Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРАКАЛ
Т. 30, С. 645-660 опубликовано: 26 августа 2017г.


КАРАКАЛ

[Каракалл; греч. ῾Ιερὰ Μονὴ Καρακάλου, Καρακάλλου], монастырь во имя апостолов Петра и Павла, занимает 11-е место в иерархии афонских обителей. Находится на востоке п-ова Афон (Айон-Орос), между Иверским мон-рем и Великой Лаврой. Расположен на покрытом зеленью склоне, на высоте 200 м над уровнем моря, на расстоянии примерно 1,5 км от побережья. Престольные праздники - дни памяти апостолов Петра и Павла (29 июня), мч. Христофора (9 мая), прмч. Гедеона (пам. греч. 30 дек.).

Мон-рь Каракал, Афон
Мон-рь Каракал, Афон

Мон-рь Каракал, Афон
По преданию, название мон-ря связано с именем рим. имп. Каракаллы (211-217). Это представление отразилось в росписи экзонартекса кладбищенского храма (1708), где император изображен как ктитор на сев. стене. Поскольку гонитель христиан Каракалла не мог быть основателем мон-ря, высказывалось предположение, что император построил оборонительную башню на берегу моря недалеко от К., получившую его имя, к-рое впосл. перешло к монастырю. Гипотеза о тур. происхождении названия мон-ря от kara kule (черная башня) опровергается упоминанием этого топонима еще в визант. документах. Др. гипотезы связывают название обители с окружающим К. густым ореховым лесом (греч. καρυα καλαί - «хорошие орехи»), либо с городом Каракал в Валахии (в 53 км от Крайовы). Наиболее вероятно, что топоним К. происходит от фамильного имени ктитора - Николая из рода Каракалов (Λάμπρος Σ. Τὰ Πάτρια τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους // Νέος ῾Ελληνομνήμων. 1912. τ. 9. Σ. 138). По преданию, Николай был современником прп. Афанасия Афонского.

Печать хрисовула визант. имп. Романа IV Диогена. 1068-1071 гг.
Печать хрисовула визант. имп. Романа IV Диогена. 1068-1071 гг.

Печать хрисовула визант. имп. Романа IV Диогена. 1068-1071 гг.
К. основан в кон. Х - нач. ХI в.; 1-е упоминание о мон-ре, уже имевшем немалые земельные владения, встречается в акте 1018/19 г., к-рым прот Никифор устанавливал границы между К. и Амальфитанцев мон-рем (Actes de Lavra. 1970. N 23). В Типиконе Константина IX Мономаха (1045) ничего не говорится о К., однако в хрисовуле имп. Романа IV Диогена (1068-1071) подтверждаются его владения. Этот документ упоминается прп. Никодимом Святогорцем в «Пидалионе» (Νικόδημος ῾Αγιορείτης. Πηδάλιον. ᾿Αθῆναι, 18412. Σ. 479), уже тогда текст хрисовула был частично утрачен, до наст. времени от него сохранилась только имп. печать. В актах Хиландара и Ксиропотама 1076 и 1081 гг. игуменом К. назван Феодул (Actes de Xéropotamou. N 6; Actes de Chilandar. N 2), в акте 1086 г.- Михаил, подписавшийся в документе прота Саввы за свой мон-рь и за обитель Плака (Actes de Philothée. 1975. N 1).

Об истории К. в XII-XIII вв. сохранились лишь отрывочные известия в актах др. мон-рей, тем не менее они свидетельствуют, что монашеское житие, несмотря на бедствия и опустошения, в этот период в нем не прекращалось. Ок. 1105 г. К. управлял игум. Симеон, имевший значительный авторитет на Афоне, судя по тому, что он был послан в числе 3 избранных святогорских игуменов к имп. Алексею I Комнину по вопросу о незаконном вторжении на Афон пастухов-влахов; им подписан и документ прота Иоанна Тарханиота в 1108 г. (Meyer. 1894. S. 165; Actes de Lavra. 1970. N 57). Его дело продолжил в К-поле игум. Василий, упоминаемый в 1110 г. (Meyer. 1894. S. 177). Под 1142 г. в документах фигурируют имена 2 каракальских игуменов: в янв.- Варфоломея, а в сент.- Никифора (Actes du Pantocrator. 1991. N 3; Actes d'Iviron. 1994. N 55b), хотя не исключена возможность ошибки, поскольку упомянутые документы сохранились в копиях XVI и XIII вв. Акт 1169 г. об объединении обителей Ксилургу и Фессалоникийца подписан каракальским проэстом мон. Митрофаном (Actes de Saint-Pantéléèmôn. 1982. N 8).

После падения К-поля (1204) для афонских обителей наступил период нестабильности, поскольку помимо политического давления крестоносцев монастыри подвергались частым нападениям пиратов и разбойников. Согласно Житиям свт. Саввы Сербского, лат. пираты разграбили и опустошили К., взяв в плен игумена и братию. Спасая их от верной гибели, Великая Лавра согласилась внести за них выкуп при условии, что К. вместе со всеми своими подворьями становился зависимым от Лавры. Свт. Савва вернул потраченные на выкуп деньги, чтобы избавить К. от обязательств перед Лаврой, в обмен на вечное поминание себя и своих родителей, а также позаботился о восстановлении разрушенных строений (Живоjиновић М. Света Гора у доба Латинског царства // ЗРВИ. 1976. Т. 17. С. 81-82; Она же. Света Гора око 1204 године // 950 година од Великог раскола (1054) и 800 година од пада Цариграда у руке крсташа (1204). Београд, 2005. С. 91; Radić R. Η πειρατεία στους σερβικούς μεσαιωνικούς βίους των αγίων // Πειρατές και κουρσάροι̇ Μονεμβασιώτικος ´Ομιλος, Ι´ Συμπόσιο Ιστορίας και Τέχνης, 20-22 Ιουλίου 1997 / Επιμ. Χ. Καλλιγά, Α. Μάλλιαρης. Αθήνα, 2003. Σ. 49; Миљковић Б. Житиjа светог Саве као извори за историjу средњевековне уметности. Београд, 2008. С. 106-107).

Незадолго до 1257 г. насельникам К., для того чтобы устроить виноградник, были переданы земли опустевшего мон-ря Агиопатита, а прот Феодор актом 1257 г. удовлетворил претензии на эти владения мон-ря Алипия, к-рому были переданы др. земли (Actes de Kutlumus. 1945. N 2). В 1262 г., после столетнего перерыва, встречается подпись каракальского игумена на акте прота Арсения (Actes de Docheiariou. 1984. N 7). Сохранились противоречивые предания о разорении К. «латинянами»: либо сторонниками Лионской унии в 70-х гг. XIII в., либо каталонцами между 1306 и 1308 гг.

Евангелие-тетр. Кон. XIII в. (Ath.Karakal. 20)
Евангелие-тетр. Кон. XIII в. (Ath.Karakal. 20)

Евангелие-тетр. Кон. XIII в. (Ath.Karakal. 20)
Экономический расцвет К. в кон. XIII - 1-й пол. XIV в. был связан с деятельностью буд. К-польского патриарха свт. Афанасия I, строгого аскета и сторонника точного соблюдения монашеских канонов, его считали предтечей исихастов на Афоне. С 1278 г. он принимал участие в жизни К. и сформировал духовный климат мон-ря, к-рый в последующие годы привлекал в обитель подвижников, стремившихся к подобному образу жизни. В Житии свт. Афанасия I не уточняется место его подвигов на Афоне, но в предисловии к хрисовулу имп. Андроника II Палеолога (1294), где перечислены просьбы патриарха к императору, касающиеся К., указано, что Афанасий I подвизался именно в этом монастыре. Он ходатайствовал перед Андроником II о подтверждении привилегий К. и права владения подворьями свт. Николая Чудотворца (Крион-Нерон) в долине р. Стримон, вмч. Пантелеимона на о-ве Фасос (Тасос) и вмч. Георгия на о-ве Лемнос, сел. Декалиста с окружающими землями, сел. Каллиста, полем св. Ипатия на п-ове Афон, к юго-западу от Ватопеда, обителью Христа Спасителя «ту Агиомавриту» в Фессалонике (Χρυσοχοΐδης, Γουναρίδης. 1985. Σ. 14). Хрисовул имп. Андроника II 1294 г. сохранился в копии 1-й пол. XIV в., заверенной протом Исааком (1316-1342). После того как обитель была отстроена, число братии значительно увеличилось. Из акта 1316 г. известно имя каракальского игумена - Матфей (Actes d'Esphigménou. 1973. N 12). Акт 1324 г. с подписью прота Исаака передавал К. принадлежавшую Протату небольшую келлию Эксиполиту (τοῦ ᾿Εξυπολύτου, ᾿Εξυπολήτου, дословно «Босоногого»), чтобы обеспечить водоснабжение мон-ря (Χρυσοχοΐδης, Γουναρίδης. 1985. Σ. 26). Между 1320 и 1330 гг. каракальский игум. Иакинф Керамевс приобрел у Анастасия Дуки Торникия поля к востоку от Фессалоники, в местности Агиос-Фомас, или Лимоиоанну (Λιμοϊωάννου) (Iidem. Σ. 31). Иакинф Керамевс, бывший игуменом К. ок. 23 лет (1310-1333), происходил из аристократической фессалоникийской семьи и являлся родственником прп. Германа Марулиса. В Житии прп. Германа сообщается о тесных связях этого святого и его брата Андроника с К. Впосл. Андроник принял в этой обители монашеский постриг, а его сын Иоанн, тяжело заболевший в К., был вылечен прп. Германом (Joannou P.-P. Vie de S. Germain l'Hagiorite par son contemporain le patriarch Philothée de Constantinople // AnBoll. 1952. Vol. 70. P. 91, 93-94). Сподвижник прп. Германа иером. Пезос принадлежал к братии К., автор Жития прп. Германа К-польский патриарх свт. Филофей Коккин был знаком с игум. Иакинфом (Ibid. P. 93, 98-99). По всей вероятности, в К. ок. 1324 г. удалился на покой Фессалоникийский митр. Малахия, ученик патриарха Афанасия I и духовный отец прп. Германа. До избрания на Фессалоникийскую кафедру Малахия был игуменом Великой Лавры (Χρυσοχοΐδης. 2011. Σ. 24). В то же время в скиту Глоссия в окрестностях К. в течение 2 лет (ок. 1323 - ок. 1325) подвизались аскет Григорий Дримис и свт. Григорий Палама, покинувшие затем эту местность в связи с угрозой пиратских набегов (Philotheus. Encomium // PG. 151. Col. 567).

К. пользовался покровительством имп. Иоанна V Палеолога (1341-1391) и получал дарения от него. В Типиконе Св. Горы 1394 г. К. занимал 6-е место в иерархии афонских мон-рей.

В XV в., после нападения пиратов, К. пришел в упадок. В 1444 г. итал. археолог и путешественник Кириак из Анконы, посетивший мон-рь, сообщил, что в К. подвизались бедные монахи серб. происхождения во главе с игум. Давидом (Cyriacus of Ancona's Journeys in the Propontis and the Northern Aegean: 1444-1445 / Ed. E. Bodnar, C. Mitchell. Phil., 1976. P. 52). В 1489 г. хиландарский игум. Исаия называет К. «арнаутским», т. е. албан. мон-рем, число насельников в нем было наименьшим по сравнению с др. афонскими монастырями - 30 чел. (Три древних Сказания о Св. Горе Афонской и краткое описание Св. Горы. 1882. С. 6). Сведения о слав. насельниках в нач. XVI в. подтверждаются архивными материалами: акты мон-ря прп. Дионисия (1503) и прота Моисея (1504-1505) подписаны по-славянски каракальскими игуменами Стефаном и Максимом (Actes de Dionysiou. N 42; Οἰκονομίδης Ν. ῾Ιερὰ Μονὴ Δοχειαρίου: Κατάλογος τοῦ ἀρχείου (1037-1695) // Σύμμεικτα. 1979. Τ. 3. Σ. 225). К. Павликианов считает, что они были скорее болгарами, чем сербами (Παυλικιάνωφ. 2002. Σ. 47-48).

Есть свидетельство существования в 1476 г. скита К. В этот год прот Каллист и собрание в Карее признали несостоятельными жалобы на недостатки в его устроении и разрешили дальнейшее проживание там монахов (Χρυσοχοΐδης. 2011. Σ. 27). В др. источниках упоминаются отдельные келлии, в т. ч. келлия Успения Пресв. Богородицы (1509-1510), где подвизался Симеон (с 1514 епископ Иерисский), и келлия Св. Троицы, которую основал в 1519 г. прп. Дионисий Олимпийский (он жил в ней 3 года). Неизвестно, сколько келлий было в скиту в XV-XVI вв., но в сохранившемся списке 1707 г. насчитывается 25 келлий.

