Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОСИФ ФЛАВИЙ
Т. 26, С. 69-76 опубликовано: 14 января 2016г.


ИОСИФ ФЛАВИЙ

[греч. ᾿Ιώσηππος Θλάβιος; лат. Josephus Flavius] (37 или 39 - 100 гг. по Р. Х.], евр. историк и политический деятель. Род. в 1-й год правления имп. Гая Калигулы (Ios. Flav. Vita. 5), был современником первых христиан. Возможно, что по материнской линии И. Ф. происходил из первосвященнического рода Хасмонеев (Ibid. 1. 2) и принадлежал к знатной и влиятельной семье. Он получил традиц. образование и, по его словам, в ранней юности стал признанным толкователем закона (Ibid. 2. 9; Idem. Contr. Ap. II 54; Idem. Antiq. XX 11. 1 [264]). Посвятив неск. лет духовным исканиям, И. Ф. сделал выбор в пользу фарисейства (см. ст. Фарисеи) - одного из 3 главных течений в иудаизме того времени. В возрасте 27 лет в составе посольства он был послан в Рим для проведения переговоров об освобождении иудейских священников (Idem. Vita. 3. 13-16). Во время Иудейской войны, несмотря на принадлежность к умеренной партии, ищущей компромисса с Римом, И. Ф. был избран командующим евр. войсками в Галилее и воевал против римлян. Он сдался в плен после захвата осажденного римлянами г. Иотапаты (Йодфата) и перешел на их сторону. И. Ф. снискал расположение рим. командующего войсками в Иудее Веспасиана, предсказав ему мировое владычество, к-рое отождествлялось римлянами с имп. властью (в это время широко распространились мессианские представления о том, что из Иудеи выйдет владыка мира).

Иосиф Флавий (?). Бюст. II в. (?) (воспроизведение в кн.: The Jewish War. L., 1888)
Иосиф Флавий (?). Бюст. II в. (?) (воспроизведение в кн.: The Jewish War. L., 1888)

Иосиф Флавий (?). Бюст. II в. (?) (воспроизведение в кн.: The Jewish War. L., 1888)

После того как Веспасиан стал императором, И. Ф. был освобожден и поселился в Риме. Здесь он написал «Иудейскую войну» (в 7 книгах) - историю иудейского восстания против римлян в 66-74 гг. с кратким экскурсом в начале произведения в историю Иудеи со времени Хасмонеев; «Иудейские древности» (в 20 книгах) - самое объемное произведение И. Ф., в к-ром он излагает историю евреев от Сотворения мира до начала Иудейской войны. В примыкающем к «Иудейским древностям» «Жизнеописании» И. Ф. рассказал о себе и подробно описал свою деятельность в качестве командующего войсками повстанцев в Галилее во время войны. Последнее произведение И. Ф., апологетический трактат «Против Апиона» (в 2 книгах), написанный в защиту иудеев, должен был доказать древность и неизменность иудейского закона, его превосходство над обычаями и установлениями греков. Точных исторических сведений о последних годах жизни и смерти И. Ф. не существует.

Сочинения

«Иудейская война»

(Περ τοῦ ᾿Ιουδαϊκοῦ πολέμου; De bello Judaico) - самое раннее и самое известное сочинение И. Ф. Оно было написано вскоре после окончания иудейского восстания: как считают большинство исследователей, во 2-й половине правления имп. Веспасиана, т. е. между 75 и 79 гг., но не позже смерти Веспасиана, к-рый получил экземпляр «Иудейской войны», и не ранее освящения храма Мира (Idem. De bell. VII 5. 6 [158 сл.]). В предисловии И. Ф. отмечает, что первоначальный текст он написал «на родном языке», по всей видимости на арамейском, для жителей Парфии, Вавилонии, Аравии и Адиабены (Ibid. Praef. 1, 6). Греч. версия «Иудейской войны» была создана им с целью опровержения появившихся сочинений, в к-рых события войны описаны превратно. И. Ф. хотел представить на суд греков и римлян точный и правдивый рассказ.

«Иудейская война» охватывает период предшествующий Маккавейским войнам (175 г. до Р. Х.) до падения крепости Масады (74 г. по Р. Х.). В 1-й и частично во 2-й кн. содержится краткая история евреев со времени проведения эллинистической реформы в Иерусалиме и преследований при Антиохе IV Епифане до начала войны с римлянами и смерти Ирода (впосл. эти события подробнее изложены И. Ф. в книгах 13-19 «Иудейских древностей»); 2-я кн. заканчивается описанием событий, связанных с началом войны: похода наместника Сирии Цестия Галла и приготовлений И. Ф. к началу кампании в Галилее. В 3-й кн. рассказано о галилейской кампании Веспасиана (67 г.), захвате Иотапаты и пленении И. Ф.; 4-я посвящена завершению галилейской кампании, изоляции Иерусалима и прекращению военных действий в связи с провозглашением Веспасиана императором. В 5-6-й книгах дано описание осады Иерусалима и захвата города имп. Титом в 70 г.; в 7-й кн. сообщается о возвращении победителей в Рим, о триумфе Веспасиана, о подавлении последних очагов восстания, о самоубийстве защитников Масады.

При написании «Иудейской войны» И. Ф. использовал заметки, сделанные им во время осады Иерусалима (Idem. Contr. Ap. I 49), а также «Всемирную историю» Николая Дамасского, мемуары императоров Веспасиана и Тита (Idem. Vita. 342, 345, 358; Idem. Contr. Ap. I 56) и замечания царя Агриппы II Ирода, c которым И. Ф. состоял в переписке в период работы над «Иудейской войной» (Idem. Vita. 364 sqq.). По языку и стилю «Иудейская война» - самое совершенное произведение И. Ф., при написании к-рого он пользовался услугами греч. редакторов (Idem. Contr. Ap. I 50). Язык книг представляет собой образец аттицизирующей прозы - стиля, распространенного в I в. по Р. Х. и возрождавшего классические нормы языка эпохи Перикла. По стилю от предыдущих книг отличается 7-я, ее язык напоминает эллинистическое койне, характерное для первых 14 книг «Иудейских древностей».

