Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БЕДНОСТЬ
Т. 4, С. 433-436 опубликовано: 20 марта 2009г.


БЕДНОСТЬ

Свойственное человеческой природе вслед. грехопадения состояние неполноты, внешней и внутренней неосуществленности, делающее бытие человека недостаточным и уязвимым и взывающее к милосердию Божию и человеческому.

Понятие Б.- одно из наиболее емких и многозначных в христ. человековедении; при этом каждый из аспектов Б. Свящ. Писание учит рассматривать в тесной соотнесенности с существенным устремлением человеческой воли и его последствиями. Противопоставив в акте сознательного непослушания свою волю воле Божией, первый человек по собственной инициативе разрывает изначальную близость с Творцом (Быт 3. 8 и др.) - близость, приобщавшую его к полноте Божественного творения (Быт 1. 26-28; 2. 15-25). В результате блага творения отчуждаются от Адама и Евы и их потомков (Быт 3. 15-24) и между Божиим замыслом о человеке и утвердившимся в реальности искаженным обликом последнего разверзается пропасть. Таковы предпосылки библейской антропологии, обусловливающие статус человека как существа бедного - статус онтологический, духовный, нравственный, материальный, экзистенциальный. Стремление преодолеть этот статус подводит человека к неизбежному выбору между греховным самоутверждением в расчете своевольно возвратить себе утраченную полноту бытия - и смиренным обращением к Богу, Искупителю прегрешений и Подателю всяческих благ.

Собственно онтологический аспект Б. определяется отъединенностью грешного человека от истоков мировой жизни и бытия, безысходной внешней зависимостью, всесторонней нуждаемостью, слабостью и расколотостью воли, обреченностью смерти, противной человеческому естеству. «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» - возглашает как бы от имени всех людей св. ап. Павел (Рим 7. 24).

В духовном плане Б. человека обусловлена бессилием земной мудрости перед лицом подлинных тайн бытия, в нравственном - явной недостаточностью воли и усилий самой человеческой личности для спасения и достижения идеала благой жизни. Материальная Б., словно призрак, преследует человека повсюду, составляет неизменно актуальную перспективу его существования, ибо человек «ложится спать богачом и таким не встанет» (Иов 27. 19) и, «умирая, не возьмет ничего» (Пс 48. 18). Наконец, экзистенциально человек беден, поскольку не способен к самодовлению и испытывает постоянную потребность в др., восполняющем его, существе: «не хорошо быть человеку одному» (Быт 2. 18); по мере отчуждения от другого он и впадает в экзистенциальную Б.

Для христ. понимания Б. в его полноте существенным является как различение всех упомянутых ее аспектов, так и то, что в конечном счете речь всегда идет о некоем целостном образе человека, бедного перед Богом, образе, представляющем собой подвижное сочетание различных смыслов и проявлений Б. в их конкретной взаимосвязи.

Из всего строя свойственных христианству представлений о Б. вытекает безусловно положительная оценка нравственного идеала Б. как адекватного существенному состоянию человека в мире и безусловное отрицание всякого самоутверждения и самопревозношения, соединяющего порок гордости с иллюзией самообмана. Нередко упоминаемое различие в нравственном восприятии Б. между ВЗ и НЗ едва ли следует преувеличивать: если в ВЗ в ряде случаев и воспевается земное богатство, то как дар Божий, награда человеку, покорному Господу и осознающему свое ничтожество перед Его лицом (напр.: Иов 37-42; Еккл 3. 13, 18; 5. 18-19); вместе с тем, как указано, «Господь внемлет нищим» (Пс 68. 34), а «надеющийся на богатство свое упадет» (Притч 11. 28). Однако именно в Благовествовании Христа проповедь Б. обретает принципиальное значение. Иисус выдвигает перед Своими последователями недвусмысленный императив: «...если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим» (Мф 19. 21); «всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк 14. 33). Причем это добровольное отрешение не следует понимать только в материальном смысле: оно касается и человеческих родственных уз (Лк 14, 26), и духовных достояний личности - общеизвестны слова Нагорной проповеди о блаженстве нищих духом (Мф 5. 3; Лк 6. 20), равно как и обличения книжников и фарисеев, гордящихся своей ложной мудростью (Мф 23. 2-7; Мк 12. 40; Лк 20. 45-47).

