Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИРИЛЛ
Т. 34, С. 525-530 опубликовано: 14 ноября 2018г.


КИРИЛЛ

(Терлецкий Кирилл Семенович; † 21.05.1607, Луцк, (совр. Украина)), правосл., затем униат. еп. Луцкий и Острожский, один из инициаторов и лидеров Брестской унии 1596 г. Время и место рождения К. неизвестны. Терлецкие были мелким шляхетским родом герба Сас в Перемышльском воеводстве, происходили из с. Терло над р. Стрвяж (ныне Старосамборский р-н Львовской обл.). В с. Терло имелся принадлежавший Терлецким правосл. мон-рь. В кон. XVI - нач. XVII в. Терлецкие владели на Пинщине и Берестейщине неск. имениями: дер. Особовичи, селами Гривковичи и Дубое, городами Мотоль и Речица, селами Корсунь, Тевковичи, Пирковичи (Перковичи). Древнейшее свидетельство о священнослужителях из этой семьи в Перемышльской правосл. епархии датируется 1-й пол. XVI в.: в 1528-1549 гг. Перемышльскую кафедру занимал Лаврентий (Терлецкий). Известен Феодосий (Терлецкий), игум. Уневского мон-ря в 1590-1597 гг., в 1596 г. в актах Холмщины отмечен войский Феодор с Терли Терлецкий, отец Холмского еп. Мефодия (Терлецкого; 1630-1649).

Еп. Кирилл (Терлецкий). Гравюра. XVII в.
Еп. Кирилл (Терлецкий). Гравюра. XVII в.

Еп. Кирилл (Терлецкий). Гравюра. XVII в.

В 1576 г. Кирилл Терлецкий являлся священником замковой ц. св. Димитрия в Пинске, протопопом Пинска. Ц. св. Димитрия была кафедральным храмом Пинско-Туровской епархии, считалась главной городской святыней (в Пинске в XVI в. имелось 16 правосл. храмов). Протопоп Кирилл был женат, имел дочь Анну, к-рая вышла замуж за шляхтича из Пинска И. Ф. Велятицкого, пинского земского писаря. Кроме близких родственников (брата Яроша и его жены Марии Туровны (Марины Богухваловны), их сына Ивана и 5 дочерей) в Луцке протопопа Кирилла окружали выходцы из Перемышльской земли и Пинска.

После смерти нареченного на Пинскую кафедру Андрея Русина († 1576) «паны-рады» избрали Пинско-Туровским епископом протопопа Кирилла Терлецкого (по-видимому, это произошло в период «бескоролевья», после бегства во Францию в июне 1574 польск. кор. Генриха). Вероятно, избранию способствовал кн. Константин Константинович Острожский, в 1573 г. получивший влияние на замещение местной кафедры. По-видимому, к 1576 г. протопоп Кирилл овдовел, перед епископской хиротонией он принял постриг с сохранением имени. «Паны-рады» дали К. грамоту на кафедру и ее имения и отправили его к Киевскому митр. Ионе III (Протасевичу), к-рый возглавил епископскую хиротонию К. После того как на польск. престол взошел кор. Стефан Баторий, К. обратился к нему за подтверждением поставления на Пинско-Туровскую кафедру, 8 июля 1576 г. король дал епископу соответствующий привилей. В грамоте подчеркнуты достоинства К.: он был «целомудренным», «степенным» в духовных делах, «в Писме Святем» обученным. Документ содержит требования, к-рые власти Речи Посполитой предъявляли к правосл. архиереям: епископы должны ставить духовных лиц, осуществлять над ними надлежащее управление, следить «за набоженством во всяких справах духовных» и «богомольством» в церквах епархии. К. мог «принимать» церковные владения в Пинске, Турове и во всех др. приходах епархии на «свою» пользу. Известно, что имения кафедры были небольшими.

По просьбе К. кор. Стефан Баторий 21 февр. 1578 г. дал привилей о невмешательстве владельцев имений на территории Пинско-Туровской епархии в церковные дела. 20 июля 1582 г. король вернул К. церковную вотчину Неньковичи, присвоенную земянином М. Тенюкой, с подтверждением прав епископа на имение. 27 авг. 1582 г. владыка внес жалобу в брестские гродские книги на пинского подстаросту кн. Льва В. Ф. Воронецкого, к-рый ограбил ц. Св. Духа в Пинске. В 1584 г. архиерей жаловался королю на преследования со стороны пинских гродских чиновников, к-рые судили священников, сажали под арест; подвергались притеснениям и правосл. мещане: им не разрешалось торговать на рынке. 31 июля 1584 г. король приказал старосте кн. Янушу Збаражскому прекратить насилие. В 1584 г. К. вновь жаловался королю на кн. Збаражского. Епископ обвинил старосту в притеснениях пинских церквей, в нападении и ограблении ц. Св. Духа, подал жалобу о сокрытии доходов с пинского староства на соборную владычную церковь и на др. храмы. (К. сообщил, что построил ц. Св. Духа на участке еврея Мошки Абрамовича, к-рого крестил; Мошка Абрамович пожертвовал свои землю и дом Церкви «на вечные времена».) Существуют многочисленные свидетельства о столкновениях К. с пинскими властями, при этом источники не фиксируют конфликтов в Туровской части епархии - во владениях кн. Острожского. 15 февр. 1585 г. К. исходатайствовал у короля своим церковным людям освобождение от дачи подвод послам и гонцам господарским и др. лицам и право производить местную торговлю без платежа пошлин.

