Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (ЖАДОВСКАЯ ПУСТЫНЬ)
Т. 29, С. 326-330 опубликовано: 7 февраля 2017г.


КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (ЖАДОВСКАЯ ПУСТЫНЬ)

Симбирской митрополии, находится в с. Самородки Барышского р-на Ульяновской обл. Основан 26 февр. 1714 г. по благословению Казанского митр. Тихона (Воинова).

Кон. XVII - нач. XX в.

По преданию, К. м. возник на месте обретения в 90-х гг. XVII в. Казанской Жадовской иконы Божией Матери (см. в ст. Казанская икона Божией Матери) на роднике близ р. Самородки. Главным источником сведений об основании мон-ря является анонимное «Сказание о Жадовской Казанской Богородицкой пустыни», составленное в 1865 г. (Гуркин. 2005). Считается, что сказание записано со слов одного из насельников К. м., вероятнее всего жадовского архим. Августина (Ɨ 1864).

Согласно «Сказанию...», жителю с. Ивановского Тихону, страдавшему «неизлечимым недугом расслабления» и непрестанно молившемуся об избавлении от него, трижды явилась Богородица. Однажды, когда Тихон уже отчаялся получить исцеление, в сонном видении перед ним предстала «Благообразная Девица» и, «коснувшись его плеч, повелела: «Поди в село Жадовку, на поляну, находящуюся за источником Самородки. Там на ключе увидишь ты икону Казанския Пресвятыя Богородицы, почерпни из этого ключа воды, испей оной и умойся». Тихон решил, что видение - следствие «сердечных в молитве потрясений», и оставил его без внимания. В др. ночь Дева «с некоторым уже упреком сказала: «Что ж ты, Тихон, не веришь Моим словам и не хочешь идти на указанное тебе место?» Больной с дерзновением спросил: «Как же я могу встать, когда я весь расслаблен - руки и ноги у меня не владеют?» Девица, подойдя ближе к одру больного и коснувшись рамен, сказала: «Знаю, что ты расслаблен и требуешь помощи свыше, но веруй в Бога и повинуйся Его святому повелению, и спасешься». Проснувшись, Тихон тотчас же отправился в Жадовку, долго ходил по лесам и болотам, и, не обретя иконы, но исцелившись, поздно вечером вернулся домой. С благодарственной молитвой на устах Тихон заснул «сладким сном». На рассвете Дева снова явилась ему и поведала, что икону следует искать «подле речки у высшей поляны... в ключе плавающей поверх воды». Тихон, взяв «малолетнюю свою девочку», вышел к указанному месту. Он «заметил ручеек, вытекающий из кустарника, к которому без подмосток невозможно было подойти. Набросав нарубленных им еловых жердок он кое-как дошел до ключа и тут увидел св. икону, плавающую поверх воды». Позвав в свидетели жадовских пастухов, Тихон поместил образ в ольховом дереве у родника (Там же. С. 12-14). Местные жители молились перед иконой, умывались водой из родника и получали исцеления от болезней. Решением «старейших поселян» на холмике рядом с родником была построена часовня. Вскоре по распоряжению Казанского митр. Тихона (Воинова) икона была доставлена в Казань, подробно описана и после выяснения обстоятельств обретения «возвращена на место своего явления, с прикомандированием к ней одного благочестивой жизни инока, которому при означенной часовне выстроена была келья» (Там же. С. 14). Тихон поселился рядом в маленькой хижине, и впосл. к нему присоединились неск. человек.

