Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОНА
Т. 25, С. 438-443 опубликовано: 18 ноября 2015г.


ИОНА

[Иона из Боббио; лат. Ionas] († после 659), церковный писатель, агиограф. Немногочисленные и зачастую отрывочные сведения об И. содержатся в его сочинениях. Род. в г. Сигузия (рим. Сегузион, ныне Суза, Сев.-Зап. Италия) (Vita Columbani. II 5). Вероятно, ок. 618 г. (по мнению А. де Вогюэ, не позднее февр. 617) вступил в монастырь Бобий (ныне Боббио), расположенный в 140 милях от его родного города. В это время мон-рем управлял аббат Аттала (615-626/7), уроженец Бургундии и ученик св. Колумбана. Возможно, И. был секретарем аббата. Преемника Атталы Бертульфа (626/7-642) И. сопровождал в Рим, где аббат добился от папы Римского Гонория I привилегии, освобождавшей Бобий от епископской юрисдикции (июнь 628). Вскоре после этого И. покинул Бобий и некоторое время жил в мон-ре Луксовий (ныне Люксёй, Франция). Об этом может свидетельствовать и упоминание о личных беседах с прп. Евстасием († 629), учеником св. Колумбана и аббатом мон-ря Луксовий (Vita Columbani. Praefatio). Евстасий мог посещать мон-рь Бобий, однако более вероятно, что И. беседовал с ним, находясь в аббатстве Луксовий (Krusch. 1905. P. 49). Не менее 3 лет И. провел в мон-ре Эльнон (совр. Сент-Аман-лез-О), основанном в 30-х гг. VII в. епископом-миссионером св. Амандом († 675/6), и принимал участие в миссионерской деятельности епископа среди язычников на территории совр. Бельгии. По мнению ряда исследователей, именно приглашение св. Аманда, искавшего сподвижников для христ. миссии, послужило причиной переселения И. в Галлию (Krusch. 1905. P. 49; Leclercq H. 1927. Col. 2633). Возможно также, что знакомству И. и св. Аманда способствовал Ахарий, епископ г. Новиомаг (ныне Нуайон), выходец из монастыря Луксовий (Stancliffe. 2001. P. 191).

И. вновь посетил мон-рь Бобий незадолго до кончины аббата Бертульфа, к-рый поручил ему составить Житие св. Колумбана. Собирая сведения о жизни святого, И. обращался к его современникам, беседовал с теми, кто лично знал св. Колумбана, посетил ряд центров, связанных со святым: основанный им монастырь Луксовий, ряд аббатств, во главе которых стояли его ученики и последователи (напр., Эбориак (Эвориаки, ныне Фармутье)), епископские кафедры, к-рые занимали некогда близкие к св. Колумбану священнослужители (Донат, еп. Везонция (ныне Безансон)) и т. д. Возможно, И. посетил Алеманнию, где встретился со св. Галлом, учеником св. Колумбана. Ок. 642 г. И. завершил основную часть работы и направил ее для утверждения Вальдеберту, настоятелю мон-ря Луксовий, и Боболену, аббату мон-ря Бобий.

Вероятно, благодаря работе над Житием св. Колумбана и общению с влиятельными церковными деятелями И. стал известным лицом в Галлии. В нояб. 659 г., исполняя поручение кор. Нейстрии Хлотаря III и его матери Бальтхильды (Батильды), он отправился в г. Кабиллон (ныне Шалон-сюр-Сон). Остановившись в мон-ре Реомай, настоятелем к-рого был Хуннан, выходец из мон-ря Луксовий, И. по просьбе аббата составил Житие св. Иоанна Реомского.

О последующей жизни И. сведений нет. В Житии св. Иоанна Реомского И. называет себя аббатом (Ionas abbas), но не упоминает о месте служения. Исходя из того факта, что он выполнял королевские поручения, исследователи предполагают, что И. стал настоятелем крупного мон-ря в Нейстрии. В перечне аббатов Эльнона (ркп. XII в.- MGH. SS. T. 13. P. 386) указано, что еще при жизни св. Аманда настоятелем монастыря был Ионат (имея в виду это упоминание, Ж. Мабильон отождествил И. с Ионатом, настоятелем муж. обители двойного мон-ря Мархианы (ныне Маршьен) - ActaSS Bened. Т. 4/1. P. LXXIX). Л. ван дер Эссен указывал на то, что сведения об Ионате, аббате монастыря Эльнон, скудны и представлены только в поздних источниках, поэтому серьезных оснований для того, чтобы считать его и агиографа И. одним и тем же лицом, нет (Essen. 1907. P. 270-272; Moreau. 1927. P. 225-226). Мн. исследователи, в особенности де Вогюэ (Vie de saint Colomban. 1988. P. 21-23), допускают отождествление И. и Ионата, однако твердых доказательств в поддержку этой гипотезы не приводят. По мнению И. Пагани, отсутствие сведений о последнем периоде жизни И. объясняется средневековой традицией, ошибочно разделившей агиографа И., известного преимущественно как автор Жития св. Колумбана, и аббата И. (или Ионата), память о к-ром сохранилась только в мон-ре Эльнон (Pagani. 1988). В аббатстве Боббио память об И. была почти утрачена. Так, автор «Чудес св. Колумбана» (ок. 970) высказывал недовольство тем, что «некий Иона» (Ionae cuiusdam) недостаточно подробно описал историю основания обители (Miracula S. Columbani // MGH. SS. T. 30. Fasc. 2. P. 997).

