Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛЕНИЧ
Т. 29, С. 469-475 опубликовано: 10 марта 2017г.


КАЛЕНИЧ

Мон-рь Каленич. Общий вид
Мон-рь Каленич. Общий вид

Мон-рь Каленич. Общий вид
[серб. Каленић], жен. мон-рь в честь Введения во храм Пресв. Богородицы (первоначальное посвящение точно неизвестно, вероятно, также в честь Пресв. Богородицы) Шумадийской епархии Сербской Православной Церкви. Расположен на р. Каленичская в местности Левач, в т. н. моравских землях - между реками Велика-Морава и Зап. Морава, близ г. Крагуевац (Сербия). Настоятельница - игум. Нектария (Траяноска), в мон-ре 7 монахинь (кон. 2011). Сведений об основании и раннем периоде существования К. до XVIII в. не сохранилось. Исходя из архитектурного облика и стилистических особенностей росписи храма, его основание датируется 1-й четв. XV в. Высочайший уровень мастерства архитекторов и живописцев, строивших и украшавших храм, указывает на богатый аристократический заказ, что позволяет связать основание К. с активным монастырским строительством в моравских землях представителей серб. династии Лазаревичей (кон. XIV- нач. XV в.). Отождествить мон-рь с к.-л. из известных по историческим источникам средневек. обителей в этом регионе не удается. Не исключено, что наименование К., этимология которого не установлена, появилось не ранее XVIII в.

Ктиторская композиция. Роспись сев. стены наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Ктиторская композиция. Роспись сев. стены наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.

Ктиторская композиция. Роспись сев. стены наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
На частично сохранившейся на сев. стене храма ктиторской композиции изображены блгв. деспот Стефан Лазаревич (с венцом на голове) и «протовидияры» Богдан с супругой Милицей и его брат Петр. Над фигурами Стефана и Петра сохранились первоначальные подписи, а над фигурами Богдана и Милицы поздние подписи, сделанные мон. Герасимом (60-е гг. XVIII в.), к-рый, вероятно, ошибся в интерпретации упраздненного к XVIII в. визант. титула протовестиара, использовавшегося при дворах серб. царя Стефана Душана IV, кн. Лазаря и деспота Стефана Лазаревича (сер. XIV- нач. XV в.). Однако неизвестно, насколько мон. Герасим отразил первоначальный текст. С. Чиркович и Г. Бабич предположили, что на композиции изображен протовестиар Богдан, придворный деспота Стефана, неоднократно упоминающийся в письменных источниках, но к.-л. свидетельств его ктиторской деятельности не сохранилось. На основании расположения фигур в композиции были выдвинуты 2 гипотезы относительно причин появления изображения правителя: для обозначения иерархических отношений между правителем и придворным или как свидетельство о финансовом вкладе или ином участии деспота в возведении обители.

Единственным свидетельством более-менее благополучной судьбы К. после тур. завоевания этих территорий (после 1425) и до нач. XVIII в. может служить замечательная сохранность памятника, т. к. ни археологические раскопки, ни предметы церковной утвари из ризницы (большая их часть XIX в.) не дают информации об истории обители в эти столетия.

Внутренний двор мон-ря Каленич
Внутренний двор мон-ря Каленич

Внутренний двор мон-ря Каленич
Впервые составить летопись К. в сер. XIX в. пытались игумены Иоанникий (Нешкович; 1845-1849, впосл. епископ Ужицко-Крушевацкий) и Феофил (Миюшкович; 1849-1859), которые на основании предания и, возможно, к.-л. иных документов пришли к выводу, что монашеская жизнь в К. после непродолжительного перерыва возродилась в 1-й пол. XVIII в. благодаря вхождению этих земель в состав Австрии и приходу монахов из мон-ря Морача. Впервые К. упоминается в письменных источниках в 1736 г. В сер. XVIII в. как насельник обители в источниках назван постриженик мон-ря Морача иером. Афанасий, вложивший в К. изданные в Москве в 1758 г. Минеи. В это же время в монастыре был проведен ремонт и была сделана надпись мон. Герасима под ктиторской композицией. В 1766 г., согласно надписи на юж. стене нартекса, были отремонтированы храм и братские корпуса (конаки). Размер владений К. в XVIII в. определить сложно, но с 1-й пол. этого столетия монастырь активно возвращал и приумножал свою собственность. Так, подворьями (метохами) К. были мон-ри Каменац, Орашье, Ивкович и Йошаница (до 1854). В 1788 г. мон-рь подожгли турки, поэтому братия недолго проживала в мон-ре Хопово.

