Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛЛИСТ I
Т. 29, С. 523-527 опубликовано: 28 октября 2014г.


КАЛЛИСТ I

[греч. Κάλλιστος] (кон. XIII в.- 1363/64), свт. (пам. греч. 20 июня), патриарх К-польский (1350-1353, 1355-1363/64), визант. монах-исихаст, писатель, противник унии.

Жизнь

О месте рождения, родителях и юных годах К. ничего не известно. Он был одним из ближайших учеников прп. Григория Синаита и составил его Житие. Когда во время 1-го пребывания на Афоне прп. Григорий встретил К. (ок. 1313/14), тот, возможно, уже был монахом Иверского мон-ря (Δελικάρη. 2004. Σ. 31-32). Став учеником преподобного, К. жил с ним в скиту Магула, а когда прп. Григорий Синаит предпринял 1-е путешествие в Парорию, отправился вместе с ним. После краткого пребывания в Парории, а затем в К-поле К. вместе со своим сподвижником Марком был послан прп. Григорием на Св. Гору. Однако гражданская война, к-рая шла в последние месяцы правления имп. Андроника II (зима 1327/28), или др. причины задержали прп. Григория в К-поле. Через неск. недель К. возвращается в К-поль, но весной 1328 г. снова удаляется на Афон, куда через неск. месяцев наконец прибыл и его учитель (Житие Григория Синаита. 16). Когда прп. Григорий отправился в Парорию во 2-й раз, К. вместе со своим сподвижником Марком, также учеником прп. Григория, остался в скиту Магула (они подвизались вместе с Марком 28 лет) (Γόνης. 1980. Σ. 50-51; Podskalsky. 2000. S. 299). Там К. был рукоположен во иерея и в качестве насельника скита подписал в 1340 г. Святогорский томос (PG. 150. Col. 1236cd; ΓΠΣ. Τ. 2. Σ. 577-578). В сер. 40-х гг. XIV в. К. вернулся в Иверский мон-рь (Δελικάρη. 2004. Σ. 32, σημ. 3; см. также Σ. 33), где, возможно, стал игуменом (Talbot, Cutler. 1991).

Существует также иная версия событий этого периода жизни К.: сначала он поступил в Великую Лавру св. Афанасия (предположительно незадолго до 1314), затем подвизался в скиту Магула (1314-1340) и наконец поселился в Иверском мон-ре (1342-1350) (PLP, N 10478; Pavlikianov. 2001. P. 72). Кроме того, если верно предположение Ж. Лефора, что скит Магула в те годы уже принадлежал Иверской обители (см.: Actes d'Iviron. Pt. 4: De 1328 au début du XVIe siècle / Ed. J. Lefort, N. Oikonomidès, D. Papachryssanthou, V. Kravari. P., 1995. P. 5. Not. 25. (ArAth; 19)), то К. мог считаться монахом этого мон-ря еще раньше.

В 1342 г. К. принял участие в поездке святогорских монахов к имп. Анне Савойской. Целью миссии монахов было примирение Анны с вел. доместиком Иоанном Кантакузином. Последний в ответ на враждебные действия против себя и своей семьи Алексея Апокавка и патриарха Иоанна XIV Калеки, боровшихся после смерти имп. Андроника III с вел. доместиком за регентство при легитимном наследнике Иоанне V, 26 окт. 1341 г. в Дидимотихе провозгласил себя императором (Cantacus. Hist. 3. 34. T. 2. P. 209. 17-23; Γόνης. 1980. Σ. 22; Δελικάρη. 2004. Σ. 33). Не исключено, что именно благодаря этой миротворческой миссии К. позднее пользовался до определенного времени благоволением Иоанна Кантакузина, выразившимся, в частности, в возведении К. на Патриарший престол в 1350 г. (см.: Tinnefeld. 1986. S. 110-111).

По возвращении на Афон К. принял участие в полемике с богомилами (1343-1345) и стал членом той группы афонских монахов, которые ратовали за изгнание еретиков со Св. Горы (см.: Rigo. 1989; в 1350 обвинения в мессалианстве были высказаны против самого К. в рамках процесса исихаста и ученика прп. Григория Синаита прота Нифонта Скорпия, к-рого К. неизменно защищал; см.: Hinterberger. 2004). В нач. 1345 г. К. вместе с неск. монахами попал в руки тур. пиратов, но в июне того же года был освобожден: собравшиеся в Карее представители афонского монашества приняли решение продать пришедший в полное запустение мон-рь (μονύδριον) Каллиграфа и на вырученные средства выкупить пленников (Actes de Docheiariou / Ed. N. Oikonomidès. P., 1984. P. 195-196. (ArAth; 13); Мошин. 1946. С. 194; Γόνης. 1980. Σ. 22; подробное описание этого происшествия на основе афонских документов см.: Pavlikianov. 2001. P. 71-73).

