Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОНВЕРСЫ
Т. 36, С. 562-564 опубликовано: 12 июня 2019г.


КОНВЕРСЫ

[лат. сonversi - обратившиеся], в широком смысле слова все христиане, принявшие крещение в сознательном возрасте; в IV-VII вв. К. называли мирян, решивших вести более строгую духовную жизнь, оставаясь в миру (синоним religiosi). Строгих канонических правил в отношении К. в отличие, напр., от пенитентов (публично кающихся) разработано не было. Сальвиан Массилийский упоминает К. между пенитентами и вдовицами церковными и девами (Salvian. Ep. 9. 10-11 // Salviani Opera omnia / Ed. F. Pauly. W., 1883. P. 220. (CSEL; 8)). Вероятно, одним из критериев для выделения К. в особую группу было то, что они состояли в браке, продолжали жить в своих домах и не меняли рода деятельности. Но, даже состоя в браке, К., видимо, воздерживались от супружеских отношений (отсюда их др. наименование - continentes (Victricius Rothomagensis. De laude sanctorum. 3 // PL. 20. Col. 445-446)).

К. отличала особая одежда коричневого или черного цвета (Julianus Pomerius. De vita contemplativa. II 4. 1 // PL. 59. Col. 448; Greg. Magn. In Ezech. I 8 // PL. 76. Col. 889; Ruricii Ep. 2. 32 // CSEL. 21. P. 415; ср.: Caes. Arel. Reg. ad virg. 5 (4); 19-й канон Аврелианского (Орлеанского) Собора (549) - Concilia Galliae A. 511 - A. 695 / Ed. C. le Clercq. Turnhout, 1963. P. 155). К. вели благочестивый образ жизни: постоянно постились, молились и совершали дела милосердия (Ruricii Ep. 2. 15 // CSEL. 21. P. 395). Они могли участвовать в покаянных обрядах, подобно пенитентам, но добровольно, при этом не отделялись от верных. Вероятно, к К. принадлежал Кассиодор (PL. 70. Col. 1240, 1322). Спустя какое-то время К. могли вступить в клир и принять сан (22-й канон Аравсионского (Оранжского) Собора 441 г. разрешает поставлять диаконами женатых мужчин только после того, как они стали К.; 16-й канон Собора в Агате (ныне Агд) 506 г. уточняет, что в этом случае К. должны стать оба супруга; ср.: Caes. Arel. Serm. 1. 14). В Испании эта категория существовала по крайней мере до араб. завоевания (711) (в Liber Ordinum встречается чин благословения К.- Ordo conversorum conversarumque, согласно к-рому К.-мужчины получали тонзуру, а женщины должны были носить особую одежду, см.: Le Liber ordinum en usage dans l'Église wisigothique et mozarabe d'Espagne du cinquième au onzième siècle / Éd. M. Férotin. P., 1904. P. 82-85).

В монашеской среде до XI в. К. называли тех, кто принесли обеты в зрелом возрасте, отличая их от отданных в мон-рь в детстве и воспитывавшихся там (т. н. pueri oblati (принесенные дети), nutriti (вскормленные), donati (отданные)). В «Правилах для монахов» св. Исидора Севильского К. называются те, кто, удалившись от мира, готовятся принести монашеские обеты (Isid. Hisp. Reg. mon. 4 // PL. 83. Col. 871-873; в тексте используются только глаголы convertuntur, convertitur; выражение conversio для обозначения ухода в мон-рь применяется и в бенедиктинском уставе - Reg. Ben. 58). В Уставе св. Фруктуоза (главы 20-22) подробно описывается порядок приема К. в мон-рь. Прошедшие испытание К. имели те же права и обязанности, что и облаты, внешне от них не отличались и впосл. могли получить ординацию.

В XI в. появляется новая категория К.- живущих в мон-ре, но не приносящих полных монашеских обетов. Таких К. обычно называли fratres laici (братья-миряне, т. е. нерукоположенные), illiterati (неграмотные), idiotae (необразованные), barbati (бородатые), exteriores (внешние). Хотя они принадлежали к братии мон-ря, но отличались от монахов тем, что в основном занимались физическим трудом. Впервые К. появились в конгрегации камальдулов (по преданию, еще при жизни св. Ромуальда они помогали в инфирмарии (госпитале) в Фонтебуоно (Constitutiones B. Rodulphi (1085) // Annales Camaldulenses. Venetiis, 1758. Vol. 3. Col. 543) и в аббатстве Ситрия (Petri Damiani Vita S. Romualdi. 64 // PL. 144. Col. 1002-1003)). В сер. XI в. К. («сервы») прислуживали в еремитории св. Петра Дамиани в Фонте-Авеллана (вместо монашеских обетов они давали особое обещание - promissio: Idem. De institutis ordinis eremitarum. 7 // PL. 145. Col. 342). Влиянием камальдулов можно объяснить появление К. в бенедиктинских конгрегациях Валломброзы (Vita S. Joannis Gualberti abbatis // PL. 146. Col. 775-776) и Хирзау (Vita Guillelmi. 23 // PL. 150. Col. 914).