Церковь Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1-я четв. XV в.
Церковь Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1-я четв. XV в.

Церковь Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1-я четв. XV в.
28 дек. 1815 г. из Срема в К. были перенесены мощи св. блгв. Стефана Первовенчанного (см. Симон монах), и до 1839 г. (возвращение реликвии в мон-рь Студеница) обитель была центром почитания этого святого. После Второго серб. освободительного восстания монастырь при поддержке серб. правительства стал крупным просветительским центром. В 1813 г. игум. Никифор начал ремонтные и строительные работы, к-рые завершились в 1823 г. (о чем сообщает надпись на фасаде алтарной апсиды). Тогда по инициативе кн. Милоша Обреновича вместо старого конака (братского корпуса) было построено 3-этажное здание (т. н. конак Милоша). В 1820 г. в мон-ре была открыта школа. В 1832 г. был построен 2-й конак, а в 1840 г. звонница. В 1845 г. на средства серб. правительства была обновлена кровля зданий, в 1846 г. храм и конаки были обнесены оградой и комплекс приобрел совр. вид. В «Описи церквей и монастырей Ягодинского протопресвитериата» 1836 г. сообщается, что К., к-рый упоминается с посвящением в честь Успения Пресв. Богородицы, имел 3 колокола, большое количество церковной утвари и книг, владел 4 мерами земли и 100 сливовыми деревьями. При этом у мон-ря были финансовые проблемы, он должен был мастерам 350 грошей (Београд. Архив Србиjе. Ф. ДС II Бф I: Државни Савет. № 30/836.10: Попис црква и ман-ра jагодинского протопрезвитерата из 1836 г. Л. 295-296). В 1870 г. монастырская б-ка, согласно составленному тогда каталогу, насчитывала более 200 книг. Во 2-й пол. XIX в. К. был центром народной медицины, особо успешно здесь лечили различные душевные болезни (Радосављевић Н. Православна црква у Београдском пашалуку, 1766-1831; Управа Васељенске патриjаршиjе. Београд, 2007. С. 318-320).

При пожаре 1911 г. пострадали конак кн. Милоша, наружный нартекс и неск. хозяйственных построек. В 1912 г. по проекту архит. П. Баяловича был построен новый конак (с народными мотивами в архитектуре из камня и дерева, с наклонной кровлей), а в 1922 г. обновлен малый конак. В 1928-1930 гг. под рук. Дж. Бошковича были проведены реставрационные работы. После второй мировой войны К. вошел в список серб. архитектурного наследия. В тот же период мон-рь был преобразован в женский. В мон-ре действует часовня прп. Анастасии Сербской (2-я пол. XX в.).

Архитектура

Храм является ярким образцом серб. средневек. архитектуры моравского периода. Хотя облик храма неоднократно изменялся, первоначальный вид был возвращен зданию во время реставрации, проведенной Дж. Бошковичем.

