Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОНА
Т. 25, С. 372-392 опубликовано: 3 октября 2012г.


ИОНА

[евр.  ,   - голубь; греч. ᾿Ιωνᾶς; лат. Iona], ветхозаветный прор. (пам. 22 сент.), именем к-рого названа книга в составе собрания книг 12 малых пророков. В Книге прор. Ионы не содержится исторических сведений о ее авторе. В 4 Цар 14. 25 сказано, что царь Иеровоам II (ок. 793-753 гг. до Р. Х.) «восстановил пределы Израиля, от входа в Емаф [город в Сирии] до моря пустыни [Мёртвого м.], по слову Господа, Бога Израилева, которое Он изрек чрез раба Своего Иону, сына Амафиина, пророка из Гафхефера». Этот текст не позволяет однозначно определить, жил ли И. во время правления Иеровоама, как чаще всего думают комментаторы (см., напр.: Sasson. 1990. P. 86; Stuart. 1987. P. 445), или его предшественника в кон. IX - нач. VIII в. до P. Х. (Палладий (Пьянков). 1998. C. 5-7). Родной город И. Гафхефер (  Гат-Хефер) находился в Галилее, неподалеку от Назарета (Нав 19. 13).

Образ И. в церковном Предании

Прор. Иона. Фрагмент иконы «Пророки Софония, Аввакум, Иона и Моисей» из Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Ок. 1502 г. (КБМЗ)
Прор. Иона. Фрагмент иконы «Пророки Софония, Аввакум, Иона и Моисей» из Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Ок. 1502 г. (КБМЗ)

Прор. Иона. Фрагмент иконы «Пророки Софония, Аввакум, Иона и Моисей» из Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря. Ок. 1502 г. (КБМЗ)

В святоотеческой лит-ре время служения И. относится в согласии со Свящ. Писанием ко времени правления Иеровоама II (см., напр.: Theodoret. In Jon. 1. 1; Сyr. Alex. In Jon. Praef.). Христ. хронисты считали, что он проповедовал в правление иудейских царей Амасии и его сына Озии (VIII в. до Р. Х.) (Chron. Pasch. 102-103; Hieron. Chron. 75). К этому периоду относит пророчества И. и Климент Александрийский (Clem. Alex. Strom. I 118. 1). Блж. Иероним, ссылаясь на иудейское предание, отождествляет отца И. с сыном вдовы сарептской, возвращенным к жизни прор. Илией (3 Цар 17. 17-24; Hieron. In Jon. Prologus // PL. 25. Col. 1118). Блж. Иероним считал родным городом И., где пророк был похоронен, небольшое сел. Геф, расположенное примерно в 5 км восточнее Сепфориса или Диокесарии (Hieron. In Jon. Prologus // Ibidem). В рецензии Псевдо-Епифания на псевдоэпиграфическое соч. «О жизни и смерти пророков» (VII в.) говорится, что И. «происходил из области Кариафмаум (Καριαθμαοὺμ, Καριαθιαρμ), неподалеку от приморского греческого города Азот» (De prophetarum vita et obitu. 16 // Vitae prophetarum. P. 18-19). В этом тексте определение «греческий» следует понимать как «языческий», поскольку город был населен филистимлянами. В сочинении И., а не его отец (как у блж. Иеронима) отождествляется с воскрешенным сыном вдовы из Сарепты и, т. о., деятельность И. относится примерно к сер. IX в. до Р. Х.- периоду правления израильского царя Ахава (ок. 874-853 гг. до Р. Х.). Далее рассказывается, что после проповеди в Ниневии из-за упреков со стороны евреев за неисполнившееся пророчество И., «опечалившись, вернулся домой, но не остался в своем отечестве, а взяв с собой мать, переселился в Сур (Σοὺρ; Тир?), страну иноплеменную» (Ibid. P. 19). Затем И. поселился в земле Саар (Σαὰρ; Сараар?), где умер и был похоронен в пещере некоего судии по имени Кенезей. И. приписано не имеющее параллелей в Свящ. Писании пророчество: «Когда увидят в Иерусалиме множество языческих народов с запада, тогда он будет разрушен до основания» (Ibid. P. 20). В рецензии Псевдо-Дорофея (ок. VIII-IX вв.) сообщается, что после воскрешения И. (происходившего из Кариафмауса) по молитве прор. Илии он, когда закончился голод, отправился в землю Саар, в Иудею. В пути умерла его мать, и он похоронил ее у ливанского дуба. В конце этой версии приводится еще более странная формулировка пророчества И.: «Когда увидят камень, вопящий жалобно, тогда близок будет конец; когда увидят в Иерусалиме все языческие народы, тогда город будет стерт с лица земли» (De prophetarum vita et obitu: Dorothei recensio // Vitae prophetarum. P. 31). Эта версия предания об И. повторена в Пасхальной хронике (VII в. по Р. Х.) (Chron. Pasch. 149-150). Историческая ценность этих данных невелика: очевидно, в их основе лежит иудейское предание, которое подверглось небольшой переработке христ. авторов (OTP. Vol. 2. P. 380; Schwemer A. M. Studien zu den frühjüdischen Prophetenlegenden Vitae Prophetarum. Tüb., 1995. Bd. 1. S. 56).

В кратком Житии И., сохранившемся в Синаксаре К-польской ц. (кон. X в.), говорится, что после проповеди в Ниневии И. переселился в «Асур, страну иноплеменников» (SynCP. Col. 63). Видимо, к этому же периоду автор Жития относит и приход прор. Илии в дом матери И., и воскрешение умершего пророка. Затем, после окончания голода в Иудее, И. отправился на родину. Во время пути скончалась его мать, и он похоронил ее около «дуба Деворы», а сам «поселился в области Сеннаар, где и был похоронен…» (Ibid. Col. 64). Незадолго до кончины он изрек пророчество, относящееся к Иерусалиму и ко всей земле, к-рое помимо сведений, приведенных в рецензии Псевдо-Епифания, содержит слова о том, что «увидят… жука [скарабея], с древа взывающего к Богу, и тогда уже близко будет спасение; затем увидят Иерусалим, разрушенный до основания. И придут все народы в него, чтобы поклониться Господу, и разнесут его камни до края земли [букв.- «к закату солнца»]; и там будет место поклонения Богу для помилованных, так как Иерусалимом будут гнушаться из-за его опустошенности зверями; и тогда придет конец всему живому». В заключение синаксарного Жития дается описание внешности И.: «...был он головою лыс и с округлой, сужающейся книзу седой бородой» (Ibidem).

В нек-рых визант. календарях память И. отмечена 20 или 21 сент., однако в большинстве агиографических памятников память И. приходится на 22 сент. (Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 292).

