Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«ИЗВЕЩЕНИЕ О СОГЛАСНЕЙШИХ ПОМЕТАХ»
Т. 21, С. 554-556 опубликовано: 7 августа 2014г.


«ИЗВЕЩЕНИЕ О СОГЛАСНЕЙШИХ ПОМЕТАХ»

музыкально-теоретический трактат 1670 г., посвященный различным аспектам знаменного пения 2-й пол. XVII в. Название дано по заголовку одного из начальных разделов и воспроизведено при 1-й публикации трактата С. В. Смоленским в 1888 г. «Извещение...» возникло в связи с деятельностью 2-й комиссии по исправлению певч. книг (Москва, 1669-1670), задача к-рой заключалась в замене раздельноречных текстов истинноречными, редактировании распевов с целью установления единообразия в пении, теоретическом обосновании методов работы и проч. «Извещение...» содержит исторические сведения о событиях, предшествовавших созданию трактата, объяснение актуальных теоретических проблем, обширный певч. материал. По сведениям «Предисловия» к трактату, работа по исправлению певч. книг была инициирована царем Алексеем Михайловичем. В 1652 г. была образована 1-я комиссия из 14 мастеров, но ее деятельность была прервана военными событиями и эпидемией чумы. Через неск. лет была создана 2-я комиссия, результатом работы к-рой стал трактат.

Автором «Извещения...», по всей вероятности, является упоминаемый в акростихе заключительных вирш мон. Александр Мезенец, написавший трактат и обобщивший результаты работы во 2-й комиссии известных мастеров пения этого времени Феодора Константинова, Фаддея Никитина Субботина, Григория Носа, Кондрата Ларионова и справщика мон. Александра Печерского.

Автограф «Извещения...» не сохранился, текст представлен множеством списков преимущественно посл. четв. XVII - 1-й четв. XVIII в. (основной список - РНБ. Q.XII.1. Л. 64-106 об., посл. четв. XVII в.)

В «Извещении...» ставятся следующие задачи: показать состояние знаменного пения и необходимость его исправления при помощи авторитетных мастеров-распевщиков; продемонстрировать необходимость сохранения знаменной нотации как основной для записи распевов ввиду ее преимущества перед распространявшейся 5-линейной; ввести в знаках соответствующие графические элементы (признаки) для указания звуковысотности в связи с печатанием знаменных книг; объяснить принципы исправления знаменного распева и показать методы этой работы, проиллюстрировав ее соответствующими примерами.

Музыкально-теоретические сведения в «Извещении...» изложены в неск. разделах. 1-й разд., «Извещение о согласнейших пометах во кратце изложенных: (со изящным намерением) требующим учитися пения», содержит краткое объяснение системы киноварных помет, а также вводимых признаков. 2-й разд. включает: ч. 1: «О беспризначном знамени и имена коемуждо знамени», ч. 2: «О призначном знамени которое знамя поется по гласом, во вторую, пятую, осмую и первонадесятую степени, сиречь, во », ч. 3: «О том же знамени и яже в нем других признаках; которое знамя поется во гласы, с сими признаками во третию, шестую, девятую и во второнадесятую степени: си есть », «О отъятом знамени первыя беспризначныя части». В этом разделе приводится около 120 знамен, которые в полном объеме представлены в ч. 1, содержащей начертания и названия знаков, классифицированных строго по муз. содержанию: «единогласостепенное», «двогласное», «тригласостепенное», «четверогласостепенное», «четверогласовоспятное» и др. В частях 2 и 3 выписаны лишь начертания знамен, чуть больше половины от приведенных в ч. 1. В 3-м разд., озаглавленном «Ино сказание о знамени и о еже в нем различии; которое знамя како поется и которое с которым согласуются, и коликими гласными степенми в верхнейшем или в нижайшем гласотечении возвышается, или унижается, или паки возвышается», разделенном на статьи, вторично рассматриваются знамена ч. 1, но не однозначно, а с вариантами распевов, возникающих в зависимости от окружения знамен др. знаками, от гласа и т. д. Кроме того, на полях «Ино сказания...» даны ссылки на строки из Ирмология, иллюстрирующие теоретические статьи. 4-й разд., «Конец извещения сего знамени», включает ирмос    в 3 вариантах: 1) «во знамени и в лицах первобытная безприкладным», т. е. так, как он зафиксирован в рукописях; 2) «на тое же знамя и лица, еже в первой части истолкование возвещает», т. е. с объяснением знамен и лиц 1-го варианта; 3) «в пении на первую и вторую обоих частей знамени и лиц самую дробь и тонкость мерою противо нотнаго гласоступания изъясняет», которое дает ритмическое истолкование 1-го и 2-го вариантов. В 5-м разд. «Строки из ирмосов» приведены муз. фрагменты из Ирмология (83 строки). Изложение каждой строки двучастно: в 1-й «убо части лица», во 2-й «лицам розводы», что дает возможность автору изложить каждую строку с параллельным объяснением сложнораспеваемых знамен и тайнозамкненных начертаний без фит. 6-й разд.- заключительные вирши, содержащие в акростихе указание: «Трудился Александер Мезенец и прочии».

