Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОСИФ
Т. 25, С. 638-646 опубликовано: 21 декабря 2015г.


Содержание

ИОСИФ

(Нелюбович-Тукальский Афанасий; † 26.07.1675, Чигирин), митр. Киевский и Галицкий (Западнорусская митрополия). Происходил из правосл. шляхетского рода, жившего в Пинском повете Литовского вел. княжества. Род. в семье пинского войского, был крещен с именем Афанасий (Niesiecki K. Herbarz Polski. Lipsk, 1842. T. 9. S. 149). Родовыми имениями И. были села Почапово, Ляховичи (совр. Брестская обл., Белоруссия), а также Мутвица и Неньковичи Пинского повета (совр. Ровненская обл., Украина). В с. Неньковичи сохранилось полуразрушенное здание усадьбы Нелюбовичей-Тукальских, живших там в нач. ХХ в. (Дубiнець П. Таємницi маєтку Тукальських // Рiвненська газ. 2008. № 692). Как упоминает игум. Иларион (Денисович) в кн. «Parergon cudów swiętych obraza Рrzeczystey Bogarodzice w monastyru Kupiatickim» (Перечень чудес от образа Пречистой Богородицы в Купятицком монастыре) (К., 1638), род Тукальских оказывал помощь Купятицкому Введенскому мужскому монастырю в с. Купятичи Пинского повета, основанному в честь явления Купятицкой иконы Божией Матери. В 1647 г. брат И. был послан на сейм.

Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Гравюра. Москва. Ок. 1843 г. (РГБ)
Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Гравюра. Москва. Ок. 1843 г. (РГБ)

Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Гравюра. Москва. Ок. 1843 г. (РГБ)

Не позднее 1645 г. И. стал игуменом Купятицкого Введенского монастыря, настоятелями которого до него являлись преподобномученики Афанасий (Филиппович) и Макарий (Токаревский). 16 апр. 1645 г. И. устранил от управления Каменецким Воскресенским мон-рем игум. Паламона (Боцевича) вслед. принятия последним унии и отправил его в заточение в Купятицкий мон-рь. Боцевич позднее бежал из Купятичей и в 1646 г. подал в Брестский гродский суд жалобу на И. В 1648 г., во время казацкого восстания, затронувшего Пинский повет, И. был наместником Луцкого и Острожского еп. Афанасия (Пузыны) в Пинском повете, где планировалось возобновить Пинско-Туровскую правосл. кафедру. После занятия Пинска 9 окт. 1648 г. войсками Я. Радзивилла И. был привлечен к суду по подозрению в поддержке казаков.

Не позднее осени 1649 г. И. стал настоятелем монастыря Св. Духа в Вильно (см. Вильнюсский в честь Сошествия Св. Духа на апостолов монастырь) и «старшим» Виленского братства. В 1653 г. был одним из 4 предложенных королю кандидатов на Мстиславско-Могилёвскую кафедру. Несмотря на то что король никого из них не утвердил, в 1655 г. И. упоминался как «номинант Могилёвской епархии» (такой титул И. приведен в жалобе, которую подал на него настоятель униатского виленского во имя Св. Троицы монастыря Николай Коленда в связи с бегством в Свято-Духов монастырь воспитанника униатов Афанасия Пироцкого).

С 1654 г. И. упоминается как архимандрит Лещинского Успенского мон-ря в Пинском повете. В 1-й пол. XVII в. Лещинская обитель находилась в руках униатов, появление в ней православного архимандрита было результатом восстания под рук. Б. М. Хмельницкого. Примечательно, что после перехода обители в Православие униаты продолжали претендовать на нее, о чем свидетельствует тот факт, что Габриель (Гавриил) Коленда, коадъютор униат. митр. Антония Селявы, в 1651 и 1655 гг. имел титул «архимандрит лещинский». В 1656 г., после смерти брата, И. вступил в спор из-за имущества с его вдовой и ее родственники совершили нападение на Лещинский мон-рь. Хмельницкий жаловался на это царю. Очевидно, у лещинского архимандрита были связи с окружением гетмана. Об этом говорит и тот факт, что литов. магнат Б. Радзивилл для установления контактов с Хмельницким и И. Е. Выговским искал посредничества И. Настоятельница пинского униат. мон-ря Евфросиния выражала недовольство в связи с тем, что И. поминал за богослужением только Хмельницкого и позволял униат. священникам служить в Пинске лишь при условии перехода в Православие (MUH. 1966. Vol. 3. P. 146-149). Летом 1657 г., когда войска Хмельницкого заняли Пинский повет, И. активно содействовал переходу в Православие местных униат. священников. В 1659-1661 гг. у И. с Б. Радзивиллом был судебный процесс по поводу незаконного присвоения средств, завещанных Марией, вдовой гетмана Я. Радзивилла, заблудовскому Успенскому и виленскому Свято-Духову мон-рям; последним в то время управлял И., в 1659-1660 гг. имевший титул «архимандрит лещинский и старший виленского Свято-Духова монастыря». В марте 1661 г. суд вынес благоприятное для И. решение, к-рое впосл. неск. раз пересматривалось.

В окт. 1657 г. И. приехал в Киев для участия в выборах нового митрополита, в Киеве он находился и позднее. 5 янв. 1658 г. И. вместе с киево-печерским архим. Иннокентием (Гизелем) обратился с письмом к царю. Разоблачая «лесть» враждебных царю «ляхов» и «литвы», западнорус. клирики сообщали о неприязни к царю новогрудской шляхты, обращали внимание на то, что в Волковыске, Гродно и др. городах униаты сохраняют за собой церкви и владения. Эти сообщения, вероятно, исходили от И. Ему принадлежала просьба к царю послать войска в Пинский повет, к-рый «напрасно оставиша». Летом 1658 г. воеводе Вильно кн. М. С. Шаховскому была отправлена царская грамота о высылке из воеводства униатов.