Титульный лист с изображением Иосифа Флавия из кн.: Judische Chronic. Fr./M., 1552
Титульный лист с изображением Иосифа Флавия из кн.: Judische Chronic. Fr./M., 1552

Титульный лист с изображением Иосифа Флавия из кн.: Judische Chronic. Fr./M., 1552

В качестве модели для написания «Иудейской войны» И. Ф. использовал «Историю» Фукидида. Об этом свидетельствуют прямые параллели во введении, схожая структура изложения, включающая исторический экскурс в начале сочинения, который подводит к рассуждению о причинах войны, драматичность повествования, принцип использования речей исторических деятелей, наличие лексических параллелей. Фукидидовское описание чумы в Афинах напоминает описание голода в Иерусалиме, речь Перикла, обращенная к афинянам, нашла отражение в речи Ирода после поражения в битве с арабами и землетрясения (Thackeray. 1927. P. XVII; Hadas-Lebel. 1989. P. 245). В тексте «Иудейской войны» содержатся лексические заимствования из сочинений Геродота, Ксенофонта, Демосфена, Гомера и греческих трагедий, особенно много из произведений Софокла (см.: Thackeray. 1927. P. XV-XVIII). Из текстов Полибия И. Ф. берет не только лексику (в первую очередь частое употребление термина τύχη - судьба), но и некоторые топосы при описании военных событий, например противопоставление мудрости старшего поколения экстремистским наклонностям молодежи (Eckstein. 1990). Важное значение для И. Ф. имеют фукидидовское понятие στάσις (восстание, бунт) и связанная с ним концепция гражданской распри. Темой специальных исследований для современных историков стали анализ причин восстания в Иерусалиме и механизма развития событий, которые являются центральными в «Иудейской войне»; рассматривалась и адаптация И. Ф. фукидидовской концепции (Mader. 2000; Sementchenko. 2010). C т. зр. исторической достоверности «Иудейская война» заслуживает высокой оценки, хотя И. Ф., часто прибегавший к драматическим эффектам, преувеличивает цифры и переоценивает значение событий.

«Иудейские древности»

(᾿Ιουδαϊκὴ ἀρχαιολογία; Antiquitates Judaicae), самый значительный по объему и хронологическому охвату труд И. Ф., исследован гораздо меньше, чем остальные произведения. Он был опубликован в 93-94 гг. И. Ф. назвал это произведение «᾿Αρχαιολογία», возможно, под влиянием Дионисия Галикарнасского или Фукидида, к-рый дал это название 1-й кн. своей истории. «Иудейские древности» состоят из 2 основных частей. В 1-й И. Ф. изложил историю евреев «так, как она описана в Священных книгах», т. е. пересказал Свящ. Писание. Во 2-й части описаны постбиблейские события - от правления династии Хасмонеев до начала восстания в Иудее против римлян.

Помпей в Иерусалимском храме. Миниатюра из кн. Иосифа Флавия «Иудейские древности». Худож. Ж. Фуке. Ок. 1470 г. (Paris. fr. 247. Fol. 293v)
Помпей в Иерусалимском храме. Миниатюра из кн. Иосифа Флавия «Иудейские древности». Худож. Ж. Фуке. Ок. 1470 г. (Paris. fr. 247. Fol. 293v)

Помпей в Иерусалимском храме. Миниатюра из кн. Иосифа Флавия «Иудейские древности». Худож. Ж. Фуке. Ок. 1470 г. (Paris. fr. 247. Fol. 293v)

В противовес гиперкритическим взглядам ученых XX в. исследования последних десятилетий показали, что И. Ф. не был простым компилятором, объединившим информацию из различных, часто вторичных источников. Он изучал труды историков, критически и планомерно перерабатывая сведения источников. Пересказывая Библию, И. Ф. пользовался текстом ВЗ в греч. переводе (Септуагинтой), а также арам. таргумами и в меньшей степени древнеевр. текстом. Его утверждение о том, что он пересказал Cвящ. Писание, «ничего не прибавив и не опустив», нельзя понимать буквально, И. Ф. имеет в виду скорее правдивую передачу евр. традиции (Bilde. 1988. P. 92-98, 215; Feldman. Josephus's Interpretation. 1998. P. 455-518).

«Иудейские древности» неоднородны по стилю и языку. Книги 1-14 и 20 написаны на эллинистическом койне; книги 15-19 (как и «Иудейская война») относятся к разряду текстов, которые принадлежат к т. н. аттицизирующей лит-ре или по классификации Ф. Лассерра риторической историографии (Lasserre. 1979. P. 162-164) и составляют одну группу с фрагментами текста Николая Дамасского, произведениями Дионисия Галикарнасского и Филона Александрийского.

И. Ф. пересказал библейскую историю со множеством отклонений от исходного текста: обращаясь к широкой, по-гречески образованной аудитории (евреям и неевреям), он комментирует, анализирует, сокращает и дополняет текст Свящ. Писания. Кроме того, он пользуется языком, во многом отличающимся от языка LXX. Пересказ Свящ. Писания у И. Ф. содержит ряд мотивов, распространенных в современной ему греч. историографии, но не встречающихся или по-другому представленных в Библии. К ним относятся рассуждения о Божественном Промысле (πρόνοια θεοῦ), о свободе и тирании, о наилучшей форме гос. устройства, о подчинении страстям как основной причине моральной деградации, об упадке нравов в результате отступления от отеческих установлений. Следуя традициям эллинистической историографии, И. Ф. представил основных персонажей библейской истории (Ноя, Авраама, Моисея) как стоических мудрецов, успешных гос. деятелей, блестящих ораторов и доблестных полководцев, часто обращался к популярной в стоицизме концепции правителя-тирана (превращение Соломона из мудрого царя в тирана, черты тирана у Саула, обвинения старейшинами Моисея в тирании). Он ввел в пересказ элементы греч. романа (см., напр., историю прав. Иосифа и жены Потифара (Ios. Flav. Antiq. II 4) или эпизод об Эфиопском походе Моисея и о женитьбе на эфиоп. принцессе (Ibid. II 10; см.: Braun. 1934. S. 17 ff.)), добавляя после описания чудесных событий рационализирующие ремарки. Для повествовательной манеры И. Ф. характерна тенденция к универсализму: он выделяет из обычаев и представлений древних евреев те, к-рые находят параллели в греч. культуре, при этом обходит молчанием неприемлемые для его читателей или трудно воспринимаемые ими. Так, он избегает упоминания ключевых библейских понятий, таких как «завет» и «земля обетованная» (Downing. 1981; Idem. 1982). Универсальный подход проявляется у И. Ф., в частности, в изложении иудейского закона: он не пишет о штрафах за нарушения его, тем самым переводит предписания закона из юридической в моральную сферу (Les Antiquités juives. 1990. Vol. 1. P. XXXII). Одно из направлений в современной историографии посвящено изучению принципов эллинизации библейского текста, к-рые использовал И. Ф., связи языка его произведений с языком стоиков, кинической диатрибы, аллюзий на сочинения Платона и греч. трагедии (см.: Attridge. 1976; Idem. 1984; Unnik. 1978; Feldman. 1984; Idem. 1990).

