. С. 17-25; Памятники архитектуры Московской обл.: Кат. / Общ. ред.: Е. Н. Подъяпольская. М., 1975. В 2 т.; Маркелова В. Н. Пафнутьев Боровский мон-рь: Кр. обзор исслед. и реставрации 1955-1975 гг. // Реставрация и исслед. памятников культуры. М., 1982. Вып. 2. С. 185-198; Выголов В. П. Неизвестная постройка В. И. Баженова в Белозерске // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства. М., 1983. С. 131-156; он же. Архитектура Московской Руси сер. ХV в. М., 1988; Баталов А. Л. Особенности «итальянизмов» в московском каменном зодчестве рубежа XVI-XVII вв. // Архит. наследство. 1986. Вып. 34. С. 238-245; он же. Московское каменное зодчество кон. XVI в. М., 1996; он же. О традиции строительства Успенских храмов в Московской Руси XVI в. // ДРИ. 2003. [Вып.:] Рус. искусство позднего Средневековья: XVI в. С. 38-50; Раппопорт П. А. Древнерус. архитектура. СПб., 1993; Николаева М. В. Частное строительство в Москве и Подмосковье: 1-я четв. XVIII в.: Подрядные записи. М., 2004. Ч. 1-2; она же. Каменных дел подрядчик Григорий Емельянов сын Деменской: Заказы на строительные работы 1-й трети XVIII в. // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства XII-ХХ вв. М., 2010. Вып. 8. С. 337-357; Пуцко В. Г. Иконостас рус. сельского храма на рубеже XVIII-XIX вв. // Рус. церковное искусство Нового времени. М., 2004. С. 81-94; Шорбан Е. А., Зубарев В. В. Церковное строительство «мосальских меценатов» Хлюстиных во 2-й пол. XVIII - 1-й трети XIX в. // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства XVI-ХХ вв. М., 2005. Вып. 7. С. 208-241; Днепровский-Орбелиани А. С. Зодчество Калужского края с древности до наших дней. Калуга, 2006 2; Единственная и неповторимая: Калуга в старой открытке. Владимир, 2006 2; Слезкин А. В. Два храма неорус. стиля в усадьбах Ширинских-Шихматовых // Рус. усадьба. М., 2006. Вып. 12(28). С. 663-676; Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV - сер. XVIII в. М., 2008; Легостаев В. В. Храмы Лихвинского у. Тула, 2008; Шорбан Е. А. «Нарышкинское барокко» в заброшенных местах Калужской обл. // Природа. М., 2008. № 7. С. 56-62; она же. Неизвестный памятник московской архит. школы кон. XVIII в.- церковь с. Растворово в Калужской губ. // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства XII-ХХ вв. М., 2010. Вып. 8. С. 465-483; она же. Церковь с. Богородское Тарусского у. и др. малоизвестные памятники каменного зодчества кон. XVII - 1-й трети XVIII в. в Калужской губ. // Х Филевские чт.: Тез. конф. 14-16 дек. 2010 г. М., 2010. С. 87-90; Лошкарева Н. П. Святые свидетели вечности: Храмы и монастыри г. Боровска. Калуга, 2009; Филинова Л. И. Сельские храмы земли Козельской. Калуга, 2009 3; Вдовиченко М. В. Церковь Одигитрии в Вязьме и многошатровые памятники XVII в. // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства XII-ХХ вв. М., 2010. Вып. 8. С. 33-58; Павлова А. Л. Монументальная живопись кон. XVIII - нач. XX в. в Калужской обл.: (По мат-лам экспедиций 2004-2007 гг.) // Там же. С. 538-566; Першина (Головкова) Д. С. Предварительные итоги реставрации иконостаса Преображенского храма с. Спас-Загорье Калужской обл. // Х Филевские чт.: Тез. конф. М., 2010. С. 50-51; Легостаев В. В., Шатохин А. В. Храмы Жиздринского у. М., 2011.
Е. А. Шорбан

Монументальная живопись

Церковные росписи в К. и Б. е. сохранились фрагментарно по сравнению с известными художественными центрами, менее пострадавшими или не пострадавшими во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., такими как Владимирская, Вологодская, Костромская, Тверская и Ярославская области. Как и в большинстве регионов России, монументальная живопись остается здесь наименее изученной, особенно это касается произведений XVIII - нач. XX в.

Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.
Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.

Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.
Древнейшей является стенопись в трапезной (1511) храма в честь Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. Мастерам школы Дионисия приписывают изображение Нерукотворного образа Спасителя над сев. входом в подклете сев. паперти храма (1-я четв. XVI в.), где находился в заточении протопоп Аввакум. В сев. паперти сохранился образ прп. Пафнутия, на своде - «Похвала Богоматери», в люнетах - «Рождество Христово» и «Благовещение», на стенах - ростовые фигуры святых; В. Д. Сарабьянов датирует росписи 40-ми гг. XVI в., среди них - древнейшие в русском искусстве изображения «Неопалимой Купины» и сивилл. До наст. времени уцелели графьи и следы красочного слоя наружных фресок XVI в. на сев. и вост. фасадах («Рождество Христово», «Избиение младенцев», «Бегство в Египет»).

Спас Недреманное Око. Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.
Спас Недреманное Око. Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.

Спас Недреманное Око. Роспись трапезной ц. Рождества Христова Пафнутиева Боровского мон-ря. 1511 г.
Крупнейший сохранившийся памятник древнерус. монументальной живописи на территории К. и Б. е.- росписи собора в честь Рождества Пресв. Богородицы Пафнутиева Боровского мон-ря (1586), выполненные братьями Еропкиными (1644, поновлены в 1782, см.: Лошкарева. 2010. С. 89). На месте существующего ныне собора находился более древний, расписанный Дионисием и иноком старцем Митрофаном, возможно иконником Симонова мон-ря (между 1467 и 1476). Известно восторженное упоминание об этих росписях: «Подписа ея чюдно велми» («Сказание вкратце» о прп. Пафнутии. Цит. по: Кочетков. Словарь иконописцев. С. 421). Фрагменты первоначальных фресок были обнаружены при реставрации в 60-70-х гг. ХХ в., когда укрепляли фундамент собора. Найденные белокаменные блоки с росписями хранятся в ЦМиАР и в Боровском историко-краеведческом музее (фрагменты нижнего яруса росписи - одежды и «полотенца»). Расчистка фресок XVII в. велась на протяжении 60-90-х гг. XX в. и позднее бригадами художников-реставраторов под руководством сначала И. М. Гудкова, затем Л. С. Муравьёва-Моисеенко и др.

Роспись ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1766–1767 гг.
Роспись ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1766–1767 гг.

Роспись ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге. 1766–1767 гг.
Как и во мн. регионах, в К. и Б. е. в XVIII в. использовались древнерус. приемы стенописи, о чем свидетельствуют сохранившиеся росписи верхнего храма вмч. Георгия «за верхом» в Калуге (1766-1767). Живопись здесь была промыта и поновлена в 1883 г., в 1961-1962 гг.- прописана и дополнена новыми изображениями. Можно составить представление об иконографии, о расположении композиций на стенах и сводах, об их связи с архитектурными формами. В живописи иконография и манера письма XVII в. сосуществуют с особенностями живописи XVIII в.: напр., появилась узкая, прихотливо изогнутая золотая рама барочного очертания, обрамляющая композиции. Обширная иконографическая программа четверика включает вверху, на малом своде, образы Христа Пантократора и ангельских сил, ниже, на лотках свода,- Страстной цикл, на стенах - изображения Вселенских Соборов, а также эпизоды из Жития равноап. имп. Константина (на зап. стене по сторонам арочного проема). Связанные с прославлением Креста сюжеты Жития соответствуют освящению престола верхнего храма в честь Воздвижения Креста Господня.

Сосуществование древних и совр. направлений в живописи - характерная черта провинциальных художественных центров (как, напр., в Рязанской обл., см.: Павлова А. Л. Церковные росписи храмов в Рязанской обл. XIX - нач. XX в. // Предмет архитектуры: искусство без границ: Сб. науч. тр. в честь Е. И. Кириченко / Отв. ред. и сост.: И. Н. Слюнькова. М., 2011. С. 267-279). Так, вероятно, почти одновременно с Георгиевской церковью был расписан в стиле классицизма верхний храм Успенского собора Боровенского монастыря (1754-1766) в с. Боровенск Мосальского р-на, о чем свидетельствуют уникальные фрагменты клеевых росписей в алтаре (ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 2010). Здесь изысканная, созданная средствами живописи архитектурная декорация исполняет роль рамы и объединяет росписи и архитектурные формы. Двойной живописный карниз с поясом золотисто-желтых сухариков посередине, опирающийся на ряд колонн с «золотыми» коринфскими капителями и базами, разделяет роспись на 2 яруса. Верхнюю часть занимают декоративные вставки: растительные композиции с лентами, бусами и ветвями финиковых пальм, вставки с вазонами на драпировке с бахромой и кистями, по бокам к-рых - свечи и изгибающиеся ветки с листьями. В нижней части стен помещены фигуры святых: на восточной в простенках между окнами написаны 5 святителей; на западной - 2 архидиакона. В колорите росписей насыщенный теплый фон сочетается с холодным серебристым основным тоном декоративного обрамления. Выразительность общей композиции, легкость и точность рисунка, изысканный колорит, оригинальность орнамента отличают живопись Боровенска как памятник эпохи раннего классицизма.

Роспись свода ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Пятницком. 1750–1887 гг.
Роспись свода ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Пятницком. 1750–1887 гг.

Роспись свода ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Пятницком. 1750–1887 гг.
Сравнительно редки для провинции сельские храмы, сохранившие первоначальную лепную (штукатурную) архитектурную декорацию в классицистическом стиле, как, напр., в центральном объеме ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Пятницком Бабынинского р-на (бывш. Перемышльский у.; 1750, роспись - до 1887, см.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 2064). Большие лепные картуши сложной формы и восьмигранники служат рамами для более поздней живописи.

К числу редких по сюжету росписей относятся изображения планет в «Птолемеевой палатке» (келейный корпус Пафнутиева Боровского монастыря), выполненные в 1824 г. иеродиак. Серафимом.