Башня пристани мон-ря Карвкал. 1533-1534 гг.
Башня пристани мон-ря Карвкал. 1533-1534 гг.

Башня пристани мон-ря Карвкал. 1533-1534 гг.
Возрождение и перестройка К. после землетрясения 1509 г. и пожара 1530 г. стали возможны благодаря помощи молдавских господарей. Средства на восстановление мон-ря были предоставлены молдавским господарем Петру IV Рарешем (1527-1538; 1541-1546) и его зятем Александру III Лэпушняну (1552-1561; 1564-1568). В 1533/34 г., видимо на месте старого комплекса зданий, у пристани (арсанаса) были воздвигнуты новые строения, рассчитанные на проживание примерно 15 монахов. Сохранившаяся над дверью башни греч. надпись свидетельствует, что она создана господарем Петру и мон. Иоасафом, к-рые поручили строительство мастеру-каменщику Дионисию Сиропулу (Millet G., Pargoire J., Petit L. Recueil des inscriptions chrétiennes de l'Athos. P., 1904. N 332. P. 106). Из предания, зафиксированного в «Проскинитарии Св. Горы Афонской» Иоанна Комнина (Яссы, 1701), известно, что Петру Рареш послал на Афон протоспафария Петру следить за ходом восстановительных работ в мон-ре. Однако протоспафарий построил только башню арсанаса и присвоил себе оставшиеся деньги. Когда господарь узнал об этом и разгневался, протоспафарий во избежание наказания поклялся отстроить мон-рь за собственные деньги. Петру Рареш простил его, и оба приняли в К. постриг с одинаковым именем Пахомий (Григорович-Барский. 1887. С. 111-112). По др. афонскому преданию, с именем Пахомий принял постриг в Дохиаре господарь Александру Лэпушняну (Κύριλλος Δοχειαρίτης. Προσκυνητάριον τοῦ βασιλικοῦ, πατριαρχικοῦ, σταυροπηγιακοῦ τε, κα σεβασμίου ἱεροῦ μοναστηρίου τοῦ Δοχειαρείου. Βουκουρέστιον, 1843. Σ. 21-26). Однако это предание не соответствует действительности: Александру стал монахом с именем Паисий накануне смерти, скончался в Молдавии и был похоронен в Слатине. По мнению П. Нэстурела, валашский господарь Влад IV Монах, также постригшийся с именем Пахомий, мог стать прототипом легендарного господаря-ктитора, ушедшего в мон-рь в конце жизни (Năsturel. 1986. P. 219).

В 1536 г. благодаря стараниям Петру Рареша султан Сулейман I Великолепный выдал фирман на восстановление мон-ря. В фирмане указывалось, что молдав. господари традиционно покровительствовали К. и им разрешается и теперь восстановить обитель в ее прежнем виде, не возводя новых, ранее не существовавших построек (Guboglu M. N. Paleografia şi diplomatica turco-osmană: Studiu şi album. Bucur., 1958. P. 157, facs. 6; Năsturel. 1986. P. 220). К 1548 г. относится разрешение на строительство кафоликона (соборного храма), который был завершен к 1563 г.

После принятого в 1568 г. Селимом II решения о конфискации монастырских владений святогорцев посланец султана Мустафа Челеби в 1568/69 г. прибыл для распродажи изъятого. По просьбе каракальских монахов Роксандра (дочь господаря Петру Рареша и супруга Александру Лэпушняну) выкупила конфискованные турками подворья К. и передала обители еще 35 тыс. аспр на свое вечное поминовение 6 раз в год (Năsturel. 1986. P. 221). Впосл. К., видимо, также получал доходы от мон-ря Трех святителей в Яссах, пожалованного в 1641 г. молдав. господарем Василие Лупу в совместное владение афонским мон-рям.

В Типиконе 1574 г. К-польского патриарха Иеремии II К. занимал 11-е место, к-рое он сохраняет до наст. времени. В 1584 г. Иоанн IV Грозный после смерти царевича Иоанна Иоанновича отправил на Афон милостыню с Иваном Мешениным, из к-рой 50 каракальским монахам было передано 100 р., а 27 скитникам - 7 р. 10 алтын (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. Кн. 2 (1582-1588 гг.). Л. 72 об.; Муравьев А. Н. Сношения России с Востоком по делам церковным. СПб., 1858. Ч. 1. С. 141).

В XVII в. значительную экономическую помощь К. оказали груз. царь Арчил II и его брат Вахтанг. Прибывшие в 1674 г. в Грузию каракальский проигум. Гавриил с иеромонахами Зосимой и Малахией получили от Вахтанга 1000 гроссов на ремонт купола собора, а от католикоса Грузии Доментия III - 300 гроссов на реставрацию кладбищенской церкви во имя свт. Николая Чудотворца (Χρυσοχοΐδης, Γουναρίδης. 1985. Σ. 17, 23).

Оттиски печатей мон-ря К. стоят на грамотах святогорцев о пожаловании милостыни, обращенных к царю Михаилу Феодоровичу в 1626 г. (РГАДА. Ф. 52. Оп. 4. № 10, 14) и к Московскому патриарху Иоасафу в 1669 г. (ГИМ. Син. грам. № 1275; фотовоспроизведение: Костюхина Л. М. Палеография рус. рукописных книг XV-XVII вв.: Рус. полуустав. М., 1999. С. 344-345. Рис. 251-252. (Тр. ГИМ; 108)).

"Спас Недремное Око". Роспись наоса кафоликона мон-ря Каракал. 1717 г.
"Спас Недремное Око". Роспись наоса кафоликона мон-ря Каракал. 1717 г.

"Спас Недремное Око". Роспись наоса кафоликона мон-ря Каракал. 1717 г.
В XVII-XVIII вв. мон-рь переживал расцвет. Данные о количестве братии в К. в этот период противоречивы: К-польский патриарх Кирилл II Контарис в послании царю Михаилу Феодоровичу указывает более 130 монахов (Муравьев А. Н. Сношения России с Востоком по делам церковным. СПб., 1860. Ч. 2. С. 170), Иосиф (Георгиринис), митр. Самосский, в 1666-1671 гг.- 500 чел. (Gothóni R. Tales and Truth: Pilgrimage on Mount Athos, Past and Present. Helsinki, 1994. P. 59), Дж. Ковел в 1677 г.- 50 чел. (Hasluck F. W. The First English Traveller's Account of Athos // Annual of the British School at Athens. 1910/1911. T. 17. P. 116), иером. Ипполит (Вишенский) в 1709 г.- 24 чел. (Путешествие иером. Ипполита Вишенского в Иерусалим, на Синай и Афон (1707-1709 гг.) // ППС. 1914. Вып. 61. С. 114), В. Г. Григорович-Барский в 1744 г.- 20 чел., а с насельниками подворий и сборщиками пожертвований - 50 чел. (Григорович-Барский. 1887. С. 116), офиц. перепись 1764 г.- 167 чел. вместе с келлиотами (Σπυρίδων Λαυριώτης, μον. ᾿Αναγραφα ἐγγράφων τῆς Μεγίστης Λαύρας τοῦ ῾Αγίου ᾿Αθανασίου ἐν ῎Αθῳ // BNJ. 1928/1929. T. 7. Σ. 408), перепись 1808 г.- 44 монастырских инока и 55 келлиотов (᾿Αλέξανδρος Λαυριώτης, μον. ῎Εγγραφα ῾Αγίου ῎Ορους τῆς μεγάλης λληνικῆς ἐπαναστάσεως 1821-1832. ᾿Αθήνα, 1966. Τ. 1. Σ. 27), болг. Хроника монахов Никифора и Иерофея ок. 1821 г.- 60 чел. (Krastanov T. From the History of the Athonite Monasteries in 1821 // Bulgarian Hist. Rev. 1994. T. 22. P. 96). По мнению К. Хрисохоидиса, значительные разногласия источников связаны с тем, что в некоторых случаях в число братии включались келлиоты, а упоминание 500 насельников является ошибочным, поскольку митр. Иосиф никогда не бывал на Афоне.

Сигиллий К-польского патриарха Кирилла VI. 1813 (мон-рь Каракал)
Сигиллий К-польского патриарха Кирилла VI. 1813 (мон-рь Каракал)

Сигиллий К-польского патриарха Кирилла VI. 1813 (мон-рь Каракал)
В 40-х гг. XVII в. монахи К. просили у митрополита Брэилы разрешения на восстановление разрушенного храма свт. Николая Чудотворца в Измаиле в Бессарабии. Как предполагает Нэстурел, это случилось скорее всего в 1641 г., когда представители К. вместе с другими святогорцами сопровождали отправленные из К-поля в Яссы честные мощи св. Параскевы. В 1648 г. К. получил от К-польского патриарха Иоанникия II для своего нового подворья статус ставропигиального монастыря (Ibid. Σ. 17, 19), обязуясь в соответствии с патриаршим сигиллием ежегодно поставлять за это Патриархии 12,8 кг икры (Năsturel. 1986. P. 222-223). В 1648 г. 3 каракальских монаха купили протатскую келлию Панагии (Χρυσοχοΐδης, Γουναρίδης. 1985. Σ. 29). В 1661 г. Протат продал К. 3 келлии в Карее, в т. ч. келлию Введения Пресв. Богородицы - за 137,5 гроссов (Ibid.). В кон. XVII - 1-й четв. XVIII в. К. приобрел обширные угодья в окрестностях Иерисса (Ibid. Σ. 42-45). В 1-й четв. XVIII в. во владение К. перешел мон-рь Преображения Господня «ту Фотину» на о-ве Айос-Эфстратиос.

В 1707 г. проигум. Дионисий Ивирит отремонтировал сев. корпус мон-ря, а мон. Иоасаф - др. корпуса. В 1710-1714 гг. на средства игум. Никодима к кафоликону были пристроены экзонартекс и колокольня. Посетивший К. в 1725 г. В. Г. Григорович-Барский отметил благополучное экономическое состояние мон-ря: «...обаче вь всякой потребе ненужден, имат бо своя корабля и мрежа и прочая прибитки, имиже питается» (Григорович-Барский. 1885. С. 237-238). От насельников он слышал, «яко тамо прежде болгары обытаху, нине же ни единаго болгара несть, но вси греки» (Он же. 1887. С. 118).

В 1813 г. К. перешел на общежительный устав в соответствии с сигиллием К-польского патриарха Кирилла VI.

В К. подвизался прмч. Гедеон († 1818). Под давлением обстоятельств в юности он отрекся от Христа, но впосл. раскаялся, 35 лет прожил монахом в К., после чего добровольно отправился на место бывш. отречения и претерпел мученическую кончину за веру. Местночтимым святым Иерисской митрополии является др. насельник мон-ря - прп. Гервасий, юродивый Христа ради († 1830; пам. 14 окт.).

Серьезные испытания выпали на долю К. и др. афонских мон-рей во время греч. национально-освободительной революции 1821-1829 гг. Архим. Серафим из К. был членом «Дружеского общества» (Филики этерия), а иером. Парфений участвовал в битве при Скулянах в Молдавии (июнь 1821). Позднее монахи К. также содействовали освободительному движению: в 1854 г. Дамаскин был вынужден оставить должность игумена из-за того, что подарил лошадь вождю повстанцев Ц. Каратасосу.

После того как тур. отряды ушли с Афона, К. начал постепенно выходить из состояния экономического упадка, тем не менее в 1835 г. необходимость уплаты долгов вынудила насельников К. продать ценные облачения и святыни. Национализация в 1863 г. властями Румынии всех подворий греч. мон-рей отразилась и на доходах К., к-рый не смог поправить экономическое положение даже после освобождения Афона и его присоединения к Греции в 1912 г. В 1875 г. пожаром были разрушены юж. и вост. корпуса монастырского комплекса. В 1876 г. восстановили юж. крыло, в 1888 г.- сев. часть вост. крыла. В 1878 г. провели водопровод, до наст. времени снабжающий мон-рь водой.

Прмч. Гедеон. Гравюра. 1812 г.
Прмч. Гедеон. Гравюра. 1812 г.

Прмч. Гедеон. Гравюра. 1812 г.
В нач. XX в. в К. подвизались 80 чел. (Γεράσιμος (Σμυρνάκης). 1903. Σ. 579), по др. сведениям - 50-60 чел. (Павловский. 1905. С. 7, 41; Krastanov T. From the History of the Athonite Monasteries in 1821 // Bulgarian Hist. Rev. 1994. T. 22. P. 96); большинство братии составляли малоазийские греки. Мон-рь считался беднейшим из святогорских обителей (Δωρόθεος. 1986. Τ. 1. Σ. 361). Экономические проблемы К. усугубились в 1922 г., когда земли и недвижимость афонских мон-рей в Македонии и на островах вост. части Эгейского м. были переданы греч. правительством на нужды беженцев из М. Азии.