В февр. 1658 г. И. вместе с архим. Иннокентием (Гизелем) сопровождал нового митр. Дионисия (Балабана-Тукальского) в поездке в Переяслав, где митрополит привел гетмана Выговского к присяге на верность царю. И. и Иннокентий (Гизель) вместе с митрополитом получили подарки от Алексея Михайловича. После конфликта между Выговским и царем И. вместе с митрополитом встал на сторону гетмана. В 1659 г. И. сопровождал митр. Дионисия в поездке в Варшаву на сейм, где предстояла ратификация Гадячского договора, по к-рому гетманство становилось частью Польско-Литовского гос-ва. В одном из сообщений о поездке И. назван «нареченным епископом Мстиславским». Большая делегация духовенства во главе с митрополитом должна была добиваться признания сеймом таких положений Гадячского договора, как ликвидация унии и возвращение правосл. Церкви всего имущества, принадлежавшего ей до 1596 г. Перечень пожеланий, привезенных в Варшаву казацким посольством, включал предложение вернуть Лещинской архимандритии земли, отобранные иезуитами и польск. шляхтичами С. Юдицким и Г. Войно-Ясенецким. Однако добиться принятия соответствующих пунктов договора не удалось. Положение о ликвидации унии в текст, ратифицированный сеймом, не попало, для раздела имущества между православными и униатами была создана очередная комиссия.

После восстания на Украине и свержения Выговского митр. Дионисий поселился на территории, не подчинявшейся рус. власти. Тогда управление частью Киевской митрополии, находившейся под властью царя, было доверено нежинскому протопопу Максиму Филимоновичу, к-рый был пострижен в монашество с именем Мефодий и поставлен на Могилёвско-Мстиславскую кафедру 4 мая 1661 г. в Москве. В ответ на это митр. Дионисий назначил на эту кафедру И. 3 авг. 1661 г. И. получил привилей от кор. Яна II Казимира, назначение И. было подтверждено также королевской грамотой от 7 апр. 1662 г. Укр. духовенство тем самым демонстрировало независимость от Московского Патриархата, а Ян Казимир подчеркнул свои претензии на земли, занятые рус. войсками. Вступив на кафедру, И. сохранил за собой титул «архимандрит лещинский, старший монастырей виленского Свято-Духовского, пинского Богоявленского и других», как отмечено в привилее, и начал исполнять обязанности митрополичьего наместника в Великом княжестве Литовском (И. возглавил пинское Богоявленское братство, при к-ром существовал мон-рь, незадолго до поставления на кафедру). В привилее резиденцией И. был определен могилёвский Спасо-Преображенский монастырь, однако поселиться там архиерею не удалось из-за военных действий. Наместником И. в Могилёве стал настоятель Преображенского мон-ря Иаков, состоявший в конфликте с могилёвским Богоявленским братством.

Живя в 1661-1662 гг. в Лещинском мон-ре, И. выступил против попыток униат. Пинского еп. Андрея Золотого Квашнина силой подчинить себе местное правосл. духовенство. Одновременно И. пытался привести в порядок дела в епархии. В грамоте от 15 нояб. 1661 г. могилёвскому Богоявленскому братству епископ порицал «членов капитула», которые присваивали себе доходы принадлежавшего епископу Преображенского монастыря. В этот период могилёвские мещане поддержали И., а Могилёвское братство во главе с игум. Севастианом (Комаром) было склонно подчиниться поставленному в Москве еп. Мефодию (Филимоновичу). После долгих уговоров со стороны И. и заверений последнего в преданности Православию братство его признало.

В нояб. 1663 г. в Корсуне на выборах нового митрополита вместо скончавшегося Дионисия (Балабана-Тукальского) произошел раскол: архиереи избрали митрополитом Перемышльского еп. Антония (Винницкого), другие участники собрания, духовные и светские (правосл. шляхта и казаки), во главе со слуцким архим. Феодосием (Василевичем) выступили за поставление И. Их позиция была настолько единодушной, что гетман П. И. Тетеря рекомендовал польск. политикам, у к-рых И. вызывал недоверие, все же дать ему королевский привилей на митрополичью кафедру. 15 нояб. 1663 г. Тетеря обратился к населению гетманства с универсалом, в к-ром сообщил об избрании И. митрополитом и о необходимости ему повиноваться. Одним из первых актов И. было назначение 3 дек. 1663 г. Феодосия (Василевича) митрополичьим наместником в Великом княжестве Литовском. Хотя епископы письменно протестовали против избрания И. и отказывались признать его митрополитом, И. получил 22 нояб. 1663 г. королевский привилей на митрополичью кафедру с сохранением за ним титула «архимандрит лещинский» и должности управляющего Белорусской (Могилёвско-Мстиславской) епархией. Однако через 2 дня аналогичный привилей был выдан королем Антонию (Винницкому); в привилее говорилось, что И. должен титуловаться не митрополитом, а только епископом Белорусским. Несмотря на это, гетман Тетеря 23 нояб. 1663 г. издал универсал к духовенству и мирянам, в к-ром уверял, что признает И. Киевским митрополитом. Принимались меры, чтобы получить для И. благословение в К-поле, но посланца, отправленного Тетерей и Выговским, не пропустил молдав. воевода.

В нач. 1664 г. (по другим данным, в июне), когда на Правобережной Украине началось восстание против польск. власти, закончившееся казнью Выговского, И. и архим. Трехтемировского мон-ря «старец» Гедеон (бывш. гетман Ю. Б. Хмельницкий), обвиненные в сношениях с восставшими, были арестованы польск. гетманом С. Чарнецким и заключены в крепость в Мальборке (по мнению А. Мироновича, арест стал следствием интриг Тетери). Хотя Тетеря утверждал, что от И. исходит «все злое, что делается» на Украине, под воздействием казацкой среды он вынужден был ходатайствовать о его освобождении. Просьба об освобождении И. и Гедеона (Хмельницкого) была включена в инструкции послам войска Запорожского на сейм поздней осенью 1664 г. В нач. 1665 г. киевская шляхта также дала поручение своим представителям ходатайствовать об арестованных.

