Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИРКУТСКАЯ И АНГАРСКАЯ ЕПАРХИЯ
Т. 26, С. 492-512 опубликовано: 22 марта 2016г.


ИРКУТСКАЯ И АНГАРСКАЯ ЕПАРХИЯ

РПЦ, учреждена указом Синода, утвержденным имп. Екатериной I Алексеевной, с названием Иркутская и Нерчинская 15 янв. 1727 г. преобразованием Иркутского и Нерчинского вик-ства Тобольской и Сибирской епархии. В 1816-1852 гг. имела название Иркутская, Нерчинская и Якутская, в 1852-1894 гг.- Иркутская и Нерчинская, в 1894-1937 гг.- Иркутская и Верхоленская. В 1938-1947 гг. кафедра не замещалась, в 1948 г. восстановлена с названием Иркутская и Читинская. 21 апр. 1994 г. в связи с образованием Читинской и Забайкальской епархии кафедра получила название Иркутская и Ангарская, территория епархии включала Иркутскую обл. и Усть-Ордынский Бурятский автономный окр., в 2008 г. ставший частью Иркутской обл. Кафедральный город - Иркутск, кафедральный собор - в честь Богоявления (1727-1894, с 1999). Правящий архиерей - Вадим (Лазебный; с 4 февр. 1990; с 25 февр. 2000 архиепископ). Епархия разделена на 11 благочиннических округов: 1-й и 2-й Иркутские, Ангарский, Братский, Верхоленский, Нижнеилимский, Нижнеудинский, Саянский, Тайшетский, Усть-Илимский, Усть-Кутский. В 2010 г. в епархии насчитывалось 232 прихода, 123 храма, 43 молитвенных дома, 35 часовен, мон-рь (см. Иркутский в честь иконы Божией Матери «Знамение» женский монастырь). Клир епархии составляли 172 священнослужителя (157 священников, 15 диаконов).

Территория

Кафедральный собор в честь Богоявления в Иркутске. 1718–1746 гг. Фотография. 2000 г.
Кафедральный собор в честь Богоявления в Иркутске. 1718–1746 гг. Фотография. 2000 г.

Кафедральный собор в честь Богоявления в Иркутске. 1718–1746 гг. Фотография. 2000 г.
В соответствии с указом 1727 г. территория новообразованной Иркутской епархии была значительно меньше территории соответствующей провинции. 8 сент. 1727 г. находившийся в Иркутске надзиратель Тобольского архиерейского приказа Н. Словцов по поручению Тобольского митр. Антония (Стаховского) передал в ведение 1-го самостоятельного Иркутского архипастыря свт. Иннокентия (Кульчицкого) 43 храма и 3 мон-ря: в Иркутске 7 храмов и 2 мон-ря (иркутский в честь Вознесения Господня муж. мон-рь и жен. Знаменский), в Иркутском дистрикте 15 храмов, за Байкалом Посольский в честь Преображения Господня муж. мон-рь (в совр. Бурятии) и 21 церковь на территории от Удинска (позднее Верхнеудинск, ныне г. Улан-Удэ) до Нерчинска (ныне в Забайкальском крае). Спасо-Преображенский мон-рь в Якутске и Усть-Киренский во имя Св. Троицы муж. мон-рь, а также храмы городов Илимска (совр. Иркутская обл., затоплен при строительстве Усть-Илимского водохранилища), Киренска (совр. Иркутская обл.) и Якутска, приносившие значительный доход, Тобольский митрополит оставил в своей юрисдикции. Забайкальский Селенгинский во имя Св. Троицы муж. мон-рь (на территории совр. Бурятии), расположенный в центре вновь образованной Иркутской епархии, также остался под управлением Тобольского митрополита. Особый статус имел основанный в 1706 г. на территории Иркутского и Нерчинского вик-ства нерчинский в честь Успения Пресв. Богородицы муж. мон-рь. По указу Петра I Алексеевича от 17 апр. 1706 г. первенствующая роль в управлении монастырем принадлежала вкладчикам; «архимандритам и игуменам того монастыря» предписывалось «крестьян не ведать, а ведать им токмо церковь Божию, монастыря братию… и служебное правило». Несмотря на то что мон-рь не был назван в указах, утверждавших юрисдикцию Иркутского архиерея, в апр. 1728 г. свт. Иннокентий назначил туда игуменом своего духовника Нафанаила. Указ Петра I о Нерчинском мон-ре стал причиной борьбы вкладчиков и настоятелей за власть, что привело к закрытию обители в 1773 г.

Свт. Иннокентий (Кульчицкий) обратился в Святейший Синод с ходатайством о «приписке к Иркутской епархии дистриктов Ильминск и Якутск» (Иркутские ЕВ. 1896. № 15. С. 353). 16 нояб. 1731 г. из С.-Петербурга в Иркутск были отправлены указы об упорядочении границ Тобольской и Иркутской епархий, в результате чего к Иркутской епархии были причислены мон-ри селенгинский Троицкий, киренский Троицкий, якутский Спасский и пустыни Братская (приписная к иркутскому Вознесенскому монастырю), Покровская и Успенская (приписные к якут. Спасскому мон-рю), а также храмы Балаганска (совр. Иркутская обл.), Илимска, Киренска и Якутска. В 1733 г. Синод присоединил к Иркутской епархии Охотск и Камчатку. В 1796 г. на севере Америки было учреждено Кадьякское вик-ство Иркутской епархии для окормления новоприсоединенных к Российской империи Алеутских о-вов и Аляски. 10 апр. 1799 г. во епископа Кадьякского был хиротонисан Иоасаф (Болотов), погибший в пути к месту служения. Новый архиерей на Кадьякскую кафедру не был назначен, и она осталась под управлением Иркутских епископов. В это же время к Иркутской епархии были присоединены расположенный к западу от Иркутска г. Нижнеудинск (совр. Иркутская обл.) и его округа. В 1822 г. в состав Иркутской епархии вошла Енисейская губ. Т. о., территория Иркутской епархии в 1-й четв. XIX в. включала Енисейский край, Прибайкалье, Забайкалье, Якутию, Камчатку, Дальн. Восток и территорию Русской Америки, что делало расположенную на 2 континентах епархию самой большой церковной областью Российской империи с территорией ок. 10 млн кв. км.

Церковь Богоявления в Верхоленске. 1718 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в. (ИркОХМ)
Церковь Богоявления в Верхоленске. 1718 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в. (ИркОХМ)

Церковь Богоявления в Верхоленске. 1718 г. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в. (ИркОХМ)

В 1832 г. начался процесс уменьшения размеров епархии, части ее территории отходили новоучреждавшимся кафедрам. В 1834 г. была образована Томская и Енисейская епархия (см. Томская и Асиновская епархия), в 1840 г.- Камчатская, Курильская и Алеутская (см. Петропавловская и Камчатская епархия), в 1852 г. в состав последней вошла территория Якутии. В 1894 г. была учреждена Забайкальская и Нерчинская епархия (см. Читинская и Забайкальская епархия). С этого времени границы Иркутской епархии совпадали с границами Иркутской губ.

В 1937-1943 гг. Иркутская кафедра вдовствовала, легальная церковная жизнь в регионе отсутствовала; в 1943-1948 гг. новооткрываемые приходы в Иркутской обл. подчинялись Новосибирскому архиерею. В 1948 г. Иркутская епархия была воссоздана, ее территория включала Иркутскую и Читинскую области, Бурятскую АССР. В 1949 г. под давлением властей была временно упразднена Хабаровская и Владивостокская епархия (см. Хабаровская и Приамурская епархия), из-за чего в 1949-1988 гг. ее приходами управляли Иркутские епископы. Т. о., юрисдикция Иркутских архиереев в этот период распространялась помимо Иркутской на Читинскую и Амурскую области, Бурятию, Якутию, Хабаровский и Приморский края. В 1994 г. в связи с восстановлением Читинской и Забайкальской епархии территория И. и А. е. совпала с территорией Иркутской обл. и Усть-Ордынского Бурятского автономного окр.

1727-1917 гг.

Назначение 1-м самостоятельным Иркутским архиереем свт. Иннокентия (Кульчицкого) было связано с начальной историей Пекинской духовной миссии. В донесении Синоду от 21 февр. 1721 г. назначенный руководителем духовной миссии в Китае в сане епископа архим. Иннокентий писал: «Понеже Богу, царскому величеству и вашему Св. Синоду тако изволися, во еже бы мене, нижеподписанного, почет саном епископства, послать в Китай... аще возможно, отделить ко мне пограничные города Иркутск, Якутск и Нерчинск» (ОДДС. 1868. Т. 1: 1542-1721. Прил. XII. Стб. CXIV). Однако его просьба не была удовлетворена, и он 5 марта того же года был хиротонисан во епископа Переяславского. Святитель не был допущен богдыханом в Китай, в связи с чем между рус. и кит. правительствами в продолжение 5 лет велась переписка; епископ в это время находился в Селенгинском, с 1725 г.- в иркутском Вознесенском мон-ре. В результате было решено, что в качестве руководителя духовной миссии в Китай отправится настоятель иркутского Вознесенского монастыря архим. Антоний (Платковский), а свт. Иннокентий возглавит самостоятельную Иркутскую епархию.

Свт. Иннокентий, еп. Иркутский. Икона. 2-я пол. XIX в. (ц. Воздвижения Креста Господня в Иркутске)
Свт. Иннокентий, еп. Иркутский. Икона. 2-я пол. XIX в. (ц. Воздвижения Креста Господня в Иркутске)

Свт. Иннокентий, еп. Иркутский. Икона. 2-я пол. XIX в. (ц. Воздвижения Креста Господня в Иркутске)

Первым делом свт. Иннокентия стало определение своей юрисдикции в противодействии Тобольскому митр. Антонию (Стаховскому), стремившемуся оставить в своем управлении наиболее доходные храмы и мон-ри. Усилия Иркутского архиерея увенчались успехом, но соответствующий указ Синода прибыл в Иркутск уже после смерти свт. Иннокентия. В 1727 г. свт. Иннокентий организовал при иркутском Вознесенском мон-ре, где находилась резиденция епископа, архиерейский приказ, занимавшийся делами епархиального управления. Указом 1727 г. было установлено, что Иркутская епархия должна обеспечивать себя за счет взносов, поступавших от приходов и мон-рей. Поскольку этих денег не хватало, еп. Иннокентий ходатайствовал об увеличении содержания епархии за счет казенных средств. Указом от 16 нояб. 1731 г. Сенат удовлетворил прошение и установил дополнительное содержание епархии (506 р. 25 к., выдавались также рожь, овес, церковное вино).

Немногочисленные храмы новообразованной епархии были чрезвычайно удалены друг от друга. В кон. XVII в. приход включал ок. 600 прихожан, в кон. XVIII в.- более чем 900 прихожан. Церкви в большинстве были деревянными. Кафедральным храмом епархии до 1894 г. был Богоявленский собор в Иркутске, сооруженный в 1693-1695 гг. и перестроенный в камне в 1718-1746 гг.; собор вмещал до 2 тыс. прихожан и являлся усыпальницей Иркутских архипастырей. Свт. Иннокентий уделял большое внимание строительству храмов: за годы его управления было построено и восстановлено 10 церквей, т. е. примерно 1/5 храмов, сооруженных на данной территории за предшествующие почти 100 лет. Клир Иркутской епархии к 1727 г. состоял из 199 священно- и церковнослужителей (РГИА. Ф. 796. Оп. 9. Д. 175. Л. 17). После расширения территории епархии в 1731 г. число священно- и церковнослужителей достигло 315 чел. Свт. Иннокентий положил начало духовной школе в Вост. Сибири, преобразовав в 1728 г. переводческую «мунгальскую» школу, действовавшую при Вознесенском мон-ре, в славяно-русскую школу для детей духовенства и др. сословий. В школе наряду с церковнославянским изучались кит. и монг. языки. Свт. Иннокентий занимался христ. просвещением прибайкальских бурят.

Преемником свт. Иннокентия на Иркутской кафедре стал еп. Иннокентий (Нерунович; 1732-1747). Он продолжил дело правосл. просвещения коренных жителей Забайкалья, Якутии и Камчатки. В Москве, собираясь ехать к месту своего назначения, еп. Иннокентий подготовил проект христианизации язычников, в к-ром наметил основные направления работы: организацию подготовки переводчиков, контроль за предоставлением льгот для новокрещеных, устройство школ для местного населения. В 1734 г. он совершил миссионерскую поездку в Забайкалье, в 1735 и 1741-1743 гг. ездил в Якутию, где крестил более 500 чел. В 1736 г. в якут. Спасском мон-ре епископ открыл 2-е духовное учебное заведение в епархии - школу для подготовки священнослужителей из детей местного духовенства и новокрещеных якутов (существовала до 1744). Славяно-русская школа при иркутском Вознесенском мон-ре была преобразована в славяно-русско-лат. уч-ще (действовало до 1746); нек-рое время в нем преподавал латынь и риторику сосланный по приказу Э. Бирона Платон (Малиновский; впосл. архиепископ Московский).

Еп. Иннокентий добивался от Синода средств на постройку новых храмов, организовал в епархии сбор денег на храмоздательство. При еп. Иннокентии в Иркутской епархии было освящено ок. 30 новых церквей, в т. ч. несколько на Дальн. Востоке. Увеличение числа церквей потребовало дополнительного штата священнослужителей. Еп. Иннокентий добился разрешения Святейшего Синода и Сената определять в клир выходцев из податных сословий с освобождением их от податей. Иркутская епархия являлась единственной епархией в России, в к-рой это было позволено.

Богоявленский собор (1718-1746) и архиерейский дом (1767–1770, 1862, не сохр.) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Богоявленский собор (1718-1746) и архиерейский дом (1767–1770, 1862, не сохр.) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Богоявленский собор (1718-1746) и архиерейский дом (1767–1770, 1862, не сохр.) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)

В 1744-1746 гг. еп. Иннокентий реорганизовал систему епархиального управления, упразднил архиерейский приказ, функции к-рого стали исполнять архиерейский дом (управлял владениями епископа) и духовная консистория (ведала епархиальными делами). Важную роль в системе епархиального управления играли мон-ри: Киренский, Селенгинский и Якутский мон-ри являлись центрами духовных правлений, Посольский мон-рь стал центром миссионерства, а Селенгинский Троицкий был объявлен «противораскольничьим». В сер. XVIII в. монастыри Иркутской епархии владели более 2,5 тыс. дес. пашни, 38 деревнями, в к-рых проживало более 2,8 тыс. крестьян муж. пола. Еп. Иннокентий установил жесткий контроль за финансовой деятельностью мон-рей и приходов, пресекал злоупотребления церковных старост и светских чиновников, вмешивавшихся в церковные дела и расхищавших доходы епархии. Отстаивая интересы Церкви, архиерей вступал в конфликты с представителями власти, которые часто жаловались на него в Синод.