Универсальный подход к изложению библейских событий в значительной степени способствовал популярности произведений И. Ф. среди христ. авторов. Насколько для И. Ф. важнее трактовать события соответственно с греч. философскими концепциями, чем с интерпретациями раввинов, видно на примере рассказа о жертвоприношении Исаака (Ios. Flav. Antiq. I 13). В описании этого эпизода И. Ф. подчеркивает любовь Авраама к сыну, используя одновременно аллюзию на эпизод из гомеровской «Илиады», где Приам умоляет Гектора не вступать в сражение с Ахиллом. В пересказе этого эпизода, обладающего как в иудейской, так и в христ. традиции огромным богословским значением, И. Ф. обходится без толкований. Он не упоминает об идеях, сохранившихся в комментариях раввинов, напр. о том, что жертвоприношение Исаака, являясь испытанием и для Авраама, и для его сына, стало демонстрацией ценности мученичества, или о том, что оно послужило искуплением для потомков Исаака и в конечном счете для всех людей. Для объяснения этого эпизода И. Ф. использовал стоическую идею: все, что происходит с избранниками Бога, случается по воле Божественного Промысла; он старается отмежеваться от понятия «жертвоприношение», противопоставляя библейский эпизод легенде о жертвоприношении Ифигении (Feldman. 1984. S. 797).

В библейском пересказе И. Ф. оценивает историческое развитие евр. гос-ва и общества с т. зр. соответствия законам Моисея. Центральная идея состоит в том, что причина самых больших несчастий в истории евреев стало нарушение заповедей закона (т. е. их конституции), это лишило их божественной поддержки - основы процветания. При изложении постбиблейских событий, происходивших гл. обр. в эпоху, когда евреи находились под властью великих держав, И. Ф. продолжает развивать идею Божественного Промысла, однако больше внимания уделяет апологетическим задачам: он постоянно подчеркивает высокий авторитет евреев среди иноземных правителей, признание и уважение их права жить в соответствии с «отеческими установлениями», особое благочестие своего народа и лояльность к властям.

Во 2-й части И. Ф. использовал такие источники, как «Письмо Аристея», «Всемирная история» Николая Дамасского, сочинения др. греч. авторов (только названо 24), а также Первую книгу Маккавейскую, архивные документы, личные наблюдения и устные свидетельства очевидцев (подробный обзор источников см.: Bilde. 1988. P. 80-89; Schwartz. 1990. P. 45-57). Особую ценность имеет рассказ о жизни иудейского царя Ирода Великого (Ios. Flav. Antiq. XIV-XVII), представляющий, пожалуй, одну из самых подробных биографий в античной лит-ре.

«Жизнеописание»

(᾿Ιωσήποῦ γένος; Josephi vita) было задумано И. Ф. как приложение к последней книге «Иудейских древностей». В 4 из 5 дошедших до нас рукописей этого сочинения «Жизнеописание» включено в состав текста, хотя последняя часть 20-й кн. «Иудейских древностей» по форме служит прологом к автобиографии. Р. Лакёр (Laqueur. 1920. S. 1-6) выдвинул гипотезу о существовании 2 изданий «Иудейских древностей», одно из к-рых И. Ф. дополнил своей биографией. В наст. время ученые склоняются к тому, что «Жизнеописание» изначально входило в «Иудейские древности» (Schreckenberg. 1972. S. 175f.; Cohen. 1979. P. 102f.; Attridge. 1984. P. 210; Bilde. 1988. P. 106f.; Lamour. 1996; Mason. 2001. P. XIX, XIV-XV). Большая часть произведения (§ 28-413) посвящена подробному описанию 5-6 месяцев жизни И. Ф. в Галилее, куда он был послан по заданию Иерусалимского синедриона для усмирения беспорядков и организации обороны города. Он сообщает о своем происхождении, об образовании и о начале общественной деятельности - путешествии в Рим в составе иудейского посольства. В конце И. Ф. рассказывает о том, как сопровождал Тита в походе на Иерусалим, как освобождал друзей, взятых в плен римлянами, о жизни в Риме в бывш. доме Веспасиана, о благодеяниях императора и императрицы и, наконец, о своей семейной жизни. Существенную роль в композиции «Жизнеописания» играет полемика с Юстом из Тивериады, военачальником и соперником И. Ф. в Галилее, к-рый уже после смерти Веспасиана, Тита и Агриппы II опубликовал свою версию истории войны против римлян и обвинил И. Ф. в подстрекательстве жителей Тивериады к военным действиям.

Иосиф Флавий. Гравюра из кн.: The Works of Flavius Josephus. L., 1737
Иосиф Флавий. Гравюра из кн.: The Works of Flavius Josephus. L., 1737

Иосиф Флавий. Гравюра из кн.: The Works of Flavius Josephus. L., 1737

Основная часть «Жизнеописания» посвящена тем же событиям, к-рые были представлены И. Ф. во 2-й кн. «Иудейской войны», однако между этими произведениями есть существенные противоречия как в хронологии событий, так и в деталях, но самое главное в том, как И. Ф. оценивает свою миссию в Галилее. Если в «Иудейской войне» он изображен как военачальник, посланный иерусалимской общиной для борьбы с римлянами, то в «Жизнеописании» он выступает как посланник иерусалимской аристократии, призванный вместе с коллегами обеспечить мир в Галилее. И. Ф. подчеркивает в первую очередь свои дипломатические достижения, позволившие преодолеть многочисленные внутренние конфликты в Иудее. В «Иудейской войне» он занимается набором людей в армию, в «Жизнеописании» он подкупает галилейских разбойников, чтобы удержать их от военных действий (см.: Жизнь Иосифа Флавия // ВДИ. 2006. № 4. С. 216-217). Кроме того, И. Ф. вводит в «Жизнеописание» материалы, к-рых нет в «Иудейской войне».

В значительной степени история исследования «Жизнеописания» - это спор о том, какой из 2 написанных И. Ф. рассказов о начальной фазе войны с Римом - в «Жизнеописании» или в «Иудейской войне» можно считать более достоверным. В кон. XIX - нач. XX в. ученые отдавали предпочтение «Иудейской войне». После выхода в свет книги Лакёра (Laqueur. 1920), к-рый предположил, что в основу «Жизнеописания» положен отчет о миссии в Галилее, написанный И. Ф. во время войны для синедриона; этот текст он быстро переработал для скорейшей публикации ответа на обвинения Юста; следов., ядро «Жизнеописания» составляет ранний документ, а значит, эти свидетельства более достоверны, чем рассказ в «Иудейской войне». Гипотеза Лакёра с различными модификациями была принята большинством ученых, и в позднейших исследованиях «Жизнеописание» стало рассматриваться как более надежный источник, чем «Иудейская война» (см. подробный историографический очерк: Cohen. 1979. P. 8-23). Из совр. ученых проблеме исторической ценности «Жизнеописания» много внимания уделил Ш. Коэн. Он принял гипотезу Лакёра о существовании первоначального источника, полагая, однако, что И. Ф. использовал в «Жизнеописании» не отчет, написанный для синедриона, а заметки (воспоминания - ὑπόμνημα) о событиях войны, составленные по хронологическому принципу. По мнению Коэна, они были использованы И. Ф. как в «Иудейской войне», так и в «Жизнеописании». В «Иудейской войне» эти материалы подверглись основательной переработке, в «Жизнеописании» И. Ф. следует им более точно и в целом сохраняет структуру и хронологию, добавив к первоначальной канве событий полемику с Юстом. Т. о., в вопросах хронологии «Жизнеописанию» нужно отдать предпочтение перед «Иудейской войной»; что касается др. расхождений в текстах, нельзя однозначно определить, какое из 2 произведений более достоверно, каждый эпизод должен рассматриваться отдельно (Ibid. P. 80-83).