«Беги небесные» на своде «Птолемеевой палатки» в келейном корпусе Пафнутиева Боровского мон-ря. 1824 г. Мастер иеродиак. Серафим
«Беги небесные» на своде «Птолемеевой палатки» в келейном корпусе Пафнутиева Боровского мон-ря. 1824 г. Мастер иеродиак. Серафим

«Беги небесные» на своде «Птолемеевой палатки» в келейном корпусе Пафнутиева Боровского мон-ря. 1824 г. Мастер иеродиак. Серафим
Наиболее крупным и единым по стилю комплексом позднего классицизма является ансамбль масляных росписей в Благовещенском соборе г. Мещовска (1832-1851), выполненных в 1854 г. (сохранялись до 2006; см.: Книга описи церковного имущества Мещовского собора 1854 г. // ГА Калужской обл. Ф. 33. Оп. 3. Д. 307. Л. 1, 2). Иконография росписей отличалась полнотой и разнообразием, были представлены сюжеты из НЗ и ВЗ. Главное место занимали росписи, посвященные Божией Матери, в т. ч. прообразовательные («Лестница Иакова», «Святая Святых»). Росписям были присущи композиционная ясность, простота иконографии и строгость орнаментов. Хотя мастера в основном пользовались широко распространенными образцами, их сочетание, манера исполнения композиций, колорит, орнаменты, соединение живописи с архитектурой выделяют монументальную живопись Мещовского собора как редкий для Калужской обл. памятник сер. XIX в. Форма стен и сводов предопределила рисунок строгих гризайльных рам композиций; их натурализм зрительно не разрушал стены, но гармонично объединял композиции. Орнаменты отличались лаконизмом рисунка, подчеркивали ведущую роль сюжетных композиций. В центральном барабане, в простенках окон, были изображены 12 апостолов; их лики, позы, одеяния и атрибуты разнообразны. В движении изображен ап. Матфей с порывисто поднятой рукой, в состоянии покоя и созерцания - апостолы Павел и Иоанн. В нижней части барабана, под средним карнизом, находился пояс из 6 композиций, иллюстрирующих кн. Деяния св. апостолов («Изведение Петра из темницы», «Обращение темничного стража», «Поражение слепотой волхва Елимы», «Крещение ап. Филиппом евнуха эфиопской царицы», «Чудо с ехидной», «Обращение Савла»), к-рые были написаны по образцу гравюр Библии Н. И. Пискатора, что довольно архаично для сер. XIX в. Одновременно для росписи собора использовались такие широко распространенные образцы академического искусства, как «Явление Христа Марии Магдалине» и «Явление Христа народу» А. А. Иванова и «Вознесение Божией Матери» К. П. Брюллова, что характерно для переходной стадии от классицизма к эклектике.

Редкая по составу и обширная иконографическая программа алтарных росписей основывалась на ветхозаветных сюжетах: «Прор. Иона во чреве кита» - на сев. стене; «Прор. Исаия» - на вост. стене сев. придела; «Жертвоприношение Ноя» - на вост. стене юж. придела; «Жертвоприношение Еноха» - на юж. стене; «Плач Иеремии», «Сей есть Сын Мой возлюбленный», «Святое Семейство» и образ свт. Василия Великого - в сев. приделе; изображение судии Гедеона, «Моисей, источающий воду из камня», «Медный змий», «Лестница Иакова», «Святая Святых» - в юж. приделе, хотя над горним местом традиционно для XIX в. и более раннего времени размещались композиции Страстного цикла. Сюжет «Жертвоприношение Авраама» - один из наиболее популярных в составе алтарных росписей - был написан по гравюре Ф. А. Килиана (1758).

Наречение имени св. Иоанну Крестителю. Роспись Благовещенского собора в Мещовске. 1832–1851 гг.
Наречение имени св. Иоанну Крестителю. Роспись Благовещенского собора в Мещовске. 1832–1851 гг.

Наречение имени св. Иоанну Крестителю. Роспись Благовещенского собора в Мещовске. 1832–1851 гг.
Среди непоновлявшихся росписей эпохи эклектики, вероятно сер. XIX в., следует отметить исполненную маслом живопись в четверике Никольского собора в Серпейске (1771, Мещовский р-н). Здесь прослеживается зависимость от классицистических традиций. Подобно картинам, композиции размещены на стенах основного объема в 2 ряда и заключены в широкие профилированные гризайльные рамы с крупными завитками листьев аканта и стилизованными раковинами. Зап. стену занимают характерные для 2-й пол. XIX в. изображения «О блудном сыне» и «О богаче и нищем Лазаре». Несмотря на утраты, росписи отличаются выразительностью отдельных образов, индивидуальностью и свободной манерой письма. Близка по стилистике к серпейским росписям единственная сохранившаяся композиция «Успение Божией Матери» (1882) на зап. стене сев. придела ц. Рождества Христова (1800) в с. Щелканове Юхновского р-на (в «метрике» на храм 1887 г. говорится, что «стены в настоящей недавно (1882) росписаны живописью... роспись сделана в первый раз...» - ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 2000. Бывш. Мещовский у.). Росписи присущ необычайно светлый, перламутровый колорит виртуозно изображенных драпировок. При нек-рой общей наивности изображения мастера демонстрируют знание законов анатомии, свободную передачу движений и ракурсов, мастерство в написании ликов.

Евангелист Лука. Роспись ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Копцеве. Кон. XIX в.
Евангелист Лука. Роспись ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Копцеве. Кон. XIX в.

Евангелист Лука. Роспись ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Копцеве. Кон. XIX в.
Особенно разнообразно в росписях храмов К. и Б. е. использованы различные направления народного искусства. Ярким примером могут служить оригинальные масляные росписи кон. XIX в. (?) в ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Копцеве Мещовского р-на (храм 1700 с перестройками 2-й пол. XIX в.), частично сохранившиеся в алтаре и четверике (согласно «метрике» на храм 1887 г., к этому времени стены не были расписаны - см.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 1965). Живопись следует древнерус. традиции и обнаруживает косвенное влияние столичной академической школы. Архитектурные членения сглажены равномерной покраской стен в ярко-голубой цвет в основном объеме и в нежно-розовый в алтаре, орнаментальная часть отсутствует. На стенах асимметрично по отношению к архитектурным формам сохранились изображения 4 евангелистов в квадратных рамах. Рамы написаны плоскостно, фигуры - объемно: росписи воспринимаются не как наложенные на стены картины, а скорее как открытые окна, через к-рые молящиеся видят святых. Объем статичным фигурам придают грубоватые темные и широкие линии, смело проведенные по контурам и складкам одежд. Более мягкие иконописные притенения даны по краям ликов, под бровями и по верхней губе.

«Се человек». Роспись ц. Знамения в с. Хордове. Кон. XIX в.
«Се человек». Роспись ц. Знамения в с. Хордове. Кон. XIX в.

«Се человек». Роспись ц. Знамения в с. Хордове. Кон. XIX в.
Один из наиболее крупных сохранившихся живописных комплексов кон. XIX в., в Знаменской ц. с. Хордова, также тяготеет к примитивистскому направлению академизма. Здесь более заметно влияние западноевроп. гравюр. Художники в первую очередь стремились передать драматизм евангельских событий. На зап. стене основного объема, на сев. и юж. гранях восьмерика представлен развернутый Страстной цикл, что архаично для XIX в. В подобной стилистике решены росписи Тихвинской ц. в с. Стрельна (1736, Сухиничский р-н, бывш. Козельский у.; согласно «метрике» на храм 1887 г., к этому времени его стены не были расписаны - см.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 1848), ц. святых Космы и Дамиана в с. Клетине (1830, Мещовский р-н). Росписи в Клетине, как и в Воскресенской ц. в с. Ульянове Ульяновского р-на (1743), отличаются большей академичностью и использованием излюбленного образца 2-й пол. XIX в.- Библии с иллюстрациями Ю. Шнорра фон Карольсфельда (1861). В примитивистском ключе исполнены росписи храмов в честь Владимирской иконы Божией Матери (1788, фигуры сидящих евангелистов) в с. Кудрине (Мещовского р-на), Покрова (1806) в дер. Покровское (фигуры мытаря и фарисея, композиции «Чудо архангела Михаила в Хонех», «Ангел поражает диакона Евагрия») и Богоявления (1725) в с. Ленском Мосальского р-на (частично сохр. только композиция «Св. Троица» (ветхозаветная); согласно «метрике» на храм 1887 г., к этому времени его стены были расписаны - см.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 2008).

Прор. Анна. Роспись ц. св. Игнатия Богоносца в с. Путогине. 1899 г.
Прор. Анна. Роспись ц. св. Игнатия Богоносца в с. Путогине. 1899 г.

Прор. Анна. Роспись ц. св. Игнатия Богоносца в с. Путогине. 1899 г.
Своеобразным проявлением рус. стиля, основным образцом для которого служило убранство храма Христа Спасителя в Москве, можно считать живопись с усиленным декоративным началом в Никольской ц. (1835-1856; 1867-1869) в с. Боболи Малоярославецкого р-на. В росписях использованы приемы народного искусства, проявившиеся в необычно трактованной сцене на юж. стене юж. придела: 12 книжников в композиции «Суд Пилата и Каиафы» несут свитки с оригинальными надписями. Композиции храма Христа Спасителя служили также образцами для росписей Успенской ц. в дер. Кутьково (1850-1875) и ц. Рождества Христова в с. Борщёвка (1895) (обе в Ферзиковском р-не).

Наиболее ярким и совершенным примером васнецовского направления стали росписи 1908 г. (ГА Калужской обл. Ф. 33. Оп. 1. Д. 2207. Л. 484) в ц. св. Игнатия Богоносца (1899) в дер. Путогино Мосальского р-на. Возможно, ансамбль выполнен столичными художниками, работавшими по заказу с.-петербургского купца И. Л. Тузова, известного издателя духовной лит-ры. Образцом послужили не только мотивы творчества В. М. Васнецова, но и росписи храма Христа Спасителя; был использован опыт изучения древнерус. иконописи (иконография сюжетов в лотках свода четверика - «Сошествие во ад»; «О Тебе радуется», не сохр.) и визант. искусства (в схематичном виде воспроизведены орнаментальные мотивы мозаик мавзолея Галлы Плацидии в Равенне, V в.). Общий сумрачный колорит живописи контрастирует с колоритом отдельных композиций, насыщенных светом и украшенных богатейшими орнаментами с золотыми и серебряными деталями. Простые варианты васнецовского направления представляют фрагменты росписей центрального объема ц. Параскевы Пятницы (1771) в с. Кумовском Бабынинского р-на (бывш. Перемышльский у.; согласно «метрике» на храм 1887 г., к этому времени его стены не были расписаны - см.: ИИМК РАН. Ф. Р-III. Д. 2055).