В 1583 г. в Киевскую митрополию отправились посланники К-польского патриарха Иеремии II протосинкелл Никифор, архим. Дионисий и переводчик Федор. Их поездка была вызвана попыткой введения по указу кор. Стефана Батория в Польше и Литве григорианского календаря не только среди католиков, но и среди иноверцев, в т. ч. православных. Королевское распоряжение вызвало волнение среди православных, и кн. Острожский отправил письмо К-польскому патриарху, в к-ром просил наставлений. Из-за татар. набегов на Юж. Русь патриаршие послы не смогли туда добраться, но отправили Федора для доставки патриарших грамот (кн. Острожскому, Киевскому митр. Онисифору (Девочке) и др.). Протосинкелл Никифор и архим. Дионисий написали 28 апр. 1583 г. К., чтобы он, равно как и митрополит и все епископы, рассказал о происходивших притеснениях православным от латинян Федору для передачи патриарху. Кроме того, К. должен был оказать поддержку Федору «в помощъю учения и книг купования внешних любомудръцов ученых теологов». Послание греков к К. было опубликовано в Остроге в 1598 г. в составе сб. «Книжица».

Можно предположить, что по протекции К. его дядя Афанасий (Терлецкий) в 1584 г. стал архимандритом Лещинского в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря под Пинском, а в 1588 г. занял Полоцкую кафедру. Последний документ, подписанный К. как Пинским и Туровским епископом, датируется 2 июня 1585 г. (Б-ка Вильнюсского ун-та. ОР. F5-B4-915. Л. 1-1 об.; печать на документе представляет редкую сфрагистическую традицию: на ней изображены профили 2 святых (на печати К. под грамотой Брестского Собора 1596 г. об унии помещены изображения шляхетских гербов, в т. ч. семейного герба Сас)).

После того как 18 февр. 1585 г. Луцкий и Острожский еп. Иона (Борзобогатый-Красенский) был приговорен к банниции, К. получил от короля 9 мая 1585 г. номинационную грамоту на Луцко-Острожскую кафедру. По-видимому, назначение состоялось по ходатайству кн. Острожского (в письме Яна Замойского П. Тилицкому от 8 апр. 1585 говорится, что Луцкой епархией должен руководить приятель киевского воеводы). Анонимный автор кн. «Пересторога» также был уверен в том, что К. получил Луцкую епископию «по представлению князей пана воеводы киевского... и в большой ласке у него был».

Когда 9 сент. 1585 г. королевский коморник начал вводить К. в управление Луцкой епархией и передавать ему соборную ц. св. ап. Иоанна Богослова, то оказалось, что невестка еп. Ионы (Борзобогатого-Красенского) Анна Василева Борзобогатая и ее сыновья Константин и Василий забрали из луцкого собора 16 грамот, подтверждавших имения кафедры, пергаменное Евангелие и драгоценную утварь. При передаче новому владыке архиерейских имений обнаружилось, что нек-рые из них разорены еп. Ионой и его детьми, другие обменены, третьи подарены им его родным. К. предал суду «капитулу епископии Луцкой», обвинив клирошан в том, что они вместе с покойным епископом разорили имения кафедры. В мае 1586 г. клирошане и в суде в Луцке, и перед митрополитом объяснили, что они ни в каких сделках еп. Ионы по имениям не участвовали. К. получил обратно часть церковного имущества, использовав разные способы, включая вооруженное нападение; по обычаю тогдашних магнатов, К. имел собственные пушки и отряд вооруженных гайдуков.

Обширные имения Луцкой кафедры были разбросаны по территории епархии. Отдельные группы имений создавали волости, что облегчало управление ими. Так, в состав Рожищской волости входило 6 церковных поселений (Рожище, Жолобов, Подтопольное, Кобче, Воля (Пожарище) и Дубище). Имениями заведовали наместники (урядники), обычно родственники архиерея. Брат епископа Ярош в 1595 г. управлял мест. Рожище с приселками. Епископским урядником был В. Г. Терлецкий, двоюродный брат К. 3 янв. 1600 г. в Луцком гродском суде жаловался на задолженность по оплате обыватель Перемышльского повета шляхтич И. Терлецкий, который еще в 1593 г. был приглашен К. и Ярошем на службу к епископскому двору, заведовал церковным имением Теремное (ныне в черте Луцка). В жалобе епископа от 31 мая 1591 г. упоминается его служебник П. Терлецкий, который управлял мест. Фалемичи (Хвалимичи) (ныне село Владимир-Волынского р-на Волынской обл., Украина). Часть церковной земельной собственности К. сдавал в аренду. В 1586 г. он сдавал в аренду имение Будераж. Накануне поездки в Рим в 1595 г. епископ с разрешения короля отдал в аренду нек-рые поместья Луцкой кафедры, из полученных средств оплатил долги и взял себе на дорогу. Брат епископа Ярош в 1595 г. получил в аренду церковное имение Рожище с приселками. В 1597 г. с. Липляны было передано шляхтичу А. Духновичу (Дахновичу), в аренду отданы корчмы в Буще, Пелче и Будераже.