В апр. 1753 г. на Иркутскую кафедру вступил свт. Софроний (Кристалевский; 1753-1771). Свою деятельность он начал с объезда епархии. Епископ посетил Посольский и Селенгинский монастыри, Кяхту, первым из Иркутских архиереев побывал в Нерчинском у., проплыл по Лене, осмотрев Киренский у., затем посетил Якутск. Предметом особых забот святителя стали строительство и благоукрашение храмов и мон-рей. В центре Иркутска при нем возвели 4 большие каменные церкви: Крестовоздвиженскую, Тихвинскую, Прокопьевскую (Чудотворскую) и Троицкую. В Вознесенском, Знаменском, Селенгинском и Посольском монастырях были воздвигнуты каменные соборы. При еп. Софронии в Иркутской епархии было сооружено 25 храмов, мн. деревянные церкви перестроены в камне. Впервые с миссионерской целью было использовано несколько походных церквей: в пограничной с Китаем полосе, среди якутов и др. народностей Севера, появились должности проповедников-миссионеров. В Иркутске при нек-рых приходских церквах были организованы богадельни, позднее они начали создаваться и в др. частях епархии, к кон. XVIII в. действовало ок. 25 богаделен, в к-рых жили ок. 180 чел.

Церковь в честь Воздвижения Креста Господня в Иркутске. 1747–1760 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Церковь в честь Воздвижения Креста Господня в Иркутске. 1747–1760 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Церковь в честь Воздвижения Креста Господня в Иркутске. 1747–1760 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)

В результате секуляризации церковных имений в 1764 г. все мон-ри Иркутской епархии были причислены к 3-му классу с содержанием 806 р. 30 к. и с числом монашествующих не более 12 чел. Обители могли иметь 30 дес. земли, рыбные ловли и мельницы. В 60-х гг. XVIII в. прекратили существование Братская Спасская и Нижнекамчатская Успенская пустыни.

При еп. Софронии епархиальное управление было перенесено из Вознесенского мон-ря в Иркутск. Около кафедрального Богоявленского собора построили архиерейский дом. В нем было отведено место для архиерейской школы, возрожденной в 1758 г., в к-рой свт. Софроний преподавал ряд предметов. Архиерей упорядочил епархиальное и монастырское управление: обновил состав духовной консистории, назначил новых настоятелей мон-рей.

В 1764 г. совершилось обретение мощей свт. Иннокентия (Кульчицкого): при ремонте Тихвинской ц. в иркутском Вознесенском монастыре было вскрыто его захоронение и обнаружилось, что тело, одежда и бархат на гробе были нетленными; в монастыре началась запись чудотворений, совершавшихся у гробницы еп. Иннокентия. При свт. Софронии сложились традиции совершения в Иркутске крестного хода на Рождество Христово, перенесения чудотворной Казанской иконы Божией Матери из кафедрального города в сельские приходы.

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Тельме. 1814–1816 гг. Фотография. 2000 г.
Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Тельме. 1814–1816 гг. Фотография. 2000 г.

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Тельме. 1814–1816 гг. Фотография. 2000 г.

Преемником свт. Софрония на Иркутской кафедре стал еп. Михаил (Миткевич; 1772-1789), при котором в епархии было построено 29 храмов. Благодаря усилиям еп. Михаила 23 марта 1780 г. открылась Иркутская ДС. В течение 6 лет архиерей посылал просьбы в Синод о создании в Иркутске семинарии, и 3 окт. 1779 г. был издан указ о ее учреждении и назначении 2 тыс. р. на ее содержание. Вскоре для семинарии было построено каменное здание недалеко от архиерейского дома. Первоначально ректором семинарии был Иркутский епископ. Помимо традиц. предметов в Иркутской ДС одно время преподавались япон., кит. и монг. языки. В семинарии обучались дети духовенства со всей Вост. Сибири, наиболее способные ученики направлялись в столичные духовные учебные заведения. Выпускником Иркутской ДС был Московский митр. св. Иннокентий (Вениаминов).

В 1799 г. в Иркутской епархии действовали 182 храма и 9 мон-рей (7 самостоятельных и 2 приписных). Во время управления епархией еп. Вениамином (Багрянским; 1789-1814) был канонизирован свт. Иннокентий (Кульчицкий): 1 дек. 1804 г. Синод издал соответствующий указ, 9 февр. 1805 г. в Иркутске прошли торжества перенесения мощей святителя в собор Вознесенского мон-ря. При еп. Михаиле (Бурдукове; 1814-1830) территория Иркутской епархии достигла своих максимальных размеров. В 1826 г. епархия из третьеклассной стала второклассной, архиереи получили сан архиепископа. В 1828 г. в епархии насчитывалось 310 церквей (96 в Иркутской губ., 98 в Енисейской губ., 101 в Забайкалье, 15 в Якутии). Клир епархии состоял из 1225 священно- и церковнослужителей: на территории Иркутской губ.- 489 чел., в Забайкалье - 360, в Енисейской губ.- 341, в Якутии - более 30 чел. (сведения по Якутии неполные).

В 1819 г. в Иркутске было основано отд-ние Российского Библейского об-ва, целью к-рого было издание ВЗ и НЗ на разных языках. Во главе его встали генерал-губернатор М. М. Сперанский и еп. Михаил. Вскоре отд-ния об-ва появились в Верхнеудинске, Кяхте и Якутске. Важным результатом деятельности общества было издание 2 тыс. экз. НЗ на бурятском языке. Перевод был выполнен хоринскими бурятами Б. Моршунаевым и Н. Унгаевым вместе с переводчиком Т. М. Татауровым. В 1830 г. в епархии был создан комитет по делам духовной миссии. Из-за нехватки средств и небольшого количества сотрудников, а также вслед. активизации буддийского духовенства успех миссионеров оказался незначительным. В 20-30-х гг. XIX в. миссионерским делом в селениях по берегам рек Уда, Она, Чесан, Кижинга, Хилок, Селенга и др. заведовал свящ. Александр Бобровников, составивший грамматику бурят. языка.

Князь-Владимирская ц. (1888–1895) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Князь-Владимирская ц. (1888–1895) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Князь-Владимирская ц. (1888–1895) в Иркутске. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Миссионерская деятельность в Восточной Сибири, более половины населения которой составляли буряты, эвенки, якуты, камчадалы, алеуты и другие коренные народности, оживилась при Иркутском архиеп. Мелетии (Леонтовиче; 1831-1835), благодаря усилиям которого были учреждены миссионерские станы в Селенгинске, Кулях и Укыре. Миссионерской ревностью отличался Иркутский архиеп. Нил (Исакович; 1838-1853). Он неоднократно посещал Забайкалье, предлагал местным приходским священникам устраивать церковноприходские школы в «инородческой» среде. В Якутии в 1844 г. были устроены 2 походные церкви, каждая с 2 священниками и причетниками, которые совершали поездки в отдаленные районы для крещения местных жителей и совершения треб. Архиеп. Нил вместе с крестным сыном (бывш. ламой Кыренского дацана) прот. Николаем Доржиевым перевел на бурятский язык литургию, вечерню, утреню, все песнопения Обихода, Часослов, воскресную службу, позднее - воскресные чтения из Евангелий и апостольские чтения. Первое богослужение на бурятском языке состоялось в авг. 1852 г., при освящении в Тункинской дол. гужирской Николаевской ц., настоятелем к-рой был прот. Н. Доржиев. 11 апр. 1854 г. в Богоявленском кафедральном соборе Иркутска состоялось богослужение на 3 языках: свящ. Г. Шастин читал на бурятском, свящ. Н. Копылов - на якутском, а свт. Иннокентий (Вениаминов), архиеп. Камчатский,- на алеутском. Однако, несмотря на усилия миссионеров, многие буряты продолжали считать буддизм своей исконной религией, а к Православию относились как к религии русских.

Ревностным просветителем сибир. народов стал Иркутский архиеп. Парфений (Попов; 1860-1873). Архиерей подал в Синод ходатайство об открытии в епархии 2 миссий - Иркутской и Забайкальской. 25 мая 1861 г. были учреждены Селенгинское викариатство Иркутской епархии и Забайкальская духовная миссия с центром в Посольском монастыре. Селенгинский епископ по должности являлся начальником миссии и настоятелем мон-ря, он же возглавлял Забайкальское отделение Православного миссионерского об-ва, к-рое взяло на себя финансирование миссии. Первым Селенгинским епископом стал Вениамин (Благонравов), хиротонисанный 20 мая 1862 г. Епископ считал, что миссионерская деятельность должна сочетаться с русификацией бурят, большую роль в этом процессе отводил школам. В Посольском монастыре в 1862 г. было открыто миссионерское уч-ще для подготовки мальчиков-бурят к миссионерскому служению. Еп. Вениамин основал ок. 10 миссионерских станов с церквами, со школами, с богадельнями и больницами, увеличил число крещений язычников до 2 тыс. в год. Большую заботу епископ проявлял о Японской православной миссии. В 1861-1866 гг. в Иркутском отделении духовной миссии имелось 10 миссионерских станов: Тункинский, Аларский, Балаганский, Идинский, Капсальский, Кудинский, Верхоленский, Ленский, Ольхонский, Китойский. В штате Иркутского отд-ния в 1866 г. состояли 7 миссионеров, в 1861-1873 гг. крестились почти 10 тыс. коренных жителей. В 1867-1873 гг. в пределах Иркутской миссии были построены 7 миссионерских храмов, 2 молитвенных дома. В 1875 г. в Иркутском отд-нии духовной миссии действовали 15 миссионерских станов, устроенных среди кочевий бурят. В составе миссии кроме начальника числились 3 иеромонаха, 15 священников, 2 диакона, 13 псаломщиков (из них 2 бурята); в 1875 г. ими было крещено 1729 коренных жителей.

Здание бывшей Иркутской ДС. Фотография. Нач. XXI в.
Здание бывшей Иркутской ДС. Фотография. Нач. XXI в.

Здание бывшей Иркутской ДС. Фотография. Нач. XXI в.

В 1863 г. началось издание «Иркутских епархиальных ведомостей», продолжавшееся до 1919 г.; в 1863-1894 гг. издание выходило еженедельно, с 1895 г.- 2 раза в месяц. В 1883 г. было открыто 2-е вик-ство Иркутской епархии - Киренское. Киренский епископ, являвшийся настоятелем иркутского Вознесенского мон-ря, помогал правящему архиерею в окормлении сев. территории епархии. В 1903 г. близ Иркутска по инициативе и на средства иркутского купца В. А. Литвинцева был основан Князь-Владимирский мон-рь. На его территории разместились церковно-учительская семинария на 50 воспитанников и 2-классная образцовая школа на 75 учеников.

Нагрудный знак братства во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Нач. ХХ в.
Нагрудный знак братства во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Нач. ХХ в.

Нагрудный знак братства во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Нач. ХХ в.

Указы о веротерпимости нач. XX в., прежде всего манифест от 17 апр. 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости», разрешавший новообращенным переходить из Православия в исповедания, к которым они ранее принадлежали, ослабили позиции правосл. Церкви в Вост. Сибири, поскольку мн. крещеные буряты выразили желание перейти в буддизм. Это явление обсуждалось на Иркутском общесибир. миссионерском съезде в 1910 г. На съезде присутствовали 95 миссионеров, в т. ч. представители правосл. миссий Японии, Китая, Кореи, в работе съезда приняли участие 7 архиереев под председательством Иркутского и Верхоленского архиеп. Тихона (Донебина-Троицкого). Помимо проблемы массового выхода из Православия коренного населения на съезде рассматривались вопросы учреждения новых миссионерских школ и училищ и активизации переводческой деятельности духовных миссий. Иркутский съезд принял положение о том, что все виды миссионерского делания - проповедь, обучение, богослужение - должны совершаться на языке того народа, которому проповедуется Евангелие. Перед окончанием съезда его участники заслушали представление в Святейший Синод с ходатайством о канонизации Иркутского еп. Софрония (Кристалевского); прославление свт. Софрония совершилось на Поместном Соборе Русской Церкви 23 апр. 1918 г.

В 1912 г. паства Иркутской епархии насчитывала ок. 400 тыс. чел., что составляло 83,3% жителей Иркутской губ. В епархии имелось 326 церквей, 205 часовен и молитвенных домов, 4 монастыря. Клир епархии состоял из 283 священников, 77 диаконов, 262 псаломщиков. В 1917 г. в Иркутске действовали 35 церквей (включая домовые храмы и церкви при воинских частях), ДС, 2 ДУ (мужское и женское), в семинарии обучались ок. 150 воспитанников. К 1917 г. в епархии работали отд-ние Библейского об-ва, отд-ние Палестинского правосл. об-ва, церковный историко-археологический комитет.

Большую роль в епархиальной жизни в 1901-1918 гг. играло церковное братство во имя свт. Иннокентия, во главе которого с 1907 г. стоял Иркутский архиепископ (1-м председателем братства в 1901-1907 был прот. иркутского Богоявленского собора Ф. Ф. Верномудров). В 1907 г. в братстве состояли 400 чел. Главным направлением деятельности было просветительское. Братство способствовало открытию и благоукрашению храмов, создавало б-ки в приходах, устраивало религиозно-нравственные беседы и чтения, с 1905 г. занималось издательской деятельностью (выпускались «Братские листки», с 1906 «Записки Иркутского церковного братства во имя св. Иннокентия»). Благотворительный отдел братства содержал богадельню, при к-рой на средства братства был построен храм во имя свт. Иннокентия. В 1910 г. при братстве начала работу детская бесплатная столовая им. архиеп. Тихона с церковноприходской школой. В 1914 г. при братстве был учрежден отдел трезвости.

1917-1990 гг.

После установления в Вост. Сибири советской власти на Иркутскую епархию обрушились репрессии. В 1920 г. были закрыты Иркутская ДС и духовные уч-ща. 24 янв. 1921 г. в Вознесенском мон-ре были вскрыты мощи свт. Иннокентия (см. Вскрытие мощей), затем они были отправлены в музей Народного комиссариата здравоохранения в Москве. В 1921-1922 гг. проводилось изъятие церковных ценностей, начались массовое закрытие церквей и распространение в крае инспирированного властями раскола обновленчества. В 1928 г. на территории Иркутской епархии имелось 120 правосл. приходов, 68 приходов были обновленческими. Была существенно ограничена деятельность мон-рей, окончательно закрытых к нач. 30-х гг. Мн. представители духовенства подверглись арестам. В 1922 г. арестован и приговорен к расстрелу Иркутский архиеп. Анатолий (Каменский), приговор не был приведен в исполнение. Пытаясь препятствовать разрушению епархиального управления, священноначалие учреждало новые церковные структуры. Так, в 1924 г. было открыто Нижнеудинское вик-ство, просуществовавшее до лета 1929 г.

Церковь арх. Михаила (св. Харалампия) в Иркутске. 1775–1790 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (ИИМК)
Церковь арх. Михаила (св. Харалампия) в Иркутске. 1775–1790 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (ИИМК)

Церковь арх. Михаила (св. Харалампия) в Иркутске. 1775–1790 гг. Фотография. Нач. ХХ в. (ИИМК)

В 1931 г. указом обновленческого синода была образована Восточно-Сибирская митрополия с центром в Иркутске. В ее состав вошли Иркутская, Киренская, Читинская, Сретенская, Канская, Красноярская, Верхнеудинская, Якутская епархии, однако развития эта структура не имела и скоро прекратила существование. Иркутской обновленческой епархией управляли: Николай Чижов (1922-1923), Василий Виноградов (1923-1926), Илья Фокин (1927-1928), Владимир Злобин (1928-1930), Петр Добринский (1930-1931), Алексей Копытов (1931-1932), Константин Знаменский (1934-1938).

