Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БИОЭТИКА
Т. 5, С. 218-221 опубликовано: 30 июня 2009г.


БИОЭТИКА

[биомедицинская этика; от греч. βίος - жизнь и ἠθικός - касающийся нравов, ἦθος - нрав, характер], область междисциплинарного знания о границах допустимого вмешательства в процессы жизни и смерти человека посредством новейших биомедицинских технологий. К сфере Б. относят этические проблемы новых репродуктивных технологий, пренатальной (дородовой) диагностики, аборта, контрацепции, планирования семьи, экспериментов на человеке и животных, медицинской генетики, трансплантации органов и тканей, донорства, обеспечения прав пациентов, в т. ч. с ограниченной компетентностью, реанимационных методик, терапии психотропными средствами, умерщвления безнадежных пациентов (т. н. эвтаназия), вакцинации, психиатрии и психотерапии, а также этические проблемы сексологии и сексопатологии.

Термин «Б.» был введен в научный лексикон в 1970 г. амер. биохимиком В. Р. Поттером для обозначения проблем, связанных с опасностью для выживания человечества в техногенном мире. Впосл. содержание термина конкретизируется: Б. определяется как «систематическое исследование нравственных параметров,- включая моральную оценку, решения, поведение, ориентиры и т. п.- достижений биологических и медицинских наук» (Encyclopedia of Bioethics. Vol. 1. P. XXI). Становится общепризнанным, что медицинские теория и практика с сер. XX в. во многом изменили свой характер. Совр. медицина получает реальную возможность не только лечить, но и управлять человеческой жизнью: прогнозировать и изменять ее качественные параметры (пренатальная диагностика, генная терапия, транссексуальная хирургия), «давать» жизнь (искусственное оплодотворение), отодвигать время смерти (реанимация, трансплантация, геронтология). Осознание духовно-нравственных и социальных последствий развития медицинской науки создает для профессиональной медицинской этики новые проблемы. Если традиц. медицинская этика, восходящая к Гиппократу, носила корпоративный характер, возлагая моральную ответственность за здоровье отдельного пациента на врача, то Б. ставит вопросы о благополучии человеческого рода как на уровне биологических характеристик, так и на уровне общественной нравственности. При этом моральная ответственность за принимаемые решения распространяется не только на врачей, но и на пациентов, членов их семей, общественность, ученых, законодателей, политиков.

Поскольку биомедицинские технологии внедряются в процессы возникновения и прекращения жизни - область Промысла Божия о человеке,- проблемы Б., их богословское осмысление становятся чрезвычайно актуальными для всех традиц. христ. конфессий. В основе христ. подхода к проблемам Б., выработки принципов их решений лежит учение о человеке (см. Антропология): сотворенность человека Богом по образу и подобию Его, поврежденность человеческой природы грехом, стремление человека к единению с Богом (обожению), а также нормы христ. морали, признание духовной значимости болезней и смерти. При этом христ. Церковь высоко оценивает облегчающую страдания больного врачебную деятельность, основывающуюся на милосердии, любви и заботе о человеке. Христ. понимание сущности и задач медицины вскрывает глубокую взаимозависимость веры, морали и научного знания. Нерелиг. сознание рассматривает человека лишь как частицу природы (Антоний (Блум), митр. Сурожский. С. 71), болезни и смерть к-рого представляются следствием химико-физических процессов в организме. Восприятие жизни, причин болезней и смерти с таких позиций исключает духовную составляющую этих явлений. Отрицание религиозно-нравственных оснований научной и практической медицины ведет к оправданию недопустимых с т. зр. Церкви вмешательств в жизнь человека.

Биомедицинская этика рассматривается в Православии в рамках нравственного богословия как одна из форм защиты богоподобного достоинства и свободы личности (врача и пациента). По словам председателя Медико-этического Совета Православной Церкви в Америке прот. Иоанна Брека, Б. «должна пониматься и развиваться как богословская дисциплина» (Breck J. The Sacred Gift of Life. P. 15). Б. ставит своей целью защиту общественной морали и Божия дара - жизни - от человеческого произвола и беззакония, определение условий, необходимых для того, чтобы каждый верующий человек мог осуществить и завершить свою жизнь по-христиански, выявление границ между медицинским вмешательством, вызванным лечебной необходимостью, и действиями людей, претендующих «поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» Его творение» (Основы социальной концепции РПЦ. XII 1). Христиански ориентированная Б. не только защищает достоинство и права пациента, но и отстаивает приоритет нравственных норм для врача относительно разного рода предписаний, побуждающих его к нравственно неприемлемым действиям.