В 1709 г. по благословению Казанского митрополита на средства подполковника Ивана Петровича Обухова и др. помещиков, владевших прилегавшими к Жадовке землями, на роднике была построена новая деревянная часовня в честь Казанской иконы Божией Матери, в которую перенесли обретенную икону. В 1711 г. Обухов начал строительство деревянного храма в честь Казанской иконы Божией Матери близ родника. Общину при часовне и строящейся Казанской ц. возглавил настоятель сызранского в честь Вознесения Господня мон-ря игум. Михаил. В докладе митр. Тихона указывалось, что «в Синбирском уезде, в Сызранском заказе, Жадовская пустыня началась строиться в 1711 году по челобитью подполковника Ивана Петрова сына Обухова на поместной его Обухова земле и построена в той пустыне церковь Божия... и посвящен в тое пустыню игумен, и община учинена» (Скала. 2000. С. 6). В 1713 г. Обухов и др. помещики Л. Т. Аристов, С. П. Ребровский, Ф. Воронцов и В. Зимнинский подали царю Петру I челобитную, текст к-рой пересказан в сохранившемся указе Казанской губернской канцелярии симбирскому обер-коменданту И. Бахметьеву от 16 февр. 1714 г.: «...они де, по обещанию своему под церковь Божию и монастырь и на пропитание церковным служителям и монахом дают из своих дач в тех урочищах по осьмидесят сажень земли... чтоб великий государь пожаловал их, велел меж их поместныя земли со всеми угодьи по заручным их челобитным за тем монастырем справить» (Гуркин. 2005. С. 46-48). По благословенной грамоте, выданной 15 марта того же года митр. Тихоном игум. Михаилу, в обители была возведена холодная ц. в честь Казанской иконы Божией Матери с теплым сев. приделом во имя свт. Тихона Амафунтского (небесного покровителя Казанского митрополита и основателя К. м. старца Тихона). При этом митр. Тихон распорядился, чтобы алтари церкви «были просторны и светлы, с прирубными пятистенными стенами; престолы учинить о четырех столбцах, а запрестольные образы поставить не близ престолов, чтоб во время иерейскаго служения иерею в каждении меж престолов запрестольных образов пройти было свободно» (Там же С. 48-49). В новый храм перенесли явленный Казанский образ и поместили слева от царских врат.

К 1738 г. на территории К. м. располагались также настоятельская и 11 братских келий, хлебопекарня, житница, конюшня; постройки обнесены деревянной оградой (67 саж.). Вероятно, в том же году в обители произошел пожар: храм и почти все постройки сгорели, братия поселилась в небольших хижинах, богослужения совершали во временной часовне. Строительство новой каменной Казанской ц. (1739-1746) и восстановление келий инициировал и финансировал дворянин Григорий Афанасьевич Аблязов (прадед писателя А. Н. Радищева), неск. раз посещавший мон-рь. В марте 1741 г. Аблязов принял монашеский постриг с именем Герман в одном из московских мон-рей. По возвращении в К. м. он занял должность казначея. В 1741 г. завершилось строительство теплого придела во имя свт. Тихона Амафунтского, а 5 июля 1746 г. игум. Иларион освятил весь каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Одновременно полусгоревшая деревянная церковь (1714) была разобрана, перенесена к вратам обители и в 1740 г. освящена во имя мч. Иоанна Воина; во время возведения каменной Казанской ц. здесь совершались богослужения. В 1746 г. мон. Герман (Аблязов) принял постриг в схиму и до самой кончины подвизался в затворе, в «каменной палатке» у надвратной Иоанновской ц.; похоронен справа от алтаря Казанского храма.

Согласно описи, составленной в 1763 г. прапорщиком И. Суховым, в Казанской ц. хранились серебряный чеканный напрестольный крест, 2 Евангелия, обложенные бархатом (одно с «евангелистами серебряными», другое «с медными»), серебряные богослужебные сосуды. В обветшавшей Иоанновской ц. «на вратах» богослужения уже не совершались, иконостас с иконами «греческого письма» перенесен в Тихоновский придел Казанского собора. В обители находились старая игуменская келия, 2 «новых» и 7 братских келий, погреб, 4 амбара, баня, скотный сарай и конюшня с сушильней для сена, за оградой (49 саж.) у родника - деревянная часовня и скотный двор (6 лошадей, 2 коровы, 10 овец). К 1744 г. к К. м. был приписан всего 21 крестьянин.