Имения кафедры часто подвергались грабежу со стороны местных землевладельцев. В 1590 г. К. обратился к князю Острожскому, имевшему обширные владения на территории Луцкой епархии, и жаловался ему на его наместников и старост, что они притесняют правосл. священников. 16 июня князь дал приказ всем своим наместникам и старостам не вмешиваться в дела, подлежащие власти епископа. В 1591 г., воспользовавшись отсутствием К., войский луцкий Ждан Боровицкий завладел епископским двором в Остроге. Архиерей принес жалобу кн. Острожскому, но Боровицкий рассказал князю о преступлениях Луцкого епископа, и с того времени К. лишился расположения киевского воеводы. 4 окт. 1590 г. К. вместе со своей капитулой принес жалобу на королевского секретаря М. Броневского за захват имения Луцкой кафедры Фалемичи. К. имел острый конфликт с принявшим католичество луцким старостой А. Семашко, который препятствовал совершению православного богослужения в луцком замке, где находились правосл. собор и архиерейский дом, приказывал стрелять по собору из ружей. Большой урон имениям Луцкой кафедры был нанесен во время восстания С. Наливайко (1594-1596).

Активизация внутренней жизни Киевской митрополии связана с приездом в Речь Посполиту К-польского патриарха Иеремии II (Траноса) в 1588-1589 гг. В Бресте патриарх возвел К. в достоинство патриаршего экзарха (грамота от 14 авг. 1589). К. получил руководство над духовными делами митрополии, ему был поручен надзор за епископами, экзарх имел право не только исправлять архиереев, но и запрещать «негодных». Это была новая должность в Западнорусской Церкви, ее учреждением патриарх открыто выразил недоверие Киевскому митр. Михаилу (Рагозе); по мнению исследователей, в митрополии появилось санкционированное патриархом двоевластие. Иеремия II дал на имя К. ту же самую грамоту, какую ранее в Вильно дал на имя митр. Михаила: о недопущении приходящих из стран Востока духовных лиц совершать к.-л. церковные дела в Киевской митрополии. После переезда патриарха в Замостье он вызвал туда неск. западнорус. епископов, в т. ч. К., подверг их суду и отпустил с миром, преподав благословение; в частности, патриарх отменил навечно любые претензии к К. В сент. 1589 г. К. еще раз ездил на встречу с патриархом в Красностав вместе с Перемышльским еп. Арсением (Брылинским). В окт. патриарх находился в Тарнополе (ныне Тернополь), где состоялся суд над Львовским еп. Гедеоном (Балабаном) в связи с его конфликтом с Львовским братством, на суде присутствовал и К. Конфликт был разрешен в пользу братства. Неск. грамот патриарха были подписаны в т. ч. К. (здесь он не назван экзархом). После отъезда Иеремии II К. 20 июня 1590 г. участвовал в созванном по благословению патриарха с целью проведения церковных реформ Брестском Соборе (см. Брестские Соборы), на к-ром Львовское братство было освобождено от власти еп. Гедеона.

Сразу после Собора был создан документ, где западнорус. епископы впервые открыто высказали намерение заключить унию с католич. Церковью. В грамоте кор. Сигизмунду III от 24 июня 1590 г. епископы Луцкий, Холмский, Турово-Пинский и Львовский выразили желание подчиниться власти папы Римского, если король и папа утвердят «артикулы», к-рые представят им епископы. Униат. инициатива не случайно появилась сразу после Брестского Собора, очевидно, архиереи были недовольны решением Собора, принятым под влиянием Киевского митр. Михаила, об изъятии Львовского братства из-под власти местного епископа. По свидетельству Холмского еп. Дионисия (Збируйского), западнорус. архиереи увидели в этом решении стремление митр. Михаила усилить свою власть над ними. По-видимому, подготовленное 4 архиереями письмо не было передано королю в 1590 г., т. к. ответ Сигизмунда последовал лишь в марте 1592 г. Возможно, епископы решились передать грамоту, когда им стало известно о намерениях Львовского братства добиваться от К-польского патриарха суда над недостойными архиереями и смещения их с кафедр (в 1592 Львовское братство обратилось к патриарху Иеремии II с просьбой прислать в Речь Посполиту патриаршего экзарха для суда над епископами). Одобрив намерения епископов, кор. Сигизмунд III гарантировал, что они сохранят за собой свои кафедры, какие бы санкции по отношению к ним ни предприняли патриарх и митрополит.

Подробная программа церковных реформ была разработана на Соборе в Бресте в 1591 г., в к-ром участвовал в т. ч. К. Решения Собора предусматривали ограничение вмешательства светских людей в церковные дела, укрепление церковной автономии, усиление власти епископов. Луцкий епископ подписал соборную грамоту от 26 окт., грамотой от 27 окт. К. был включен в состав комиссии по исправлению церковных книг (вместе с киево-печерским архим. Никифором (Туром) и гродненским протопопом Нестором Козменичем). Епископы должны были получать из мон-рей деньги на книгоиздание и передавать К., который их распределял между Львовской и Виленской типографиями. Полномочия, предоставленные К., были связаны с соборным решением, чтобы братства «без воле и благословенья пастырей своих ничого не становили и книг новых и вымыслов своих не друковали». К., по-видимому считавшийся наиболее образованным среди западнорус. епископов, должен был выступить в роли цензора (сведений о выполнении им таких функций нет). В разное время К. оказал поддержку неск. изданиям Виленской братской типографии. Не ранее 1585 г. «за выдатком, або накладом, на то велебного его милости епископа Луцъкого и Острозского отца Кирилла Терълецкаго» была издана книга прп. Максима Грека «О крестном знамении». По благословению К. в Вильно в 1586-1593 гг. увидело свет «Поучение епископское новоставленному иерееви».