Трактат «Против Апиона» (Περ τὴς τῶν ἀρχαιότητος ᾿Ιουδαίων; Contra Apionem) был издан между 93-94 и 96 гг. Такое же название впервые встречается у блж. Иеронима (Hieron. Ep. 70. 3), Ориген и Евсевий Кесарийский цитируют это произведение под названием «О древности иудейского народа» (Orig. Contr. Cels. 4. 11; Euseb. Praep. evang. VIII 7. 21; IX 42. 1), к-рое, как это следует из текста трактата (Ios. Flav. Contr. Ap. I 217; II 1), скорее всего и было первоначальным. Однако тема древности происхождения иудеев служит сюжетом только 1-й кн. трактата, др. книги содержат полемику с Апионом. Принимая во внимание это наблюдение, Г. Шреккенберг определяет основную тему произведения как описание особенностей иудейского народа и предлагает в качестве гипотетического название «О роде иудеев» (Schreckenberg. 1998. Sp. 778). В греч. рукописях этого трактата есть значительная лакуна (Ios. Flav. Contr. Ap. I 51-114), к-рая восполняется с помощью лат. перевода Кассиодора. Для реконструкции текста также существенны многочисленные цитаты, приведенные Евсевием в «Приготовлении к Евангелию» и содержащие почти 1/6 текста трактата «Против Апиона» (Reinach. 1930. P. X-XI).

Трактат «Против Апиона» написан в ответ на критику «Иудейских древностей» и представляет собой апологию иудейского народа и его образа жизни, автор оспаривает расхожие предрассудки в отношении евреев. В 1-й кн. И. Ф. приводит свидетельства древних хроник Египта, Тира, Финикии и Халдеи, доказывающие древность происхождения евр. народа, а также перечисляет свидетельства ранних греч. авторов (Гермиппа, Геродота, эпического поэта Хирила, Клеарха и Феофраста), упоминающих о евреях. По подсчетам И. Ф., исход евреев из Египта произошел за тысячу лет до Троянской войны (Ios. Flav. Contr. Ap. II 104). Далее он опровергает уничижительную для евреев версию исхода, к-рая содержится в трудах александрийских историков. Вторая кн. начинается с критики произведений Апиона, одного из представителей школы александрийских грамматиков, описавшего множество антииудейских традиций и выступавшего в 1-й пол. I в. c яростной критикой еврейских обычаев и религии. И. Ф. разоблачает вымыслы о происхождении иудеев от прокаженных, изгнанных из Египта, и о почитании осла в Иерусалимском храме, о ежегодных приношениях в жертву одного из греков и др. Опровергая мнение Апиона, к-рый видел в евр. религии проявление человеконенавистничества и крайнего суеверия, И. Ф. приводит пространную апологию Моисеева закона, демонстрируя его совершенство с т. зр. философии, морали и юридической практики и сопоставляя с аморальными и абсурдными положениями верований греков. Используя терминологию и концепции популярной греч. философии, И. Ф. последовательно приводит аргументы в защиту иудейской религии, доказывая ее превосходство по сравнению с языческой: религия иудеев (так же как и их происхождение) более древняя, чем у греков; понимание Бога у иудеев более возвышенное, законы в отличие от греческих неизменны, обряды отличаются единообразием и благородством. Лучшее доказательство совершенства иудейского закона, по его мнению, состоит в исключительной верности, к-рую проявляют по отношению к нему иудеи, и в притягательности, к-рой он обладает для представителей др. народов (Ibid. II 151-291).

Трактат «Против Апиона» как полемическое произведение представляет собой один из важных документов, отражающих культурные, религ. и философские настроения эпохи. Его особая ценность состоит в том, что И. Ф. приводит многочисленные цитаты из несохранившихся произведений греч. или эллинизированных вост. авторов; среди них были Манефон, Берос, Менандр из Эфеса, Дий, Филострат, к-рые имели доступ к местным офиц. анналам или к храмовым архивам вост. народов (Ibid. I 73-153; см.: Reinach. 1895).

Историческая ценность трудов И. Ф.

Об И. Ф. упоминают Светоний (Suet. Vesp. 5, 6) и Дион Кассий (Dio Cassius. Hist. Rom. LXVI 1. 4). Порфирий, описывая обычаи евреев (Porphyr. De abstin. IV 11-14), пересказывает отрывки из «Иудейской войны», «Иудейских древностей» (о ессеях), из трактата «Против Апиона». Несмотря на ошибки, неточности и преувеличения, содержащиеся в трудах И. Ф., они представляют собой наиболее полный источник по истории Палестины эллинистического и римского времени, а также уникальный материал по истории Римской империи. Топографические описания И. Ф. были использованы в качестве руководства при проведении раскопок Самарии (Севастии), Кесарии, Иродиона, Масады, Гамалы. Точность его географических указаний подтверждена археологическими исследованиями (см.: Aviam, Richardson. 2001; Farland. 2002). Один из апологетических методов И. Ф.- приведение цитат из рим. декретов и сенатусконсультов, касающихся дарования привилегий евр. общинам в греч. городах Азии. В нек-рых исследованиях эти документы рассматриваются как подлинные в своей основе (Noethlichs. 1996. S. 80-89; Pucci Ben Zeev. 1998).

Древние переводы книг И. Ф.

Сохранилось 2 лат. перевода произведений И. Ф. В IV в. появился пересказ «Иудейской войны», озаглавленный «De excidio urbis Hierosolymitanae» (О разрушении Иерусалима) или «Historiae» (История) и подписанный именем Hegesippus (Гегесипп) (возможно, измененное Iosippus - форма имени И. Ф., часто встречающаяся в рукописях). Это сочинение было атрибутировано христ. историку II в. Егесиппу, хотя в некоторых рукописях текст приписывается свт. Амвросию Медиоланскому.

