Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ
Т. 1, С. 516-520 опубликовано: 18 марта 2008г.


АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ

(Македонский) [греч. ̓Αλέξανδρος οJ Μέγας] (357 до Р. Х., Пелла (Пела), Македония - 13.06.323 до Р. Х., Вавилон), Александр III из династии Аргеадов, царь Македонии (336-323 до Р. Х.), царь Египта (с 332 до Р. Х.), «царь Востока» (офиц. титул с 330 до Р. Х.); создатель державы в Вост. Средиземноморье, на Ближ. и Ср. Востоке; эпический герой в античной, христ., иудейской и исламской культурах. Сын царя Филиппа II и Олимпиады, представительницы эпирского царского рода. Получил образование при дворе отца; среди его наставников был философ Аристотель. Уже в юном возрасте, в периоды отсутствия Филиппа II в столице, А. В. принимал участие в управлении гос-вом. Его военный талант впервые проявился в 338 г. во время битвы с коалицией греч. полисов во главе с Афинами и Фивами при Херонее. Неожиданная смерть Филиппа, избранного на Коринфской лиге греч. полисов 338 г. гегемоном соединенных греч. сил для войны с Персидской державой, открыла А. В. путь к царскому трону. Утвердившись на престоле и расправившись с оппозицией в Греции (поход в Фессалию, разрушение Фив), А. В. в 334 г. начал войну с Персидским царством, превратившуюся в 9-летний поход на восток. Он одержал победы над персид. войском в сражениях при р. Граник (334 до Р. Х.; совр. Сев.-Зап. Турция), а затем при г. Иссе (333 до Р. Х.; в р-не совр. Османие, Юго-Вост. Турция), покорив Финикию, пошел в Египет, откуда снова двинулся в Азию, выиграл решающую битву при сел. Гавгамелы (331 до Р. Х.; совр. Телль-Гомель близ г. Эрбиль, Ирак) и фактически поставил под свой контроль всю территорию Персидской империи. В 326-325 гг. до Р. Х. А. В. вторгся в Индию, добился значительных успехов, но из-за эпидемий, недовольства солдат и общей неподготовленности к войне в незнакомых условиях вынужден был прекратить поход и отвести армию в Месопотамию. В результате завоевательных походов А. В. создал эллино-персид. империю со столицей в Вавилоне, включавшую, кроме Македонии и полисов Юж. Фракии, М. Азию, Египет, Сирию, Месопотамию, Персию, часть Центр. Азии (Бактрия, Парфия и Согд) и часть долины р. Инд. В целях укрепления своей власти в империи сближался с местной знатью; женился на дочери бактрийского властителя Роксане; в Египте пользовался поддержкой жречества; в 332/31 г. в дельте Нила основал г. Александрию. После того как в 330 г. до Р. Х. последний персид. царь из династии Ахеменидов Дарий III Кодоман был убит своими сатрапами, А. В. объявил себя законным властителем этой огромной державы. А. В. умер в Вавилоне, скорее всего от лихорадки (античными авторами приводится в т. ч. и версия об отравлении), во время подготовки похода в Аравию. После смерти царя его наследством завладели ближайшие соратники, вследствие чего на обширном пространстве завоеванных А. В. земель возникло неск. крупных эллинистических гос-в.

Фигура А. В., удачливого полководца и великодушного правителя, стала предметом особого почитания уже при его жизни. Идеология мировой державы, созданной А. В., отразилась в решении Коринфской лиги греч. полисов, в 324 г. до Р. Х. провозгласившей А. В. «божественным». Для греков и всего Вост. Средиземноморья А. В. стал объединителем всей ойкумены, и его грандиозные деяния воспринимались современниками в разных странах как знак особой милости богов. Империя, созданная А. В. явилась первым опытом создания «мировой» полиэтничной державы. Этот опыт сделал возможным феномен Римской империи, идея к-рой сохраняла свое влияние вплоть до развитого средневековья и проявлялась позднее в европ. политике нового и новейшего времени.