В 1933 г. в Иркутске оставалось 19 священников. В кон. 1937 г. в центре епархии действовали 4 храма, один из к-рых принадлежал обновленцам. В 1937-1938 гг. по безосновательным обвинениям 98 духовных лиц были расстреляны, а 17 отправлены в лагеря. На рубеже 30-х и 40-х гг. XX в. все правосл. храмы епархии были закрыты. В Иркутске последней была закрыта Преображенская ц., богослужения в которой прекратились в сент. 1940 г. После ареста в сент. 1937 г. Иркутского архиеп. Павла (Павловского) и вскоре последовавшей смерти архиерея в тюрьме Иркутская епархия оставалась вдовствующей более 10 лет.

В 1943-1948 гг. Иркутская кафедра находилась под управлением Новосибирского и Барнаульского архиеп. Варфоломея (Городцова). В мае 1943 г. было получено разрешение на открытие единственного в регионе храма - Крестовоздвиженской ц. в Иркутске. В 1943-1948 гг. решением Совета по делам РПЦ в Иркутской обл. верующим было возвращено 17 церквей, из к-рых действующими стали 15: Троицкую ц. в Иркутске (использовавшуюся под планетарий) и Успенскую ц. в с. Барлук (использовавшуюся как клуб) общинам не передали из-за противодействия местных властей. В 1943-1947 гг. были восстановлены следующие приходы: в Иркутске - Крестовоздвиженский (май 1943), Михаило-Архангельский (июнь 1945) и Знаменский (окт. 1945, являлся кафедральным собором в 1949-1999), в Тулуне - Николаевский (май 1945) и Покровский (июнь 1946), в Тельме - Казанский (дек. 1944), в Верхоленске - Воскресенский (1945), в Зиме - Николаевский (март 1945), в Листвянке - Николаевский (окт. 1945), в Буре - Петропавловский (март 1946), в Черемхове - Николаевский (июль-авг. 1946), в Слюдянке - Николаевский (дек. 1946), в Бодайбо - Христорождественский (окт. 1946), в Нижнеудинске - Николаевский (июнь 1946), в пос. Суетиха (ныне Бирюсинск) - Иннокентиевский (июнь 1947). Помимо названных приходов в ведении Иркутского архиепископа к нач. 50-х гг. XX в. состояли 2 прихода в Читинской обл. и 2 прихода в Бурят-Монгольской АССР. С 1945 г. в Иркутской епархии действовала свечная мастерская.

Восстановление церковной жизни в регионе позволило Свящ. Синоду 3 июня 1948 г. воссоздать Иркутскую епархию, к-рую возглавил вернувшийся из Харбина архиеп. Ювеналий (Килин 1948-1949). Архиеп. Ювеналий разделил епархию на 2 благочиннических округа: 1-й и 2-й Иркутские. Указом от 1 янв. 1949 г. он присвоил иркутской Знаменской ц. статус кафедрального собора. При архиеп. Ювеналии ежемесячно выходил «Бюллетень церковной жизни Иркутской епархии». Частыми были поездки архиепископа по епархии, активизировалась проповедническая деятельность духовенства.

Церковь во имя блж. Ксении Петербургской в пос. Юрты. Фотография. Нач. XXI в.
Церковь во имя блж. Ксении Петербургской в пос. Юрты. Фотография. Нач. XXI в.

Церковь во имя блж. Ксении Петербургской в пос. Юрты. Фотография. Нач. XXI в.

После архиеп. Ювеналия на Иркутскую кафедру взошел архиеп. Палладий (Шерстенников; 1949-1958). Он стремился увеличить число храмов и обеспечить их образованным духовенством. В 40-50-х гг. XX в. в Иркутской епархии действовал 31 храм. 9 июня 1949 г. архиеп. Палладию было поручено управление Хабаровской епархией (в Амурской обл., Хабаровском и Приморском краях и в Якутской АССР действовали 11 приходов; др. дальневост. регионы: Камчатская, Магаданская и Сахалинская области - до 1985 не имели правосл. приходов). В нач. 50-х гг. XX в. в Якутской АССР и в Хабаровском крае имелось по 2 прихода, в Амурской обл.- 4, в Приморском крае - 5 приходов. В 1949-1988 гг. Иркутские архиепископы управляли территорией площадью ок. 4 млн кв. км с весьма малым количеством и неравномерным распределением храмов (большинство находилось в Иркутской обл.). В 1955 г. архиеп. Палладий командировал 2 священников на Сахалин и Камчатку для организации приходов, но это действие было пресечено Советом по делам РПЦ. По благословению Патриарха Алексия I архиеп. Палладий в 1956 г. безрезультатно пытался добиться у гражданской власти разрешения на открытие в Иркутске семинарии. При архиеп. Палладии клир и миряне епархии участвовали в гос. займах для восстановления и развития народного хозяйства. Денежные отчисления из средств причта и из приходских касс постоянно возрастали: в 1949 г. они составили 81 825 р., в 1950 г.- 118 850 р., в 1951 г.- 190 625 р.

Иркутский архиеп. Вениамин (Новицкий; 1958-1973) стремился к независимости епархиального управления от светской власти. Владыка проводил самостоятельную кадровую политику, подвергал критике гос. атеистическую пропаганду, выступал с инициативой пересмотра навязанной Церкви гос-вом в 1961 г. реформы приходского управления. В 1965 г. архиеп. Вениамин подписал переданное Патриарху Алексию I «Заявление» группы архиереев, в к-ром предлагалось пересмотреть решения Архиерейского Собора РПЦ 18 июля 1961 г., касающиеся приходского управления. В 1970-1971 гг. архиеп. Вениамин обращался с таким предложением в предсоборную комиссию. Уполномоченные Совета по делам РПЦ по Иркутской обл. неоднократно предлагали своему руководству перевести архиеп. Вениамина в др. епархию.

В 60-х гг. XX в. в результате нового наступления на Церковь в Иркутской и Хабаровской епархиях были ликвидированы следующие приходы: Воскресенский в Верхоленске (1961), Петропавловский в Магдагачах Амурской обл. (1961), Успенский в Кяхте Бурятской АССР (1962), Георгиевский в Сретенске Читинской обл. (1963). Ранее, в 1956 г., был закрыт Петропавловский приход в Буре Иркутской обл. В Иркутской епархии осталось 26 действующих храмов. При архиеп. Вениамине оформилось деление управляемой им территории на 5 благочиннических округов: 1-й и 2-й Иркутские, Якутский, Хабаровский и Приморский, которое сохранялось до сер. 80-х гг. XX в.

13 июля 1958 г. в Иркутске состоялось торжество по случаю 40-летия прославления в лике святых Иркутского еп. Софрония, на которое прибыл Новосибирский и Барнаульский митр. Нестор (Анисимов). В 1960 г. архиеп. Вениамин направил 2 священнослужителей в Братск для поиска останков Иркутского еп. Иннокентия (Неруновича), погребенного в Братской пуст., территория к-рой попадала под затопление в связи со строительством Братской ГЭС. Архиеп. Вениамин добился разрешения властей на перезахоронение останков еп. Иннокентия на городском кладбище, прошедшее 1 окт. 1960 г. (14 окт. 2001 по благословению архиеп. Вадима (Лазебного) захоронение было перенесено в иркутский Знаменский монастырь). В 1977 г. праздновалось 250-летие Иркутской епархии.

В 80-х - нач. 90-х гг. XX в. количество общин в Иркутской и Хабаровской епархиях неуклонно росло. Были открыты приходы: в Иркутской обл.- Успенский в пос. Падун (ныне в черте Братска, 1981), в Усть-Илимске, Ангарске, Байкальске, Нов. Игирме, Братске, Михайловке, Тайшете, Усть-Куте, Киренске (1990); в Читинской обл.- в Шилке (1990); в Бурятской АССР - Успенский в Кяхте (1987), Троицкий в Улан-Удэ (1990); в Якутской АССР - в Нерюнгри (1989), в Чульмане, Витиме (1990); в Хабаровском крае - Успенский в Комсомольске-на-Амуре (1981), Петропавловский в Советской Гавани (1981); в Приморском крае - Михаило-Архангельский в Арсеньеве (1981), Христорождественский в Находке (1983), Успенский в Дальнереченске (1985); в Камчатской обл.- Петропавловский в Петропавловске-Камчатском (1985). Клир Иркутско-Хабаровской епархии состоял из 50 чел. в 1961 г., 54 чел. в 1971 г., 50 чел. в 1980 г. После назначения правящего архиерея на Хабаровскую кафедру штат духовенства Иркутской епархии уменьшился до 31 чел. в 1989 г. По инициативе архиеп. Хризостома (Мартишкина; 1984-1990) в 1989 г. в Иркутске было создано добровольное просветительское общество по возрождению духовности и русской культуры, при котором действовал лекторий.

1990-2011 гг.

В 1990 г. началось активное возрождение епархиальной жизни. 21 апр. 1994 г. решением Свящ. Синода в связи с образованием Читинской и Забайкальской епархии Иркутская епархия получила современные название и границы. Совр. епархиальное управление включает 10 отделов: по благотворительности и милосердию, по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, по пастырскому окормлению заключенных, по катехизации и религ. образованию, по реставрации, строительству и архитектурному надзору, по миссионерскому служению, по связям с общественностью, по правовому сотрудничеству, по борьбе с наркоманией и алкоголизмом, по делам молодежи.

Церковь в честь Рождества Христова в Иркутске. 1998–1999 гг. Фотография. Нач. XXI в.
Церковь в честь Рождества Христова в Иркутске. 1998–1999 гг. Фотография. Нач. XXI в.

Церковь в честь Рождества Христова в Иркутске. 1998–1999 гг. Фотография. Нач. XXI в.

В нач. 1990 г. в фондах Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника были обнаружены мощи свт. Иннокентия (Кульчицкого). 2 сент. 1990 г. они были возвращены в Иркутск, где их торжественно встретили духовенство и верующие; св. мощи были доставлены в иркутский Знаменский мон-рь. Начались передача епархии церковных зданий и имущества, реставрация храмов и возведение новых. Впервые в молодых крупных городах Иркутской обл. были построены величественные храмы: Свято-Троицкий - в Ангарске, Благовещенский - в Саянске, во имя Всех святых, в земле Российской просиявших,- в Усть-Илимске. Осенью 1993 г. возобновилась иноческая жизнь в иркутском Знаменском жен. мон-ре.

В 90-х гг. XX в. шло восстановление правосл. образования. В 1997 г. в И. и А. е. открылись 3 правосл. негос. образовательных учреждения: правосл. жен. гимназия Рождества Пресв. Богородицы и церковноприходская школа во имя свт. Софрония, еп. Иркутского,- в Иркутске и правосл. гимназия во имя свт. Иннокентия, митр. Московского,- в Братске. С 2000 г. в Ангарске действует правосл. школа во имя Св. Троицы. В течение 10 лет в Иркутской епархии проходят мероприятия, связанные с празднованием Дней слав. культуры и письменности (Кирилло-Мефодиевские чтения). С 2004 г. в Иркутске, Ангарске, Братске центрами этих празднований являются правосл. и светские школы, в к-рых преподают основы правосл. культуры. В 2007 г. Кирилло-Мефодиевским чтениям придан статус епархиальной научно-практической конференции школьников. С 2003 г. проводится епархиальный пасхальный фестиваль для детей из правосл. общеобразовательных и воскресных школ и из детских домов, охватывающий практически все сценические и концертные площадки Иркутска, городские музеи и выставочные залы. В епархии работают отд-ния Всероссийского правосл. молодежного движения, Орг-ции российских юных разведчиков (скаутов), детской общественной национальной орг-ции «Витязи». Особое внимание в И. и А. е. уделяется летнему отдыху детей. Первые детские летние лагеря открылись в 1999 г., в 2010 г. в Прибайкалье действовали 8 организованных епархией летних лагерей.

В окт. 2010 г. в И. и А. е. начали работу 2-годичные богословско-катехизаторские курсы для мирян. С 2003 г. при содействии отдела религ. образования Иркутской епархии на базе Иркутского ин-та повышения квалификации работников образования действуют курсы по преподаванию основ правосл. культуры для учителей. В 2006 г. подписано соглашение о сотрудничестве в сфере образования и духовно-нравственного воспитания между департаментом образования Иркутской обл. и И. и А. е. В 2007 г. в Иркутском гос. ун-те на базе кафедры отечественной истории и политологии и кафедры философии была открыта кафедра религиеведения.

В 1993 г. в Иркутске впервые прошли дни рус. духовности и культуры «Сияние России». Руководителем этого ежегодно проводимого мероприятия является писатель В. Г. Распутин. Иркутская епархия принимает активное участие в торжествах. Традиционной стала поездка участников мероприятия в с. Анга, на родину свт. Иннокентия (Вениаминова), митр. Московского и Коломенского, где стараниями Иркутской епархии и архитектурно-этнографического музея «Тальцы» открылся Дом-музей свт. Иннокентия.

Дом-музей свт. Иннокентия (Вениаминова), еп. Камчатского, в с. Анга. Фотография. Нач. XXI в.
Дом-музей свт. Иннокентия (Вениаминова), еп. Камчатского, в с. Анга. Фотография. Нач. XXI в.

Дом-музей свт. Иннокентия (Вениаминова), еп. Камчатского, в с. Анга. Фотография. Нач. XXI в.

С 1994 г. в декабрьские дни празднования памяти свт. Иннокентия (Кульчицкого) проводятся Иннокентиевские чтения, с 2007 г. чтения проходят раз в 2 года в форме научно-практической конференции. В 1995 г. учреждена ежегодная премия им. свт. Иннокентия Иркутского. В 2005 г. в епархии праздновалось 200-летие обретения мощей свт. Иннокентия. В преддверии этой даты было возрождено братство свт. Иннокентия, его устав с незначительными поправками повторяет устав дореволюционного объединения. В течение юбилейного года при активном участии братства был проведен ряд мероприятий, в частности, 3 сент.- 8 окт. 2005 г. состоялся миссионерский крестный ход, когда мощи святителя провезли в вагоне-храме от Иркутска по БАМ до Владивостока и затем по Транссибирской магистрали через Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, Читу, Улан-Удэ обратно в Иркутск. Была издана посвященная святителю книга (Первосвятитель Иркутский еп. Иннокентий I (Кульчицкий) / Сост. В. В. Сидоренко. Иркутск, 2006) и снят фильм («Святитель Иннокентий Иркутский», авторы М. Аристова, М. Филатова. ИГТРК, 2005).

В И. и А. е. издаются газеты: «Верую», «Сретение», «Неофит», «Гимназистка» (Иркутск), «Усть-Илимский ковчег» (Усть-Илимск), «Братск православный», «Братский православный вестник» (Братск), «Православный вестник Байкальска» (Байкальск), «Сретение» (Усть-Кут), «Благовестник» (Саянск), «Сельский храм» (с. Оёк), «Никольский вестник» (Слюдянка), миссионерский листок «Чуна православная» (пос. Чунский), приходские вкладки в районные газеты городов Железногорск-Илимский и Бодайбо.