П. Ю. Лебедев

Книга пророка Ионы

Текстология

Прор. Иона перед царем ниневитян. Миниатюра из Псалтири. XI в. (Ath. Vatop. 760. Fol. 283v)
Прор. Иона перед царем ниневитян. Миниатюра из Псалтири. XI в. (Ath. Vatop. 760. Fol. 283v)

Прор. Иона перед царем ниневитян. Миниатюра из Псалтири. XI в. (Ath. Vatop. 760. Fol. 283v)
Прор. Иона. Фрагмент росписи ц. вмч. Феодора Стратилата на Ручью в Вел. Новгороде. Мастер Феофан Грек. 1378 г.
Прор. Иона. Фрагмент росписи ц. вмч. Феодора Стратилата на Ручью в Вел. Новгороде. Мастер Феофан Грек. 1378 г.

Прор. Иона. Фрагмент росписи ц. вмч. Феодора Стратилата на Ручью в Вел. Новгороде. Мастер Феофан Грек. 1378 г.

Древнейшие из сохранившихся библейских рукописей Книги прор. Ионы были найдены в Иудейской пустыне близ Мёртвого м. Книга представлена в 3 из 7 свитков книг малых пророков, найденных в 4-й пещере Кумрана: 4QXIIa (=4Q76), 4QXIIf (=4Q81), 4QXIIg (=4Q82). Кроме того, книга содержится в греческом свитке книг малых пророков из Вади-Мураббаат - Mur XII (=Mur 88). Самая ранняя среди этих рукописей (4QXIIa) датируется сер. II в. до Р. Х., а самая поздняя (Mur XII) - 2-й пол. I в. по Р. Х. (Fuller. 2000; Minor Prophets / Ed. B. Ego et al. Leiden, Boston, 2005. P. 77-89. (Biblia Qumranica; 3B)). Самая ранняя из известных масоретских рукописей книги содержится в Каирском кодексе 896 г., к-рый огласован и снабжен акцентными знаками. Расхождения между евр. рукописями Книги прор. Ионы (включая свитки Мёртвого м.), как правило, незначительны и касаются орфографии.

Важнейшие разночтения между евр. и греч. рукописями касаются следующих моментов. В Иона 1. 8 слова «за кого постигла нас эта беда?», почти буквально повторяющие часть стиха 1. 7, отсутствуют в ряде масоретских рукописей и рукописей LXX. Из предыдущего стиха моряки уже знают, что беда их постигла из-за И. Повтор этого вопроса оправдан, если перевести Иона 1. 8 как относительное придаточное: «...скажи нам, о ты, из-за которого постигла нас эта беда...»

В Иона 1. 9 вместо  ,  (еврей в МТ) в LXX стоит δοῦλος κυρίου (раб Господа), что, по-видимому, отражает перевод чтения   , где   - сокращение имени Господа:   (Яхве, Господь). Если в МТ И., отвечая на вопросы моряков, игнорирует вопрос: «...какое твое занятие?» (Иона 1. 8), то в LXX И. не отвечает ни на один из вопросов, сообщая только, что он «раб Господа».

В Иона 2. 5 на месте  ,  - однако (в МТ) в переводе Феодотиона стоит πῶς - как, т. е. передано слово  ,  . Т. о., вместо утверждения («...однако я опять увижу святой храм Твой») получается вопрос: «Как я опять увижу святой храм Твой?» Перевод LXX, отражающий это же чтение в более вольном варианте: ἆρα προσθήσω τοῦ ἐπιβλέψαι («увижу ли еще?..»), принимается мн. комментаторами и переводчиками. Однако чтение МТ подтверждается встречающимся в Свящ. Писании устойчивым выражением:   ...   - «я думал... а оказалось...» (см.: Ис 14. 13-15; Иер 5. 4-5).

Просодически сложный отрывок (Иона 2. 6b - 7a) содержит ряд важных разночтений в LXX. В 2. 6b вместо    («морскою травою обвита была голова моя» - в MT) в LXX сказано: ἐσχάτη ἔδυ ἡ κεφαλή μου («до самой глубины спустилась моя голова»). Здесь  ,   - «морская трава» было понято как   - «конец» (разница в огласовке) и переведено как наречие - «до конца». Иона 2. 7 (в МТ) можно перевести как: «До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня...» В LXX слова «до основания гор» отнесены к предыдущему стиху (т. е. к «спустилась моя голова»), а слово «земля» понято как обстоятельство места при «я спустился»: κατέβην εἰς γῆν, ἧς οἱ μοχλο αὐτῆς κάτοχοι αἰώνιοι («я спустился в землю, ее запоры прочны, вечны»). Ряд совр. комментаторов (см., напр.: Wolff. 1986. P. 126-127) следуют LXX относительно синтаксического членения, однако сохраняют чтение    в МТ: «Морскою травою обвита была голова моя у корня гор / До основания гор я нисшел под землю». Т. о., сохраняется просодия стиха, составляющая 2 пятиударные строки, но не очень убедительным выглядит синтаксис.

В Иона 3. 4 в LXX и Vetus Latina читают «три дня» (вероятно, по аналогии со ст. 3. 3) вместо «сорок дней» в МТ. Нек-рые исследователи считают чтение LXX подлинным, а МТ вторичным (Bewer. 1999. P. 53; Salters. 1994. P. 29; подробнее: Moberly. 2003; Соловьев. 1884. C. 16. Примеч. 1). В LXX глагольные формы из Иона 3. 8 переданы как повествовательные: κα περιεβάλοντο... κα ἀνεβόησαν... κα ἀπέστρεψαν («и покрылись... и вопияли... и обратился») вместо  ...  ...   («и чтобы были покрыты… и крепко вопияли... и чтобы обратился») в МТ, где содержится продолжение царского указа. Риторический вопрос в Иона 3. 9 в LXX приписывается ниневитянам, в ст. 3. 8b добавлено λέγοντες - говоря, возможно, в др. версии евр. текста стояло слово   - говоря.

В Иона 3. 9 фраза       разбита в МТ так, что главная пауза оказывается после   - вернется, т. е.: «Кто знает - вернется. И передумает Бог...» Смысл такой интерпретации раскрывается в Таргуме на Книгу прор. Ионы: «Кто знает, что за ним есть грехи, тот пусть вернется от них [= раскается]; и умилосердится Всевышний...» Более правильное толкование, отраженное в Септуагинте, Вульгате и переводах на совр. языки, в т. ч. и в синодальном: «Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится...» (букв.- «Кто знает? Вернется и передумает Бог...»), подтверждается цитатой из Иоил 2. 14, где в МТ пауза ставится после глагола «знает».