Сочинения

В кон. XIX - нач. XX в. Б. Круш определил, что И. был автором Жития св. Колумбана и Жития св. Иоанна Реомского, а также, опираясь на филологический анализ, предположил, что И. мог быть составителем и Жития св. Ведаста. Исследователи в целом согласились с выводами ученого (напр.: Essen. 1907. P. 212-213; Leclercq H. 1927. Col. 2635). Особенности лит. мастерства и методы работы И. как агиографа ярко видны в Житии св. Колумбана. В отличие от др. агиографов, И. сравнительно редко использует цитаты из Свящ. Писания и библейские аллюзии, однако демонстрирует знакомство с классическими авторами (Титом Ливием, Вергилием («Эклоги»), Ювенком). Язык и стиль в Житии св. Колумбана значительно отличаются от стандартов, принятых в современной И. житийной лит-ре, где письменная латынь упрощалась для понимания текста носителями народного языка. И., напротив, намеренно усложняет повествование, использует малоупотребительные слова и выражения («tellus» вместо «terra», «genitrix» вместо «mater»), развернутые метафорические конструкции и элементы поэтического стиля. Тем не менее в грамматике и лексике И. присутствуют многочисленные варваризмы, что Круш воспринял как свидетельство неспособности даже самых образованных меровингских авторов приблизиться к стандартам классической латыни (Krusch. 1905. P. 57-58). В произведениях И. прослеживаются как стремление отвечать на требования малообразованной среды, желавшей иметь агиографические произведения на понятном языке (Житие св. Ведаста), так и желание экспериментировать с формами совр. ему письменной речи, значительно приближенной к разговорному языку (Житие св. Колумбана). В Житии св. Иоанна Реомского, написанном для монашеской аудитории, И. пытается найти середину между этими направлениями.

В соответствии с традицией в прологах к Житиям И. прибегает к «плетению словес», демонстрируя т. о. уровень своих риторических способностей. Круш, видевший в творчестве И. сильное влияние ирландской книжной культуры, с этой т. зр. рассматривал малопонятный для необразованной аудитории, но не вполне соответствовавший классической норме язык И. в Житии св. Колумбана. По мнению исследователя, агиограф одним из первых начал создавать произведения на «искусственном» языке, далеком от разговорной латыни, эволюционировавшей в романский язык.

Житие св. Колумбана

составленное И.,- одно из самых объемных и содержательных агиографических произведений раннего средневековья. Житие имеет 2-частную структуру: в 1-й книге излагается жизнеописание св. Колумбана, во 2-й описываются деяния его учеников и преемников. Каждая из книг имеет особую внутреннюю структуру, которая усложняется во 2-й книге, составленной из повествований об учениках св. Колумбана и основанных ими монашеских общинах. Житие открывается посвящением Вальдеберту, аббату мон-ря Луксовий, и Боболену, аббату мон-ря Бобий, настоятелям 2 главных обителей, придерживавшихся традиции св. Колумбана, и общим прологом (prologus), где И. излагает обстоятельства, к-рые побудили его приступить к составлению Жития, объясняет структуру произведения и предлагает аббатам Вальдеберту и Боболену проверить текст для последующего распространения Жития в качестве «официальной» версии жизнеописания св. Колумбана и его учеников. В кратком предисловии (praefatio) к 1-й книге перечислены авторы тех агиографических сочинений, на к-рые И. ориентировался в своей работе и к-рые считал образцовыми,- свт. Афанасий Александрийский (Житие св. Антония), блж. Иероним Стридонский (Жития святых Павла и Илариона), Постумиан, Север и Галл («Диалоги» Сульпиция Севера). Перечисление Житий основателей монашества должно было напомнить о роли св. Колумбана в возрождении монашеской жизни на лат. Западе. Повествование о рождении св. Колумбана (гл. 2) предварено гимном в честь святого (автором гимна, вероятно, был не И.).