В 1720 г. мон-рем управлял игум. Авраамий, затем - иером. Михаил, обвиненный в потакании раскольникам и казненный в 1722 г. в Пензе (см.: ОДДС. Т. 2. Ч. 2. № 858. С. 92), с 1732 г.- иером. Павел (Юзиров), в 1734 г. отстраненный от настоятельства за незаконное пострижение 2 чел. Затем К. м. возглавляли иером. Никон, с 1736 г.- иером. Тит, с 8 сент. 1744 г.- иером. Филарет, с 3 авг. 1745 г.- игум. Иларион, с 1748 г.- игум. Лука, с 1752 по 1764 г.- игумены Глеб, Питирим, Иаков и Иосиф. Братия была немногочисленна: так, в 1738 г. в обители проживали 4 монаха и белец, к нач. 50-х гг. XVIII в.- ок. 15 чел., в 1763 г.- 3 иеромонаха, 2 монаха и белый священник.

В 1764 г. К. м. был упразднен. Указом Казанской духовной консистории от 11 дек. того же года игум. Иосиф, иеромонахи Аарон, Паисий, иеродиак. Михаил и мон. Алексий были переведены в штатные Свияжский в честь Успения Пресв. Богородицы и в казанский в честь Преображения Господня мон-ри; лишь один из жадовских насельников, престарелый иером. Аарон, остался жить при Казанской ц. Для совершения богослужений к храму были командированы священник и 2 причетника, содержание которых обеспечивали доходы от молебнов перед чудотворным образом. Некоторое время Казанская ц. оставалась самостоятельной приходской, затем была причислена к Никольскому храму с. Жадовка. Согласно описанию Т. Г. Масленицкого, к 1783 г. на территории бывш. обители стояли 2 ветхие деревянные келии. По свидетельству еп. Симбирского свт. Феодотия (Озерова), земля, принадлежавшая монастырю, «неизвестно по какому случаю выпущена была из виду, и во время генерального межевания половина оной перешла в общее владение жадовских разночинных обывателей, а другая причислена была к соседней Новой деревне» (Там же. С. 15-16).

Указом от 19 июня 1817 г. Казанский архиеп. Амвросий (Протасов) упразднил монастырский храм, а всю утварь и иконы передал в жадовскую Никольскую церковь. Ее настоятель свящ. Стефан Иванов намеревался разобрать Казанский храм, а кирпичи и др. материалы перенести в Жадовку и использовать для приходских нужд. Однако указ архиерея не был исполнен: и работники, собиравшиеся разобрать церковь, и сопровождавший их свящ. Иванов внезапно ослепли, а когда прозрели, устрашились гнева Божия и оставили свои намерения. Указом архиеп. Амвросия от 8 марта 1822 г. Казанский храм стал самостоятельным и приходским с. Жадовки, а Никольская ц. приписной. Но вопреки его распоряжению местное духовенство предпочитало жить в Жадовке и служить в приписном сельском храме чаще, чем в монастырском.

В июле 1845 г. неск. симбирских помещиков, «движимые благочестивым усердием к явленной иконе Божией Матери», обратились к еп. Симбирскому Феодотию (Озерову) с просьбой о восстановлении постоянного богослужения в Казанской ц. 23 янв. 1846 г. еп. Феодотий утвердил решение Симбирской духовной консистории о приписании Казанского храма к Симбирскому архиерейскому дому - бывш. симбирскому Покровскому монастырю. Уже 6 февр. 1846 г. казначея архиерейского дома иером. Августина направили в церковь К. м. «для принятия оной в ведение архиерейского дома и для богослужения в ней»; 2 недели спустя по прошению казначея «для исправления при сей церкви богослужений, а равно и для соблюдения в оной целости и опрятности» к храму были прикомандированы диакон, 2 послушника и 3 штатных служителя. 3 июля 1846 г. Синод утвердил донесение святителя о причислении Казанского храма к Симбирскому архиерейскому дому. По настоянию еп. Феодотия К. м. была возвращена часть земельных наделов. В марте 1848 г. К. м. возглавил бывш. казначей архиерейского дома иером. Флегонт, при котором был выстроен 2-этажный братский каменный корпус с настоятельскими покоями, отдельная трапезная, каменная ограда с 4 башнями по углам и парадными «архиерейскими» воротами (1852), деревянная гостиница.