Церковь, однонефный одноглавый триконх с большим внешним нартексом, принадлежит к группе крестово-купольных моравских триконхов т. н. типа «сжатого креста» (с пристенными лопатками вместо отдельно стоящих несущих опор), к-рый серб. архитектура позаимствовала из визант. зодчества в Рашский период (ц. свт. Николая Чудотворца в Куршумльском мон-ре, ок. 1166-1168; мон-рь Джурджеви Ступови в Расе, 1171; ц. Пресв. Богородицы в мон-ре Студеница, 90-е гг. XII в., и др.). В XIII в. этот тип храма приобрел серб. специфику, проявившуюся в подчеркнуто вертикальном развитии объемно-пространственной композиции и в применении повышенных подпружных арок (ц. Спаса в мон-ре Жича, ок. 1220; ц. Вознесения в мон-ре Милешева, ок. 1228; ц. св. Ахиллия в Арилье, ок. 1295, и др.). Близкие по типу постройки получили широкое распространение в серб. архитектуре во 2-й пол. XIV в., как правило, в варианте триконха. Исследователи высказывали различные предположения о происхождении и назначении боковых конх моравских построек. В наст. время утвердилась гипотеза, объясняющая появление боковых конх влиянием афонской традиции размещения певниц, однако данное предположение не достаточно аргументированно. С уверенностью можно говорить лишь о том, что в посл. четв. XIV в. триконхи становятся главным типом в серб. храмовой архитектуре.

План ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
План ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич

План ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
Ближайшим прототипом храма в К. является т. н. Лазарица, или ц. блгв. Стефана в г. Крушевац (70-е гг. XIV в.), одна из задужбин кн. Лазаря. Однако при большом сходстве храм в К. имеет индивидуальные архитектурно-художественные черты. Он состоит из 2 разновеликих объемов с купольным завершением - собственно церкви и пониженного относительно основного объема большого экзонартекса. Поэтому постройка заметно вытянута по оси восток-запад (длина храма ок. 16,4 м, ширина в зап. и вост. частях ок. 5,25 м, ширина в центральной части за счет выступов боковых конх, фланкирующих подкупольный квадрат, достигает ок. 8,5 м) (Стевовић. 2006). Композиционная согласованность основного объема и экзонартекса, повторяемость главных элементов конструкций и декора, отсутствие видимых швов на фасадах создают впечатление органично собранных воедино всех частей храма. Архитектурный образ храма определяют центричность композиции и ярко выраженная вертикальная ориентация. Ступенчатое нарастание объемов выделенного центрального ядра достигает кульминации в высоко вознесенной главе храма, поднятой на сильно вытянутом многогранном барабане и высоком кубическом постаменте. Ритм членения фасадов, задаваемый вертикалями узких лопаток и стройными полуколонками, а также полукружия рядами поднимающихся кокошников усиливают устремленность конструкции ввысь.

Во внутренней структуре храма хорошо видна граница между наосом и обособленным экзонартексом, соединенными порталом. Наос разделен на 3 части: алтарную, подкупольный квадрат и внутренний нартекс, к-рый, как правило, предназначался для захоронений. Алтарная часть состоит из вост. травеи (вимы), перекрытой цилиндрическим сводом рукава креста, и одной высокой апсиды, по сторонам от которой в стене размещены не выделенные снаружи ниши жертвенника и диаконника. Алтарь отделен высоким деревянным иконостасом (1829). Традиционно для серб. церквей данного типа центральная часть храмового пространства, совпадающая с подкупольным квадратом, выделена выносом 4 опорных лопаток. Фланкирующие наос боковые конхи-певницы поднимаются до высоты сводов и полностью открываются в подкупольный квадрат, значительно расширяя пространство центральной зоны.

Организация внутреннего пространства храма отличается цельностью и соответствует основным принципам распределения масс, характерным для данной типологии храма. В подкупольном квадрате можно видеть развитие пространства вверх (высота купола от уровня пола 19,8 м, высота подъема сводов зап. и вост. рукавов креста ок. 10,2 м; Стевовић. 2006). В отличие от др. построек посл. четв. XIV в. (Лазарица, Наупара и др.) в К. не используются повышенные подпружные арки на консолях, но применена более традиционная система конструкции сводов. Нижняя часть сильно вытянутого барабана, поддерживаемого 4 опирающимися на пристенные лопатки подпружными арками, глухая и утоплена в постамент, имеющий кубические очертания снаружи. В верхней зоне барабана размещены 8 узких вытянутых оконниц (1,8×0,4 м), поэтому на общем фоне сильно затененного интерьера световые акценты сконцентрированы в подкупольной зоне. Кроме верхних окон барабана и 2 больших окон, расположенных по центральной оси боковых певниц, в храме есть еще 5 окон: по одному в средних регистрах сев. и юж. сторон внутреннего нартекса и алтарной части и в центре апсиды. Окна оформлены как бифоры и со стороны фасадов обрамлены каменными резными оконницами со столбиком посередине, роскошными венцами и фигуративными рельефами. В верхних регистрах каждого из компартиментов расположены небольшие круглые окна разного размера, закрытые на фасадах каменными резными розетками.