Жизнеописание св. Колумбана построено по хронологическому принципу; основными вехами являются вступление св. Колумбана в мон-рь Беннхор (см. Бангор) и его отъезд в Галлию; встреча святого с кор. Австразии Хильдебертом II и основание мон-ря Анаграты (Анегре, близ совр. сел. Ла-Вуавр, деп. В. Сона, Франция); основание св. Колумбаном монастыря Луксовий и случившиеся в аббатстве чудеса; ссора св. Колумбана с кор. Бургундии Теодорихом II (595-613) и его бабкой Брунхильдой; попытка короля отправить святого обратно в Ирландию; встреча св. Колумбана с кор. Нейстрии Хлотарем II и путешествие по Рейну и через Альпийские горы в Италию (здесь в пространном отступлении И. сообщает о гибели Теодориха II и о торжестве Хлотаря II, объединившего всю Галлию под своей властью). В заключительной главе рассказывается о встрече св. Колумбана с кор. лангобардов Агилульфом (591-616), об основании мон-ря Бобий и о кончине святого. В конце 1-й книги приведены еще 2 гимна в честь св. Колумбана. Вторая книга Жития св. Колумбана тематически делится на 4 части: биография Атталы, аббата мон-ря Бобий (главы 1-6); история мон-ря Луксовий при Евстасии и дело Агрестия (главы 7-10); чудеса в мон-ре Эбориак (главы 11-12); чудеса, происшедшие в мон-ре Бобий при аббате Бертульфе (главы 23-25). Пролог, эпилог или стихотворные вставки во 2-й книге отсутствуют. Необычная структура Жития и разнородный характер частей произведения дали нек-рым исследователям повод сомневаться в том, что реконструированный Крушем текст соответствует авторской редакции Жития. Так, В. Бершин полагал, что после написания 1-й книги (собственно Житие св. Колумбана) И. сделал к ней ряд приложений, к-рые в рукописной традиции были объединены во 2-ю книгу (Berschin. 1988. S. 38). Де Вогюэ (Vie de saint Colomban. 1988. P. 35-50) и К. Станклифф (Stancliffe. 2001. P. 192-201) доказали несостоятельность подобных предположений, тем не менее отметив, что в рукописной традиции иногда распространялись отдельные части Жития.