Наиболее популярные конъектуры в тексте Книги прор. Ионы

Ученые XIX - нач. XX в. предлагали большое количество перестановок и исправлений (конъектур) в тексте книги, чтобы придать более убедительный и понятный смысл наиболее сложным местам книги. Можно отметить самые распространенные исправления.

Прор. Иону бросают в море. Извержение из чрева кита. Статуэтка. Нач. IV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
Прор. Иону бросают в море. Извержение из чрева кита. Статуэтка. Нач. IV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Прор. Иону бросают в море. Извержение из чрева кита. Статуэтка. Нач. IV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Слова «как он сам объявил им» (Иона 1. 10) мн. ученые считают глоссой, т. к. в предыдущем стихе (Иона 1. 9) И. не сообщает, что «бежит от лица Господня» (BHS. P. 1031; ср.: Bewer. 1999. P. 36-38, где предлагаются более радикальные исправления Иона 1. 9-10). Однако эту проблему можно разрешить иначе, если предположить, что в Иона 1. 9 пророк сообщил морякам дополнительные сведения о себе, в частности о своем бегстве, не считая Иона 1. 10b как резюме предыдущего стиха (Sasson. 1990. P. 121-122).

В Иона 2. 4 выражения «в глубину» и «в сердце моря» дублируют друг друга по смыслу, при этом строка получается на 1 слово длиннее, чем обычно в псалме И. (6 слов вместо 5). Возможно, что эти выражения представляли первоначально 2 альтернативных чтения, объединенные переписчиком (Stuart. 1987. P. 469); Дж. Бьюэр предлагал убрать из текста «в глубину» (Bewer. 1999. P. 45, 48; cр.: BHS. P. 1032).

Стих Иона 4. 5 представляется сложным для понимания в 2 аспектах. Во-первых, зачем И. наблюдать, «что будет с городом», когда уже ясно, что ниневитяне прощены? Во-вторых, сделанная И. «куща» (т. е. шалаш) дальше не упоминается, впосл. только клещевина (в синодальном переводе «растение») давала И. тень от солнца (Иона 4. 6-8). Мн. исследователи предполагают, что первоначально этот стих мог находиться между Иона 3. 4 и 3. 5 (см.: BHS. P. 1033; Sasson. 1990. P. 288), в этом случае выстраивается более логичная последовательность событий: И. вышел из города после окончания проповеди (Иона 3. 4), но еще до того, как Господь простил Ниневию. Однако если учитывать параллель между Иона 4. 3-8 и 3 Цар 19. 4, то перенос текста невозможен. Др. решение, предлагающее считать всю 2-ю половину стиха со слов «и сделал…» интерполяцией, в которой позднейший редактор пытается пояснить действия И. (Bewer. 1999. P. 58-59), не представляется достаточно убедительным, поскольку текст стал менее понятным (см. подробнее: Salters. 1994. P. 34-37).

Не совсем ясно точное значение встречающегося только однажды в Библии слова  (Иона 4. 8), которое передано в синодальном переводе как «знойный». В Талмуде значение этого слова связывается либо с корнем   - пахать, либо с омонимичным корнем «молчать» (Гиттин. 31б). На 2-й этимологии, видимо, основан перевод этого слова в Таргуме:   - тихий. Перевод LXX (πνεύματι καύσωνος συγκαίοντι - «палящий, знойный ветер») и Вульгаты (vento calido et urenti - «знойный и палящий ветер»), возможно, сделан в контексте всего отрывка. Предложено множество эмендаций:   от корня   - «гореть»,   - солнечный и др. (Sasson. 1990. P. 303;  - BHS. P. 1033).

Место в каноне Священного Писания

Книга прор. Ионы вошла в состав сборника книг малых пророков (о к-рых впервые упом. в Сир 49. 12) во II в. до Р. Х. Сборник, как видно по кумран. рукописям, записывался целиком на одном свитке, самый ранний из которых датируется сер. II в. до Р. Х. Порядок расположения книги в евр. Библии и в Септуагинте различен: в МТ она занимает 5-е место после Книги прор. Авдия и перед Книгой прор. Михея; в каноне LXX - 6-е, тоже после Книги прор. Авдия и перед Книгой прор. Наума, поскольку Книга прор. Михея расположена на 3-м месте. В синодальном переводе Книга прор. Ионы занимает место согласно канону МТ. Принципы расположения книг малых пророков в обоих канонах являются предметом исследований и дискуссий. Вероятно, при составлении канона принимались во внимание хронологические указания в заглавиях, тематические ассоциации и ассоциации по сходству ключевых слов в начале и конце книг, а также объем книг (Limburg. 1993. P. 20-21).

Единство Книги прор. Ионы

История прор. Ионы. Лист из Киевской Псалтири. 1397 г. (РНБ. F. 6. Л. 220)
История прор. Ионы. Лист из Киевской Псалтири. 1397 г. (РНБ. F. 6. Л. 220)

История прор. Ионы. Лист из Киевской Псалтири. 1397 г. (РНБ. F. 6. Л. 220)

В XIX - нач. XX в. в рамках классической теории происхождения Пятикнижия господствовало мнение, что текст книги представляет собой компиляцию 2 или даже 4 источников (см. подробный обзор: Bewer. 1999. P. 13-21). Это представление основано на том факте, что Бог называется в книге то именем Яхве (  - Господь), то словом   (Бог). Однако позднейшие исследователи пришли к выводу, что повествовательный текст Книги прор. Ионы обладает внутренним единством. Споры продолжаются только о подлинности псалма. По мнению мн. исследователей (см., напр.: Good. 1981. P. 39; Salters. 1994. P. 30-34; Wolff. 1986. P. 78-79, 128-130), благодарственный псалом, сложенный И. во чреве кита, выглядит неуместным и потому не мог входить в первоначальный текст. Однако соединение мольбы и благодарности характерно для данного жанра: во мн. др. псалмах описание бедственного положения соседствует со словами благодарности Богу за спасение (ср., напр.: Пс 5, 6, 9, 17, 21, 27 и т. п.). Также в качестве аргумента составного характера книги указывают на несоответствие серьезного содержания псалма образу И. Однако основные события книги оказываются созвучными главным темам псалма. Его центральные метафоры, напр. схождение И. во «чрево» Шеола, буквально реализованы в повествовании о попадании пророка во чрево рыбы. Фраза «отринут я от очей Твоих» (Иона 2. 5) соотносится с бегством И. «от лица Господня» (Иона 1. 3). Кроме того, изъятие псалма из текста книги привело бы к нарушению композиционной симметрии, поскольку 2 путешествия И. в нек-рых отношениях параллельны друг другу: за спасением язычников (моряков/ниневитян) в обоих случаях следует молитва И. Псалом И. контрастирует с прозаической молитвой в ст. 4. 2-3: в псалме И. благодарит, в ст. 4. 2-3 упрекает Бога, в псалме стремится к жизни, а в ст. 4. 2-3 - к смерти.