В античной культуре представление об А. В. приобрело возвышенно-героический оттенок. Его образ постепенно становился одним из важнейших составляющих в самосознании и культуре народов Средиземноморья. Культ А. В. как основателя гос-ва был важным компонентом идеологии почти всех царств эпохи эллинизма. В Александрии, столице Египта Птолемеев, сохранялась и почиталась гробница царя.

Царствование А. В. нашло свое отражение в дошедших до нас исторических трудах Диодора Сицилийского (I в. до Р. Х.) и Помпея Трога (ок. Р. Х.; сохранилось в эпитоме Юстина, писателя II в. по Р. Х.); описанию жизни и походов А. В. посвящены сочинения Курция Руфа (ок. I в. по Р. Х.), Плутарха (кон. I - нач. II в. по Р. Х.) и Флавия Арриана (II в. по Р. Х.). Ни один из этих авторов не был свидетелем событий эпохи А. В.; они пользовались несохранившимися более ранними сочинениями, в т. ч. и ближайших сподвижников А. В.: Каллисфена, Птолемея, Аристобула и др. Хотя сведения, приводимые античными историками об А. В. и выглядят в нек-рых случаях недостоверными, в их трудах заметно стремление отделить реальные факты из жизни А. В. от многочисленных легенд, возникших вокруг его имени.

Наиболее популярным произведением античной лит-ры об А. В. стал «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена. Это сочинение приписывалось традицией перипатетику Каллисфену, одному из спутников и офиц. историографу царя, казненному им по подозрению в заговоре. Роман сложился в III в. по Р. Х. из различных более ранних повестей легендарного характера. Содержание его отразило представления об А. В. самых широких слоев общества. Он предстает здесь в эпико-мифологическом ореоле: легенда о рождении от егип. царя-мага Нектанеба, борьба с гигантами, чудеса далеких стран. Произведение возвеличивает царя как завоевателя и повелителя всего мира, демонстрируя его «божественность». Сохранились также небольшие сочинения, связанные с А. В.: письмо А. В. к Аристотелю о чудесах Индии, диалог А. В. с брахманами, «О последних днях Александра». Все эти произведения в том или ином виде повлияли на содержание «Романа об Александре».

В ВЗ держава А. В. возникает в апокалиптических видениях прор. Даниила, открывающих ему ход мировой истории и смену великих царств, как третье из четырех последовательно сменяющих друг друга царств - «третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею» (Дан 2. 32-39). В видении зверей, вышедших из моря, его символизирует третий зверь - четырехголовый барс с четырьмя крыльями, т. е. властитель всех четырех сторон света, за к-рым следует время четвертого зверя (Дан 7. 6-8) (А. Петровский. Книга пророка Даниила // Лопухин. Толковая Библия. Т. 7. С. 23-24; 50-51). А. В. («царь Греции») появляется в образе «косматого» однорогого козла, к-рый сокрушает предшествующее (мидо-персидское) царство, символизируемое овном с двумя неодинаковыми рогами; однако и его царство недолговечно и распадается на четыре части (рога, «обращенные на четыре ветра небесных») (Дан 8. 5-14, 20-22; 11. 3-4). Для осуждения власти наследников А. В., эллинистических царей, от к-рых вышел «корень греха», в 1 Макк 1. 1-7; 6. 2 образ А. В. избирается как точка отсчета нового миропорядка и новых страданий для иудеев.

Александр Великий на Букефалеекса преследует колесницу Дария. Миниатюра из Кинегетики Псевдо-Оппиана. 1-я пол. XI в. (Marc. Gr. Z 479. Fol. 8v)
Александр Великий на Букефалеекса преследует колесницу Дария. Миниатюра из Кинегетики Псевдо-Оппиана. 1-я пол. XI в. (Marc. Gr. Z 479. Fol. 8v)

Александр Великий на Букефалеекса преследует колесницу Дария. Миниатюра из Кинегетики Псевдо-Оппиана. 1-я пол. XI в. (Marc. Gr. Z 479. Fol. 8v)