На Собор в Бресте 24 июня 1594 г. прибыли всего 3 иерарха: митр. Михаил (Рагоза), Владимиро-Волынский еп. Ипатий (Потей) (см. Потей Ипатий) и К. Инструкция послам виленского Свято-Троицкого братства на Собор предусматривала усиление роли мирян в Церкви и ограничение власти епископов. Послы виленского братства предложили, чтобы патриарший экзарх назначался из К-поля или избирался из местных иерархов. Братчики также считали, что собранные с епархий средства на школы должны передаваться не К., а Ипатию (Потею). Предложения братства были отклонены епископами - участниками Собора, конфликт между мирянами и иерархами обострился, что заставило последних принять окончательное решение об унии. К. не подписал соборную грамоту.

27 июня, сразу же после Собора, в г. Сокале (ныне Львовской обл., Украина) состоялась встреча епископов: Луцкого К., Львовского Гедеона (Балабана), Перемышльского Михаила (Копыстенского), Холмского Дионисия (Збируйского), ими было принято окончательное решение о подчинении папе Римскому. К. были даны полномочия вести соответствующие переговоры. Участники встречи письменно заявили о согласии заключить унию и обсудили нек-рые условия ее принятия. Были составлены адресованные папе Клименту VIII «артикулы» - условия, на к-рых епископы соглашались на подчинение Киевской митрополии его власти. Текст документа, по-видимому, дополнялся и переделывался, после того как в кон. 1594 г. к вышеназванным епископам присоединились при посредничестве К. митр. Михаил (Рагоза) и еп. Ипатий (Потей). В февр. 1595 г. К. передал «Артикулы» в Кракове королю «тайно, из-за страха перед князем Острожским, киевским воеводой» (см.: Макарий. История РЦ. Кн. 5. С. 481. Коммент. 232). В сплочении правосл. архиереев вокруг замысла об унии активную роль играл католич. Луцкий еп. Бернард Мацеёвский, поддерживавший тесные отношения с К. Важные решения были приняты на встрече Мацеёвского, К. и Ипатия (Потея) в кон. 1594 г. в Торчине, имении Мацеёвского под Луцком. На съезде правосл. епископов в июне 1595 г. был составлен окончательный текст условий, на к-рых они соглашались подчиниться власти папы (из 33 статей); условия были обращены к папе и к кор. Сигизмунду III. Окончательному тексту условий унии предшествовал документ под заголовком: «Соглашение духовенства латинского и русского при посредничестве еп. Кирилла Терлецкого, епископа Луцкого, с ведома его королевской милости и панов сенаторов» (Там же. С. 482-483. Коммент. 237).

Изменивший планам унии Львовский еп. Гедеон (Балабан) 1 июля 1595 г. внес во владимирские гродские книги протестацию с обвинением К. в фальсификации документов: якобы К. как патриарший экзарх получил от епископов, в т. ч. от Гедеона, чистые бланки с подписями («мемраны», «бланкеты») и в 1590 и 1594 гг. вписал в них требования заключения унии с католич. Церковью без ведома еп. Гедеона. По-видимому, Львовский епископ подал протестацию против К. под влиянием кн. Острожского, стремившегося остановить процесс подготовки унии: в июне 1595 г. состоялась встреча Гедеона (Балабана) с кн. Острожским, на к-рой князь убедил епископа помириться с Львовским братством и остаться в Православии. Известно о намерении Гедеона пикетировать гродский уряд, чтобы обжаловать «тые мамрамы, которие не в то дал, но на што другое». Аналогичную протестацию против К. подал Перемышльский еп. Михаил (Копыстенский), также пересмотревший свои взгляды на унию. На обвинения отвечали К. (протестация не сохр.) и Дионисий (Збируйский). Несостоятельность обвинений Гедеона (Балабана) и Михаила (Копыстенского) против Луцкого епископа была раскрыта исследователями в XIX в., показавшими, что в 1590-1594 гг. в подготовке к унии, координатором к-рой был К., участвовали как еп. Гедеон, так и еп. Михаил. Несмотря на то что анализ грамоты королю об унии 4 епископов от 24 июня 1590 г. (РГИА. Ф. 834. Оп. 4. Д. 652. Л. 2) показывает, что текст и подписи в ней были сделаны в разное время, из хода событий в 1590-1594 гг. ясно, что в эти годы Гедеон и Михаил (Перемышльский епископ с 1591) были единодушны с К. в стремлении к переходу под власть папы Римского.