В 1914-1940 гг. игуменом К. был старец Кодрат Каракальский, который являл собой «пример трудолюбия» (Херувим (Карамбелас). 2002. С. 476). Он не только отличался адм. и хозяйственными способностями, но и был строгим аскетом и известным духовником. «Во время его управления Каракал был из первых в большом Афонском сообществе по строгости и суровости уклада и вообще в жизни духовной» (Там же. С. 489-490). Его преемника Павла также хвалил за добродетели старец Гавриил Дионисиатский (Γαβριὴλ Διονυσιάτης. 2004 3. Σ. 201). В течение 7 лет в К. жил ученый мон. Авимелех Микраяннанит (1858-1965) - первый биограф свт. Нектария Эгинского. В 1953 г. монашествующих в К. составляло ок. 50 чел. (Ibid. Σ. 199). В это время в К. подвизался мон. Паисий, десятки лет самоотверженно работавший в монастырской больнице (Ibid. Σ. 202).

В 70-х гг. ХХ в. из-за малочисленности братии и нехватки экономических средств состояние мон-ря стало критическим. Возрождение обители связано с деятельностью архим. Филофея из мон-ря Филофей, к-рый в 1981 г. стал игуменом К. Он являлся учеником старца Ефрема Филофеита, наставником к-рого в свою очередь был Иосиф Исихаст. Постепенно численность братии стала увеличиваться: в 1979 г. в К. подвизались 15 чел. и 8 чел. на подворьях (Θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. 1979. Σ. 179), в 1990 г.- 19 чел., в 2003 г.- 30 чел. и 7 чел. на подворьях, в наст. время - 41 чел.

В 1988 г. начавшийся от молнии пожар уничтожил 3 верхних этажа сев. угла монастырского комплекса. Пострадавшие здания восстановлены учрежденным при греч. правительстве Центром по охране святогорского наследия ΚεΔΑΚ (Κέντρο Δυαφύλαξης ῾Αγιορειτικῆς Κληρονομίας). Этот центр также организовал реставрацию колокольни, башни, пристани, конака (представительство) в Карее и нек-рых келлий.

Игум. Леонтий (Козлов), О. В. Лосева

Святыни

Интерьер кафоликона мон-ря Каракал
Интерьер кафоликона мон-ря Каракал

Интерьер кафоликона мон-ря Каракал
Частица Честного и Животворящего Креста Господня в серебряном ковчеге, верхняя часть честной главы ап. Варфоломея, части глав апостолов Петра и Павла, мучеников Христофора и Меркурия, десница вмч. Феодора Тирона, от к-рой исходит благоухание, частицы мощей св. Иоанна Предтечи, свт. Иоанна V Милостивого, патриарха Александрийского, сщмч. Харалампия, мч. Ореста, св. Аверкия, прмч. Гедеона. Во время посещения К. Григоровичем-Барским в мон-ре также хранились «кость великая от плеча» мч. Меркурия, глава св. Пелагии (не уточнено, Тарсийской мученицы или преподобной, подвизавшейся на Елеонской горе), левая рука вмц. Марины и часть руки сщмч. Поликарпа, еп. Смирнского (Григорович-Барский. 1887. С. 117).

Монастырский комплекс

расположен на склоне горы с заметным уклоном на северо-восток. Он, один из самых небольших на Афоне, представляет в плане неправильный прямоугольник. Периметр образован относительно невысокими (2-3 этажа) корпусами приблизительно одной высоты. Купола собора не видны из-за стен, так что единственной архитектурной доминантой является мощная башня у зап. входа.

Кафоликон, заложенный в 1548 г. и завершенный в 1563 г., занимает бóльшую часть двора. Он представляет собой храм афонского типа, близкий к кафоликонам Григория преподобного мон-ря (1761-1768) и Филофея мон-ря (1746). Наос одноглавый, 4-столпный, с 3 конхами. Главная апсида фланкирована почти не выраженными снаружи 3-лепестковыми объемами жертвенника и диаконника. С запада пристроен 2-столпный лити, его западная часть освещается 2 куполами. В 1708 г. он был поновлен, а в 1710-1714 гг. к нему был добавлен экзонартекс с невысокой колокольней, внутри к-рой устроен парекклисион во имя великомучеников Пантелеимона и Георгия Победоносца.

Иеромонахи Иоанн и Дамаскин из Янины в 1716/17 г. украсили кафоликон фресками. Григорович-Барский отметил небольшой размер кафоликона, красоту его архитектуры и росписей: «...церковь имат такожде малу, токмо красну и расположением, и зданиемь, и икописаниемь» (Он же. 1885. С. 237). Фрески лити выполнены в 1750 г. янинскими иеромонахами Серафимом и Космой, фрески экзонартекса - в 1763 или 1767 г. (сцены Апокалипсиса, а также портреты ктиторов монастыря - господаря Петру Рареша и протоспафария Петру, принявших монашество с именем Пахомий).

Христос Пантократор. Роспись экзонартекса мон-ря Каракал. 1763 или 1767 г.
Христос Пантократор. Роспись экзонартекса мон-ря Каракал. 1763 или 1767 г.

Христос Пантократор. Роспись экзонартекса мон-ря Каракал. 1763 или 1767 г.
В иконостасе кафоликона находится икона «Собор 12 апостолов», написанная иером. Дионисием Фурноаграфиотом и имеющая его подпись и дату - 1722 г. По мнению Е. Цигаридаса, иером. Дионисием или его учениками были созданы др. иконы иконостаса - Христа Пантократора, Божией Матери «Одигитрия», св. Иоанна Предтечи и свт. Николая Чудотворца (Τσιγαρίδας Ε. Καλλιτεχνικές τάσεις στην τέχνη των φορητών εικόνων του 18ου - 19ου αιώνα στο ῞Αγιον ῎Ορος // Ζητήματα μεταβυζαντινής ζωγραφικής: στη μνήμη του Μανόλη Χατζηδάκη. Αθήνα, 2002. Σ. 322-323). Возможно, этому же кругу мастеров принадлежит икона «Рождество Христово» из праздничного ряда иконостаса. На аналое слева помещена икона «Целование апостолов Петра и Павла» худож. Константина Палеокапы (1640). Икона Божией Матери с Младенцем на аналое слева от алтаря считается чудотворной. Ряд икон иконостаса в кафоликоне и парекклисионах написан иером. Дамаскином из Янины.

Деревянная дверь наоса кафоликона выполнена в 1592 г. (резчик мон. Феофан). При покрытии пола мраморными плитами мастером Димитрием Мавромарисом (1859) произошло чудесное событие. В мон-ре не оказалось клея, чтобы прикрепить плиты. Один из монахов увидел во сне, что к монастырской пристани приплыл кит. Он поведал об этом братии, и они действительно обнаружили у пристани на мелководье небольшого кита (один из видов китов обитает в Эгейском м.). Из его жира монахи изготовили необходимый клей. Скелет этого кита находится в монастырском музее, размещенном на нижнем этаже сев. корпуса.

Монастырские здания

Христос Пантократор. Икона из иконостаса кафоликона мон-ря Каракал. 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот
Христос Пантократор. Икона из иконостаса кафоликона мон-ря Каракал. 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот

Христос Пантократор. Икона из иконостаса кафоликона мон-ря Каракал. 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот
относятся к 4 строительным фазам: сер. XVI в. (кафоликон, келейные корпуса, башня пристани); нач. XVIII в. (пристройки и поновления кафоликона и келейных корпусов); после пожара 1875 г. (юж. корпус, трапезная, архондарик, часть вост. корпуса); после пожара 1988 г. (сев.-вост. часть монастырского комплекса и общий ремонт корпусов).

Кафоликон, башня и монастырские корпуса мон-ря Каракал
Кафоликон, башня и монастырские корпуса мон-ря Каракал

Кафоликон, башня и монастырские корпуса мон-ря Каракал
Наиболее видным зданием К. является 6-этажная башня высотой 28 м в зап. корпусе, напротив зап. входа в кафоликон. Григорович-Барский считал ее одной из самых больших и красивых на Афоне. В ней размещался парекклисион прор. Илии (Григорович-Барский. 1887. С. 111). В наст. время на 5-м этаже устроен парекклисион во имя прав. Анны. С севера к башне примыкают ворота с надвратным парекклисионом Успения Пресв. Богородицы. В 1744 г. ворота уже находились в углу западной стены, но в восточной стене еще выделялась кладка на месте старых ворот (Там же).

В северном корпусе расположены кельи, парекклисионы Благовещения Пресв. Богородицы и святых Варлаама и Иоасафа (под ними соответственно парекклисионы свт. Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского, и вмч. Пантелеимона), а также архондарик и маслодавильня. В восточном корпусе находятся резиденция игумена и синодикон (зал для торжественных встреч и заседаний), парекклисион прмч. Гедеона, б-ка и ризница (на нижнем этаже). В юж. корпусе расположены трапезная (1876; на месте трапезной 1687 г.), поварня с высокими сводами и дымоходом, винодавильня и кельи; в зап. корпусе - кельи и башня; в юго-зап. углу монастырского двора - пекарня; в юго-вост. углу - музей.

За монастырской стеной, напротив башни, устроена водосвятная купель под сенью (1801), украшенная барочным рельефом. Рядом находится парекклисион великомучеников Феодора Стратилата и Феодора Тирона, за ним построены дома работников.

К северо-западу от К. расположена кафизма с кладбищенским храмом Всех святых (1768), украшенным фресками (в т. ч. с изображением имп. Каракаллы), к юго-западу от мон-ря, за ручьем,- полуразрушенная кафизма с парекклисионом св. Параскевы (в 1986 начаты первые реставрационные работы).

Комплекс арсанаса (пристани) включает башню высотой 21,6 м, построенную в 1533/34 г. на средства господаря Петру Рареша и мон. Иоасафа мастером Хаджи-Дионисием Сиропулосом.

О. В. Л., Л. К. Масиель Санчес

Библиотека

В б-ке хранятся 279 манускриптов (из к-рых 42 написаны на пергамене) и 2500 печатных книг. Древнейшие рукописи датируются IX в.- это написанные унциалом Евангелие (Ath. Karakal. 11) и «Рай отцов» (Ath. Karakal. 251 (41)). Два кодекса относятся к Х в.- «Лествица» (Ath. Karakal. 29, 958 г.), и Сборник изречений св. отцов и античных авторов (Ath. Karakal. 255 (42)).

Евангелист Лука. Миниатюра из Евангелия-тетр. XIII в. (Ath. Karakal. 37. Fol. 99)
Евангелист Лука. Миниатюра из Евангелия-тетр. XIII в. (Ath. Karakal. 37. Fol. 99)

Евангелист Лука. Миниатюра из Евангелия-тетр. XIII в. (Ath. Karakal. 37. Fol. 99)
Рукописное собрание К. насчитывает 5 манускриптов XI в., 3 - XII в., 22 - XIII в., 33 - XIV в., 39 - XV в., остальные относятся к поствизантийскому периоду. Под номером Ath. Karakal. 245 числится конверт с фрагментами рукописей, древнейший из к-рых написан в Х в. В качестве переплетных листов кодекса Ath. Karakal. 64, XV в., использованы пергаменные листы Х в. с текстом Хроники Георгия Амартола. В б-ке К. также хранится Хроника Константина Манассии (Ath. Karakal. 67, XIV в.). Рукописное собрание помимо книг включает 2 литургических свитка - Ath. Karakal. 246, XIII в., и 274 (31), 1431 г. (Lampros S. Catalogue of the Greek Manuscripts on Mount Athos. Camb., 1895. T. 1. P. 130-150; 1900. T. 2. P. 472-475).

Из лицевых рукописей особый интерес представляют украшенные миниатюрами 2 Евангелия-тетр (Ath. Karakal. 31 и 37, XIII в.), Евангелие-лекционарий с заставками (Ath. Karakal. 252, XIII в.); из рукописей поствизант. периода - Сборник молитв и канонов (Ath. Karakal. 106, XVII в.) и Литургиконы (Ath. Karakal. 248 и 149, XVIII в. и 1614 г.) с инициалами и заставками (Θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. 1979. Σ. 178-180, 182-187, 297-303).