В то же время иудейский историк Иосиф Флавий (I в. по Р. Х.) оставил описание торжественного приема А. В., к-рый устроили иудеи у ворот Иерусалима. А. В. представлен у Иосифа великодушным правителем, к-рый дарует народу налоговые привилегии (разрешил не платить налоги в субботний год, когда евреи оставляли поля под паром) и демонстрирует почтение к Богу иудеев тем, что преклонился перед вышедшим навстречу ему в богослужебных одеяниях первосвященником (Иуд. древн. XI 325-326). Очевидно, что автор стремился возвысить ранг македонца в контексте иудейской традиции: познакомившись к Книгой прор. Даниила, А. В. узнает себя в том «царе Греции», к-рый должен разрушить Персидское царство. Еще до персид. похода македон. царь видел сон, смысл к-рого он понимает только после встречи с первосвященником: его поход происходил по «Божьему предначертанию». По всей вероятности, рассказанное Иосифом Флавием представляет собой легенду, однако не исключающую факта встречи А. В. с иудейским первосвященником (Шифман. С. 92). В более позднем талмудическом иудаизме тенденция к приданию А. В. черт, необходимых в этой системе ценностей для великого исторического персонажа, приобретает законченный вид. Действовавший под покровительством Бога (Йома 69а) царь-мудрец А. В. не только посетил Иерусалим, но и вошел в храм Соломона (Сангедрин 91а; Тамид 31в; Берешит Рабба 61).

С т. зр. христ. этики многие поступки А. В. были осуждены как проявление непомерной гордыни, властолюбия, невоздержанности и жестокости. Так, раннехрист. писатель Татиан (II в.) называет А. В. «бешеным юнцом», «выказывающим мужество и доблесть на пирах и пронзающим копьем лучшего и любимого друга» (Слово к эллинам. 2), а Евсевий Кесарийский (IV в.) обвиняет А. В. в пьянстве, разнузданности и жестокости, а также убийстве и порабощении многих людей и народов, за что он и получил раннюю смерть, «чтобы не губить более род человеческий» (Жизнь Константина. I 7). В то же время, оценивая А. В. как крупнейшего исторического деятеля, христ. визант. хронисты называли его первым царем эллинов, создателем мировой державы, к-рой наследовала Византия. В легендарных представлениях христиан существовала особая связь А. В. и Христа. В сир. легенде V-VI вв. говорится о том, что А. В. знал о буд. пришествии Спасителя и был готов сделать своей столицей Иерусалим и передать Ему свою мировую державу. Особенный интерес визант. авторов вызывала история (подлинная или легендарная) взаимоотношений А. В. с иудеями и их религ. традицией; подчеркивался пиетет А. В. к иерусалимскому храму и иудейской религии. В анонимной визант. поэме XIV в. А. В., посетивший Иерусалим, убеждается в необходимости обращения к истинной вере. А. В. находит место и в визант. эсхатологической лит-ре. В «Апокалипсисе» Псевдо-Мефодия (VII в.) А. В. - могущественный царь, покоривший многие народы и царства. Он установил свое господство по всему миру, дошел до края земли и положил предел для нечестивых народов Гога и Магога, к-рые при конце мира выйдут из своего заточения и разорят многие страны. Исходным пунктом Вост. похода А. В. византийцы считали К-поль. С А. В. сравнивали визант. императоров, прославившихся своими полководческими талантами и проводивших удачную завоевательную политику на Востоке. Анна Комнина неоднократно уподобляет А. В. своего отца имп. Алексея I Комнина, а Никита Хониат - имп. Феодора I Ласкаря. В средневек. греч. рукописях содержится большое число редакций «Романа об Александре». Роман был переведен на многие языки народов Ближ. Востока и Вост. Европы.