В качестве представителей западнорус. епископата К. и Ипатий (Потей) находились в Риме в нояб. 1595 - марте 1596 г. с целью заключения унии с католической Церковью. Папа Климент VIII и его окружение в полной мере воспользовались затруднительным положением западнорус. архиереев. Представленные епископами условия унии официально не обсуждались, об их утверждении папой не было и речи. К епископам Киевской митрополии и их пастве отнеслись как к «схизматикам», ходатайствующим о их принятии в лоно Римско-католической Церкви. Акт подчинения Киевской митрополии Риму имел место 23 дек. 1595 г., когда Ипатий и К. зачитали перед папой исповедание веры «по форме, предписанной для греков, возвращающихся к единству с Римской Церковью». Сохранение духовенством Киевской митрополии к.-л. особенностей правосл. вероучения исключалось; Римская курия не предприняла усилий для того, чтобы побудить польск. Церковь согласиться на уравнение в правах католич. и униат. духовенства. К. и Ипатий не имели полномочий на заключение унии на таких условиях, но и отказаться от унии они не могли, т. к. в этом случае король не гарантировал западнорус. архиереям сохранение их кафедр.

О действиях Ипатия (Потея) и К. в Риме было известно в Речи Посполитой. Во время генерального сейма в Варшаве (26 марта - 6 мая 1596) депутаты от воеводств Киевского, Волынского, Минского, Новогрудского, Полоцкого и др. подали от своих избирателей просьбы королю, чтобы Ипатий и К. были лишены сана, т. к. они без ведома православных и К-польского патриарха ездили в Рим, признали власть папы и изменили правосл. вероучению. Послы требовали поставления на Владимиро-Волынскую и Луцкую кафедры новых архиереев. Такую же просьбу подал на сейме королю лично от себя кн. Острожский. Никакого распоряжения по этим просьбам от короля не было сделано, и в последний день сейма киевский воевода и депутаты от православных объявили о том, что они не будут признавать Ипатия и К. епископами и не допустят осуществления их власти в своих владениях. 5 мая кн. Острожский внес от своего имени протест против названных епископов в актовые книги сейма, а депутаты внесли на следующий день 2 таких же протеста в радзиевские гродские книги. Копии этих протестов были разосланы по воеводствам. Подобные протесты вносились тогда в актовые книги и в др. городах, в т. ч. в Вильно. Ввиду этих обстоятельств К. обратился к королю с просьбой о выдаче ему новой грамоты на Луцкую епископию (взамен якобы утраченной) и получил ее 21 мая. Через неск. дней король предоставил К. в пожизненное управление кобринский во имя Всемилостивого Спаса мон-рь со всеми имениями. По нек-рым данным, в 20-х числах мая 1596 г. на совещании Ипатия и К. с митр. Михаилом (Рагозой) обсуждался вопрос о подготовке Собора, на к-ром будет объявлено о принятии унии.

Накануне Брестских Соборов (Соборы прошли 6-10 окт. 1596) Луцкий епископ никак себя не проявил в отличие от митр. Михаила (Рагозы) и еп. Ипатия (Потея), занимавшихся активной деятельностью в пользу унии. В последние предсоборные недели практическими мероприятиями руководила, как представляется, католич. сторона. 6 сент. король пригласил западнорус. епископов - сторонников унии в Каменец-Литовский, имение еп. Бернарда Мацеёвского. Перед епископами и митрополитом выступил Мацеёвский, затем западнорус. иерархи подписали текст исповедания веры, к-рый был отправлен в Рим.

На униат. Соборе 1596 г. Луцко-Острожская епархия была представлена только К. На правосл. Соборе от Луцкой епархии присутствовали 22 духовных лица и 29 мирян. Из волынского духовенства на Соборе были луцкий и острожский протопопы, архимандриты крупнейших монастырей, священники и монахи. Светскую часть представлял цвет местной шляхты во главе с кн. Острожским, земские чиновники и писари. Об участии К. в униат. Соборе можно судить по его подписям под постановлениями: под декларацией об унии 8 окт. 1596 г., под 2 грамотами от 9 окт. 1596 г. и грамотой от 10 окт. 1596 г. (митрополит и епископы лишили сана противников унии). К. участвовал в торжественной литургии, состоявшейся после унийного Собора в лат. кафедральном соборе Луцка.

Период после заключения Брестской унии был отмечен острой борьбой между православными и греко-католиками, в к-рой гос. власть сразу же встала на сторону последних. Волынская шляхта и магнатерия оказывали сначала упорное сопротивление К. и Ипатию (Потею), послы волынской шляхты активно добивались низложения К. и Ипатия (Потея) на генеральном сейме в 1598 г. Впрочем, уже в 1597-1598 гг. обозначился раскол и часть шляхты выступила в поддержку К. Тяжелым ударом для К. стало отнятие кн. Острожским в 1597-1598 гг. «подострожских» владений Луцкой кафедры, принадлежавших ей с 1-й пол. XVI в., с селами Вел. Мизоч, Будераж, Буща, Пелча, Борщовка, Точевики и Мал. Мизоч. Тогда же был изъят владычный двор в окольном Острожском замке. Попытки К. вернуть владения через суд успеха не имели.

В 1598 и 1603 гг. на Волыни имел место переход представителей шляхты в унию, участие в событиях К. не отмечено. Свидетельство о том, что К. не предпринимал активных действий для утверждения в своей епархии унии, содержится в письме униат. митр. Ипатия (Потея) к кор. Сигизмунду III от 25 апр. 1604 г. Митрополит писал, что К. «тяжел на подъем», не приезжает на епископские съезды и имеет на Потея «какой-то скрыто обиженный умысел». К. не участвовал ни в каких общеуниат. начинаниях, оправдываясь нищетой, хотя, по мнению Потея, имел значительные доходы. По-видимому, при принятии унии для К. было важно сохранение за собой кафедры, а не проведение реформ, к-рые приблизили бы правосл. Церковь к католической.