Среди рукописей К. сохранились также 2 славянские: болг. Апостол 1-й пол. XIII в. и церковнослав. (рус.?) Апостол XVII в. (оба без номера) (Bakker M. Discovered on Mount Athos the Karakalski Apostol // Palaeobulgarica. 1990. № 4. C. 61-67; Слав. рукописи афонских обителей / Под ред. А.-Э. Н. Тахиаоса. Фессалоники, 1999. C. 30, 43). Евангелие-лекционарий (Ath. Karakal. 272, XVIII в.) было переписано груз. мон. Дамаскином из Иверского монастыря по заказу некоего Ашота.

В наст. время в б-ке мон-ря Хиландар находится Псалтирь № 89 на болг. языке, подаренная К. в сер. XVI в. иереем из Ясс Иеремией (Παυλικιάνωφ. 2002. Σ. 48).

В архиве хранятся хрисовулы, моливдовулы, султанские фирманы и др. документы. Фирманы 1518 и 1539 гг. касаются подворья К. в Зихне, фирманы 1548 и 1563 гг.- строительства кафоликона.

Подворья

К нач. ХХ в. К. имел подворья на п-ове Касандра, на о-ве Тасос, в Иерисосе (Иериссе), в Калиполисе, в Киосе (Вифиния), в Ретимноне и на о-ве Айос-Эфстратиос. До 1762 г. во владении К. находился скит Провата, переданный затем Великой Лавре (Χρυσοχοΐδης, Γουναρίδης. 1985. Σ. 19, 21). В наст. время конак К. находится в Фессалонике; основную часть монастырских доходов получают от продажи орехов, которые собирают в орешниках на Афоне.

Келлии

В 1707 г. К. владел 22 келлиями, к нач. ХХ в.- 21 келлией: Всех святых, Трех святителей, Крестовоздвиженской, Рождества Пресв. Богородицы, Рождества Пресв. Богородицы (Киприана или Макареев), Введения Пресв. Богородицы (Сидирадико), Введения Пресв. Богородицы (Ставрудадико), Успения Пресв. Богородицы при конаке, Успения Пресв. Богородицы (Панагуда), Успения Пресв. Богородицы (Силака или Картадико), вмч. Георгия Победоносца (Евфимия), вмч. Димитрия Солунского, свт. Николая Чудотворца (Андронатикон), свт. Николая Чудотворца в Камаре, св. Иоанна Предтечи, первомч. Стефана, свт. Иоанна Златоуста, ап. Иоанна Богослова, Св. Троицы, прор. Илии, св. Архангелов. В наст. время К. принадлежат 17 келлий и конак, из к-рых заселены 4: келлии Трех святителей, св. Иоанна Предтечи, свт. Николая Чудотворца и Воздвижения Честного Креста Господня. Остальные келлии находятся в руинированном состоянии. От древней келлии Эксиполиту сохранился только храм.

В Карее находятся представительство мон-ря и 3 келлии, остальные - в лесу, к северо-западу от К. В Карее расположены келлии Успения Пресв. Богородицы при конаке, Всех святых (где действовала мастерская иконописцев-карпенисиотов; церковь построена в 1681 иером. Гавриилом из Карпенисиона), Рождества Пресв. Богородицы, или Макареев, названная так в честь жившей в ней в кон. XVIII - 1-й пол. XIX в. семейной артели художников из Галатисты мон. Макария (1746-1814) и его племянников мон. Вениамина († 1834), иеромонахов Захарии († 1822) и Макария († 1866). Церковь келлии Макареев расписана этими мастерами в 1819 г. Название келлии Введения Пресв. Богородицы, или Ставрудадико, связано с изготовлением крестов (от σταυρός - крест). В этой келлии прп. Никодим Святогорец принял постриг в великую схиму от старца Дамаскина и работал над своими сочинениями. В наст. время от келлии остались развалины.

Ист.: Три древних сказания о Св. Горе Афонской и кр. описание Св. Горы, составленное в первое посещение оной Василием Барским (1725-1726 гг.). М., 1882; Григорович-Барский В. Г. Странствование по св. местам Востока с 1723 по 1747 г. СПб., 1885. Ч. 1. С. 237-238; он же. Второе посещение Св. Афонской Горы. СПб., 1887. С. 110-118; Meyer Ph. Die Haupturkunden für die Geschichte der Athosklöster. Lpz., 1894; Actes de Kutlumus / Éd. P. Lemerle. P., 1945, 1988 2. 2 vol. (ArAth; 2); Actes de Xéropotamou / Éd. J. Bompaire. P., 1964. (ArAth; 3); Actes de Dionysiou / Éd. N. Oikonomidès. P., 1968. 2 vol. (ArAth; 4); Actes de Lavra. P., 1970. Pt. 1: Des origines à 1204 / Ed. P. Lemerle e. a. (ArAth; 5); Actes d'Esphigménou / Éd. J. Lefort. P., 1973. (ArAth; 6); Actes de Philothée / Publ. W. Regel, E. Kurtz, B. Korablev. Amst., 1975r. (Actes de l'Athos; 6); Actes de Saint-Pantéléèmôn / Éd. Lemerlе e. a. P., 1982. Vol. 1. (ArAth; 12); Actes de Docheiariou / Éd. N. Oikonomidès. P., 1984. (ArAth; 13); Χρυσοχοΐδης Κ., Γουναρίδης Π. ῾Ιερὰ Μονὴ Καρακάλου: Κατάλογος τοῦ ἀρχείου // ᾿Αθωνικὰ σύμμεικτα. ᾿Αθῆναι, 1985. Τ. 1. Σ. 10-97; Actes du Pantocrator / Éd. V. Kravari. P., 1991. (ArAth; 17); Actes d'Iviron / Éd. J. Lefort et al. P., 1994. T. 3: De 1204 à 1328. (ArAth; 18); Actes de Chilandar / Éd. M. Živojinović, Ch. Giros, V. Kravari. P., 1998. T. 1: Des origines à 1319. (ArAth; 20).
Лит.: Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος. ᾿Αθῆναι, 1903. Καρυές, 1988 2. Σ. 575-580; Павловский А. А. Спутник рус. паломника по Св. Горе Афону. М., 1905. С. 7, 40-41, 110-115; Παπαδόπουλος Σ. Γ. Καρακάλλου, Μονή // ΘΗΕ. 1965. Τ. 7. Σ. 344-348; Μαμαλάκης ᾿Ι. Π. Τό ῞Αγιον ῎Ορος διὰ μέσου τῶν αἰώνων. Θεσσαλονίκη, 1971; Θησαυρο τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους: Εἰκονογραφημένα χειρόγραφα. ᾿Αθῆναι, 1979. Τ. 3. Σ. 178-180, 182-187, 297-303; Δωρόθεος, μον. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος: Μύηση στὴν ἱστορία του κα τὴ ζωὴ του. Κατερίνη, 1986. Τ. 1. Σ. 355-361; Năsturel P. Ş. Le Mont Athos et les Roumains: Recherches sur leurs relations du milieu du XIVe siècle à 1654. R., 1986; Καδᾶς Σ. Τὸ ῞Αγιον ῎Ορος: Τὰ μοναστήρια κα οἱ θησαυρο τους. ᾿Αθήνα, 1997. Σ. 95-97; Милонас П. М. Иллюстрированный словарь Св. Афонской горы. Tüb., 2000. Т. 1. Ч. 1: Атлас 20 суверенных мон-рей. Вып. 1. С. 143-145; Вып. 2. С. 208-217; Фотић А. Св. Гора и Хиландар у Османском царству: XV-XVII в. Београд, 2000; Pavlikianov C. The Medieval Aristocracy on Mount Athos. Sofia, 2001. P. 77; idem. Σλάβοι μοναχο στὸ ῞Αγιον ῎Ορος ἀπὸ τὸν Ι´ ὡς τὸν ΙΖ´ αἰῶνα. Θεσσαλονίκη, 2002. Σ. 46-48; Provatakis Th. M. Mount Athos: History, Monuments, Tradition. Thessal., 2001. P. 96-99; Херувим (Карамбелас), архим. Современные старцы Горы Афон. М., 2002. С. 463-510; Πεντζίκης Ν. Γ. ῞Αγιον ῎Ορος: ´Ενας πλήρης ταξιδιωτικός οδηγός. Αθήνα, 2003. Τ. 2. Σ. 277-284; Игумен N. Сокровенный Афон. М., 2003 2. С. 57-68; Γαβριὴλ Διονυσιάτης, ἀρχιμ. Λαυσαϊκὸν τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους / ῾Ιερὰ Μονὴ Διονυσίου. ῞Αγιον ῎Ορος, 2004 3. Σ. 199-203; Χρυσοχοΐδης Κ. Μονὴ Καρακάλλου: ῾Ιστορικὸ διάγραμμα // Εἰκόνες ῾Ιερᾶς Μονῆς Καρακάλλου. ῞Αγιον ῎Ορος, 2011. Σ. 15-36.
О. В. Л.

Русская Крестовоздвиженская келлия

расположена на холме между К. и келлией вмч. Артемия. Основана в X в., сразу после возникновения мон-ря. Первым рус. насельником, поселившимся здесь в нач. XIX в., был старец Серапион. При нем келлия была провозглашена скитом, но Протат не утвердил этот статус. Келлия была отремонтирована рус. иноками в сер. XIX в.

В 1896 г. Крестовоздвиженскую келлию возглавил известный иеросхим. Пантелеимон (Важенко), уроженец Курской губ. Он прибыл на Афон в 1878 г. и стал учеником старца Хаджи-Георгия. В 1893 г. он приобрел у мон-ря Пантократор маленькую полуразвалившуюся келлию Пресв. Богородицы. В 1896 г. 73-летний мон. Евстратий, проживавший в Крестовоздвиженской келлии с 6 престарелыми насельниками, попросил иеросхим. Пантелеимона переселиться в эту келлию и стать ее старцем. Иеросхим. Пантелеимон был обязан принять их в число своей братии и содержать до смерти. К. должен был получить от рус. монахов за келлию 300 тур. лир, но в омологии (договоре) была указана цена в 120 лир. Хотя братство, возглавляемое иеросхим. Пантелеимоном, на тот момент состояло из 20 чел., каракальцами была выдана омология (5 июля 1896) только на 3 лица.

Крестовоздвиженская келлия близ мон-ря Каракал. Литография. Нач. XX в. (РГБ ОР)
Крестовоздвиженская келлия близ мон-ря Каракал. Литография. Нач. XX в. (РГБ ОР)

Крестовоздвиженская келлия близ мон-ря Каракал. Литография. Нач. XX в. (РГБ ОР)
Вскоре из корыстолюбивых соображений руководство К. разрешило проживание в келлии бóльшему числу насельников: 27 сент. 1897 г. был составлен дополнительный акт, согласно к-рому кроме 3 лиц, по афонским обычаям приемствующих друг другу, в келлии разрешалось проживание еще 12 непоименованным инокам и неограниченному числу послушников под видом монастырских работников. За это келлия должна была ежегодно выплачивать К. 25 лир якобы за дрова. Не видя др. выхода, рус. братство приняло дополнительный акт и оплатило «дрова». Число насельников быстро увеличивалось и достигло 55 чел. С благословения мон-ря они приступили к ремонту и перестройке келлии, вскоре был устроен водопровод с водохранилищем. На все это было израсходовано ок. 3 тыс. тур. лир.

Мирное сосуществование с монастырем продолжалось всего 6 месяцев. Затем руководство К. потребовало вернуть дополнительный акт, т. к. эта омология, выданная на большое число лиц, была нарушением афонского устава и вызвала недовольство Протата и К-польской Патриархии. Братство отказалось отдать документ на основании того, что договор был оплачен.

В июне 1898 г. К-польский патриарх Константин V признал омологию не соответствующей уставу Св. Горы и аннулировал ее. 23 нояб. 1898 г. афонский суд признал дополнительный акт недействительным, оставив в силе омологию на 3 лица, и обязал иеросхим. Пантелеимона в 3-месячный срок урегулировать отношения с мон-рем, в противном случае братству угрожало выселение. Иеросхим. Пантелеимон обратился за помощью к рус. консулу в К-поле, и выдворение общины было предотвращено.