В 1853-1854 гг. Казанский храм был отремонтирован (установлен 5-ярусный резной иконостас со старинными иконами «греческого письма»; в алтаре и на амвоне чугунный пол заменен дубовым паркетным, обновлены настенные росписи), центральный придел 10 мая 1853 г. освятил Симбирский свт. Феодотий (Озеров). В храме был расширен левый Тихоновский придел и освящен новый правый придел во имя свт. Николая Чудотворца. Придельные иконостасы выполнил известный симбирский мастер А. Я. Ефремов. После ремонта наиболее почитаемые образы были украшены серебряными ризами. В 1878 г. Казанский храм вновь ремонтировался: иконостас вызолотили, стены снаружи побелили, масляную живопись поновили, крышу, стены паперти и Никольского придела расписали заново.

9 апр. 1856 г. иером. Флегонт обратился в Духовную консисторию с просьбой разрешить перестроить обветшавшую часовню над родником и обратить ее в церковь. 13 июня того же года настоятель сызранского Вознесенского монастыря освятил новопостроенный деревянный храм в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник».

С янв. 1857 г., после перевода иером. Флегонта в сызранский Вознесенский мон-рь, К. м. возглавлял иером. Серапион, а с мая того же года - иером. Пионий, при к-ром в обители был построен новый 2-этажный братский корпус (1863) с общей трапезной и кухней. С 1867 г. в монастыре настоятельствовал иером. Никодим, с 1871 г.- иером. Варлаам. С марта 1872 по нояб. 1875 г. сменилось 3 настоятеля, монастырское хозяйство в этот период пришло в упадок, о чем свидетельствовал новый еп. Симбирский Феоктист (Попов) во время первого посещения обители в июле 1875 г. Настоятелем К. м. архиерей назначил архим. Макария (Ɨ 1918), с именем которого связано восстановление обители. При нем под деревянный храм в честь иконы «Живоносный Источник» был подведен каменный фундамент, укреплены стены. Сама церковь была устроена так, что св. источник оказался непосредственно под царскими вратами, у солеи, укрытым в специальных желобах. В середине храма находился открытый бассейн. В 1894 г. Симбирский и Сызранский еп. Варсонофий (Охотин) освятил домовый храм во имя прп. Алексия, человека Божия, при архиерейских покоях К. м. По инициативе архим. Макария были отремонтированы обветшавшие постройки: 2-этажный братский корпус (1849), каменный братский корпус с трапезной (1863), конюшня с каретным сараем, баня, гостиница для паломников (1852), каменная ограда с 4 башнями по углам и парадными, т. н. Архиерейскими, воротами. В одной из башен размещалась часовня, в остальных - келии для братии. Рядом с оградой был выстроен 2-этажный каменный дом для паломников с деревянным флигелем. Согласно описям за 1917 г., монастырю принадлежали 1540 дес. земли и 227 дес. леса, мукомольная мельница на р. Самородке, фруктовый сад, 3 рыбных пруда.

К 1917 г. в К. м. проживали настоятель (с 16 янв. 1906) архим. Каллист (Павлов), бывш. настоятель архим. Макарий, 6 иеромонахов, 3 иеродиакона, неск. монахов и ок. 30 послушников. Весной 1907 г. в К. м. принял постриг и был рукоположен во иерея Иоанн (Братолюбов), буд. архиепископ Ульяновский и Мелекесский. В XX в. в мон-ре подвизались послушник И. Игошкин (см.: преподобноисп. архим. Гавриил (Игошкин)), а также иером. Евстратий, бывш. насельник Спасо-Преображенского Валаамского мон-ря. В 1906 г. о. Евстратий совершил паломничество на Афон, затем в течение 3 лет служил в составе Русской Духовной миссии в Иерусалиме.