В разделе, посвященном пометам, впервые в теории древнерус. музыки изложен 12-ступенный звукоряд, а не 7-ступенный (от «гораздо низко» до «гораздо высоко») или 9-ступенный (от «гораздо низко» до «высоко» с точкой), которые приведены в «Сказании о подметках», объясняющем принцип Ивана Шайдура (по списку РНБ. О. XVII. 19, сер. XVII в.). Каждая ступень («согласие», по терминологии Александра Мезенца) звукоряда обозначается киноварными буквами, являющимися сокращенной формой указания высоты в традиц. азбуках-толкованиях ( - «мало повыше», - «повыше», - «высоко» и т. д.). При расширении звукоряда Шайдура Александр Мезенец сохранил буквенные указания, снабдив их крыжами для низких звуков и точками - для верхних.

Объяснение киноварных помет, «которые прежде беша», в трактате дано с целью раскрыть с их помощью вводимую для готовящейся печати знаменных книг систему признаков. Дополнительные элементы в начертании знаков, выполненные черным цветом, должны были заменить красные пометы, трудновоспроизводимые при печати.

Двукратное объяснение в «Извещении...» одних и тех же знамен (в «Части первой...» и в «Ино сказании...») обусловлено основной задачей исправления знаменных текстов, к-рая заключалась в том, чтобы отказаться от тайнозамкненности, научив при этом мастеров самостоятельно исправлять книги. Широко распространенная в XVII в. система пения по попевкам, когда знаки теряли основное значение и их распев варьировался в зависимости от употребления в том или ином гласе или от сочетания с другими знаменами, порождало «велие разгласие», против которого и выступила комиссия Александра Мезенца (неслучайно в трактате, объясняющем разводы попевок, не приводятся названия попевок). С этой целью комиссия в «Части первой...» ввела перечень знамен с точными названиями, основываясь на изученных рукописях «за четыреста лет и вящше», и в «Ино сказании...» описала многообразие распевов тех же знаков в рамках тайнозамкненности с намерением привести их к единообразию. Для иллюстрирования проделанной работы по исправлению были введены «Строки из ирмосов». В качестве образцовых вариантов распевов в трактате используются образцы распевов авторитетных мастеров пения, в т. ч. Феодора Христианина, а также усольский распев.

Процесс переизложения показан на примере ирмоса    где помимо разводов тайнозамкненных начертаний и знаков со сложным распевом Александр Мезенец впервые устанавливает ритмическую систему в соотношении знаков, косвенно опираясь при этом на ритмическую систему отвергаемой им 5-линейной нотации. Три варианта ирмоса дают образец работы, предлагаемый Александром Мезенцем при исправлении текстов: «И аще убо восхощеши употреблятися сим дробногласовным и тонким знаменем в пении, и ты разумевай, и разсуждай, и знамени по изъяснению сего ирмоса и прочее пение».

«Строки из ирмосов» - традиц. материал для музыкально-теоретических руководств XVII в., поскольку Ирмологий был певч. книгой, выполнявшей также учебные функции. Соотношение строк каждого гласа обычно: больше всего примеров приведено из ирмосов 2-го гласа (20 строк), одним примером представлен 7-й глас. В целом строки выступают не только как иллюстрации теоретических положений «Ино сказания...», но и как дополнение к нему, вводя разводы тайнозамкненных оборотов и знаков со сложным распевом, теоретически не оговоренных.

