Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕГАТ
Т. 40, С. 345-348 опубликовано: 7 мая 2020г. 


ЛЕГАТ

Еп. Филипп Фергио, папский легат, на пути в Венгрию. Инициал из рукописи «Chronicon Pictum». Ок. 1360 г. (Budapest. Országos Széchényi Könyvtár. Clnae. 404. Fol. 65)
Еп. Филипп Фергио, папский легат, на пути в Венгрию. Инициал из рукописи «Chronicon Pictum». Ок. 1360 г. (Budapest. Országos Széchényi Könyvtár. Clnae. 404. Fol. 65)

Еп. Филипп Фергио, папский легат, на пути в Венгрию. Инициал из рукописи «Chronicon Pictum». Ок. 1360 г. (Budapest. Országos Széchényi Könyvtár. Clnae. 404. Fol. 65)
[Лат. legatus - посланник, от lego - наделять полномочиями, отправлять послом, от lex - закон], представитель папы Римского в к.-л. гос-ве, области, поместной Церкви или на церковном Соборе. В Др. Риме термин «легат» использовался для обозначения ряда должностей (Kenhe P. Legatus // Brill's New Pauly. Leiden; Boston, 2005. Vol. 7. Col. 354-355; Perrin. 1973. P. 359-364); в первоначальном значении слова Л. называли посла к иностранным правителям, к племенам. Деятельность Л. регулировалась правом народов (ius gentium). Личность Л. считалась священной и неприкосновенной (sanctus inviolatusque). Знаком его достоинства было золотое кольцо, к-рое он получал от сената. С III-II вв. до Р. Х. Л. называли также представителей сената при магистратах, облеченных высшей военной властью (imperium). В эпоху домината (I-III вв. по Р. Х.) существовали имп. Л. (legati Augusti), имевшие проконсульские или преторские полномочия; они управляли провинциями или вели войны. Со 2-й пол. I в. по Р. Х. Л. стали называть командиров легиона (legatus legioni), назначавшихся непосредственно императором. Часто они одновременно являлись и наместниками провинции, где был расквартирован их легион (Levithan J. Legati legionis // The Encyclopedia of Ancient History. Oxf., 2012. Vol. 7. P. 3991-3992).

В раннее средневековье в Зап. Европе понятие «легат» утратило юридическую точность и стало (наряду с др. словами) использоваться для обозначения различных посланников и представителей светских или церковных властей, чаще всего - папы Римского. Для эпохи поздней античности и раннего средневековья (IV-Х вв.) исследователи выделяют неск. разновидностей представителей Римских епископов (пап). Их значение и сфера деятельности увеличивались по мере роста авторитета Римской Церкви и развития учения о примате папы Римского.

В V-VI вв. сложился институт апостольских викариев - полномочных представителей папы Римского в определенных регионах. Вероятно, при папе Римском Дамасе I (366-384) или скорее при Иннокентии I (401-417) епископы Фессалоники стали пользоваться привилегиями полномочных представителей папы Римского в Вост. Иллирике, несмотря на то что административно эти земли относились к Вост. Римской империи. Епископы Фессалоники оставались папскими викариями до перехода Балкан под юрисдикцию К-польских патриархов (733). В Галлии с 417 г. представителями папы Римского были епископы Арелата (ныне Арль). Их привилегированный статус на протяжении V в. неоднократно оспаривали епископы Массилии (ныне Марсель), Нарбоны (ныне Нарбон) и Вьенны (ныне Вьен). В 514 г. папа Симмах (498-514) закрепил статус папского викария в Галлии за свт. Кесарием Арелатским; его преемники пользовались этими привилегиями до кон. VIII в. Папские викарии назначались также в Испанию (во 2-й пол. V - нач. VI в.) и на Сицилию (в кон. VI - нач. VII в.), причем эти должности не были сопряжены с определенной епископской кафедрой. Так, 1-м викарием на Сицилию свт. Григорий I Великий назначил рим. субдиак. Петра, получившего полномочия ежегодно созывать (в Сиракузах или Катане (ныне Катания)) церковные Соборы и разрешать любые возникающие конфликты (Rennie. 2013. P. 41-55).