Когда Правобережную Украину снова охватило восстание, польск. ставленник Тетеря бежал, новый гетман П. Д. Дорошенко добивался освобождения узников, и вопрос начал обсуждаться в правящих кругах Польско-Литовского гос-ва. 29 нояб. 1665 г. И. и Гедеон (Хмельницкий) были приведены к присяге на верность королю и Речи Посполитой, но за этим не последовало их освобождение. В составленных в февр. 1666 г. новых инструкциях послам Запорожского войска на сейм подчеркивалось, что войско признает законным митрополитом только выбранного при его участии И. и ходатайствует об освобождении его из заключения. На обстоятельства освобождения И. проливает свет ответ кор. Яна Казимира на это обращение. Король заявил, что он «простил» И., но предложил войску признать митрополитом Антония (Винницкого), т. к. И. сказал, что он на этот пост не претендует. Очевидно, условием освобождения стал отказ И. от притязаний на митрополичий стол. По мнению Мироновича, И. был освобожден в кон. 1666 г. в связи с польско-рус. переговорами и подготовкой подписания Андрусовского мира, заключенного 30 янв. 1667 г. По преданию, освободившись, И. ехал в свою епархию через Вильно. Там он запретил насельникам мон-ря Св. Духа звонить в колокол в день, когда в Вильно прибыли останки Иосафата Кунцевича, торжественно переносимые униатами из Жировиц в Полоцк. (Однако останки Кунцевича были привезены в Вильно почти через год после освобождения И.- 25 сент. 1667 г.)

В февр. 1667 г. И. находился в Лещинском монастыре, к нему обратились жители Могилёва с просьбой об освобождении их от «неслушнаго в Москве публикованого проклятья», что И. и сделал 14 февр. В грамоте отмечалось, что митрополит принял такое решение как законный «пастырь», «конфирмованный от Святейшего патриарха Константинопольского». Слова эти не соответствовали действительности: «благословения» из К-поля И. еще не имел, но они говорили о том, что И. продолжает считать себя законным митрополитом и намерен выполнять свои функции. По мнению Мироновича, И. вернулся к обязанностям Киевского митрополита после смерти 7 нояб. 1666 г. администратора Киевской митрополии Львовского еп. Афанасия (Желиборского).

По-видимому, после разрыва между Дорошенко и Речью Посполитой И. был вынужден оставить Лещинский мон-рь и направился в Корсунь, к-рый находился под властью Дорошенко. В ответ на это 12 авг. 1667 г. король снова дал привилей на Киевскую митрополию Антонию (Винницкому), а привилей, выданный И., аннулировал. В авг. 1667 г. И. находился в Могилёве, где освящал место под строительство каменной ц. во имя свт. Николая. 17 авг. И. решил имущественный спор между Буйничским в честь Сошествия Св. Духа на апостолов мон-рем и Кутеинской обителью, постановив сместить кутеинского игум. Варнаву (Громовича) с должности настоятеля за совершенное им нападение на Буйничский мон-рь, а Кутеинский мон-рь распорядился присоединить к Буйничскому. Когда осенью 1667 г. И. отправил своего представителя на сейм с жалобой на действия униат. митр. Габриеля (Гавриила) Коленды, маршалок сейма отказался его выслушать, а Лещинскую архимандритию захватил униат Киприан Жоховский. Резиденцией И. после Корсуня стал мон-рь в честь Успения Пресв. Богородицы в Каневе, игумен которого Геронтий (Дубина) был его духовником.

Хотя польск. власти отрицательно относились к И. и его власть не признавали ни гетман Левобережной Украины И. М. Брюховецкий, ни стоявший во главе духовенства на данной территории еп. Мефодий (Филимонович), положение И. в Киевской митрополии в 1667-1668 гг. заметно укрепилось. Его признал законным митрополитом Луцкий еп. Гедеон (Святополк-Четвертинский), а в нач. 1668 г. Львовскую кафедру занял при содействии И. Иосиф (Шумлянский), к-рый и удержался на ней, несмотря на противодействие Антония (Винницкого). Впосл. между И. и Иосифом (Шумлянским) наметился конфликт, связанный с тем, что последний в противовес Антонию (Винницкому) добивался у короля привилея на должность администратора Киевской митрополии в Речи Посполитой. Глава духовенства в Великом княжестве Литовском митрополичий наместник архим. Феодосий (Василевич) посылал священников на поставление только к И. У последнего был большой авторитет, в частности, благодаря тому, что он активно боролся против униатства. Папский нунций Пигнателли в письме к кард. А. Барберини от 14 дек. 1667 г. обвинял И. в том, что он захватил имения, принадлежавшие униат. Перемышльскому епископу, и при помощи казаков организовал избиение униат. духовных лиц (MUH. Vol. 3. P. 289). Посланец царя В. Тяпкин, побывавший на Украине в кон. 1667 - нач. 1668 г., сообщал в Москву, что «мещане и казаки, паче же черные люди, по обе стороны [Днепра] зело любят и почитают» И., а архим. Киево-Печерского мон-ря Иннокентий (Гизель) и И. «великую любовь меж собою и в народех силу имеют». Т. о., И. имел сторонников и на Левобережной Украине.

Международное положение гетманства Правобережной Украины, в котором нашел себе приют И., определялось рядом соглашений, заключенных в 1667 г. Первым из них был Андрусовский мирный договор между Россией и Польско-Литовским гос-вом, подписанный в янв. 1667 г. Договор устанавливал, что Смоленская земля, Левобережная Украина и Киев (на 2 года) остаются в составе Русского гос-ва, а Правобережная Украина и Белоруссия должны отойти Речи Посполитой. Договор предусматривал принятие обоими государствами обязательств по установлению мира с Османской империей и Крымом и совместный отпор возможной агрессии с их стороны. Вторым соглашением был Подгаецкий договор (окт. 1667) между Крымом и Речью Посполитой, подписанный после неудачной для казаков и их союзников - крымских татар Подгаецкой битвы 6(16) окт. 1667 г., закончившейся победой польских войск. По этому договору гетманство на Правобережной Украине признавалось частью Польско-Литовского гос-ва, но польск. сторона обязывалась не вводить свои войска на территорию гетманства до заключения договора об условиях, на к-рых гетманство войдет в состав Речи Посполитой, а в документах, оформлявших соглашение, говорилось о «службе» казаков хану. Третьим соглашением был заключенный в дек. 1667 г. Московский договор между Россией и Речью Посполитой. Договор предусматривал, что оба гос-ва должны послать войска на землю между Днепром и Днестром «на очищение от татар Украины и еже привести непослушных к послушенству казаков».