Зап. фасад ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
Зап. фасад ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич

Зап. фасад ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
Со слабо и неравномерно освещенным пространством основного храма контрастирует залитый светом экзонартекс, где главным источником света является большой высокий проем в юж. стене. Аналогично оконницам он разделен колонкой, украшен каменным резным архивольтом и рельефом с образом Пресв. Богородицы в тимпане. В верхних зонах юж., сев. и зап. стен экзонартекса размещены 3 больших окна-розетки.

В храме имеется 2 портала: главный на зап. фасаде, ведущий из внешнего нартекса во внутренний, и в северной певнице, вероятно более поздний. Хорошо сохранился внутренний портал, ведущий из экзонартекса в храм, роскошно украшенный полихромной каменной резьбой с орнаментальной плетенкой. Внешний зап. портал полностью реконструирован в процессе реставрационных работ 1928-1930 гг. на основе обнаруженных фрагментов декора и по образцу хорошо сохранившегося внутреннего портала.

Фрагмент декора ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
Фрагмент декора ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич

Фрагмент декора ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич
Особенность памятников моравской архитектуры придворного круга - богатое оформление фасадов, основой которого часто становится сама кладка с чередованием ровных рядов кирпича и хорошо обработанного песчаника, с узкими швами белого раствора. Декоративная программа фасадов К. подчинена общему архитектурному решению и выявляет основные композиционные и конструктивные принципы. Использованы материалы различной фактуры и цвета: разнообразные варианты лекального кирпича, каменные резные украшения, фигурные керамические вставки и др. Все это вместе с насыщенными тонировками создает яркую полихромию фасадов. В репертуар наиболее часто используемых мотивов орнаментики входят гирлянды и розетки, витиеватая геометрическая плетенка, шахматный орнамент, фигуративные рельефы капителей, венцов оконниц и тимпанов проемов (часто с фантастическими зооморфными сюжетами). Особо выделяется большой рельеф с образом Пресв. Богородицы в рост на тимпане 2-частного проема юж. стены экзонартекса.

Архитектурные особенности храма лежат в русле общих тенденций визант. зодчества позднепалеологовского периода, но мн. черты типологического, конструктивного, художественного решения храма восходят к местным традициям, накопленным в ходе развития сербской архитектуры в XII-XIV вв.

Живопись

Монастырская церковь была расписана между 1413 и 1427 гг. (1427 - год смерти деспота Стефана Лазаревича, изображенного вместе с ктиторами). От росписей купола сохранились лишь фрагменты, по к-рым исследователи реконструируют изображение «Небесной литургии», вероятно окружавшей центральный образ Пантократора в скуфье (Симић-Лазар. 2000). В барабане в 2 яруса располагаются фрагменты фигуры пророков, в парусах - плохо сохранившиеся фигуры евангелистов, между ними - Нерукотворные образы на убрусе и на чрепии и 2 изображения Десницы Божией.