Житие св. Колумбана, богатое сведениями разного характера (в т. ч. просопографическими данными), является одним из ценнейших источников по истории меровингской Галлии кон. VI-VII в. И. Вуд отметил важность Жития, в к-ром нашли отражение политические притязания и конфликты, определявшие жизнь монашества в VII в. (Wood. 1994. P. 197). Церковно-политическое содержание Жития повлияло на методы агиографа: он должен был скрыть нек-рые события, повлиявшие на развитие франк. монашества в 1-й пол. VII в. В прологе к Житию И. признался в том, что отбирал факты и замалчивал те события, к-рые он якобы не мог точно вспомнить. И. обходит молчанием или рассказывает в искаженном виде (это явствует в т. ч. из сравнения его сведений с письмами Колумбана - Wood. 1982. P. 64) о конфликтах св. Колумбана с церковными и политическими деятелями, вызванных, напр., приверженностью св. Колумбана ирл. методам исчисления Пасхи или его симпатиями к сторонникам аквилейской схизмы. Агиограф отмечал, что эти сведения «не следует включать в наше сочинение» (Vita Columbani. II 9). Недовольство монахов обычаями, введенными св. Колумбаном, И. приписывает проискам кор. Брунхильды и др. недругов святого. В Житии не упоминается о ссоре между св. Колумбаном и св. Галлом, к-рый не пожелал следовать за наставником в Италию. Согласно древнейшему Житию св. Галла (VIII в.), Колумбан отлучил Галла от Церкви (Stancliffe. 2001. P. 204-205). И. намеренно прибегал к искажению сведений о св. Колумбане, руководствуясь требованиями сложной церковно-политической ситуации. Необычайно строгий Устав св. Колумбана, специфические ирл. обычаи и отказ святого сотрудничать с местными церковными иерархами вызвали неприятие галльских епископов и части аристократии. В 626/7 г. на Соборе в Матисконе (ныне Макон) аббат Евстасий был вынужден отказаться от ирл. методов исчисления Пасхи и особой формы тонзуры, а также внес изменения в монастырский устав (Krusch. 1905. P. 38; Stancliffe. 2001. P. 210-215). Вероятно, в Луксовии и в др. мон-рях был введен смешанный Устав св. Колумбана и прп. Венедикта Нурсийского. По-видимому, в 628 г. по требованию папы Римского Гонория I ирл. обычаи были отменены и в аббатстве Бобий (Stancliffe. 2001. P. 208). По свидетельству И., после устранения поводов для разногласий влияние мон-рей, основанных св. Колумбаном, значительно возросло, при содействии галльских епископов были основаны новые обители. Агиографу, т. о., надлежало не только рассказать о святости Колумбана и благих последствиях его деятельности, но и изложить историю основанных им мон-рей, умолчав о том, что его преемники были вынуждены пойти на разрыв с традициями, введенными основателем, а также скрыть сведения о конфликтах между св. Колумбаном и церковными иерархами в Галлии, многие из них были еще живы ко времени составления Жития. По мнению И., величие св. Колумбана состояло еще и в том, что он действовал якобы в обстановке религ. спада: к кон. VI в. зап. монашество пришло в упадок и было восстановлено лишь благодаря усилиям св. Колумбана и его учеников. В подтверждение этой мысли И. приводит, напр., рассказ о том, как Аттала, недовольный упадком подвижничества в Леринском мон-ре, уходит к св. Колумбану в Луксовий (Vita Columbani. II 1). Стремясь подчеркнуть то, что преемники Колумбана бережно сохраняли введенный им устав, И. включил в Житие ряд мотивов из произведений святого. Агиограф подчеркнул важность таких добродетелей, как смирение, послушание и единомыслие. Ряд эпизодов иллюстрирует тему послушания (напр.: Vita Columbani. I 12; I 16), о важности этой добродетели говорится в Уставе св. Колумбана (Columbanus. Regula monachorum. 1 // Idem. Opera / Ed. G. S. M. Walker. Dublin, 1957. P. 122-125). Рассказы о случаях, когда среди братии отсутствовало послушание, неизбежно завершаются упоминаниями о божественном наказании согрешивших (Vita Columbani. I 11; II 19). Во 2-й книге И. рассказал о конфликтах внутри монашеских общин (волнения монахов аббатства Бобий, дело Агрестия, побег монахинь из мон-ря Эбориак), однако представил их как частные и не связанные друг с другом эпизоды. Дело Агрестия в Житии описано как смута, учиненная непокорным монахом-еретиком. Для дискредитации Агрестия И. сопоставил его с Каином и с Иудой, а также привлек отрицательный образ Брикция из «Диалогов» Сульпиция Севера (Vita Columbani. II 9; ср.: Sulp. Sev. Dial. III 15, 4; II 15, 7). Вероятно, в действительности речь шла о разных способах интерпретации наследия св. Колумбана. Агрестий, как и св. Колумбан, симпатизировал аквилейской схизме. Против Евстасия на стороне Агрестия в этом конфликте выступили Ромарик и Амат, настоятели мон-ря Хабенд (ныне Ремирмон), но, поскольку Ромарика и Амата очернить было трудно, И. предположил, что они были введены в заблуждение Агрестием. Примирение сторон стало возможным только после кончины Агрестия и после Матисконского Собора. Доведя повествование до совр. ему эпохи, И. продемонстрировал благополучное разрешение конфликтов, связанных с наследием св. Колумбана, однако умолчал о том, каким образом согласие было достигнуто. В изложении событий И. скрыл действительные причины разногласий и представил оппонентов Евстасия упорными схизматиками.

Подвергнув образ св. Колумбана сильной агиографической стилизации, И. выделил 4 аспекта деятельности святого: наставник монахов, «пророк», защитник православия и миссионер. Упоминание в прологе «столпов Церквей» (свт. Илария Пиктавийского, свт. Амвросия Медиоланского и блж. Августина) должно было подчеркнуть твердость Колумбана в исповедании правосл. веры (Wood. 1982. P. 63-64). Конфликт Колумбана с кор. Теодорихом II и кор. Брунхильдой И. описал как противостояние пророка, возвещающего волю Бога, и грешного правителя. Эта тема получила развитие в др. меровингских агиографических сочинениях, где Брунхильду описывали как злобную и коварную ведьму (см.: Nelson J. L. Queens as Jezebels: Brunhild and Balthild in Merovingian History // Eadem. Politics and Ritual in Early Medieval Europe. L., 1986. P. 1-49). После смерти Теодориха (613) Брунхильду казнили по приказу кор. Нейстрии Хлотаря II, объединившего меровингские королевства. Дети Брунхильды были объявлены преступниками, что позволило И. представить в Житии победу Хлотаря II как божественную кару за враждебное отношение к св. Колумбану. Сознательно допуская искажение фактов, агиограф утверждал, что по прибытии в Галлию св. Колумбан был принят кор. Австразии Сигибертом I (561-575), 1-м мужем Брунхильды, к-рая якобы организовала его убийство, тогда как в действительности святой был принят кор. Хильдебертом II (575-595), но как сын Брунхильды он был для И. нежелательным персонажем. И. умолчал о покровительстве св. Колумбану кор. Брунхильды и ее детей до конфликта с королем. Напротив, Хлотарь II в Житии представлен как друг св. Колумбана, удостоившийся благословения святого (Vita Columbani. I 24).