Лит.: Сарабьянов В. Д., Смирнова Э. С. История древнерус. живописи. М., 2007. С. 619-622. Ил. 586-588; Сарабьянов В. Д. Прообразовательные и ветхозаветные темы в росписях трапезной ц. Пафнутьево-Боровского мон-ря // Иконографические новации и традиция в рус. искусстве XVI в. М., 2008. С. 199-216. (Тр. ЦМиАР; 3); он же. Росписи сер. XVI в. в трапезной ц. Пафнутиева Боровского мон-ря // Царский храм: Благовещенский собор Моск. Кремля в истории рус. культуры / Сост.: И. А. Стерлигова, Л. А. Щенникова. М., 2008. С. 116-143; Лошкарёва Н. П. Святые свидетели вечности: Храмы и мон-ри г. Боровска. Калуга, 2010 2; Павлова А. О. Монументальная живопись кон. XVIII - нач. XX в. в Калужской обл. (по мат-лам экспедиций 2004-2007 гг.) // Памятники рус. архитектуры и монументального искусства XII-XX вв. М., 2010. Вып. 8. С. 358-566.
А. Л. Павлова

Иконопись

Сохранившиеся памятники иконописи на территории К. и Б. е. в основном относятся к XVI-XX вв. и находятся в собраниях Калужского художественного и Калужского краеведческого областных музеев, в храмах епархии и частных собраниях. Самые ранние дошедшие до нас иконы местных мастеров датируются нач.- 1-й пол. XVIII в.

Сведения о церковных древностях (прежде всего о местночтимых иконах и произведениях с вкладными надписями) и художественной жизни Калужского края представлены в письменных источниках (писцовых книгах с кон. XVI в.), церковно-археологической и краеведческой литературе XIX-XX вв. Начиная с XIV-XV вв. мы можем судить о существовании икон отдельных святых или определенной иконографии, исходя из известных нам посвящений храмов этого времени (напр., свт. Николая Чудотворца из одноименной церкви XIV-XV вв. в Малоярославце; Покрова Пресв. Богородицы из одноименной соборной церкви 1437 г. Высоцкого монастыря близ Боровска; Св. Троицы из одноименной соборной церкви 1444 г. Троицкого Лютикова мон-ря; Преображения Господня из одноименной соборной церкви ок. 1498 г. Воротынского Спасского мон-ря из с. Спас в черте Калуги и т. д.). От этого периода сохранилось наибольшее количество известий о посвящении храмов свт. Николаю Чудотворцу, соответственно можно предположить существование большого числа икон этого святого.

XVI-XVII вв.

Опосредованные сведения об иконах в XVI в. дают посвящения храмов, построенных в это время (напр., мц. Варвары из Варваринской ц. в Калуге; вмч. Георгия Победоносца из одноименной соборной церкви XVI в. в мещовском Георгиевском мон-ре; Успения Пресв. Богородицы из одноименной соборной церкви сер.- 3-й четв. XV в. в Перемышле; Рождества Пресв. Богородицы из одноименной соборной церкви кон. XVI в. перемышльского Богородице-Рождественского мон-ря и мн. др.). Появились первые изображения получивших общецерковное прославление прп. Пафнутия Боровского (канонизирован в 1547) и прп. Тихона Калужского (канонизирован в 1584).

Преображение Господне. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)
Преображение Господне. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)

Преображение Господне. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)
В XVI в. в Калуге, представлявшей собой небольшой город-крепость с посадами и мон-рями, работали первые посадские мастера-иконники. Они селились близ приходов, где, вероятно, получали заказы на написание икон. В «Строельной книге Калужского посада» под 1590 г. упоминаются 2 калужских иконописца. Один, названный «Тиша иконник» (Тихон), видимо, писал иконы для ц. Св. Троицы «на горе»: «На Трояецкой горе на правой стороне з горы сотня Трояецкоя, а в ней дворы посадцких людей… д. Тиши иконника, длина дватцать пять сажен, поперек шесть сажен» (РГАДА. Ф. 137. Оп. 1. Калуга. № 1. Л. 111 об.; Французова. 2002. С. 241). Другой, «Федка» (Федор), очевидно, работал для Варваринской ц.: «Сотня Варварская, а в ней дворы посадцких людей… д. Федки иконника, длина полдевяты сажени, поперек восм сажен» (РГАДА. Ф. 137. Оп. 1. Калуга. № 1. Л. 96 об.- 97; Французова. 2002. С. 236).

Прп. Михаил Малеин. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)
Прп. Михаил Малеин. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)

Прп. Михаил Малеин. Икона. Кон. XVII — нач. XVIII в. (ц. Преображения с. Спас-Загорье)
Неск. иконописцев известны в связи с работами ок. 1567 г. в соборе Успенского Шаровкина мон-ря в Перемышле. В монастырской ц. прп. Сергия Радонежского мастер Арсений вместе с игуменом монастыря Прохором (упом. в 1552-1577) выполнил деисусный ряд на вклад кнг. Марфы Воротынской, сделанный на помин души ее супруга кн. Александра Воротынского (в иночестве Арсений) (Леонид (Кавелин). 1876. С. 4; Он же. 1863; Собко. Словарь художников. Т. 1. Вып. 1. С. 236, 461). С именем Прохора также связывают написание 16 икон пророков в рост в «киотах верхних» для той же церкви (количество икон пророков указывает на масштабность иконостаса для своего времени: ср., напр., пророческий ряд иконостаса 1502 г. из собора Рождества Пресв. Богородицы Ферапонтова мон-ря, включающий 20 икон): «...да подписал шестнадцать киотов верхних, да трапезу, да келарскую, да у трапезы паперть, да церковь Иоанна Богослова». Мастер Микула в 1567 г. написал 16 икон («киотов верхних») для праздничного ряда иконостаса церкви того же мон-ря (Леонид (Кавелин). 1863. С. 26, 33).

До нач. XVII в. в В. Поочье на 1-м месте по количеству стояли явленные иконы свт. Николая Чудотворца, связанные с легендами о явлении скульптурных изображений свт. Николая в позе оранта с гробницей (храмом) в руке (Рындина А. В. Основы типологии рус. деревянной скульптуры «Свт. Никола Можайский»: Икона и святые мощи // ИХМ. 2002. Вып. 6. С. 99-114).

Известны имена неск. калужских иконописцев XVII в. Иконописец Богдан Лукьянов, крестьянин с. Спасского, калужской вотчины боярина И. Н. Романова, упоминается в связи с покупкой им 17 сент. 1638 г. московской Триоди Постной (1630) у калужского попа Феодора: «Лета 7147, сентября в 17 день прода[л] сию книгу [гла]големую Триод[ь] постную печатную [к]алужский егорьевский поп Феодор крестьянину боярина Ивана Никитича Романова [к]олужския вотчины Спасскова села Лукьянову сну иконнику…» (РГАДА. № 1869. Л. 526 об.; см.: Турилов А. А. Заметки дилетанта на полях «Словаря русских иконописцев XI-XVII вв.» // ДРВМ. 2007. № 2(28). С. 116-133). В 1660 г. в связи с росписью в Архангельском соборе Московского Кремля назван калужский иконописец 3-й статьи Дмитрий Алферьев (Алферов, Олферьев) (библиогр. см.: Кочетков. Словарь иконописцев. 2003. С. 44).

Из работ этого времени до нас дошел Деисусный чин (11 2-частных икон «Деисус с праздниками», сер. XVII в., ЦМиАР) из иконостаса ц. святых Бориса и Глеба в дер. Белкино (под Обнинском).

В XVI-XVII вв. из Москвы в Калугу присылались иконы и предметы церковного убранства. Примерами работ московских иконописцев являются: икона «Вмч. Димитрий Солунский в житии» (2-я пол. XVI в., КХМ), происходящая из калужской Преображенской (позднее Казанской) ц. «под горой»; царские врата (кон. XVI - нач. XVII в., КХМ); прославленные в Новое время как местночтимые икона вмч. Георгия и икона прмц. Параскевы, происходящая из калужской Пятницкой ц. «на площади» (обе кон. ХVI - нач. XVII в., ныне в Георгиевской ц. «за верхом» в Калуге). Из сохранившихся привезенных произведений интересна икона «Соловецкая обитель преподобных Зосимы и Савватия» (1-я четв. XVII в., КОХМ), происходящая из местного ряда собора Казанского Богородицкого монастыря. Ее иконография восходит к московским и новгородским иконам сер.- 2-й пол. XVI в. (Мильчик М. И. Панорамные изображения сев. архитектурных ансамблей в древнерус. живописи 2-й пол. XVI - 1-й пол. XVIII в.: Канд. дис. М., 1975. Т. 3. Прил. 7. С. 64-65; Он же. Архитектурный ансамбль Соловецкого мон-ря в памятниках древнерус. живописи // Архитектурно-художественные памятники Соловецких островов / Под общ. ред. Д. С. Лихачёва. М., 1980. С. 240, 248-250; см. также: Бузыкина Ю. Н. Образ священного града и монастыря в рус. живописи Позднего Средневековья (XVI - 1-я пол. XVII в.): Канд. дис. М., 2010. С. 91, 97, 218).

В кон. XVII в. для крупных храмов К. и Б. е. работали мастера Оружейной палаты Московского Кремля или их ученики. Сохранилась Тихвинская икона Божией Матери (1680, ЦМиАР) из Одигитриевской ц. «на песке» в Калуге. Иконы в иконостасах вотчинных церквей выполнялись в основном в стиле «живоподобного» письма. Сохранился главный 5-ярусный иконостас Преображенской ц. в с. Спас-Загорье, вотчине князей Лыковых, созданный, согласно исследованиям искусствоведа-реставратора Д. С. Головковой, между 1696 и 1701 гг. В структуре иконостаса отражены новое «расположение праздников под Деисусом и соединение последнего с апостольским чином», что встречается со 2-й пол. XVII в., а также выделение икон Страстного цикла в отдельный ряд, характерное для посл. четв. XVII в. Живопись раскрытых из-под записи икон выполнена в традициях мастеров Оружейной палаты кон. XVII - нач. XVIII в.: голубовато-зеленый фон, небесные сегменты в виде белых облачков с киноварными и сине-зелеными притинками, доличное выполнено с применением насыщенных малиновых, ярко-розовых, красно-коричневых, оранжевато-охристых цветов (Головкова Д. С. К вопросу о заказчике главного иконостаса Преображенского храма в с. Спас-Загорье Калужской обл. // ИХМ. 2009. Вып. 11. С. 427-432). Иконы имеют традиц. иконографию. Несмотря на то что иконописцы, написавшие этот ансамбль, свободно владели техническими приемами «живоподобного» письма, отсутствие в их манере «пристального интереса к передаче пространства, индивидуальных характеристик святых» (Там же. С. 431) позволяет предположить, что это были местные мастера, хорошо знакомые с иконописной традицией Оружейной палаты.