«De excidio...» состоит из 5 книг; первые 4 содержат пересказ соответствующих книг «Иудейской войны», 5-я - материал из 5, 6 и частично 7-й книги И. Ф. Кроме того, Псевдо-Егеcипп использует материал из «Иудейских древностей». В состав 2-й кн. включено «Тestimonium Flavianum» (Свидетельство Флавия). В VI в. под рук. Кассиодора, министра короля остготов Теодориха, был сделан перевод «Иудейских древностей», в состав которого вошли «Жизнеописание» и трактат «Против Апиона». Этот перевод содержит множество ошибок, основанных на неправильном понимании греч. текста, однако он почти дословно передает греч. оригинал и т. о. служит прекрасным источником для реконструкции лежащего в его основе греч. текста. Кроме того, в этом переводе сохранился большой отрывок из 1-й ч. трактата «Против Апиона» (Ios. Flav. Contr. Ap. I 51-114), пропущенный в дошедших до нас греч. рукописях. Перевод был сделан одним или неск. авторами, имена к-рых неизвестны. Будучи весьма распространен в средние века, он был издан И. Фробеном в 1524 г. В совр. издание вошли только трактат «Против Апиона» (Flavii Josephi Opera ex versione latina antiqua. [Pars] 6: De judaeorum vetustate, sive Contra Apionem, libri II / Ed. С. Boysen. Vindobonae etc., 1898. (CSEL; 37)) и первые 5 книг «Иудейских древностей» (The Latin Josephus. 1: Introd. and Text: The Antiquities, Books I-V / Ed. F. Blatt. Aarhus; København, 1958). Сир. перевод 6-й кн. «Иудейской войны» был сделан не позднее V в. с греч. оригинала и сохранился в составе одного из сир. кодексов ВЗ как Пятая книга Маккавейская. Евр. пересказ «Иудейской войны» известен под названием «Иосиппон» (Josippon, Josephon) и был сделан, вероятно, в X в. в Юж. Италии, на что указывают лингвистические, географические и этнографические особенности текста. Основным источником для составления евр. пересказа послужил текст Псевдо-Егесиппа. Позднее эта книга была в свою очередь переведена с изменениями на араб., эфиоп., арм., древнечеш. и древнепольск. языки. Существовала также древнерус. версия «Иосиппона», о к-рой мы можем судить по отрывкам в хронографических сказаниях (см.: Мещерский. 1958. С. 132-154).

В XI-XVIII вв. произведения И. Ф. распространялись на Руси в переводах с греч., евр., польск., лат. языков (Там же. С. 46). Наиболее значительным является древнерус. перевод «Истории Иудейской войны», дошедший в большом количестве списков XV-XVIII вв. под названием «О полонении Иерусалима». Более чем 30 сохранившихся списков древнерус. перевода разделяются на 2 редакции: Хронографическую (включающую Виленский хронограф XVI в. и Архивский хронограф XV в.) и Отдельную. Хронографы содержат перевод «Иудейской войны» наряду с др. произведениями (переводами из Библии, евангельскими отрывками, фрагментами из творений христ. авторов), списки Отдельной редакции - это сплошной текст памятника без первых 24 глав 1-й кн., к-рые заменены кратким введением.

Древнерус. текст «Иудейской войны» был опубликован В. М. Истриным по спискам Отдельной редакции (Istrin. 1934-1938), Н. А. Мещерским по Виленскому хронографу (Мещерский. 1958) и рядом авторов во главе с А. А. Пичхадзе по Архивскому хронографу (Пичхадзе, Макеева и др. 2004). Мещерский приводит аргументы в пользу датировки перевода эпохой Ярослава (1-я пол. XI в.) (Мещерский. 1958. С. 107 сл.), Пичхадзе вслед за Истриным считает, что это текст XII в. (Пичхадзе. 2002. С. 168). По мнению Мещерского, перевод был несомненно сделан с греч. текста, причем отличавшегося большей точностью и лучшей сохранностью, чем дошедшие до наст. времени рукописи, и, т. о., может служить источником для реконструкции первоначального текста «Иудейской войны» (Мещерский. 1958. С. 73-75). Переводчик, работая с произведением светского автора, не стремился к дословной передаче текста, но по возможности делал его понятным и интересным для читателей. По сравнению с греч. текстом помимо стилистических изменений перевод содержит ряд существенных отличий: пропуски в тех местах, где рассказ И. Ф. не имеет прямого отношения к взятию Иерусалима, и большое количество вставок. Нек-рые из них имеют несомненно христ. характер (I 19. 1; 20. 4; II 7. 2; 9. 1, 3 содержат пересказ со значительными дополнениями из Testimonium Flavianum. IV 7; V 5. 2, 4; 13. 7; VI 5. 4 сообщают сведения об Иисусе Христе из «Иудейских древностей»). Ряд вставок мог происходить из несохранившейся редакции греч. текста, о происхождении других среди ученых нет единого мнения (Мещерский. 1958. С. 47-66; Schreckenberg. 1972. S. 44-45; Bickerman. 1988). В некоторых местах в тексте заметны перестановки.

И. Ф. как автор истории новозаветного времени

Из новозаветных авторов по стилю И. Ф. ближе всего к св. евангелисту Луке. Оба автора пользовались такими приемами эллинистического исторического описания, как драматический и патетический рассказ о событиях, включение в повествование речей исторических персонажей, снабжение текста особым предисловием. Оба автора обращаются к аудитории образованных читателей, часто употребляя понятия, принятые в эллинистической среде (cм.: Downing. 1980). У И. Ф. более прорим. ориентация, хотя оба автора в конечном счете принимают реалистичную и прагматичную позицию по отношению к рим. властям. Содержательное сходство изложения 2 авторов обнаруживается в вопросе о налогах (Ios. Flav. De bell. V 9. 4 [405]; ср.: Лк 20. 22-25). Тот факт, что И. Ф. приводит множество имен и названий мест из НЗ, способствовал интересу раннехрист. авторов II-III вв. к его трудам. И. Ф. упоминает о Понтии Пилате, о переписи населения, проводившейся в правление прокуратора Квирина (Ios. Flav. Antiq. XVII 13. 5 - XVIII 1. 1; ср.: Лк 2. 1-5; хотя датировка И. Ф. расходится с новозаветной), о смерти Агриппы I, об иудейских предводителях Февде и Иуде из Галилеи (Ios. Flav. Antiq. XX 1. 1 [97-98]; XX 5. 1-2 [102]; ср.: Деян 5. 36-37), а также о некоем лжепророке из Египта, увлекшем в пустыню своих приверженцев (Ios. Flav. De bell. II 13. 5 [261-263]; Idem. Antiq. XX 8. 3-7 [169-172]; ср.: Деян 21. 38; подробнее о параллелях между произведениями И. Ф., Евангелием от Луки и кн. Деяния см.: Schreckenberg. 1972). Наконец, описание И. Ф. знамений и пророчеств, свидетельствовавших о грядущей гибели Иерусалима (Ios. Flav. De bell. VI 5 [288-309]), находит близкие параллели в синоптических Евангелиях, передающих предсказание Иисуса Христа о конце Иерусалима (Мк 13. 2; Мф 23. 38; 24. 2; Лк 21. 6 и особенно Лк 21. 20-24).