С сер. V в. в источниках упоминаются представители папы Римского при имп. дворе в К-поле; такая должность обычно называлась греч. словом апокрисиарий. Одним из первых известных папских апокрисиариев в К-поле был еп. Косский Иулиан (упом. между 448 и 457), который также был представителем папы Римского свт. Льва I Великого на Вселенском IV Соборе (451). Судя по сохранившейся переписке Льва I Великого, еп. Иулиан выступал как представитель папы Римского в различных церковных (как догматических, так и дисциплинарных), а также светских вопросах. Должность апокрисиария в К-поле имела большое политическое значение; в VI-VII вв. не менее 7 чел., исполнявших ее, были затем избраны на Папский престол: Феликс IV (III) (526-530), Вигилий (537-555), Пелагий I (556-561), свт. Григорий I Великий (590-604), Сабиниан (604-606), Бонифаций III (февр.-нояб. 607), св. Мартин I (649-655). Должность постоянных представителей папы Римского в К-поле существовала до 1-й пол. VIII в.; ее исчезновение связано, возможно, с распространением в Византийской империи иконоборчества (Chevailler, Genin. 1968. P. 408). Впосл. папы направляли к императорскому двору нерегулярные и сравнительно краткосрочные посольства, как правило, связанные с конкретными вопросами. В VIII-IX вв. апокрисиариями иногда называли папских послов ко дворам франк. правителей из династий Меровингов и Каролингов (Rennie. 2013. P. 63-64).

Папский легат Л. Кампаджо сопровождает имп. Карл V и др. знатных лиц в Аугсбург. Гравюра. 1530–1531 гг. Худож. Й. Брей Старший
Папский легат Л. Кампаджо сопровождает имп. Карл V и др. знатных лиц в Аугсбург. Гравюра. 1530–1531 гг. Худож. Й. Брей Старший

Папский легат Л. Кампаджо сопровождает имп. Карл V и др. знатных лиц в Аугсбург. Гравюра. 1530–1531 гг. Худож. Й. Брей Старший
Наряду с этим существовал широкий круг папских посланников, назначавшихся для выполнения конкретных поручений (по терминологии совр. исследователей - legati ad causam; см.: Rennie. 2013. P. 65-67). Их статус и полномочия не были юридически определены и могли заметно варьироваться. Во мн. случаях в их задачу входили лишь доставка и обнародование папского послания, напр. Собору, отдельному прелату или светскому правителю, но иногда эти посланники (часто обозначались в источниках лат. словом nuncius - «вестник, гонец») обладали полномочиями самостоятельно проводить расследования и выносить решения по спорным вопросам. Так, напр., неизвестный по имени посланник папы Николая I (858-867), направленный на Собор в Свессионе (ныне Суасон) (862), имел право самостоятельно расследовать обвинение в прелюбодеянии, выдвинутое против кор. Лотаря II его женой Теудбергой. Самый ранний зафиксированный случай присутствия папских посланников на Соборе за пределами Италии - Арелатский Собор (314), куда папа Сильвестр I (314-335) направил 2 пресвитеров и 2 диаконов из Рима (Gaudemet, Guyotjeannin, Blet. 2002. P. 907). Представители папы Римского присутствовали и на всех Вселенских Соборах начиная с Никейского (325). Термин «легат», заимствованный из рим. права, в ранний период наиболее часто встречается в источниках из Сев. Африки: так, «легаты Римской Церкви» (legati ecclesiae Romanae) присутствовали на Карфагенском Соборе (25 мая 419). Важной разновидностью папских представителей в V - нач. VII в. (особенно в понтификат свт. Григория I Великого) были т. н. защитники Церкви (defensores ecclesiae), главной задачей к-рых было управление церковным имуществом (patrimonium) в различных областях Италии и за ее пределами - в Галлии, Африке, Иллирике и др., а также разрешение связанных с этим имуществом конфликтов (Rennie. 2013. P. 72-79). В нек-рых случаях они занимались и более широким кругом вопросов, в т. ч. наблюдали за проведением выборов епископов, за инспекциями монастырей и т. п. Папскими Л. могли выступать и миссионеры, к-рых понтифики направляли для обращения в христианство отдаленных народов, напр., св. Августин Кентерберийский или св. Бонифаций (папа Захария (741-752) объявил Бонифация «легатом апостольского престола и своим личным заместителем» (apostolicae sedis legatum et nostram praesentantem vicem) в Галлии и Германии - Ibid. P. 82-83). В большинстве случаев Л. были представители рим. клира, в т. ч. и клирики низших степеней, но чаще всего - епископы. Известны случаи, когда Л. специально рукополагали во епископа перед миссией. Нередко в посольство входило сразу 2 или 3 Л. (Ibid. P. 94-95). Как правило, Л. имел при себе особое послание папы Римского (littera, tomus, commonitorium), удостоверявшее его полномочия.