В 2005 г. был создан епархиальный интернет-портал. На обл. телевидении выходят церковные программы: «Путь к Отчему дому», «Воскресение», «Ковчег», «Церковный календарь», еженедельная передача «Беседы о религии». В 2007-2010 гг. по обл. телевидению были показаны 7 фильмов, посвященных Иркутской епархии («Батюшкины дети», «Крещение тофов», «Обретение святыни», «Земля обетованная», «Русский сезон», «Крестоходцы», «Песни русского воскресения», реж. О. В. Лакина). Еженедельно на обл. радио выходит в эфир программа «Православные беседы».

В 2000-х гг. оформились основные направления социального служения епархии. С мая 2000 г. в Иркутске действует душепопечительный реабилитационный центр во имя свт. Иннокентия для страдающих наркозависимостью и алкоголизмом. Епархиальный социальный отдел с 2001 г. окормляет реабилитационный центр им. В. И. Дикуля для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата в Иркутске, при центре действует часовня во имя прп. Илии Муромца. Делегация инвалидов-колясочников в мае 2007 г. доставила в часовню из Киево-Печерской лавры икону с мощами прп. Илии Муромца. Осенью 2003 г. при храме блж. Ксении Петербургской в пос. Юрты Тайшетского р-на был организован приют для детей-сирот. В 2006 г. при иркутском храме блж. Ксении было создано сестричество патронажных сестер. Сестричество опекает городской дом ребенка, дом инвалидов и хоспис. При всех крупных больницах и домах престарелых открыты часовни. 18 мая 2008 г. при Благовещенском храме Саянска открылся Дом милосердия для онкобольных на 20 мест. В 2008 г. епархиальный социальный отдел совместно с благотворительным фондом «Меценат» организовал в Иркутске столовую для неимущих. Такие столовые действуют при иркутском Крестовоздвиженском храме, при Успенском храме в Ангарске, при Благовещенском храме в Саянске. По договоренности между Восточно-Сибирской железной дорогой и И. и А. е. в поезде медицинской диагностики «Федор Углов» устроен миссионерский вагон-храм во имя свт. Иннокентия Иркутского. В 2010 г. совершено 14 двухнедельных поездок, каждая включала 7-10 населенных пунктов Иркутской обл. В рамках договора о сотрудничестве между И. и А. е. и ГУФСИН по Иркутской обл. 19 священников окормляют все 24 исправительных учреждения Иркутской обл. С 1994 г. в исправительных учреждениях построено 9 храмов, 9 домовых церквей и 6 часовен, проводятся семинары иконописи и курсы церковного пения.

Святыни и крестные ходы

Начало крестного хода с мощами свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Фотография. 2010 г.
Начало крестного хода с мощами свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Фотография. 2010 г.

Начало крестного хода с мощами свт. Иннокентия, еп. Иркутского. Фотография. 2010 г.
В Иркутске почиталась чудотворная Казанская икона Божией Матери. Чтимый ее список с 20-х гг. XVIII в. находился в кафедральном Богоявленском соборе, от него происходили многочисленные чудотворения. С сер. XVIII в. ежегодно в мае - июне совершались крестные ходы с чудотворной иконой по угодьям сел Куды, Оёк, Урика, а также по трактам Московскому, Якутскому и Кругобайкальскому. К чудотворному образу прибегали в различных ситуациях. В Иркутской летописи описан крестный ход 23 авг. 1797 г. из Богоявленского собора к колокольному заводу. На заводе были сделаны 2 неудачные попытки изготовить большой колокол для Богоявленского собора, после усердного моления перед Казанской иконой колокол удалось отлить. В 1894 г. на центральной Тихвинской пл. (ныне пл. им. Кирова) было закончено строительство Казанского собора, сооруженного на средства иркутского купца Е. А. Кузнецова; чудотворная икона была перенесена в новопостроенный собор. 28 окт. 1794 г. икона была обложена серебряным с драгоценными камнями окладом, выполненным московскими ювелирами. В 1922 г. драгоценный оклад был конфискован наряду с 2023 предметами из драгоценных металлов и камней, изъятыми из иркутских храмов. Чудотворная Казанская икона в 20-х гг. XX в. была записана иркутским худож. К. И. Померанцевым, в наст. время хранится в Иркутском обл. художественном музее.

Казанская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)
Казанская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)

Казанская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)

В 20-х гг. XVIII в. в устье р. Голоустной на сев. берегу Байкала был явлен резной образ свт. Николая Можайского. Иноки Посольского мон-ря поставили на этом месте часовню, в к-рой поместили найденную икону. Позднее ее перенесли в Посольский мон-рь; когда лед покрывал Байкал, образ с крестным ходом приносили на неск. дней в часовню. В 1760 г. близ дер. Мука (ныне пос. Семигорск Нижнеилимского р-на) была построена деревянная часовня во имя свт. Николая Чудотворца, где находилась чтимая чудотворная икона святителя. По преданию, образ был обретен зверопромышленниками в лесу на дереве, неск. раз образ уносили в деревню, но он возвращался на место, где был найден, и здесь была построена часовня. Об этой иконе существовало др. предание, согласно к-рому она была вывезена в кон. XVII в. из Албазинского острога (см. Албазинцы). В 1864 г. вместо ветхой часовни была сооружена деревянная церковь, приписная к илимской Спасской ц. В наст. время чудотворная икона свт. Николая хранится в правосл. семье в Усть-Илимском р-не.

Крестные ходы в Иркутской епархии известны с XVIII в., они совершались в престольные праздники или были связаны с местными святынями и выдающимися событиями церковной и общественной жизни. Начиная с 1805 г. ежегодно 9 февр., в день памяти обретения мощей свт. Иннокентия Иркутского, совершался крестный ход из всех церквей города в Вознесенский мон-рь, в крестном ходе участвовали Казанская икона Божией Матери и образ свт. Иннокентия. После постройки в 1877 г. часовни во имя свт. Иннокентия появилась традиция крестного хода из кафедрального собора к часовне в день памяти свт. Иннокентия - 26 нояб. С 1866 г. ежегодно 4 апр., в день неудавшегося покушения на имп. Александра II Николаевича, совершался крестный ход из Богоявленского собора на Штабную пл.

Традиция крестных ходов в Иркутской епархии возродилась в 90-х гг. XX в. Помимо крещенских и пасхальных крестных ходов в Иркутске ежегодно проводятся крестные ходы в дни памяти свт. Иннокентия и в дни рус. духовности и культуры «Сияние России». 9-16 июля 2007 г. состоялся крестный ход, маршрутом которого стал зап. отрезок БАМ. Участвовавшие в крестном ходе сотрудники миссионерского отдела И. и А. е. посетили 11 станций магистрали, освятили все вагонные депо и вокзальные комплексы на пути следования. Крестный ход сопровождали святыни Иркутской епархии - икона Божией Матери «Знамение» и икона свт. Иннокентия Иркутского с частицей его св. мощей.

Архиереи

еп. св. Иннокентий (Кульчицкий; 15 янв. 1727 - 27 нояб. 1731); еп. Иннокентий (Нерунович; 5 июня 1732 - 26 июля 1747); еп. св. Софроний (Кристалевский; 18 апр. 1753 - 30 марта 1771); еп. Михаил (Миткевич; 2 авг. 1772 - 1 авг. 1789); еп. Вениамин (Багрянский; 9 дек. 1789 - 8 июня 1814); еп. Михаил (Бурдуков; 18 окт. 1814 - 5 июня 1830; с 1826 архиепископ); архиеп. Ириней (Нестерович; 26 июля 1830 - 28 июня 1831); архиеп. св. Мелетий (Леонтович; 18 июля 1831 - 22 июня 1835); архиеп. Иннокентий (Александров; 22 июня 1835 - 23 апр. 1838); архиеп. Нил (Исакович; 23 апр. 1838 - 24 дек. 1853); архиеп. Афанасий (Соколов; 24 дек. 1853 - 3 нояб. 1856); архиеп. Евсевий (Орлинский; 3 нояб. 1856 - 29 авг. 1860); архиеп. Парфений (Попов; 13 сент. 1860 - 21 янв. 1873); архиеп. Вениамин (Благонравов; 31 марта 1873 - 2 февр. 1892); архиеп. Тихон (Донебин-Троицкий; 23 марта 1892 - 28 июня 1911); архиеп. Серафим (Мещеряков; 25 июля 1911 - 16 дек. 1915); архиеп. Иоанн (Смирнов; 13 янв. 1916 - 3 дек. 1918); еп. Зосима (Сидоровский; дек. 1918 - 13 апр. 1920; 24 авг.-окт. 1922, вторично); архиеп. Иаков (Пятницкий; 29 мая - 12 июля 1920); архиеп. Анатолий (Каменский; 12 июля 1920 - 13 июля 1922; 24 июля - авг. 1924, вторично); архиеп. Гурий (Степанов; февр.-июль 1924); еп. Иоанн (Братолюбов; июль-авг. 1924), еп. сщмч. Кирилл (Соколов; 11 сент. 1924 - 9 (?) окт. 1925); Киренский еп. Ираклий (Попов; окт. 1925 - сент. 1926; сент. 1926 - 18 нояб. 1926, в. у.); Охотский еп. Даниил (Шерстенников; 18 нояб. 1926 - 1927, в. у.); Нижнеудинский архиеп. Киприан (Комаровский; 15 сент. 1927 - 1928, в. у.); Спасский еп. Варсонофий (Лузин; май 1928 (по др. сведениям, 24 апр. 1929) - 25 июня 1930, в. у.); архиеп. Дионисий (Прозоровский; 25 июня 1930 - 16 июня 1933); архиеп. Павел (Павловский; 16 июня 1933 - 24 нояб. 1937); Новосибирский архиеп. Варфоломей (Городцов; 1943-1948, в. у.); архиеп. Ювеналий (Килин; 3 июня 1948 - 21 февр. 1949); архиеп. Палладий (Шерстенников; 21 февр. 1949 - 20 февр. 1958); архиеп. Вениамин (Новицкий; 20 февр. 1958 - 31 мая 1973); архиеп. Владимир (Котляров; 31 мая 1973 - 17 апр. 1975); еп. Серапион (Фадеев; 17 апр. 1975 - 24 апр. 1980; с 9 сент. 1979 архиепископ); еп. Мефодий (Немцов; 27 апр. 1980 - 16 июля 1982); архиеп. Ювеналий (Тарасов; 16 июля 1982 - 26 дек. 1984); архиеп. Хризостом (Мартишкин; 26 дек. 1984 - 26 янв. 1990); еп. Вадим (Лазебный; с 4 февр. 1990; с 25 февр. 2000 архиепископ).

Монастыри

Действующий

Знаменский (женский, в Иркутске, основан в 1689, закрыт в 1929, возобновлен в 1993-1994).

Упраздненные

Киренский Свято-Троицкий мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.
Киренский Свято-Троицкий мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.

Киренский Свято-Троицкий мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.
киренский Свято-Троицкий (мужской, в г. Киренске, основан в 1663, закрыт в 20-х гг. XX в.), Братская Спасская пуст. (мужская, близ г. Братска, основана в 1671, закрыта и разрушена в 1769), Вознесенско-Иннокентиевский (мужской, в с. Подгородно-Жилкино под Иркутском, основан в 1672, закрыт в 20-х гг. XX в.), нижнеудинская Спасская пуст. (мужская, в г. Нижнеудинске, основана ранее 1691 (?), закрыта ранее 1764), Князь-Владимирский во имя равноап. кн. Владимира (мужской, близ Иркутска, основан в 1903, закрыт в 1922), скит во имя арх. Михаила (мужской, на ст. Иннокентьевская близ Иркутска, основан в нач. XX в., приписной к Князь-Владимирскому мон-рю, закрыт в 20-х гг. XX в.), скит во имя святителей Гурия Казанского и Варсонофия Тверского (женский, в дер. Худяково (ныне Иркутского р-на), основан в нач. ХХ в., приписной к иркутскому Знаменскому жен. мон-рю, закрыт в 20-х гг. XX в.).

Ранее входившие в Иркутскую епархию

Спасо-Преображенский (мужской, в Якутске, основан в 1662, закрыт в 20-х гг. XX в.), Посольский в честь Преображения (мужской, в с. Посольском, совр. Бурятия, основан в 1687, с 1900 женский, закрыт в кон. 20-х гг. XX в., восстановлен в 2000, входит в Читинскую епархию), Селенгинский во имя Св. Троицы (мужской, на территории совр. Бурятии, основан в 1681, закрыт в 20-х гг. XX в.), Успенский (мужской, в Нерчинске, основан в 1706, закрыт в 1773), Покровская пуст. (мужская, близ Якутска, упом. в 1731, закрыта в 1764, приписная к якут. Спасскому мон-рю), Успенская пуст. (мужская, упом. в 1731, закрыта в 1764, приписная к якут. Спасскому мон-рю), Чикойский во имя св. Иоанна Предтечи (мужской, совр. Кяхтинский р-н Бурятии, основан в 1820, с 1835 скит, закрыт в 20-х гг. XX в.), Нилова Туранская пуст. во имя прп. Нила Столобенского (мужская, на Туранских минеральных водах, ныне одноименная курортная местность близ пос. Ниловка Тункинского р-на Бурятии, основана в 1845-1851, приписная к Иркутскому архиерейскому дому, закрыта в 20-х гг. XX в.).