Время создания книги

Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Рельеф на фасаде собора Богородицы в Амьене, Франция. XIII в.
Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Рельеф на фасаде собора Богородицы в Амьене, Франция. XIII в.

Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Рельеф на фасаде собора Богородицы в Амьене, Франция. XIII в.

Повествование в Книге прор. Ионы ведется от 3-го лица, а сам пророк не отождествляется с рассказчиком. Поскольку об авторе книги ничего не известно, проблема времени написания книги рассматривается независимо от авторства.

Большинство совр. комментаторов считают, что Книга прор. Ионы, по-видимому, была создана много времени спустя после разрушения Ниневии (612 г. до Р. Х.). В Книге прор. Ионы Ниневия представлена легендарным городом прежних времен: она «была город великий у Бога, на три дня ходьбы» (Иона 3. 3). Выражение:    - «от имени царя и вельмож его» (3. 7), как полагают, отражает офиц. фразеологию Персидской державы (ср.: 1 Езд 7. 14: «...ты посылаешься от царя и семи советников его»; также см.: Herod. Hist. III 31, 84, 118). На основании этого считается, что Книга прор. Ионы, вероятно, была создана в персид. период (V-IV вв. до Р. Х.). Этот вывод подтверждается и лингвистически: Книга прор. Ионы написана на позднем древнеевр. языке (V-III вв. до Р. Х.), для к-рого характерно присутствие слов, не встречающихся в классическом древнеевр. языке, но употребляемых в раввинистическом евр. языке и в арамейском.

1. В Иона 1. 3-5 трижды употребляется нормативное для обозначения корабля слово   и 1 раз - его синоним   встречающийся только в раввинистических текстах.

2. Слово   - «который» (Иона 1. 7, 12; 4. 10) часто встречается в Книге Песни Песней Соломона и в Книге Екклесиаста, язык к-рых обладает множеством поздних черт. В классическом древнеевр. языке   соответствует слово   используемое в др. книгах Свящ. Писания. В раввинистических текстах, наоборот, как правило, присутствует именно  . Возможно, автор Книги прор. Ионы в целом ориентируется на классическую норму: слово   употребляется 12 раз.

3. Выражение «Бог небес» (1. 9) наиболее характерно для Книг прор. Даниила, Ездры и Неемии (особенно для арам. разделов Книг прор. Даниила и Ездры), к-рые были написаны в персид. и эллинистический периоды, также используется в 2 Пар 36. 23; Пс 135. 26; Быт 24. 7. Это выражение неоднократно встречается в папирусах V в. до Р. Х. из евр. военного поселения Элефантина на юге Египта.

4. Глагол   - «хранить», к-рый много раз употребляется в Библии в породе   встречается только в Книге прор. Ионы с тем же значением в породе   (Иона 2. 9, в синодальном переводе чтущие), которая засвидетельствована для этого глагола в раввинистических текстах.

5. Глагол  ( ) используется в Иона 4. 2 в значении «делать заранее», что является нормальной формой для арам. и раввинистического евр. языка; в классическом же древнеевр. языке  ( ) означает «идти навстречу, идти против».

6. Глагол   - «трудиться» (4. 10), к-рый встречается 12 раз в Книге Екклесиаста и 5 раз в поэтических текстах (Суд 5. 26; Пс 126. 1; Притч 16. 26; Иов 3. 20; 20. 22), в классической библейской прозе не употребляется, зато засвидетельствован в арам. и раввинистическом евр. языке.

7. В Иона 4. 10-11 обыгрываются 2 значения глагола   (жалеть) - «проявлять милосердие» и «сожалеть о потере чего-либо, не желать расстаться с чем-либо», из к-рых 2-е характерно в основном для раввинистической лит-ры (в Библии - только в Быт 45. 20).

8. Слово   - «много» (Иона 4. 11) в классическом древнеевр. языке встречается гл. обр. в устойчивом сочетании   - «очень много». Вне данного сочетания слово   в основном зафиксировано в поздних текстах (15 раз в Книге Екклесиаста, 5 раз в 1-й Книге Ездры и в Книге Неемии; Агг 1. 6, 9; 2 Пар 25. 9), только 5 примеров приходится на тексты классического периода или с неясной датировкой (2 Цар 1. 4; 4 Цар 10. 18; Пс 129. 7; Ис 30. 33; Иер 42. 2). К поздним словам и оборотам можно также отнести   /    - «из-за» (Иона 1. 7, 8, 12),   - «утихать» (1. 11-12),   - «ярость» (1. 15),   - «путь» (3. 3-4) и др. (анализ всех примеров см.: Рофэ. 1997. С. 162-166). Помимо специфической лексики поздний древнеевр. язык обладает рядом грамматических особенностей, к к-рым можно отнести использование предлога  перед прямым дополнением (   - «избавить его» - Иона 4. 6), что характерно для арам. языка начиная с персид. периода.

Ни один из перечисленных примеров не является решающим в доказательстве позднего происхождения текста. В каждом случае следует учитывать возможность неск. альтернативных объяснений, напр.: текст искажен переписчиком; слово или его значение редко встречается в классических текстах; автор использовал диалектизм (как в случае со словом   - «который», являющимся диалектизмом в ряде ранних и классических библейских текстов) или окказиональное иноязычное заимствование (как, возможно, в случае с   - «эдикт, указ», поскольку такое значение не зафиксировано в др. евр. текстах). Т. о., каждый пример оказывается лишь потенциальным аргументом в пользу поздней датировки и в отдельности может быть оспорен (см., напр.: Landes. 1982). Однако концентрация потенциально поздних элементов в тексте Книги прор. Ионы, состоящем всего из 48 стихов, очень высока, что делает менее вероятной возможность случайных совпадений.

Пророки Иона и Иоиль (?). Скульптура. Собор вмч. Георгия в Бамберге, Германия. 1-я четв. XIII в
Пророки Иона и Иоиль (?). Скульптура. Собор вмч. Георгия в Бамберге, Германия. 1-я четв. XIII в

Пророки Иона и Иоиль (?). Скульптура. Собор вмч. Георгия в Бамберге, Германия. 1-я четв. XIII в

Кроме того, слова из Иона 3. 9 («Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится...») и 4. 2 («Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии») встречаются в Иоил 2. 13-14. Учитывая отмеченную насыщенность Книги прор. Ионы лит. аллюзиями, весьма вероятно, что в ней цитируются слова прор. Иоиля. Если принять т. зр. о датировке Книги прор. Иоиля персид. периодом, то эти цитаты являются еще одним основанием для поздней датировки Книги прор. Ионы.

