Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИСАЙ НАЗАРОВИЧ
Т. 27, С. 157-158 опубликовано: 26 мая 2016г.


ИСАЙ НАЗАРОВИЧ

(† ранее 2-й пол. 90-х гг. XX в., поселение на р. Шурнихе (бассейн Енисея), Красноярский край), крестьянский книжник из старообрядческого часовенного согласия, автор сочинений, посвященных преимущественно темам эсхатологии: «Которое лучше» (1970), «Разоблачение неправды керженской и уральской», «Оборона» (оба сочинения написаны между 1970 и 1974), «Слово ко старообрядческим старикам и старухам» (1973), «О Гоге и Магоге», «Слово о Церкве, которая убежала» и др. Как и мн. др. книжники урало-сибир. традиции, И. Н. стремился осмыслить современность в эсхатологической перспективе.

И. Н. сделал попытку соотнести изложенные в Свящ. Писании пророчества и откровения о конце мира с событиями всемирной истории. Результаты работы привели его к выводу о том, что «тайны последнего времени» были неверно истолкованы в предшествующей христ. традиции, и енисейский книжник предложил собственный метод их осмысления. По мнению И. Н., Бог дал эсхатологическое откровение с целью благочестивого обмана, предназначенного для диавола и его последователей (под ними понимаются в первую очередь противники писателя), которые видят «букву» Писания и не способны к «духовному пониманию». И. Н. создал образ диавола, читающего Писание: «Естли сатана читает Писание, то можно ли говорить открыто то, которое писано про его… Буква Писания диавола обманула, буква Писания, чтобы диавол обманулся... Думают, толкованиями тайны в Писании открыты. Нет, толкованиями тайны… более еще закрыты. А закрыты ис-за того, что и еретики Писание читают, а сатана даже наизусть все Писание знает».

И. Н. делает попытку коренным образом пересмотреть учение об антихристе, предлагая свою интерпретацию текстов из Книги прор. Даниила о последней в истории человечества «седьмине» и о прекращении перед концом мира «жертвы и приношения» (Дан 9. 27; 12. 11), а также выдержек из Откровения Иоанна Богослова и Евангелия от Луки. И. Н. отнес время прекращения «жертвы и приношения» (богослужения) к 1666-1667 гг., когда на Большом Московском Соборе были анафематствованы старообрядцы - противники богослужебной реформы в Русской Церкви. Исходя из этого положения, И. Н. обрушился с критикой на беглопоповцев - буд. часовенных, к-рые до 1840 г. принимали священников из правосл. Церкви, не перекрещивая их. И. Н. отверг традиц. представление о проповеди пророков Илии и Еноха перед приходом антихриста, поскольку в соответствии с традиц. толкованием их проповедь должна прозвучать «до скончания жертвоприношения», в то время как, по мнению И. Н., совершение Евхаристии прекратилось ок. 300 лет назад. Писатель делает вывод: «Толкования о пришествии Еноха и Илии остаются попусту, нет того ничего на самом деле, а только притча для закрытия тайн с издревле была». И. Н. предлагает «обратиться к историям», чтобы проверить, насколько точно исполняются пророчества о кончине мира. Он приводит предсказание из Откровения о попрании Иерусалима в течение 42 месяцев (Откр 11. 2) и слова из Евангелия от Луки о том, что Иерусалим будет «попираться» язычниками, пока не окончится их время (Лк 21. 20-25). Енисейский книжник пишет, что Иерусалим стал «попираться» язычниками через неск. десятков лет после Вознесения, а «времена язык скончались» в 1947 г., после решения ООН о создании евр. гос-ва. Т. о., «языки» «попирали» Иерусалим ок. 1900 лет, а не 42 месяца. Проповедь Божиих посланцев в течение 1260 дней перед воцарением антихриста, о к-рой говорится в Откровении (Откр 11. 3-8), И. Н. понимал как распространение Евангелия в мире. И подобно тому как реальный срок наказания Иерусалима не совпадает с указанным в Свящ. Писании, так и проповедь Евангелия продолжалась, по мнению И. Н., не 1260 дней, а 1600 лет - до 1666 г. И. Н. также оспорил традиц. мнение о том, что антихрист произойдет из колена Данова. В результате И. Н. пришел к выводу, что для «жидовского царя-антихриста» исторического времени не осталось.