Высказывалось мнение (Леонид (Кавелин). 1871. Т. 1. С. 353. Примеч. 2; С. 358; см. также: Сырку. 1909. С. LXXXV), что после кончины прп. Григория Синаита (ок. 1346) К. стал епископом в одной из серб. епархий, созданных в Македонии серб. кор. Стефаном Душаном. Однако это маловероятно, поскольку Собор, созванный кор. Стефаном в Серрах в 1347 г., постановил, чтобы греч. архиереи удалились из захваченных сербами областей; на их место были поставлены епископы слав. происхождения (Леонид (Кавелин). 1871. С. 353. Примеч. 2; см. также: Podskalsky. 2000. S. 411). Не исключено, что К. знал Стефана Душана лично и встречался с ним по крайней мере дважды: в янв. 1346 г., когда К. в качестве представителя Иверского мон-ря отправился за хрисовулом Стефана Душана для этой обители, и в 1349 г. на Соборе в Скопье, где К. присутствовал в качестве члена афонской делегации (Мошин. 1946. С. 195).

После кончины патриарха Исидора I Вухира (1347-1350) Иоанн Кантакузин предложил на Патриарший престол кандидатуру К. По его приказу был отправлен корабль, к-рый забрал К. с пристани мон-ря Ивирон и вместе с сопровождавшими его афонскими монахами доставил в К-поль, где 10 июня 1350 г. К. был избран патриархом (Cantacus. Hist. 4. 16. T. 3. P. 105. 23 - 106. 7; Niceph. Greg. Hist. 16. 1. T. 2. P. 871. 17 - 873. 16; RegPatr, N 2311; Γόνης. 1980. Σ. 22). Он стал 2-м после Исидора I паламитским патриархом на К-польском престоле и твердо поддерживал свт. Григория Паламу и его сторонников. Так, Никифор Григора прямо именует К. «другом» Паламы (Niceph. Greg. Hist. 18. 1. T. 2. P. 871. 18-19). Во время Патриаршества К. во Влахернском дворце в 1351 г. было созвано 2 Поместных Cобора, в очередной раз утвердивших паламитское учение (RegPatr, N 2324, 2326; Meyendorff. 1959. P. 141-153 (ср.: Мейендорф. 1997. С. 130-142); Papadakis. 1969).

Несмотря на то что К. взошел на К-польский престол при поддержке Иоанна Кантакузина, он оставался верным сторонником законного наследника имп. трона Иоанна V Палеолога. В столкновении между Кантакузинами и Палеологами, которое произошло в 1351 г., К. встал на сторону Иоанна V. В апр. 1353 г. Иоанн Кантакузин попытался заставить К. прекратить литургическое поминовение законного имп. Иоанна V Палеолога и короновать сына Иоанна Кантакузина Матфея как своего соправителя (см.: [Краткие хроники]. 22. 10 // Schreiner. 1975-1977. Bd. 1. S. 181; Bd. 2. S. 282-283). К. настаивал на сохранении законных принципов престолонаследия и отказался повиноваться. Он удалился в монастырь cв. Афанасия, а затем в монастырь cв. Маманта, при этом не сложив с себя сана, что не позволяло избрать нового патриарха и совершить чин венчания Матфея. Все уговоры Иоанна Кантакузина оказались тщетными: К. отказался вернуться в Патриархию и подписать свое отречение. Тогда 14 авг. 1353 г. Синод низложил К. (Cantacus. Hist. 4. 37. T. 3. P. 269. 7-275. 19; Failler. 1973. P. 5; Poljakov. 1988. S. 341-352) и избрал на его место в соответствии с указаниями Иоанна Кантакузина Филофея Коккина, митр. Ираклийского, к-рый в февр. 1354 г. короновал Матфея Кантакузина соправителем отца (Cantacus. Hist. 4. 38. T. 3. P. 275. 20 - 276. 2). К. же отплыл на о-в Тенедос, где в то время находился изгнанный имп. Иоанн V Палеолог, и продолжал действовать как патриарх. Хотя патриарх Филофей (1353-1354, 1365-1376) также принадлежал к лагерю сторонников свт. Григория Паламы, К. выступил против них.