В раннее средневековье численность и значение папских Л. менялись. В каролингскую эпоху, когда возникло Папское гос-во, заметно возросла дипломатическая активность Папского престола. Так, от понтификата Николая I (858-867) сохранились данные о 12 миссиях Л., от понтификата Адриана II (867-872) - о 15, от понтификата Иоанна VIII (872-882) - о 52 (Riesenberger. 1967. P. 339, 349). С сер. VIII в. в источниках все чаще для обозначения папских посланников использовалось выражение «легат Апостольского престола», ставшее впоследствии традиционным. Несмотря на регулярные контакты Римских пап с каролингскими правителями, при франк. дворе не возникла постоянная должность папского представителя, подобно апокрисиарию в К-поле. В Х - 1-й пол. XI в., в период кризиса папства, численность и значение папских Л. существенно уменьшились, хотя этот институт и не исчез полностью. Так, в Германию в VIII в. было направлено 36 посольств, в IX в.- 37, в Х в.- лишь 9 (Ibid. P. 358-365).

Рост значимости Л. в сер. XI в. был связан с движением за обновление католич. Церкви (см. Григорианская реформа). Папскими посланниками в этот период были, как правило, кардиналы, в т. ч. виднейшие деятели церковной реформы: Гильдебранд (впосл. папа Григорий VII), Гумберт, Петр Дамиани и др. Они выступали как полноправные заместители папы Римского, пользовались всеми правами и привилегиями понтифика, могли даже использовать папские инсигнии (впервые это сделал в 1001 г. кард. Фритерик на Соборе саксонских епископов в Пёльде). Л. мог самостоятельно созывать Соборы, смещать епископов, изменять границы диоцезов, накладывать церковные прещения вплоть до отлучения от Церкви. Так, в 1054 г. Л. папы Льва IX в К-поле кард. Гумберт в результате конфликта с патриархом св. Михаилом I Кируларием объявил о его отлучении от Церкви; это событие привело к прекращению церковного общения между Римом и К-полем и разделению Церквей. С кон. XI-XII в. важными аспектами деятельности папских Л. стали пропаганда крестовых походов и сбор средств на их организацию; со 2-й пол. XII в.- борьба с катарами и др. еретиками. Часто Л. принимали участие и в политических событиях, напр. в гражданской войне англ. баронов против кор. Иоанна Безземельного (1199-1216) или в борьбе гвельфов и гиббелинов в Сев. Италии. Деятельность Л. нередко вызывала обвинения со стороны местного духовенства в злоупотреблении властью.

С XII в. большое распространение получила практика, когда Л. в своих церковных провинциях становились не представители Римской курии, а архиепископы, занимавшие особо значимые кафедры (Кентербери, Зальцбург, Кёльн, Арль, Толедо, Прага и др.). Необычная ситуация сложилась в Сицилийском королевстве, где, согласно постановлениям Урбана II (1098) и Пасхалия II (1117), наследственными папскими Л. были сами короли.