Известно о неск. случаях гонений со стороны К. на священников, не принявших унию. В правосл. Брестском Соборе 1596 г. участвовал луцкий протопоп-наместник (очевидно, священник кафедральной ц. св. Иоанна Богослова) Иоанн Вацута, доверенное лицо К.: в 1594 г. он упоминается как протопоп по делам имений Луцкой кафедры, от имени К. он вносил документы в луцкие гродские книги. Как участник правосл. Брестского Собора протопоп Иоанн был отлучен униат. Собором. После Брестских Соборов Иоанн Вацута в источниках не встречается. В авг.-окт. 1598 и 1599 г. в луцком суде рассматривалось дело по обвинению К. в утоплении священника Преображенской ц. в с. Чернчицы Луцкого повета Стефана Добринского, к-рый не перешел в унию. Правосл. монах-полемист Иоанн (Вишенский), какое-то время живший в Луцке и знавший Луцко-Острожского архиерея, сообщил о причастности К. к неск. убийствам, совершенным в кон. 90-х гг. XVI в., в частности, к убийству казначея Львовского братства Филиппа. Мелетий (Смотрицкий) в соч. «Trenos, to iest Lament iedyney powszechney apostolskiey Wschodniey Cerkwie...» (Тренос, т. е. Плач, единой святой кафолической апостольской Восточной Церкви) (Wilno, 1610) писал о К. как о «мужебойце» и развратнике. В различных преступлениях обвинял К. автор антиуниат. соч. «Пересторога», называвший епископа-униата двоеженцем и «пособником диавола».

Сведений об управлении К. Луцко-Острожской епархией немного. Епископ занимался благоустройством прежде всего кафедральной замковой ц. св. Иоанна Богослова в Луцке. Сохранилось описание имевшихся в храме книг (почти все богослужебные): 6 Евангелий, Служебник «святительский», 2 Октоиха, 4 Минеи, 2 Триоди, учительное Евангелие, Устав, Апостол, Требник, Соборник. Известен западнорус. список 1585-1595 гг. Архиератикона (Чиновник архиерейский), в к-ром упоминается К. Между 1595 и 1598 гг. епископ расширил и укрепил свою каменную резиденцию в Луцке, занимавшую половину луцкого замка. Второй кафедрой епархии являлся Острог, где на территории окольного замка находился кафедральный собор, епископский двор. К. построил церкви во Введенском мон-ре в Дубище, в имениях кафедры Жабче и Колодеже, соорудил и «уфундовал» храм в Перковичах, имении брата Яроша, а также в Речице. Перед кончиной К. завещал 150 злотых на возведение церкви в «монастыре Пречистой Богородицы» (вероятно, в луцком Успенском жен. мон-ре, который принадлежал Луцкой кафедре). В загородной резиденции епископа Рожище, вероятно, при К. вместо старого храма была возведена Михайловская ц. В то же время в принадлежавшем кафедре с. Теремном Крестовоздвиженская ц. была ветхой; в недействующем Васильевском муж. мон-ре под Луцком богослужения не совершались, монастырская церковь обветшала, фактически мон-рем управлял пан Страдомский, как отмечено в описи 1607 г., «неизвестно, по какому праву».

К. был противником братств, не допустил создания союзов мирян ни в Пинско-Туровской, ни в Луцко-Острожской епархиях (эти епархии, едва ли не единственные в Киевской митрополии, не были охвачены братским движением). К. поддерживал Львовского еп. Гедеона (Балабана) в его споре с Львовским братством. Этих иерархов связывали близкие отношения: в нач. XX в. в жидичинском во имя свт. Николая Чудотворца мон-ре хранилась их переписка. В одном из писем Луцкий епископ говорит об отправке им во Львов «Книги бесед» вместе с др. книгами. Отношения между епископами испортились, после того как К. в 1596 г. начал борьбу за возвращение в свою юрисдикцию Жидичинской архимандритии, переданной королем в 1586 г. Львовскому епископу. К. добивался возвращения мон-ря Луцкой кафедре в суде, совершал вооруженные нападения на территорию Львовской епархии. В кон. XVI - нач. XVII в. К. вел и др. имущественные споры. В 1600 г. вооруженные отряды слуг К. и кн. Острожского напали на Глухскую (Новомалинскую) вол., имение кн. Василия Ело-Малинского, дело об опустошении волости рассматривалось в 1604-1607 гг. в Люблинском трибунале. 20 дек. 1603 г. К. жаловался королю на притеснения со стороны луцкого старосты Н. Семашко, совершившего нападения на имения Ставок и Троещина, а также на епископскую резиденцию в Луцком замке. В 1603-1604 гг. между К. и униат. Турово-Пинским епископом шел спор за находившийся на территории Турово-Пинской епархии Кобринский мон-рь, в 1596 г. пожалованный королем К.