Дополнительный акт иеросхим. Пантелеимон сдал на хранение в рус. посольство в К-поле. После того как он отказался вернуть этот документ мон-рю, руководство К. попыталось воздействовать на келлиотов силой, и дело дошло до вооруженных нападений. Рус. насельникам запретили делать в келлии хозяйственные постройки, перестройку и ремонт помещений, не давали разрешения на постриг в монашество и на рукоположение во священство достойных членов братства, не позволяли звонить в колокола и др. Первое время братии приходилось жить в землянках. После решения Протата по жалобе К. о самовольных постройках (июль 1901) братии не только запретили пользоваться монастырским лесом для топлива (несмотря на то что пользование лесом входило в омологию), но и попросили др. афонские монастыри не продавать келлиотам дров. Привести в исполнение это решение не удалось. Протат приставил к келлии стражу с приказом задерживать вьючных мулов с продуктами и материалами, арестовал наемных работников, запретив им служить в келлии. 5 февр. 1903 г. произошло покушение на иеросхим. Пантелеимона, был убит мул, на котором он ехал, но старец не пострадал. В ходе проведенного самостоятельного расследования келлиоты пришли к выводу, что в нападении участвовал один из стражников. Направленный Протатом полицейский высказал мнение, что покушение было инсценировано монахами Крестовоздвиженской келлии с целью дискредитации К. Но каймакам (тур. администратор Св. Горы) счел, что полицейский и переводчик были подкуплены монастырем, и изложил свое мнение в письменном виде фессалоникскому Вали-паше. Иеросхим. Пантелеимону пришлось неоднократно обращаться за защитой к русским дипломатам.

Вооруженное нападение на келлию с целью изгнания рус. монахов произошло в канун праздника Св. Троицы в 1905 г. (И-н Агиорит. 1906). Во время отсутствия настоятеля келлии иеросхим. Пантелеимона (к-рый был в К-поле) и наместника иером. Виссариона (вызванного к каймакаму в Карею) в келлию неожиданно прибыли эпистат иером. Герасим (Смирнакис) из монастыря Эсфигмен, историк Афона, и антипросоп монастыря К. (АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 4861. Л. 107), а затем - толпа каракальских монахов и рабочих, вооруженных топорами, мотыгами и ломами. Они начали крушить здания, разбивать окна, ломать стены. Рус. монахи стали обороняться, в результате столкновения 8 рус. иноков были ранены и сильно избиты. Это событие получило широкий резонанс в печати, один из рус. афонских монахов даже посвятил этой «битве» стихотворение (Виталий (Гончаренко). 1912).

Иеросхим. Пантелеимон являлся действительным членом имп. Палестинского православного общества и одним из учредителей братства рус. келлий Афона. Руководитель братства иером. Кирилл (Абрамов) называл его многострадальным и благодарил «за его отеческое попечение о нашем братстве» (АВПРИ. Ф. Посольство в К-поле. № 180. Оп. 517/2. Д. 3225. Л. 63).

В келлии действовал общежительный устав. Ей принадлежали 4 дес. земли и кузнечная, столярная, сапожная, портняжная, переплетная и фотографическая мастерские. Действовало небольшое издательство, опубликовавшее «Беседу о смерти детей в младенческом возрасте, нечаянно приспанных и мертворожденных», сборник поучений для монахов «До и после пострига», стихотворения «Пучок цветов с Афона» мон. Виталия (Гончаренко), «Житие преподобного Харитона Исповедника», соч. «О табаке и вреде его курения» и др.

В храме хранились неск. частиц Животворящего Креста Господня, ок. 30 частиц мощей, большая часть главы вмч. Пантелеимона.

В 1900 г. иеросхим. Пантелеимон создал подворье келлии в К-поле, а в 1903 г. приобрел в 10 км к северо-востоку от Иерусалима Фаранскую лавру, основанную прп. Харитоном Исповедником, что в свое время не удалось даже архим. Антонину (Капустину), и поселил там рус. братство из 7 чел. Покупка была оформлена на схим. Досифея (Попова) из Крестовоздвиженской келлии.

В 1905 г. иеросхим. Пантелеимон был запрещен в служении по неск. обвинениям: одновременное служение в Крестовоздвиженской келлии, принадлежавшей К-польскому Патриархату, и в Фаранской лавре Иерусалимского Патриархата, неподчинение К., Протату и К-польской Патриархии, торговля святынями, не соответствующее монашескому званию поведение, продолжение священнодействия под отлучением. Запрещение было снято усилиями рус. дипломатов только в 1911 г. К-польский патриарх в беседе с иеросхим. Пантелеимоном 7 февр. 1911 г. сказал, что немедленно снимет с него запрет, как только этого попросит К. (АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 7211. Л. 54-56 об.). По уверению каракальского игумена, мон-рь не имел претензий к иеросхим. Пантелеимону. Эта запутанная ситуация вынуждала рус. посольство в К-поле активно заниматься делами келлии. Предполагалось обменять дополнительный акт на новую омологию, однако каракальцы намеренно затягивали переговоры. Рус. посольство было достаточно объективно в оценке ситуации: «Не считая возможным утверждать, что о. Пантелеймон все это время проявлял желательную уступчивость, обязуясь отметить, что в продолжение двух лет дело установления нормальных отношений между помянутой русской келлией и греческим монастырем задержалось отнюдь не по вине наших иноков, но только вследствие стремления монастыря поставить подчиненную ему келлию в те невозможные условия, которые были определены для наших келлейных обителей на Афоне Патриаршей грамотой 1909 года, без определенной связи с историческим прошлым этого рода монашеских учреждений Св. Горы и лишь под влиянием отличающего греческих владык филетизма» (Донесение титулярного советника Серафимова имп. послу в К-поле 20 нояб. 1913 г. // АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 6854. Л. 2 об.).

В 1912 г. Антиохийский патриарх Григорий IV предложил иеросхим. Пантелеимону заняться восстановлением Илии пророка мон-ря близ дер. Эш-Шувайр в Ливане (АВПРИ. Ф. Посольство в К-поле. № 180. Оп. 517/2. Д. 3450. Л. 15-16 об., 19 об.), основанной на месте, где, по преданию, вмч. Георгий победил змия. Скоро число братии в возрожденном мон-ре достигло 40 чел. Наместником стал иером. Геннадий, который был вынужден покинуть этот монастырь в 1914 г. в связи с началом первой мировой войны.

Постепенно положение Крестовоздвиженской келлии стало критическим: скончались 2 старца, записанные в омологии, которые должны были наследовать келлию (наместник о. Виссарион и о. Евстратий), а новую омологию греки отказывались выдавать, ожидая смерти иеросхим. Пантелеимона. По афонским правилам после смерти всех записанных в омологии лиц келлия переходила во владение мон-ря. Т. о., Крестовоздвиженская келлия, превращенная рус. насельниками в благоустроенную обитель стоимостью не менее 200 тыс. р., должна была перейти обратно к грекам. По данным 1913 г., в келлии размещалось примерно 70 чел.

Иеросхим. Пантелеимон умер 7 янв. 1914 г., так и не получив новой омологии. Хотя в рус. церковных кругах ему иногда давали нелестные характеристики (Дмитриевский А. А. Рус. афонские монахи-келлиоты и их просительные о милостыне письма, рассылаемые по России // ТКДА. 1906. Т. 3. № 11. С. 329), российские дипломаты высоко оценили деятельность старца: «Кончина на Афоне настоятеля Крестовоздвиженской кельи действительно является чувственной потерей для нашего монашества и не только на Ливане, но и на Святой Горе, где покойный о. Пантелеймон являлся одним из наиболее твердых носителей и защитников русской идеи» (Письмо камергера Гулькевича Генеральному консулу в Бейруте Г. Д. Батюшкову. 10 февр. 1914 г. // АВПРИ. Ф. Посольство в К-поле. № 180. Оп. 517/2. Д. 3450. Л. 11). «Обладая выдающимися строительскими (в духовном смысле) дарованиями и отличаясь твердою волею и непоколебимостью в достижении справедливости, Пантелеймон постепенно вывел свою новую келлию из опасности уничтожения ея монастырем и привел ее в выдающееся на Афоне цветущее состояние, из нищенской превратил в одну из самых состоятельных и лучших по составу братии, которую он собирал по одному со строгим выбором…» (Доклад консула Н. В. Кохманского // АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 6854. Л. 63-63 об.).

Благодаря вмешательству рус. посольства келлия не перешла обратно в ведение мон-ря, но из-за личности нового настоятеля в братстве келлии произошла смута. Иеросхим. Пантелеимон назвал своим преемником в присутствии всей братии и членов Братства рус. обителей на Афоне иеросхим. Лота и указал 2 иеромонахов, которые должны были быть вписаны в омологию: Филарета и Серафима. 31 дек. 1913 г. старец составил письменное завещание. Хотя иеросхим. Лота поддерживало рус. посольство, его кандидатура вызвала резкое неприятие келлиотов, т. к. он не имел такого авторитета в келлии, как иером. Геннадий и схим. Досифей, плохо обращался с братией и был подозреваем в предательстве рус. интересов.

Сразу после смерти иеросхим. Пантелеимона иеросхим. Лот предотвратил попытки греч. стороны подчинить келлию. Греки предлагали после описи инвентаря в храме выдать омологию, по к-рой иеросхим. Лот стал бы старцем келлии без права наследования, т. е. после его смерти Крестовоздвиженская келлия перешла бы в собственность мон-ря. При этом каракальский антипросоп утверждал, что на предсмертной исповеди старец Пантелеимон просил игумена прислать в келлию 2-3 греч. иноков из К. После неудачных попыток завладеть келлией руководство К. в 1914 г. сменило тактику, обещая выдать омологию за 500 лир и соглашаясь на др. уступки при условии, что братия не признает завещания старца Пантелеимона и назначенного вместо него иеросхим. Лота. По мнению генерального консула в Фессалонике В. Ф. Каля (апр. 1914), каракальцы рассчитывали устроить в келлии смуту, зная, что часть братии не хотела подчиняться иеросхим. Лоту из-за того, что он получил настоятельство в обход мн. уважаемых старцев келлии. Генеральный консул, прибыв в келлию, четко обозначил позицию посольства, обещая покровительство келлии только в случае признания настоятелем иеросхим. Лота (АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 6854. Л. 35 об.).

Нестроения в келлии усилились в 1916 г. Для водворения порядка пришлось прибегнуть к помощи архим. Мисаила из Русского вмч. Пантелеимона мон-ря, к-рый пытался убедить братию келлии признать иеросхим. Лота настоятелем хотя бы на период до окончания войны, передать заведование казной наместнику Филарету, удалить из келлии главного зачинщика беспорядков схим. Досифея, к-рый был любимым учеником старца Пантелеимона. Досифей, несмотря на молодой возраст (38 лет), имел большой адм. опыт, т. к. 20 лет являлся доверенным лицом иеросхим. Пантелеимона во всех делах. Иеросхим. Лот, хотя был старше его (45 лет), гораздо меньше прожил в келлии. Предполагалось в случае неподчинения арестовать 2-3 зачинщиков смуты. Но эта миссия успеха не имела. Келлиоты объясняли желание сменить настоятеля тем, что «о. Лот кушает часто с греками (каракальцами - гостями), если кто просит рясу, подрясник сегодня, то о. Лот выдаст завтра, что он неласков, не разговорчив, не любит братию…» (АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 6854. Л. 32 об.). Заподозренный в сговоре с греками иеросхим. Лот был насильственно удален из келлии и дал подписку Братству русских обителей не вступать в тайные переговоры с К., но тут же начал их с целью получения новой омологии, что вызвало возмущение братии. Келлиоты стремились отрешить иеросхим. Лота от настоятельства и учредить совет старшей братии с целью ограничения власти настоятеля. Это новшество в келлиотском уставе встревожило настоятелей рус. келлий и Пантелеимонова мон-ря.

В марте 1916 г. на Афон был послан российский консул Н. В. Кохманский. Предполагалось дать ему в помощь для ареста зачинщиков смуты часть команды крейсера «Аскольд», находившейся в то время на Афоне. Но он привел братию к примирению так, что не потребовалось даже удаления схимон. Досифея. Кохманский собрал всю братию и сумел убедить ее в необходимости возвращения иеросхим. Лота, проживавшего в келлии вмч. Артемия. Тот пришел в храм и после молебна обратился к братии со словами раскаяния, а затем все иноки попросили друг у друга прощения и отслужили на могиле о. Пантелеимона панихиду. Было зачитано также завещание старца и составлен акт, который подписали все монахи. Не желавшим оставаться в келлии было разрешено покинуть ее с выдачей на выход 50 р. (Доклад Н. В. Кохманского // АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 6854. Л. 63-72).

В дальнейшем из-за отсутствия связей с Россией и приема новых монахов Крестовоздвиженская келлия, как и мн. рус. обители на Афоне, пришла в упадок. В 1962 г. в ней еще оставались рус. насельники - иером. Афанасий и 2 монаха 80-летнего возраста (Троицкий П. В. Свято-Андреевский скит и рус. кельи на Афоне. М., 2002. С. 116-123; он же. История рус. обителей Афона в XIX-ХХ вв. М., 2009. С. 230-237).