В Москве не торопились приводить последний договор в исполнение. В преамбуле документа по настоянию руководителя рус. внешней политики А. Л. Ордина-Нащокина было записано, что, прежде чем применять силу, следует попытаться убедить казаков, чтобы они «от бусурман отлучились». Ордин-Нащокин полагал, что, опираясь на это положение договора, можно добиться мирного присоединения Правобережной Украины к Русскому гос-ву. С этой целью на Украину в кон. 1667 г. с особой миссией был отправлен Тяпкин. Он должен был убедить гетмана Дорошенко разорвать союз с татарами и подчиниться верховной власти царя. При выполнении своей миссии Тяпкин искал содействия И., и тот обещал и посланцу, и киевскому воеводе кн. П. В. Шереметеву «влиять в благоприятном духе» на гетмана. В 1667 г. И. отправил письма кн. Шереметеву с сообщением о своей готовности склонить к подчинению России Дорошенко (оправдывая при этом союз последнего с Крымским ханством), а также с уверениями в дружбе. У посланца сложилось впечатление, что И. готов содействовать успеху переговоров, чтобы вернуться на митрополичий стол в Киеве. Он даже советовал отправить И. «милостивую грамоту» царя. Переговоры, однако, закончились безрезультатно. Во время переговоров неоднократно затрагивался вопрос о тяжелом положении православных в Польско-Литовском гос-ве. Так, Дорошенко в янв. 1668 г. писал Тяпкину, что в Витебске православным запрещено иметь храмы, а в Полоцке единственная церковь сгорела и ее не разрешают восстанавливать. Это, однако, не заставило гетмана и И. искать соглашения с Россией. Правда, возможность такого соглашения Дорошенко и И. не исключали и на переговорах выдвигали определенные условия, как-то: объединение Правобережной и Левобережной Украины под властью Дорошенко, разрыв Андрусовского договора и защита гетманства от Речи Посполитой, с одной стороны, и от Османской империи - с другой. Вместе с тем на территории гетманства не должно было быть ни рус. войск, ни представителей рус. администрации, так что верховная власть царя над гетманством стала бы формальной. Рус. правительство не могло принять эти условия.

Уже в то время, когда шли переговоры, обозначился курс политиков Правобережной Украины на поиски поддержки у Османской империи. На раде, собравшейся в янв. 1668 г. в Чигирине, при участии И. было принято решение подчиниться власти султана. В марте 1668 г. послы гетмана были у султана в г. Эдирне. С этими переговорами была, вероятно, связана выдача «по челобитью Дорошенкову» 6 марта 1668 г. К-польским патриархом Мефодием III настольной грамоты И. на Киевскую митрополичью кафедру. И. получил титул «митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, экзарх Константинопольского престола, епископ Белорусский и архимандрит лещинский». Грамоту скрепили подписями 18 митрополитов. С тех пор И. являлся экзархом патриарха в Киевской митрополии. Вместе с тем патриарх адресовал свою грамоту православным на территории Польско-Литовского гос-ва, обойдя молчанием вопрос о власти митрополита над теми православными Киевской митрополии, к-рые находились под властью царя. Таких ограничений, по-видимому, не было в посланной одновременно И. грамоте султана на Киевскую кафедру. Этот документ стал важным шагом на пути подчинения гетманства на Правобережной Украине Османской империи. Впосл., 8 окт. 1669 г., находившийся в Могилёве Александрийский патриарх Паисий подтвердил своей грамотой митрополичий сан И. и присвоенный ему титул экзарха К-польского патриарха.

Летом 1668 г. в Чигирин приехал османский посол Юсуф-паша. В его приеме участвовал И., к-рый провожал посла при отъезде из Чигирина. Тогда был подготовлен текст условий, на к-рых гетманство соглашалось подчиниться власти султана. Вопросов веры в них касался лишь один пункт: предложение, чтобы К-польский патриарх избирался Собором архиереев и оставался на престоле до конца жизни. Правительство султана на это предложение не реагировало. Решающий шаг к установлению протектората Османской империи над гетманством был сделан на раде в Корсуне в марте 1669 г. И. не принял участия в раде, но прибыл в Корсунь и перед началом рады выступил с проповедью, в к-рой призывал не верить полякам. И рус., и польск. современники считали И. главным советником Дорошенко при установлении османского протектората. В частности, еп. Иосиф (Шумлянский), возглавлявший польск. посольства к Дорошенко в 1671-1675 гг., писал, что наибольшим авторитетом для последнего был именно И., «духом которого и гетман живет, и вся Украина» (цит. по: Крип'якевич I. П. Iсторiя Украïни. Львiв, 1990. С. 201). В некоторых польских отзывах отмечается роль «пера» И. в укреплении позиции гетмана на укр. землях.

Памятник митр. Иосифу (Нелюбовичу-Тукальскому) в г. Чигирин Черкасской обл. 2007 г.
Памятник митр. Иосифу (Нелюбовичу-Тукальскому) в г. Чигирин Черкасской обл. 2007 г.

Памятник митр. Иосифу (Нелюбовичу-Тукальскому) в г. Чигирин Черкасской обл. 2007 г.

О том, каковы были религ. аспекты предполагаемого соглашения с Османской империей, можно судить по содержанию требований, выдвигавшихся в эти годы Дорошенко и И. к Польско-Литовскому гос-ву. О позиции И. и Дорошенко в вопросах о положении правосл. Церкви в Речи Посполитой говорит содержание сохранившихся в оригинале за подписью Дорошенко инструкций послам войска Запорожского в окт. 1669 г. На 1-м месте в них стоит требование ликвидировать унию, как это предусматривалось условиями Гадячского договора, «все уряды и достоинства церковные» должны быть переданы православным, которые выберут на них кандидатов «волною елекциею от духовных и светских обывателев». Полоцк и Витебск должны войти в Мстиславскую епархию, а Вильно, Новогрудок и Минск - в епархию Киевского митрополита. Правосл. Церкви должны быть возвращены все пожалования правосл. князей и панов, особенно захваченные иезуитами имения Острожской академии. Для разбора судебных дел, в к-рых замешаны правосл. священнослужители, следовало создать особый духовный орган - трибунал из правосл. людей, духовных и светских. Владения мон-рей и церквей должны быть освобождены от военных постоев, а священники - от повинностей. Помимо академии в Киеве и коллегии в Гоще православные должны были получить право основать коллегию в Могилёве, где не могли действовать школы др. исповеданий. Владения правосл. учебных заведений также необходимо освободить от военных постоев. Православные должны иметь доступ ко всем должностям в Речи Посполитой. С этим было связано требование, чтобы «русский» язык снова стал офиц. языком канцелярий и судопроизводства.