В русле зап. мистицизма существовали попытки истолковать евангельский этос Б. в духе самодовления некой отрешенной человеческой самости. «Тот нищ, кто ничего не хочет, ничего не знает и ничего не имеет» и в этой своей последней отрешенности достигает «вечного бытия», в к-ром «Бог и я - одно» (Мейстер Экхарт. Духовные проповеди и рассуждения. М., 1991. С. 128, 133, 134). Однако такой подход несовместим с основными началами христианства. Согласно святоотеческому преданию и учению преобладающего большинства христ. мыслителей, добровольная Б. вслед. отрешения от вещественных и человеческих уз, а также от собственной воли и тщеславия действительно высвобождает человека из-под власти стихий мира сего - так что «нестяжательный инок есть владыка над миром» (Ioan. Climacus. 17. 2),- однако лишь для того, чтобы с большей чистотой и сосредоточенностью могли проявиться его обращенность к Творцу, молитвенное предстояние Господу (Ibid. 28. 25), взыскание даров Божественной благодати. Подлинный смысл христ. воззрения на Б. и богатство раскрывается лишь в свете и атмосфере любви, основополагающим образом - жертвенной любви Иисуса Христа к людям. Беден тот, кто любви лишен; беден тот, кто не способен ответить на любовь любовью; Б. - необходимое состояние того, кто ищет любви, и желанное состояние тех, кто наслаждается ее дарами, радуется ее духовным сокровищам. Праведный путь вхождения богатства в человеческую жизнь - а в мире Божием «все - милость, и все - богатство» (Антоний (Блум), митр. Сурожский. С. 139) - через вольный дар любви и его сердечное приятие; но т. о. приобретенное богатство не упраздняет, а просветляет и облагораживает Б. грешного человечества. Б. ненуждающаяся, коснеющая в себе или мнящая себя богатством, по мысли св. отцов, есть обман и заблуждение; кто же «свой труд и подвиг признает недостойными неизреченных обетований Духа», «таков нищий духом, которого ублажает Господь. Таков алчущий и жаждущий правды. Таков сокрушенный сердцем. Восприявшие такое произволение, и рачение, и труд, и любовь к добродетели и до конца пребывшие таковыми поистине возмогут улучить жизнь и вечное Царство» (Macar. Aeg. Hom. Spiritual. 29. 7). Б. как ориентир христ. нравственности не самоцель, а непрекращающийся путь к Богу, непрекращающееся предстояние и сорадование Ему, всецелая отдача себя воле Божией.

И этот путь, это предстояние, эта самоотдача при всей неизбежной сложности и трудности их земного осуществления - принципиально легки. Искупивший грехи мира Христос, встречая человека на его жизненных путях, не загружает его душу непосильной тяжестью. «...Иго Мое благо, и бремя Мое легко»,- говорит Спаситель (Мф 11. 30); отсюда Б. евангельски оправдана и востребована еще и как символ и коррелят указанной Христом легкости жизни в вере. Легкость, Б., простота, детская прозрачность мысли и чувства сливаются в целостный образ бытия, основанного на доверии к Благой вести Христа; еще одной примечательной чертой этого нравственного образа предстает внутренняя, а зачастую и внешняя подвижность - полевые лилии («ни трудятся, ни прядут») соседствуют в евангельском тексте с птицами небесными («ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы») естественно и просто (Мф 6. 28, 26). Именно поскольку нет смысла человеку чрезмерно укреплять свое Я, сосредоточиваться на обеспечении для него защищенного места на земле, так прочно ассоциируется в христ. восприятии жизни нищета со скитальчеством, так много оказывалось всегда среди людей духовного склада тех, кто «удобны и готовы к переходам с места на место», «скитающихся ради Господа» (Ioan. Climacus. 17. 5); среди монахов-пилигримов, паломников к св. местам и укр. странствующий философ XVIII в. Григорий Сковорода, имевший основание сказать о себе: «А мой жребий с голяками, но Бог мудрости дал часть» (Сад Божественных песней. 24).

Наконец, собственно христ. осмысление Б. дает понятие кеносиса, жертвенного нисхождения Господа в мир дольний, нисхождения, пробуждающего в человеке ответное стремление к самоумалению и смирению. В этой связи проявляется различие христианства и иудаизма: в иудаизме основополагающий принцип самоограничения и самоумаления (первоначально также являемый Божественным началом) обозначается термином   - цимцум (евр.- сжатие), греч. κένωσις имеет значение «опустошение», «опорожнение». В христианстве, т. о., речь идет не столько о том, чтобы вне себя путем концентрации собственной нравственной воли высвободить место для Другого, сколько о приятии этого Другого внутрь себя, в собственную «опорожненную», кенотически «обнищавшую» душу. В этом контексте в полной мере обрисовывается смысловое содержание Б. как проявления не только греховной природы человека, но и его внутренней свободы, откликающейся на чудо Боговоплощения и становящейся на путь деятельного уподобления Господу.