В правосл. странах Вост. Европы лит. образ македон. царя начал складываться в период их христианизации и был тесно связан с распространением визант. лит. традиции. Здесь также широкую известность приобрел «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена. Существуют две основные слав. версии перевода этого романа. Первая создана в Болгарии в X-XI вв. и вскоре появилась на Руси. Став излюбленным назидательным чтением, роман вошел во многие хронографы. Вторая версия, известная под названием «Сербская Александрия», возникла в XIII-XIV вв. в Сербии или Далмации. В ней исследователи находят влияние как визант., так и зап. традиций. «Сербская Александрия» содержит элементы жанра рыцарского романа, в ней большое внимание уделяется переписке А. В. с матерью и Аристотелем, любовной интриге А. В. и Роксаны и приключениям героя, уже слабо соотносимым с историческими событиями. Вместе с тем образ А. В. еще более христианизируется: победитель Дария представлен в «Сербской Александрии» сторонником веры в Единого Бога, советующимся с прор. Иеремией, открыто проповедующим единобожие и разрушающим языческие капища. В XV в. «Сербская Александрия» распространилась в России и Болгарии, в XVII-XVIII вв.- в Румынии. В культуре Др. Руси образ А. В. нашел близкую параллель визант. энкомиям в «Слове» Даниила Заточника: «Господи, дай же князю нашему силу Самсона, храбрость Александра, разум Давида и умножь, Господи, всех людей под пятою его» (эта формула использовалась также как благопожелание книгописца самому себе). Имя А. В. включается в «Повесть о прении живота и смерти», символизируя тленность всего земного. Оно появляется в псевдоэпиграфических сочинениях, якобы адресованных А. В.: «Аристотелевы врата» и т. п.

В Зап. Европе в сочинениях и переводах Псевдо-Каллисфена («Происхождение и победа Александра» Льва Неаполитанского, IX-X вв.; «История битв», XI в.) большую роль играла традиция рыцарских романов, для к-рой первостепенное значение имели военный талант македонского царя, его завоевательные походы, его достоинства как правителя. Постепенно, с развитием в Европе интереса к античности, у писателей появляется стремление в рассказах об А. В. более точно следовать древним образцам, стилизовать свои произведения под античный эпический стиль (поэма Вальтера из Шатильона «Александрия», кон. XII в.). А. В. по-прежнему воспринимается как один из важнейших деятелей мировой истории, но вслед за оценками ВЗ в нем зачастую видят воплощение зла, подвергают осуждению его личные качества, сравнивают его с диаволом («История Александра», написанная Квилихином из Сполето (XIII в.) как дополнение к 1-й кн. Маккавеев; Данте поместил А. В. в 6-й круг ада). Развивающаяся параллельно фольклорная традиция нашла свое наиболее яркое воплощение в т. н. exempla («примеры»). В них помещались занимательные истории из жизни А. В., отношение авторов историй к своему герою колебалось от нейтрального к доброжелательному. Авторы exempla опирались в своем творчестве на наследие античных писателей, к-рое они творчески преобразовывали согласно представлениям эпохи.

"Вознесение" Александра Великого. Рельеф сев. фасада собора Сан-Марко в Венеции. XII в.
"Вознесение" Александра Великого. Рельеф сев. фасада собора Сан-Марко в Венеции. XII в.

"Вознесение" Александра Великого. Рельеф сев. фасада собора Сан-Марко в Венеции. XII в.

Легендарные представления древних вост. народов (сирийцев, египтян, арабов и персов) об А. В. нашли отражение в тексте Корана и в мусульм. культуре. В Коране царь упоминается под именем Зу-ль-Карнайн (двурогий). А. В. изображается человеком, к-рому была дана великая мудрость и власть над миром. Дойдя до его предела, он построил стену между двумя горами и запер за ней Яджудж и Маджудж (Гог и Магог), враждебные существа, угрожавшие миру. Перед концом мира эти существа перейдут стену и захватят весь мир, убив много людей (Коран 18. 82-102). В представлении мусульман, т. о., А. В., познавший тайны мироздания, получает статус пророка, предтечи Мухаммада, в чем-то подобного ему по созданию универсалистской политико-идеологической системы. Через толкования к Корану, в к-рых использовались Талмуд и Мидраши, образ А. В. проникает в лит-ру мусульм. стран.