В апсиде роспись распределяется на 4 регистра. Фрески в конхе утрачены (возможно, здесь была представлена Богоматерь с Младенцем). Ниже идет регистр со сценами явлений Христа после воскресения, сохранившимися частично: «Жены-мироносицы у гроба», «Апостолы Петр и Иоанн у гроба», «Жены-мироносицы сообщают апостолам о воскресении Христа», «Явление Христа ученикам на пути в Эммаус», «Ужин в Эммаусе», «Лука и Клеопа сообщают апостолам о явлении Христа». Завершающая сцена цикла утрачена, это могло быть «Явление Христа апостолам». Эти сцены составляли цикл композиций в поздневизант. монументальной живописи Сербии и Македонии, для др. регионов визант. мира это не характерно. Аналогичные росписи находились в ц. свт. Николая Чудотворца в Куртя-де-Арджеш (ок. 1375). Возможно, оба цикла восходят к общему несохранившемуся к-польскому образцу. В апсиде в среднем и нижнем регистре располагаются традиц. изображения Евхаристии и Литургии святителей. На тему Жертвы Христовой расписан жертвенник, где помещено изображение «Христос во гробе», к-рое часто встречается в ансамблях поздневизант. периода, в т. ч. в памятниках моравской школы. Спаситель сначала был изображен с открытыми глазами, но когда был наложен второй слой штукатурки, глаза были «закрыты».

Росписи свода вимы не сохранились. Исследователи предполагают, что здесь были представлены «Вознесение» и «Сошествие Св. Духа на апостолов» (Там же. 2000), что соответствует сложившейся еще в средневизант. период традиции. Эти сюжеты могли служить завершением программы алтаря, где акцентируются темы Воплощения, Жертвы Христовой и Воскресения Христа, а также евангельского цикла, который начинался с Благовещения на триумфальной арке.

Брак в Кане. Роспись наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Брак в Кане. Роспись наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.

Брак в Кане. Роспись наоса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Фрагментарно сохранился цикл двунадесятых праздников в сводах и верхних частях стен. 6 сцен из этого цикла размещены в конхах певниц. В юж. конхе по фрагментам реконструируются «Рождество Христово», «Сретение» и «Крещение», в северной - «Снятие с креста», «Сошествие во ад» и, вероятно, «Распятие». В сводах зап. части храма было «Преображение» и, возможно, «Воскрешение Лазаря». На зап. стене наоса фрагментарно сохранилось «Успение Пресв. Богородицы». Рядом, в верхних частях стен зап. компартимента,- 2 сцены из небольшого Богородичного цикла: «Рождество Богородицы» и «Введение во храм Пресв. Богородицы». Появление этих сюжетов обусловлено посвящением храма Пресв. Богородице, как и своеобразная генеалогия Христа, представленная расположенными на внутренних откосах алтарной арки фигурами пророков Давида и Соломона и прав. Иоакима и Анны с младенцем Марией на руках. В среднем ярусе наоса представлены чудеса Христовы: в юж. певнице «Брак в Кане» и «Воскрешение дочери Иаира»; на зап. стене «Воскрешение сына вдовицы» и «Чудесное умножение хлебов»; в сев. певнице «Три исцеления» (больного водянкой, прокаженного и 2 слепцов), составляющие единый ансамбль с общим архитектурным фоном. Ключевая сцена цикла, «Брак в Кане», расположена в одном регистре с «Евхаристией» и связана с нею по смыслу. Чудо представлено только одним эпизодом, а не 2, как было принято в поздневизант. живописи. Среди сидящих за полукруглым столом выделены фигуры невесты и жениха, прикасающегося к ее руке ножом, и стоящей между ними девушки, держащей в руках чашу с вином. Головы 3 фигур, склоненные друг к другу, своим расположением и ритмом напоминают современную фрескам икону Св. Троицы Андрея Рублёва.

Перепись населения. Роспись ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Перепись населения. Роспись ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.

Перепись населения. Роспись ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
В нижнем регистре фресок, а также на откосах окон и на лопатках подкупольных опор изображены фигуры святых. Как и в большинстве серб. росписей этого периода, преобладают мученики, среди к-рых выделяются целители (на откосах окон) и воины (в певницах): в южной части - великомученики Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, Никита (или Артемий) и Прокопий, в северной - великомученики Феодор Стратилат и Феодор Тирон, Евстафий и Никита. Одеяния, доспехи и оружие святых воинов отличаются нехарактерными для этого периода великолепием и роскошью, множеством деталей и украшений, богатством красок. На зап. стене над входом представлены поясные ветхозаветные праведники, пострадавшие за веру: прор. Даниил и св. Анания, Азария и Мисаил. В зап. компартименте изображены св. равноапостольные Константин и Елена, святители Иоанн Милостивый и Николай Мирликийский. На лопатках зап. пары подкупольных опор друг напротив друга представлены архангелы Михаил и Гавриил как стражи, охраняющие вход в храм, что характерно для серб. ансамблей поздневизант. периода. Рядом с ними прп. Симеон Мироточивый и свт. Савва Сербский - основатели Сербского государства и Церкви. Их частое появление в росписях Моравского периода было связано со стремлением кн. Лазаря подчеркнуть преемство династии Неманичей.