Возросшее значение Л. вызвало необходимость осмысления их полномочий и функций в каноническом праве. В «Декрете» Грациана (где цитировалось послание папы Григория IV 833 г.) и трудах декретистов не содержалось четкой классификации разновидностей Л., ее зачатки содержатся в Декреталиях Григория IX (Liber Extra. I 30) и «Liber Sextus» Бонифация VIII (Liber Sextus. I 15), а в дальнейшем более подробно разрабатываются юристами-декреталистами, в т. ч. Вильгельмом Дурандом, написавшим трактат «Зерцало легата» (Speculum legati). В их трудах была выработана 3-частная классификация Л. Наиболее высоким статусом обладал legatus a latere (букв.- «легат со стороны») - как правило, кардинал, выступавший как полноправный представитель папы Римского (tamquam alter ego). Л. более низкого статуса именовались legati missi (легаты-посланники), часто обозначавшиеся также словом «нунций» (nuntius). Наконец, архиепископы, являвшиеся Л. на территории своих церковных провинций, назывались legati nati (букв.- «природные легаты»).

C XIII в. Л. часто отправлялись в посольство с собственной канцелярией, подробно документировали свою деятельность. В период «Авиньонского пленения пап» (1309-1377) назначались специальные Л. для управления Папской областью в Италии; наиболее заметным из них был кард. Э. Альборнос (Л. в 1353-1357 и 1358-1367). Значительный рост активности Л. пришелся на период схизмы в католической Церкви (1378-1417), когда претенденты на Папский престол стремились с помощью дипломатии привлечь на свою сторону как можно больше светских правителей и церковных прелатов.

С кон. XV в. в нек-рых католических странах возникали постоянно действующие папские представительства - нунциатуры. К 1530 г. они существовали в Испании, во Франции, в Венецианской республике и Свящ. Римской империи. Наряду с этим папы продолжали назначать и Л. старого типа для конкретных дипломатических поручений. В посттридентскую эпоху число таких Л. «a latere» (или «de latere»), которых назначали исключительно из числа кардиналов, постепенно сокращалось. К XVII в. их стали отличать от постоянных и экстраординарных нунциев (Barbiche. 2005).

Папы Римские назначали Л. также для управления наиболее важными провинциями Папского гос-ва, пока таковое существовало до 1870 г.

Кодекс канонического права Римско-католической Церкви 1917 г. (см. Codex iuris canonoci) закрепил правовой статус Л.: папа Римский обладает правом отправлять Л. по всему миру, наделяя их церковной юрисдикцией или без таковой (CIC (1917). 265); Л. «a latere» являются кардиналы, представляющие папу Римского как «alter ego» и наделенные полномочиями, к-рые оговориваются в каждом конкретном случае (CIC (1917). 266); полномочия Л. не прекращаются в период вакантности Папского престола (sede vacante), если только это не оговорено при назначении Л. (CIC (1917). 268); Л., даже не рукоположенные в сан епископа, имеют первенство перед местными епископами-ординариями, если те не обладают кардинальским достоинством (CIC (1917). 269); епископы, к-рые получают титул Л., заняв ту или иную кафедру, не приобретают никаких особых прав (CIC (1917). 270). В ныне действующем Кодексе канонического права 1983 г. Л. посвящены каноны 362-367, которые в основном повторили нормы, зафиксированные в 1917 г., и расширили описание полномочий Л. обязанностями, связанными с деятельностью местных епископских конференций и выполнением задач по экуменистическому диалогу. Примером деятельности папского Л. на территории совр. России может служить миссия кард. А. Содано, который в качестве специально назначенного папой Римским Иоанном Павлом II (1978-2005) Л. совершил освящение католич. кафедрального собора во имя Непорочного Зачатия Пресв. Девы Марии в Москве (12 дек. 1999).