За успешным вступлением в К-поль Иоанна V (22 нояб. 1354) последовали отречение Иоанна Кантакузина от престола и поступление его в Манганский мон-рь (10 дек. 1354). Водворение на византийский престол Иоанна V и удаление Матфея Кантакузина имели последствием возвращение К. в 1355 г. на К-польскую кафедру, на к-рой он оставался до конца своих дней.

В 1363 г. К. отправился в Серры для встречи с вдовой Стефана Душана. По повелению Иоанна V он выступил посредником в деле о заключении мира с сербами и должен был договориться о военной помощи последних в борьбе против турок. Однако в кон. июля или в авг. 1364 г. (или 1363) К. скончался (Γόνης. 1980. Σ. 100-106; Podskalsky. 2000. S. 198, 298-299, Anm. 1311; о др. датировках см.: Δελικάρη. 2004. Σ. 40-41). В Житии прп. Максима Кавсокаливита рассказывается, что по пути в Сербию К. посетил на Афоне св. Максима, который предсказал ему скорую кончину (см.: Halkin. 1936. P. 48. 6-10; ср.: Ibid. P. 94. 14-29). К. умер в Серрах, возможно от моровой язвы, эпидемия к-рой свирепствовала в то время. Высказывалось также мнение, что К. был отравлен сербами (см., напр.: Κουρίλας. 1929. Σ. 123), но Иоанн Кантакузин не считал эти слухи соответствующими действительности (Cantacus. Hist. 4. 50. T. 3. P. 360. 21 - 361. 23). К. был погребен в присутствии афонских монахов в кафедральном соборе Серр (Ibid. T. 3. P. 361. 24 - 362. 7; Мошин. 1946. С. 206). Возможно, место захоронения К. находилось в парекклисионе, прилегающем к сев.-зап. углу нартекса храма св. Феодоров (Серрской старой митрополии) (см.: Καφταντζῆς. 1993). Не исключено, что этот парекклисион был возведен как своего рода усыпальница К. (см.: Δελικάρη. 2004. Σ. 44). Вскоре К. стал почитаться во святых, память его совершается 20 июня (Γεδεών Μ. ᾿Ι. Βυζαντινὸν ῾Εορτολόγιον. Κωνσταντινούπολις, 1899. Σ. 116).

К. был ревностным пастырем, радевшим о нравственном совершенствовании клира и церковного народа. В дек. 1350 г. К. избрал из числа к-польских священников наиболее благоговейных и опытных и особым постановлением назначил их в качестве экзархов в каждый приход, с тем чтобы они наблюдали за остальными клириками и давали наставления и указания (см.: Miklosich, Müller. Vol. 1. P. 306-312, N 135; RegPatr, N 2319, 2402; Арсений (Иващенко). 1873. С. 924-926; Hunger. 1988; Μόσχος. 2002; Γόνης. 1980. Σ. 22-23). К этому постановлению примыкает другое, изданное в сент. 1352 г., в к-ром К. указывал, что священники и монахи, несмотря на многочисленные устные и письменные увещания, предаются пороку пьянства, допускают незаконные браки, четверобрачие, кровосмешение и многоженство (см.: Арсений (Иващенко). 1873. С. 925). Именно эти злоупотребления побудили К. издать 2 постановления, посвященные запрету венчания несовершеннолетних, благословения 4-го брака и заключения брачных союзов в недозволенных степенях родства (Miklosich, Müller. Vol. 1. P. 398-399, N 174; P. 416-423, N 181; Арсений (Иващенко). 1873. С. 926). Кроме того, К. назначил в К-поле особых духовников из числа наиболее достойных священников, к-рым одним только было вверено совершение исповеди; соответствующее постановление снова сопровождалось увещанием, в котором патриарх указывал на необходимость для духовников быть несребролюбивыми и печься только о спасении души пасомых, не склоняясь ни на какие посулы (Miklosich, Müller. Vol. 1. P. 309-312, N 3; см. рус. пер. этого постановления: Арсений (Иващенко). 1873. С. 926-929).

К. боролся также против распространившейся среди византийцев магии, к-рой занимались в то время многие, иногда даже монашествующие (Miklosich, Müller. Vol. 1. P. 188-190, N 86). Так, в 1351 г. им было издано учительное послание (Διδασκαλία) по поводу обращения некой Амарантины, прежде занимавшейся магией, но не без воздействия поучений К. осознавшей свое нечестие, покаявшейся и принявшей монашество (Арсений (Иващенко). 1873. С. 929). В этом послании К. указывал на то, что именно из-за пристрастия народа к магии на империю обрушиваются стихийные бедствия, эпидемии, междоусобные войны, нашествия иноплеменников и проч. бедствия.