Точная дата и обстоятельства смерти К. известны из протестации униатской Луцкой капитулы от 15 июня 1607 г. в Луцкий гродский суд. Архиерей скончался во время богослужения в кафедральной луцкой церкви, когда совершал священническую хиротонию неск. диаконов. Согласно завещанию от 2 апр. 1607 г. (К. неск. раз составлял завещания: в 1595, 1598, 1697), епископ был похоронен в соборной церкви в Луцке. Завещание было представлено к записи в луцкие гродские книги священником Рожищенской церкви, членом Луцкой капитулы, духовником епископа Моисеем Подгаецким 29 мая 1607 г.

15 июня 1607 г. в Луцкий гродский суд была подана протестация от членов местной униат. капитулы на зятя и брата скончавшегося епископа в связи с присвоением ими церковного имущества. Сразу после смерти К. муж его дочери Велятицкий вывез из архиерейской резиденции имущество, оцененное в 10 тыс. злотых. От Яроша Терлецкого члены капитулы требовали вернуть старинные иконы и епископский архив, вывезенные К. и переданные брату (все имущество оценивалось в 100 тыс. злотых). 5 июля 1607 г. Сигизмунд приказал родственникам К. вернуть имущество нареченному униат. Луцкому еп. Евстафию Ело-Малинскому. В тот же день по приказу Сигизмунда королевский коморник Лука Исайковский составил описание церквей Луцка и имений Луцкой кафедры (СИЮЗР. Вып. 2. К., 1916. С. 41-64). 30 авг. Исайковский доложил, что учтенные им «все дворы и имения церковные Луцкого владычества» были переданы при участии генерального возного Луцкого гродского суда Войцеха Грушевского в ведение еп. Евстафия Ело-Малинского. Скорее всего родственники К. не вернули церковное имущество. 22 нояб. 1628 г. был подан иск на Яроша Терлецкого из-за захваченных им в 1605 г. документов Луцкой епархии, в иске упоминаются завещание епископа и протестации 1607 г.

Во время борьбы между православными и униатами за Луцкую кафедру, начавшейся в 1621 г., после смерти униат. еп. Евстафия Ело-Малинского, прах К., по всей видимости, перевезли в имение Перковичи на Берестейщине. В нач. XIX в. останки К. почивали в деревянной часовне в Перковичах, затем были перенесены в новопостроенную церковь. В 1902 г. в церкви над захоронением К. имелась плита с кириллической надписью, в 80-х гг. ХХ в. плита была увезена в Минск, хранится в Музее стародавней белорус. культуры. Память о К. нашла отражение в помяннике Введенской ц. Ближних пещер Киево-Печерской лавры (XVII в.; запись вместе с родом Терлецких).

Единственный сохранившийся портрет К. неизвестного автора происходит из портретной залы униат. архиерейской резиденции в Холме.