Лит.: Grosse A. Der Romanus Legatus nach der Auffassung Gregors VII. Halle, 1901; Königer E. Studien zur Geschichte des päpstlichen Gesandtschaftswesens. Jägendor, 1912; Ruess K. Die rechtliche Stellung der päpstlichen Legaten bis Bonifaz VIII. Paderborn, 1912; Brackmann J. Die päpstliche Legaten in Deutschland und Skandinavien (1125-1159). B., 1913; Zimmermann H. Die päpstliche Legation in der ersten Hälfte 13. Jh. Paderborn, 1913; Wysen A. Die päpstliche Diplomatie. Freiburg i. Br., 1922; Tillmann H. Die päpstlichen Legaten in England bis zur Beendigung der Legation Gualas (1218). Bonn, 1926; Ohnsorge W. Die Legaten Alexanders III. im ersten Jahrzehnt seines Pontifikats 1159-1169. B., 1928; idem. Päpstliche und Gegen-Päpstliche Legaten in Deutschland und Skandinavien, 1159-1181. B., 1929; Dunken G. Die Politische Wirksamkeit der päpstlichen Legaten in der Zeit des Kampfes zwischen Kaisertum und Papsttum in Oberitalien under Friedrich I. B., 1931; Schieffer T. Die päpstlichen Legaten in Frankreich vom Vertragen von Meersen (870) bis zum Schisma von 1130. B., 1935; Paro G. The Right of Papal Legation. Wash., 1947; Pacaut M. Les légats d'Alexandre III (1159-1181) // RHE. 1955. Vol. 50. P. 821-838; Wasner F. Fifteenth-Century Texts on the Ceremonial of the Papal legatus a latere // Traditio. N. Y., 1958. Vol. 14. P. 295-358; Janssen W. Die päpstlichen Legaten in Frankreich vom Schisma Anaklets II. bis zum Tode Celestins III. (1130-1198). Köln, 1961; Sabater March J. La potestad de los legados pontificios // Estudios franciscanos. Barcelona, 1963. Vol. 64. P. 321-397; Glenisson J., Mollat G. Correspondance des légats et vicaires généraux. P., 1964. T. 1: Gil Albornoz et Androin de La Roche (1353-1367); Walf K. Die Entwicklung des päpstliche Gesandtschaftswesens in dem Zeitabschnitt zwischen Dekretalenrecht und Wiener Kongress (1159-1815). Münch., 1966; Perrin J. W. Legatus, the Lawyers and the Terminology of Power in Roman Law // Collectanea Stephan Cutner. Bologna, 1967. T. 1. P. 461-490. (Studia Gratiana; 11); idem. «Legatus» in Medieval Roman Law // Traditio. 1973. Vol. 29. P. 357-378; Riesenberger D. Prosopographie der päpstlichen Legaten von Stephan II. bis Silvester II. Freiburg i. Br., 1967; Chevailler L., Genin J.-C. Recherches sur les apocrisiaires: Contribution à l'histoire de la réprésentation pontificale (Ve-VIIe siècles) // Studi in onore di G. Grosso. Torino, 1968. P. 361-461; Clifford C. R. England as Papal Fief: The Role of the Papal Legate in the Early Period, 1216-1241. Chicago, 1972; Schmutz R. A. Medieval Papal Representatives: Legates, Nuncios, and Judges-Delegate // Studia Gratiana. 1972. Vol. 15. P. 441-463; Seegrün W. Päpstliche Legaten in Skandinavien und Norddeutschland am Ende des 12. Jh. // Aus Reichsgeschichte und Nordischer Geschichte / Hrsg. H. Fuhrmann et al. Stuttg., 1972. S. 209-221; Kyer C. I. «Legatus and Nuntius» as used to denote Papal Envoys: 1245-1378 // Medieval Studies. 1975. Vol. 40. P. 473-477; Figueira R. C. The Classification of Medieval Papal Legates in the Liber Extra // AHPont. 1983. Vol. 21. P. 211-228; idem. «Legatus Apostolicae Sedis»: The Pope's «alter ego» according to XIII century Canon Law // Studi medievali. Ser. 3. 1986. Vol. 27. P. 528-574; Blet P. Histoire de la représentation diplomatique du Saint Siège dès origines à l'aube du XIX siècle. Vat., 1990; Tizon-Germe A. C. Juridiction spirituelle et action pastorale des légats et nonces en France pendant la Ligue (1589-1594) // AHPont. 