Духовно-нравственное понимание Б. как таковой в христианстве неотделимо от пристального внимания к наиболее осязаемому в повседневной человеческой жизни материально-вещественному аспекту Б. и заботы о бедных. Осуждая сребролюбие как «корень всех зол» (1 Тим 6. 10), святые апостолы, отцы и учители Церкви указывают вместе с тем, что зло - именно сребролюбие, а не материальные блага (см., напр.: Maximus Conf. Capita de caritate. III 4). Путь «святой нищеты» (св. Франциск Ассизский) неизменно почитается, однако и служение богатых имеет свои достоинства, в первую очередь определяемые как раз возможностью благотворить бедным, ибо «бедный» - это и тот, кто заслуживает жалости. «Одно оправдание у бедного,- говорит свт. Иоанн Златоуст,- недостаток и нужда; ничего больше не спрашивай у него, но если он, хотя бы был порочнее всех, нуждается в необходимой пище, то утолим голод его» (De Lasaro). Вообще жалость, милосердие и деятельная помощь бедным неизменно осознаются как одно из важнейших требований христ. нравственности. Значение этого требования, непосредственно вытекающего из заповеданной Иисусом Христом любви к ближнему (Ин 13. 34), усиливается как благодатностью добродеяний для самого дающего (Господь «Сам сказал: «блаженнее давать, чем принимать»» - Деян 20. 35) (см. Благотворительность; Милосердие; Милостыня; Филантропия), так и осознанием глубины социальных, антропологических, духовно-нравственных опасностей, заключенных в феномене вынужденной Б. и нищеты, искажающих в человеке образ Божий, вынуждающих его «с мольбою» унижаться перед богатыми (Притч 18. 24), соблазняющих его к подавлению или эксплуатации своих духовно-душевных качеств ради телесного выживания.

В совр. мире, огромная часть населения к-рого вынужденно пребывает за чертой Б., нередко в ужасающих условиях, несовместимых с достоинством и Божественным предназначением человеческой личности, глубоко укорененная в традиц. церковной практике помощь нуждающимся остается важнейшим элементом социального служения, социальной ответственности Церкви. Расширение в последние годы возможностей социальной деятельности РПЦ на фоне резкой имущественной поляризации постсоветского общества и лавинообразного возрастания количества людей, оказавшихся за гранью нищеты, придает усилиям Церкви в борьбе с Б. особую актуальность. В принятых Юбилейным Архиерейским Собором РПЦ 2000 г. «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» подчеркивается церковная позиция: «Призывая искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Мф 6. 33), Церковь помнит и о потребностях в хлебе насущном (Мф 6. 11), полагая, что каждый человек должен иметь достаточно средств для достойного существования» (VII 1). При этом евангельская заповедь любви к ближнему, как отмечается далее, «должна служить... императивом в сфере регулирования межчеловеческих отношений, включая имущественные» (Там же).

Материальный достаток как таковой не может быть отвергнут в качестве существенной социальной цели, хотя, разумеется, не важнейшей в плане общего строения человеческой жизни (см. Богатство). Принципиальный водораздел между возможным и невозможным, приемлемым и неприемлемым для церковного сознания проходит не по имущественному рубежу, а согласно заповеданному Иисусом Христом различию служения Богу и служения маммоне (Матф 6. 24; Лк 16, 13). Пока и поскольку достаток не обращается в самоцель и стремление к нему преимущественно выражает не «прагматический» интерес себялюбия, а потребность достойного предстояния Богу и деятельного служения ближним, нет оснований усматривать в этом стремлении нечто переступающее пределы домостроительства Божия. Более того, достижение обществом материального благосостояния при соответствующем развитии нравственной, духовной культуры, поддержании традиций религ. жизни - необходимое условие того, чтобы обращение к истокам и смыслу христ. этоса Б. сохраняло для каждого значение свободного, глубоко мотивированного личностного акта. Однако в любом случае и применительно к любым условиям человеческого бытия истиной для христ. сознания остается то, что «блаженнее давать, чем принимать»,- полемическое звучание этих слов на фоне господствующих в наст. время умонастроений лишь подчеркивает их духовную непреложность.

Лит.: Сковорода Г. С. Убогий жаворонок // Соч.: В 2 т. М., 1973. Т. 2. С. 130-145; Экхарт. О нищете духом // он же. Духовные проповеди и рассуждения. М., 1991. С. 127-135; Бальтазар Г. У., фон. О простоте христиан // Символ. П., 1993. № 29 (Сентябрь). С. 7-69; Антоний (Блум), митр. Сурожский. Во имя Отца и Сына и Святого Духа: Проповеди. К., 1997. С. 138-139, 241-242, 274-278, 302-303, 314-316, 322-323.
В. А. Малахов
Ключевые слова:
Богословие нравственное Богословие. Основные понятия Бедность, свойственное человеческой природе вследствие грехопадения состояние неполноты, внешней и внутренней неосуществленности, делающее бытие человека недостаточным и уязвимым и взывающее к милосердию Божию и человеческому Антропология христианская
См.также:
БЕССРЕБРЕНИКИ
АБОРТ искусственный выкидыш
АБСОЛЮТ термин философии и богословия
АВГУСТИН Аврелий (354 - 430), еп. Гиппонский [Иппонийский], блж., в зап. традиции свт. (пам. 15 июня, греч. 28 июня, зап. 28 авг.), виднейший латинский богослов, философ, один из великих зап. учителей Церкви
АДИАФОРА термин из области античных этических учений, обозначающий ряд безразличных в отношении добра и зла феноменов
АДИАФОРИСТСКИЕ СПОРЫ (см. Адиафора) споры в протестантизме XVI - XVII
АКЦИДЕНЦИЯ термин, обозн. преходящий, несущественный или случайный признак
АНТИНОМИЯ в философии и богословии - противоречие между двумя логически обоснованными положениями