Арх.: ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 180, 324, 483, 634, 894.
Лит.: Никодим (Лебедев), архим. Описание иркутского Вознесенского первокл. муж. мон-ря, составленное на основании монастырских актов. СПб., 1840; Громов П. В., прот. Начало христианства в Иркутске и св. Иннокентий, 1-й еп. Иркутский: его служение, управление, кончина, чудеса и прославление. Иркутск, 1868; Парфений (Попов), архиеп. Сведения об Иркутском отделении духовной миссии за 1866 г. // Тр. правосл. миссий Вост. Сибири. Иркутск, 1883. Т. 1: 1862-1867 гг. С. 250-316; Большаков Д. Краткий очерк правосл. миссионерства по Иркутской епархии с 1861 по 1873 гг. // Там же. 1884. Т. 2: 1868-1872 гг. С. 550-555; Мелетий (Якимов), еп. Иркутская духовная миссия в 1875 г. // Там же. 1885. Т. 3: 1873-1877 гг. С. 306-362; Корелин В., прот. Сведения об иркутском Знаменском жен. мон-ре, почерпнутые из описи означенного мон-ря, составленной в 1764 г. // Иркутские ЕВ. 1890. Приб. № 14. С. 1-7; № 15. С. 1-8; № 17. С. 1-5; № 20. С. 1-7; № 21. С. 1-8; № 24. С. 1-6; № 25. С. 1-5; № 26. С. 1-4; № 27. С. 10-12; Флоренсов В. Н., свящ. Из истории переводческого дела в Иркутской епархии. Иркутск, 1908; Иркутская летопись. Иркутск, 1911-1914. 2 т. (Тр. Вост.-Сиб. отд. РГО; № 5, 8); Варфоломей (Городцов), архиеп. Сибирские святители-чудотворцы: Свт. Иннокентий, 1-й Иркутский еп. // ЖМП. 1948. № 2. С. 31-39; № 3. С. 26-30; он же. Свт. Софроний, еп. Иркутский. Из жизни епархий: Иркутская епархия // Там же. 1952. № 12. С. 48; 1958. № 7. С. 12; 1981. № 2. С. 25; 1982. № 5, 6, 10, 12; 1983. № 9. С. 22; Просвирнин А., прот. Свт. Софроний, еп. Иркутский, всея Сибири чудотворец // ЖМП. 1971. № 9. С. 67-78; Копылов А. Н. Очерки культурной жизни Сибири XVII - нач. XIX в. Новосиб., 1974; Соколов Н., прот., Пивоваров Б., протодиак. Краткий очерк истории Иркутской епархии (в связи с 250-летием) // ЖМП. 1977. № 12. С. 58-65; Серапион (Фадеев), архиеп. Празднование 250-летия Иркутской епархии // Там же. С. 10-13; Иркутские иконы: Кат. / Сост., вступ. ст.: Т. А. Крючкова. М., 1991; Яковлев Г., свящ., Сирин А. Д. Нетленные мощи свт. Иннокентия возвращены в Иркутск // ЖМП. 1991. № 2. С. 24-27; Иркутское барокко / Сост., вступ. ст.: Т. А. Крючкова. М., 1993; Бычков О. Непопранная святость: К истории возвращения мощей свт. Иннокентия в Иркутск // Иркутская старина. Иркутск, 1994. Вып. 2. С. 12-17; Романов Н. С. Летопись г. Иркутска за 1902-1924 гг. / Сост., предисл. и примеч.: Н. В. Куликаускене. Иркутск, 1994; Наумова О. Е. Иркутская епархия, XVIII - 1-я пол. XIX в. Иркутск, 1996; Смолич. История РЦ. Ч. 1. С. 659-665, 670-683; Сибирская икона: Альбом. Омск, 1999; Калинина И. В. Правосл. храмы Иркутской епархии XVII - нач. ХХ в. М., 2000; Лыхин Ю. П., Крючкова Т. А. Иконописцы, мастера и художники Иркутска (XVII в.- 1917 г.): Биобиблиогр. слов. Иркутск, 2000; Иркутская летопись, 1661-1940 гг. / Сост., авт. предисл. и примеч.: Ю. П. Колмаков. Иркутск, 2003; Дулов А. В., Санников А. П. Правосл. Церковь в Вост. Сибири в XVII - нач. XX в. Иркутск, 2006; Смолина И. В. Архиереи Иркутско-Читинской епархии в 1948-1990 гг. // Земля Иркутская. 2006. № 3. С. 36-39; она же. Возобновление деятельности православных приходов Иркутской области в 1940-1950-х гг. // Там же. 2007. № 2. С. 74-83; она же. Иркутская епархия в системе гос.-церк. отношений в 1940-е - 1980-е гг.: АКД. Иркутск, 2010; Акулич О. А., Крючкова Т. А., Полунина Н. М. Во имя Спаса Нерукотворного образа: Докум. повествование о жизни первого каменного храма г. Иркутска, 1706-2006 гг. Иркутск, 2008; Бажков С., свящ. Иркутская епархия в советское время (в печати).
Т. А. Крючкова, игум. Максимилиан (Клюев), О. А. Павлова, И. В. Смолина

Архитектура

До нач. XVIII в. на территории совр. И. и А. е. велось только деревянное строительство; постройки XVII-XVIII вв. практически не сохранились, немного известно и о формах исчезнувших сооружений. Неск. ранних небольших храмов сохранялось до сер. ХХ в. в уникальном ансамбле Илимского острога (Нижнеилимский р-н). Небольшая навесная часовня Спасской башни (1667) и Казанская ц. (1679) завершаются продольной бочкой; оба храма реставрированы и перенесены в Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы». Введенская ц. (1673 или 1696, уничтожена в 1949) завершалась 2 главами на поперечной бочке; ц. Рождества св. Иоанна Предтечи (1704 или 1707, утрачена после 1956) - вытянутым в ширину четвериком с 2-скатным покрытием. В киренском Троицком мон-ре была построена огромная 9-главая надвратная ц. св. Иоанна Предтечи (1693-1699, разобрана, вероятно, в сер. XIX в.). Ее изображения неизвестны, но сохранились восторженные отзывы современников, напр. Нила (Исаковича), еп. Иркутского (1838): «Вообще, здание это таково, что в средние века в каждом городе и аббатстве нашло бы оно для себя почетное место» (цит. по: Калинина. 2000. С. 286). Редким, если не уникальным, было завершение Богоявленской ц. в Верхоленске (Качугский р-н; 1718, утрачена после 1925) - 2 крещатыми бочками, верхняя из к-рых была поставлена по диагонали к нижней. Среди шатровых храмов епархии выделялся монументальный (до 40 м в высоту) храм Богоявления в Знаменке (Жигаловский р-н, 1731, разобран в 1932) - типа восьмерик на четверике, с дополнительными главами на углах четверика и с 2 алтарными апсидами.

Спасская ц. в Иркутске. 1706–1710 гг. Фотография. 2006 г.
Спасская ц. в Иркутске. 1706–1710 гг. Фотография. 2006 г.

Спасская ц. в Иркутске. 1706–1710 гг. Фотография. 2006 г.

Формы нарышкинского стиля проникают в епархию, как и в большинство городов Сибири, вместе с началом каменного строительства после 1700 г. В 1701 г. в Иркутск из Верхотурья был прислан московский подмастерье каменных дел Моисей Долгих, артель к-рого возвела первые каменные здания Иркутска - приказную избу (1702-1704, не сохр.) и Спасскую ц. (1706-1710). Храм принадлежит к самому распространенному типу бесстолпных 5-главых приходских церквей (Беседина. 1990. С. 24; сейчас храм имеет 1 главу). Он 2-этажный, с трапезной, первоначально имел гульбище. Каменный Богоявленский собор вместо сгоревшего в 1716 г. деревянного был заложен в 1718 г. и в целом завершен в 1731 г., но освящен лишь в 1746 г. Это был типичный храм восьмериком на четверике, с отдельным объемом сев. придела во имя апостолов Петра и Павла (освящен в 1724) и с шатровой колокольней (1729, шатер рухнул в 1742, реконструирован при реставрации 1967-1985). Зодчие ориентировались на Троицкий собор в Верхотурье (1703-1710), по образцу к-рого было сделано пятиглавое завершение восьмерика (по-видимому, также по сторонам света); уже в сер. XVIII в. пятиглавие было заменено 1 главой.

Казанская ц. (1679) с Илименского острога (Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы»)
Казанская ц. (1679) с Илименского острога (Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы»)

Казанская ц. (1679) с Илименского острога (Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы»)

Строительство первых храмов не привело к созданию местной традиции, к-рая начала складываться только в кон. 40-х - 50-х гг. XVIII в. В этот период в городе возводилось сразу 7 каменных церквей, наиболее важной из к-рых является Крестовоздвиженская (Крестовская) ц. (по посвящению престолов главного храма первоначально называлась Троице-Сергиевской). Она была построена в 1747-1760 гг. на средства иркутского посадского Ивана Амосова и полностью сохранилась, включая единственное во всей Сибири убранство интерьера XVIII в. Одноэтажный храм состоит из основного объема, 5-гранной апсиды, трапезной с 2 пространственно выделенными объемами приделов (3-й, обширный сев. придел пристроен в 1779) и колокольни над притвором. Живописная композиция храма сложна, сочетание объемов уникально для рус. архитектуры: четверик завершен 2 малыми восьмериками, приделы - большими восьмериками, 5-ярусная колокольня имела 3 восьмерика, верхний из к-рых завершался шпилем (в 1897 заменен подобием шатра; первоначально это была 1-я нешатровая колокольня в епархии). Кровли над восьмериками храма, приделов и колокольни имели изначально укр. очертания, характерные для архитектуры Сибири сер. XVIII в. В то же время такие композиционные особенности, как 2 вертикализированных малых восьмерика в завершении основного храма и симметрично расположенные трапезные приделы, говорят о принадлежности храма к устюжской традиции нарышкинского стиля. О происхождении мастеров из Вел. Устюга свидетельствует и иконография декора храма. В то же время изощренная детализированность кирпичного узорочья не находит аналогов в рус. архитектуре: «Обтесывая и укладывая кирпич и впрямь, и вкось, вытесывая колонки и балясы, и устраивая хитро сплетенные карнизы, зодчие достигали поразительного эффекта» (Грабарь. 1911. С. 137); «…под влиянием соседей [русские мастера Сибири] доходили в обработке стен до оргиастических безумств, разливая поток узорочья во все многосаженное поле» (Болдырев-Казарин. 1924. С. 8). Характер декора выдает руку местных бурят. мастеров, участие к-рых подтверждается документально (Оглы. 1979. С. 167).

Троицкая ц. в Иркутске. 1754/59–1778 гг. Фотография. 2000 г.
Троицкая ц. в Иркутске. 1754/59–1778 гг. Фотография. 2000 г.

Троицкая ц. в Иркутске. 1754/59–1778 гг. Фотография. 2000 г.

Все последующие каменные храмы города вплоть до 70-х гг. XVIII в. (сельские каменные храмы на территории Иркутской и Нерчинской епархии в это время не строились) также находят аналоги в устюжской архитектурной традиции, каждый раз по-новому сочетая характерные для нее объемно-пространственные композиции. Декор их варьирует мотивы Крестовской ц., но, за редкими исключениями, в упрощенном варианте. Не меньшую изощренность декор имел лишь в ц. святых Прокопия и Иоанна Устюжских (1744-1767, перестроена после 1879, снесена в 30-х гг. ХХ в.), построенной на средства устюжанина Михаила Глазунова. Основной, 2-этажный объем завершался малым восьмериком, 2-этажный сев. придел - большим восьмериком. Еще один (5-й) престол располагался в верхнем четверике колокольни, его апсида - на крыше трапезной. Очень редкую композицию - 2 восьмериками от земли - имел одноэтажный собор иркутского в честь Вознесения Господня мон-ря (1749-1767, разобран в 1863); 5-ярусная колокольня примыкала непосредственно к восьмерику, без трапезной. Декор был очень сложным, но судить о его качестве нельзя, т. к. храм известен лишь по рисункам и чертежу 1859 г. Определенное сходство с Вознесенским собором имеет композиция Троицкой ц. (1754/59-1778) - 2 больших восьмерика на 2 четвериках. Симметричные приделы здесь не выделены в объеме трапезной, но увенчаны малыми восьмериками, так же как и апсида. Выразительный декор храма близок к декору предыдущих памятников. Увенчанная куполом со шпилем 5-ярусная колокольня храма близка к возведенной в то же время колокольне Спасской ц. (1758-1762). Последний памятник с нарышкинским декором рассматриваемого типа - ц. Владимирской иконы Божией Матери (1775-1780, облик полностью искажен перестройками). Она имела традиц. композицию - 2-этажный основной объем с трапезной и 5-ярусной колокольней по оси, с 2-этажным объемом придела с сев. стороны. Четверик был увенчан 5 главами, вероятно под влиянием композиций тобольского барокко, прежде всего Воскресенской (праведных Захарии и Елисаветы) ц. в Тобольске (1759-1776).

Тихвинская ц. в Иркутске. 1754–1773 гг., не сохр. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Тихвинская ц. в Иркутске. 1754–1773 гг., не сохр. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Тихвинская ц. в Иркутске. 1754–1773 гг., не сохр. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Иной характер имеет собор иркутского Знаменского мон-ря (1757-1762?), завершенный малым восьмериком; он меньше упомянутых построек и не столь оригинален в отношении композиции или декора. Он был построен, по-видимому, вновь приехавшими из Вел. Устюга мастерами, относящимися к артели, к-рая возводила Сергиевскую ц. в Дымковской слободе (1739-1747). Те же мастера могли построить и один из самых больших иркутских храмов - Тихвинской иконы Богородицы (1754-1773, снесен в 30-х гг. ХХ в.); он имел того же ктитора - иркутского купца Ивана Бечевина. Композиция Тихвинского храма нестандартна: 2-этажный четверик главного храма переходил в большой восьмерик, над к-рым возвышался малый восьмерик; с запада к храму примыкали трапезная с увенчанным малым восьмериком приделом и ярусная колокольня, завершенная куполом со шпилем.

Если в каменном зодчестве влияние форм укр. построек проявлялось в завершениях, и то не всегда, то в деревянном строительстве в 30-90-х гг. XVIII в. оно было определяющим. На территории епархии были широко распространены одноглавые храмы типа восьмерик на четверике (восьмерик был заметно уже четверика и завершался украинской кровлей-«баней») с трапезной и отдельно стоящей колокольней. Первым известным храмом подобного типа был Успенский в Тулуне (1734-1740, разобран в 1903). Храмы имели подклет, часто полноценный нижний этаж и гульбище с высоким крыльцом (Троицкий в Зиме, 1777, разобран в 1895; Вознесенский в Качуге, 1784, разобран в 1930). Колокольни обычно завершались «баней», но иногда строились и шатровые (Никольская ц. в с. Бадай Усольского р-на, 1774, полностью перестроена ок. 1880). У некоторых 2-этажных храмов нижняя апсида была намного вынесена на восток, что придавало композиции пирамидальный характер, как в Никольской ц. в Кривой Луке (Киренский р-н, 1788, разобрана в 1852) и в Спасской ц. в Илимске (Нижнеилимский р-н, 1787, разрушена в 30-х гг. ХХ в.), имевшей на нижнем этаже 2 симметричные апсиды. Встречались варианты чисто украинских композиций - 3-частной (надвратная Владимирская ц. (с 1853 Никольская) киренского Троицкого монастыря, 1758, освящена в 1785, сгорела в 1931) и 5-частной (Воскресенская ц. в Верхоленске, 1792-1795, разобрана в 1937). Покровская ц. в Бирюльке (Качугский р-н, 1790-1795, разрушена в 30-х гг. ХХ в.) имела редкую композицию - с 2 большими восьмериками и огромной «баней» в завершении, а также с дополнительной «баней» над центром трапезной.

Владимирская (Никольская) надвратная ц. (1758, не сохр.) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Литография. XIX в.
Владимирская (Никольская) надвратная ц. (1758, не сохр.) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Литография. XIX в.

Владимирская (Никольская) надвратная ц. (1758, не сохр.) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Литография. XIX в.