Следование столичным образцам очевидно и в манере калужского иконописца кон. XVII - нач. XVIII в. Романа Родионова. Выполненный им список Казанской Калужской иконы Божией Матери отличают пластичное личное письмо, обильное узорочье, нежные тона зеленого фона и «золотопробельных» риз (1703, ГИМ; см.: Чугреева. 2009. С. 180. Ил. 5; см. в ст. Казанская икона Божией Матери); среди избранных святых на полях иконы представлены в рост молящиеся прп. Тихон («Ерославецкий») и прав. Лаврентий Калужские.

М. А. Комова

XVIII-XIX вв. (Калуга)

В наст. время, несмотря на то что много церквей было разрушено и лишено иконного убранства, в калужских храмах еще сохраняются как отдельные иконы, так и целые комплексы. Иконы из храмов Калуги описывались в работах местных краеведов XIX-XX вв. (Остроглазов. 1891; Малинин. 1912. С. 73, 112-115; Фехнер. 1971. С. 57-58), в первое десятилетие XXI в. они стали предметом исследований ряда ученых (Пуцко. 2000; Он же. 2001; Он же. 2003; Он же. 2005; Комашко. 2006; Нечаева, Чернов. 2010). Калужская икона принадлежит к ярким явлениям художественной жизни XVIII-XIX вв. На ее сложении сказалась относительная близость Калуги к Москве, что позволяло, с одной стороны, мастерам усваивать столичное влияние, а с другой - не препятствовало самостоятельному развитию иконописания, в котором отразились вкусы богатого купечества, в большинстве своем староверов. Формирование художественной культуры Калужского региона пришлось в основном на Новое время, и ее развитие происходило в общем русле рус. церковного искусства. Основополагающее значение для сложения местного стиля имела художественная культура барокко, воспринятая калужскими иконописцами через работы мастеров Оружейной палаты. Вероятно, Калуга как иконописный центр (наряду с Москвой и Поволжьем) сыграла значительную роль в становлении иконописания старообрядцев на Ветке.

Иерусалимская икона Божией Матери. 1740 г. Мастер Семен Фалеев (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)
Иерусалимская икона Божией Матери. 1740 г. Мастер Семен Фалеев (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)

Иерусалимская икона Божией Матери. 1740 г. Мастер Семен Фалеев (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)
Один из наиболее известных храмов Калуги - ц. вмч. Георгия «за верхом» (ныне имеет статус собора), построенная в 1700-1701 гг. на средства купеческой старообрядческой семьи Коробовых. Храм был возведен на месте деревянной церкви, известной по описи 1685 г. После его перестройки ряд икон из старой церкви перенесли в новую, часть из них сохранилась до наст. времени. В 1766-1767 гг. и верхний и нижний храмы были расписаны, в 1770-1780 гг. установлен новый иконостас. В верхнем храме находится Иерусалимская икона Божией Матери калужского мастера Семена Фалеева, созданная в 1740 г. как повторение чудотворного образа, написанного мастером Оружейной палаты в кон. XVII в. (Пуцко. 2001. С. 33-35; Кочетков. Словарь иконописцев. 2003. С. 708; Комашко. 2006. С. 18-19). В нижней части иконы помещена пространная надпись: «1740 год написан сей святый образ Иерусалимские Богородицы в церковь Воздвижения честнаго Креста Господня, что за Верхом, тщанием тояж церкви прихоженина Тихона Неклюдова. Иконописец Семен Фалеев». Монументальный образ Богоматери с Младенцем отличается выверенным композиционным построением, точным рисунком, сложной многослойной живописью личного письма, многообразием и гармоничностью цветовой палитры. Художественные приемы, к-рые использует иконописец, легко усваиваются, сохраняются в работах следующих поколений калужских мастеров и составляют характерные особенности местного иконописания. Семен Фалеев, житель города Калуги, упоминается в документах 1717-1740 гг. В это же время в Калуге работал иконописец Федор Семенов Фалеев, его сохранившиеся работы относятся к 1720-1731 гг. («Арх. Михаил», 1720, ГТГ; «Св. Троица», нач. XVIII в., Галерея икон Ф. и К. Тат в Амстердаме) (Кочетков. Словарь иконописцев. 2003. С. 708). Оба художника следуют иконописной традиции Оружейной палаты, продолжая работать в ней в 1-й пол. XVIII в.

Святые Гурий, Самон и Авив. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)
Святые Гурий, Самон и Авив. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)

Святые Гурий, Самон и Авив. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. вмч. Георгия «за верхом» в Калуге)
Аналогичные стилистические особенности (хотя заметно некоторое упрощение в карнации ликов) характерны для икон 1-й пол. XVIII в. из той же церкви: «Богоматерь Знамение», «Св. Иоанн Богослов в молчании», «Свт. Николай Чудотворец», «Св. Иоанн Предтеча» и «Святые Гурий, Самон и Авив».

Благовещение Пресв. Богородицы. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)
Благовещение Пресв. Богородицы. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)

Благовещение Пресв. Богородицы. Икона. 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)
К этому периоду можно отнести икону «Благовещение Пресв. Богородицы» из ц. свт. Николая Чудотворца («Николы на Козинке»), куда она была перенесена из Благовещенской ц. Калуги. В. Г. Пуцко считает, что икона была создана в 1717-1720 гг. и приписывает ее Семену Фалееву (Пуцко. 2001. С. 36). Характерной особенностью художественного решения иконы является изящный цветочный орнамент, нанесенный твореным золотом на одежды ангела,- излюбленный прием в работах калужских иконописцев этого периода. Икону отличает особый колорит с преобладанием холодных цветов (розового, малинового в сочетании с синим, серым и бирюзовым), к-рый впосл. станет определяющим для калужской иконописи Нового времени. Подобное цветовое решение применено в иконах 3-й четв. XVIII в. из ц. вмч. Георгия «за верхом»: «Благовещение», «Введение во храм Пресв. Богородицы», «Св. Троица», «Собор арх. Михаила». Близки к ним по стилистике и колориту иконы «Арх. Михаил» (ц. вмч. Георгия «за верхом») и «Воскресение Христово, с клеймами праздников» из Троицкого собора.

На калужское происхождение небольшой аналойной иконы «Святые Татиана и Афанасий» (посл. треть XVIII в., КОХМ) указывают помимо характерного холодного колорита особенности детально написанного пейзажа с узнаваемыми среднерусскими элементами. Пейзаж лишен графической сухости и линейной четкости, его детали объединены легкой серовато-голубоватой дымкой. К этой иконе близка икона прп. Тихона Калужского (посл. треть XVIII в., КОХМ). Присущее живописи местных мастеров сочетание звучного синего и насыщенного малинового цветов в колорите встречается в ряде икон посл. четв. XVIII в. («Господь Вседержитель на престоле» из ц. свт. Николая Чудотворца («Николы на Козинке»), «Покров Пресв. Богородицы с избранными святыми» (1779) и «Богоматерь Всех скорбящих Радость» (посл. четв. XVIII в., собрание М. Е. Де Буара (Елизаветина) - Русские иконы в собр. М. Де Буара (Елизаветина) / Авт.-сост.: Н. И. Комашко, А. С. Преображенский, Э. С. Смирнова. М., 2009. Кат. 77, 78. Ил. на с. 142, 143). Те же колористические сочетания в холодной гамме отличают большую группу икон кон. XVIII в., созданных калужскими иконописцами для ц. вмч. Георгия «за верхом» (иконы над арочным проемом в нижней церкви и в иконостасах).

Святые Татиана и Афанасий. Икона. Посл. треть XVIII в. (КОХМ)
Святые Татиана и Афанасий. Икона. Посл. треть XVIII в. (КОХМ)

Святые Татиана и Афанасий. Икона. Посл. треть XVIII в. (КОХМ)
Все отмеченные особенности местного иконописания в той или иной степени можно видеть на иконах посл. трети XVIII в. из ц. вмч. Георгия «за верхом»: «Чудо о Флоре и Лавре», «Святые Косма и Дамиан», «Святые Антоний и Феодосий Печерские», «Московские митрополиты Петр, Алексий, Иона и Филипп». Эти произведения отличаются обобщенными формами; особую изысканность им придают изображения позема, выполненного в холодных голубых тонах, и «грозовые» с киноварными проблесками молний облака. Облака на калужских иконах легкие, изящные и чрезвычайно живописные, в их рисунке мастера отказались от орнаментальности и условности, пытаясь передать их естественную структуру.

Св. Лаврентий Калужский. Икона. Кон. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)
Св. Лаврентий Калужский. Икона. Кон. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)

Св. Лаврентий Калужский. Икона. Кон. XVIII в. (ц. свт. Николая на Козинке, Калуга)
Постройки на поземах нередко имеют классицистические формы, как, напр., на клеймах иконы «Св. Иоанн Предтеча» 3-й четв. XVIII в. из ц. вмч. Георгия «за верхом». Созданные калужскими иконописцами многочисленные образы местночтимых святых (прав. Лаврентия и прп. Тихона Калужских) сохранили реальные формы архитектуры обителей, к-рые были построены на месте их подвигов. Примеры этому - иконы «Св. Лаврентий Калужский, с видом монастыря» (кон. XVIII в.) и «Святые Лаврентий и Тихон Калужские» (2-я пол. XIX в.).