Эти инструкции, составленные, очевидно, при активном участии И., повторяли и усиливали те требования, к-рые войско Запорожское адресовало Речи Посполитой и в предшествующие годы. Вряд ли митрополит и Дорошенко рассчитывали, что польск. власти согласятся на эти требования. Скорее в них следует видеть отражение той программы, к-рую гетман Дорошенко и И. рассчитывали осуществить при поддержке Османской империи. Поднятые в инструкциях вопросы стали предметом переговоров между казацкими послами и польск. комиссарами в Остроге в 1670 г. В инструкциях Дорошенко казацким послам подчеркивалось, что без принятия решения о ликвидации унии послы не должны приступать к обсуждению др. вопросов. Однако еще до начала переговоров подканцлер коронный А. Ольшевский в письме гетману заявил, что Речь Посполита не может ничего предписывать униатам в вопросах веры, и возложил ответственность за все возникшие трудности на И. В итоге до переговоров дело не дошло. В Чигирине ожидали выступления султана.

Особой проблемой для Дорошенко и И. были отношения с Левобережьем и с Россией. На раде, собравшейся в янв. 1668 г., было принято решение использовать недовольство населения Левобережной Украины ограничениями автономии гетманства и введением налогов для пополнения царской казны, чтобы поднять восстание против рус. власти и объединить земли по обоим берегам Днепра. В исполнении этого решения активную роль сыграл И., убеждавший гетмана Левобережной Украины Брюховецкого разорвать отношения с рус. властями и возглавить восстание. Когда началось восстание и войска Дорошенко перешли Днепр, у И. появилась возможность распространить свою власть на земли Левобережья. Стоявший во главе местного духовенства Мстиславский еп. Мефодий (Филимонович) в июле 1668 г. был арестован в Седневе близ Чернигова и доставлен в Чигирин. Вероятным поводом для ареста стало последнее послание Мефодия, в к-ром настоятели киевских мон-рей осуждались за сотрудничество с И. В Чигирине И. предал Мефодия церковному суду, объявил его епископскую хиротонию недействительной под тем предлогом, что он был поставлен московским митрополитом и служил царю, и снял с него мантию и панагию. Мефодий был заключен в тюрьму, затем был заточен в мон-рь в Умани, откуда впосл. бежал в Киев. Совершенные им поставления были объявлены недействительными, антиминсы, полученные от Мефодия, сжигались. В церквах И. предписывал молиться «о благочестивом и Богом данном гетмане Петре». Прибывший в Киев еп. Мефодий не позднее сент. 1668 г. был арестован по приказу киевского воеводы кн. Шереметева и отправлен в Москву, где предан суду за подстрекательство гетмана Брюховецкого к измене. Во время суда Мефодий, в частности, обвинил неск. настоятелей киевских мон-рей (Феодосия (Углицкого), игум. киевского Выдубицкого Всеволожа во имя арх. Михаила мон-ря, Варлаама (Ясинского), игум. киевского Братского в честь Богоявления мон-ря, и др.) в контактах с И., по поводу чего последние в сент. 1668 г. вынуждены были оправдываться перед российскими властями. Впрочем, Варлаам (Ясинский) и далее поддерживал контакты с И. По просьбе Варлаама И. 3 мая 1669 г. предоставил Киево-Могилянской коллегии принадлежавшее ему мест. Стайки (совр. Киевская обл.), подаренное в февр. 1669 г. митрополиту гетманом Дорошенко.

Когда в марте 1669 г. левобережная старшина и часть полков на раде в Глухове заключили новый договор с царем и избрали гетманом Д. И. Многогрешного, с рус. стороны была предпринята новая попытка вступить в переговоры с Дорошенко и И. Им были отправлены царские грамоты. Эта инициатива встретила живой отклик правосл. духовенства на Левобережной Украине. Его наиболее авторитетные представители - Черниговский архиеп. Лазарь (Баранович) и архим. Киево-Печерского монастыря Иннокентий (Гизель) - высоко оценивали преданность И. Православию. Он признавался здесь законным митрополитом, его имя поминалось на службах, к нему обращались за консультацией по разным вопросам. Книга Иоанникия (Галятовского) «Мессия правдивый» была напечатана в 1669 г. с воспроизведением благословения и рекомендации И. В 1669 г. Иннокентий (Гизель) состоял в переписке с И., последний информировал его, в частности, о нападении Дорошенко на территорию левобережных полков. И Лазарь (Баранович), и Иннокентий (Гизель) были обеспокоены известиями о решениях Корсунской рады и видели в И. ту фигуру, к-рая может не допустить их осуществления. В письме к царю Иннокентий (Гизель) выражал убеждение, что союз правобережного казачества с османами будет разорван, если митрополит вернется на Киевскую кафедру. Оба духовных лица обратились с письмами к И., убеждая его способствовать переходу Правобережной Украины под власть царя. Так, Лазарь (Баранович) в письме к И. в 1669 г. подчеркивал, что Москва уже предоставила Украине такие вольности, к-рых «никогда бусурманин не даст». И. прислал Алексею Михайловичу любезное письмо с пожеланиями соединения «всего российского народа» под его властью и с просьбой о разрешении приехать в Киев. Одновременно с этим письмом в Москву попало письмо И. к одному из левобережных полковников - переславскому полковнику Д. Райче с предложением перейти под власть Дорошенко, и в просьбе И. было отказано. Тогда же, весной 1669 г., стало известно, что при активном участии митрополита в Стамбул выехало посольство с выборными представителями полков, чтобы завершить переговоры об установлении османского протектората. Предпринятые в 1670 г. попытки Ордина-Нащокина при содействии игум. Варлаама (Ясинского) повлиять на И. также закончились безрезультатно. В письмах к Ордину-Нащокину митрополит лишь сообщал о гонениях на православных со стороны католиков, об оскудении благочестия в Литве и просил о материальной помощи.

Постепенное укрепление на Левобережной Украине позиций гетмана Многогрешного и рус. власти привело к тому, что И. утратил контроль над церковной жизнью к востоку от Днепра. Известны его жалобы на то, что гетман запретил духовным лицам выполнять его распоряжения и просить его благословения. Гетман отклонил и просьбы И. о сборе в его пользу дани с храмов на территории Левобережного гетманства. Главное духовное лицо на Левобережье архиеп. Лазарь (Баранович) поручил игум. киевского Златоверхого во имя арх. Михаила мон-ря Феодосию (Сафоновичу) ведать всеми делами в Киеве, не обращаясь ни по каким вопросам к митрополиту.