Святыни, библиотека

В соборе К. м. находилась обретенная Казанская Жадовская икона Божией Матери в сребропозлащенных кованых окладе и ризе (1743). После возобновления мон-ря в окт. 1846 г. для иконы была изготовлена новая риза из серебра и золота с большим бриллиантом (в короне Богородицы), 4 алмазами на венце Младенца, 8 яхонтами, 51 гранатом, 28 аметистами и др. драгоценными камнями и финифтью. При настоятеле (1867-1871) иером. Никодиме икону обложили серебряным листом, поверх к-рого была укреплена новая золотая риза, украшенная драгоценными камнями. Симбирская купчиха Егорова пожертвовала на чудотворный образ бриллиантовый фермуар с крупным жемчугом. В украшении иконы принимали участие помещица А. А. Мотовилова и сестры Арзамасского жен. мон-ря. К нач. XX в. чудотворная икона находилась в раме с изображениями чудес от Казанской иконы Божией Матери и помещалась в большой заклиросный киот с правой стороны центрального придела монастырского собора.

Осенью 1846 г. Казанский образ был перевезен в Симбирск и некоторое время пребывал в городских храмах. В 1847 г. симбирское дворянство обратилось к священноначалию с просьбой, чтобы икона ежегодно приносилась в Симбирск «с торжественной почестию и находилась здесь не менее месяца, чтобы все жители могли насладиться лицезрением сей древней святыни и почтить ее подобающим поклонением» (Там же. С. 23). Прошение было удовлетворено, и с 1848 по 1927 г. 1 месяц в году икона пребывала в г. Симбирске. Святыня торжественно выносилась из пустыни в сопровождении неск. монахов за 7 дней до дня прибытия в город (15 мая). По пути следования крестного хода с иконой в селах и деревнях монастырское духовенство служило молебны. В Симбирске крестный ход встречали все городские священнослужители во главе с архиереем. В 1849 г. на средства благодарных горожан на старинную икону свт. Николая в Никольском приделе Казанской ц. была устроена серебряная риза с золочеными венцами (ок. 11 фунтов). В том же году Симбирский еп. Феодотий пожертвовал в К. м. копию чудотворной Казанской иконы, «мерой и подобием» повторяющую явленный образ. Этот список, украшенный старинным окладом, находился в Тихоновском приделе Казанского храма, а во время пребывания в Симбирске чудотворной иконы помещался на ее место. Известно «Слово на день принесения в г. Симбирск чудотворного образа Казанской Божией Матери из Жадовской пустыни», написанное в 1849 г. К. И. Невоструевым. С 1733 г. упоминается ярмарка, устраиваемая ежегодно на площади у стен обители, приуроченная ко дню празднования Казанской иконе Божией Матери 8 июля. Плата за аренду торговых мест являлась одним из источников доходов мон-ря.

В алтаре монастырского Казанского собора также хранилась икона Казанских святителей Гурия, Варсонофия и Германа, в серебряной вызолоченной ризе, с частицами мощей. Этот образ был перенесен в К. м. из симбирского Покровского муж. мон-ря. В ризнице имелись серебряные дискос (1745), звезда (1747), вызолоченный потир (1788) и др. богослужебные предметы.