Казанская икона Божией Матери. 1-я четв. XIX в. (Спасский собор Спасо-Андроникова мон-ря, Москва)
Казанская икона Божией Матери. 1-я четв. XIX в. (Спасский собор Спасо-Андроникова мон-ря, Москва)

Казанская икона Божией Матери. 1-я четв. XIX в. (Спасский собор Спасо-Андроникова мон-ря, Москва)
В калужских храмах и в частных собраниях имеются иконы с характерными повторяющимися надписями: «Писанъ в Калуги». Эти произведения относятся к 1-м десятилетиям XIX в. и отличаются общими стилистическими признаками, что может служить указанием на их принадлежность к одной местной мастерской. Наиболее ранней иконой этой группы является икона Божией Матери «Утоли моя печали» (1806) из ц. вмч. Георгия «за верхом», где находился придел, посвященный этому образу. По местному преданию, чудотворный образ Божией Матери «Утоли моя печали» пребывал в ц. свт. Николая Чудотворца (Николы на Пупышах), его точную копию для ц. вмч. Георгия «за верхом» заказал калужский купец Сысоев после избавления от болезни, которая застигла его в Кёнигсберге. Вероятно, в связи с этим событием на иконе появились кондак и надпись: «Утоли болезни», а также образы избранных святых на полях (Малинин. 1912. С. 112). Икона отличается высоким мастерством исполнения: великолепным рисунком, точными пропорциями, тонким многослойным письмом личного, к-рое во многом продолжает традиции живописи более раннего времени. Мастер использует излюбленный калужанами холодный колорит. В той же мастерской написана еще одна икона Божией Матери «Утоли моя печали», хранящаяся в ц. вмч. Георгия «за верхом». Их объединяют не только стилистика и время создания, но и совпадение в деталях, включая повторение состава святых на полях. К произведениям данной мастерской могут быть отнесены иконы Божией Матери Казанской, образ к-рой прославился в Калуге. В описаниях калужских древностей упоминается чудотворный образ, принесенный из Вязников в Калугу местным купцом Тимофеем Никитичем Судовщиковым, по прозвищу Смирной, по молитвам перед этим образом исцелилась жена Судовщикова. Его списки получили широкое распространение (Сказание о чудотворной иконе Божией Матери Казанской, что в г. Калуге, в Преображенской под горою церкви // Калужские ЕВ. 1863. № 18. Приб. С. 309-316; Пуцко. 2009; Чугреева. 2009). Один из них в наст. время находится в Спасском соборе московского Андроникова мон-ря. На его нижнем поле помещена надпись, удостоверяющая происхождение и бытование списка: «Истинное изображение и мера с чюдотворного образа Казанския Пресвятыя Бцы что слывет Смирных в Калуге пот горою близь Оке реке». Икона относится к 1-й четв. XIX в.- времени работы этой мастерской. Произведения этой мастерской отличаются живописным и мягким золочением на одеждах (напр., Казанская икона Божией Матери, 1818, частное собрание, Германия (см.: Zacharuk. 2005), а также неск. аналогичных, близких по времени написания икон Божией Матери из КОХМ и частных собраний). Широкое почитание Казанской иконы Божией Матери способствовало включению ее изображения в композиции наряду с др. почитаемым образом - Калужской иконой Божией Матери. Напр., изображения обеих святынь представлены на иконе «Воскресение Христово с клеймами праздников и избранными святыми» (кон. XVIII в.) из ц. вмч. Георгия «за верхом», а также на иконе «Избранные святые» (1-я пол. XIX в., Ростовский обл. музей изобразительных искусств).

Спас Нерукотворный. Икона. 1-я четв. XIX в. (частное собрание)
Спас Нерукотворный. Икона. 1-я четв. XIX в. (частное собрание)

Спас Нерукотворный. Икона. 1-я четв. XIX в. (частное собрание)
К тому же направлению в калужской иконописи принадлежат и медальоны царских врат, установленных в ц. вмч. Георгия «за верхом» в ходе перестройки иконостасов в 1824 г. Не исключено, что эти иконы были созданы несколько ранее, в 1-м десятилетии XIX в., о чем свидетельствует характер написания личного (или они были созданы мастером, работавшим в старых традициях). Икону «Спас Нерукотворный» (частное собрание) можно датировать 1-й четв. XIX в. Она отличается изысканным, типично калужским колоритом, а также тонким сложным письмом личного и изящным орнаментом на плате.

Чудо вмч. Георгия о змие, с житием. Икона. 1-я четв. XIX в. (Троицкий собор, Калуга)
Чудо вмч. Георгия о змие, с житием. Икона. 1-я четв. XIX в. (Троицкий собор, Калуга)

Чудо вмч. Георгия о змие, с житием. Икона. 1-я четв. XIX в. (Троицкий собор, Калуга)
В XVIII в. Калужский край с его центрами старообрядчества имел самые тесные контакты с Веткой и со Стародубьем, что объясняет стилистическую и художественную близость калужских икон к старообрядческим иконам Ветки (т. е. к старообрядческим памятникам Юго-Зап. России, включая собственно Ветку, а также Стародубье, Клинцы, Новозыбков и др.). На местных иконах часто помещаются символы «древлего благочестия»: двоеперстие, изображение 8-конечного креста, титлы Спасителя IC ХС и др. Заимствование художественных приемов было обоюдным. Так, напр., калужские мастера стали использовать те же приемы орнаментики в сочетании с украшением цветными лаками (в калужских храмах также встречаются иконы местных писем: иконы Божией Матери «Огневидная», «Черниговская» и «Ченстоховская»), которые имели широкое распространение на Ветке.

Всех скорбящих Радость. Икона. 1796 г. (ЦМиАР)
Всех скорбящих Радость. Икона. 1796 г. (ЦМиАР)

Всех скорбящих Радость. Икона. 1796 г. (ЦМиАР)
Те же особенности отмечаются в нек-рых иконах из калужских храмов, напр. «Воскресение Христово, с праздниками и избранными святыми» (кон. XVIII в., поновления 2-й пол. XIX в.) из ц. вмч. Георгия «за верхом» и «Чудо Георгия о змие, с житием» (1-я четв. XIX в.) из Троицкого собора. Это крупные иконы, предназначенные для размещения в храмовом интерьере, с миниатюрной живописью в клеймах. Они близки к ветковским иконам в написании ликов, украшены цированными «ветковскими» узорами на полях и фонах, мастера применяли цветные лаки и техники «проскребки» в орнаментации одежд. Тем не менее все эти произведения, без сомнения, относятся к калужским письмам, в первую очередь благодаря особому холодному колориту и характерному пейзажу. На калужское происхождение указывает также и размещение на полях изображения чтимой Калужской иконы Божией Матери. Среди подобных произведений можно рассматривать икону «Воскресение Христово, с клеймами» (1-я четв. XIX в., частный музей «Дом Иконы на Спиридоновке»). Взаимное проникновение художественных культур Калуги и Ветки было настолько сильным, что происхождение икон не всегда возможно определить. Так, напр., в живописи иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (1796, ЦМиАР) можно видеть больше художественных приемов, характерных для ветковских иконописцев (монохромное письмо личного, орнаментика фона и одежд, цветные лаки), чем для калужских (изображение облаков и одежд ангелов внизу иконы), но при этом калужское происхождение иконы подтверждается окладом с клеймом калужского пробирного мастера Никифора Красильникова.

Во 2-й пол. XIX в. калужские письма также сохраняют самобытность и узнаваемость. Напр., на иконе «Св. Иоанн Богослов в молчании» (частное собрание, Германия; см.: Zacharuk. 2005), написанной калужским иконописцем купцом Иваном Ивановым Касалаповым в 1860 г. по заказу мещанина из Жиздры Ивана Андреева Сперанского, заимствованная на Ветке орнаментика сочетается с типичным калужским колоритом и виртуозным сложным письмом личного.

Т. Н. Нечаева, М. А. Чернов

XVIII-XIX вв. (К. и Б. е.)

В интерьерах мн. деревянных храмов XVIII-XIХ вв. в кон. XIХ в. стояли старые тябловые иконостасы, нередко перенесенные в них из прежних церквей. Характерным примером был иконостас ц. Покрова в с. Высоком, где «единственным декоративным украшением… [были] две полки-тяблы, расписанные цветным орнаментом, и столбцы у царских дверей. Местные образа прикреплены прямо к восточной стене, низ которой, под каждой иконой, завешен пеленой… Иконы второго яруса поставлены наклонно и вверху закруглены» (Преображенский. 1891. С. 78; уцелевшие иконы хранятся в КОХМ). Внутреннее убранство XVIII в. с барочным резным декором сохранялось в кон. XIX в. в храме в с. Огорь, где «иконостас… набран вызолоченною резьбою… [на царских дверях] вырезаны из дерева Божия Матерь с 12 апостолами» (Там же. С. 112).

С сер.- 2-й пол. XVIII в. иконы и иконостасы выполняли в стиле барокко. Барочные интерьеры храмов почти повсеместно утрачены (некоторые были переделаны в XIX в., многие разрушены во время Отечественной войны 1812 г.). Большинство сохранившихся к нач. ХХ в. интерьеров уничтожено в советское время. Уцелел высокий иконостас (кон. XVIII в.) в церкви с. Спас-Прогнанье Жуковского р-на, украшенный резьбой с головками херувимов. В церкви микрорайона Роща Боровска сохранились фрагменты старого резного иконостаса, замененного в XIX в. Обзор иконостасов 2-й пол. XVIII в. в 34 храмах Перемышльского у. (Пуцко. 2004) показал, что в 11 из них были включены резные скульптурные элементы. Распространены были резные царские врата и скульптурная композиция в завершении иконостаса - Распятие с предстоящими. В 4 храмах была скульптура иного типа - в Никольской ц. Людемска (Людимеска) придельный иконостас украшали изображения 2 ангелов с рипидами и 4 сидящих евангелистов.

В большинстве храмов 1-й трети XIX в. были характерные для эпохи классицизма архитектурные т. н. низкие иконостасы с ордерным декором, ныне утраченные. Одним из самых знаменитых был иконостас калужского Троицкого собора (не сохр.), выполненный по проекту М. Ф. Казакова (Малинин. 1912, 2004. С. 97, 260), с повышенной полуротондой в центре, фланкированной выдвинутыми вперед ризалитами с колоннами коринфского ордера (Фототека ИИМК РАН. № 0599/41). Мн. иконостасы нач. XIX в. были уничтожены в 1812 г. и заново создавались в 10-20-х гг. XIX в.: напр., сохранились скромный ампирный иконостас ц. вмч. Димитрия Солунского в с. Рябушки под Боровском, плоскостный по рисунку главный иконостас ц. Покрова в с. Карижа под Малоярославцем, а также белые с позолоченными деталями иконостасы 10-х гг. XIX в. (позднее обновлялись) собора в Боровске - главный 5-ярусный, с коринфским ордером, и низкие придельные, каждый в центре коринфского ордера купольной полуротондой, обращенной полукружием наружу.