С 80-х гг. XVIII в. по 10-е гг. XIX в. каменная архитектура на территории епархии развивалась под влиянием барокко, причем в этот период разворачивается строительство каменных сельских храмов. Возведение Михаило-Архангельской (Харалампиевской) ц. в Иркутске (1775-1790, утрачены венчание и колокольня) обозначило разрыв с местной декоративной традицией, что было отмечено и современниками: «...каменна, нова, нынешняго манира» (Описание Иркутского наместничества. 1988. С. 67). Сложный, сочный, отличающийся богатой светотеневой игрой декор сменился здесь скромными плоскостными формами, наиболее характерной из которых стали рокайльные картуши нижнего этажа, свидетельствующие об участии в строительстве мастеров из Тотьмы; в это время она имела тесные торговые связи с Сибирью. Верхний этаж строился, по-видимому, уже местными мастерами: они упростили форму картуша и превратили его из контурного в сплошной, но стали использовать не только в качестве филенки, но и в качестве наличника. Этот скромный, плоскостный декор станет характерным признаком барочных храмов в Иркутской и Нерчинской епархии и в Забайкалье. (Из этой традиции выпадает Покровская ц. в Нижнеилимске (1804-1809, разобрана в 30-х гг. XX в.), построенная в стилистике тобольского барокко, очевидно, енисейскими мастерами.) Композиция ц. арх. Михаила традиционна для Иркутска: 2-этажные объемы храма и придела с малыми восьмериками в завершении, трапезная и ярусная колокольня со шпилем по оси. Новшеством являются полуциркульные полуглавия, украсившие центральные прясла стен четверика. Почти идентичен этой церкви верхний храм ц. Спаса Нерукотворного в с. Урик (Иркутский р-н, 1775-1796?); его нижний этаж построен еще в нарышкинской стилистике. Сходную композицию основного объема имела одноэтажная Воскресенская ц. в Нижнеудинске (1780-1785, разобрана в 1936); вместо полуглавий в лотках свода здесь были устроены люкарны.

Церковь Преображения Господня в Иркутске. 1795–1811 гг. Фотография. 2000 г.
Церковь Преображения Господня в Иркутске. 1795–1811 гг. Фотография. 2000 г.

Церковь Преображения Господня в Иркутске. 1795–1811 гг. Фотография. 2000 г.

Барочные храмы епархии отличаются разнообразием объемно-пространственных композиций. Строятся «двойные» храмы с равными (Сретенский в Бельске, Черемховский р-н, 1786-1788, сохр. в руинах) или почти равными (Успенский в иркутском Вознесенском мон-ре, 1780-1783) апсидами. Возводится единственный в епархии классический храм «кораблем» (2-этажный, с колокольней и неширокой трапезной по оси, без приделов) - 5-главая ц. Спаса Нерукотворного в Балаганске (1787-1807, снесена в 1932). Ильинская ц. в с. Анга (Качугский р-н, 1804, снесена в 1933) имела характерное для сер. XVIII в. завершение 2 убывающими восьмериками и «вздутой» кровлей украинского типа. Иркутская ц. Благовещения (1785-1804, разобрана после 1879) повторяет композицию Тихвинской ц. (малый восьмерик на большом восьмерике), что, возможно, связано с ее возведением на фундаментах 1758 г., заложенных на средства ктитора Тихвинской ц. Бечевина. При той же композиции в ц. Преображения в Иркутске (1795-1811) прихотливая барочная кровля с люкарнами заменена строгой 8-лотковой кровлей, что придало постройке иной облик; по ее образцу было возведено несколько сельских храмов. Собор иркутского Вознесенского мон-ря послужил образцом для ряда храмов, возведенных восьмериком от земли, которые помимо этого монастыря строились и в селах (ц. Успения в с. Оёк, Иркутский р-н, 1812-1845). В упомянутом монастыре была построена и единственная в епархии 7-главая ц. Смоленской иконы Божией Матери (1795-1809, полностью перестроена в 1837-1841).

Троицкая ц. (1790–1817) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Фотография. Нач. ХХ в.
Троицкая ц. (1790–1817) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Фотография. Нач. ХХ в.

Троицкая ц. (1790–1817) киренского Свято-Троицкого мон-ря. Фотография. Нач. ХХ в.

С нач. XIX в. в архитектуру храмов епархии начинают проникать формы классицизма, причем механизмы этого проникновения те же, что и в др. регионах России. Полуглавия приобретают треугольную форму (ц. Благовещения в Косой Степи, Ольхонский р-н, 1795-1804, разрушена в 30-х гг. ХХ в.) или даже отделяются карнизом (ц. Спаса Нерукотворного в с. Петропавловском, Киренский р-н, 1801-1820, разрушена в 30-х гг. ХХ в.). Затем полуглавие заменяется фронтоном и оформление фасада - пилястровым портиком (верхний этаж Троицкой ц. киренского Свято-Троицкого монастыря, 1790-1817, разрушен после 1944) и, наконец, пристройкой портика (ц. Казанской иконы Божией Матери в с. Усть-Куда, Иркутский р-н, 1803-1807). В местной традиции, соединявшей барокко и классицизм, храмы строились деревянными вплоть до нач. ХХ в. (ц. Зосимы и Савватия в с. Падун (ныне в черте г. Братска), 1907-1910, разрушена ок. 1960); иногда они достигали крупных размеров (ц. Св. Троицы в Б. Елани, Усольский р-н, 1892-1897, разобрана в 1962, инженер Н. С. Пухлов). Возводились и храмы восьмериком от земли (Скорбященская ц. в Банщикове, Киренский р-н, 1889).

Собор в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1875–1894 гг. (не сохр.). Фотография. XIX в. (ГИМ)
Собор в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1875–1894 гг. (не сохр.). Фотография. XIX в. (ГИМ)

Собор в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1875–1894 гг. (не сохр.). Фотография. XIX в. (ГИМ)

Первым собственно классицистическим храмом на территории епархии стала ц. свт. Григория Неокесарийского в Иркутске (1802-1805, полностью перестроена в 1879). Согласно сохранившемуся проекту иркутского губ. архит. А. И. Лосева в духе палладианских произведений Н. А. Львова и Дж. Кваренги, с запада к ротонде примыкал портик в антах, апсида была оформлена портиком на полуколоннах, с севера и юга стены храма огибали открытые галереи. Влияние иркутской ротонды Лосева отражает архитектура монументального Казанского храма при Тельминской мануфактуре (Усольский р-н, 1814-1816); 1-я, деревянная церковь была возведена также по проекту Лосева (1799-1802, сгорела в 1804). Образ классицистического храма получил здесь весьма оригинальную трактовку. Храм построен по традиц. схеме: к ротонде с запада примыкает овальная в плане колокольня, с востока - обширный алтарь с полуциркульной апсидой. Ротонда храма и апсида перекрыты полусферическими куполами, колокольня состоит из 4 последовательно уменьшающихся овальных в плане объемов. С севера и юга стены храма огибают глубокие невысокие открытые галереи. Колокольня и алтарь фланкированы с севера и юга дополнительными помещениями, над к-рыми на уровне крыш галерей возвышаются цилиндрические объемы световых барабанов, вплотную придвинутые к основной ротонде. Их купола ниже ее, так что в целом пятиглавие образует пирамидальную композицию. Храм сохраняет характерные для барокко усложненность и контрастность сочетаний объемов, несколько измельченный плоскостный ордерный декор наложен на мощные объемы и лишен тектонической убедительности. Тем не менее выразительная архитектура делает этот храм одним из наиболее удачных и оригинальных произведений классицизма в Сибири.

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Тема 5-главой ротонды была еще раз, с меньшим успехом, трактована в Никольской ц. в Кузьмихе (ныне в черте г. Иркутска, 1819-1822, снесена в 70-х гг. ХХ в.), построенной, вероятно, по проекту иркутского губ. архит. Я. А. Кругликова. Боковые главы были размещены на угловых прямоугольных объемах и отодвинуты от стен ротонды; с севера и юга между угловыми объемами устроены портики-лоджии. Менее интересны остальные иркутские городские храмы в стиле классицизма: ц. Входа Господня в Иерусалим (1820-1835, сохр. частично) представляет собой весьма провинциальный вариант небольшого одноглавого храма; ц. Успения Пресв. Богородицы (1835-1847, взорвана в 1931) - неплохой образец 5-главого соборного храма в стилистике ампира. Тот же тип храма представлен Богоявленской ц. в Братске (1843-1844, уничтожена ок. 1960, при строительстве Братской ГЭС), построенной по проекту неизвестного архитектора из С.-Петербурга, присланному по просьбе ссыльного декабриста П. А. Муханова. Неск. деревянных сельских церквей (напр., Покровская в Тулуне, 1844, сгорела в 1928) было построено по проекту губ. архит. А. В. Васильева. Они были перекрыты широким низким куполом, с востока и запада к основному объему примыкали равновеликие объемы апсиды и притвора с низкой колокольней, с севера и юга - небольшие портики.

Церковные здания в т. н. русско-визант. стиле построек К. А. Тона стали возводить в епархии сравнительно поздно. Это пятиглавые соборы, построенные губ. архит. В. А. Кудельским,- иркутского Вознесенского мон-ря (1863-1872, взорван в 1933), Казанский кафедральный в Иркутске (1875-1879, окончен с изменением проекта, взорван в 1929) и 5-шатровая ц. Спаса Нерукотворного в Усолье-Сибирском (1878-1891, снесена в 1936). Кудельский разработал неоднократно использовавшийся проект небольшого одноглавого храма, архитектура которого близка к русско-визант. стилю (Троицкая ц. в Зиме, 1880); воплощался он и в дереве (Петропавловская ц. в с. Буря, Зиминский р-н, 1884).

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. 2000 г.
Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. 2000 г.

Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери в Иркутске. 1885–1892 гг. Фотография. 2000 г.

Вскоре начали строить храмы и в визант. стиле. По проекту с.-петербургского архит. Г. В. Розена в 1887-1894 гг. был достроен 5-главый Казанский кафедральный собор, начатый в русско-визант. стиле. Эта перестройка привела к неудачному результату: главы были слишком маленькими для основного объема, колокольня, задуманная как отдельно стоящая, не только не сочеталась с новым ярусом звона, но и оказалась соединенной с храмом необычно длинной галереей. Более удачна приходская Казанская ц. в Иркутске (1885-1892, архитектор неизв.). В основе храма - тетраконх, центральный и боковые объемы которого увенчаны главами, 4 шатровые главы поставлены по диагонали вокруг центрального барабана. С запада к храму примыкает ярусная колокольня, равная по высоте главам-шатрам. В целом получилась 10-главая, отличающаяся некоторой нечеткостью и перегруженностью деталями композиция. Она не имеет точных аналогов и является, видимо, развитием идей неосуществленного конкурсного проекта храма для Тифлиса (архитекторы В. А. Шретер, А. Л. Гун, 1866): колокольня выдвинута вперед, над зап. и вост. конхами сооружены главы. Одновременно композиция обнаруживает близость к ряду проектов рус. стиля, в частности Н. А. Горностаева и Р. Р. Марфельда. Архитектура новой Благовещенской ц. в Иркутске (1888-1890, разобрана в 1931) сочетала формы византийского и русского стилей: основной объем имел 4 маленькие диагональные главки, в трапезной размещалось 2 объемно выделенных придела, колокольня на монументальном основании превосходила храм по размерам. Последний храм византийского стиля в епархии - Никольская ц. в с. Голуметь (Черемховский р-н, 1910-1914) - был построен по проекту местного инженера Н. И. Дудицкого и представляет собой «исправленный» и упрощенный вариант кафедрального собора Иркутска.

Церковь во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского, в с. Аларь. 1884–1890 гг. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.
Церковь во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского, в с. Аларь. 1884–1890 гг. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь во имя свт. Иннокентия, еп. Иркутского, в с. Аларь. 1884–1890 гг. (не сохр.). Фотография. Нач. ХХ в.

Как везде в России, в епархии были широко распространены храмы рус. стиля. В основном они не отличались оригинальностью и возводились по распространенным проектам. Князь-Владимирская ц. в Иркутске (1888-1895) - это 3-нефная базилика с шатровой колокольней и основным куполом над главной апсидой, с фланкированными парами небольших глав; храм в упрощенном виде повторяет собор Владимирской иконы Божией Матери в Кронштадте (1875-1879, архитекторы Д. И. Гримм, Х. И. Грейфан). Тюремная ц. св. Александра Невского в Александровском (Боханский р-н, 1892-1896, не сохр.) представляла собой тетраконх с 5 главами над основным объемом и с невысокой колокольней с крыльцом с 2 всходами. Иркутская ц. мц. Александры (1910-1914, взорвана в 1961, инженер А. С. Покровский) была репликой распространенного 5-главого храма с шатровой колокольней, напоминающего храмы по проектам В. А. Косякова и А. И. фон Гогена. Варианты этого типа представлены сохранившимися храмами Воскресения в Верхоленске (1902?-1907), Покрова в Тулуне (1913) и св. Иоанна Предтечи в Кутулике (Аларский р-н, 1914).

Алексеевская ц. киренского Свято-Троицкого мон-ря. 1891 г. Фотография. Нач. ХХ в.
Алексеевская ц. киренского Свято-Троицкого мон-ря. 1891 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Алексеевская ц. киренского Свято-Троицкого мон-ря. 1891 г. Фотография. Нач. ХХ в.

Архитектуру ц. свт. Иннокентия, еп. Иркутского, в с. Аларь (1884-1890, разобрана в 1933) трудно отнести к к.-л. стилистическому направлению. Храм был построен на территории Аларского инородческого ведомства, населенного преимущественно бурятами, исповедовавшими буддизм и шаманизм, рядом с процветавшим буддийским дацаном. По замыслу Вениамина (Багрянского), еп. Иркутского, воплощенному в проекте иркутского прот. Г. Шергина, храм получил 8-гранную форму бурят. юрты и был увенчан огромным колоколом с крестом (в знак благовестия Христова), размещенным на 8-гранном барабане-колокольне; дополнительные 4 главы были расположены по сторонам света.

Спецификой Иркутской и Верхоленской епархии, как и др. сибир. епархий, является то, что и во 2-й пол. XIX - нач. ХХ в. основным было деревянное строительство. Храмы в это время возводились преимущественно по образцовым проектам в рус. стиле. В основном церкви были 5-главыми, иногда достигали больших размеров (Ильинская ц. в Макарове, Киренский р-н, 1901, по проекту № 31 из синодального альбома 1899 г.). В редких случаях главы располагались по сторонам света, как в ц. Спаса Нерукотворного в Усть-Куте (1869, не сохр., проект из синодального альбома), отличавшейся стройной композицией, и в ц. Св. Троицы из дер. Дядина (Жигаловский р-н, между 1914 и 1918, перенесена в Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы») с тяжеловесным луковичным куполом. Примером шатрового храма является Троицкий в Маркове (Усть-Кутский р-н, 1898). Алексеевская ц. киренского Троицкого монастыря (1891) - удлиненный 2-этажный храм, окруженный открытой галереей, с небольшим шатром и массивной шатровой колокольней.

В кон. XIX в. в Иркутской и Верхоленской епархии появились храмы, построенные в «ропетовском» варианте русского стиля и близком к нему «дачном стиле», использовавшемся также в железнодорожном строительстве. Иркутская лагерная Преображенская ц. (1887, не сохр.) имела высокий крестообразный объем с клинчатыми кровлями рукавов, завершенный шатровой колокольней, и обширную открытую трапезную. Василиевская ц. на ст. Половина Восточно-Сибирской железной дороги (1903-1911, перестроена) представляла собой увенчанный шатром восьмерик с 4 прирубами, Иннокентиевская (Глазковская) ц. в Иркутске (1913-1915, снесена в 50-х гг. ХХ в.) - одноглавый храм с пирамидальной кровлей и небольшой башенкой в завершении. Наконец, ц. святителей Николая Чудотворца и Иннокентия Иркутского в Слюдянке (1914-1915) имеет необычно удлиненную трапезную и 3-частный западный объем, некогда завершавшийся высоким шатром центральной колокольни и 2 невысокими пирамидальными боковыми шатрами.