Ист.: АВПРИ. Ф. Греч. стол. № 142. Оп. 497. Д. 4861. Л. 107; Д. 6854. Л. 2 об., 32 об., 35 об., 63-72; Д. 7211. Л. 54-56 об.; Ф. Посольство в К-поле. № 180. Оп. 517/2. Д. 3225. Л. 63; Д. 3450. Л. 11, 15-16 об., 19 об., 23 об.; Д. 7210. Л. 5-8, 66; Д. 7211. Л. 4-5 об., 51.
Лит.: Павловский А. А. Спутник рус. паломника по Св. Горе Афону. М., 1905. С. 110-115; И-н Агиорит. С Афона: Корреспонденция // СИППО. 1906. Т. 17. Вып. 2. С. 288-292; Ст. Афонец. Угнетение рус. монашества на Ближнем Востоке // Монастырь. 1908. № 2. С. 34-44; № 3. С. 72-77; Виталий (Гончаренко), мон. 4-е июня 1905 г.: Пучок цветов с Афона / Изд. обители Воздвижения Креста Господня на Афоне. Од., 1912; Извещение от обители Воздвижения Креста Господня на Афоне / Рус. Афонская типография. Б. м., 1913; Козлов В. Ф. Св. Гора Афон и судьбы ее рус. обителей // Дипломатический вестн., 1990. М., 1992. С. 244.
П. Троицкий

Собрание икон

В соответствии с предназначением иконы К. можно отнести к 2 типам: храмовые (из иконостаса) и поклонные. Древнейшая сохранившаяся икона из К.- «Христос Пантократор» датируется посл. четв. XIV в. (Τσιγαρίδας. Εἰκόνες ἀπὸ τὸ δεύτερο μισὸ τοῦ 14ου. 2011. № 1) и представляет собой классический тип образа: прекрасный лик и мощная, сильная фигура, пластичная лепка объема с яркой подрумянкой на губах и щеках и широкими высветлениями, направленный взгляд; насыщенные темные пурпурный, почти фиолетовый цвет хитона и синий гиматия. Эта икона - пример живописи палеологовского периода, сродни образу из деисусного чина мон-ря Ватопед. Необычным для моленной иконы форматом, характерным для именных икон позднего русского cредневековья, отличается узкая по ширине икона стоящего свт. Афанасия Александрийского (2-я пол. XV в.; Ibid. N 2). Малое количество икон палеологовского времени Е. Цигаридас склонен объяснять хозяйственным упадком монастырского быта К. (Ibid. Σ. 59).

Христос Пантократор. Фрагмент иконы. Посл. четв. XIV в.
Христос Пантократор. Фрагмент иконы. Посл. четв. XIV в.

Христос Пантократор. Фрагмент иконы. Посл. четв. XIV в.
Среди икон К. интересна рус. (балканская?) икона «Гостеприимство Авраама» (2-я пол. XV в.; Ibid. N 3; надпись: «Стая Троица»), где представлена трапеза трех Ангелов (без праотцев Авраама и Сарры). Схема ее композиции восходит к широко распространенному в древнерусской иконографии образу прп. Андрея Рублёва, хотя и манера исполнения, и цветовое решение упрощены. В качестве аналогии Цигаридас указывает икону московской школы 1-й трети XV в. из Троице-Сергиевой лавры.

Гостеприимство Авраама. Икона. 2-я пол. XV в.
Гостеприимство Авраама. Икона. 2-я пол. XV в.

Гостеприимство Авраама. Икона. 2-я пол. XV в.
Среди привозных произведений интересна икона «Целование апостолов Петра и Павла» с поясными фигурами святых (кон. XV - нач. XVI в.; Ibid. N 4). Ее иконография характерна для настроений эпохи, которая наступила после Ферраро-Флорентийского Собора (1438-1439); по красоте исполнения произведение неизвестного критского иконописца близко работам Ангелоса Акотантоса, Николаоса и Андреаса Рицосов. К критским образцам восходит и икона «Христос на троне, с апостолами и престолом уготованным (Етимасией)» (сер. XVI в.; Ibid. № 5). Апостолы изображены погрудно, со свитками, кодексами, в разнообразных подвижных позах беседующими, как бы образуя своеобразный Собор. Лики и приемы письма близки манере Феофана Критского, написавшего в 40-50-х гг. XVI в. много икон для разных мон-рей Св. Горы, к-рые повлияли на иконописцев-афонитов.

Икона «Христос Пантократор» (сер.- 3-я четв. XVI в.; Ibid. N 6) - поясное изображение Спасителя в изводе, распространенном в эпоху Палеологов, вместе с иконой Божией Матери «Одигитрия» - храмовые иконы одного из парекклисионов К. (ныне в иконохранилище мон-ря). Позолоченный нимб с тисненым орнаментом, цветной фон, манера письма и иконография близки работам Феофана Критского на Св. Горе, напр. иконам деисусных чинов мон-рей Великая Лавра, Иверский, Пантократор. Вероятнее всего, это произведение афонских мастеров, находившихся под влиянием критской школы и работ мастера Феофана. К той же эпохе относится и обильно орнаментированная икона «Свт. Николай Чудотворец» (сер.- 3-я четв. XVI в.; Ibid. N 10): крещатые узоры багряной фелони дополнены аббревиатурами IС ХС NK, омофор украшен золотыми крестами с драгоценными камнями. Тиснением выполнен нимб и надписи по сторонам лика. Поясное изображение по художественным особенностям восходит к произведениям Андреаса Рицоса и лику святителя на триптихе в Бари 2-й пол. XV в.

Мученичество Димитрия Солунского. Клеймо иконы "Вмч. Димитрий Солунский, с житием". 3-я четв. XVI в.
Мученичество Димитрия Солунского. Клеймо иконы "Вмч. Димитрий Солунский, с житием". 3-я четв. XVI в.

Мученичество Димитрия Солунского. Клеймо иконы "Вмч. Димитрий Солунский, с житием". 3-я четв. XVI в.
Икона «Христос Пантократор на троне» (3-я четв. XVI в.), как и др. иконы Спасителя этого времени, создана афонскими иконописцами, испытавшими влияние критской школы (Ibid. N 11). К работам того же круга принадлежат иконы «Богоматерь с Младенцем на троне» (Пресв. Богородица поддерживает Младенца перед собой одной рукой у плеча, другой - у ножки - Ibid. N 12), «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни» (он представлен в рост, благословляющим отведенной в сторону и поднятой рукой, в опущенной левой свиток и крест, у ног чаша с главой и древо с секирой - Ibid. N 13). На иконе «Вмч. Димитрий Солунский, с житием» (3-я четв. XVI в.) святой в среднике изображен восседающим на троне, попирающим ногами фигуру болг. царя Калояна; средник окружают 7 клейм с житием, на нижнем поле сцена мучения св. Димитрия обрамлена изображениями серафимов (Ibid. N 14).

На царских вратах (посл. четв. XVI в.; Ibid. N 15), согласно древней схеме, расположена композиция «Благовещение» (на одной створке стоящие в рост арх. Гавриил, на другой - Богоматерь и в завершении изображен небесный сегмент). По иконографии и исполнению они подобны типу царских врат, характерному для мастеров Македонии и Св. Горы, вероятнее всего, произведены в афонской мастерской. К храмовому убранству принадлежит эпистилий с 10 иконами праздничного чина из состава старого иконостаса в кафоликоне монастыря: Крещение, Преображение, Воскрешение Лазаря, «Распятие», Явление Христа женам-мироносицам, «Уверение ап. Фомы», Исцеление слепого, Сошествие во ад, Вознесение, Сошествие Св. Духа (Ibid. N 16-25). Кафоликон был возведен в 1548 1563 гг. (?), по качествам живописи праздники могут быть отнесены к посл. четв. XVI в. На иконе «Сретение» (Idem. Εἰκόνες ἀπὸ τὸ τέλος τοῦ 16ου. 2011. N 26) прав. Симеон Богоприимец с Младенцем Христом на руках стоит слева, к нему приближаются Богоматерь, прор. Анна и прав. Иосиф. Композиция насыщена деталями, восходящими к лучшим образцам палеологовской живописи и сохраненными в иконах критских мастеров XV-XVI вв.: величественная и нарядная архитектура, формы к-рой не загромождают композиционное поле и не подавляют масштабом фигуры. Изокефалия сочетается с попыткой внести драматизм и динамику во взаимодействие персонажей, протянутые к Матери ручки Богомладенца, как и обращение прор. Анны к идущему позади прав. Иосифу, призваны соединить все фигуры в единое целое. По стилю икона имеет сходство с иконами 1-й трети XVII в. из мон-рей Афона и Метеор. Светлые тона архитектуры сияют на золотом фоне. Богатство узорочья на золотом фоне подчеркнуто введением орнаментальной рамки по краям иконы, с золотым вьющимся узором на красном поле, а также использованием золота для разделки нимбов и царских врат, у к-рых Симеон встречает Христа. При написании «Вознесения» (кон. XVI - нач. XVII в.; Ibid. N 27) использованы те же декоративные приемы: апостолы взволнованы, активно жестикулируют, как бы стараясь привлечь внимание к происходящему, благодаря их движениям удается передать легкую глубину пространства, как и благодаря малым размерам горок на фоне и умелому построению многофигурной композиции. Упрощенность художественного языка сказывается не только в стандартных позах и движениях большинства фигур, но и в художественном исполнении: крупные пятна цветов на поземе, изобилие деревьев, покрывающих горки.

Иисус Христос на престоле с Богоматерью и св. Иоанном Предтечей. Икона. Нач. XVII в.
Иисус Христос на престоле с Богоматерью и св. Иоанном Предтечей. Икона. Нач. XVII в.

Иисус Христос на престоле с Богоматерью и св. Иоанном Предтечей. Икона. Нач. XVII в.
Иконы кон. XVI - кон. XVII в. созданы преимущественно в афонских мастерских под влиянием критской школы, а также мастеров Сев. Греции. Храмовая икона «Всех святых» (Ibid. N 28) представляет вариант темы Страшного Суда и Небесного Иерусалима. В круге славы восседает Христос Судия на престоле, Его венчают венцом-стеммой 2 ангела. Ниже - Этимасия, к-рой поклоняются св. Иоанн Предтеча и Богоматерь, по сторонам чины небесных сил и святых; в верхних углах средника, согласно надписям, полуфигуры пророков Даниила и Соломона со свитками, в нижней части Авраам в раю с душами праведных («Лоно Авраамово») и благоразумный разбойник. «Деисус с апостолами» - большая икона-пядница (Ibid. N 29, нач. XVII в.), в ее среднике, имеющем арочное завершение,- Иисус Христос на престоле, с Богоматерью и св. Иоанном Предтечей. По полям в небольших углублениях с завершениями различных очертаний (арочными - на боковых полях и прямоугольными - на верхнем и нижнем) - полуфигуры 12 апостолов. Все внутренние и внешние границы изображений оформлены в виде рельефных миниатюрных колонок, исполненных по левкасу. Фон средника - золотой, фон клейм - темно-синий, почти черный. Иконография деисуса и апостолов восходит к визант. образцам. Золотом отделан трон Спасителя в среднике и крышки кодексов в руках апостолов. Стиль, цветовая гамма, приемы личного письма с резкими высветлениями относятся к традиции критской школы и мастерских Сев. Греции.

К числу произведений афонской мастерской раннего XVII в. принадлежит малая икона-пядница «Успение Богородицы» (Ibid. N 32). Она представляет собой краткий извод (отсутствует чудо с Аффонией и ангелом) с двумя ангелами, стоящими по сторонам Спасителя, у к-рого на руках Душа Богородицы. Композиция интересна тем, что все фигуры близко расположены друг к другу, и это создает впечатление единства мира земного и небесного, объятого общей скорбью.

Храмовые (местные) иконы (1-я пол. XVII в.) из парекклисиона во имя великомучеников Феодора Стратилата и Феодора Тирона «Христос Пантократор (Ibid. N 33) и Божия Матерь «Одигитрия» (Ibid. N 34) исполнены в общей манере: золотые фоны, широкие красные поля, надписания золотыми буквами в сопровождении тонких орнаментов, помещенные в круглые красные медальоны в верхних углах иконы, золотой ассист, чрезвычайно насыщенный в разделке одежд, укрупненные и орнаментированные буквицы в подписи на нимбе. Типология икон, лики, иконописные приемы характерны для критской школы. Орнаментальность и декоративные черты близки к кругу мастерских Македонии. На иконе Богоматери с левой стороны от Ее фигуры на фоне помещена надпись: «Портаитисса», что указывает на почитаемый образ Богоматери в афонском Иверском мон-ре. Справа, чуть ниже локтя Еммануила еще одна надпись, что икона была создана по молению раба Божия мон. Рафаила, вероятно, заказчика. По типу ликов и приемам личного письма икона восходит к образцам эпохи мастера Феофана Критского. Письмо иконы отличается чрезвычайной декоративностью. Помимо сочетания золота, красных надписей и буквиц-аббревиатур это и золотое узорочье в одеждах Богоматери - сетчатая разделка головного плата, бахрома мафория, золотой ассист на драпировках одежд Богомладенца.