«Testimonium Flavianum» (Свидетельство Флавия)

В 18-й кн. «Иудейских древностей» содержится упоминание об Иисусе Христе, Который называется «мудрым человеком, если его только вообще можно назвать человеком», чудотворцем и Мессией (Ios. Flav. Antiq. XVIII 3. 3 [63-64]). Сообщается также о казни Христа Пилатом и Его тридневном воскресении, а также о «племени», или «роде» (τὸ φῦλον), христиан, к-рое не исчезло после смерти Своего Учителя. Уже с XVI в. подлинность этого отрывка, получившего название «Testimonium Flavianum», подвергалась сомнению. Основные аргументы в пользу того, что отрывок является христ. интерполяцией, состоят в следующем. Несмотря на огромное значение такого рода свидетельства для раннехрист. авторов, к-рые уже со II в. многократно цитируют И. Ф., данный отрывок впервые встречается в IV в. у Евсевия Кесарийского (Euseb. Hist. eccl. I 11; Idem. Demonstr. III 5. 105). Имеется свидетельство Оригена (Orig. Comm. in Matth. 10. 17; Idem. Contr. Cels. 1. 47), что И. Ф. не признавал Иисуса Мессией (Христом). В пользу подлинности этого свидетельства (или его первоначального ядра) приводится тот факт, что оно содержится во всех сохранившихся рукописях, а также в переводах «Иудейских древностей». Кроме того, лингвистические исследования подтверждают, что язык отрывка существенно не отличается от остального текста 18-й кн. В наст. время большинство исследователей считают текст «Testimonium Flavianum» частично интерполированным. Скорее всего изначальный текст содержал краткие и нейтральные сведения об Иисусе Христе в контексте мессианских движений, к-рые И. Ф. описывает в этой части книги (подробный очерк обширной историографии этого вопроса: Feldman. 1984. S. 822-835; см. также: Schreckenberg. 1998. Sp. 786). «Иудейские древности» содержат также упоминание о св. Иоанне Предтече, его проповеди и казни по приказанию Ирода Антипы (Ios. Flav. Antiq. XVIII 5. 2 [116-119]). Хотя рассказ И. Ф. расходится с текстом Евангелий (Мф 14. 3-12; Мк 6. 17-29) в указании причин казни Иоанна Предтечи, его сообщение в целом не противоречит евангельскому рассказу. Подлинность этого отрывка из текста И. Ф. подтверждает тот факт, что он цитируется Оригеном (Orig. Contr. Cels. 1. 47 - Feldman. 1984. S. 821). Наконец, в 20-й кн. И. Ф. говорит об осуждении синедрионом на смерть Иакова, «брата Иисуса, называемого Христом» (Ios. Flav. Antiq. XX 9. 1 [200]).

Политические и религиозно-философские взгляды И. Ф.

Называя себя фарисеем, И. Ф. является противником как апокалиптическо-эсхатологического, так и мессианско-политического течения (Hengel. 1989. P. 6-16), полагая, подобно позднейшим раввинам, что спасение обеспечивается только соблюдением закона. Он считал, что наделен пророческим даром и что его роль в исторических событиях сходна с ролью прор. Иеремии, обличавшего отступничество иудеев от Бога и предсказавшего им гибель (см.: Blenkinsopp. 1974; Cohen. 1982. Passim; Hengel. 1989. P. 10-11). И. Ф. признает рим. власть как облеченную божественной санкцией и в этом он близок к взглядам евангелиста Луки. Эту же позицию под влиянием И. Ф. позже разделял Евсевий Кесарийский. Политический идеал И. Ф.- теократия (θεοκρατία); это понятие, впервые им сформулированное (Ios. Flav. Contr. Ap. II 165), подразумевало верховную власть священнической аристократии, к-рая управляет народом согласно законам Торы.

В трудах И. Ф. отразились, с одной стороны, иудейские представления и религ. теории, с другой - идеи греч. философии, к-рыми он широко пользовался, обращаясь к образованной грекоязычной аудитории. В частности, И. Ф. включает в повествование понятия, бытующие в греч. традиции, но не имеющие параллелей ни в Свящ. Писании, ни в современной ему иудейской традиции. Так, напр., он использует понятия, отражающие своеобразные представления греков о судьбе (εἱμαρμένη, τύχη, πεπρωμένη), и т. о. вводит в текст актуальную для философской полемики своего времени проблематику соотношения судьбы и Божественного Промысла (Семенченко. 2005).

Произведения И. Ф. в христианской традиции

Благодаря тому что авторы первых веков христианства часто обращались к произведениям И. Ф., эти сочинения сохранились практически полностью. Для отцов Церкви, перед к-рыми стояла задача утвердить христ. учение в противовес греч. синкретизму и иудаизму, произведения И. Ф., написанные вскоре после новозаветных событий свидетелем гибели Иерусалима и разрушения храма (70), содержали необходимый материал. Упоминания И. Ф. и цитирование его трудов встречаются у таких раннехрист. авторов, как Феофил Антиохийский и Минуций Феликс (II в.), Ириней Лионский, Климент Александрийский, Юлий Африкан, Тертуллиан, Ипполит Римский и Ориген (III в.), Мефодий, Псевдо-Евстафий и чаще других Евсевий Кесарийский (IV в.) (Schreckenberg. 1972. S. 70 ff.). Сообщая о бедствиях евреев во время войны с римлянами и о разрушении Иерусалима (Euseb. Hist. eccl. III 6 sqq.), Евсевий опирается на описания из «Иудейской войны» (Ios. Flav. De bell. V 10. 2-4; 12. 3-4; VI 3. 3-4). C евангельскими предсказаниями падения Иерусалима он связывает и др. детали рассказа И. Ф. (Ibid. VI 9. 2 [417] sqq.). Приводя свидетельства И. Ф. о бедствиях иудеев во время осады Иерусалима, Евсевий заключает, что они были посланы иудеям за их кощунственное отношение ко Христу (Euseb. Hist. eccl. III 5. 3). Он упрекает И. Ф. за то, что пророчество о Повелителе мира, грядущем с Востока, тот относит к Веспасиану (Ios. Flav. De bell. VI 5. 4 [312] sqq.), а не подлинному Правителю мира - Христу (Euseb. Hist. eccl. III 8. 10-11).

Христ. авторы, по мнению Шреккенберга (Schreckenberg. 1998. Sp. 790), видели в исторических писаниях И. Ф. готовую модель христ. изложения истории. Во II-III вв. труды И. Ф., распространявшиеся в свитках, были собраны в кодексы, к-рые объединили «Иудейскую войну» и «Иудейские древности» под общим названием «Иудейская история», причем «Иудейские древности» сохранили первоначальное название, а «Иудейская война» получила название Περ ἀλώσεως (О захвате [Иерусалима]). В этих кодексах изложение событий «Иудейской войны» шло вслед за «Иудейскими древностями», что соответствовало логике христ. понимания истории. По мысли христ. авторов, гибель Иерусалима, описанная в «Иудейской войне» И. Ф., была закономерным результатом новозаветных событий и исполнением евангельских пророчеств. Соотношение НЗ и «Иудейской войны» было, т. о., соотношением пророчества и его исполнения. Значение этого произведения И. Ф. было настолько велико, что 6-я кн., содержащая описание взятия Иерусалима, была включена в состав Пешитты под названием Пятая Маккавейская книга (Idem. 1984. S. 1168f.).