Стремясь описать не только жизнь св. Колумбана, но и историю основанных им мон-рей, И. придал сочинению изысканную форму диптиха. Лит. образцом для него послужило, вероятно, составленное Венанцием Фортунатом Житие свт. Илария Пиктавийского, где 1-я книга посвящена жизни святого, 2-я - его посмертным чудесам. И. не описывал посмертные чудеса св. Колумбана, а заменил их рассказом о подвигах его учеников (Stancliffe. 2001. P. 200). Возможно, на композиционные особенности произведения оказали влияние также Житие Юрских отцов, имеющее форму триптиха (ок. 520), и «Диалоги» свт. Григория Великого (см.: Grégoire le Grand. Dialogues / Éd. A. de Vogüé. P., 1978. T. 1. P. 141. (SC; 251)). По мнению Вуда, И. был знаком с вьеннской версией Мученичества св. Дезидерия (BHL, N 2149), в к-рой Брунхильда осуждалась как «новая Иезавель» (Wood. 1982. P. 70-71). В Житии св. Колумбана И. широко использовал стилистические возможности риторического языка. Многие персонажи снабжены развернутыми характеристиками стереотипного содержания (напр., о папе Гонории I - «...достопочтенный предстоятель Гонорий обладал острым умом, был в высшей степени благоразумен и известен образованностью, славился приятностью и смирением…»), к-рые А. Леклерк сравнил с литургическими текстами. Однако нек-рые эпизоды, в основном имеющие автобиографический характер (подготовка Атталы к смерти, болезнь Бертульфа), насыщены психологизмом и выдержаны в реалистической манере. Отдельными штрихами И. тонко обрисовал портрет св. Колумбана - вспыльчивого и требовательного человека, не останавливавшегося ни перед какими препятствиями (уход Колумбана из дома (Vita Columbani. I 3), ссоры с королем и изгнание из Луксовия (Ibid. I 19-20), трапеза в Туре (Ibid. I 22)).

По мнению Вуда, Житие было адресовано прежде всего насельникам мон-рей, принадлежавших к традиции св. Колумбана (Wood. 1982. P. 70). Однако А. О'Хара указал на тесные связи колумбановых обителей с королями, аристократией и высшей иерархией, которые оказывали монахам покровительство. Исследователь полагает, что Житие, составленное И., должно было подчеркнуть эти связи в эпоху политической нестабильности, последовавшей за кончиной кор. Дагоберта I и воцарением малолетнего Хлодвига II (639-657).

Житие св. Колумбана оказало влияние на житийную лит-ру меровингской эпохи и, гл. обр., на монашескую агиографию. В Житии св. Германа, аббата монастыря Грандис-Валлис, составленном ок. 675 г. Боболеном (BHL, N 3467), отмечается ряд дословных заимствований из произведения И., в т. ч. пролог. В составленном ок. 676 г. Мученичестве Прейекта, еп. Арвернов (ныне Клермон-Ферран) (BHL. N 6915), содержится похвальный отзыв о «красноречивом муже Ионе, к-рый на нашей памяти искусно составил Житие блаженного Колумбана и его учеников Атталы, Евстасия и Бертульфа» (MGH. Scr. Mer. T. 5. P. 225). В Житии св. Садальберги, последовательницы св. Колумбана (составлено ок. 680 - BHL, N 7463), также упоминается о Житии св. Колумбана, «ценою упорного труда созданном красноречивейшим мужем Ионой». Заимствовав из сочинения И. сведения о св. Колумбане и его учениках, составитель Жития св. Садальберги исправил неточности, допущенные И. (напр., упомянул о прибытии Колумбана в Галлию при Хильдеберте II и о покровительстве, которое оказывал святому кор. Теодорих II). Подобные исправления содержатся также в некоторых рукописях Жития св. Колумбана (см.: O'Hara. 2009. P. 131-132). О знакомстве составителя с творчеством И. свидетельствует ряд эпизодов из Жития св. Вандрегизила, основателя мон-ря Фонтанелла (ныне Сен-Вандрий) (составлено ок. 700 - BHL, N 8804). После видения, в к-ром аббатство Бобий было представлено как идеальное, Вандрегизил решил стать аскетом, посетил обитель и намеревался отплыть в Ирландию (MGH. Scr. Mer. T. 5. P. 17-18). Сведения из Жития св. Колумбана легли в основу повествования о его ссоре с кор. Теодорихом в Хронике Псевдо-Фредегария (ок. 660 - Fredegarii Scholastici Chronicae. IV 36 // MGH. Scr. Mer. T. 2. P. 134-138), автор к-рой также враждебно относился к Брунхильде и ее детям. По мнению Вуда, с Житием св. Колумбана были знакомы также англосакс. авторы VIII в.- Беда Достопочтенный (Beda. Hist. eccl. III 8) и Эддий Стефан (Eddius Stephanus. Vita Wilfridi. 6, 24 // Idem. The Life of Bishop Wilfrid / Ed., transl. B. Colgrave. Camb., 19852. P. 12-14, 48-50) (Wood. 1982. P. 68-69).

