Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

АРХИЕРЕЙСКОЕ ПРЕДСОБОРНОЕ СОВЕЩАНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 28 МАЯ 1971 Г.
Т. 3, С. 575-576 опубликовано: 13 декабря 2008г.


АРХИЕРЕЙСКОЕ ПРЕДСОБОРНОЕ СОВЕЩАНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 28 МАЯ 1971 Г.

Состоялось в Успенском храме Новодевичьего московского мон-ря под председательством Местоблюстителя Патриаршего Престола митр. Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова). После кончины 17 апр. 1970 г. Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I в соответствии с «Положением об управлении Русской Православной Церкви» началась подготовка к созыву Поместного Собора для избрания нового Патриарха (см. Поместный Собор РПЦ 1971 г.). 15 мая 1970 г. Свящ. Синод РПЦ установил годовой траур по почившему Патриарху, 25 июня на расширенном заседании Синода было принято решение о созыве Поместного Собора для избрания нового Патриарха по истечении срока траура - с 30 мая по 2 июня 1971 г. Решение Синода противоречило 14-й статье 1-го разд. Положения, согласно к-рому выборы нового Патриарха должны были состояться не позднее 6 месяцев после кончины Предстоятеля. Отсрочка выборов была связана с тем, что Поместному Собору предстояло помимо избрания нового Главы Церкви утвердить постановление Архиерейского Собора РПЦ 1961 г. о внесении изменений в 4-й разд. «Положения об управлении Русской Православной Церкви» - о приходском управлении, принятое под жестким давлением властей. КГБ опасался возможных выступлений архиереев на Поместном Соборе против постановления 1961 г. и потому вынудил Синод отсрочить созыв Собора, чтобы гос. органы имели время для проведения предварительной работы по организации соборных решений. В том, чтобы архиереи единодушно выступили по всем вопросам на Поместном Соборе, был также весьма заинтересован Местоблюститель Патриаршего Престола митр. Пимен, об этом он говорил с заместителем председателя Совета по делам РПЦ В. Г. Фуровым 5 апр. 1971 г., накануне А. п. с. (ГАРФ. Ф. 6891. Оп. 6. Д. 441. Л. 31).

На А. п. с. обсуждалась повестка дня буд. Поместного Собора, кандидатура Патриарха, порядок его избрания, а также содержание решений, к-рые предстояло принять Собору. В связи с необходимостью утвердить на Соборе постановление 1961 г. обсуждался вопрос о приходском управлении. Во вступительной речи митр. Пимен заметил, что Патриархия получила множество обращений с пожеланием утвердить решение 1961 г., были и «единичные высказывания за возвращение к положению, существовавшему в приходах до 1961 года. Но для этого нет никаких оснований, ибо принятие подобных решений противоречит государственному законодательству и не будет служить на пользу Святой Церкви» (ЖМП. 1971. № 8. С. 24). В докладе митр. Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова) также было уделено значительное внимание этой теме. Изложив историю вопроса, митр. Никодим подчеркнул, что решение 1961 г. «не нуждается в дискуссии» и его не должно дебатировать, «имея в виду благо нашей Русской Православной Церкви, утверждение в ней мира внутрицерковного через наше единомыслие». Как явное свидетельство неослабевающего давления со стороны гос. власти в этом вопросе прозвучали слова митр. Никодима: «Структура и организация жизни нашей Церкви не должны и не могут входить в противоречие с законами нашего Отечества, и все, что может осложнять или ухудшать взаимоотношения между Церковью и государством в нашей стране, нами должно отвергаться, ибо в памяти церковной никогда не должны забываться усилия приснопамятного Святейшего Патриарха Сергия по нормализации этих отношений и о всем том, что было в церковной жизни при отсутствии этих отношений» (Там же).