Тексты И. Ф. служат главным источником для раннехрист. авторов в описании бедствий иудеев во время осады и гибели Иерусалима. Мн. идеи, содержащиеся в «Иудейской войне», были использованы и интерпретированы отцами Церкви в христ. традиции, напр. утверждение, что Бог покинул иудеев, осквернивших храм многочисленными злодеяниями, и занял сторону римлян (Ios. Flav. De bell. II 19. 6; V 5. 6; 8. 2). И. Ф. подчеркивает отличие зилотов-экстремистов, захвативших храм и возглавивших военное сопротивление римлянам, от той части иудеев, к-рая не вступила в войну, а также возлагает вину за осквернение храма и нарушение законов на зачинщиков восстания. Христ. авторы видят причину гибели Иерусалима и разрушения храма в том, что иудеи не признали посланного от Бога Спасителя и осудили Его на казнь (подробнее см.: Schreckenberg. 1984. S. 1122-1134). Ориген и Евсевий (Orig. In Ier. hom. 14; Euseb. Hist. eccl. III 7. 8 sqq.), оценивая 40-летний срок, прошедший с момента казни Иисуса Христа до разрушения храма, как время, данное иудеям для раскаяния, использовали концепцию И. Ф., к-рый считал, что город и храм можно было спасти, если бы иудеи нашли в себе силы для раскаяния (Ios. Flav. De bell. IV 3. 10; V 9. 4; 11. 2). Если под раскаянием И. Ф. подразумевал в т. ч. и прекращение преступного восстания и связанных с ним злодеяний, осквернявших город и храм, то в творениях отцов Церкви раскаянием является признание Иисуса Христа Мессией, Спасителем и Сыном Божиим. Важнейшим элементом христ. рецепции текста И. Ф., начиная с Евсевия, была теория о рабстве иудеев, к-рая связывала новозаветное пророчество о том, что евреи «падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы» (Лк 21. 24) с сообщением И. Ф. о продаже в рабство оставшихся в живых после осады Иерусалима евреев (Ios. Flav. De bell. III 4. 1; 7. 1; VI 8. 2).

Большой популярностью у раннехрист. авторов пользовался трактат И. Ф. «Против Апиона» из-за содержащейся в нем полемики с язычниками. Во II в. Феофил Антиохийский в «Посланиях к Автолику» (Theoph. Antioch. Ad Autol. III 20-22) цитирует в сокращении отрывок из 1-й кн. трактата, в к-ром И. Ф. приводит свидетельства егип. и палестинских хроник о древности иудеев. Наибольшее число цитат из этого трактата содержится у Евсевия в «Евангельских приуготовлениях» (напр.: Euseb. Praep. evang. X 6. 15 и др.). В сравнении с языческой религией у иудеев и христиан было много общего, и первоначально христианство воспринималось языческим миром как одно из течений иудаизма. И. Ф. и раннехристианские авторы обращались практически к одной и той же аудитории: образованным в области философии и теологии грекам, римлянам и иудеям Римской империи. Мотивы апологетики были сходны: И. Ф. пытался доказать общечеловеческую ценность иудейской религии, а христианские апологеты заботились о том, чтобы представить римским властям свое учение не как революционное, но как мирное учение о спасении.

Произведения И. Ф. сыграли важнейшую роль в создании христ. исторической традиции. Отцы Церкви воспринимали «Иудейскую войну» как своеобразный комментарий к НЗ (Schreckenberg. 1984. S. 1116-1122) и использовали свидетельства И. Ф. для создания нового христоцентрического видения истории. Из раннехрист. авторов особенно высоко ценил И. Ф. блж. Иероним, назвавший его «греческим Ливием» (Hieron. Ep. 22. 35, 8). Он считал произведения иудейского автора ценным справочником по новозаветной истории и библейской экзегезе и многократно отсылал к ним своих читателей. Блж. Иероним включает произведения И. Ф. в состав написанной им христ. истории лит-ры (Idem. De vir. illustr. 13). Через посредство визант. хронографа Иоанна Малалы «Иудейские древности» легли в основу христ. трудов по всеобщей истории (см.: Bilde. 1988. P. 125; Schreckenberg. 1984. S. 1167-1172).

Издания и переводы произведений И. Ф.

В наст. время базовым изданием текстов И. Ф. является editio maior (полное издание) Б. Низе (Flavii Iosephi Opera / Еd. Niese. Berolini, 1885-1895. 7 vol.), где использованы основные рукописи и свидетельства источников об авторе. Одновременно вышло в свет издание С. А. Набера (Flavii Iosephi Opera omnia / Еd. I. Bekkerum, S. A. Naber. Lipsiae, 1888-1896. 6 vol.), к-рое менее документировано, но содержит множество конъектур. Эти издания послужили основой для переводов произведений И. Ф. на совр. языки.