Т. о., опираясь гл. обр. на лингвистические данные, можно датировать Книгу прор. Ионы персид. или раннеэллинистическим временем, т. е. V-III вв. до Р. Х. (см.: Рофэ. 1997. С. 161-169; Bewer. 1999. P. 11-13; Good. 1981. P. 39; Wolff. 1986. P. 76-78; Magonet. 1992. P. 940-941; Salters. 1994. P. 23-27). Возможно, Книга прор. Ионы (или, может быть, др. форма предания об И.) была известна автору Книги Товита (обычно датируемой кон. III - нач. II в. до Р. Х.), в к-рой упоминается пророчество И. о разрушении Ниневии (Тов 14. 4).

В русской библейской науке XIX в. время служения И. и написания книги традиционно относилось к правлению израильского царя Иеровоама II (см., напр.: Юнгеров П. А. Частное историко-крит. введение в свящ. ветхозаветные книги. Каз., 1907. Вып. 2. С. 252) или его предшественника царя Иоаса (Казанский П. И. Об историческом значении книг малых пророков // ПрТСО. 1872. Ч. 25. С. 110-111). Более ранняя, чем в совр. исследованиях, датировка отстаивалась преимущественно на основании богословских, а не лингвистических аргументов. Так, напр., архиеп. Иоанн (Смирнов) замечает, что Книга прор. Ионы, провозглашающая любовь и милосердие Господа к язычникам, не могла быть создана «в то время, когда язычники держали в плену у себя избранный народ и подвергались за это угрозам пророков Божиих» (Иоанн (Смирнов). 1877. С. 32).

Стиль.

Одной из особенностей стиля Книги прор. Ионы является многократный повтор ключевых слов (Magonet. 1992. P. 938): напр., глагол   (в породе  ) - «бросать» 4 раза употребляется в 1-й гл. (Иона 1. 4, 5, 12, 15), создавая т. о. эффект наивно-безыскусной, чуть ли не детской речи (Limburg. 1993. P. 27). При этом подобная «безыскусность» похожа на стилизацию: воспроизведение повествовательной манеры народной сказки скрывает под обманчивой простотой формы сложное содержание. Особенно часто (14 раз) в тексте книги повторяется прилагательное   - «большой»: «большой город», «большой ветер», «большой шторм», «большой страх», «большая рыба» и т. д., что связано с гиперболическим стилем книги.

Кроме того, повтор ключевого слова помогает обратить внимание на сюжетные лейтмотивы. В Иона 1. 3-5 трижды употреблен глагол   - «спускаться»: И. спускается в Яффу, потом спускается (т. е. садится) на корабль, затем - в трюм корабля и наконец в преисподнюю (Иона 2. 7); ниже спускаться некуда, и теперь Бог поднимает его (глагол «поднимать» употреблен в конце стиха, в синодальном переводе: «...но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою...»). В Иона 1. 6 капитан корабля будит И.: «Что ты спишь? встань, воззови...» Слова «встань» и «воззови» (в синодальном переводе «проповедуй») содержались в призыве Господа к И. (Иона 1. 2), и теперь Он словно бы напоминает ему устами капитана о миссии, от к-рой И. безуспешно пытается уклониться. Следует отметить градацию в описании ужаса моряков: «И устрашились корабельщики...» (1. 5); «И устрашились люди страхом великим...» (1. 10); «И устрашились эти люди Господа великим страхом...» (1. 16). В стихе 1. 9 И. употребляет тот же самый глагол (  - бояться). Синодальный перевод («чту Господа») не передает точно этот смысл: И. не столько чтит, сколько в прямом смысле боится Господа и пытается скрыться от Него.

История прор. Ионы. Рельеф саркофага. Кон. III в. (Британский музей, Лондон)
История прор. Ионы. Рельеф саркофага. Кон. III в. (Британский музей, Лондон)

История прор. Ионы. Рельеф саркофага. Кон. III в. (Британский музей, Лондон)

Пример игры слов можно увидеть в пророчестве И., обращенном к Ниневии, где употребляется глагол   - «разрушать» (Иона 3. 4), к-рый также может означать «превращаться», «получаться наоборот» (выражение «его сердце перевернулось» означает «он передумал» - Исх 14. 5; Ос 11. 8). Т. о., пророчество И. исполнилось в том смысле, что Ниневия покаялась и стала другой. В Иона 1. 4 др. разновидность игры слов: словосочетание «готов был разбиться» является видом звукоподражательной аллитерации -   . В Иона 3. 7 обыгрывается этимологическая связь слова   - «эдикт, указ» (в синодальном переводе «от имени», букв.- «по указу») и глагола   - «пробовать на вкус, вкушать» («чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели [ ]»). В Иона 4. 6, где сказано о произрастании над головой И. растения (клещевины), в МТ обыгрывается созвучие слов   - «тень» и   - «спасать». Перевод LXX, пытаясь сохранить это созвучие, передает   как σκιά, а   - как σκιάζειν (очевидно, производя этот глагол от евр.   - «давать тень»). Др. пример: в Иона 4. 7 Бог посылает червя ( ) на рассвете (   ).

Стиль и просодия молитвы И.

Молитва (или псалом) И. в отличие от остального текста написана языком, характерным для библейской поэзии. В тексте встречаются редкие, свойственные только этому жанру слова:   - «звать на помощь» (Иона 2. 3),   - «бездна» (2. 4),   - «объять, окружить» (2. 6),   - «яма» для обозначения преисподней (2. 7), а также архаическая форма   - «спасение» вместо прозаического   (2. 10).

Мн. строки молитвы И. имеют дословные или почти дословные параллели в Псалтири (ср.: Иона 2. 3 и Пс 17. 7; 119. 1; Иона 2. 4 и Пс 41. 8; Иона 2. 5 и Пс 30. 23; Иона 2. 6 и Пс 68. 2; Иона 2. 8 и Пс 141. 4; Иона 2. 9 и Пс 30. 7; Иона 2. 10 и Пс 115. 8-9) и представляют собой готовые формулы, устойчивые речевые обороты, из к-рых составляется текст молитвы.