Житие св. Ведаста

сохранилось в рукописях как анонимное произведение. Помимо Круша дополнительные доказательства авторства И. привел Г. Кюрт (Kurth G. Clovis. Tours, 1896. P. 610). Предположительно Житие было написано ок. 640 г., во время пребывания И. в мон-ре Эльнон, по просьбе клириков из г. Атребаты (ныне Аррас) - центра почитания св. Ведаста. Житие открывается кратким риторическим прологом, где И. рассуждает о пользе описания деяний святых. В конце пролога агиограф обещает последовательно описать жизнь Ведаста от рождения до смерти, однако содержание Жития мало соответствует заявленному намерению. Повествование начинается с рассказа о битве кор. Хлодвига с алеманнами (заимствован из «Истории франков» Григория Турского - Greg. Turon. Hist. Franc. II 30). Возвратившись после битвы, Хлодвиг собирался принять крещение. В г. Тулл (ныне Туль) он встретился с аскетом Ведастом, к-рый по его просьбе исцелил слепого. Вместе с королем Ведаст прибыл в г. Ремы (ныне Реймс), где чудесным образом наполнил пустой сосуд вином. После краткого рассказа о епископском рукоположении Ведаста в Житии подробно освещена борьба святого с языческими верованиями и описано его погребение; повествование завершается рассказом о посмертном чуде св. Ведаста - спасении от огня кельи, в к-рой скончался епископ.

Житие св. Ведаста ближе др. произведений И. стоит к агиографическому шаблону, распространенному в меровингской Галлии: структура памятника традиционна, в изложении автор следует фрагментарным источникам информации, обходит молчанием нек-рые периоды жизни святого. Очевидно, основные сведения составитель Жития почерпнул из устной традиции, поэтому жизнь Ведаста представлена в Житии как рассказ о чудесах святого. Лишь описывая битву кор. Хлодвига с алеманнами, И. использовал «Историю франков», хотя Григорий Турский не упоминал о роли св. Ведаста в обращении Хлодвига в христ. веру. Агиограф попытался облечь отрывочные и легендарные сведения о св. Ведасте в подобающую лит. форму. Житие открывается прологом и завершается описанием чуда св. Ведаста, свидетельствующего о его посмертном покровительстве г. Атребаты. В основной части Жития выделяется 3 раздела: жизнь Ведаста до епископского рукоположения (включает описание 2 чудес; главная тема - праведная жизнь святого), его деятельность как епископа (включает описание 3 чудес; главная тема - борьба с язычеством), смерть и погребение (включает описание 2 чудес); 2-й и 3-й разделы связаны общим мотивом покровительства святого г. Атребаты: благодаря чудесному знамению клирики вынуждены исполнить завещание святого и похоронить его вопреки обычаю внутри городских стен. Произведение И. оставалось важным памятником агиографической традиции св. Ведаста до рубежа VIII и IX вв., когда по просьбе Радона, аббата монастыря св. Ведаста, Алкуин составил новое Житие, полностью основанное на сочинении И.

Житие св. Иоанна

составлено И. в 659 г. в монастыре Реомай. Оригинальное произведение в неполном виде сохранилось в 2 рукописях X и XIV вв. Для реконструкции первоначального текста Круш использовал 2 переработки Жития, составленные в IX в. В кратком предисловии И. сообщает об обстоятельствах составления текста. В риторическом прологе И. рассуждает о духовной пользе, к-рую приносят примеры деяний святых. После пролога помещено авторское оглавление с кратким описанием содержания 19 глав Жития. Повествуя о жизни св. Иоанна, И. прибегает к распространенному в раннесредневек. агиографии композиционному приему, выбирая одно событие (в Житии - обустройство монастыря Реомай) как центральный эпизод биографии. Предшествующая деятельность святого изложена в виде последовательного повествования. Вторая часть Жития представляет собой совокупность разрозненных эпизодов - описаний чудес и поучений, завершается похвалой И. (гл. 18) и описанием его кончины, затем кратко повествуется о 3 его преемниках. Житие заканчивается эпилогом (гл. 20) в форме рассказа о перенесении мощей И.