И. прибег к своеобразному способу восстановления своей власти. Весной 1670 г. его посланец брацлавский протопоп Роман Ракушка при содействии тур. властей получил от патриарха Мефодия III подтверждение настольной грамоты И. 8 апр. по ходатайству посланца патриарх выдал грамоту, в к-рой угрожал гетману Многогрешному «проклятьем», если тот не вернет незаконно захваченное имущество о. Романа. Располагая таким документом, И. через своего посланца о. Мартирия стал требовать, чтобы гетман разослал универсал о подчинении левобережного духовенства его власти, угрожая в противном случае огласить в храмах патриаршую грамоту. Гетман летом 1670 г. обратился в Москву, где было принято решение отклонить требования И. Гетмана решительно поддержал Лазарь (Баранович), доказывавший в особом письме к царю, что И. не должен вмешиваться ни в духовные, ни в мирские дела Левобережного гетманства. После предпринятых в К-поле усилий патриарх в окт. 1670 г. послал гетману свое благословение. Как утверждается в «Летописи самовидца» и в хронике А. Ригельмана, сторонники Дорошенко задержали в Могилёве еп. Иосифа (Шумлянского) в янв. 1671 г., во время объезда им своей епархии. Дорошенко «велел взять и привесть его в Чигирин со всем его клиром, что видя, народ, случившийся на ярмарке тут крещенской, такому усильному взятию архиерея соболезновал, а потом дали немедленно о сем знать Киевскому митрополиту [Иосифу], который коль скоро к Дорошенке об отпуске епископа того просительно отписал, тотчас отпустил тот его по-прежнему» (Рiгельман О. I. Лiтописна оповiдь про Малу Росiю та ïï народ i казакiв узагалi. К., 1994. С. 532). Причины ареста Иосифа (Шумлянского) неясны; вероятнее всего, арест стал следствием попыток последнего добиться у короля привилея на должность администратора Киевской митрополии в Речи Посполитой. В эти годы периодически распространялись слухи о намерениях И. посетить Киево-Печерский мон-рь, где он хотел похоронить прах митр. Дионисия (Балабана-Тукальского). Еще в кон. весны 1671 г. шла речь о намерениях Дорошенко и И. приехать в Киев для молитвы у мощей Киево-Печерских чудотворцев.

Новые надежды на возвращение Левобережья под власть И. были связаны с проходившими на рубеже 1671 и 1672 гг. тайными переговорами между Дорошенко и Многогрешным, в которых митрополит принял активное участие. Гетмана Многогрешного убеждали, что султан защитит объединившиеся укр. земли и от России, и от Польши. Брату гетмана И. писал, что надеется вскоре при содействии Многогрешного «в Киеве святым поклониться и там быть». Однако в марте 1672 г. Многогрешный был арестован, и задуманный план не осуществился. К этому времени окончательно испортились отношения И. с Киево-Печерским монастырем. По приказу митрополита архим. Феодосий (Василевич), ставший по королевскому привилею от 20 апр. 1672 г. епископом-номинантом Мстиславско-Могилёвско-Оршанским (до этого управляющим епархией формально являлся И.), занял имения Киево-Печерского мон-ря Печерск и Барсуки под Могилёвом, а также с. Дятловичи Пинского повета, что было утверждено указанным привилеем. И. в кон. 60-х гг. XVII в. собирался утвердить Феодосия епископом, но в 1670 г. между ними произошел конфликт, связанный с тем, что Феодосий встречался в мае 1670 г. с папским нунцием в Польше Ф. Марескотти. За тесные контакты с католиками И. тогда пригрозил Феодосию каноническими санкциями. Однако впосл., вероятно еще при жизни И., в 1-й пол. 70-х гг. XVII в., Феодосий все же был хиротонисан во епископа при неизвестных обстоятельствах.

Когда в 1672 г. османская армия во главе с султаном вступила на территорию Правобережной Украины, И. решил, что наступил подходящий момент для его возвращения в Киев. Дорошенко, находившегося с османской армией под Львовом, он призывал идти с войском к Киеву. В письме к царю киевского воеводы кн. Г. Козловского от 6 окт. 1672 г. И. назван «губителем веры православной» из-за его поддержки союза Дорошенко с турками. Война между Османской империей и Польско-Литовским гос-вом завершилась в окт. 1672 г. Бучачским миром. Его условия означали крах планов Дорошенко и И. Хотя казацкие представители на переговорах поднимали вопрос о возвращении правосл. Церкви ее имущества и о ликвидации унии, эти предложения при составлении договора не были приняты во внимание. Территория гетманства не была расширена за счет Речи Посполитой. Занятое османскими войсками Подолье не было присоединено к гетманству, а стало особым адм. округом в составе Османской империи, здесь началось распространение ислама. Решение о походе османских войск на Киев также не было принято. Несмотря на это, в нач. 1673 г. в Чигирине считали, что такой поход все же состоится. И. предлагал, чтобы царь «добровольно» уступил Киев, пока к нему не пришел султан с войском. 23 янв. 1673 г. митрополит писал киевским мещанам о том, что при сдаче города он готов выступить посредником между ними и Дорошенко. Отказ сейма Речи Посполитой от выполнения условий Бучачского договора сделал такое развитие событий нереальным.