Проверку фактами таежный писатель устраивает также в отношении др. текста из Книги прор. Даниила, основополагающего в христ. апокалиптике: «...Четыре больших зверя вышли из моря... зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный... и десять рогов было у него. Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним... Эти большие звери, которых четыре, означают, что четыре царя восстанут от земли... Зверь четвертый - четвертое царство... которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее. А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничижит трех царей, и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего... Затем воссядут судьи и отнимут у него власть губить и истреблять до конца...» (Дан 7. 3, 7, 8, 17, 23-26).

В соответствии со средневековой и старообрядческой традициями под 4-м зверем И. Н. понимал Римскую империю, после падения к-рой возникли «10 рогов» зверя - 10 европ. царств (в действительности И. Н. насчитал 16 царств и отнес число 10 к «притче для закрытия тайн»). Оригинальностью отличается представление И. Н. о 3 рогах, или 3 царствах, погибших от 11-го рога,- это 3 гос-ва, считавшие себя наследниками Римской империи: империя Карла Великого, Свящ. Римская империя герм. народа и рус. монархия со времени Иоанна IV Васильевича, который венчался на царство как преемник императоров Нового Рима (Царьграда). Т. о. енисейский книжник включил в свое эсхатологическое построение популярную среди старообрядцев теорию о Москве - Третьем Риме. В глазах И. Н. общим для 10 европ. монархий было не только рим. наследие, но и общественно-экономическая формация. Книжник, по-видимому вслед за советскими учебниками истории, подчеркнул, что все «10 рогов» - феодальные монархии. Представление об антихристе у И. Н. оказалось тесно связанным с марксистско-ленинской теорией формаций. Если 10 царей из Книги прор. Даниила - феодальные монархи, а феодализм был разрушен буржуазией, то, рассуждает крестьянский писатель, буржуазия и есть «малый рог» и антихрист. Позднейшие империи погибли (или изменили свою природу), подчеркивает И. Н., в «буржуазных революцыях»: франц. монархия, выросшая из империи Карла Великого,- в 1789 г., немецкая - в ходе наполеоновских войн.

России, как и положено в старообрядческой традиции, И. Н. отвел центральную роль в завершении мировой истории, обосновав это нетрадиц. способом. Антихрист пробрался в Россию, по мнению И. Н., прежде ее отпадения от истинной веры: «Лет за шестьдесят до никоновского отступления и русские чудились буржуазие»,- пишет И. Н., используя слова Откровения: «И чудися вся земля вослед зверю» (Откр 13. 3). «И русские кланялись,- продолжает И. Н.,- не только цари, и военные, и гражданские - и монастыри, и персоны духовные церковные кланялись... Прельстились-то по гражданскому и военному делу... А когда поклонились змию и зверю, тогда они уже смело и в Церковь полезли». (По-видимому, данный пассаж навеян популярной в советской историографии теорией раннего развития капитализма в России, к-рая также отразилась в учебных пособиях.) Несмотря на то что Россия, по мнению И. Н., одной из первых, хотя и без буржуазной революции, отдала власть над собой антихристу, именно в России оставался последний, 3-й царь «римского звания» - феодальный монарх. Книжник так заканчивает описание торжества антихриста: «А в 1917 году, во время войны, свергли и третьяго, последнего, царя. И буржуазия как малый рог участвовала в революцыи - не на свержение капитализма, а на свержение царя-феодала».

Социалистической революции, когда буржуазия (антихрист) была побеждена пролетариатом, и последующему этапу мировой истории в схеме И. Н. отведено особое место. Не склонный к идеализации восставшего пролетариата, И. Н. признает: антихрист (буржуазия) был побежден не силами добра, но силами зла, вынужденно служащими Богу: «Народ пролетария нехотя Богу служат, вконец искореняют буржуа капиталистов, у диавола царство нарушают». Рассуждая о последнем отрезке человеческой истории, И. Н. пишет, что после гибели антихриста в мире должен наступить краткий период спокойствия, сытой и веселой жизни; человечество погрязнет в грехах, не покается и погибнет от Божия гнева при Втором пришествии Спасителя. Автор считает, что этот период начался в 60-х гг. XX в. В последнем рассуждении заключен главный смысл учения И. Н. о конце света - оценка современности в эсхатологической перспективе.

Рассуждения И. Н. находятся в русле новейшей старообрядческой эсхатологии, которая активно использовала понятийный аппарат исторического материализма для создания новой версии конца человеческой истории, наполненной реалиями XX в. Предшественником И. Н. в этом отношении был чтимый игум. сибир. часовенных скитов о. Симеон, погибший в лагере в 1953 или 1954 г. И. Н. мог познакомиться с его сочинениями непосредственно или в пересказе местных книжников. Енисейские часовенные создали несколько вариантов конца мира, сторонники к-рых оказались во взаимной вражде.