Е. А. Шорбан

Иконостас из ц. Покрова «под горой» в Боровске. 1912 г. Иконы XVIII — нач. ХХ в. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)
Иконостас из ц. Покрова «под горой» в Боровске. 1912 г. Иконы XVIII — нач. ХХ в. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)

Иконостас из ц. Покрова «под горой» в Боровске. 1912 г. Иконы XVIII — нач. ХХ в. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)
Основные сведения по иконостасам XVIII в. К. и Б. е. были собраны и проанализированы В. Г. Пуцко. Созданный ок. 1750 г. 4-ярусный иконостас в ц. Спаса Нерукотворного в с. Пятницком Бабынинского р-на можно охарактеризовать как позднее провинциальное «живоподобие», ориентированное на живопись барокко: «Писано разными красками и местами позлащено» (ГА Калужской обл. Ф. 33. Оп. 3. Д. 14. Л. 7-8). Подобными были и центральные иконостасы в ряде церквей в К. и Б. е., построенных или обновленных в сер. XVIII в.: в ц. Всемилостивого Спаса в с. Орля (4 ряда), в Богородице-Рождественской ц. в дер. Слободка (4 ряда), в Никольской ц. в Ближней Борщёвке (ныне территория Калуги) (4 ряда), в Никольской ц. в с. Варнавине (ныне Муромцево) (4 ряда), в Успенской ц. в с. Ропчицы (4 ряда), в Успенской ц. в с. Озерском (4 ряда), в ц. Обновления храма Воскресения Господня в с. Воскресенском (4 ряда), в ц. иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в дер. Григорово (4 ряда), в Христо-Рождественской ц. в с. Рождествине, в Никольской ц. в с. Никола-Заладужье (5 рядов). Такие иконостасы (4 ряда) встречались в храмах вплоть до посл. четв. XVIII в.: в ц. Нерукотворного образа Спасителя в с. Матюкове, в Пятницкой ц. в с. Кумовском, в ц. святых Космы и Дамиана в с. Корекозеве, а также в Троицкой ц. в с. Варваренки (5 ярусов), в Христо-Рождественской ц. в с. Тужимове (5 ярусов). Несколько отличались от предыдущих 2 иконостаса «столярной работы по полименту высеребрен» в стиле барокко Богородице-Рождественской ц. в с. Столпове и Казанской ц. в с. Высоком. Иконостас в храме с. Столпова состоял из 4 рядов, выстроенных по вертикали: местного (с царскими вратами с высеребренными скульптурами евангелистов), праздничного (в центре - «Тайная вечеря», над ней - «Распятие» и «Снятие с креста», по сторонам - «Богоявление», «Воскресение», «Рождество Христово», «Преображение», над ними - «Коронование Богоматери» и на самом верху - «Господь Саваоф»; Там же. Л. 44-44 об.). Иконостас храма в с. Высоком «столярной работы: гладкой, выкрашен зеленою краскою с позлащеными карнизами, в нем в тумбах изображение евангельских притчей», состоял из местного (над царскими вратами - Св. Дух в виде позолоченного голубя в сиянии, над ним - «Тайная вечеря», диаконские врата с пророками Аароном и Мелхиседеком), праздничного, апостольского и Страстного рядов; вверху - «Распятие с предстоящими» (Там же. Л. 49-50). В местные ряды нескольких иконостасов сер. XVIII в. входили иконы недавно канонизированных святых, напр. свт. Димитрия Ростовского. Стилистические изменения касались чаще центральных иконостасов храмов, придельные выполнялись в архаичной традиции. Отличается от перечисленных иконостасов по составу икон придельный иконостас ц. Спаса Нерукотворного в с. Пятницком, выполненный в архаичной традиции («столярной гладкой»). Он состоит из 2 рядов: местного (Спас Нерукотворный, Тихвинская икона Божией Матери, прмц. Параскева, царские «резные вызлощеные» врата с «Благовещением» и 4 евангелистами, диаконские врата с архидиак. Стефаном) и пророческого (в центре - Богоматерь «Знамение»), вверху - «Распятие» (Там же. Л. 7-8).

К переходной традиции по составу чинов (местный, праздничный, пророческий и «Распятие с предстоящими») принадлежал иконостас деревянной Архангельской ц. в с. Заболотье (Там же. Л. 712-712 об.). Конструкции иконостасов, состав икон, напр. образ «Коронование Богоматери», указывают на повсеместное освоение новой традиции в оформлении иконостасов при сохранении традиц. черт в иконографии и составе икон. В 1-й пол. XIX в. в ряде крупных храмов К. и Б. е. были установлены иконостасы в стиле классицизма.

Архидиак. Стефан. Икона из иконостаса ц. Покрова «под горой». 1714 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)
Архидиак. Стефан. Икона из иконостаса ц. Покрова «под горой». 1714 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)

Архидиак. Стефан. Икона из иконостаса ц. Покрова «под горой». 1714 г. (ц. свт. Николая Чудотворца, пос. Кромы Орловской обл.)
Оригинальными были иконостасы, выполненные старообрядческими мастерами. Напр., ок. 1912 г. в Боровске в поставленной старообрядцами-неокружниками Покровской ц. «под горой» был сооружен 4-рядный иконостас (перевезен в 30-х гг. XX в. в Никольскую ц. пос. Кромы Орловской обл.), включающий иконы «старого» и «нового» письма. На иконе архидиак. Стефана на диаконских дверях этого иконостаса оставил свою подпись работавший в 1-й пол. XVII в. боровский иконописец свящ. Исидор Леонтьев: «Писал сей образ города Боровска покровской поп Исидор Леонтьев сын пообещанию вцерковь Покрову Бцы что на посаде под горою в лета (1714) мца октября (12) ден». Мастер работал в манере, близкой к «живоподобной» традиции мастеров Оружейной палаты. Иконография традиционна для помещаемых на диаконских дверях изображений архидиак. Стефана XVII - нач. XVIII в. Свящ. Исидор Леонтьев придавал большое значение графическому выделению границ форм, оранжевому вохрению личного, делал небольшой акцент на пробелах и использовал плоскостное решение объемов; доличное письмо было декоративным. На живопись Оружейной палаты XVII в. ориентированы также иконография и стиль ростового образа Спасителя в местном ряду (1-я пол. XVIII в.), на московскую иконопись XVI - 1-й пол. XVII в.- царские врата с «Благовещением» и евангелистами, с «Тайной вечерей» на коруне и со святителями на столбцах, иконы с образами пророков и Господа Саваофа на облаках, образ арх. Гавриила на диаконских вратах, оглавные чины с Деисусом (Спаситель, Богоматерь и св. Иоанн Предтеча) и Христом Еммануилом и архангелами над сев. и юж. диаконскими дверями; к мстёрским письмам близки иконы прп. Пафнутия Боровского, предстоящего Спасителю на фоне обители, кн. равноап. Владимира (все - нач. XX в.).

М. А. Комова

Чудотворные иконы

Свт. Николай Чудотворец (Можайский). Скульптура. Нач. XVI в. (КОХМ)
Свт. Николай Чудотворец (Можайский). Скульптура. Нач. XVI в. (КОХМ)

Свт. Николай Чудотворец (Можайский). Скульптура. Нач. XVI в. (КОХМ)
Особо почитался в Перемышльском уезде образ свт. Николая Чудотворца (Можайского) (см. ст. Николая Чудотворца, свт., чудотворные иконы), находившийся в Успенском соборе Перемышля (ныне в КОХМ). Величиной почти в человеческий рост, он выполнен из дерева (липа) в технике объемной резьбы и расписан в достаточно скупой цветовой гамме, основанной на сочетании красно-коричневых охр. Для имитации фактуры ткани крещатой фелони и набедренника использована резьба по левкасу. До 2-й пол. XVIII в. (до запрета в 1722 на участие скульптурных образов в крестных ходах) образ был процессионным, его облачали в специально сшитые одежды из бархата и парчи; в XVII или XVIII в. на него были возложены драгоценные «одежды» - чеканная риза (утрачена после 1948). О времени и о том, как образ свт. Николая Чудотворца появился в Перемышле, а также о начале его почитания сведений не сохранилось. По мнению А. В. Рындиной, этот образ хотя и относится к иной, нежели псковcкий образ свт. Николая Чудотворца (1540, ПИАМ), художественной культуре, но по времени близок к нему (Рындина А. В. Юго-зап. контакты Руси в XVI в. и деревянные киотные статуи свт. Николая Чудотворца // ИХМ. 2004. Вып. 8. С. 128, 135).

Корсунская икона Божией Матери, со святыми на полях. 1730 г. Иконописец Тимофей Петров (ГИМ)
Корсунская икона Божией Матери, со святыми на полях. 1730 г. Иконописец Тимофей Петров (ГИМ)

Корсунская икона Божией Матери, со святыми на полях. 1730 г. Иконописец Тимофей Петров (ГИМ)
В XVII-XVIII вв. особо почитались чудотворные икона Рождества Пресв. Богородицы (Пафнутиев Боровский мон-рь, не сохр.), Казанская Калужская икона Божией Матери (калужский Казанский монастырь, не сохр.; см. в ст. Казанская икона Божией Матери), Тихвинская и Смоленская иконы Божией Матери «Одигитрия» (калужская Одигитриевская ц. «на песке», не сохр.), житийная икона свт. Николая Чудотворца (калужская Никольская ц. на Козинке), икона свт. Николая Чудотворца (Можайского) (Благовещенский собор в Боровске), Людиновская икона «Избавление от бед страждущих» (30-50-е гг. XVIII в., Казанский собор г. Людинова). В калужской Георгиевской ц. «за лавками» почиталась Корсунская икона Божией Матери со Св. Троицей (новозаветной) и святыми на полях (не сохр.), известен ее список, выполненный в «живоподобной» манере для московской ц. блж. Максима (Калуга, 1730, ГИМ. 72×63 см), о чем свидетельствует пространная надпись на обороте: «Сие истинное изображение подобие и мера с самого чудотворного образа зовомые Корсунския: яже имеется в Богоспасаемом граде Калуге… На том святом чудотворном образе по полям писание ничего не имеется: а здесь на святом по полям написано отечество со апостолы и прочими святыми по изволению того обещания: а написася сей святый образ того града Калуги и тояж церкви тщанием и труды церковни изуграф Тимофеем Петровым (ноя)бря 13 дня в 1730 году…»

Наибольшим почитанием в Калуге c XVIII в. пользуется Калужская икона Божией Матери, к-рая была обретена в 1748 г. в с. Тинькове Калужской губ. в доме помещика Василия Хитрово (Поселянин Е. Богоматерь. 1909. С. 561). В наст. время в кафедральном соборе Калуги находится переданный в 1998 г. из ЦАК МДА список Калужской иконы Божией Матери посл. трети XVIII в. Один из ранних почитаемых списков (предположительно кон. XVIII в.) находится также во Введенской соборной ц. Оптиной пуст. В XIX в. изображение Калужской иконы и прав. Лаврентия помещалось на хоругви народного ополчения (ок. 1812, Калужский областной краеведческий музей). Списки XIX-XX вв. есть и в храмах близлежащих регионов (напр., во Введенской ц. г. Болхова, в храмах Орловской, Тульской и Брянской епархий).