Житие св. Иоанна сближают с Житием св. Колумбана не только особенности стиля (сочетание сложного языка с яркими реалистическими зарисовками), но и общие мотивы (напр., интерес к описанию монастырской жизни). Стремление И. поставить описываемые события в исторический контекст помогает уточнить хронологию жизни св. Иоанна. Одному из чудес предпослан краткий рассказ о походе кор. Австразии Теодеберта I в Италию (539), к-рый не относится напрямую к повествованию, однако важен для датировки описываемых событий (гл. 15). Подробно рассказывая о деятельности св. Иоанна, И. уделяет внимание его роли в становлении раннего франк. монашества, как одного из предшественников св. Колумбана. Агиограф подробно информирует читателя об аскетической традиции, в русле которой действовал св. Иоанн. После основания монашеской общины он, чувствуя, что ему не хватает опыта в подобных делах, провел нек-рое время в Леринском мон-ре под рук. св. Гонората. Вернувшись в свою обитель по указанию еп. Григория Лингонского (Лангрского), св. Иоанн упорядочил жизнь монахов, установив заимствованный из Лерина Устав св. Макария. В похвале св. Иоанну (гл. 18) И. подчеркнул особое внимание святого к аскетическим сочинениям прп. Иоанна Кассиана Римлянина. В ряде эпизодов, иногда развернутых в самостоятельные новеллы, агиограф описывает жизнь св. Иоанна как мудрого настоятеля монашеской общины, где каждый живет за счет своего труда. Сцены из жизни монахов напоминают эпизоды из Жития св. Колумбана. И. отметил стремление подвижника оказывать благотворное влияние на мирян: св. Иоанн устроил мон-рь не только для жительства монахов, но для наставления мирян (monachis ministrare adque aeducatam in melius plebem ad caelestia gaudia provocare). Ряд эпизодов посвящен помощи, к-рую святой оказывал мирянам, в исцелении больных и спасении голодающих. Св. Иоанн учил мирян добывать хлеб собственным трудом, вразумлял чванных, жестоких и несправедливых людей (главы 8-10). Поскольку агиограф считал св. Иоанна предшественником св. Колумбана в распространении монашества в Галлии, он уделял особое внимание преемственности в мон-ре. Преемник св. Иоанна аббат Сильвестр во всем следовал примеру наставника и также достиг святости, перед смертью он назначил своим преемником Муммолина, к-рый был избран на Лингонскую кафедру, и с согласия братии поставил аббатом мон-ря Леобардина. При Леобардине братии в видении явились святые Иоанн и Сильвестр, после чего было совершено перенесение мощей святого. Леобардину в должности настоятеля наследовал, вероятно, современник И. аббат Хуннан, т. е. агиограф попытался довести обзор монастырской преемственности до своего времени.