Пер. на рус. яз.: Иудейские древности / Пер. с греч.: Г. Г. Генкель. СПб., 1900. М., 1994р. 2 т.; О древности иудейского народа. Против Апиона / Пер. с греч.: Я. И. Израэльсон, Г. Г. Генкель. СПб., 1895. М., 1990р; Иудейская война / Пер.: М. Финкельберг, А. Вдовиченко. М.; Иерусалим, 1993; Жизнь Иосифа Флавия / Пер.: Д. Е. Афиногенов; вступ. ст. и коммент.: Л. В. Семенченко // ВДИ. 2006. № 4. С. 216–230; 2007. № 1. C. 272–283; № 2. С. 235–251; на англ. яз.: Josephus: In 9 vol. / Ed., transl. H. S. J. Thackeray, R. Marcus, A. Wikgren, L. Feldman. Camb. (Mass.); L., 1926–1965. (Loeb Classical Library; 186, 203, 210, 242, 281, 326, 365, 410, 433); Flavius Josephus: Transl. and Comment. / Ed. S. Mason. Leiden; Boston, 2000–2006; на франц. яз.:OEuvres complètes de Flavius Josèphe / Ed. Th. Reinach. P., 1900–1932. 7 vol.; Autobiographie / Ed. A. Pelletier. P., 1959; Guerre des Juifs / Ed. A. Pelletier. P., 1975–1982. 3 vol.; Les Antiquités juives / Ed., trad. et not. E. Nodet. P., 1990–[2010]. Vol. 1–5; на нем. яз.: Des Flavius Josephus Jüdische Altertümer / Hrsg. übers. H. Clementz. Halle, 1899. 2 Bde; Geschichte des Jüdisches Krieges / Übers. H. Clementz. Halle, 1900; Des Flavius Josephuskleinere Schriften: Selbstbiographie; Gegen Apion; Über die Makkabäer / Übers. H. Clementz. Halle, 1900; De bello judaico = Der jüdische Krieg / Hrsg. O. Michel, O. Bauernfiend. Darmstadt, 1959–1969. 3 Bde in 4; Aus meinem Leben (Vita): Krit. Ausg., Übers. und Komment. / Hrsg. F. Siegert, H. Schreckenberg, M. Vogel. Tüb., 2001.
Лит.: Reinach Th. Textes d'auteurs grecs et romains relatifs au judaïsme. P., 1895; idem. Introduction // Flavius Josèphe. Contre Apion. P., 1930. P. I-XXIX; Laqueur R. Der jüdische Historiker Flavius Josephus: Еin biogr. Versuch auf neuer quellenkritischer Grundlage. Giessen, 1920; Thackeray H. St. J. Introd. to the Jewish War // Josephus: In 9 vol. 1927. Vol. 2. P. I-XX; Braun M. Griechischer Roman und hellenistische Geschichtschreibung. Fr./M., 1934; Istrin V. M. La prise de Jérusalem de Josèphe le Juif: Тexte vieux-russe publié intégralement. P., 1934-1938. 2 vol.; Мещерский Н. А. История Иудейской войны Иосифа Флавия в древнерус. пер. М.; Л., 1958; Schreckenberg H. Die Flavius-Josephus-Tradition in Antike und Mittelalter. Leiden, 1972; idem. Josephus un die christliche Wirkungsgeschichte seines «Bellum Judaicum» // ANRW. 1984. Tl. 2. Bd. 21. Hbd. 2. S. 1106-1217; idem. Josephus // RAC. 1998. Bd. 18. Sp. 761-801; Blenkinsopp J. Prophecy and Рriesthood in Josephus // JJS. 1974. Vol. 25. N 2. P. 239-262; Attridge H. W. The Interpretation of Biblical History in Antiquitates Judaicae of Flavius Josephus. Missoula, 1976; idem. Josephus and Нis Works // Jewish Writings of the Second Temple Period / Ed. M. E. Stone. Assen; Phil., 1984. P. 185-232; Unnik W. C., van. Flavius Josephus als historischer Schriftsteller. Hdlb., 1978; Cohen Sh. J. D. Josephus in Galilee and Rome: His Vita and Development as a Historian. Leiden, 1979; idem. Josephus, Jeremiah and Polybius // History and Theory. Middletown (Conn.), 1982. Vol. 21. N 3. P. 366-381; Lasserre F. Prose grecque classicisante // Le classicisme а Rome aux lers siècles avant et après J.-C. Gen., 1979. P. 135-164; Downing F. G. Redaction Criticism: Josephus' Antiquities and the Synoptic Gospels // JSNT. 1980. Vol. 2(8). P. 46-65; Vol. 3(9). P. 29-48; idem. Ethical Pagan Theism and the Speeches in Acts // NTS. 1981. Vol. 27. N 4. P. 544-564; idem. Common Ground with Paganism in Luke and in Josephus // Ibid. 1982. Vol. 28. N 4. P. 546-559; Feldman L. H. Flavius Josephus Revisited: The Man, His Writings, and His Significance // ANRW. 1984. Tl. 2. Bd. 21. Hbd. 2. S. 763-862; idem. Authority and Exegesis of Mikra in the Writings of Josephus // Mikra: Text, Transl., Reading and Interpr. of Hebrew Bible in Ancient Judaism and Early Christianity / Ed. M. J. Mulder. Assen; Minneapolis, 1990. P. 489-503; idem. Josephus's Interpretation of the Bible. Berkeley, 1998; idem. Studies in Josephus' Rewritten Bible. Leiden; N. Y., 1998; Bickerman E. J. The Jews in the Greek Age. Camb. (Mass.), 1988; Bilde P. Flavius Josephus between Jerusalem and Rome: His life, His Works and Their Importance. Sheffield, 1988; Hadas-Lebel M. Flavius Josèphe. P., 1989; Hengel M. The Zealots: Investigations into the Jewish Freedom Movements in the Period from Herod I until 70 A.D. Edinb., 1989; Eckstein A. M. Josephus and Polybius: A Reconsideration // Classical Antiquity. Berkeley, 1990. Vol. 9. N 2. P. 175-208; Schwartz S. Josephus and Judaean Politics. Leiden; N. Y., 1990; Раджак Т. Иосиф Флавий: Историк и общество: Пер. c англ. M.; Иерусалим, 1993; Lamour D. L'organisation du récit dans 'Autobiographie de Flavius Josèphe // Bull. de l'Association G. Budé. P., 1996. Vol. 55. N 2. P. 141-150; Noethlichs K.-L. Das Judentum und der römiches Staat. Darmstadt, 1996; Pucci Ben Zeev M. Jewish Rights in the Roman World: The Greek and Roman Documents Quoted by Josephus Flavius. Tüb., 1998; Mader G. Josephus and the Politics of Historiography: Apologetic and Impression Management in the Bellum Judaicum. Leiden; Boston, 2000; Aviam M., Richardson P. Josephus' Galilee in Archaeological Perspective // Flavius Josephus: Transl. and Comment. 2001. Vol. 9. P. 177-210; Mason S. Introd. to the Life of Josephus // Ibid. P. XIII-LIV; Пичхадзе А. А. Литературно-языковые и переводческие традиции в словоупотреблении церковнослав. памятников и рус. летописей XI-XIII вв. // Рус. язык в науч. освещении. М., 2002. № 2(4). С. 147-170; Farland H. S. Jr. Flavius Josephus and the Archaeological Evidence for Caesarea Maritima // A FS in Honor of E. N. Lane. [Oklahoma, 2002] [Электр. ресурс: http://www.stoa.org/hopper/text.jsp?doc=Stoa:text:2001.01.0019]; Пичхадзе А. А., Макеева И. И. и др. «История Иудейской войны» Иосифа Флавия: Древнерус. пер. М., 2004. 2 т.; Семенченко Л. В. Были ли саддукеи эпикурейцами?: К вопр. о соотношении судьбы, промысла и свободы воли у Иосифа Флавия // ВДИ. 2005. № 3. С. 125-142; eadem (Sementchenko L. V.). La notion de stasis chez Thucydide et Flavius Josephe // Ombres de Thucydide: La réception de l'historien depuis l'Antiquité jusqu'au début du XXe siècle / Ed. V. Fromentin, S. Gotteland, P. Payen. P., 2010. P. 63-71.
Л. В. Семенченко
Ключевые слова:
Политические деятели Историки еврейские Иосиф Флавий (37 или 39 - 100 гг. по Р. Х.), еврейский историк и политический деятель
См.также:
АЛТУЗИЙ Иоганн (1557-1638), нем. юрист и политический мыслитель, создатель учения о гос-ве, об-ве и народном суверенитете кальвинист. толка
БЕЗАНТ Анни (1847-1933), теософ, деятель английского социалистического движения и национально-освободительного движения Индии
ГРИГОРИЙ ИЗ САНОКА (ок. 1406 - 1477), католич. архиеп. Львова, польск. гуманист и политический деятель
ДЕМЕТРИЙ ХРОНОГРАФ евр. историк и экзегет эпохи эллинизма
ДЖЕФФЕРСОН Томас (1743 - 1826), амер. политический деятель, философ-деист, основной автор Декларации независимости США, 3-й Президент США
ДОБРЯНСКИЙ-САЧУРОВ Адольф Иванович (1817 - 1901), политик, публицист, деятель русинского движения в Закарпатье