Среди книг монастырской библиотеки особую ценность представляли: Евангелие учительное воскресное (М., 1686); Евангелие (1789) в лист, на верхней доске серебряный вызолоченный оклад с 5 чеканными изображениями; богослужебный устав (1802) с надписью вкладчика: «В Богородицкую Жадовскую пустыню княгиня Анна Ивановна Крапоткина в поминовение родителей своих и супруга своего Константина и князя-отрока Алексея и сродников»; Минея праздничная, пожертвованная комендантом г. Самары (1711-1713) Т. И. Бекетовым; Минея общая, вклад Л. Т. Бекетова, а также синодик 1730 г., в к-рый внесены имена настоятелей и братии, представителей рода мон. Германа (Аблязова), благотворителей пустыни дворян и купцов В. и И. Мошенских, А. Радищева, П. Плешивцева, В. Зимнинского, И. и Ф. Обуховых и др.

На монастырском кладбище погребены возглавлявшие К. м. иеромонахи Пионий († 1867), Никодим († 1871), Герман († 1875); духовники иеромонахи Иринарх († 1891), Иоанникий († 1894), Виталий († 1900) и Николай († 1908); насельники иеродиаконы Иероним († 1907), Михаил († 1908), монахи Нифонт († 1900) и Афанасий († 1902). Здесь же находились могилы благотворителей: участника Отечественной войны 1812 г. ген.-майора А. А. Дувинга († 1856), коллежского асессора С. П. Городецкого († 1867), полковницы Е. П. Мейснер († 1876), дворянок А. А. Мотовиловой († 1888; родственница Н. А. Мотовилова) и С. П. Ховриной († 1891), жены священника О. Д. Топорниной († 1897) и др.

1919-1990 гг.

По решению заседания президиума Карсунского исполкома от 5-6 марта 1919 г. К. м. подлежал ликвидации; все имущество монастыря было изъято, постройки национализированы, Алексиевский, Иоанновский и храм на источнике закрыты. Монастырская Казанская ц. стала приходской с. Жадовка. По описи, проведенной в апр. 1919 г., из К. м. были изъяты оклады и ризы с Казанской иконы и ее копии, но в 1922 г. в Симбирске на деньги, пожертвованные А. В. Дувинг, изготовлены новые оклады - «металлическая рамка и риза, украшенные искусственными каменьями». В 1920 г. на территории К. м. проживали архим. Каллист (Павлов), 3 иеромонаха, 2 иеродиакона, 5 монахов и 7 послушников. Возможно, в нач. 20-х гг. XX в. братия зарегистрировалась как «трудовая промышленная артель». В 1924 г. архим. Каллист был арестован, обвинен в «недонесении органам власти об известной ему контрреволюционной организации» и приговорен к 2 годам лишения свободы условно. К 1926 г. Ульяновский еп. Виссарион (Зорнин), как и большая часть братии К. м., уклонился в григорианский раскол. В сент. 1926 г. при Казанской ц. проживали архим. Каллист (Попов), архим. Ермоген (Кузьмин), иеромонахи Аркадий (Фокин), Герман (Аверьянов), Дамаскин (Аристов), Ираклий (Нечаев), Леонтий (Архипов), Роман (Череповский), иеродиаконы Виктор (Федякин) и Пимен (Аркатовский), монахи Димитрий (Смиткин) и Никодим (Карасёв), 8 послушников.

В ночь на 14 июля 1926 г. из алтаря Казанского храма была похищена копия явленной иконы «в металлической рамке и ризе, украшенная искусственными каменьями и жемчугом», серебряные дарохранительница и ковчежец (Скала. 2000. С. 51). Злоумышленники, по-видимому, не знали, что по пути из Ульяновска чудотворный образ временно находился в одной из деревень. С 22 мая по 7 июля 1927 г. чудотворная икона в последний раз была принесена в Ульяновск. Губернский адм. отдел предписал представителям Казанской ц. и Троицкого кафедрального собора «7 июля окончить всенощное бдение к 7-ми часам вечера, а икону отправить на станцию Ульяновск-1 и в 10 часов вечера на извозчике без крестного хода для отправления ее по месту постоянного пребывания» (Там же. С. 54).