Беседа Иисуса Христа с самаритянкой. Икона. 1-я пол. XVII в.
Беседа Иисуса Христа с самаритянкой. Икона. 1-я пол. XVII в.

Беседа Иисуса Христа с самаритянкой. Икона. 1-я пол. XVII в.
К произведениям святогорской мастерской 1-й пол. XVII в., написанным по образцам критских мастеров с приметами влияния северогреч. икон, напр. из Кастории, относятся пядницы с изображениями праздников (аналойные иконы?): «Вход Господень в Иерусалим» (Ibid. N 35) в том изводе, когда Христос въезжает в город на осляти и оборачивается к апостолам. Фигуры плотно заполняют место действия, архитектурные формы нарядны и многообразны (кивории, зубчатые стены, алый купол храма). Икона «Беседа Христа с самаритянкой» (Ibid. N 36) посвящена событию, празднуемому на 4-й неделе после Пасхи. Самарянка изображена в многоцветных одеждах, в головном полосатом платке, подвязанном сзади, тщательно выписана такая деталь, как сосуд на веревках, стоящий у колодца. К тому же периоду и, возможно, к той же мастерской относятся иконы «Вмч. Феодор Стратилат» и «Вмч. Феодор Тирон» (Ibid. N 37). Оба святых в облике средовеков, с короткими бородами и пышными короткими волосами, в однотипных одеждах, отличных по цветовым сочетаниям (разница - плащ св. Феодора Стратилата скреплен фибулой, плащ св. Феодора Тирона свободно лежит на плечах). Святые «беседуют», повернувшись и склонив головы друг к другу. Поверх обычных длинных одежд, украшенных по подолу и поручам золотым шитьем, на них туники с короткими рукавами, также расшитые золотом по подолу, рукавам и особенно оплечью.

Икона Божией Матери «Одигитрия» (Ibid. N 38, 1-я пол. XVII в.), большая пядница, почти в размер аналойного образа, отличается некоторыми изменениями в рисунке: легким наклоном головы Богоматери к Младенцу и тем, что лик Младенца обращен к Богородице.

Некоторые иконы имеют подписи и даты, как, напр., небольшая (23×18,5 см) икона «Апостолы Петр и Павел» в изводе «Аспазмос» («Целование») (Ibid. N 39); апостолы изображены по плечи; на оборотной стороне иконы есть надпись, что она создана по заказу монаха из монастыря К., имя мастера (Константин Палеокапа) и дата - 1640 г. Колорит иконы несвойственен поствизант. произведениям искусства, возможно, в ней проявились черты зап. образцов: благодаря выбеленным тонам личного наряду с черными тенями по краям создается особый объемный эффект, в живописи волос переданы утонченность и мягкость. Все эти приемы призваны передать достоверность облика апостолов, как если бы это были их реальные портреты, что близко исканиям нек-рых мастеров критской школы, напр. иконописца Михаила Дамаскиноса.

Храмовая икона из темплона парекклисиона Успения Пресв. Богородицы (ок. 1648; Ibid. N 40) представляет многофигурную композицию, соединяющую несколько эпизодов. У ложа изображено «Чудо об Афонии», в верхних углах средника над зданиями помещены полуфигуры свт. Космы Маюмского и прп. Иоанна Дамаскина со свитками; поле иконы плотно заполнено фигурами апостолов, святителей, Христа с фигуркой Богоматери в руке окружают не 2, а 4 ангела, небесный сегмент славы завершен изображением красного херувима. Икона исполнена одновременно с храмовой иконой «Христос на престоле» и иконой «Св. Иоанн Предтеча», видимо, в мастерской на севере Греции. К иконам с редкими наименованиями, сохраняющими традиции искусства поздней Византии, принадлежит икона «Христос на троне» с подписью: «Праведный Судия» (Δίκαιος Κριτής) (ок. 1648; Ibid. N 41, текст на Евангелии - Мф 11. 28). Иконы XIV в. с подобным надписанием изображения Спасителя на троне есть в храмах Верии, Заума. В верхних углах средника изображены крупные красные медальоны с орнаментированными аббревиатурами имени Христова. Из того же ансамбля - икона «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни» (1648; Ibid. N 42), где пророк изображен стоящим между двух гор, его правая рука поднята в жесте благословения, в опущенной левой - посох и свиток, у его ног древо с секирой в развилке и чаша с головой. С иконой Иисуса Христа на троне «Праведный Судия» сходны не только стиль и цветовое решение иконы пророка, но и 2 красных медальона с орнаментированными подписями-аббревиатурами имени и разделенная на слоги подпись: «ὁ Πρόδρομος» по сторонам главы пророка. На нижнем поле киноварью проставлены буквы, обозначающие дату - 1648 г., когда была создана икона. Стиль характерен для святогорских мастерских, сохранявших традиции критской школы XVI в. В том же духе написан и эпистилий темплона с Деисусом и апостольским чином (сер. XVII в.; Ibid. N 43), на котором евангелисты и старшие апостолы изображены поодиночке, вдвоем на крайних иконах чина - апостолы Симон Зилот и Фома, Филипп и Варфоломей.

Выдающееся произведение неизвестной афонской мастерской 2-й пол. XVII в.- икона «Введение Пресв. Богородицы во храм» (Ibid. N 46). На ней изображены 2 эпизода - шествие Богоматери и прародителей в сопровождении иерусалимских дев в храм к первосвящ. Захарии и Богоматерь в храме, питаемая ангелом. Композиция создана по образцу или в воспоминание о лучших к-польских образцах палеологовского времени. Об этом свидетельствует чрезвычайно разнообразная по формам, многоярусная архитектурная конструкция, образующая фон и занимающая все поле средника. Напоминают о лучших образцах визант. живописи XIII-XIV вв. фигуры изящных и нарядно одетых дев. Особенностью этой иконы можно назвать обильное использование золотых пробелов в разделке одежд и орнаментации храмовых врат.

Простотой исполнения, но в то же время чрезвычайно насыщенной орнаментацией выделяются созданные по одному заказу, одинаковые по размеру (поклонные иконы для небольшого храма) иконы «Христа Пантократора на престоле», «Богоматери с Младенцем на престоле (Πάντων Χαρά - Всех радость)» и «Свт. Николай Чудотворец на престоле» (2-я пол. XVII в.; Ibid. N 47-49. Σ. 191-195). В традициях критской и святогорской иконописи исполнены орнаментированые медальоны с анаграммами на иконах Христа и Божией Матери, а главное - поля икон, с чередованием черного и киноварного фона и серебристым растительным орнаментом. Эпитет Богородичного образа встречается и на др. иконах с подобным наименованием, к-рые были созданы примерно в это же время, напр. икона 1632 г. из ц. Протата в Карее с др. иконографией. Это свидетельствует о незаконченном процессе формирования извода и еще неустойчивой его иконографической формуле.

Богоматерь с Младенцем на престоле. Икона. 2-я пол. XVII в.
Богоматерь с Младенцем на престоле. Икона. 2-я пол. XVII в.

Богоматерь с Младенцем на престоле. Икона. 2-я пол. XVII в.
В монастыре К. сохранился ряд икон работы иером. Дионисия Фурноаграфиота и его мастерской. Иконописец следовал традициям лучших визант. мастеров, напр. иконописца Мануила Панселина (кон. XIII - нач. XIV в.) и составил письменный свод об иконописании и его приемах - «Ерминию». К числу работ иером. Дионисия Фурноаграфиота, находящихся в К., принадлежат иконы: «Собор апостолов» (1722) в размер местной храмовой иконы (Idem. Εἰκόνες τοῦ Διονυσίου τοῦ ἐκ Θουρνᾶ. 2011. N 50): ученики Спасителя окружили верховных апостолов Петра и Павла, вдвоем поддерживающих маленький храм; в руках евангелистов книги, над к-рыми они склонили головы. Живопись отличается богатством колорита, разнообразием поз и жестов, сложностью личного письма и классицизирующими позами и движениями, лики апостолов выразительны и разнообразны. Согласно надписи на иконе, игум. Неофит сделал мастеру заказ на это и другие священные изображения. Представляется неслучайным обращение к такому изводу композиции «Собор апостолов». Судя по сохранившейся печати монастыря (кон. XIX в.; Θησαυροί. 1997. N 17.11), символом К. было изображение апостолов Петра и Павла, держащих купольный храм (в легенде на печати монастырь назван «киновией»).

Ап. Матфей. Фрагмент иконы "Собор 12 апостолов". 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот
Ап. Матфей. Фрагмент иконы "Собор 12 апостолов". 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот

Ап. Матфей. Фрагмент иконы "Собор 12 апостолов". 1722 г. Иконописец иером. Дионисий Фурноаграфиот
К образам поклонных настолпных фресок ц. Протата в Карее восходят по рисунку и иконографическим деталям, а также отчасти по цвету изображения Христа Пантократора и Божией Матери «Одигитрия» на местных иконах с темплона кафоликона К. (1722; Ibid. № 51, 52). По образцу позднепалеологовского искусства написана икона «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни» (1722; Ibid. N 53): пророк представлен в рост среди скал. Этот образ близок к более ранним работам мастера - иконе и фреске парекклисиона в келлии св. Иоанна Предтечи в Карее (1711) и поясному изображению пророка в том же изводе (1717-1722; Ibid. N 56). Для темплона в парекклисионе свт. Иоанна Милостивого были написаны местные иконы «Христос Пантократор» и Богоматерь «Одигитрия» (1717-1722; Ibid. N 54, 55), повторяющие изводы икон с темплона в кафоликоне К. Их отличает более темный цвет санкиря, придающий суровость ликам. По образцу деисусного чина ц. Протата Дионисием был написан деисусный чин в виде эпистилия для К. (Ibid. N 57-58). Кисти мастера и его мастерской принадлежит поясная икона «Свт. Иоанн Златоуст» (2-я четв. XVIII в.; Ibid. N 60); под влиянием этого типа икон создавались позднее схожие изображения, напр. икона «Свт. Николай Чудотворец» (1769; Ibid. N 61), которая является «молением Парфения проигумена из Пелопонесса». Эти иконы отличаются чрезвычайно обильными орнаментами на облачениях, у Николая Чудотворца серебряный венец - знак особого почитания. Наследие мастера Дионисия со временем претерпело изменения, напр., на приемы личного письма с усиленной пластикой оказало влияние европейское искусство.

Значительная часть икон 1-й пол. XVIII в. (25 из 32 сохранившихся этого периода) принадлежит иером. Дамаскину из Янины, расписавшему фресками кафоликон К. (1717), в котором были установлены новые царские врата (ок. 1717; Στρατῆ. 2011. N 62) с 2 рядами живописных изображений в арочных обрамлениях: вверху на створках - «Благовещение» и образы апостолов Петра и Павла по сторонам, ниже - фигуры святителей, отличающиеся простотой форм, светлым колоритом, обилием золота. Над изображениями помещены крупные рельефные орнаменты золоченой резьбы. Тем же иконописцем для кафоликона был написан эпистилий с композициями двунадесятых праздников (ок. 1717; Ibid. N 63-77), для к-рых характерны яркое сочетание цветовых контрастов и воспроизведение образцов критской иконописи XVI в., обилие золота, киновари, белил, плотное заполнение фона композиций пейзажными горками и архитектурными кулисами. Неотъемлемой частью эпистилия является золоченая резьба, включающая ордерные элементы (витые колонки и арочки). Выше эпистилия было установлено Распятие с предстоящими (ок. 1717; Ibid. N 78), подножие креста оформлено резными рельефами в виде драконов. Кисти того же мастера приписывается ряд храмовых икон: «Св. Троица (Гостеприимство Авраама)», парные иконы с тронными изображениями Богоматери с Младенцем и Христа Пантократора, великомучеников Димитрия и Георгия, вмч. Пантелеимона, поясной образ свт. Иоанна Милостивого и др. Иконописцами-афонитами был написан иконный ансамбль для темплона в парекклисионе во имя святых Варлаама и Иоасафа. Для него же предназначены иконы с изображениями «триад» преподобных: Стефана Нового, Онуфрия Великого, Иоанникия Великого - на одной иконе (Ibid. N 89); Макария Римлянина, Максима Исповедника и Макария Великого - на другой (Ibid. N 90). Такого же формата икона с изображением вмч. Евстафия и его семьи (Ibid. N 91).