В 1998 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил создание при Московском Патриархате Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике. В Совет вошли священнослужители, богословы, врачи, ведущие ученые, юристы, философы. К основным задачам деятельности Совета относятся: 1) морально-нравственная и правовая экспертиза экспериментальной и научно-практической деятельности в области биомедицины; 2) изучение состояния биомедицинских исследований в России; 3) информирование и консультирование широких слоев общественности по всему кругу этических проблем совр. медицины. Реализация поставленных задач осуществляется в форме всесторонних обсуждений, выработки и принятия документов: «О современных тенденциях легализации эвтаназии в России», «О нравственных проблемах, связанных с развитием «новых репродуктивных технологий»», «О морально-этической недопустимости клонирования человека», «О фетальной терапии», «Присяга врача России», «О грехе детоубийства» и др. (см.: Православие и проблемы биоэтики). Рекомендации, представленные в этих документах, основаны на библейской и святоотеческой антропологии, принципах христ. морали.

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», документе, принятом Архиерейским Юбилейным Собором РПЦ 2000 г., 2 раздела - XI «Здоровье личности и народа» и XII «Проблемы биоэтики» - формулируют позицию Церкви в отношении основных этических проблем совр. медицины.

В документе, в частности, подчеркивается важность ознакомления преподавателей и учащихся медицинских учебных заведений с основами правосл. вероучения и православно ориентированной биомедицинской этики (XI 2). Акцентируется внимание на важности установления правильных взаимоотношений между врачом и пациентом, к-рые должны строиться на уважении целостности, свободного выбора и достоинства личности. При этом врачебная помощь должна быть эффективной и доступной всем членам общества, независимо от их материального достатка и социального положения (XI 3). В документе выражается тревога по поводу демографического кризиса в России: сокращения рождаемости, средней продолжительности жизни, уменьшения численности населения (XI 4). Отмечается, что с древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех, приравнивая его к убийству: зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь буд. человеческой личности преступно (XII 2). Религиозно-нравственную оценку получила в документе проблема контрацепции. К противозачаточным средствам, обладающим абортивным действием, т. е. искусственно прерывающим на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, применимы суждения, относящиеся к аборту. В отношении применения средств, не обладающих таким действием, т. е. не связанных с пресечением уже зачавшейся жизни и не являющихся т. о. абортивными, подчеркивается ответственность христ. супругов в понимании того, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза, что намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом. Один из путей реализации ответственного отношения к рождению и воспитанию детей - воздержание от половых отношений между супругами на определенное время. Решения в этих вопросах должны приниматься по обоюдному согласию супругов и по совету духовника, пастырски осмотрительному и взвешенному (XII 3). Применение новых биомедицинских методов позволяет преодолеть недуг бесплодия. Однако эти методы представляют угрозу для духовной целостности личности: в обществе вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, к-рый можно выбирать согласно собственным склонностям и к-рым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями. Церковь верит, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Христ. супругам следует принимать бесчадие со смирением, как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. Пути к деторождению, несогласные с замыслом Творца жизни (манипуляции, связанные с донорством половых клеток, «суррогатное материнство», все разновидности внетелесного оплодотворения), Церковь считает нравственно недопустимыми. Употребление репродуктивных методов вне благословенной Богом семьи (оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток, т. н. реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с т. н. нестандартной сексуальной ориентацией) становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности. «К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений» (XII 4). Среди общего числа недугов человека особые проблемы Б. составляют наследственные заболевания. В документе отмечается, что, привлекая внимание людей к нравственным причинам недугов, Церковь вместе с тем приветствует усилия медиков, направленные на врачевание наследственных болезней. Однако целью генетического вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человеческого рода и вторжение в Божий замысел о человеке. Двойственный характер имеют методы пренатальной диагностики, к-рые могут представлять угрозу для жизни эмбриона; она может считаться нравственно оправданной, если имеет целью лечение выявленных недугов на возможно более ранних стадиях развития плода, а также подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Недопустимо применение пренатальной диагностики с целью выбора желательного для родителей пола буд. ребенка (XII 5). Принципиально этически важным является вопрос о допустимости и возможных последствиях клонирования человека. Замысел клонирования признается вызовом природе человека, заложенному в нем образу Божию, «неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности». Вместе с тем отмечается, что «клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике» (XII 6). Трансплантология позволяет оказать действенную помощь больным, к-рые были бы обречены на неизбежную смерть или инвалидность, но при этом органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи; пересадка органов от донора может осуществляться только при его добровольном согласии ради спасения жизни др. человека. Морально недопустима трансплантация, прямо угрожающая жизни донора или несущая угрозу идентичности реципиента, затрагивающая уникальность его личности. Церковь считает недопустимым употребление методов фетальной терапии, в основе к-рой лежит использование тканей и органов человеческих зародышей, абортированных на разных стадиях развития, для лечения заболеваний и попыток «омоложения» организма (XII 7). Практика изъятия человеческих органов, пригодных для трансплантации, а также развитие реанимации порождают проблему правильной констатации момента смерти. Совр. реанимационные технологии превращают акт смерти в процесс умирания, зависимый от решения врача, что налагает на медицину качественно новую ответственность. Для христианина смерть есть разлучение души от тела (Лк 12. 20), говорить о продолжении жизни можно до тех пор, пока осуществляется деятельность организма как целого. Продление жизни искусственными средствами, при к-ром фактически действуют лишь отдельные органы, не может рассматриваться как во всех случаях желательная задача медицины. «Когда активная терапия становится невозможной, ее место должна занять паллиативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское попечение», для того чтобы обеспечить подлинно человеческое завершение жизни. Смертный исход есть духовно значимый этап жизни человека. Церковь не считает нравственно приемлемой эвтаназию, являющуюся формой убийства или самоубийства (XII 8). В документе отмечается, что Свящ. Писание и учение Церкви осуждают гомосексуальные половые связи, усматривая в них порочное искажение богозданной природы человека. Относясь с пастырской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности, Церковь в то же время решительно противостоит попыткам представить греховные отношения как норму. Церковь не признает действительной искусственно измененную половую принадлежность (транссексуализм): она не может одобрить такого рода «бунт против Творца». «Если «смена пола» произошла с человеком до Крещения, он может быть допущен к этому Таинству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как принадлежащего к тому полу, в к-ром он рожден. Рукоположение такого человека в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо». От транссексуализма надлежит отличать неправильную идентификацию половой принадлежности в раннем детстве из-за патологии развития половых признаков и связанную с этим хирургическую коррекцию (XII 9). В документе представлено церковное понимание психических заболеваний, к-рые, являясь следствием общей греховной поврежденности человеческой природы, делятся на болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием (см. ст. Бесоодержимость) либо ставшие последствиями поработивших человека страстей. Психическое заболевание не умаляет достоинства человека, поэтому в выборе форм медицинского вмешательства при лечении психического недуга следует исходить из принципа наименьшего ограничения свободы пациента (XI 5).