К. уделял особое внимание устроению дел тех епархий, к-рые оказались вне пределов Византийской империи и нередко были опустошены. Так, напр., он переводил изгнанных из своих епархий (латинянами или турками) епископов на др. кафедры, поручая надзор за их епархиями соседним архиереям, предоставлял оставшимся без средств к существованию епископам для жительства и управления мон-ри (Там же. С. 933-934). В дек. 1355 г. К. издал учительное послание, обращенное к тырновским священникам и монахам, в к-ром, в частности, шла речь о том, что они при крещении совершают лишь одно погружение или даже окропление, а при миропомазании вместо мира, приготовленного К-польским патриархом, используют миро от мощей святых Димитрия и Варвара; описанная практика признавалась недопустимой (Miklosich, Müller. Vol. 1. P. 436-442, N 186; Увещание. 1871. С. 555-557; Сырку. 1909. С. LV-LVII; см. там же издание слав. пер. этого послания: С. LVIII-LXIV).

Как свидетельствует гомилетическое наследие К., он усиленно призывал клириков и монахов жить в согласии с канонами Церкви и оставить нерадение. К. побуждал народ к сознательному участию в богослужении и увещевал чаще прибегать к таинству Покаяния. Он был ревностным противником унии с Римом и активно боролся против антипаламитов, мусульман и богомилов, что также нашло отражение в его гомилиях.

В 1353 г. К. подверг церковному отлучению Стефана Душана вместе с Сербским патриархом, митрополитами и клиром и всех, кто решились бы на общение с ними, по причине антиканонического, по мнению К., провозглашения Иоанникия II, архиеп. Печского, патриархом Сербской Церкви (Мошин. 1946. С. 199-202; см. также: Δελικάρη. 2004. Σ. 43, σημ. 39). Несмотря на то что во взаимоотношениях с Болгарской Церковью также были проблемы, К. создал новую митрополию на севере Болгарии, в области, к-рая прежде находилась в юрисдикции болгарского епископа. Центр новой Унгро-Влахийской митрополии находился в Арджеше (ныне Куртя-де-Арджеш), и митрополичий престол занял бывш. митр. Вичинский Иакинф. Так Унгро-Влахийское княжество перешло в юрисдикцию К-польского Патриархата, что было в согласии с просьбой воеводы Николае Александру Басараба, к-рый хотел, чтобы его область была защищена от католич. влияния со стороны венгров (RegPatr, N 2411; Δελικάρη. 2004. Σ. 45, σημ. 40). В 1361/62 г. К. заставил Болгарского патриарха признать верховенство К-польского Патриархата, в результате чего отношения между 2 Церквами нормализовались (RegPatr, N 2442; Киселков. 1932; Δελικάρη. 2004. Σ. 45, σημ. 41). Кроме того, К. пытался восстановить связи с Кипрской (RegPatr, N 2443), Антиохийской (Ibid., N 2391, 2397, 2415, 2416; Kresten. 2000) и Александрийской Церквами (Γόνης. 1980. Σ. 23).

Сочинения

Лит. наследие К. довольно обширно. Но лишь небольшая его часть издана и соответственно исследована. Наиболее полное систематическое описание сочинений, с достаточными основаниями атрибутируемых К., включающее анализ рукописной традиции и содержания, составлено Д. Гонисом (см.: Ibid. Σ. 29-295). Впрочем, изучение визант. церковной письменности в последние десятилетия имеет результаты, позволившие уточнить нек-рые содержащиеся у Гониса утверждения.

Агиографические сочинения

Перу К. принадлежит 2 знаменитых «исихастских» жития: Житие Григория Синаита и Житие Феодосия Тырновского. 1-е дошло до нас в греч. оригинале и слав. переводе, созданном, вероятно, вскоре после составления оригинальной версии в среде учеников прп. Григория Синаита; 2-е сохранилось только в слав. переводе, возможно в переработанном виде, что породило многочисленные дискуссии по поводу принадлежности этого текста К. (Ibid. Σ. 75-80).