Христос Спаситель. Роспись над порталом нартекса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Христос Спаситель. Роспись над порталом нартекса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.

Христос Спаситель. Роспись над порталом нартекса ц. Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря Каленич. 1413–1427 гг.
Росписи притвора многочисленны и хорошо сохранились (кроме верхнего яруса). В 2 сводах под куполом и в откосах круглых окон представлены ветхозаветные цари, в парусах - гимнографы, прославлявшие Пресв. Богородицу (фрагментарно сохр. одна фигура). Ниже в 3 яруса располагаются циклы детства Христа и Пресв. Богородицы: «Отвержение даров», «Моление Анны, и Иоаким, уходящий в пустыню», «Благовестие Анне», «Встреча у Золотых врат», «Рождество Пресв. Богородицы», «Иоаким и Анна ласкают маленькую Марию», «Благословение первосвященников», «Первые шаги Пресв. Богородицы», «Введение во храм Пресв. Богородицы», «Моление Захарии о посохах», «Обручение Марии Иосифу», «Благовещение Пресв. Богородице», «Упреки Иосифа», «Встреча Марии и Елисаветы», «Рождество Христово», «Первый сон Иосифа», «Путь в Вифлеем», «Перепись населения» (где правитель Квирин ошибочно подписан как Август Кесарь), «Поклонение волхвов», «Возвращение волхвов», «Второй сон Иосифа» и «Бегство в Египет». Цикл начинается под барабаном с истории Иоакима и Анны, продолжается сценами детства Пресв. Богородицы в следующем ярусе, ниже располагаются сцены детства Христа. Эти сюжеты очень близки к аналогичным циклам в Кахрие-джами (1316-1321) и Куртя-де-Арджеш (ок. 1375), однако не воспроизводят ни один из них буквально. Нек-рые детали фресок в храме мон-ря аналогичны деталям фресок в ансамблях эпохи палеологовского ренессанса, созданных мастерами Михаилом и Евтихием; другие, возможно, восходят к иллюстрациям Акафиста Пресв. Богородицы. Поэтому исследователи предполагают, что иконография фресок притвора храма в К. воспроизводит некий к-польский образец (Петковић. 1908; Симић-Лазар. 2000).

В нижнем ярусе на вост. стене представлен расширенный Деисус. В люнете портала, над входом из нартекса в наос, помещено поясное изображение Господа Вседержителя, ниже по сторонам портала представлены Пресв. Богородица, ап. Петр и св. Иоанн Предтеча с ап. Павлом. Рядом - ктиторские портреты деспота Стефана и протовестиария Богдана с братом Петром и женой Милицей. Такое расположение Деисуса и ктиторских портретов в притворе чаще встречается не в серб. храмах, где они обычно объединялись и помещались в зап. компартименте наоса, а в к-польских (напр., в мозаике нач. X в. в нартексе Св. Софии и мозаике 1316-1321 во внутреннем нартексе в Кахрие-джами). Рядом с ктиторами представлены отцы Церкви и преподобные Антоний и Арсений - на юж. стене, Евфимий Великий и Афанасий Афонский - на западной, Феодосий Великий и Ефрем Сирин - на северной.