Часть архиереев-эмигрантов выступила против соборного утверждения новой практики. Архиеп. Брюссельский Василий (Кривошеин) напомнил, что новый порядок приходского управления нарушает каноны, согласно к-рым «епископ да имеет попечение о всех церковных вещах» (Ап. 38) (Василий (Кривошеин). Из воспоминаний. С. 212). При этом архиеп. Василий не предлагал вернуться к порядку управления, существовавшему до 1961 г., поскольку тогда «был перегиб в смысле предоставления слишком большой власти настоятелям и умаления участия мирян в управлении материальной стороной приходской жизни. Но в 1961 г. произошел перегиб в противоположную сторону: настоятели были совершенно отстранены, и все было передано мирянам. Нужно сейчас выработать нечто среднее. Устранить оба перегиба, так чтобы права мирян в хозяйственной жизни приходов были бы сохранены, а надзор епископов и настоятелей над всеми сторонами жизни приходов, духовной и материальной, восстановлен. Чтобы настоятели опять стали возглавителями приходов, а не наемниками». Как впосл. вспоминал архиеп. Василий, в частных беседах согласие с его позицией выразили митр. Алма-Атинский Иосиф (Чернов), архиепископы Иркутский Вениамин (Новицкий), Уфимский Иов (Кресович). А. п. с. подтвердило намерение принять на Поместном Соборе изменения 1961 г.

В докладе митр. Никодима от имени Предсоборной Комиссии был предложен порядок избрания нового Предстоятеля РПЦ - открытое голосование по одному кандидату. «Осуществление этого предложения,- сказал митр. Никодим,- выразит братское единомыслие наше в очень важном для Русской Православной Церкви вопросе, тем более что в отношении имени кандидата среди нас не может быть значительного разномыслия». Против открытого голосования возражал архиеп. Василий (Кривошеин). Его мнение не было принято участниками А. п. с., утвердившими открытое голосование при избрании Патриарха.

При обсуждении кандидатуры Патриарха выступившие на совещании высказались за митр. Крутицкого Пимена, имя к-рого в канун совещания называлось на приходских и епархиальных собраниях, созывавшихся для избрания членов Поместного Собора от клириков и мирян. В соответствии с предложением митр. Никодима на совещании решено было выдвинуть единственного кандидата в Патриарха Местоблюстителя Патриаршего Престола митр. Крутицкого Пимена, к-рого и избрал Поместный Собор 1971 г.

На А. п. с. возникла полемика по вопросу о взаимоотношениях с Русской Православной Церковью за границей (РПЦЗ). Митр. Никодим предложил дать в соборном постановлении жесткую характеристику деятелям РПЦЗ как раскольникам. Сурожский митр. Антоний (Блум) высказался за более мягкий подход, за то, чтобы постановление лишено было компрометирующей Собор политической окраски.

В докладе митр. Никодима содержалось предложение о включении в программу предстоящего Поместного Собора вопроса о восстановлении справедливости по отношению к придерживающимся старых рус. обрядов православноверующим христианам как внутри РПЦ, так и к именующим себя старообрядцами. Докладчик предложил утвердить постановления Свящ. Синода от 23 апр. 1929 г. под председательством Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) о признании старых рус. обрядов спасительными и равночестными новым обрядам, об отвержении и вменении якобы небывшими порицательных выражений о старых обрядах и упразднении наложенных на старые обряды клятв Московского Собора 1656 г. и Большого Собора 1666-1667 гг. яко небывших.

А. п. с. приняло это предложение.

Лит.: Овсянников В. Выдающееся событие в жизни Русской Православной Церкви // ЖМП. 1971. № 8. С. 18-59; Василий (Кривошеин), архиеп. Из воспоминаний о соборе 1971 г. // Вестн. РХД. 1986. № 147. С. 210-235; он же. Воспоминания. Письма. Н. Новг., 1998. С. 379-390; Цыпин. История РЦ. Кн. 9. С. 427-429; Васильева О. В. К истории Поместного Собора 1971 г. Ч. 1 // www.sobor.ru [Электр. ресурс].
Прот. Владислав Цыпин