А. В., или Искандар в арабо-персид. традиции, приобретает на Востоке значение культурного героя. Для мусульман мир, объединенный когда-то державой А. В., отождествляется вообще со всей известной ойкуменой. В произведениях персид. поэтов А. В. покоряет не только Индию, но и Китай. В сочинениях Фирдоуси «Шахнаме» (XI в.), Джами «Книга мудрости Искандара» (XV в.) и Навои «Вал Искандара» (XV в.) македон. царь выступает как законный шах Ирана, подчеркивается его божественное происхождение. А. В. объявляется братом Дария III по отцу и внуком Филиппа Македонского. В поэме Низами (кон. XII в.) А. В.- правитель «Рума», т. е. Римской и Византийской империи. Представление о древнем царе носит на Востоке героический характер. Царь воспринимается как богатырь, совершающий подвиги, и как романтический герой. Однако, он же становится путешественником и исследователем мира, стремящимся к его пониманию.

Ист.: исторические: Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1993; Диодор. Историческая библиотека. Кн. XVII / Пер. М. Е. Сергеенко // Там же. С. 276-347; Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae» / Пер. А. А. Деконского и М. И. Рижского // Там же. С. 348-373; Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 19942. Т. 2. С. 116-164; Арриан. Поход Александра / Пер. М. Е. Сергеенко. СПб., 19932; литературные: Истрин В. М. Александрия русских хронографов: Текст и исслед. М., 1893; Historia Alexandri Magni (Pseudo-Callisphenes) / Hrsg. W. Kroll. B., 1926; Джами А. Книга мудрости Искандара / Пер. В. Державина. Сталинабад, 1948; Низами Гянжелеви. Искендер-наме / Пер. К. Липскерова. М., 19531 [Разн. изд.]; То же / Пер. Е. Э. Бертельса и А. К. Арендса. Баку, 1983; Рогатый Искандар: Узбекские нар. сказки. Ташкент, 1955; Двурогий Искандар: Таджикские нар. сказки. М., 1960; Александрия: Роман об Александре Македонском / Изд. М. Ботвинник, Я. Лурье, О. Творогов. М.; Л., 1965; Навои А. Стена Искандара. М., 1970; Вальтер Шатильонский. Александреида / Пер. М. Е. Грабарь-Пассек [фрагм.] // ПСЛЛ, X-XIII вв. С. 449-459; Фрейберг Л., Грабарь-Пассек М. Византийская поэма об Александре Македонском: [Ст., пер. фрагм. поэмы] // Античность и Византия. М., 1975. С. 90-113; Фирдоуси. Шахнаме / Пер. Ц. Б. Бану-Лахути. М., 19942. Т. 4. С. 366-400; Жамкочян А. С. Самаритянская хроника Абу-л-Фатха из собрания Росссийской Национальной Библиотеки: [Введ., пер. и коммент.]. М., 1995. С. 86-92; Абу Тахер Тарсуси. Дараб-наме, или Книга о Дарабе / Пер., ст., примеч. Н. Б. Кондыревой. М., 2000. С. 263-494; Александр Македонский в легендах и исследованиях Востока и Запада. М., 2000.
Лит.: Meyer P. Alexander le Grande dans la littérature français du Moyen âge. P., 1886; Abel F. M. Alexandre le Grand en Syrie et en Palestine // RB. 1934. T. 43. P. 528-545; 1935. T. 44. P. 42-61; Бертельс Е. Роман об Александре и его главные версии на Востоке. М.; Л., 1948; Balsdom J. P. V. D. The «Divinity» of Alexander the Great // Historia. 1950. Vol. 1. P. 363-388; Robinson Ch. A. Extraordinary Ideas of Alexander the Great // AHR. 1957. Vol. 62. N. 2; Merkelbach M. Die Quellen des griechischen Alexander-Romans. Münch., 1954; Pfister F. Alexander der Grosse in den Offenbarungen der Griechen, Juden, Mohammedaner und Christen. B., 1956; Badian E. Alexander the Great and Loneliness of Power. N. Y., 1964; Dvornik F. Early Christian and Byzantine political Philоsophy: Origins and Background. Wash., 1966; Cary G. The medieval Alexander. Camb., 1967; Кузнецова Т. И. Историческая тема в греческом романе: «Роман об Александре» // Античный роман. М., 1969. С. 186-229; Welles C. Alexander and Hellenistic World. Ottava, 1970; Schachermeyer F. Alexander der Grosse: das Problem seiner Persönlichkeit und seines Wirkens. W., 1972 (рус. пер.: Шахермайер Ф. Александр Македонский / Пер. М. Н. Ботвинника и Б. Функо. М., 1986); Костюхин Е. А. Александр Македонский в литературной и фольклорной традиции. М., 1972; Ceausesen P. La double image d'Alexander le Grand à Rome // Studi Classice. 1974. Vol. 16; Кондратюк М. А. Проблема обожествления Александра Македонского в современной историографии // Проблемы всеобщей истории. М., 1977; Goukowsky P. Essais sur les origines du mythe d'Alexandre. Nancy, 1978; Mommigliano A. Flavius Josephus and Alexander's visit to Jerusalem // Athenaum. 1979. Vol. 57; Delling G. Alexander der Grosse als Bekenner des jüdischen Gottesglaubens // J. f. the Study of Judaism. 1981. Bd. 12. S. 1-51; Hammond N. G. L. Three Historians of Alexander the Great. Camb., 1983; Гранстрем Е. Э., Чернышева Т. Н. Александр Македонский и врачевательные молитвы // Литература и искусство в системе культуры. М., 1988. C. 64-69; СККДР. Вып. 1 (XI - 1-я пол. XIV в.). С. 35-37; Вып. 2 (2-я пол. XVI-XVII в.). Л., 1988. С. 21-25; Бойназаров Ф. А. Проблема традиции и современности: Образ и личность Александра Македонского. М., 1990; Golan D. Der Besuch Alexanders in Jerusalem // Berliner theol. Zschr. 1991. Bd. 8. S. 19-30; Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский. М., 1993; Gero St. The Legend of Alexander the Great in the Christian Orient // Bull. of John Rylands Library. 1993. T. 75/1. P. 3-9; Stoneman R. Jewish traditions on Alexander the Great // Studia Philonica: Annual. 1994. Vol. 6. P. 37-53; Шукуров Ш. М. Александр Македонский: метаистория образа // Чужое: опыты преодоления. М., 1999. C. 33-61.
Е. Б. Мурзин, И. Н. Попов
"Вознесение" Александра Великого. Фрагмент серебряной чаши. XIII в. (ГЭ)
"Вознесение" Александра Великого. Фрагмент серебряной чаши. XIII в. (ГЭ)