После того как Речь Посполита по Бучачскому миру уступила Правобережную Украину Османской империи, в Москве сочли, что рус. правительство может в этих условиях начать активную борьбу за присоединение Правобережной Украины. Однако рус. власти предпочитали, чтобы такое присоединение произошло мирным путем. И. представлялся рус. политикам той фигурой, к-рая может этому способствовать. 16 марта 1673 г. Алексей Михайлович отправил грамоту И., в к-рой сообщал, что готов принять Правобережное гетманство под свою власть, обеспечить его защиту от османов и наделить его такими же правами, какими пользуется войско Запорожское на Левобережье. Поручения писать И. были даны также архиеп. Лазарю (Барановичу) и Иннокентию (Гизелю). Последний даже был уполномочен сообщить И., что в случае успеха он получит возможность поселиться в Киеве. Иннокентий отправил такое письмо в июне 1673 г. с иером. Серапионом (Полховским), в сент. последний предпринял еще одну поездку и 3-ю поездку - в окт. Хотя И. обещал свое содействие на переговорах, он поддерживал Дорошенко и настаивал на том, чтобы царь принял его условия (в числе к-рых - передача Дорошенко гетманства над всей Украиной, вывод рус. войск из Киева и др.). 20 нояб. 1673 г. в Москве было принято решение начать военные действия. Войска двигались по Правобережной Украине, не встречая сопротивления, казацкие полки переходили под власть левобережного гетмана И. Самойловича. 9 февр. 1674 г. сдался Канев, из которого ранее И. уехал в Чигирин. Когда началась осада Чигирина, при бомбардировке был разрушен дом И., митрополит ослеп, у него отнялись ноги. Приход на Украину османских войск позволил Дорошенко удержать Чигирин, но начался массовый уход и простых людей, и старшины на Левобережье.

Переход рус. правительства к активной политике на Правобережье вызвал беспокойство польск. политиков, попытавшихся добиться соглашения с правобережным гетманом. В качестве посредника был избран сблизившийся с польск. правительством Львовский и Галицкий еп. Иосиф (Шумлянский). В апр. 1673 г. он был послан в Чигирин с обещанием в случае достижения соглашения сохранить за Дорошенко гетманство, а за И. митрополию. В кон. 1674 г. новый польск. кор. Ян III Собеский в поисках соглашения с Правобережным гетманством снова направил к Дорошенко еп. Иосифа (Шумлянского). В ответе Дорошенко настаивал на выполнении тех требований, к-рые были выдвинуты в обращении войска Запорожского к сейму 1669 г. Главными среди них были требования перехода униатов на лат. обряд и передачи правосл. Церкви всех церковных учреждений, основанных и обеспеченных православными. В ответе на «пункты» гетмана Ян Собеский даже не упомянул об этих требованиях, а настоять на них гетман Дорошенко и И., власть к-рых распространялась к этому времени лишь на небольшую часть Правобережного гетманства, не могли. 10 мая 1675 г. Ян Собеский назначил Иосифа (Шумлянского) временно управляющим Киевской митрополией вместо старого и больного митрополита с предписанием выполнять данные обязанности, как отмечалось в грамоте, «так долго, пока будет жить больной... отец митрополит». Вскоре И. скончался. Униат. митр. Киприан Жоховский, сообщая в сент. 1675 г. через нунция Ф. Неверли о смерти И. в Рим, писал, что покойный был «воплощением всякого зла, виновником турецкой войны, ожесточенным врагом моим и моего предшественника, яростным преследователем моим и моего предшественника, яростным преследователем святой Римской Церкви и святой унии» (цит. по: Bendza. 1987. S. 34).

По свидетельству П. Гордона, И. был похоронен в ц. св. апостолов Петра и Павла на склоне Богдановой горы в Чигирине; эта церковь являлась кафедральным собором И., возле нее находился его «епископский дворец», сохранявшийся в руинах до XIX в. В 1678 г., перед нападением турок на Чигирин, останки И. по распоряжению бывш. духовника митрополита иером. чигиринского Троицкого монастыря Макария (Русановича) были перенесены в Преображенский собор Мгарского в честь Преображения Господня муж. мон-ря и погребены, как указывается в описании обители, «на левой стороне в стене, в фрамуге такой, в якой с противной стороны святителя Афанасия Пателария мощи находились. И к обоим им приходящие поклонники прикладывались даже до прибытия в тот монастырь великого государя императора Петра I. А за прибытием своим в тот Лубенский монастырь великий монарх изволил указать Афанасия наверху держать, а Иосифа Тукальского по известным ему причинам на том же месте засклепить, посему он, Тукальский, и засклепен в одну цеглину». Далее в описании говорится, что в 1737 г., в период игуменства в Мгарском мон-ре Тимофея (Щербацкого), «когда ти цеглины в едном месте сами собой вывалились, то, разобравши ту стену, видели многие з монашествующих, что мощи Тукальского нетленны лежат, а истлела-де только крышка гроба, а он-де лежит в белом клобуке и в желтой шелковой мантии. Потом с повеления того же игумена Тимофея прикрыт он, Тукальский, вместо крышки надгробной килимом и замурован» (Рассказ монахов Лубенского мон-ря о погребении митр. Иосифа (Нелюбовича-Тукальского) // ГА Полтавской обл. Ф. 222. Оп. 1. Д. 452). В «Киевском месяцеслове» на 1797 г. указывалось, что тело И. в Мгарском мон-ре «доныне остается нетленным». К нач. XX в. над могилой И. имелось надгробие, украшенное резным балдахином, на гробнице был высечен поэтический «Епитафион», написанный Варлаамом (Ясинским) на смерть И.

В 2000 г. руководство неканонической Украинской автокефальной православной церкви объявило о начале «канонизации» И., безосновательно назвав его борцом за автокефалию Киевской митрополии. В авг. 2007 г. в Чигирине рядом с восстановленной в 2006 г. Петропавловской ц., которая являлась последней кафедрой И., был открыт памятник митрополиту.