«Извещение...» не только сыграло важную роль в истории музыкально-теоретической мысли в России XVII в., но и стало источником важнейших теоретических сведений относительно системы знаменного пения данного столетия. Появление трактата определило начало устойчивого использования в нотированных рукописях определенных киноварных помет 12-ступенного звукоряда.

В трактате впервые в древнерус. теории музыки дана классификация знамен, к-рые должны были использоваться в исправленных распевах, с т. зр. их интонационно-ритмического содержания. Данное обстоятельство вместе с введенными пометами Александра Мезенца сделало возможной более точную дешифровку знаменной нотации.

Среди значительных преобразований певч. искусства, предложенных 2-й комиссией,- отказ от тайнозамкненных начертаний, создающих вариативность распевов, и установление единообразия в пении. Однако, как показало дальнейшее развитие знаменного распева, предложения Александра Мезенца оказались нежизнеспособными, и попевки сохранили свое значение в песнопениях. Безрезультатным оказалось и введение признаков как указателей высоты: они не вытеснили киноварные пометы, а выписывались в рукописях, а позднее и в книгах типографской печати (старообрядцев поповского согласия) одновременно с ними.

Изд.: Азбука знаменного пения («Извещение о согласнейших пометах») старца Александра Мезенца (1668-го года) / Изд.: С. В. Смоленский. Каз., 1888. С. 1-24 [трактат]; Викторов А. Е. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России. СПб., 1890. С. 201-202 [вирши]; Смоленский С. В. О древнерус. певч. нотациях. СПб., 1901. С. 35-37 [вирши]; Парфентьев Н. П. Выдающийся деятель рус. муз.-письменной культуры XVII в. Александр Мезенец (Стремоухов) // Муз. культура Средневековья: Проблемы древнерус. и арм. муз. письменности и культуры. М., 1990. С. 164-168 [вирши, духовный стих]; Александр Мезенец и прочие. Извещение… желающим учиться пению (1670 г.) / Введ., публ. и пер. памятника, ист. исслед.: Н. П. Парфентьев; коммент., расшифр. знам. нотац.: З. М. Гусейнова. Челябинск, 1996. С. 27-382 [трактат].
Лит.: Смоленский С. В. Общий очерк ист. и муз. значения певч. рукописей Соловецкой б-ки и «Азбуки певчей» Александра Мезенца. Каз., 1887. С. 9, 14-17; Игнатьев А. А. Церковно-правительственные комиссии по исправлению богослужебного пения Русской Церкви во 2-й пол. XVII в. Каз., 1910. С. 34-36; Бражников М. В. Древнерус. теория музыки. Л., 1972. С. 328-368; Парфентьев Н. П. О деятельности комиссий по исправлению древнерус. певч. книг в XVII в. // АЕ за 1984 г. М., 1986. С. 128-139; он же. Автографы выдающегося рус. муз. теоретика XVII в. Александра Мезенца (Стремоухова) // ПКНО, 1990. М., 1992. С. 173-185; Протопопов В. В. Рус. мысль о музыке в XVII в. М., 1989; Гусейнова З. М. «Извещение» Александра Мезенца и теория музыки XVII в. СПб., 20082.
З. М. Гусейнова
Ключевые слова:
Церковное пение Знаменная нотация, знаковая система, фиксирующая мелос основного корпуса богослужебных песнопений, сложившаяся в Древней Руси в XI в. «Извещение о согласнейших пометах», музыкально-теоретический трактат 1670 г., посвященный различным аспектам знаменного пения 2-й пол. XVII в.
См.также:
ДРОБНОЕ ЗНАМЯ способ фиксации напева в древнерус. крюковой знаменной, путевой и демественной нотациях
АЗБУКА ПЕВЧЕСКАЯ условный термин, применявшийся с XVIII в. для обозначения различных по содержанию музыкально-теоретических руководств
АЛЛЕМАНОВ Дмитрий Васильевич (1867-1928), свящ., композитор, исследователь церк. пения, педагог
АЛЛИЛУИАРИЙ изменяемая часть Божественной литургии, песнопение, предваряющее чтение Евангелия
АЛЬТ название певческого голоса и исполняемой им партии
АНИКСАНДАРИИ в визант. церк. пении назв. распев. части предначинательн. псалма на вечерне