Житие Григория Синаита представляет собой памятник поздневизант. агиографии и является основным источником сведений о жизни и деятельности прп. Григория. Житие впервые было издано в греч. оригинале И. В. Помяловским по рукописи ГИМ. Син. греч. № 281 (Помяловский И. В. Житие иже во святых отца нашего Григория Синаита. СПб., 1894). Именно это издание на протяжении столетия использовалось исследователями визант. исихазма и агиографической лит-ры XIV в., несмотря на то что содержит целый ряд существенных недостатков и основано фактически на одной рукописи. Слав. перевод Жития Григория Синаита был издан позднее П. А. Сырку (Сырку. 1909). Этот перевод содержит существенные дополнения, не имеющие соответствий в греч. оригинале. Вопрос о том, имели ли эти дополнения греч. прототип или же были составлены в среде учеников прп. Григория Синаита сразу на слав. языке, по-разному решается совр. учеными. Долгое время попыток новых изданий как греч. оригинала, так и слав. перевода Жития Григория Синаита не предпринималось, и только в XXI в. увидели свет издания А. Деликариса и Х.-Ф. Байера (Δελικάρη. 2004; Байер. 2006). В первом из них опубликованы слав. перевод на основе древнейшей рукописи (Ath. Zogr. 214: Δελικάρη. 2004. Σ. 226-260) и в качестве приложения греч. оригинал по рукописям ГИМ. Син. греч. № 293 и Ath. Laur. I 117 (Ibid. Σ. 311-348), а во втором - греч. текст «Жития» с обширным критическим аппаратом, учитывающим все известные на сегодня рукописи этого памятника.

Церковнослав. перевод прп. Паисия (Величковского), иногда упоминаемый исследователями, представляет собой переработку древнего слав. перевода, а не новый перевод. Рус. перевод Жития Григория Синаита был выполнен И. Соколовым в 1904 г. на основе издания Помяловского и не так давно переиздан (Житие и деятельность иже во святых отца нашего Григория Синаита, описанные Каллистом, святейшим архиепископом Константинопольским / СТСЛ. Серг. П., 2005). Перевод Жития, помещаемый в Афонском патерике (см., напр.: Афонский патерик. М., 1897. Ч. 1. С. 318-340), сделан по новогреч. пересказу оригинального Жития, опубликованному прп. Никодимом Святогорцем в составе сб. «Неон Эклогион» (Νικόδημος ῾Αγιορείτης. Νέον ᾿Εκλόγιον. ῾Ενετίῃσιν, 1803. Σ. 327-341). В 2006 г. Байер опубликовал перевод Жития Григория Синаита на рус. язык в составе критического издания греч. текста памятника, однако этот перевод нельзя признать удовлетворительным в первую очередь с лит. т. зр., как нарушающий мн. нормы совр. рус. языка. О переводах на др. языки см.: Γόνης. 1980. Σ. 41-44.

Житие Феодосия Тырновского, др. известного исихаста XIV в., бывшего, как и К., учеником прп. Григория Синаита, представляет собой ценный источник сведений по истории визант. и болг. монашества. Житие это сохранилось в составе одной рукописи (из собрания Рильского монастыря в Болгарии: Код. № 61. Л. 282-294 об.). Первое издание этого памятника сильно искажало текст, поскольку издатель последовательно заменял серб. и болг. средневек. формы церковнослав. слов характерными для церковнослав. языка XVIII в. (Бодянский. 1860; ср.: Γόνης. 1980. Σ. 72-73). Критическое издание было подготовлено В. Златарским (Златарски. 1904). О переводах на совр. болг. язык см.: Γόνης. 1980. Σ. 74-75.

Гомилетические сочинения

Гонис насчитывает 64 гомилии, несомненно принадлежащие К. (Γόνης. 1980. Σ. 123-251). Однако 3 из этого числа содержались в эскориальском кодексе, погибшем в огне (Andrés. 1968. P. 264-265). Кроме того, 2 гомилии сохранились не полностью (Γόνης. 1980. Σ. 129). Изданы лишь «Похвальное слово Иоанну Постнику» (BHG, 892; Gelzer. 1886), гомилии на Успение Пресв. Богородицы (BHG, 1112m), на Усекновение главы Иоанна Предтечи (BHG, 258v) и на Воздвижение Креста Господня (BHG, 424) (Εὐστρατιάδης. 1911).

Эта часть лит. наследия К. наиболее интересна и наименее изучена, хотя гомилии К. содержат ценнейшие сведения по истории паламитских споров и церковной жизни в Византии в XIV в. Часть гомилий посвящена полемике с Никифором Григорой (см.: Γόνης. 1980. Σ. 162-194), по крайней мере нек-рые из этих гомилий являются первыми паламитскими полемическими текстами, направленными против Григоры: творения свт. Григория Паламы и Филофея Коккина, посвященные той же теме, появляются несколько позже. Значительная часть гомилий представляет собой различные увещания, обращенные как к монашествующим, так и к более широким кругам верующих.

Сведения о том, что в XVII в. беседы К. были изданы в Киеве, не соответствуют действительности: речь идет о ложно надписанном «Гомилиарии» Иоанна IX Агапита (см. подробное рассмотрение проблемы: Ibid. Σ. 298-309).