В аббатстве Клюни и мон-рях Клюнийской конгрегации К. нового типа, видимо, не было. К. там называли неграмотных монахов, к-рые не могли полноценно участвовать в богослужении как монахи хора (cantores). При этом переход из одной категории в другую для них не был закрыт; они могли даже получить ординацию. В кон. XI в. и особенно в XII в. прослеживается тенденция к большему внешнему обособлению К. от монахов. При аббате Петре Достопочтенном К. были переданы обязанности famuli - монастырских слуг, имевших семьи и проживавших в бурге рядом с Клюни.

У картузианцев К. появились с момента основания в 1084 г. пустыни Картузия (впосл. Ла-Гранд-Шартрёз), состоявшей из верхнего и нижнего мон-рей: в верхнем жили монахи-затворники, в нижнем - обслуживавшие их братья-миряне (Vita S. Hugonis Gratianopolitani. 3 // PL. 153. Col. 769). Поскольку устав картузианцев запрещал принимать в орден лиц моложе 20 лет, т. е. облатов не было вовсе, К. были для картузианцев необходимы.

В 1091 г. распространение К. получило одобрение папы Урбана II (Bertholdi et Bernoldi Chronica. An. 1091 // Die Chroniken Bertholds von Reichenau und Bernolds von Konstanz, 1054-1100 / Hrsg. I. S. Robinson. 2002. S. 491. (MGH. Script. Rer. Germ. N. S.; 14)). Наибольшее развитие институт К. получил в ордене цистерцианцев (о К. упом. уже в трактате об основании ордена «Малое начало» (Exordium parvum. 15 // Narrative and Legislative Texts from Early Citeaux / Ed. C. Waddell. Cîteaux, 1999. P. 435)). Порядок жизни цистерцианских К. был определен в особом уставе - «Usus conversorum» (изд.: Cistercian Lay Brothers / Ed. C. Waddel. Brecht (Belg.), 2000). Большинство К. были приписаны к грангиям (хранилища для собранной десятины и продукции монастырских угодий, загоны для скота; см. в ст. Клерво). В монастырях они имели отдельные дормиторий и рефекторий и не участвовали в общей молитве хора (это отразилось на планировке цистерцианских церквей). Поскольку К. были заняты преимущественно сельскохозяйственным трудом, их молитвенная практика ограничивалась обычно совершением Малой службы Пресв. Деве Марии или чтением «Отче наш», «Ave Maria» и «Gloria». При этом мн. цистерцианские К. были прославлены как святые католич. Церкви, а некоторые стали теологами и духовными писателями (напр., Алан Лилльский).

К. появились и в конгрегации гранмонтенсов (Regula S. Stephani. 54 // PL. 204. Col. 1157), причем в численном отношении они значительно превосходили монахов. Под управление К. была передана вся собственность обители, что в конечном счете привело к конфликтам, изгнанию монахов братьями-мирянами и упадку конгрегации. К. нового типа также существовали в конгрегациях каноников (в Пассау, св. Руфа в Авиньоне) и у регулярных каноников-премонстрантов.

Выдвигалось неск. гипотез происхождения К. Нек-рые исследователи усматривали здесь влияние вост. монашества, в частности греч. монахов Юж. Италии, считая К. аналогом принявших рясофор или малую схиму, хотя аналогом скорее следует считать новициев. Др. исследователи полагали, что появление К. объясняется отсутствием у монахов времени для занятий физическим трудом и обеспечения обители всем жизненно необходимым и нуждой в помощниках. Против этой гипотезы говорит то обстоятельство, что К. в большом количестве были у цистерцианцев, которые настаивали на обязательном физическом труде для монахов, и, наоборот, К. почти не было в обителях Клюнийской конгрегации, монахи к-рых занимались преимущественно богослужением. Предлагалось также считать причинами появления К. рост благосостояния мон-рей и клерикализацию монашества. Однако мн. обители, где были К., оставались небогатыми, а увеличение числа священников среди монахов наблюдалось как раз у клюнийцев, у к-рых К. нового типа не было.