В рукописях текст псалма И. не разбит на стихотворные строки, но его поэтическая форма в целом ясна. Рефрен    - «святой храм Твой» разбивает псалом на 3 строфы (Иона 2. 3-5, 6-8, 9-10), из к-рых первые 2 одинаковы по длине, а 3-я - в 2 раза короче. Большинство стихов состоит из 2 строк, параллельных друг другу по смыслу и синтаксически, обычно 5-ударных; они имеют синтаксическую паузу после 3-го ударного слова, напр.:     /    («из чрева преисподней я возопил, / и Ты услышал голос мой»). Есть ряд отступлений от этой схемы. Иона 2. 9 состоит только из одной строки, а строка 2. 5а имеет паузу после 2-го слова:    /     («И я сказал: / отринут я от очей Твоих»). Строка 2. 4а имеет 6 ударений и паузу после 4-го слова:      /    («Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, / и потоки окружили меня»). Особенно трудны с т. зр. просодии стихи 2. 6b - 7a. Ст. 2. 6 на 2 слова короче, чем нужно (получается 3-ударная строка     - «Морскою травою обвита была голова моя»), а 2. 7 - на 2 слова длиннее (получается 7-ударная строка             - «До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня»). Можно допустить, что деление на стихи МТ здесь не соответствует границам стихотворных строк, и читать так:     /      («Морскою травою обвита была голова моя. До основания гор я нисшел»),   /     («земля своими запорами навек заградила меня»). Просодическая схема нарушается, но не так резко: получаются 6-ударная и 4-ударная строки.

Содержание и структура Книги прор. Ионы

Три сцены из истории прор. Ионы. Роспись свода «Крипты Богородицы» в катакомбах святых Петра и Марцеллина, Рим. Нач. IV в.
Три сцены из истории прор. Ионы. Роспись свода «Крипты Богородицы» в катакомбах святых Петра и Марцеллина, Рим. Нач. IV в.

Три сцены из истории прор. Ионы. Роспись свода «Крипты Богородицы» в катакомбах святых Петра и Марцеллина, Рим. Нач. IV в.

I. Призвание и бегство И. (Иона 1. 1-3). Господь повелел И. идти в Ниневию и возвестить ее жителям, что Богу стали известны их злодеяния (1. 2). Но пророк решил бежать «от лица Господа» (1. 3) в Фарсис (  - Таршиш; Θαρσίς) - древний город или страну в Средиземноморье. В XX в. чаще всего предполагали, что это место находилось в районе г. Тартесс в Юж. Испании, в устье Гвадалквивира. Однако в то же время существовали убедительные аргументы в пользу отождествления Фарсиса с г. Тарсом на юге М. Азии (Lessing. 2002), как предлагал еще Иосиф Флавий. С этой гипотезой лучше согласуются упоминания о Фарсисе как в Библии (см., напр.: Пс 47. 8; 3 Цар 10. 22), так и в надписи ассир. царя Асархаддона (ок. 680-669 гг. до Р. Х.), в к-рой говорится, что Асархаддону покорились «цари морских стран от Кипра и Ионии до Таршиша» (Die Inschriften Asarhaddons, Koenigs von Assyrien / Ed. R. Borger. Graz, 1956. S. 86).

II. Начало шторма и И. в бушующем море (Иона 1. 4-16). И. отплыл на корабле из Иоппии (Яффы) (  ᾿Ιόππη) в Фарсис, но Господь устроил на море шторм (или бурю - 1. 4). Испуганные моряки стали молиться своим богам и сбрасывать в море груз или снасти (слово   допускает оба понимания). И. «спустился во внутренность корабля [т. е. в трюм], лег и крепко заснул» (1. 5). Нек-рые комментаторы предполагают, что И. уснул еще до начала шторма (Bewer. 1999. P. 34), хотя древнеевр. текст не обязательно содержит подобное значение. Парадоксальное поведение свойственно И. с самого начала повествования. Бросив жребии, моряки узнали, что в шторме повинен И., к-рый затем сообщил им, что бежал от Господа, и предложил бросить его в море (Иона 1. 7-12). Вероятно, поведение моряков в этой истории максимально формализовано: именно они должны наказать преступника, к-рый навел на них Божию кару (ср., напр., Нав 7, где израильтяне побивают камнями Ахана, присвоившего заклятую военную добычу и навлекшего Божий гнев на весь народ). В отчаянии с риском для жизни моряки пытались подплыть к берегу во время шторма, но это им не удалось. Наконец, следуя совету И., они бросили его за борт. Шторм тут же прекратился, моряки принесли Богу благодарственные жертвы (Иона 1. 13-16).

III. И. во чреве кита (Иона 2. 2-11). Господь послал большую рыбу (  ) проглотить И. (2. 1), которая в синодальном переводе, следующем LXX, именуется китом. Однако греч. κήτος означает прежде всего «морское чудовище» и лишь 2-е значение этого слова - животное из отряда китообразных (A Greek-English Lexicon / Ed. H. G. Liddell et al. Oxf., 19969. P. 949-950). Из чрева рыбы И. обратился ко Господу с молитвой (Иона 2. 3-10), и по повелению Господа рыба извергла И. на берег (2. 11).

IV. Проповедь И. и его огорчение (Иона 3-4). Господь вновь повелел И. идти проповедовать в Ниневию, и пророк на этот раз повиновался. Ниневия оказалась огромным городом - «на три дня ходьбы» (3. 3; очевидно, из конца в конец). И. прошел по городу за 1 день, провозглашая: «Еще сорок дней - и Ниневия будет разрушена!» - и жители немедленно объявили пост (3. 1-5). К ним присоединился и царь, он подтвердил инициативу подданных указом (3. 6-9). Предположение, что в Иона 3. 5 повествование забегает вперед и описан эффект, произведенный царским указом (Wolff. 1986. P. 144), представляется излишним. Господь видит покаяние ниневитян и прощает их, но это огорчает И. Пророк заявил Господу, что он убежал в Фарсис, потому что знал: «...Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии» (Иона 4. 2). И. заранее знал, что Бог простит Ниневию, оттого-то и уклонился от своего призвания. Теперь он так опечален, что хочет умереть. И. покидает город и располагается неподалеку. По велению Бога над его головой вырастает растение, к-рое обычно отождествляется с клещевиной (Ricinus communis). Его наименование в древнеевр. тексте -   сходно с аналогичными греч. κίκι и егип.   названиями этого растения. В LXX оно передано как κολοκύνθη - тыква, к-рое отчасти созвучно евр. слову. Господь уничтожил клещевину, и тогда И., изнемогая от жары, просил смерти. Господь говорит И.: «Ты сожалеешь о растении...» - чтобы объяснить ему Свое решение не губить ниневитян: «Мне ли не пожалеть Ниневии...» (4. 10-11).

Прор. Иона в чреве кита. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Ок. сер. IX в. (ГИМ. Греч. № 129д. Л. 157)
Прор. Иона в чреве кита. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Ок. сер. IX в. (ГИМ. Греч. № 129д. Л. 157)

Прор. Иона в чреве кита. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. Ок. сер. IX в. (ГИМ. Греч. № 129д. Л. 157)

Разделение книги на 4 главы восходит к Стефану Лангтону, архиеп. Кентерберийскому (ок. 1207-1228). В Ленинградском кодексе (ок. 1008), авторитетной масоретской рукописи, воспроизводимой в издании BHS, книга делится на 2 т. н. открытых раздела (каждый начинается с новой строки); 1-й такой раздел соответствует 1-2-й главам, 2-й - 3-4-й главам. Каждый из открытых разделов делится на 2 второстепенных, закрытых раздела (между ними ставится пробел внутри строки). Границы закрытых разделов проведены между стихами 2. 10 и 2. 11, 4. 3 и 4. 4.