Главы.

К. является автором аскетических «Глав». В полном объеме это сочинение дошло до нас в составе единственной рукописи, но выборка из 14 глав, сделанная на основе этого собрания, была издана в греч. «Добротолюбии» (Θιλοκαλία. ῾Ενετίῃσιν, 1782. Σ. 1100-1102) и входит во все последующие издания этой антологии. Долгое время считалось, что автором «Глав» являлся др. Каллист: в качестве возможных вариантов указывались имена патриарха К-польского Каллиста II Ксанфопула и Каллиста Ангеликуда. Как известно, во 2-м издании греч. «Добротолюбия» в качестве продолжения 14 глав К. были напечатаны главы, принадлежащие Каллисту Ангеликуду, но под именем «Каллиста патриарха». Гонис отнес 14 глав «Добротолюбия» к категории неподлинных творений К. (Γόνης. 1980. Σ. 312-313). К сомнительным он причислил несохранившиеся 106 «Глав», некогда содержавшихся в рукописи Λ. III. 5 (581) из собрания Эскориала, погибшей в пожаре 1671 г. (Ibid. Σ. 295; Rigo. 2007. P. 782; Idem. 2010. P. 340). Однако Гонису осталась неизвестной рукопись Matsouki Ecclesiae S. Paraskeuae (olim Monasterii Bylizas 5), датируемая 60-ми гг. XIV в. и сохранившая эти «Главы». Кодекс был исследован А. Риго (см. полное описание рукописи: Rigo. 2005. P. XXI-XXIV, XXIX-XXXIII), в результате чего был выявлен и издан текст «Глав», к-рые итал. исследователь атрибутировал К. на основании датировки кодекса и др. данных (Idem. 2007. S. 781-782). По мнению Риго, «Главы» были написаны К. ок. 1360 г. (Idem. 2010. P. 333) и имеют в указанной рукописи заголовок «Святейшего патриарха Константинопольского господина Каллиста 100 Глав о чистоте души, как мало-помалу она очищается и возводится к созерцанию» (Ibid. P. 342; см. также: P. 336). На самом деле число глав больше, чем 100, а именно 109. В описании же погибшего эскориальского кодекса указывалось число 106. Возможно, изначально это собрание глав представляло собой сотницу, но потом к ней были добавлены главы (о чем может свидетельствовать непропорциональный объем последних глав, особенно 109-й); также писцы могли разделить какие-то главы (см.: Ibid. P. 334). Все 14 глав греч. «Добротолюбия» находят соответствия в собрании из 109 глав: так, 1-я гл. из «Добротолюбия» соответствует 17-й, 2-я - 18-й, 3-я - 19-й, 4-я - 12-й и 13-й, 5-я - 35-й, 6-я - 37-й, 7-я - 34-й, 8-я - 38-й, 9-я - 45-й, 10-я - 46-й, 11-я - 56-й и 57-й, 12-я - 74-й, 13-я - 87-й и 14-я - 96-й.

109 глав К. представляют собой аскетический труд, содержащий темы, характерные для писателей-исихастов XIV в. Так, в частности, мн. главы посвящены внутренней молитве и трезвению, соединению ума с сердцем, причем особое значение придается молитвенному призыванию в сердце имени Иисуса. К. рассуждает и о Фаворском свете и Богоявлении на Синае, что характерно также для его гомилий (Ibid. P. 334-336).

14 глав были переведены на слав. язык, по всей видимости, в XVIII в. и вошли в состав слав. «Добротолюбия» (Добротолюбие. М., 1793. Ч. 2. Л. 45 об.- 46 об.). Рус. перевод глав был выполнен свт. Феофаном Затворником и включается в 5-й том рус. «Добротолюбия».

Молитвы

К. принадлежит 13 молитв, вошедших в визант. Евхологий (Goar. Euchologion. P. 613-614, 618-619, 635-636, 648-655; Γόνης. 1980. Σ. 264-265; подробный анализ см.: Ibid. Σ. 265-290). Кроме того, в рукописях сохранилось немало др. молитвословий, надписываемых именем К., но признать эти атрибуции по разным причинам не представляется возможным (см.: Ibid. Σ. 318-322). Возможно, К. является также составителем гимнографических текстов: канона прп. Антонию и с меньшей долей вероятности канона прп. Онуфрию (Hannick. 1990).