Арх.: ЦГИАЛ. Ф. 13. Оп. 1. Д. 297. С. 625-627; Ф. 14. Оп. 1. Д. 9. С. 119-120; РГАДА. Ф. 389 (Литовская метрика). Оп. 1. № 72, 76, 80; № 278, 282; РГИА. Ф. 823. Оп. 1. Д. 155. Л. 1-2; Ф. 834. Оп. 4. Д. 652. Л. 2; Б-ка Вильнюсского ун-та. ОР. F5-B4-915. Л. 1-1 об.
Ист.: АЗР. Т. 3. № 65. С. 188-189; № 133. С. 273-274; № 150. С. 293-295; АЮЗР. Т. 1. № 218. С. 260-266; АрхЮЗР. Т. 1. Ч. 1. № 80. С. 334-337; № 107. С. 274-276; № 111. С. 280, 281; № 115. С. 292; № 124. С. 317; АСЗР. Т. 1. № 64. С. 196-200; № 70. С. 217-219; № 76. С. 230-236; Т. 6. № 124. С. 285-286; АВАК. Т. 3. № 10. С. 14-17; Т. 18. № 273. С. 314; № 299. С. 347; Малышевский И. И. Александрийский патриарх Мелетий Пигас и его участие в делах Русской Церкви. К., 1872. Т. 2. С. 99-100; Каталог пергаментних док-тiв ЦГИАЛ, 1233-1799 / Укл.: О. А. Купчинський, Е. Й. Ружицький. К., 1972. № 748. С. 374-377; Купчинський О. А. Акти та док-ти Галицько-Волинського князiвства ХIII - 1-ï пол. XIV ст.: Дослiдження. Тескти. Львiв, 2004. № 20. С. 811, 812; Тимошенко Л. В. Берестейська унiя 1596 р. Дрогобич, 2004. № 1. С. 145-146; Пам'ятки: [Археогр. щоричник]. К., 2001. Т. 3: Архiв Украïнськоï Церкви. Вип. 1: Док-ти до iсторiï унiï на Волинi та Киïвщинi кiн. XVI - 1-ï пол. XVII ст. / Упоряд.: М. В. Довбищенко. № 113. С. 129-130; Поменник Введенськоï церкви в Ближнiх печерах Києво-Печерськоï Лаври: Публ. рукописноï пам'ятки другоï пол. XVII ст. / Упоряд., вступ. ст.: О. Кузьмук // Лаврський альманах. К., 2007. Вип. 18. Спецвип. 7. С. 38; Kempa T. Nieznane listy metropolity kijowskiego Hipacego Pocieja - ważne Źródło do początków unii Brzeskiej // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. Warsz., 2010. T. 54. S. 207-214, 217-218.
Лит.: Иванишев Н. Д. Сведения о начале унии, извлеченные из актов Киевского центр. архива. М., 1858; Коялович М. О. Литовская церк. уния. СПб., 1859. Т. 1. С. 76-95; К портрету Кирилла Терлецкого // Киев. старина. 1884. Т. 10. № 10. С. 366-369; Миловидов А. И. О положении православной и рус. народности в Пинском удельном княжестве и г. Пинске до 1793 г. М., 1894; Левицкий О. И. Южнорусские архиереи в XVI-XVII вв. // Киев. старина. 1882. Т. 1. № 1. С. 49-58; он же. Кирилл Терлецкий, еп. Луцкий и Острожский // Памятники рус. старины в зап. губерниях, изд. П. Н. Батюшковым. СПб., 1885. Вып. 8. С. 308-341; Макарий. История РЦ. Кн. 5; Кн. 6. По указ.; Prochazka A. Z dziejów unii Brzeskiej // Kwartalnik historyczny. Lwów, 1896. Rok. 10. S. 569-573; Малевич А. Древняя Жидичинская архимандрия на Волыни // Волынские ЕВ. 1899. Ч. неофиц. № 30. С. 824-825; Титов Ф. И., прот. Кирилл Терлецкий // ПБЭ. 1909. Т. 10. Стб. 401-403; Грушевський М. С. Iсторiя Украïни-Руси. К., 1994. Т. 5. С. 488-489, 501, 502, 555; 1995. Т. 6. С. 581; Димид М. Єпископи Киïвськоï церкви (1589-1891). Львiв, 2000. С. 46-47, 63-69, 71-75, 78-79, 83, 119, 130; Кралюк П. М. Луцько-Острозький єпископ Кирило Терлецький: Питання оцiнки дiяльностi // Iсторiя релiгiй в Украïнi: Працi ХIII мiжнар. наук. конф. (Львiв, 20-22 травня 2003 р.). Львiв, 2003. Кн. 1. С. 303-309; он же. Луцько-Острозький єпископ Кирило Терлецький: питання оцiнки дiяльностi // Психолого-педагогiчнi основи гуманiзацiï навчально-виховного процесу в школi та вузi. Рiвне, 2003. Вип. 4. Ч. 2. С. 44-49; Дмитриев М. В. Между Римом и Царьградом: Генезис Брестской церк. унии 1595-1596 гг. М., 2003. С. 213-214; Тесленко I. Боротьба за Острiг: Князь Острозький проти острозького старости // Соцiум: Альманах соцiальноï iсторiï. К., 2003. Вип. 3. С. 99-120; он же. Iнкорпорацiя пiдострозьких володiнь Луцькоï єпископiï до Острозькоï волостi в останнiй чвертi XVI ст. // Релiгiя i церква в iсторiï Волинi: Зб. наук. праць / Ред.: В. Собчук. Кременець, 2007. С. 46-56; Музей старажытнабеларускай культуры / Укл. А. А Ярашэвiч. Мiнск, 2004. С. 264; Тимошенко Л. В. Єпископ Кирило Терлецький: Родовiд i початок духовноï кар'єри // Дрогобицький краєзнавчий зб. 2005. Вип. 9. С. 202-213; он же. Заповiти, смерть i поховання Кирила Терлецького // Там же. 2008. Т. 11-12. С. 467-483; он же. Дiяльнiсть єпископа Кирила Терлецького на урядi Луцько-Острозькоï кафедри // Studia z dziejów i tradycji metropolii Kijowskiej XII-XIX w. / Red. A. Gil. Lublin, 2009. S. 193-211; он же. Князь Василь-Костянтин Острозький i єпископ Кирило Терлецький: До проблеми взаємовiдносин свiтського i релiгiйного лiдерiв Волинi доби Берестейськоï унiï // Kościoł unicki w Rzeczypospolitej / Red. W. Walczak. Białystok, 2010. S. 169-185; он же. Берестейська унiя 1596 р. Дрогобич, 2004. С. 10-164; Kempa T. Konstanty Wasyl Ostrogski (ok. 1524/1525-1608): Wojewoda kijowski i marszałek Ziemi Wołyńskiej. Toruń, 1997. S. 94, 98, 132-133, 138-140, 144-145, 155-156, 166, 216; Tiepłowa W. Eparchia Pińsko-Turowska przed unią brzeską (XV-XVI w.) // Rocznik Instytutu Europy Srodkowo-Wschodniej. Lublin, 2006. Rok. 4. S. 13-23; Mironowicz A. Biskupstwo Turowo-Pińskie w XI-XVI w. Białystok, 2011. S. 209-219.
Л. В. Тимошенко
Ключевые слова:
Брестская уния, решения Собора епископов Западнорусской митрополии (1596 г.) о соединении с католической Церковью - подчинении власти Римского папы и принятии католического вероучения Кирилл (Терлецкий Кирилл Семенович; †1607), православный, затем униатский епископ Луцкий и Острожский
См.также:
БРЕСТСКАЯ УНИЯ решения Собора епископов Западнорусской митрополии (1596 г.) о соединении с католич. Церковью - подчинении власти Римского папы и принятии католич. вероучения
ЕЛИСЕЙ (Плетенецкий Александр Фомич, в схиме Евфимий; ок. 1554 - 1624, Киев), архим.
ЗИЗАНИИ (КУКОЛИ) правосл. полемисты, обличители унии