Людиновская икона Божией Матери «Избавление от бед страждущих». Икона. 30–50-е гг. XVIII в. (Казанский собор в Людинове)
Людиновская икона Божией Матери «Избавление от бед страждущих». Икона. 30–50-е гг. XVIII в. (Казанский собор в Людинове)

Людиновская икона Божией Матери «Избавление от бед страждущих». Икона. 30–50-е гг. XVIII в. (Казанский собор в Людинове)
В с. Юрьевском прославилась чудесами Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери, один из списков Боголюбской иконы Божией Матери. История иконы была записана в 1836 г. со слов жителя с. Сушева Боровского у. заштатного свящ. Матвея Ермилова (род. в 1770), который «с самого малолетства своего подлинно знал все происшествия о чудотворной иконе». В нач. XVIII в. крестник Петра I, стольник и полковник московских стрельцов Борис Миронович Батурин, отличился перед государем и в награду попросил отдать ему Боголюбскую икону Божией Матери, к-рая находилась в придворном храме. Икону Батурин хранил в своем доме в сельце Стенине Боровского у. Выдавая дочь Прасковью замуж за помещика из соседнего с. Юрьевского Семена Ильича Загряжского, он благословил ее этой иконой, затем икона перешла к детям и внукам Прасковьи. С одним из потомков Батурина, гвардии прапорщиком Николаем Васильевичем Загряжским, в 60-х гг. XVIII в. произошел знаменательный случай. Когда ополчившиеся на помещика крепостные вошли ночью в дом, чтобы убить его, Загряжский в страхе спрятался за большой иконой Боголюбской Божией Матери. Когда злоумышленники уже были в комнате с образами, отчаявшийся спастись помещик встал из-за иконы во весь рост, но крестьяне не увидели его. Потрясенный Загряжский дал обет построить в селе, где уже была Благовещенская ц., еще одну, чтобы поместить в ней спасшую его икону. 8 июня 1771 г. Геннадий, еп. Переславский и Дмитровский, подписал храмозданную грамоту на постройку в с. Юрьевском теплой деревянной церкви «во имя Пресвятой Богородицы явления Ея Боголюбския... и по построении убрать оную иконостасом и святыми иконами по подобию лучших российских церквей благолепно и благостройно». В том же году разразилась эпидемия чумы. Жители с. Юрьевского и окрестных деревень попросили у помещика Боголюбскую икону, чтобы совершить с ней крестные ходы вокруг селений, после чего эпидемия прекратилась. С той же просьбой обратились и жители Боровска и Малоярославца, где после крестного хода с чудотворным образом также прекратилось распространение чумы.
Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери (Покровская ц. с. Карижа Малоярославецкого р-на)
Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери (Покровская ц. с. Карижа Малоярославецкого р-на)

Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери (Покровская ц. с. Карижа Малоярославецкого р-на)
Исполняя обет, Загряжский поместил икону в иконостас нового храма, по левую сторону от царских врат. Великое множество богомольцев потянулось в Юрьевское. В праздничные дни икону в серебряной позолоченной ризе (сделанной после прекращения эпидемии чумы в 1771 из подношений к иконе) приносили из храма в дом помещика для служения молебна и всенощной и оставляли до утра. В 1803 г., под праздник Успения Пресв. Богородицы, икону по обыкновению принесли в дом помещика. Той же ночью Загряжский был убит крестьянами. Дом, в к-ром оставалась икона, власти опечатали до приезда наследников. Приехавшие племянники убитого Иван и Сергей Бахтины, помещики с. Страшевичи Брянского у. Орловской губ., по сговору со свящ. Емилианом тайно увезли чудотворную икону в драгоценной ризе в свое село. В юрьевском храме они поставили список того же размера в медном окладе. Спустя 30 лет майор Семен Петрович Загряжский, пожелавший на месте деревянной Боголюбской ц. построить каменную, возбудил дело о возвращении принадлежащей храму святыни. Бахтины пытались доказать, что вывезенный ими образ не является чудотворным и принадлежит им как семейная реликвия. В результате разбирательств были собраны многочисленные свидетельства чудотворности образа. В частности, вдовствующая попадья из с. Масалова Прасковья Акимова подтвердила, что через Боголюбскую икону Божией Матери была оказана помощь во время эпидемии чумы 1771 г. (дочери юрьевского диакона, было 15 лет), отметив, что на образе «в ножке сделался знак от громового удара, и этот знак закрыт стеклом». Возвращение иконы состоялось 20 марта 1839 г. По распоряжению министра внутренних дел служители Афанасиевской ц. в с. Страшевичи передали икону приехавшим из с. Юрьевского свящ. Никите Загряжскому и дьячку Афанасию Фёдорову. Бахтины обратились с просьбой о пересмотре дела к имп. Николаю I. Но в марте 1841 г. был издан указ, согласно которому чудотворная Боголюбская икона Божией Матери должна была оставаться в храме с. Юрьевского «вечно» (Памятная книжка и адрес-календарь Калужской губ. на 1916 г. Калуга, 1916. С. ХХ; Сорокина Л. Б. Святыни окрестностей Обнинска. Калининград, 2011. С. 191-193).

В Боровске совершалось несколько крестных ходов с Боголюбской иконой Божией Матери. 8 июля, в день празднования Боголюбской иконе, шли «из соборного храма в слободу Солдатскую, в память избавления жителей в 1771 г. от моровой язвы». 2 авг. из городских церквей шли крестным ходом «на Кудиново» для встречи там Боголюбской иконы, к-рую приносили к этому дню из с. Юрьевского, 12 авг. ее несли крестным ходом вокруг города, а 14 авг. опять шли на Кудиново, торжественно провожая икону из Боровска в с. Юрьевское (Памятная книжка и адрес-календарь Калужской губ. 1916. С. ХХ). Икона почиталась и в соседнем Малоярославце, где в память избавления от холерной эпидемии 1848 и 1853 гг. был установлен в 1855 г. ежегодный крестный ход на 2-й неделе после 16 авг. (Там же. С. ХХI).

В наст. время Боголюбская (Юрьевская) икона Божией Матери находится в Покровской ц. в с. Карижа Малоярославецкого р-на. Известны ее списки XIX-XX вв.: напр., в нач. XX в. по заказу боровских старообрядцев были выполнены списки в традициях древнерус. иконописи (икона из местного ряда иконостаса боровской Покровской ц. «под горой» (1912), ныне в Никольской ц. пос. Кромы Орловской обл.).

Икона Божией Матери «Взыскание погибших». XIX в. (ц. Воскресения Христова, Таруса)
Икона Божией Матери «Взыскание погибших». XIX в. (ц. Воскресения Христова, Таруса)

Икона Божией Матери «Взыскание погибших». XIX в. (ц. Воскресения Христова, Таруса)
Очевидно, зимой 1808/09 г. для церкви с. Бор Тарусского у. Калужской губ. был создан один из ранних списков чудотворной иконы Божией Матери «Взыскание погибших» (1707; не сохр.), написанный местным живописцем Николаем Серебрянниковым для местного ряда Георгиевской ц. в г. Болхове. По размеру список (ок. 200×125 см) был близок к болховской иконе (210×120 см) (Георгиевский А. И., прот. О происхождении типа иконы Богоматери «Взыскание погибших» и древнейших списках ея: Церковно-археологический реферат // Сб. Орловского церк. ист.-археол. об-ва. Орел, 1905. Т. 1. С. 378-380). Согласно преданию, зимой 1808/09 г., на праздник Крещения Господня, был спасен от смерти крестьянин Федот Алексеев Обухов, к-рый в молитвенном обращении к Божией Матери для обет написать список иконы «Взыскание погибших», что в Болхове. По обету он заказал в Болхове список иконы для своей приходской церкви в с. Бор. Сохранилось имя иконописца, выполнившего список,- болховский мастер Н. П. Гуров (Там же. С. 380), упомянутый в «Реестре входящих и выходящих бумаг Белобережской пустыни» за 1815 г. в связи с написанием 39 икон для иконостаса больничной церкви Белобережской обители (ГАБО. Ф. 7. Оп. 1. Д. 18. Л. 17; Злотникова И. В. Страницы истории иконописания на Брянщине кон. XVIII - нач. XX в. // Религия, умонастроения, идеология в истории. Брянск, 1996. С. 99-108; сведения о том, что икона была написана в «половине» XVIII в., к-рые приведены в публ.: Рождественский А., свящ. Сказание о иконе Божией Матери «Взыскание Погибших, что в с. Бор» // Калужские ЕВ. 1864. № 24. С. 436; Поселянин Е. Богоматерь. 1909. С. 152, неточны). Икона была известна под названием «Борская Покровенная», т. к. в отличие от др. икон «Взыскание погибших» Богородица была изображена на ней стоя, в традиц. мафории, покрывающем голову, поддерживающей стоящего рядом Младенца. Положение кистей рук Богоматери сходно с изображением на болховской иконе: левая придерживает Младенца, а правая указывает на Него. Об особенностях иконографии борской иконы можно судить по сохранившемуся списку (ок. 210×120 см) кон. XIX - нач. XX в. в Воскресенской ц. г. Таруса. Так, в верхней части списка изображено «Крещение Господне» - в воспоминание чуда спасения Обухова. Предположение прот. А. Георгиевского, что «Крещение Господне» было помещено и на болховской иконе, не имеет оснований (см.: Рождественский А., свящ. Сказание о иконе Божией Матери «Взыскание Погибших, что в с. Бор» // Калужские ЕВ. 1864. № 24. С. 378-380), т. к. на списках болховской иконы этот сюжет не встречается, но является устойчивым признаком списков борской иконы. Кроме того, на списке из Воскресенской ц. по обе стороны головы Божией Матери изображены головки 5 ангелов, а Младенец Христос стоит на парапете с надписью: «Подобие чудотворной иконы, именуемой Взыскание погибших, находящейся в церкви села Бора Тарусского уез. Калуж. епархии»; эти особенности, видимо, также были присущи только борской иконе и ее спискам и на списках болховской иконы не встречаются. Известные списки борского образа относятся только к XIX в. (напр., в Иосифовом Волоколамском и серпуховском Высоцком монастырях), указанные особенности есть на иконах XIX в. московских храмов свт. Николая Чудотворца в Кузнецах и апостолов Петра и Павла на Преображенской пл.