Нек-рые элементы модерна обнаруживаются в архитектуре Петропавловской ц. в Михалёве (1910, перенесена в Иркутск в 1918, разобрана в 1995), близкой по плану к каменным полковым церквам нач. ХХ в. Единственным памятником бюджетного варианта неорусского стиля на территории епархии была Покровская ц. в с. Катарбей (Нижнеудинский р-н, 1909-1911, не сохр.), построенная по проекту А. Н. Померанцева для переселенцев. Храм завершался высокой 2-скатной кровлей с маленькой главкой, над зап. частью возвышалась небольшая звонница с 3 главами по поперечной оси.

Лит.: Грабарь И. Э. История рус. искусства. М., [1911]. Т. 2. С. 137-143; Описание памятников рус. архитектуры по губерниям: Иркутская губ. // ИИАК. 1913. Вып. 50. С. 99-138; Лукомский Г. К. Памятники старинной архитектуры России в типах худож. строительства. Пг., 1915. Ч. 1: Рус. провинция. С. 92-93; Серебренников И. И. Памятники старинного деревянного зодчества в Иркутской губ. Иркутск, 1915; Болдырев-Казарин Д. А. Народное искусство в Сибири. Иркутск, 1924; Сперанский М. Н. Повесть о городах Таре и Тюмени // Тр. комиссии по древнерус. лит-ре. 1932. Т. 1. С. 13-32; Ащепков Е. А. Рус. народное зодчество в Вост. Сибири. М., 1953; Одинцова М. К. Из истории рус. деревянного зодчества в Вост. Сибири: (XVII в.). Иркутск, 1958; Кочедамов В. И. Антон Лосев - иркутский архитектор кон. XVIII - нач. XIX вв. // Архит. наследство. 1972. Вып. 19. С. 102-106; он же. Первые рус. города Сибири. М., 1978; Ащепков Е. А., Оглы Б. И. Архит. памятники Иркутска XVIII-XIX ст. // Вопросы науч.-метод. работы над сводом памятников истории и культуры народов Сибири. Новосиб., 1974. С. 111-120; Скопин В. В. Новые мат-лы по Богоявленскому собору Иркутска // Реставрация и исслед. памятников культуры. М., 1975. Вып. 1. С. 245-246; Копылова С. В. Каменное строительство в Сибири: Кон. XVII-XVIII в. Новосиб., 1979; Оглы Б. И. Архит. памятники Иркутска XVIII - нач. XIX вв. // Архит. наследство. 1979. Вып. 27. С. 161-169; он же. Особенности архитектуры городов Вост. Сибири 2-й пол. XVIII - нач. XIX в. // Сибирские города XVII - нач. XX в. Новосиб., 1981. С. 196-219; он же. Иркутск: О планировке и архитектуре города. Иркутск, 1982; Полунина Н. М. У истоков каменного града. Иркутск, 1979; она же. Живая старина Приангарья. М., 1990; Проскурякова Т. С. Особенности «сибирского барокко» // Архит. наследство. 1979. Вып. 27. С. 147-160; она же. О традиционализме в монументальной архитектуре Сибири XVIII в. // Там же. 1986. Вып. 34. С. 113-124; она же. Черты своеобразия архитектуры Сибири XVIII в. // Там же. 1996. Вып. 40. С. 70-74; Описание Иркутского наместничества 1792 г. / Под ред. Р. С. Васильевского. Новосиб., 1988; Каменева В. А. История формирования и проблема развития архит. облика центра Иркутска // Памятники истории, археологии и архитектуры Сибири. Новосиб., 1989. С. 107-119; Беседина О. Н. Памятники истории и архитектуры Иркутска: Культовое зодчество. Новосиб., 1990; она же. Ист. застройка Нижнеудинска // Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири. Новосиб., 1991. С. 29-45; она же. Памятники архитектуры г. Иркутска (XVIII - нач. XX в.) // Там же. С. 67-97; Крючкова Т. А. Из истории строительства и реставрации Иркутского Богоявленского собора // Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С. 202-226; Баландин С. Н. Культовое каменное зодчество Сибири в XVIII в.: [Учеб. пособие]. Новосиб., 1994; Калинина И. В. Правосл. храмы Иркутской епархии XVII - нач. XX в. М., 2000; Масиель Санчес Л. К. Каменные храмы Сибири XVIII в.: Эволюция форм и региональные особенности: АКД. М., 2004; он же. Правосл. каменные храмы Зап. Забайкалья XVIII - 1-й пол. XIX вв.: История региональной традиции // ПРАМИ. 2005. Вып. 7. С. 178-207; он же. Иркутские каменные храмы сер. XVIII в. // Архит. наследство. 2008. Вып. 49. С. 127-144.
Л. К. Масиель Санчес

Иконопись

Сохранившиеся памятники иконописи Иркутска и Восточно-Сибирского региона позволяют выделить 3 периода, каждый из которых имеет свои стилистические особенности, определяемые конкретной исторической ситуацией.

Спас Нерукотворный. Двусторонняя икона. XVII в. (ИркОХМ)
Спас Нерукотворный. Двусторонняя икона. XVII в. (ИркОХМ)

Спас Нерукотворный. Двусторонняя икона. XVII в. (ИркОХМ)

Первый период приходится на время от основания Иркутска в 60-х гг. XVII в. до организации Иркутской и Нерчинской епархии в 1727 г. Наличие икон в Иркутском остроге, возможно привезенных еще землепроходцами, зафиксировано до постройки 1-й ц. во имя Нерукотворного образа Спасителя (освящена в 1672). Уже в 70-80-х гг. XVII в. здесь работал иконописец Никита Варфоломеев Иконник. До 1727 г. в городе было построено 13 храмов и создан 21 иконостас. Анализ описей церковного имущества позволяет предположить, что в среднем для каждого храма было изготовлено ок. 100 икон; кроме того, существовала потребность в иконах «личного благочестия». Большая часть этих икон (предположительно ок. 1,5 тыс.) могла быть создана в Иркутске в первые 50 лет существования города, однако до нашего времени дошло ок. 40.

На примере сохранившихся памятников можно выделить 3 группы икон. Первая связана с работой сев. мастеров, приехавших в Сибирь. Это разнообразный круг икон, по количеству он самый значительный, что объясняется заселением Сибири преимущественно выходцами из Центр. Поморья (Устюжский, Важский уезды); неслучайно в Иркутске особо почитались святые Иоанн и Прокопий Устюжские, во имя к-рых была построена Чудотворская (Прокопиевская) ц.

Ко 2-й группе можно отнести иконы, к-рые характеризует причастность их создателей к новым тенденциям, получившим развитие в Москве в творчестве Симона Ушакова и мастеров руководимой им иконописной мастерской Оружейной палаты. В Иркутске в 1683-1686 и 1689-1692 гг. работал ученик Симона Ушакова Леонтий Константинов Кислянский, который, занимая ответственные посты (письменного головы, затем иркутского воеводы), имел возможность влиять на художественные процессы в крае. Известно, что он организовал поиск материалов (красок и нефти, используемой в качестве растворителя), необходимых для иконописных работ. В Вост. Сибири «живоподобие» в иконописи явилось начальной стадией широко распространившегося в посл. десятилетия XVIII в. в иркутской иконописи стиля барокко.

Смоленская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)
Смоленская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)

Смоленская икона Божией Матери. 2-я пол. XVII в. (ИркОХМ)

К 3-й группе причисляют самобытные иконы, написанные местными художниками. На этих иконах присутствуют такие характерные черты, как монголоидный тип ликов, облачка на фоне в стилистике буддийских изображений (иконы «Богоматерь Владимирская», «Богоматерь Смоленская», обе в ИркОХМ).

Второй период (1727-1803) связан с учреждением Иркутской и Нерчинской епархии. Иркутск, как центр епархии, стал средоточием религ. и художественной жизни Восточно-Сибирского региона. В этот период в Иркутске были построены 8 деревянных и 14 каменных церквей, для оформления приделов понадобилось создать ок. 60 иконостасов и более 10 тыс. икон. Масштаб работ требовал участия десятков иконописцев, серебряников, резчиков по дереву и др. мастеров.

В настоящее время известны более 40 иконописцев, работавших в Иркутске в XVIII в. Из них 7 имели духовное звание: еп. Иннокентий (Кульчицкий) (20-е - нач. 30-х гг. XVIII в.), иеродиак. Иерофей (Филимонов) (20-40-е гг. XVIII в.), иеродиак. Виктор (30-40-е гг. XVIII в.), иеродиак. иркутского Богоявленского собора Никон (Красовский) (30-40-е гг. XVIII в.), свящ. иркутского Богоявленского собора Стефан Иванович Копылов (40-е гг. XVIII в.), диак. Кудинской ц. Никита Маркович Родионов (1-я пол. XVIII в.), иподиакон, штатный иконописец Иркутского архиерейского дома Гавриил Федорович Озерков (60-70-е гг. XVIII в.). Иеродиаконы Виктор и Никон (Красовский) ездили в Китай для иконописных работ в Сретенской ц. (построена в 30-х гг. XVIII в. при Посольском дворе в Пекине, где располагалась учрежденная в 1713 Российская духовная миссия в Китае). Часть икон для этой церкви была привезена из Тобольска, др. часть была написана кит. живописцами, к-рые допустили ошибки. Для исправления «непорядочного» и были посланы иеродиак. Виктор (в 1736 и 1737) и иеродиак. Никон (в 1745).

Благовещение. Икона. 1-я пол. XIX в. Иконописец М. Мурзин (Крестовоздвиженская ц., Иркутск)
Благовещение. Икона. 1-я пол. XIX в. Иконописец М. Мурзин (Крестовоздвиженская ц., Иркутск)

Благовещение. Икона. 1-я пол. XIX в. Иконописец М. Мурзин (Крестовоздвиженская ц., Иркутск)

Остальные иркутские иконописцы были из сословия цеховых или мещан. В сер. XVIII в. в городе были организованы т. н. цехи - объединения ремесленников по профессиональному признаку. В цехах иконописном, меднолитейном, резного и серебряного дел насчитывалось по неск. десятков мастеров, подмастерьев и учеников, причем большинство из них являлись потомственными иркутянами. Архив ремесленной управы свидетельствует, что малолетних сыновей мастера уже записывали в состав цеха в качестве своих учеников. Среди цеховых уже во 2-й пол. XVIII в. начали складываться династии иконописцев. Известно, напр., что в Иркутске работали 12 иконописцев 4 поколений Родионовых, династии Литвиновых, Старцевых, Харинских и др.

Расцвет в сер.- 2-й пол. XVIII в. сибир. городов и усиление мощи купечества приходятся на время активного распространения барочных форм во всех видах церковного искусства. Динамизм и патетика - характерные черты барочного стиля - как нельзя лучше отвечали энтузиазму и духу предпринимательства сибиряка.

Развитие в Иркутске иконописи в стиле барокко происходило в 3 этапа. Предпосылки барочного влияния можно рассмотреть уже на иконах кон. XVII в., связываемых с именем Леонтия Кислянского. Но наибольшее распространение иркутская иконопись барокко получила в 50-70-х гг. XVIII в. и в наст. время представлена значительным количеством памятников, часть которых пребывает на своих исторических местах - в иконостасах храмов. В 1747 г. начали возведение каменной Крестовоздвиженской ц., единственной из всех иркутских храмов максимально полно сохранившей свои иконостасы (3 из 5). Как в архитектуре, так и в живописи Крестовоздвиженской ц. были заложены основные стилевые доминанты, к-рые впосл. нашли развитие в иконописи построенных позднее церквей. Отмеченное исследователями архитектуры переплетение в иркутских памятниках локальных ветвей барокко - северной и украинской - находит подтверждение и в иконописных произведениях. Так, на примере икон Крестовоздвиженской ц. черты укр. иконописи проявляются в особенностях иконографии (ср. с образами «Виленская Богоматерь», «Численская Богоматерь» и др.) и в типах ликов (напр., на иконе «Архидиак. Лаврентий»). На некоторых иконах заметно влияние сев. художников, к-рые также в этот период работали в Иркутске (напр., на подписной и датированной 1756 г. иконе «Сретение» устюжского иконописца Василия Колмогорова, ее стилевые аналоги прослеживаются и на др. иконах храма). В артельной работе иконописцев влияние различных стилей давало своеобразный художественный результат. Многие мастера виртуозно справлялись с непростыми художественными задачами и имели высокий профессиональный уровень в рамках российского иконописания Нового времени. Стиль барокко просуществовал в Иркутске более столетия. На рубеже XVIII и XIX вв. он проявился в произведениях народных мастеров и ремесленников, барочные завитки в наличниках окон деревянных иркутских домов встречаются вплоть до 2-й пол. XIX в.

Фрагмент росписи кафедрального собора в честь Богоявления в Иркутске. Иконописец С. Н. Фролов. 2002 г.
Фрагмент росписи кафедрального собора в честь Богоявления в Иркутске. Иконописец С. Н. Фролов. 2002 г.

Фрагмент росписи кафедрального собора в честь Богоявления в Иркутске. Иконописец С. Н. Фролов. 2002 г.

Третий период, начавшийся со времени канонизации свт. Иннокентия Иркутского (1804), был прерван революцией 1917 г. и установлением в 1920 г. в Вост. Сибири советской власти. Утверждение за светским искусством в нач. XIX в. ведущей роли оказало влияние на церковное искусство: традиц. иконопись, претерпевшая глубинные изменения в барочный период, стала трансформироваться в живопись на религ. темы. Иконы или, точнее, иконы-картины для иконостасов эпохи классицизма писались в экзальтированно-сентиментальном духе с элементами натурализма. В таком стиле в 30-40-х гг. XIX в. работал М. Мурзин, живший в Верхнеудинске, позже в Иркутске и создавший иконы для церквей Иркутска, Якутска, Кяхты и др. (напр., «Рождество Христово» и «Благовещение» в иркутской Крестовоздвиженской ц.).

В XIX в. в Иркутске работало мн. художников, получивших образование в учебных заведениях С.-Петербурга и Москвы: Д. И. Яковлев (учился в АХ у К. Брюллова, в 50-60-х гг. XIX в. жил в Иркутске, участвовал в написании икон для иконостасов верхоленской Воскресенской и иркутской Борисоглебской церквей); Н. В. Голубев (в 1848 окончил АХ, в 1854-1863 преподавал рисование в Иркутской губ. гимназии и Иркутском сиропитательном заведении, переехал в Киренск, где написал 2 иконы для Спасского собора); М. И. Зязин (в 1874 окончил АХ, с 1881 преподавал рисование в Иркутской учительской семинарии и Иркутском техническом уч-ще, в 1888 написал икону «Свт. Иннокентий Иркутский, с житием»); Н. В. Гребнев (в 1847-1856 учился в Московском уч-ще живописи, ваяния и зодчества, в 1863-1874 жил в Иркутске); Н. И. Верхотуров (в 1883-1889, на рубеже XIX и XX вв. жил в Иркутске, организовал рисовальную школу, написал иконы для церкви Медведниковской больницы). Известны мастера, получившие образование в Иркутске (напр., иконописец Н. И. Туголуков, к-рый брал уроки живописи у Яковлева, портретист М. А. Васильев и др.).