Соч. [письма и грамоты]: АСЗР. Т. 2. № 54, 79; АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 4. № 12; АЮЗР. Т. 3. С. 258-259; Т. 4. № 51; Т. 6. № 71. 3, 71. 6; т. 7. С. 171-172; Т. 8. С. 132-134; Т. 9. С. 40-43, 255.
Ист.: Собр. древних грамот и актов городов Минской губ., правосл. мон-рей, церквей и по разным предметам. Минск, 1848. № 135; ПВКДА. 1859. Т. 4; Лазарь (Баранович), архиеп. Письма. Чернигов, 1865; АЗР. Т. 5. № 71; АСЗР. Т. 5. С. 219; АЮЗР. Т. 4, 6-9, 11; АВАК. Т. 3. С. 51; Ист.-юридические мат-лы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилёвской. Витебск, 1879. Вып. 10. С. 487; Pisma do wieki i spraw Jana Sobieskiego / Zebrał i wyd. F. Kluvnycki. Kraków, 1880. T. 1. Cz. 1-2; АрхЮЗР. 1904. Ч. 1. Т. 10; Ч. 2. Т. 2; Wójcik Z. Nieznane documenty do biografii Pawła Tetery, Jerzego Chmelnickiego i Józefa Tukalskiego // Pregląd historyczny. 1961. T. 52. N 3. S. 252-254; Лiтопис самовидця. К., 1971; ПСРЛ. Т. 35. С. 244; Горенко Л. Чигиринський Троïцький жiночий монастир // Родовiд. 1992. № 4. С. 60.
Лит.: Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. М., 1882. Т. 15: Руина гетманства Брюховецкого, Многогрешного и Самойловича; Сумцов Н. Ф. Лазарь (Баранович). Х., 1885; Эйнгорн В. О. Очерки по истории Малороссии в XVII в. М., 1899. Ч. 1: Сношения малороссийского духовенства с московским правительством в царствование Алексея Михайловича; Голубев С. Т. Гедеон Одорский (бывш. ректор Киев. Академии в нач. XVIII ст.) // ТКДА. 1900. № 10. С. 147-190; Малевич А. И. Иосиф III (Нелюбович-Тукальский), 6-й еп. Могилёвский // Могилёвская епархия: Ист.-стат. описание. Могилёв-на-Днепре, 1905. Т. 1. Вып. 2. С. 111-126; Макарий (Булгаков). История РЦ. 1996. Кн. 7 (по указ.); Andrusiak M. Józef Szumlański, pierwszy biskup unicki Lwówski: (1667-1708): Zarys biograficzny. [Lwów], 1934; Bendza M. Tendencje unijne względem Cerkwi prawosławnej w Rzeczypospolitej w latach 1674-1686. Warsz., 1987; Mironowicz A. Prawosławie i unia za panowanią Jana Kazimierza. Białystok, 1997; idem. Teodozy Wasilewicz. Białystok, 1997; idem. Metropolita Józef Nielubowicz-Tukalski. Białystok, 1998;
Degiel R. Protestanci a prawosławni: Patronat wyznaniowy Radziwiłlów Birżańskich nad Cerkwą prawosławną w ksęstwie Słuckim w XVII w. Warsz., 2000; Perdenia J. Hetman Piotr Doroszenko a Polska. Kraków, 2000; Крикун М. Мiж вiйною и радою: Козацтво Правобережноï Украïни в 2-й пол. XVII - на поч. XVIII ст. К., 2006; Флоря Б. Н. Митр. Иосиф (Тукальский) и судьбы Православия в Восточной Европе в XVII в. // ВЦИ. 2009. № 1/2(13/14). С. 123-147.
Б. Н. Флоря

Иконография

Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Портрет. XIX в. (НМИУ)
Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Портрет. XIX в. (НМИУ)

Иосиф (Нелюбович-Тукальский), митр. Киевский и Галицкий. Портрет. XIX в. (НМИУ)
В соборе Мгарского мон-ря, где был погребен И., находился его портрет, вероятно прижизненный, о к-ром упоминал в мемуарах посещавший обитель в 1883-1884 гг. критик и этнограф В. Горленко (Горленко В. Пiвденноруськi образи та портрети. К., 1993. С. 115). Портрет был утрачен при закрытии и разорении обители в 20-х гг. XX в.

На живописном портрете XIX в. (НМИУ; см.: Свт. Димитрий, митр. Ростовский: Исслед. и мат-лы. Ростов, 2008. С. 52) И. представлен по пояс, вполоборота вправо, в саккосе с цветочным орнаментом, в омофоре и митре с херувимами, на груди крест, сбоку палица. И. изображен с густыми усами и окладистой бородой с проседью, правой рукой он именословно благословляет, в левой - держит высокий архиерейский жезл. Внизу, как на портретах, происходящих из конгрегационного зала КДА, на светлой полосе написаны имя, титул и дата кончины изображенного. Вероятно, именно этот портрет упомянут Д. А. Ровинским в группе произведений из КДА (Ровинский. Словарь гравированных портретов. Т. 4. Стб. 293).

Портрет И., награвированный пунктиром в Москве по заказу П. П. Бекетова, позднее вошел в изд.: Портреты именитых людей Рос. Церкви, с прил. их кр. жизнеописания. М., 1843 (экземпляры и отдельные листы в РПИБ, ЦАК МДА; 2-е отпечатки в кн.: Изображения людей знаменитых или чем-нибудь замечательных, принадлежащих по рождению или заслугам Малороссии. М., 1844). И. показан погрудно в овале, вполоборота вправо, в саккосе, омофоре и митре с херувимами, на груди крест, а не панагия. Митрополит изображен сравнительно молодым, с редкими темными волосами до плеч и короткой бородой. Портрет точно повторен на эстампе А. И. Зубчанинова, впервые опубликованном в изданном под ред. П. Н. Батюшкова сб. «Подолия» (СПб., 1887; воспроизв. в ряде изданий, напр.: Евтушенко С. В. От Покрова к Воздвижению. Х., 2005. С. 142).

Очевидно, с того же оригинала выполнена гравюра пунктиром А. А. Осипова, где И. представлен в числе 6 исторических и духовных деятелей (лист помещен в кн.: Бантыш-Каменский Д. Н. История Малой России. М., 1838). Аналогичный портрет И. (в «зеркальном» отображении влево, в том же облачении, и с характерным по форме наперсным крестом) - на литографии сер. XIX в., изданной И. Х. Дациаро (ЦАК МДА).

Лит.: Ровинский. Словарь гравированных портретов. Т. 2. Стб. 1049-1050; Т. 4. Стб. 293.
Э. П. И.
Ключевые слова:
Митрополиты Киевские Западнорусской митрополии Иосиф (Нелюбович-Тукальский Афанасий; † 1675), митрополит Киевский и Галицкий (Западнорусская митрополия)
См.также:
АНТОНИЙ (Винницкий; † 1679), митр. Киевский и Галицкий
ГРИГОРИЙ Цамблак (ок. 1364-1365 - зима 1419/20), митр. Киевский Западнорусской митрополии, дипломат, болг., серб., молдав. и рус. писатель (проповедник, агиограф, гимнограф), представитель тырновской книжной школы
ИОВ (Борецкий; † 1631, Киев), митр. Киевский
ИОНА Иона (Глезна; † 1494), митр. Киевский (Западнорусская митрополия)