Композиция книги построена на основе 2 параллельных друг другу по сюжету повествований: И. совершает 2 путешествия - морское (главы 1-2) и сухопутное (главы 3-4) (Magonet. 1992. P. 937). Каждый рассказ о путешествии состоит из 3 эпизодов: Бог обращается к И.; И. на корабле / в Ниневии; И. обращается к Богу / Бог отвечает ему. Обращаясь к И., Господь в обоих случаях говорит: «Встань, иди в Ниневию» (Иона 1. 2 и 3. 2). Затем И. оказался среди язычников (моряков в 1-м путешествии, ниневитян - во 2-м), к-рым грозит гибель (в 1-м случае из-за И., во 2-м - из-за их грехов). Когда И. открыл им волю Бога, то в обоих случаях язычники прониклись страхом Божиим и спаслись от гибели. Однако И. не мог разделить их радость и в своем несчастье молится Богу. В 1-м путешествии его несчастье объективно (И. выброшен за борт и проглочен рыбой), а во 2-м - субъективно (И. опечалился). Две молитвы И. тоже различны по смыслу: во чреве рыбы И. славит Бога как Спасителя своей жизни, а в Ниневии - упрекает Его и хочет смерти.

Можно увидеть в композиции книги др. план. В главах 1-2 дается завязка сюжета: Бог хочет обличить ниневитян устами И., но этому помешало бегство пророка. К началу 3-й гл. это препятствие преодолено, а к ее концу разрешен и исходный конфликт: Бог простил раскаявшуюся во грехах Ниневию. Т. о., 3-я гл. завершается ложной (предварительной) развязкой, за которой в 4-й гл. неожиданно начинается новый виток сюжета (Crouch. 1994. P. 103-105).

Интерпретация жанра Книги прор. Ионы в современных исследованиях

Пророки Иона, Даниил, Иеремия. Скульптура «Райских врат» собора св. Мартина в Орензе, Испания. 1-я пол. XIII в.
Пророки Иона, Даниил, Иеремия. Скульптура «Райских врат» собора св. Мартина в Орензе, Испания. 1-я пол. XIII в.

Пророки Иона, Даниил, Иеремия. Скульптура «Райских врат» собора св. Мартина в Орензе, Испания. 1-я пол. XIII в.

Книга прор. Ионы отличается по жанру от др. пророческих книг ВЗ, к-рые содержат прежде всего слова самих пророков. Повествование в этих книгах может либо отсутствовать (напр., Книги пророков Михея, Наума и Авдия), либо быть фоном для пророчеств (напр., Книги пророков Исаии, Амоса, Иеремии и Иезекииля). Книга прор. Ионы - это в первую очередь повествование, где И. произносит ряд небольших реплик, а также псалом, занимающий почти всю 2-ю гл.; но собственно пророчество И. состоит всего из неск. слов: «Еще сорок дней - и Ниневия будет разрушена!» (Иона 3. 4). В библейских исследованиях были сделаны попытки более точно определить повествовательный жанр книги. Сопоставление Книги прор. Ионы с тем или иным жанром позволяет лучше понять особенности ее поэтики, ее содержание и смысл.

Большинство исследователей согласны, что эта книга не является историографическим произведением, подобно Книге Судей Израилевых или 1-4-й Книгам Царств. Тот факт, что в книге происходят чудесные события, для определения жанра не имеет значения, поскольку чудеса не редкость и в исторических книгах ВЗ. То же самое касается и анахронизмов. Конечно, в 1-й пол. VIII в. до Р. Х., когда жил И., Ниневия еще не была столицей Ассирии: она стала ею только при Синаххерибе (705-681 гг. до Р. Х.). Очевидно, автор книги не ставит перед собой задачу достоверно изобразить исторические события; по наличию неточностей эта книга не выделяется среди историографических произведений. В Книге прор. Ионы прежде всего в центре внимания находится Ниневия, а не Израиль, как в др. библейских книгах. Кроме того, Ниневия лишена конкретно-исторических черт, ее размеры описываются гиперболически: «на три дня ходьбы». О злодеяниях Ниневии говорится в самых общих выражениях (Иона 1. 2; 3. 8, 10). Правда, в стихе 3. 8 упоминается «насилие» ( ), но этим словом может обозначаться как война с соседями (Авд 1. 10; Иоил 4. 19), так и насилие внутри общества (Исх 23. 1; Суд 9. 24). Образ нечестивой Ниневии широко представлен в Свящ. Писании. Так, прор. Наум обличает ее как «город кровей» (Наум 3. 1) и предрекает ей ужасный конец. Пророчество о буд. запустении города есть и у прор. Софонии (Соф 2. 13-15). За этими текстами стоит опыт ассир. господства над Израилем и Иудеей в кон. VIII-VII в. до Р. Х. Однако в отличие от этих пророчеств в Книге прор. Ионы вообще не упоминается Ассирия, а царь, правящий в Ниневии, назван не ассир. царем, а «царем Ниневии» (Иона 3. 6). Во всяком случае, история Ассирии или ее отношений с Израилем явно не находится в центре внимания повествователя. Существует гипотеза, согласно к-рой в Книге прор. Ионы использована поздняя легенда о Ниневии как о городе незапамятных времен, где «царил крайний гедонизм» (Bolin. 1995). Так изображается Ниневия в греческих источниках начиная с VI в. до Р. Х. Как в греч. источниках, так и в Книге прор. Ионы подчеркивается величина этого города (Иона 1. 2; 3. 2-3; 4. 11); у пророков Наума и Софонии такого мотива нет. Гипотеза Т. Боулина может быть все же отчасти верна. Так, глагол   используемый в пророчестве И.: «Еще сорок дней - и Ниневия будет разрушена ( )!» - в смысле «разрушать», употребляется чаще всего, когда речь идет о Содоме и Гоморре (Быт 19. 21, 25, 29; Втор 29. 23; Ам 4. 11; Плач 4. 6; Ис 13. 19; Иер 49. 18; 50. 40). Т. о., Ниневия уподоблена этим городам, грех к-рых заключался скорее в разврате (Быт 19. 4-9), нежели в ведении завоевательных войн.