Соч.: Gretser J. Opera omnia de sancta cruce. Ingolstadii, 1616. T. 2. Col. 1347-1363; Goar. Euchologion. P. 613-614, 618-619, 635-636, 648-655; Θιλοκαλία. ῾Ενετίῃσιν, 1782. Σ. 1100-1102 (= PG. 147. Col. 813-817; Θιλοκαλία. ᾿Αθῆναι, 1893. Σ. 411-412; Θιλοκαλία. ᾿Αθῆναι, 1963. Τ. 4. Σ. 296-298); Увещание К-польского патриарха Каллиста к клиру г. Тернова относительно терновского патриарха и обряда крещения / Пер.: Г. Недетовский // ТКДА. 1871. № 6. С. 555-572; Бодянский О. Житие и жизнь преподобнаго отца нашего Феодосия, иже в Тернове постничествовавшегося, ученика блаженнаго Григория Синаита / Списано св. Патриархом Константина града кир Калистом // ЧОИДР. 1860. Кн. 1. Отд. 3. С. I-IV, 1-22; Gelzer H. Kallistos' Enkomion auf Johannes Nesteutes // ZWTh. 1886. Bd. 29. S. 56-89; Златарски В. Н. Житие и жизнь прп. отца нашего Феодосия, иже в Търнове постничьствовавшаго, ученика суще блж. Григория Синаита / Съписано светейшим патриархом Константина града кир Каллистом // СбНУНК. 1904. Кн. 20. С. 1-41 (отд. отт.: София, 1904); Εὐστρατιάδης Σ. ῾Ο οἰκουμενικὸς πατριάρχης Κάλλιστος ὡς ἐκκλησιαστικὸς ῥήτωρ // ᾿Εκκλησιαστικὸς Θάρος. 1911. Τ. 8. Σ. 112-137; Δελικάρη Α. ´Αγιος Γρηγόριος ο Σιναϊτης. Η δράση και η συμβολή του στη διάδοση του ησυχασμού στα Βαλκάνια. Θεσσαλονίκη, 2004; Байер Х.-Ф. Каллист I, патриарх Константинополя. Житие и деятельность иже во святых отца нашего Григория Синаита. Екатеринбург, 2006; Rigo A., ed. Callisto I patriarca, i 100 (109) Capitoli sulla purezza dell'anima: Introd., ed. e trad. // Byz. 2010. Vol. 80. P. 333-407.
Лит.:ИАБ, 6. № 1577-1596; Леонид (Кавелин), архим. Из истории юго-славянского монашества XIV ст. // ДЧ. 1871. Т. 1. Кн. 4. С. 351-368; Т. 2. Кн. 5. С. 16-33; Арсений (Иващенко), еп. Очерк жизни и деятельности Каллиста, патриарха К-польского // ПО. 1873. Т. 2. № 6. С. 917-944; Сырку П. А. К истории исправления книг в Болгарии в XIV в. СПб., 1898. Ч. 1. Кн. 1; он же. Житие Григория Синаита, составленное К-польским патриархом Каллистом: Текст слав. пер. Жития по ркп. XVI в. и ист.-археол. введение. СПб., 1909. (ПДПИ; 172); Соколов И. И. Каллист I // ПБЭ. 1907. Т. 8. С. 71-78; Κουρίλας Εὐ. ῾Ιστορία τοῦ ἀσκητισμοῦ. ᾿Αθωνῖται. Θεσσαλονίκη, 1929. Τ. 1; Киселков В. Сл. Патриарх-Калистовата грамота от 1355 г. // ДК. 1932. Кн. 50. С. 210-221; Halkin F. Deux vies de S. Maxime le Kausokalybe ermite au Mont Athos (XIVe s.) // AnBoll. 1936. Vol. 54. P. 38-112; Мошин В. Св. Патриjарх Калист и Српска Црква // ГлСПЦ. 1946. № 27(9). С. 192-206; Meyendorff J. Introduction à l'étude de Grégoire Palamas. P., 1959. (Patristica Sorbonensia; 3) (рус. пер.: Мейендорф И., протопр. Жизнь и труды свт. Григория Паламы: Введ. в изуч. / Пер.: Г. Н. Начинкин. СПб., 1997); idem. Byzantium and the Rise of Russia: A Study of Byzantino-Russian Relations in the Fourteenth Century. Camb., 1981; Παπαδόπουλος Στ. Κάλλιστος ὁ Α´ // ΘΗΕ. 1965. Τ. 7. Σ. 264-265; Andrés G., de. Catálogo de los códices griegos desaparecidos de la Real Biblioteca de El Escorial. [Madrid], 1968; Papadakis A. Gregory Palamas at the Council of Blachernae, 1351 // GRBS. 1969. Vol. 10. P. 333-342; Failler A. La déposition du patriarche Calliste Ier (1353) // RÉB. 1973. Vol. 31. P. 5-163; Schreiner P. Die byzantinischen Kleinchroniken. W., 1975-1977. Bd. 1-2; Богдановић Д. Каталог ћирилских рукописа манастира Хиландара. Београд, 1978; Γόνης Δ. Β. Τὸ συγγραφικὸν ἔργον τοῦ οἰκουμενικοῦ πατριάρχου Καλλίστου Α´. ᾿Αθῆναι, 1980; idem. (Гонис Д.) Цариградският патриарх Калист I и «Учителното Евангелие» // Palaeobulgarica. 