Единоверцы И. Н. отнеслись резко отрицательно к его нападкам на отцов часовенного согласия и к нововведениям в сфере эсхатологии. Деятельность И. Н. вызывала беспокойство еще и потому, что у книжника имелись последователи (по наблюдениям скитских старцев, «шурнишенские заметно переходят нецыи на его сторону»), его «мудрования» сеяли разногласия в часовенных общинах, ранее всегда находившихся под идейным влиянием местных скитов. В 1974-1977 гг. инок дубчесских скитов Ефрем (Котегов), прошедший сталинский лагерь, написал обширный труд «Слово на Исая в защиту предков» с обличением нового «раздорника». На основании этого сочинения минусинский собор часовенных вынес по поводу И. Н. постановление: «Сию писанину, вырыгнутую из леснаго таежнаго вепря на наших предков... собор видел и отчасти читал... Собор относит их мудрование к смердященосной хульной ереси».

И. Н. искал средства привлечь часовенных на свою сторону. Одним из действенных способов он считал полемику в стихотворной форме, традиционную для урало-сибирских часовенных. (В их творчестве можно встретить все виды стихов - от древних до современных: раек, рифмованную прозу, силлабический и силлабо-тонический стих; в ХХ в. в полемике часовенные предпочитали силлабическое стихосложение.) И. Н. активно использовал эту традицию для пропаганды своих богословских сочинений, наполнив их образами и символами, источником к-рых стали не только евангельские тексты и творения отцов Церкви, но и окружающая природа и опыт совр. земледельца: «Стихов сложение - / к притчам введение./ Естьли не плодит жито земля / или нет влаги, засыхает она./ Или изродится - не будет жито расти,/ мы и думаем, нельзя ли посеять стихи». Под землей в соответствии с новозаветной традицией автор подразумевает человеческие сердца; изменить неплодородную землю (сердца часовенных) И. Н. надеялся с помощью стихотворного вразумления, сравнивая его воздействие с эффектом правильного севооборота: «У стихов корень глубоко, как осолодка степная, сладкий и на сухих местах не засыхает./ Етот корень засуха не берет, потому что он глубоко в землю идет./ Притом стихи и клеверу подобны,/ удобряют землю и более делают плодородну./ Пусть земля изродится или засохнет, как песок,/ никакое жито не растет./ Допустим, хотя и нет от стихов добра,/ но тем не менее от их размягчается земля./ А когда земля плодородность поимеет,/ тогда можно будет и жито посеять».

Размышления сибирского крестьянина-старообрядца о способах постижения Божественных тайн и о методах толкования священных текстов свидетельствуют о существовании в старообрядчестве во 2-й пол. ХХ в. живого «народного богословия», для которого характерны укорененность в средневековом христианском наследии, патриархальное общественное сознание, стремление актуализировать используемый понятийный аппарат с помощью заимствований из современных общественных наук.

Арх.: Ин-т истории СО РАН, арх. собр. № 2/90, 1/03-г - 14/03-г.
Лит.: Зольникова Н. Д. Эсхатология енисейского старовера-книжника часовенного согласия Исая Назаровича: (1970-е гг.) // Уральский сб. Екатеринбург, 1998. Вып. 2. С. 73-81; она же. Шурнишенское богословие // Уральский сб.: История, культура, религия. Екатеринбург, 2003. Вып. 5. С. 273-280; Покровский Н. Н., Зольникова Н. Д. Староверы-часовенные на востоке России в XVIII-XX вв. М., 2002. С. 395-415.
Н. Д. Зольникова
Ключевые слова:
Книжники русские Писатели старообрядческие Исай Назарович († ранее 2-й пол. 90-х гг. XX в.), крестьянский книжник из старообрядческого часовенного согласия
См.также:
ААРОН (XVIII в. ), монах книжник, справщик и книгохранитель
АВРААМИЙ (Афанасий; † 1672), старообрядческий писатель, юродивый, затем инок (расстрижен)
АВРААМИЙ (Венгерский Алексей Иванович; † 1702), инок, один из руководителей раннего урало-сибир. старообрядчества, писатель, владелец б-ки
АЛЕКСЕЕВ Иван (1709-1776), старообрядец-беспоповец, писатель, иконописец
АНДРЕЕВ (Серебренников) Тимофей (1745-1809), старообрядческий выговский писатель и наставник
АНТОНИЙ (Людиновсков; 1895-1977), игум. старообрядческих скитов часовенного согласия, писатель