Ломовская икона Божией Матери. XIX в. (Богородично-Рождественская Девичья пуст., с. Барятино)
Ломовская икона Божией Матери. XIX в. (Богородично-Рождественская Девичья пуст., с. Барятино)

Ломовская икона Божией Матери. XIX в. (Богородично-Рождественская Девичья пуст., с. Барятино)
Еще один чудотворный образ, прославившийся в К. и Б. е.,- икона Божией Матери «Спорительница хлебов». На ней Богородица представлена сидящей на облаке над полем с распростертыми руками. Авторство иконы, созданной ок. 90-х гг. XIX в., приписывалось иером. Даниилу (Болотову) (см., напр.: Щенникова Л. А. Прославленные иконы Пресв. Богородицы у преподобных старцев Серафима Саровского и Амвросия Оптинского // ИХМ. 1996. Вып. 1. С. 110-125), в обоснованности этой версии высказано сомнение (А. Л. Толмачёв, см. также: Каширина В. В., Черкасова Г. П. К истории иконы «Спорительница хлебов» // Оптинский альманах. 2008. Вып. 2. С. 100-108). Сохранилось множество списков иконы нач.- 1-й пол. XX в. в К. и Б. е., Тульской и Орловской епархиях.

Чудесами исцеления прославилась Ломовская (Ламская) икона Божией Матери «Прежде Рождества и по Рождестве Дева». По преданию, икону обнаружили в Угре, причем ее нескрепленные части плыли вместе по речной воде. От слова «разломанная» и происходит ее название. Жители сделали для иконы серебряную ризу. Она находилась в ц. Рождества Христова в с. Рождество (ныне пос. Товарково Дзержинского р-на Калужской обл.). В годы гонений икону сберегла, а в 1975 г. передала в храм Рождества Пресв. Богородицы с. Барятина мон. Ангелина (Фролова). В 1995 г. при храме была учреждена Богородице-Рождественская девичья пуст. В ночь на 14 сент. 1997 г. злоумышленники похитили икону из храма. Через полтора года она без серебряной ризы была обнаружена в антикварной палатке на рынке Калуги. 25 июня 1999 г. икона вернулась в обитель. Лит. основой икон данного извода является богослужебный текст богородична (глас 7): «...прежде рождества Дева, и в рождестве Дева, и по рождестве паки пребываеши Дева». На формирование иконографии оказали влияние такие зап. образцы, как распространенное в средневек. Германии изображение Богоматери «Dreimal Wunderbare Mutter» (Трижды дивная Матерь). Богородица представлена на иконе фронтально по пояс (тип «Одигитрии»). На Ее левой руке сидит Младенец Христос, в левой же руке Богоматери - держава, пальцы опущенной правой руки сомкнуты (в протографе Она держит цветок). В правой руке Богомладенца - скипетр, в левой - свиток. Иконография Ломовской иконы наиболее близка к иконографии икон Шестоковской (Шелтомежской), Николо-Пешношской, Мишковской и Чубковской из Стародубья, прославленных в сер. XVIII - нач. XIX в. (отличие 2 последних - цветок в левой руке Богородицы) (Злотникова И. В. Чудотворные иконы Брянского края и их списки: Проблемы бытования и иконографии: АКД. М., 2011. С. 21-22).

М. А. Комова

Лит.: Леонид (Кавелин), иером. Церковно-историческое описание упраздненных монастырей, находящихся в пределах Калужской епархии // ЧОИДР. 1863. Кн. 1. С. 4-46; он же. История церкви в пределах нынешней Калужской губ. и калужские иерархи. Калуга, 1876. С. 4-46; Ханыков В. В. Летопись калужская от отдаленных времен до 1841 г. / Сообщ.: архим. Леонид (Кавелин). М., 1878. С. 5-42; Остроглазов И. Летопись градокалужской Георгиевской за верхом церкви // Калужские ГВ. Ч. неофиц. 1891. № 13, 14, 16, 22, 24; Преображенский М. Т. Памятники древнерус. зодчества в пределах Калужской губ. СПб., 1891; Тихомиров И. Ф. Раскол в пределах Калужской епархии. Калуга, 1900. С. 10-55; Малинин Д. И. Калуга: Опыт ист. путев. по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга, 1912, 2004п. С. 73, 112-115; Фехнер М. В. Калуга. М., 1971. С. 57-58; она же. Калуга. Боровск. [М., 1972]. С. 150-214; Кончин Е. В. «Хранить постоянно…»: Очерки. Тула, 1982. С. 109-120; Белоброва О. А. О древнерус. подписях к нек-рым нидерландским цельногравированным изданиям XVII в. // ТОДРЛ. 1990. Т. 43. С. 76. Примеч. 34; Пуцко В. Г. Иконы с изображениями калужских святых // Tausend Jahre Taufe Russland: Russland in Europa / Hrsg. H. Goltz. Lpz., 1993. S. 518-528; он же. Иконы 2-й пол. XVII и 1-й пол. XVIII вв. из храмов Калуги // Калуга в шести веках: Мат-лы 3-й гор. краевед. конф. Калуга, 2000. С. 331-342; он же. Рус. иконопись XVIII - нач. XX в.: На перекрестках культурных традиций // Рус. поздняя икона от XVII до нач. XX в. М., 2001. С. 33-37; он же. Икона из старой Калужской ц. Георгия «на песку» // Калуга в шести веках: Мат-лы 4-й гор. краевед. конф. Калуга, 2003. С. 103-115; он же. Иконостас рус. сельского храма на рубеже XVIII-XIX вв. // Рус. церковное искусство Нового времени. М., 2004. С. 81-94; он же. О калужской миниатюрной иконописи XVIII-XIX в. // Там же: Мат-лы 5-й гор. краевед. конф. Калуга, 2005. С. 325-326; он же. Икона Богоматери Казанской, что в Калуге // Вопросы истории, культуры и природы Верх. Поочья: Мат-лы XIII Всероссийской науч. конф., посвящ. 200-летию Н. В. Гоголя. Калуга, 2009. С. 172-177; Днепровский А. С. Судьба правосл. храмов г. Калуги и их реставрации с 1968 г. // Там же. Мат-лы 3-й гор. краевед. конф. 2000. С. 308-317; Осипов В. И. К вопросу о численности старообрядцев Калужской губ. в XIX - 1-м десятилетии XX в. // Старообрядчество: История, культура, современность. М., 2000. Вып. 8. С. 33-38; Французова Е. Б., ред. Строельная книга Калужского посада. 1590-е [гг.] // Она же. Города России XVI в.: Мат-лы писцовых описаний. М., 2002; Zacharuk R. Lebendige Zeugen: Datierte und Sigmerte Ikonen in Russland um 1900. Tüb., 2005; Комашко Н. И. Рус. икона XVIII в. М., 2006. С. 18-19. Ил. 138, 139; Ефименкова М. А. Юродивые Христа ради в духовной жизни Калужского края // Калуга в шести веках: Мат-лы 7-й гор. краевед. конф. 2009. С. 226-233; Паутова Л. П. Из истории калужского храма Покрова Богородицы на рву // Там же. С. 223. Примеч. 17; Чугреева Н. Н. Калужская Казанская икона Богоматери: история, иконография, списки // Вопросы истории, культуры и природы Верх. Поочья: Мат-лы XIII Всерос. науч. конф., посвящ. 200-летию Н. В. Гоголя. Калуга, 2009. С. 177-182; Нечаева Т. Н., Чернов М. А. «Писанъ в Калуги...»: Калужские иконы XVIII-XIX вв. // Антиквариат: Предметы искусства и коллекционирования. М., 2010. № 11(81). С. 14-66.
Ключевые слова:
Епархии Русской Православной Церкви Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Россия. История Церковная архитектура. Храмы (Россия) Иконопись. Россия Русская Православная Церковь. История Памятники церковного искусства. Россия Настенная роспись (Россия) Памятники архитектуры. Россия Калужская и Боровская епархия Калужской митрополии Русской Православной Церкви (учреждена 16 окт. 1799 г.) Калужская митрополия Русской Православной Церкви (с окт. 2013 г.)
См.также:
ВЕЛИКОУСТЮЖСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии Русской Православной Церкви
ВОЛОГОДСКАЯ И КИРИЛЛОВСКАЯ ЕПАРХИЯ Вологодской митрополии
ВЯТСКАЯ И СЛОБОДСКАЯ ЕПАРХИЯ входит в состав Вятской митрополии Русской Православной Церкви
БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ СОБОР Московского Кремля
ВЛАДИМИРСКАЯ И СУЗДАЛЬСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена в 1214/15 г. с центром в Суздале
ВОРОНЕЖСКАЯ И ЛИСКИНСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена 27 нояб. 1681 г., выделена из Рязанской и Белгородской епархий
ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА СОБОР (Спас на Крови) в С.-Петербурге
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ И ВЕРХОТУРСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, учреждена 29 янв. 1885 г. как Екатеринбургская и Ирбитская преобразованием Екатеринбургского викариатства Пермской епархии
БЕЛГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ Киевской митрополии
БЕЛЕБЕЕВСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Уфимской епархии
БЕЛЁВСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Тульской епархии
БОРОВСКОЕ ВИКАРИАТСТВО Калужской епархии
ВАРНИЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ СЕРГИЕВ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в пос. Варницы, ныне в черте г. Ростова Ярославской обл., подворье Троице-Сергиевой лавры (с 1995)
ВАСИЛЬЕВСКИЕ ВРАТА церковные двери собора Св. Софии в Вел. Новгороде
ВЛАДИМИРСКИЙ КНЯГИНИН В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Владимирской и Суздальской епархии
ВОЗМИЦКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ [Возмищский, Возмищенский, Возминский], находился в Ламском стане (совр. Волоколамский р-н Московской обл.)
ГАЛИЦКАЯ ЕПАРХИЯ православная епархия, существовавшая с сер. XII до нач. XV в. на галицко-волынских землях
ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА СОБОР ВО ВЛАДИМИРЕ построен в 90-х гг. XII в., памятник владимиро-суздальского белокаменного зодчества
ЗВЕРИН В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Новгородской и Старорусской епархии), в г. Вел. Новгороде
ЗРУГСКИЙ ХРАМ [осет. Хозита Майрам, Зруджи Майрам], один из наиболее древних христ. храмов на территории РФ
ИОСИФОВ ВОЛОКОЛАМСКИЙ (ВОЛОЦКИЙ) В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ ставропигиальный, мужской, расположен в Волоколамском р-не Московской обл.
ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Костромской и Галичской епархии