Великомученики Димитрий и Георгий. Икона. 1717 г. Иконописец иером. Дамаскин из Янины (?)
Великомученики Димитрий и Георгий. Икона. 1717 г. Иконописец иером. Дамаскин из Янины (?)

Великомученики Димитрий и Георгий. Икона. 1717 г. Иконописец иером. Дамаскин из Янины (?)
Иконы 2-й пол. XVIII в. отличаются упрощением художественного исполнения, напоминая более народную живопись или гравюры. Две иконы «Сорок мучеников Севастийских» (Παπαδημητρίου, Trifonova. 2011. N 94, 95), на одной мученики стоят в воде озера рядами, друг над другом; на другой - по традиции визант. искусства их фигуры почти как в реальном пространстве перекрывают друг друга, даны в ракурсах так, что образуют единый «массив», при этом каждый персонаж наделен возрастными характеристиками. Мн. иконы, по визант. традиции, продолжают украшать драгоценными деталями, подчеркивая почитание или поклонение св. образу - на иконе св. Иоанна Предтечи в изводе «Ангел пустыни» (3-я четв. XVIII в.; Ibid. N 97) потир, в к-ром лежит отсеченная глава пророка, обложен серебром; тот же прием использован на житийной иконе вмц. Параскевы Пятницы изографа Митрофана Хиосского (1776; Ibid. N 100). В среднике стоит святая, к-рая правой рукой поднимает крест, а в левой, также обложенной серебром, держит потир со своей отсеченной головой. Серебряная металлическая накладка на чашу с головой образует одновременно своего рода нимб, параллельно с драгоценным венцом над головой святой. Такого же типа венец украшает икону Спасителя в изводе «Ампелос» (Лоза) того же изографа (1776; Ibid. N 101); традиц. композиция со Спасителем, сидящим на троне, получает дополнение в виде прорастающих из подножия виноградных лоз, расходящихся в стороны и своими переплетениями образующих овальные медальоны с апостольскими полуфигурами. Личное письмо на иконах работы изографа Митрофана отличается контрастом: санкирь имеет почти черный оттенок, а тонкость, сглаженность переходов от высветлений к теням создает пластический эффект, напоминающий фарфоровые статуэтки. Эти же живописные приемы были использованы изографом Митрофаном в храмовых иконах для ц. Всех святых в мон-ре К. «Богоматерь с Младенцем» и «Христос Пантократор» (Ibid. N 110-111). Ему же приписывают и храмовую икону «Всех святых», где традиц. изображения прославленных и помещенных в райские селения святых дополняют изображения пророков Давида и Соломона (Ibid. N 112); царские врата с образами Благовещения и тех же пророков (Ibid. N 113), эпистилий с образами деисусного чина (Ibid. N 114) и Распятие, венчающее темплон (все - ок. 1768; Ibid. N 115). На иконах живописный фон напоминает пейзаж: с переходами от темно-синего к белому у линии позема, превращенной в линию горизонта. Умиленное выражение ликов - признак новой эпохи, мастер стремится подчеркнуть эмоциональность, вызвать у молящегося отклик на события Свящ. и церковной истории. На иконе «Введение Пресв. Богородицы во храм» письма братьев Константина и Афанасия из Корчи (3-я четв. XVIII в.; Ibid. № 104) композиция небольшого формата насыщена монументальной архитектурой, торжественными движениями большого числа фигур; как и в византийском искусстве, мастера по-своему воспроизводят красоту драпировок, миловидность иерусалимских дев, сопровождающих Богородицу и прародителей в храм.

Преподобные Антоний, Евфимий и Савва. Икона. 3-я четв. XVIII в.
Преподобные Антоний, Евфимий и Савва. Икона. 3-я четв. XVIII в.

Преподобные Антоний, Евфимий и Савва. Икона. 3-я четв. XVIII в.
В 3-й четв. XVIII в. неизвестными иконописцами-афонитами была создана серия икон-пядниц с образами апостолов, преподобных, мучеников и мучениц, зачастую представленных по трое или парами, а также иконы праздников. Вероятно, эти иконы предназначались для аналоя.
Прмч. Гедеон Каракальский. Икона. 1864 г. Иконописец Никифор II Карпенисиот
Прмч. Гедеон Каракальский. Икона. 1864 г. Иконописец Никифор II Карпенисиот

Прмч. Гедеон Каракальский. Икона. 1864 г. Иконописец Никифор II Карпенисиот
Их объединяют художественные приемы, имитирующие европ. пейзаж, простота и декоративность колористических сочетаний, композиционная сплоченность фигур: «Преподобные Антоний, Евфимий и Савва» (дата создания иконы нанесена белилами у ног прп. Антония Великого - 1776; Ibid. N 116); «Преподобные Афанасий Афонский, Феодосий Киновиарх, Пахомий» (Ibid. N 117); «Преподобные Иоанн Лествичник, Феодор Студит, Ефрем Сирин» (Ibid. N 118), «Священномученики Иерофей, Дионисий Ареопагит и ап. Тимофей» (Ibid. N 119); «Священномученики Петр Александрийский, Климент Римский и ап. Иаков, брат Господень» (Ibid. N 120), «Равноап. Аверкий, прп. Парфений Лампсакийский, свт. Григорий Неокесарийский» (Ibid. N 121), «Апостолы Симон Ханаанит, Иаков Зеведеев, Варфоломей» (Ibid. N 122), «Апостолы Лука, Матфей, Марк» (Ibid. N 123), «Прп. Иоанн Дамаскин, вмц. Варвара» (Ibid. N 124). Подробные тексты на развернутых свитках есть только у преподобных. К той же серии относится икона «Праведные Иоаким и Анна, с юной Богородицей» (Ibid. N 125), представляющая своего рода портрет прародителей как образ идеальной семьи.

Большинство икон, созданных на Св. Горе для К. в XIX в., принадлежат 2 артелям - Галацианов (мастера из Галатисты на Халкидиках) и Карпенисиотов (из Карпениси в Эвритании), к-рые размещались в карейских келлиях К. Основателю артели мон. Макарию I принадлежит икона «Святители Афанасий и Кирилл Александрийские и Спиридон Тримифунский» (1814; Θουστέρης. 2011. N 133). Интересно отметить образы местночтимых святых: прп. Гавриила Иверского (Святогорца) (1839, племянник Макария I мон. Вениамин Галацианос; Ibid. N 134), при котором была обретена икона Пресв. Богородицы Портаитиссы (Иверской). Преподобный изображен со свитком в левой и иконой Богоматери с Младенцем в правой руке. На иконе «Прп. Онуфрий Египетский и Петр Афонский» (1838, брат мон. Вениамина иером. Макарий II Галацианос; Ibid. N 135) представленные рядом анахореты, которые имеют общий день памяти. Это родство по духу и подвигу усиливается благодаря стандартизации художественной манеры, когда фигуры, лики, типологические черты святых почти неотличимы друг от друга. Сохранилось неск. икон с образом прпмч. Гедеона Каракальского: парный с образом св. Иоанна Предтечи (1844, приписывается Макарию II Галацианосу; Ibid. N 143), поясной образ, со свитком в левой и мученическим крестом в правой руке (сер. XIX в., приписывается Никифору II Карпенисиоту; Ibid. N 147) и изображение с 4 сценами, представляющими исповедание преподобным христианской веры перед пашой, публичное осмеяние, казнь и погребение (1864, мастер Никифор II Карпенисиот; Ibid. N 146). Декоративность изображения подчеркнута сочетанием ярких и контрастных цветов - синий фон неба и зелень позема, яркие розовые и желтые оттенки небесных сфер, деталями золотого орнамента, украшающего обрамления сцен, и искусно составленными букетами натурально написанных цветов - роз, красных гвоздик и васильков.

Известному иконописцу Макарию II Галацианосу приписывают 4 храмовые иконы из темплона парекклисиона во имя Благовещения Пресв. Богородицы: с поясными фигурами Божией Матери «Одигитрия» и «Христос Пантократор» (обе - 1839; Ibid. N 136-137), «Св. Иоанн Предтеча» и сценой Благовещения (обе - 1838; Ibid. N 138-139). Их исполнение отмечено контрастом темного, почти черного цвета фона (а также притенений в личном письме) с нарочито натуралистической передачей фактуры тканей и драпировок. О знакомстве с европ. искусством 1-й четв. XIX в., использующим античные мотивы, свидетельствуют подчеркнуто архитектурные формы круглых и прямоугольных медальонов с надписаниями и аббревиатурами имен. То же увлечение живописным иллюзионизмом отразилось в написании драпировок, мягких по форме и переливчатых по фактуре. Натурализм европ. живописи 1-й пол. XIX в. оказал влияние и на иконы, долгое время сохранявшие традиц. композиции. На иконе «Всех святых» (1855, мастер Николай из Адрианополя; Ibid. N 152) рай представлен как огражденный стеной сад, обустроенный на европ. лад, с перспективной аллеей и входом в виде арки на колоннах.

Собрание художественных древностей К. невелико. Среди тех, что экспонируются на выставках, следует отметить лицевую епитрахиль (XVII в.; Θησαυροί. 1997. 11. 12) с изображениями Богоматери, св. Иоанна Предтечи и святителей (Василия Великого, Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, Спиридона), фигуры которых заключены в многолопастные арки и чередуются с орнаментальными вставками; поручи (ок. 1634/35; Ibid. 11. 16) с традиц. изображением «Благовещение» (под арками - фигуры шагающего арх. Гавриила и сидящей Богоматери с книгой; в оформлении преобладают орнаментальные мотивы - фигуры окружены процветшими ветвями, к-рые произрастают из широких вазонов и образуют завитки-«медальоны», куда помещены полуфигуры пророков со свитками; пояс, расшитый схематическими изображениями драконов, его серебряные пряжки имеют звездчатую форму и украшены эмалью (XVIII в.; Ibid. 11. 22).

Лит.: Θησαυροί τοῦ ῾Αγίου ῎Ορους. Θεσσαλονίκη, 1997 2; Τσιγαρίδας Ε. Ν. Περ τῶν φορητῶν εἰκόνων τῆς Μονῆς // Εἰκόνες ῾Ιερᾶς Μονῆς Καρακάλλου. ῞Αγιον ῎Ορος, 2011. Σ. 37-56; idem. Εἰκόνες ἀπὸ τὸ δεύτερο μισὸ τοῦ 14ου ἕως τὸ τελευταῖο τέταρτο τοῦ 16ου αἰώνα // Ibid. Σ. 57-134; idem. Εἰκόνες ἀπὸ τὸ τέλος τοῦ 16ου ἕως τὸ τέλος τοῦ 17ου αἰώνα // Ibid. Σ. 135-198; idem. Εἰκόνες τοῦ Διονυσίου τοῦ ἐκ Θουρνᾶ τῶν ᾿Αγράφων κα τοῦ ἐργαστηρίου του // Ibid. Σ. 199-246; Στρατῆ ᾿Α. Εἰκόνες τοῦ πρώτου μισοῦ τοῦ 18ου αἰώνα // Ibid. Σ. 247-326; Παπαδημητρίου Π. Χ., Trifonova A. Εἰκόνες τοῦ δεύτερου μισοῦ τοῦ 18ου αἰώνα // Ibid. Σ. 327-422; Θουστέρης Γ. Εἰκόνες τοῦ 19ου αἰώνα // Ibid. Σ. 423-462.
М. А. М.
Ключевые слова:
Монастыри на Афоне Библиотеки монастырские Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Афон) Каракал, монастырь на Афоне в честь святых апостолов Петра и Павла, XI в.
См.также:
ДИОНИСИЯ ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ [Дионисиат], в честь Рождества св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, общежительный, мужской; расположен на юго-зап. побережье п-ова Афон (Айон-Орос)
ДОХИАР муж. общежительный мон-рь на Афоне, посвященный св. архангелам Михаилу и Гавриилу
АНДРЕЯ АПОСТОЛА СКИТ (Серагион), на г. Афон, XIX в.
ВАТОПЕД во имя Благовещения Пресв. Богородицы общежительный муж. мон-рь на Афоне
ВЕЛИКАЯ ЛАВРА муж. общежительный, древнейший из существующих мон-рей на горе Афон
ГРИГОРИЯ ПРЕПОДОБНОГО МОНАСТЫРЬ во имя свт. Николая Чудотворца общежительный муж. мон-рь, расположен на юго-зап. побережье п-ова Афон
АГИАС Богоматери Живоносный Источник жен. мон-рь в митрополии Сироса, Тиноса, Андроса (Элладская Церковь)
АЛИПИЯ МОНАСТЫРЬ на Афоне, подворье свв. апостолов Кутлумушского мон-ря