1982. Т. 6. № 2. С. 41-55; Γιαννάκης Γ. Ν., Σαββαντίδης Γ. Τὸ χειρόγραφο τῆς Βύλιζας στὸ Ματσούκι ᾿Ιωαννίνων // Δωδώνη Επιστημονική Επετηρίδα. 1983. Τ. 12. Σ. 253-261; Rigo A. L'assemblea generale athonita del 1344 su un gruppo di monaci bogomili (ms. Vat. gr. 604, ff. 11r - 12r) // Cristianesimo nella storia. Bologna, 1984. Vol. 5. P. 475-506; idem. Monaci esicasti e monaci bogomili: Le accuse di messalianismo e bogomilismo rivolte agli esicasti ed il problema dei rapporti tra esicasmo e bogomilismo. Firenze, 1989; idem. Il monaco, la Chiesa e la liturgia: I Capitoli sulle gerarchie di Gregorio il Sinaita. Firenze, 2005; idem. I Capitoli sulla purezza dell'anima del patriarca Callisto I // BZ. 2007. Bd. 100. N 2. S. 779-784; Soulis G. Ch. The Serbs and Byzantium during the Reign of Tsar Stephen Dushan (1331-1355) and his Successors. Wash., 1984; Tinnefeld F. H. Faktoren des Aufstieges zur Patriarchenwürde im späten Byzanz // JÖB. 1986. Bd. 36. S. 110-111; Hunger H. Die Exarchenlisten des Patriarchen Kallistos I. im Patriarchatsregister von Kostantinopel // ΚΑΘΗΓΗΤΡΙΑ: Essays Presented to J. Hussey for Her 80th Birthday / Ed. J. Chrysostomides. Camberley, 1988. P. 431-480; Poljakov F. B. Die Absetzung des Patriarchen Kallistos I. in der Darstellung der altrussischen Chronistik // JÖB. 1988. Bd. 38. S. 341-352; Hannick Chr. Patriarch Kallistos als Hymnograph // Ibid. 1990. Bd. 40. S. 331-348; Talbot A. M., Cutler A. Kallistos I // ODB. 1991. Vol. 2. P. 1095; Καφταντζῆς Γ. ῾Ο ναὸς τῶν ῾Αγίων Θεοδώρων Σερρῶν (παλιὰ μητρόπολη). Σέρρες, 1993; Kresten O. Die Beziehungen zwischen den Patriarchaten von Konstantinopel und Antiocheia unter Kallistos I. und Philotheos Kokkinos im Spiegel des Patriarchatsregisters von Konstantinopel. Mainz; Stuttg., 2000; Podskalsky G. Theologische Literatur des Mittelalters in Bulgarien und Serbien 865-1459. Münch., 2000; Pavlikianov C. The Medieval Aristocracy on Mount Athos. Sofia, 2001; Μόσχος Δ. ῾Ο θεσμὸς τοῦ ἐξάρχου κατὰ τὸν Πατριάρχη Κάλλιστο Α´ - συμπεράσματα γιὰ τὸν κλῆρο κα τὴν κοινωνία τῆς Κωνσταντινουπόλεως τὸν 14ο αἰώνα // Θεολογία. ᾿Αθῆναι, 2002. Τ. 73(1). Σ. 195-218; Hinterberger M. Die Affäre um den Mönch Niphon Skorpios und die Messalianismus-Vorwürfe gegen Kallistos I // Gregorio Palamas e oltre: Studi e documenti sulle controversie teologiche del XIV secolo bizantino / Ed. A. Rigo. Firenze, 2004. P. 211-248; Congourdeau M.-H. Deux patriarches palamites en rivalité: Kallistos et Philothée // Le patriarchat œcuménique de Constantinople aux XIVe-XVIe siècles: rupture et continuité: Actes du colloque intern., Rome, 5-6-7 décembre 2005. P., 2007. P. 37-53.
О. А. Родионов