В XIX в. иркутские иконописцы интенсивно работали для городских и сельских церквей Иркутской, Нерчинской и Якутской епархии: П. И. Одуевский - в 1808-1811 гг. в Якутске; Д. В. Пшеничный и И. Г. Гундерин в 1826 г. написали иконы для иконостаса церкви в с. Громы Братской вол.; в 1845 г. Пшеничный и И. Д. Старцев изготовили иконостас для церкви с. Шипицина Нижнеудинского у.; Н. Фролов в 1865 г. написал иконы и выполнил ремонтные работы в Одигитриевском соборе Верхнеудинска; И. А. Нефедьев написал иконы для Посольского Преображенского мон-ря, Воскресенского собора Нерчинска, Борогонского улуса Якутской обл.

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. в Иркутске выросло число иконописно-иконостасных мастерских, к-рыми владели Н. И. Туголуков, А. И. Треухов, М. А. Кроненберг, Ф. Г. Долгов, М. Б. Оловин, П. К. Сизых, Е. Г. Крылов, Г. С. Гилевич и др. Хотя масштабы иконописных работ в XIX в., судя по строительству новых церквей, ширились (в Иркутске было возведено 27 церковных зданий и создано 86 иконостасов), художественный уровень иконописи по сравнению с XVII и XVIII вв. резко снизился: высокого духовного достоинства икон XVII в., а также мастерства и виртуозности барочных икон XVIII в. уже не наблюдается.

Точкой отсчета в возрождении иконописания в регионе стала организация в 1994 г. епархиальной иконописной мастерской. Мастерская разместилась на 2-м этаже над папертью Богоявленского собора, переданного в том же году И. и А. е. (ранее в течение 9 лет в соборе находился отдел сибирского искусства ИркОХМ). С сер. 90-х гг. стремительно развивалось совр. иконописание в Прибайкалье, это было связано с восстановлением старых и со строительством новых храмов. Специального иконописного учебного заведения в Вост. Сибири нет, большинство сегодняшних иконописцев - выпускники Иркутского училища искусств и курсов, проводимых об-вом «Икона в Иркутске» в 1999-2000 гг. За 1,5 десятилетия иконописцами расписаны собор Богоявления, церкви блж. Ксении Петербургской и Рождества Христова, Всех святых, в земле Российской просиявших, в Усть-Илимске, Св. Троицы в Байкальске и др. Кроме росписей иконописцами Е. А. Алёшиной, С. В. Вершининым, И. И. Горбуновой и М. Б. Лутаенко, свящ. И. Малых, С. Н. Фроловым и др. написаны сотни икон в храмы И. и А. е.

Декоративно-прикладное искусство

Интенсивное развитие серебряного дела в И. и А. е. стимулировало поиски руд серебра на Нерчинских рудниках в нач. XVIII в. Наличие большого количества серебра стало привлекать в Иркутск мастеров из Центр. России. Так, в 1729 г. в Иркутске находился московский серебряник И. Леонтьев. В 30-х гг. XVIII в. в Иркутске работал мастер серебряного дела из Великого Устюга М. М. Климшин. В 40-50-х гг. XVIII в. в Пекин для изучения художественных ремесел, в т. ч. серебряного, эмальерного и фарфорового дела, ездил иркутский серебряник А. Курсин вместе с московским мастером Д. Поповым и Р. С. Мясниковым из Тобольска. Во 2-й пол. XVIII в. основу цеха серебряников составляли коренные иркутяне. Так, к 1785 г. в нем числилось 24 мастера. Семейные династии Бердниковых, Воронежевых, Серебрянниковых, Туголуковых, Фереферовых, Харинских, Чертковых на протяжении длительного времени совершенствовали ювелирное дело в Иркутске, прекрасно владея техниками чеканки, гравировки, чернения по серебру. Кроме них в Иркутске в XVIII-XIX вв. работали серебряники Е. А. Абросимов, А. С. Верхоленцев, Б. И. Гурков, В. Г. Ершов, А. П. Клёстов, братья П. Л. и С. Л. Кузнецовы, Д. П. Леханов, Г. К. Лобанов, Ф. Лукин, Л. Минин, В. Г. Морев, П. Оболкин, В. Оболтин, В. Очередин, П. И. Падерин, М. И. Старцев, Д. А. Студенцов, Л. С. Филёв, Я. Чурин и др.

Спас на престоле с предстоящими. Икона в окладе. XVIII в.
Спас на престоле с предстоящими. Икона в окладе. XVIII в.

Спас на престоле с предстоящими. Икона в окладе. XVIII в.

Иконы, богослужебные книги в церквах в Иркутской и Нерчинской епархии, особенно в г. Иркутске, были обильно украшены серебряными с позолотой окладами. Массовое изъятие церковных ценностей в годы советской власти нанесло непоправимый урон сокровищнице ювелирного дела в российских храмах. Немногие сохранившиеся изделия свидетельствуют об умении иркутских серебряников проработать форму и поверхность материала так, чтобы выявить его лучшие качества и подчеркнуть особенности. Мастера обладали чувством меры, умением сочетать орнамент с техникой его выполнения и с формой предмета.

Напрестольный серебряный крест. Мастер Т. И. Харинский. 1788 г. (Иркутский обл. краеведческий музей)
Напрестольный серебряный крест. Мастер Т. И. Харинский. 1788 г. (Иркутский обл. краеведческий музей)

Напрестольный серебряный крест. Мастер Т. И. Харинский. 1788 г. (Иркутский обл. краеведческий музей)

Во 2-й пол. XVIII в. в Иркутске существовал цех резчиков по дереву, где трудились и мастера иконостасного искусства. В 1785 г. в нем состояли И. Н. Верховинский, К. И. Жижелев с приемным сыном Василием, братья Г. И. и Н. И. Некрасовы (вступили в цех в 1779), Ф. П. Оверинский, А. И. Рысев. Мастера резного цеха были востребованы в др. городах (см., напр., дело о конфликте в 1787 между А. Е. Быковым и священником Харалампиевской ц. в Иркутске, который пожаловался в городскую думу на мастера, не закончившего в храме иконостас и уехавшего на работы в Олонскую слободу - ГА Иркутской обл. Ф. 336. Оп. 1. Д. 8. Л. 431-432, 531; тот же мастер в 1807 работал в Якутске). В 1810-1811 гг. в списках резного цеха числились братья П. и Ф. Бородины, С. Коротаев, отец и сын С. Я. и Л. С. Красноштановы, О. Очередин, П. Очередин с сыном Петром, С. Тепляшин, П. Г. Чурин. Резным ремеслом занимались посадский Я. Лебедев, иркутские мещане Д. Белозёров, И. Гундерин, А. Кузнецов, П. Поплёвкин, М. Г. Худяков, братья И. П. и В. П. Чипизубовы, отставной казак О. Серёткин и др. В сер.- 2-й пол. XIX в. славились иконостасных дел мастера В. Ф. Коротаев, Б. В. Попов, Н. П. Попов, А. П. Сергеев, Н. Фролов и др.

Когда в Иркутске начали отливать колокола, неизвестно. Возможно, этим занимался иркутский посадский Иван Тимофеевич Колокольник. На рубеже XVII и XVIII вв. он имел собственный дом в Иркутском посаде, был женат. В документах 1698-1700 гг. указано, что он отливал пищали (осадные ружья) и др. предметы, а его фамилия дает основание предполагать, что он владел и мастерством отливки колоколов. В 1763 г. для иркутского женского Знаменского монастыря на его территории отлил колокол мастер Дмитрий Пироговин. В 1772 г. в иркутский котельный цех «по колокольному мастерству» записался Федор Ефимович Унжаков с сыновьями Петром, Александром, Алексеем и Иваном. Известно, что Алексей Унжаков в 1800 г. отлил колокол весом в 485 пудов (по др. сведениям, ок. 550 пудов) для Владимирской ц. в Иркутске. В 1802 г. он изготовил колокола для Петровской ц. в Усть-Балейской слободе и для Петропавловской ц. в Быковской слободе. Самый большой колокол для кафедрального Богоявленского собора изготовил в 1796 г. на колокольном заводе близ иркутской Крестовоздвиженской ц. казанский купец И. Е. Астраханцев. Второй колокольный завод находился близ Знаменского мон-ря. Здесь в 1800 г. для мон-ря изготовил колокол мастер Ящеринов. В XIX в. колокольным искусством занимались И. Я. Горшешников, И. Гранин, Москвин, П. С. Чарышников и др.

Своим рукоделием славились мастерицы Знаменского мон-ря. Монахини в совершенстве владели различными техниками шитья: лицевым, золотным шитьем, вышивкой цветной и белой гладью, бисером и драгоценными камнями. Документов, содержащих сведения о том, с какого времени в мон-ре начали заниматься рукоделием, не обнаружено, но о том, что традиция корнями уходит в XVIII в., может свидетельствовать «Устав общежительного Знаменского монастыря» за 1816 г., в котором говорится, что в рукодельной мастерской монастыря было 4 отделения: золотошвейное, ризное, портное и башмачное (ГА Иркутской обл. Ф. 50. Оп. 1. Д. 11187. Л. 20 об.- 25).

Лит.: Громов П. В., прот. Начало христианства в Иркутске и св. Иннокентий, 1-й еп. Иркутский: его служение, управление, кончина, чудеса и прославление. Иркутск, 1868. С. 133-134, 297, 298; Замечательный образ // Иркутские ЕВ. Приб. 1872. № 50. С. 659; Корелин В., прот. Настоятельницы иркутского Знаменского жен. мон-ря со времени основания его - 1693 г. по настоящее время (1892 г.) // Там же. 1892. № 25. С. 3-5; Трошин Л. К. Л. К. Кислянский // Тр. Ин-та истории естествознания и техники. М., 1955. Т. 3. С. 206-210; Копылов А. Н. Обработка драгоценных металлов в Сибири XVII - нач. XIX в. // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ. наук. Новосиб., 1974. Вып. 1. № 1. С. 83-89; он же. Очерки культурной жизни Сибири XVII - нач. XIX в. Новосиб., 1974. С. 167-209; Козлов И. И. Колокола не умолкают. Иркутск, 1979. С. 11-108; Крючкова Т. А. Рус. деревянная скульптура в Сибири // Сибирь: Лит.-худож. и обществ.-полит. альманах. Иркутск, 1982. № 4. С. 126-128; она же. Деревянная скульптура в ИркОХМ // Музей: Худож. собрания СССР. М., 1984. Вып. 5. С. 70-78; она же. Иркутская резьба по дереву. Иркутск, 1985; она же. Иконы с «облачным» фоном в собр. ИркОХМ // Традиц. обряды и искусство рус. и коренных народов Сибири. Новосиб., 1987. С. 141-149; она же. Иркутские иконы // Сибирь. 1988. № 5. С. 121-126; она же. Иконостасные композиции Иркутской Крестовоздвиженской ц. сер. XVIII в. // Проблемы и традиции древнерус. искусства: Мат-лы межзональной науч. конф. (26-28 сент. 1989 г.). Иркутск, 1990. С. 3-5; она же. К вопросу о русско-китайских связях: Сибирские художники XVIII в., побывавшие в Китае // Искусство народов Сибири: традиции и современность: Тез. докл. конф. (20-22 апр. 1994 г.). Новосиб., 1994. С. 12-14; она же. Иннокентий Иркутский и его иконы // Рус. ист. деятели в иконе: Тез. докл. науч. конф., дек. 1989 г. / ЦМиАР. М., 1995. С. 58-59; она же. Иркутские иконописцы XVII-XVIII вв. // Земля Иркутская. Иркутск, 1998. № 10. С. 28-36; она же. Иконы земли Иркутской // Сибирская икона: [Альбом-кат.]. Омск, 1999. С. 126-149, 224-232, 256-259; она же. Иркутский иконописец Н. И. Туголуков // Мат-лы науч. конф. «Сукачевские чтения - 1998». Иркутск, 1999. Вып. 5: Вопросы теории и практики музейного дела: Ист. и культурные традиции края. С. 33-36; она же. История иконописания в Иркутске в 1660-е гг.-1920 г.: АКД. Иркутск. 2000; она же. Чудотворная икона // Земля Иркутская. 2000. № 14. С. 62-63; она же. «Се, творю все новое» // Там же. 2001. № 16. С. 74-80; она же. Иконы святых Рус. Севера в иркутских храмах // Святые и святыни северорус. земель. Каргополь, 2002. С. 273-279; она же. К вопросу о худож. связях Иркутска и Забайкалья // Рус. Правосл. Церковь в Сибири: история и современность: Мат-лы конф., посвящ. 350-летию основания с. Посольское и Посольскому Спасо-Преображенскому мон-рю, 24-26 янв. 2003. Улан-Удэ, 2003. С. 50-53; она же. Иркутское иконописание: традиции и современность // Сибирь: взгляд извне и изнутри: Духовное измерение пространства: Науч. докл. Междунар. науч. конф., 24-26 сент. 2004 г. Иркутск, 2004. С. 105-114; она же. Чудотворная икона «Богоматерь Казанская»: Шанс на 2-е обретение // Иркутский Кремль: Правосл. альманах. 2007. № 1. С. 26-29; она же. Китайские и сибирские страницы жизни монаха Чудова мон-ря Виктора // Там же. 2009. № 3. С. 43-49; Аскарова Л. И., Крючкова Т. А. Коллекция произведений иркутских серебряников в собр. Иркутского гос. объединенного музея // Проблемы изучения края в науч.-исслед. работе музеев Сибири и Дальн. Востока: Тез. докл. и сообщ., прочитанных на заседании Сибир. фил. науч.-метод. Совета по работе музеев Мин-ва культуры РСФСР, 4-6 окт. 1988 г. Южно-Сахалинск, 1988. С. 60-61; они же. Иркутские серебряники // Сибирь. 1988. № 6. С. 111-116; Сибирское искусство XVII - нач. XX в.: Кат. / ИркОХМ, сост.: Т. А. Крючкова, Т. Г. Жиракова. Иркутск, 1989. С. 6; Иркутские иконы: Кат. / Сост.: Т. А. Крючкова. М., 1991; Иркутское барокко / Сост.: Т. А. Крючкова. М., 1993; Фатьянов А. Д. Художники, выставки, коллекционеры Иркутской губ. Иркутск, 1995. С. 13-23; Душкин Ю. Курсины в Иркутске // Земля Иркутская. 1996. № 5. С. 13-15; Лыхин Ю. П., Крючкова Т. А. Иконописцы, мастера и художники Иркутска (XVII в.- 1917): Биобиблиогр. слов. Иркутск, 2000.
Т. А. Крючкова