Большой вклад в разработку церковного подхода к биоэтическим проблемам вносят Поместные правосл. Церкви. В июле 1992 г. Свящ. Синод Православной Церкви в Америке принял постановление «О браке, семье, половых отношениях и святости жизни»; Синодальный комитет по биоэтике Элладской Православной Церкви опубликовал ряд документов по обсуждающимся в науке наиболее актуальным проблемам новейших биомедицинских технологий: «Расшифровка человеческого генома» (2000), «Клонирование клеток эмбриона» (2000), «Эвтаназия» (2000).

Позиция католич. Церкви наиболее близка правосл. т. зр. Католицизм обосновывает «персоналистическую модель» Б. (христ. персонализм), разрабатывает понятие «христианская Б.». Принципы, положенные в основу этического учения в биомедицине, были сформулированы уже в понтификат папы Пия XII, в последующем они получили развитие в Конституции «Gaudium et Spes» (Радость и надежда, 1965) Ватиканского II Собора, в энцикликах «Humanae Vitae» (1968) папы Павла VI и «Evangelium Vitae» (1995) папы Иоанна Павла II, др. энцикликах и инструкциях. В 1994 г. Папская академия в защиту жизни (см. ст. Академии Папские) приняла «Хартию работников здравоохранения», согласно к-рой «все работники здравоохранения должны быть подготовлены в вопросах морали и биоэтики» (Ватикан; М., 1996. С. 17). Создание «христианской Б.» как целостной богословской системы объявляется задачей будущего; в наст. время Б. сводится к философскому анализу, оценке и классификации всех случаев применения биомедицинских технологий, их последствий, судеб пациентов. Подчеркивается, что решение любого частного вопроса биомедицинской этики должно осуществляться исключительно в соответствии с основополагающими христ. антропологическими принципами: утверждением достоинства и богоподобия человека, пониманием тела человека как Божия храма, усматриванием значимого смысла страданий и смерти (Low R. Anthropologische Grundlagen einer christlichen Bioethik // Bioethik. S. 8).

Спектр подходов протестант. церквей и деноминаций к биоэтическим проблемам очень широк. Для классической протестант. этики основополагающим принципом является примат самостоятельности человека, автономия его воли. Принцип моральной автономии утверждает право и ценность духовной свободы человека, право выбора. Считается, что этим пресекается любое посягательство на личность, независимо от того, продиктовано ли оно эгоистическими интересами научной интеллектуальной элиты или «альтруистическими» мотивами «всеобщего счастья», «здоровья народа», «интересов нации», «логикой прогресса» и т. п. В протестант. взгляде на совр. биомедицинскую этику принцип моральной автономии является в позитивном плане главным условием уважения прав врача и пациента. Отрицательный момент этого принципа заключается в возможности произвола ничем не ограниченной свободы человека. «Протестантская этика сводится главным образом к этике ответственности» (Колланж Ж. Ф. Биоэтика и протестантизм // Медицина и права человека. С. 41).