Соч.: Vitae sanctorum Columbani, Vedastis, Iohannis / Rec. B. Krusch. Hannoverae; Lipsiae, 1905. (MGH. Scr. Rer. Germ.; 37); Vita Columbani et discipulorum eius / Ed. M. Tosi. Piacenza, 1965; Vie de saint Colomban et de ses disciples / Introd., trad., not. A. de Vogüé, P. Sangiani. Bégrolles-en-Mauges, 1988; The Life of St. Columban / Ed. D. C. Munro. Felinfach, 1993; Vita di Colombano e dei suoi discepoli / Ed., trad. I. Biffi, A. Granata. Mil., 2001.
Лит.: Stöber F. Zur Kritik der Vita S. Johannis Reomaensis: Eine kirchengeschichtliche Studie // SAWW. 1885. Bd. 109. N 4. S. 319-398; Krusch B. Zwei Heiligenleben des Jonas von Susa // MIÖG. 1893. Bd. 14. S. 385-448; idem. Prooemia // Ionae Vitae sanctorum Columbani, Vedastis, Iohannis. Hannoverae; Lipsiae, 1905. P. 1-144, 295-301, 321-325; Essen L., van der. Étude critique et littéraire sur les Vitae des saints mérovingiens de l'ancienne Belgique. Louvain; P., 1907; Leclercq H. Jonas de Bobbio // DACL. 1927. Fasc. 78/79. Col. 2631-2641; Moreau É., de. Saint Amand, apôtre de la Belgique et du nord de la France. Louvain, 1927; Kenney J. F. The Sources for the Early History of Ireland. N. Y., 1929. Vol. 1: Ecclesiastical. P. 203-204; Wilson J. The Reliability of Jonas // Mélanges Colombaniens: Actes du Congrès Intern. de Luxeuil, 20-23 juil. 1950. P., [1951]. P. 81-86; Leclercq J. Un recueil d'hagiographie colombanienne // AnBoll. 1955. T. 73. P. 193-196; idem. L'univers religieux de saint Colomban et de Jonas de Bobbio // RAM. 1966. Vol. 42. P. 15-31; Prete S. La «Vita S. Columbani» di Ionas e il suo «Prologus» // Rivista di storia della Chiesa in Italia. R., 1968. Vol. 22. P. 94-111; Roques G. La langue de Jonas de Bobbio, auteur latin du VIIe siècle // Travaux du Centre de Philologie et le Littératures Romanes. Strasbourg, 1971. T. 9. P. 7-52; Löfstedt B. Bemerkungen zur Sprache des Jonas von Bobbio // Arctos. N. S. Helsinki, 1974. Vol. 8. P. 79-95; Dolbeau F. Un plagiat anonyme de la «Vita S. Columbani» // Archivum Bobiense. 1981. Vol. 3. P. 59-64; Riché P. Columbanus, His Followers, and the Merovingian Church // Columbanus and Merovingian Monasticism / Ed. H. B. Clarke, M. Brennan. Oxf., 1981. P. 59-72; Wood I. N. The «Vita Columbani» and Merovingian Hagiography // Peritia. Turnhout, 1982. Vol. 1. P. 63-80; idem. The Merovingian Kingdoms, 450-751. L.; N. Y., 1994. P. 184-189, 191-197; idem. Jonas, the Merovingians, and Pope Honorius: Diplomata and the Vita Columbani // After Rome's Fall: Narrators and Sources of Early Medieval History / Ed. A. C. Murray. Toronto, 1998. P. 99-120; Berschin W. Biographie und Epochenstil im lateinischen Mittelalter. Stuttg., 1988. Bd. 2; Pagani I. Ionas-Ionatus: A proposito della biografia di Giona di Bobbio // Studi Medievali. Ser. 3. Torino, 1988. Vol. 29. P. 45-85; Vogüé A., de. En lisant Jonas de Bobbio: Notes sur la Vie de Saint Colomban // Studia Monastica. Barcelona, 1988. Vol. 30. P. 63-103; Brunhölzl F. Histoire de la littérature latine du Moyen Âge. Louvain-la-Neuve, 1990. Vol. 1. Pt. 1. P. 184-186; Rohr C. Hagiographie als historische Quelle: Ereignisgeschichte und Wunderberichte in die «Vita Columbani» des Ionas von Bobbio // MIÖG. 1995. Bd. 103. S. 229-264; Stancliffe C. Jonas's «Life of Columbanus and His Disciples» // Studies in Irish Hagiography: Saints and Scholars / Ed. J. Carey et al. Dublin, 2001. P. 189-220; Biffi I. La disciplina e l'amore: Un profilo spirituale di San Colombano. Mil., 2002; Destefanis E. Costruire la memoria: Il caso del monastero di Bobbio (Piacenza) // Écrire son histoire: Les communautés régulières face à leur passée / Éd. N. Bouter. Saint-Étienne, 2006. P. 23-46; Diem A. Monks, Kings, and the Transformation of Sanctity: Jonas of Bobbio and the End of the Holy Man // Speculum. 2007. Vol. 82. N 3. P. 521-559; idem. The Rule of an Iro-Egyptian Monk in Gaul: Jonas' «Vita Iohannis» and the Construction of a Monastic Identity // Revue Mabillon. N. S. P., 2008. Vol. 19. P. 5-50; O'Hara A. The «Vita Columbani» in Merovingian Gaul // Early Medieval Europe. Oxf., 2009. Vol. 17. N 2. P. 126-153.
А. А. Королёв
Ключевые слова:
Церковные писатели (V - VII вв.) Агиографы католические Иона [Иона из Боббио] († после 659), церковный писатель, агиограф
См.также:
ВЕНАНЦИЙ ФОРТУНАТ (ок. 535 - ок. 600), еп. Пиктавийский, церковный писатель, агиограф, свт. (пам. зап. 14 дек.)
ГОНОРАТ (V в.), еп. г. Массилия (совр. Марсель, Франция), церковный писатель
ГРИГОРИЙ ТУРСКИЙ [мирское имя Георгий Флоренций] (538/9 - 593/4), св. (пам. зап. 17 нояб.), еп. Турон, зап. церковный писатель, историк, агиограф
АДОН (ок. 819 - 874 или 875), архиеп. Вьеннский, свт. (пам. зап. 16 дек.)
АДСОН (910 или 915–992), западноевроп. средневек. педагог и писатель
АЙМОИН ИЗ ФЛЁРИ (ок. 965- после 1008), монах-бенедиктинец, западнофранкский историограф и агиограф