1992. Vol. 30. P. 159-230; idem. La représentation pontificale en France au début du régne d'Henri IV // Biblioth. de l'École des Chartes. 1993. Vol. 151. P. 37-85; Hiestand R. Les légats pontificaux en France du milieu du XIe à la fin du XIIe siècle // L'église de France et la papauté (Xe-XIIIe siècles) / Éd. R. Grosse. Bonn, 1993. P. 54-80; Schuchard C. Päpstliche Legaten und Kollektoren Nördlich der Alpen // Kommunikation und Mobilität im Mittelalter: Begegnungen zwischen dem Süden und der mitte Europas (11.-14. Jh.) / Hrsg. S. de Rachewiltz, J. Riedmann. Sigmaringen, 1995. S. 261-275; Weiss S. Die Legatenurkunde des 11. und 12. Jh. zwischen Papst- und Herrscherurkunde // Papsturkunde und Europäisches Urkundenwesen: Studien zu ihrer Formalen und Recthlichen Kohärenz vom 11. bis 15. Jh. / Hrsg. P. Herde, H. Jakobs. Köln, 1995. S. 27-38; idem. Die Urkunden der päpstlichen Legaten von Leo IX. bis Coelestin III. (1049-1198). Köln; Weimar; W., 1999; Ferguson P. C. Medieval Papal Representatives in Scotland: Legates, Nuncios, and Judges-Delegate, 1125-1286. Edinb., 1997; Müller H. Päpstliche Delegationsgerichtsbarkeit in der Normandie (12. und frühes 13. Jh.): Studien und Dokumente zur Gallia Pontificia. Bonn, 1997. 2 Bde; Salminen M. T. In the Pope's Clothes: Legatine Representation and Apostolic Insignia in High Medieval Europe // Roma, Magistra Mundi: Itineraria Culturae Medievalis - Parvi Flores: Mélanges offerts au père L.E. Boyle à l'occasion de son 75e anniversaire / Éd. J. Hamesse. Louvain-la-Neuve, 1998. P. 339-354; Studt B. Legationen als Instrumente päpstlicher Reform- und Kreuzzugspropaganda im 15. Jh. // Formen und Funktionen öffentlicher Kommunikation im Mittelalter / Hrsg. G. Althoff. Stuttg., 2001. S. 421-453; Gaudemet J., Guyotjeannin O., Blet P. Legate // The Papacy: An Encycl. L.; N. Y., 2002. Vol. 2. P. 907-913; Maleczek W. Die päpstlichen Legaten im 14. und 15. Jh. // Gesandtschafts- und Botenwesen im Spätmittelalterlichen Europa / Hrsg. R. C. Schwinges, K. Wriedt. Ostfildern, 2003. P. 33-86; Barbiche B. Les «diplomates» pontificaux du Moyen Âge tardif à la première modernité: Offices et charges pastorales // Offices et papauté (XIVe-XVIIe siècle): Charges, hommes, destins. R., 2005. P. 357-370; Gardi A. Il mutamento di un ruolo: I legati nell'amministrazione interna dello Stato pontificio dal XIV al XVII secolo // Ibid. P. 371-437; Drossbach G. Päpstliche Schreiben an Legaten in Dekretalensammlungen des 12. Jh. // Aspects diplomatiques des voyages pontificaux: 5e rencontre de la Gallia Pontificia / Éd. R. Grosse. Brux., 2009. P. 195-205; Zey C., Alberzoni M. P. Legati e delegati papali (secoli XII-XIII): Stato della ricerca e questioni aperte // Legati e delegati papali: Profili, ambiti d'azione e tipologie di intervento nei secoli XII-XIII. Mil., 2012. P. 3-30; Rennie K. R. The Foundations of Medieval Papal Legation. Basingstoke, 2013.
С. Г. Мереминский
Ключевые слова:
Римско-католическая Церковь. Основные понятия Легат, представитель папы Римского в каком-либо государстве, области, поместной Церкви или на церковном Соборе
См.также:
АННАТЫ сборы в пользу Римской курии
АННИВЕРСАРИЙ в практике католич. Церкви термин, обознач. ежегодное празднование или поминовение
БУЛЛА в узком значении - свинцовая печать на грамоте духовного или светского владыки; также сам документ, к к-рому привешивалась такая печать
GAUDIUM ET SPES [лат.- Радость и надежда], пастырская конституция о католич. Церкви в совр. мире, принятая Ватиканским II Собором