"Вознесение" Александра Великого. Фрагмент серебряной чаши. XIII в. (ГЭ)
Иконография. Эллинистические сюжеты. В памятниках раннехрист. времени А. В. изображался с атрибутами Геракла (львиная шкура и др.) в соответствии с представлением о том, что поход А. В. совершался «по следам» Геракла и Диониса. Такие изображения известны, в частности, на золотом блюде из Абу-Кира, IV-V вв., и рельефе из Мессении (Пелопоннес), IV в. (Лувр).

Иллюстрации к «Роману об Александре» В визант. и слав. искусстве встречаются неск. сюжетов, следующих повествованию романа: а) Эпизоды истории А. В. В рукописи Кинегетики Псевдо-Оппиана (1-я пол. XI в. Marc. Gr. Z 479. Fol. 8r-v.) изображены три сюжета: «Александр приводит Букефала к Филиппу», «Букефал в темнице», «Александр на Букефале преследует колесницу Дария». На рельефе шкатулки из слоновой кости в Бадия делла Тринита в Ла-Кава (Италия), по мнению К. Вейцмана, представлено изображение плаща А. В. (Pseudo-Callisphenes. Historia Alexandri. I 3) и сцена «Примирение родителей Александра» (Ibid. I 22). На неск. глиняных фрагментах: XI-XII вв. (Византийский музей. Афины), XIII-XIV вв. (Музей в Фессалонике), XIV в. (Музей в Бернаке) - встречается изображение следующих эпизодов: «Александр брошен в яму» (Ibid. I 14); «Битва Александра с Пором» (Ibid. III 4). Цикл подвигов А. В., от победы над Дарием до походов к брахманам и амазонкам, был представлен в мозаиках дворца Дигениса Акрита (по предположению А. Грегуара, дворец мог находиться в вост. части М. Азии и датировался IX в. (?)).