В марте 1930 г. архим. Каллист, иеромонахи Аркадий и Дамаскин были арестованы по обвинению в «контрреволюционной деятельности и подрыве колхозного движения», 15 марта перемещены в Сызранский дом заключенных. 10 марта 1930 г. жадовский оперуполномоченный сообщал, что в «бывший монастырь» прибыло ок. 200 прихожан, которые «требовали вернуть попов». По ст. 58-10 УК РСФСР 10 апр. того же года архим. Каллист был приговорен к заключению в концлагерь на 5 лет с заменой на высылку, иеромонахи Аркадий и Дамаскин - к заключению в концлагерь на 3 года. Архим. Каллист был сослан в Белбалтлаг, где во время строительства Беломорско-Балтийского канала встретился с бывш. насельником Жадовской пустыни иером. Виссарионом (Бурдасовым), также отбывавшим наказание. Под впечатлением этой встречи иером. Виссарион написал стихотворение «Прощай, обитель!» Однако среди местных жителей бытовало предание, что архим. Каллист и др. арестованные насельники были расстреляны и захоронены на территории обители.

Перед арестом в нач. 1930 г. братия заменила чудотворный Жадовский образ похожей Казанской иконой Божией Матери. Чудотворную икону архим. Каллист передал на хранение С. А. Архарову, служившему врачом в рабочем поселке близ Жадовки. С кон. 30-х гг., после ареста Архарова, икона хранилась у Н. А. Ираклионова, с 70-х гг. XX в.- у свящ. Николая Шитова (настоятеля Никольского храма с. Оськина Инзенского р-на), который в 1997 г. передал ее в возрождающуюся обитель. Впосл. о. Николай принял постриг с именем Адриан, скончался в сане архимандрита.

Согласно предписанию Карсунского исполкома от 15 апр. 1927 г. («занять пустующие здания бывшего Жадовского монастыря под учреждения»), ок. 1930 г. на территории К. м. разместилось учебное хозяйство Жадовского сельхозтехникума, в Казанском храме устроены мастерские МТС, в алтаре - кузница, на колокольне установлен двигатель с электрогенератором. Затем в корпусах К. м. была открыта школа колхозной молодежи, колокольня разобрана на кирпичи, в башнях устроены склады и кладовые. После 1930 г. храмы были разрушены, св. источник засыпан, ограда разобрана, в оставшихся 2 братских корпусах разместилось общежитие, в гостиничном корпусе - магазин. В кон. 1967 или в нач. 1968 г. Казанская ц. была разрушена, на ее месте устроено зернохранилище, в здании монастырской гостиницы - магазин. К 80-м гг. XX в. сохранились полуразрушенные стены кирпичной ограды, 3 башни и каменные корпуса, в к-рых располагались ПТУ и магазин. По свидетельству местных жителей, в 1989-1991 гг., перед возобновлением обители, на стене братского корпуса проявлялись образы Спасителя, Богородицы и свт. Николая Чудотворца.

1990-2012 гг.

21 июля 1990 г. территорию Жадовской пустыни посетил еп. Ульяновский Прокл (Хазов). Решением Синода от 5 окт. 1994 г. К. м. был возобновлен. Осенью 1996 г. в неск. комнатах на 2-м этаже бывш. гостиничного корпуса поселились первые насельники - иером. Агафангел (Семёнов), 2 иеромонаха, 3 монаха, 2 инока. В одном из помещений устроили временную часовню. 21 июля 1997 г. в К. м. еп. Проклом была совершена первая после 70-летнего перерыва Божественная литургия; одновременно в обитель возвращена чудотворная Казанская икона. Празднование 2-го обретения иконы, установленное Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, совершается 2 мая. С 2004 г. возрождена традиция крестного хода с Казанской иконой, который продолжается от 7 до 8 недель - 2 недели икона пребывает в разных храмах Ульяновска, 5-6 - в сельских. Среди др. святынь К. м.- икона с частицей мощей блж. Андрея Симбирского (Огородникова) и деревянный крест с его могилы, ковчег с частицами мощей преподобных отцов Киево-Печерских и др. святых. Одной из чтимых икон обители является образ прмч. Дамаскина, ранее принадлежавший иером. Дамаскину (Аристову) и после закрытия монастыря сохраненный жителями с. Ушаковка.