Несмотря на различие вероучительных определений и культурных особенностей, отношение к большинству проблем Б. не только христ. конфессий, но и иудаизма, ислама, буддизма выявляет значительные элементы сходства, хотя конкретные подходы к решению этих проблем могут отличаться.

Международной общественностью разработка этических норм в биомедицине была предпринята в кон. XX в. В 1993 г. создан Международный комитет ЮНЕСКО по Б. В дальнейшем основные этические принципы биомедицинских исследований и практического применения их результатов были закреплены в международном праве (« Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине», принятая Советом Европы в 1996 г.; «Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека», принятая Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1997 г. и Генеральной Ассамблеей ООН в 1998 г.). В России первой орг-цией, созданной для обсуждения и решения этических проблем, возникающих в ходе развития совр. медицины и биологических наук, стал Российский национальный комитет по биоэтике (РНКБ) при Президиуме РАН (1992). Подобные комитеты позже были образованы при Президиуме РАМН, при Минздраве России и др.

Лит.: На грани жизни и смерти: Краткий очерк совр. биоэтики в США. М., 1987; Bioethik: Philos.-theol. Beitr. zu einem brisanten Thema. Köln, 1990; Медицина и права человека: Нормы и правила междунар. права, этики, католич., протестант., иудейской, мусульманской и буддийской религиозной морали. М., 1992; Тищенко П. Д. Феномен биоэтики // ВФ. 1992. № 3. С. 104-113; Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. 1994. № 2. С. 91-100; Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы: Сб. офиц. док-тов. М., 1995; Encyclopedia of Bioethics: In 5 vol. / Ed. W. T. Reich. N. Y., 19952; Engelhardt H. T. The Foundations of Bioethics. N. Y.; Oxf., 19962; Harakas S. S. Health and Medicine in the Eastern Orthodox Tradition. Minneapolis, 1996r; Конвенция Совета Европы по биоэтике // Биомедицинская этика. М., 1997. С. 17-29; Введение в биоэтику / Под ред. Б. Г. Юдина. М., 1998; Силуянова И. В. Биоэтика в России: Ценности и законы. М., 1997; она же. Современная медицина и Православие. М., 1998; она же. Искушение клонированием, или Человек как подобие человека. М., 1998; она же. Человек и болезнь. М., 2001; она же. Этика врачевания. М., 2001; Breck J. The Sacred Gift of Life: Orthodox Christianity and Bioethics. N. Y., 1998; Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2001. С. 83-103; Православие и проблемы биоэтики / Изд. Церк.-обществ. совета по биомед. этике; Моск. Патриархат. М., 2001. Вып. 1; Антоний (Блум), митр. Сурожский. Жизнь. Болезнь. Смерть. Клин, 2001; Балашов Н., прот. Геном человека, «терапевтическое клонирование» и статус эмбриона: Точка зрения правосл. христианина // Церковь и время. 2001. № 2 (15). С. 58-76; Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002.
И. В. Силуянова
Ключевые слова:
Богословие нравственное Антропология, раздел богословия, посвященный раскрытию учения Церкви о человеке Медицина Этика христианская Биоэтика, область междисциплинарного знания о границах допустимого вмешательства в процессы жизни и смерти человека посредством новейших биомедицинских технологий
См.также:
АБОРТ искусственный выкидыш
АВГУСТИН Аврелий (354 - 430), еп. Гиппонский [Иппонийский], блж., в зап. традиции свт. (пам. 15 июня, греч. 28 июня, зап. 28 авг.), виднейший латинский богослов, философ, один из великих зап. учителей Церкви
АДИАФОРА термин из области античных этических учений, обозначающий ряд безразличных в отношении добра и зла феноменов
БЕСООДЕРЖИМОСТЬ состояние человека
ЕФЕСЯНАМ ПОСЛАНИЕ одно из посланий ап. Павла, входящее в канон Нового Завета
АДИАФОРИСТСКИЕ СПОРЫ (см. Адиафора) споры в протестантизме XVI - XVII
АКСЕЛЕРАЦИЯ ускорение роста и физического развития детей и подростков
АМВРОСИЙ Аврелий (ок. 339-397), еп. Медиоланский, один из великих зап. отцов Церкви, свт. (пам. 7 дек.)
АНТРОПОЛОГИЯ раздел богословия, посв. раскрытию учения Церкви о человеке
АСТРЮК Жан (1684-1766), франц. проф. медицины, автор рационалистической гипотезы