Значительное число иллюстраций (преимущественно «портретов героев») содержалось в серб. списке «Романа об Александре» кон. XIV (?) - нач. XV в. из собрания Народной б-ки Сербии в Белграде (погиб в 1941; сохранившиеся фотографии всех миниатюр опубликованы в кн.: Р. Маринковић. Српска Александрида: Историjа основног текста. Београд, 1969). Неск. миниатюр, сопровождающих текст романа, находятся в серб. рукописи 3-й четв. XV в. (НБКМ. № 771).

Большой цикл иллюстраций к особой хронографической редакции романа имеется во 2-м томе Лицевого летописного свода 2-й пол. XVI в. (БАН. 17. 179). В кон. XVI в. была сделана попытка проиллюстрировать «Роман об Александре» в лицевом Хронографе редакции 1512 г. (РГБ. Собр. Егорова. № 202), где для этих миниатюр оставлены места с киноварными заголовками сюжетов. В XVII-XVIII вв. «Сербская Александрия» была излюбленным сюжетом рус. иллюстраторов, но редакции миниатюр остаются недостаточно изученными. Иллюстрации отдельных сцен романа, преимущественно батальных (напр., «Битва Александра с Пором»), с петровского времени до 1-й четв. XX в. были широко распространены в лубочных картинках.

б) «Вознесение А. В.» - наиболее распространенный иконографический сюжет, восходящий к роману Псевдо-Каллисфена (Ibid. II 41) и встречающийся также в искусстве многих стран средневек. Европы, куда он проник из Византии. О попытке А. В. подняться на небо повествуется в различных редакциях «Романа об Александре». Иконография полета, или вознесения, А. В. была призвана выражать торжество имп. идеи, а кроме того, прославление царской и княжеской власти. А. В. изображался сидящим на колеснице или в корзине, возносимой двумя грифонами (позднее - птицами), в руках он, как правило, симметрично держал две палки с приманкой для грифонов, иногда его изображали с державой в правой руке. Эта композиция встречается на наружных рельефах соборов, на царских коронах и диадемах, на драгоценных блюдах и др. К числу наиболее известных памятников с «Вознесением А. В.» относятся: южноитал. шкатулка из слоновой кости, X в. (Музей в Дармштадте (Hessisches Landesmuseum)); фрагмент эмалевой диадемы из раскопок в Преславе, XI в. (Археологический музей. София); золотой медальон с эмалями из Пала д'Оро, XII в. (собор Сан-Марко в Венеции); рельеф в ц. Св. Софии в К-поле, XII в., рельеф на фасаде собора Сан-Марко в Венеции, XII в.; эмалевое артукидское блюдо, сер. XII в. (Тирольский музей Фердинандеума. Инсбрук); серебряное блюдо с рельефами из региона гос-в крестоносцев, ранний XIII в. (ГЭ); рельефы из мон-ря Дохиар на Афоне и ц. Богоматери Перивлепты в Мистре (Греция), предположительно XIV в. Сохранилось неск. изображений «Вознесения А. В.» в памятниках Др. Руси: на золотой диадеме, украшенной эмалями, XI в.; в рельефах Успенского собора во Владимире, 1158-1161 гг., Дмитриевского собора во Владимире, 1193-1197 гг., и Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, 1230-1234 гг.

Композиция «Вознесения А. В.» входила в число апотропеических (охранительных) сюжетов, ограждающих от сил зла. В соборе Сан-Марко в Венеции рельеф с «Вознесением А. В.» имеется в составе цикла, к-рый включает святых воинов и подвиги Геракла, а на рельефе из мон-ря Дохиариу по сторонам А. В. представлены 2 львиные маски. Вероятно, это отзвуки эллинистической традиции, уподоблявшей А. В. Гераклу.