К 1998 г. в К. м. был построен деревянный храм в честь Казанской иконы Божией Матери с колокольней, в котором 21 июля того же года еп. Прокл совершил литургию. В К. м. устроена домовая ц. во имя прп. Алексия, человека Божия (2006-2007), возведены каменный соборный Казанский храм (2005-2009), деревянная часовня и купальня на св. источнике; отреставрированы архиерейский и братский (2008-2009) корпуса, вост. и сев. стены, 2 угловые башни, здание гостиницы, устроены иконописная, слесарная и столярная мастерские, баня, сарай, скотный двор.

К нач. 2012 г. в К. м. проживали игум. Филарет (Коньков) и ок. 20 насельников.

Арх.: ГА Ульяновской обл. Ф. 134, 868, 872.
Ист.: Сказание о явлении и чудесах чудотворной иконы Казанской Божией Матери в Жадовской пустыни Корсунского у. Симбирской губ. Симбирск, 1889; Гуркин В. А., сост. Сказание о Жадовской Казанской Богородицкой пустыни. Ульяновск, 2005.
Лит.: Охотин Н. В., прот. О чудотворной иконе Казанской Божией Матери, ежегодно приносимой в г. Симбирск из Жадовской пустыни // Сборник ист. и стат. мат-лов о Симбирской губ.: (Прил. к Памятной кн. на 1868 г.). Симбирск, 1868. С. 277-281; он же. Жадовская Казанско-Богородицкая пустынь Симбирской епархии. Симбирск, 1881; Зерцалов А. Н. Краткий ист.-геогр. очерк Симбирска, Сызрани и Кашпирова во 2-й пол. XVII в. Симбирск, 1896; Мартынов П. Л. Город Симбирск за 250 лет его существования. Симбирск, 1898; Красовский В. Э. Хронологический перечень событий Симбирской губ., 1371-1901. Симбирск, 1901; Баженов Н. Стат. описание соборов, мон-рей, приходских и домовых церквей Симбирской епархии по данным 1900 г. Симбирск, 1903; Невоструев К. И. Жадовская Казанская Богородицкая пустынь Симбирской епархии от ее начала до 1880 г. // Симбирская церк. старина. 1915. Вып. 2. C. 82-103; Козлов Ю. Жадовская пустынь // Ульяновская правда: Газ. 1990. 17 февр.; Скала А. В., протодиак. Жадовская пустынь: Жадовский Богородице-Казанский муж. мон-рь: История и современность. Ульяновск, 2000; Сомова Л. А. К истории Жадовской пустыни // Открытые культуры: Мат-лы Всерос. науч. конф. Ульяновск, 2002. С. 97-99; Гуркин В. А. История Жадовской пустыни // Моск. ж. 2005. № 6. С. 51-54.
Д. Б. Кочетов
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Симбирская митрополия Русской Православной Церкви Казанской иконы Божией Матери мужской монастырь (Жадовская пустынь) Барышской и Инзенской епархии Симбирской митрополии
См.также:
АБАЛАКСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЗНАМЕНИЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Тобольской и Тюменской епархии), расположен в с. Абалак, на правом берегу Иртыша, в 30 км от Тобольска Тюменской обл.
АВНЕЖСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Тотемском уезде Вологодской губернии, при впадении р. Авнежи в р. Сухону
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АВРААМИЕВ НОВОЗАОЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в с. Умиление Галичского р-на Костромской обл., первый мон-рь в Галичской земле
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АВРААМИЕВ СМОЛЕНСКИЙ В ЧЕСТЬ ПОЛОЖЕНИЯ РИЗЫ БОГОРОДИЦЫ ВО ВЛАХЕРНЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Авраамиев Богородицкий училищный)