Росписи храма в К. принадлежат к числу лучших памятников моравской школы. Сюжетные сцены разворачиваются на фоне богатых архитектурных или пейзажных фонов, к-рые ритмически согласованы с плавными движениями некрупных, легких фигур персонажей. Все композиции наполняет мягкий золотистый свет, объединяющий краски в единую теплую гамму. В трактовке деталей фона и одежд персонажей использованы приглушенные светлые тона (охры, светло-розовые, светло-зеленые и др.); сочетание их с более насыщенными цветами (темно-синим, вишневым, бирюзово-зеленым), особенно часто использованными в трактовке одежд святых в нижнем регистре, придает росписи нарядный, праздничный вид. Лики святых, с высокими лбами и правильными, но неск. мелкими чертами, тщательно моделированы зеленоватыми тенями и золотисто-розовыми высветлениями. В выражениях лиц преобладает возвышенная отстраненность с едва уловимым оттенком светлой печали. В образном строе росписей передана характерная для этого периода лирическая окрашенность. Они близки по стилю произведениям монументальной живописи моравской школы (росписи ц. Вознесения в мон-ре Раваница, ок. 1387; ц. Св. Троицы в мон-ре Манасия (Ресава), ок. 1407-1418, и др.) и поздневизант. живописи (фрески ц. Пантанассы в Мистре, ок. 1428; иконы мц. Марины из Византийского музея в Афинах и мц. Анастасии из ГЭ (обе рубежа XIV-XV вв.), а также древнерус. живописи круга Андрея Рублёва (Радоjчић. 1964; Он же. 1971)). Наиболее близки росписям храма в К. миниатюры серб. Четвероевангелия духовника Виссариона, созданные в 1429 г. худож. Радославом (РНБ. F.I.591). По мнению нек-рых исследователей, мастер Радослав был одним из создателей росписей в храме К. (Ђурић. 1967; Он же. 2000).