в) Портреты А. В. сохранились: в рукописи XIII в. (Oxon. Bodleian. Baroc. 17. fol. 8v, 25v), где А. В. изображен в 2 типах - грузная фигура, на голове корона с 3 зубцами и безбородый с миловидным лицом, в диадеме и темном плаще; в рукописи из ц. Сан-Джорджо-деи-Гречи в Венеции (XIII в. Z. I. 48. fol. 44v, 52v, 53v) - представлен как визант. император эпохи Палеологов, с христ. инсигниями. В сборнике кирилло-белозерского книгописца Евфросина есть миниатюра, изображающая юного А. В. в царском облачении на престоле (РНБ. Кир.-бел. 11/1088 1491 г.).

Различные сюжеты. В рукописи Христианской топографии Космы Индикоплова, кон. IX в. (Vat. Gr. 699. s. VIII), и в ее списках имеется миниатюра с изображением 4 мировых царств (Дан 7. 1-7), включающая также и «Царство Александра Великого». На моливдовуле X в. (ГЭ) представлен портрет А. В. По мнению Э. Кош де ла Ферте, на кольце (№ 21) из частной коллекции Э. Стататос в композицию магического назначения включено изображение головы А. В.

Лит.: Ξυγγόπουλος Α. ῾Ο Μέγας ̓Αλέξανδρος ἐν τῇ βυζαντινῇ ἁγιογραφίᾳ // ΕΕΒΣ. 1938. T. 14. Σ. 267-276; Weitzmann K. Greek Mythology in Byzantine Art. Princeton, 1951. P. 87-104; Gleixner H. J. Das Alexandersbild der Byzantiner: Diss. Münch., 1961; Gleixner H. J. // RBK. 1963. Bd. 1. Sp. 96-99; Вагнер Г. К. Скульптура Древней Руси, XII век: Владимир. Боголюбово. М., 1969. С. 199, 202; Settis-Frugoni C. Historia Alexandri elevati per griphos ad aerem. R., 1973; Даркевич В. П. Светское искусство Византии: Произв. визант. художественного ремесла в Вост. Европе, X-XIII вв. М., 1975. С. 154-158; Максимовић J. Српске средњовековие миниjатуре. Београд, 1983. Табл. 113-117. С. 47-49, 131-133; Софиjска илустрована Александрида. Београд, 1987; Буланин Д. М. Античные традиции в древнерусской литературе XI-XVI вв. // Slavist. Beitr. 1991. S. 47-50; Holl O. / LCI. Bd. 1. Sp. 94-96; Artuqiden-Schale im Tiroler Landesmuseum Ferdinandeum Innsbruck: Mittelalterliche Emailkunst zwischen Orient und Occident. Münch., 1995; Этингоф О. Е. Античные традиции в древнерусской художественной культуре X-XV веков // Античное наследие в культуре России / Под ред. Г. Кнабе. М., 1996. С. 74-76; Анна Комнина. Алексиада / Пер. с греч. Я. Н. Любарского. СПб., 1996. С. 56, 214, 233, 418, 440, 596; The Glory of Byzantium: Art and culture of the Middle Byzantine Era, A. D. 843-1261 / The Metropolitan Museum of Art; Ed. H. C. Evans, W. D. Wixom. N. Y., 1997. P. 399-401, 422-423. Cat. N 267, 281; Грабар А. В. Император в византийском искусстве. М., 2000. С. 71, 110-111, 241.
О. Е. Этингоф, А. А. Турилов
Ключевые слова:
Древняя Греция. История Александр Великий (Македонский; 357 до Р.Х .- 323 до Р.Х.), Александр III из династии Аргеадов
См.также:
АРЕОПАГ холм на Афинском акрополе
ВЕРРИЯ город в обл. Македония (Греция) и митрополия Элладской Православной Церкви
ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ территория на юге Балканского п-ова