Братьев-мирян нельзя считать изменившимися К., к-рые противопоставлялись облатам, т. к. в ряде конгрегаций оба типа К. сосуществовали. Наиболее вероятными считаются 2 гипотезы. Согласно одной из них, к появлению К. привело широкое распространение в XI в. отшельников и затворников, которые нуждались в помощниках, оберегавших их от назойливого внимания мирян и доставлявших им все необходимое для жизни, чтобы отшельники могли сосредоточиться исключительно на молитве и аскетических практиках. В соответствии с др. гипотезой, распространение К. было связано с перенесением в монастырскую жизнь феодальных отношений. Особенно это было заметно у цистерцианцев. Многие монахи этого ордена принадлежали к знати (в т. ч. Бернард Клервоский); соответственно К. становились их слуги и сервы. Возможно, именно с социальным происхождением К. связано и их быстрое исчезновение в большинстве орденов к XIV в. В нищенствующих орденах доминиканцев и францисканцев также существовало деление на монахов-клириков и монахов-мирян, но вместо К. у них появились терциарии (3-й орден).

Во 2-й пол. XIX в. благодаря деятельности бенедиктинца Проспера Геранже, аббата мон-ря Солем, произошло восстановление чина К. в некоторых бенедиктинских обителях (Солем, Бойрон и др.). Геранже полагал, что монахи должны заниматься научной деятельностью и быть священниками, чтобы регулярно служить мессу. Тех, кто не могли соответствовать этому идеалу, включали в разряд К., к-рые приносили монашеские обеты, но не имели права голоса на капитуле. Декретом папы Пия X «Sacrosancta Dei Ecclesia» (1 янв. 1911) был установлен минимальный возраст (новициат с 21 года, принесение К. простых обетов - после 30 лет) и порядок зачисления мирян в К., а также подчеркивалась значимость служения К. для более активного участия мирян в жизни Церкви.

К. упоминаются в Кодексе канонического права 1917 г. В период между мировыми войнами их численность резко снизилась. Декретом Ватиканского II Собора «Perfectae Caritatis» (§ 15) предписывалось стремиться к тому, чтобы в обителях был единый разряд монахов. В действующем Кодексе канонического права 1983 г. категория К. отсутствует.

Лит.: Hallinger K. Woher kommen die Laienbrüder? // Analecta Sacri Ordinis Cisterciensis. R., 1956. Vol. 12. P. 1-104; Hofmeister Ph. Die Rechtsverhältnisse der Konversen // Österreichisches Archiv für Kirchenrecht. W., 1962. Bd. 13. S. 3-47; Dubois J. L'institution des convers au XIIe siècle: Forme de vie monastique propre aux laïcs // I laici nella «Societas Christiana» dei sec. XI e XII: Atti della 3 settimana intern. di studio, Mendola, 21-27 agosto 1965. Mil., 1968. P. 183-261; Fonseca C. D. I conversi nelle comunità canonicali // Ibid. P. 262-305; Constable G. Famuli and Conversi at Cluny: A Note on Statute 24 of Peter the Venerable // RBen. 1973. Vol. 83. P. 326-350; Teske W. Laien, Laienmönche und Laienbrüder in der Abtei Cluny // Frühmittelalterliche Studien. B., 1976. Bd. 10. S. 248-322; 1977. Bd. 11. S. 288-339; Beiträge zur Geschichte der Konversen im Mittelalter / Hrsg. K. Elm. B., 1980. (Ordensstudien; 1); Davies C. The «Conversus» of Cluny: Was He a Lay-Brother? // Benedictus: Studies in Honour of St. Benedict of Nursia. Kalamazoo (Mich.), 1981. P. 99-107; Toepfer M. Die Konversen der Zisterzienser: Untersuchungen über ihren Beitrag zur mittelalterlichen Blüte des Ordens. B., 1983; Gassmann G. Konversen im Mittelalter: Eine Untersuchung anhand der neun Schweizer Zisterzienserabteien. Münster etc., 2013.
А. А. Ткаченко
Ключевые слова:
Римско-католическая Церковь. Основные понятия Конверсы, в широком смысле слова все христиане, принявшие крещение в сознательном возрасте; в IV-VII вв. Конверсами называли мирян, решивших вести более строгую духовную жизнь, оставаясь в миру
См.также:
АННАТЫ сборы в пользу Римской курии
АННИВЕРСАРИЙ в практике католич. Церкви термин, обознач. ежегодное празднование или поминовение
БУЛЛА в узком значении - свинцовая печать на грамоте духовного или светского владыки; также сам документ, к к-рому привешивалась такая печать
GAUDIUM ET SPES [лат.- Радость и надежда], пастырская конституция о католич. Церкви в совр. мире, принятая Ватиканским II Собором