Ист.: Живот деспота Стефана Лазаревића великог кнеза српског / Уред.: J. Шафарик // ГСУД. 1870. Књ. 11. Св. 28. С. 363-428; Стоjановић. Записи. Књ. 5. № 9058, 9165.
Лит.: Милићевић М. Ђ. Манастир Каленић: Задужбина деспота Стефана Лазаревића (1405-1427). Београд, 1897; Покрышкин П. П. Православная церковная архитектура XII-XVIII вв. в нынешнем Сербском Королевстве. СПб., 1906. С. 59-73; Петковић В. Р. Фреске из унутрашњег нартекса цркве у Каленићу // Старинар. Београд, 1908. Књ. 3. Св. 112. С. 121-143; он же. Уметност у Србиjи за владе деспота Стефана Лазаревића // Браство. Београд, 1928. Књ. 22. С. 2-18; он же. Преглед црквених споменика кроз повесницу српског народа. Београд, 1950. С. 137-141; Millet G. L'ancient art serbe: Les èglises. P., 1919. P. 181-191; Марковић В. Православно монаштво и ман-ри у средњевек. Србиjи. Сремски Карловци, 1920; Петковић В. Р., Татић Ж. Манастир Каленић. Вршац, 1926; Мирковић Л. Старине фрушкогорских ман-ра. Београд, 1931; Петковић В. Р., Поповић П. J. Старо Нагоричино, Псача, Каленић. Београд, 1933. С. 67-76; Радоjчић С. Портрети српских владара у средњем веку. Скопље, 1934. С. 69-70; он же. Каленић. Београд, 1964; он же (Радойчич С.) Фрески Каленича // Андрей Рублев и его эпоха. М., 1971. С. 250-261; idem (Radojčić S.) Geschichte der serbischen Kunst: Von den Anfängen bis zum Ende des Mittelalters. B., 1969. S. 108-109; он же. Византиjско сликарство од 1400. до 1453. г. // Он же. Одабрани чланци и студиjе, 1933-1978. Београд; Нови Сад, 1982. С. 248-257; Живковић Б. Каленић: [Цртежи фресака]. Београд, 1960, 1982; он же. Конзерваторски радови на фрескама ман-ра Каленића // Саопштења / Републички завод за заштиту споменика културе. Београд, 1961. Књ. 4. С. 181-187; Три моравска ман-ра: Манасиjа, Раваница, Каленић. Београд; Крагуjевац, 1966; Ђурић В. J. Сликар Радослав и фреске Каленића // Зограф. Београд, 1967. Књ. 2. С. 22-29; он же (Джурич В.). Византийские фрески: Средневек. Сербия, Далмация, слав. Македония. М., 2000. С. 300-307; Бабић Г. Друштвени положаj ктитора у Деспотовини // Моравска школа и њено доба: Научни скуп у Ресави, 1968. Београд, 1972. С. 145-146; Божић И. Српске земље у доба Стефана Лазаревића // Там же. С. 111-121; Ћирковић С. Моравска Србиjа у историjи српског народа // Там же. С. 101-109; он же. О ктитору Каленића // Зограф. 1995. Књ. 24. С. 61-68; он же. Срби међу европским народима. Београд, 2004. С. 91-114; Николић Р. Манастир Каленић. Београд, 1972; Бабић-Ђорђевић Г., Ђурић В. J. Полет уметности // Историjа српског народа. Београд, 1982. Књ. 2. С. 184; Каниц Ф. Сербиjа: Земља и становништво. Београд, 1985. Књ. 1. С. 627-631; Катанић Н. Декоративна камена пластика Моравске школе. Београд, 1988. С. 159-193; Михаљчић Р. Краj Српског царства. Београд, 1989; Ристић В. Моравска архитектура. Крушевац, 1996. С. 181-182; Пеjовић Е. Манастир Каленић: Резултати сондажних археолошких истраживања // Гласник Српског архелошког друштва. Београд, 1997. Књ. 13. С. 223-231; Српска православна епархиjа шумадиjска, 1947-1997: Шематизам. Крагуjевац, 1997. С. 197-208; Цветковић Б. Герасимов запис и ктитори Каленића // Саопштења / Републички завод за заштиту споменика културе. 1997. Књ. 29. С. 107-123; Каленић: Духовно благо у новом сjаjy: Обнова ман-ра, 1991-1997. Рековац; Београд, 1998; Симић-Лазар Д. Каленић: Сликарство, историjа. Крагуjевац, 2000; Стевановић М. Деспот Стефан Лазаревић. Београд, 2003; Ћоровић В. Историjа Срба. Подгорица, 2005. С. 303; Валтровић и Милутиновић: Док-ти / Сост.: Т. Дамљановић. Београд, 2006. [Књ.] 1: Теренска грађа, 1871-1884. С. 178-194; Калић J. Деспот Стефан и Византиjа // ЗРВИ. 2006. Књ. 43. С. 31-39; Стародубцев Т. Сликари задужбина Лазаревића // Там же. С. 349-391; Стевовић И. Каленић: Богородичина црква у архитектури позновизант. света. Београд, 2006; Стевовић И., Цветковић Б. Манастир Каленић. Београд, 2007.
А. В. Захарова, С. В. Мальцева
Ключевые слова:
Монастыри Сербской Православной Церкви Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Сербия) Настенная роспись (Сербия) Каленич, женский монастырь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы Шумадийской епархии Сербской Православной Церкви
См.также:
ЖИЧА жен. мон-рь в честь Вознесения Господня Жичской епархии Сербской Православной Церкви
БОДЖЯНИ МОНАСТЫРЬ Сербской Православной Церкви
БРЧЕЛЕ МОНАСТЫРИ Черногорско-Приморской митрополии Сербской Православной Церкви
ДЕЧАНЫ муж. мон-рь во имя Христа Пантократора Рашско-Призренской епархии Сербской Православной Церкви (СПЦ)
ДЖУРДЖЕВИ СТУПОВИ муж. мон-рь во имя вмч. Георгия Победоносца Рашско-Призренской епархии Сербской Православной Церкви
АЙДАНОВАЦКИЙ ВО ИМЯ ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Нишской епархии Сербской Православной Церкви
АРИЛЬЕ сел. с церковью в честь преподобного Ахиллия, епископа Лариссы, в Сербской Православной Церкви
БАЗИАШ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Сербской Православной Церкви