Прор. Иона под деревом. Извержение из чрева кита. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. P. 52)
Прор. Иона под деревом. Извержение из чрева кита. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. P. 52)

Прор. Иона под деревом. Извержение из чрева кита. Миниатюра из Минология Василия II. 1-я четв. XI в. (Vat. gr. 1613. P. 52)

Некоторые комментаторы тем не менее рассматривают Книгу прор. Ионы как повествование о реальных событиях 1-й пол. VIII в. до Р. Х. Так, Д. Стюарт отмечает, что, хотя Ниневия не была в это время столицей, там могла существовать 2-я царская резиденция. Покаяние Ниневии, по его мнению, было наиболее вероятно как раз при слабых царях, правивших Ассирией в 784-745 гг. до Р. Х., поскольку ассирийцы в этот период были деморализованы военными поражениями, мятежами, голодом и т. п. (Stuart. 1987. P. 440-442). Мнение Стюарта мотивировано желанием поставить значимость и серьезность библейского текста в зависимость от исторической достоверности (Ibid. P. 440). В этом случае значимость покаяния Ниневии резко снижается, если речь идет не о могущественной и цветущей столице, а об одном из городов слабой страны.

Многие повествования о пророках в ВЗ были основаны, по-видимому, на легендах и преданиях (напр., о прор. Елисее в 4 Цар). Подобная легенда могла послужить отправной точкой и для создания Книги прор. Ионы. Но тогда автор придал своему материалу новую форму и новый смысл. Кроме того, сюжет книги слишком сложен для легенд, к-рые, как правило, прославляют своего героя. Сюжет легенды о пророке обычно довольно прост и строится вокруг одного центрального события - чуда. В Книге прор. Ионы чудеса не совершаются И., а случаются с ним; сам И. не соответствует героическому образу главного действующего лица легенды (Рофэ. 1997. С. 169).

Часть исследователей считает Книгу прор. Ионы притчей (см., напр.: Bewer. 1999. P. 4; Рофэ. 1997. С. 169), однако сюжет Книги прор. Ионы слишком сложен для этого жанра, а ее текст намного длиннее любой библейской притчи. Включение в притчу инородных по жанру текстов (напр., псалма) вряд ли допустимо. Герои притчи, как правило, вымышлены и анонимны, лишены индивидуальных черт: каждый образ строится так, чтобы сосредоточить внимание читателя не на самом герое, а на его символической роли. Между тем И. представлен в книге как историческое лицо, имеющее своеобразный характер. Книга близка к литературе премудрости и поднимает морально-философские вопросы общего характера (Levine. 1996. P. 166), поэтому ее можно назвать назидательным рассказом (Salters. 1994. P. 48; Limburg. 1993. P. 25-26; Stuart. 1987. P. 435). В отличие от басни, в конце к-рой сообщается мораль, Книгу прор. Ионы нельзя свести к иллюстрации к.-л. одного тезиса.

История прор. Ионы. Худож. Юстус Йонас Старший. Миниатюра. После 1521 г. (б-ка ун-та в Эрфурте, Германия)
История прор. Ионы. Худож. Юстус Йонас Старший. Миниатюра. После 1521 г. (б-ка ун-та в Эрфурте, Германия)

История прор. Ионы. Худож. Юстус Йонас Старший. Миниатюра. После 1521 г. (б-ка ун-та в Эрфурте, Германия)

В отдельных работах XIX-XX вв. предлагалось понимать Книгу прор. Ионы аллегорически: И.- это Израиль, рыба - Вавилон (ср.: Иер 51. 34, 44), 3 дня и 3 ночи во чреве рыбы - это вавилонский плен, а клещевина - это Зоровавель, персид. наместник Иудеи, которого Захария называет   - росток, поросль (Зах 3. 8) (см.: Bewer. 1999. P. 10; Salters. 1994. P. 44-45; см. также: Sasson. 1990. P. 337-340). Однако в ВЗ нет примеров таких развернутых и сложных по сюжету повествовательных аллегорий. Смягченный вариант аллегорической интерпретации сводится к тому, что Книга прор. Ионы - это притча о миссии Израиля в языческом мире: Израиль должен принести спасение др. народам, а не замыкаться в добровольной самоизоляции (Bewer. 1999. P. 7-8).

Один из эпизодов книги - проглатывание и извергание героя рыбой или морским змеем - имеет параллели в мифах и сказках разных народов, в частности в греч. мифах о Геракле и Ясоне (Ibid. P. 6; Hamel. 1995. P. 347, 349). Множество примеров дает В. Я. Пропп, прослеживая связь этого лит. мотива с теми мифами и сказками, где герой, побывав во чреве чудовища, получает некое сокровенное знание (Пропп. 1998. C. 312-313). Пропп даже предполагал, что первоначально И. получил пророческий дар именно после того, как побывал во чреве рыбы (Там же. C. 313). Однако для понимания смысла Книги прор. Ионы важнее параллель с группой мифов и сказок, где герой, проглоченный змеем, попадает в иной мир (Там же. С. 314-315, 317; Десницкий. 1997. С. 59) (ср.: Иона 2. 3, 7, где чрево рыбы отождествляется с преисподней). Все эти наблюдения касаются лишь одного из моментов сюжета - эпизода с рыбой; неправомерно рассматривать всю книгу в целом как миф или как волшебную сказку (как это предлагал Десницкий. 1997), поскольку ни проповедь в Ниневии, ни эпизод с клещевиной уже не имеют отношения к мифам и сказкам о герое, проглоченном чудовищем.

Мн. исследователи подчеркивали комический, иронический или сатирический характер Книги прор. Ионы, не всегда различая эти понятия (Good. 1981. P. 39-55; Wolff. 1986. P. 84-85). По мнению исследователей, комические элементы проявляются, напр., в контрасте между паникой на корабле и спокойствием И., безмятежно спящим в трюме, в эпизоде, где рыба выплевывает И. на берег, а также в резких переходах И. от крайнего отчаяния к величайшей радости и обратно, вызванных появлением и исчезновением клещевины. Часто утверждали, что Книга прор. Ионы - сатира, направленная против ксенофобии и ханжества (Good. 1981. P. 39-55; Holbert. 1981; Wolff. 1986. P. 84-86). Однако интерпретация книги как сатиры представляется слишком односторонней. И. противится Богу, но своей проповедью спасает Ниневию. И. не единственный объект иронии в книге, в той же манере говорится об указе царя Ниневии поститься и одеться в рубище. Он был адресован не только людям, но и скоту. Если истолковать этот эпизод как сатирический (напр., высмеивающий ханжество), то такое прочтение будет опровергнуто дальнейшим развитием сюжета: Бог относится к покаянию ниневитян серьезно и прощает их, т. е. искренность их покаяния не перечеркивается комичной деталью царского указа.

Прор. Иона и кит. Мозаика амвона в соборе вмч. Пантелеимона в Ровелло, Италия. Нач. XII в.
Прор. Иона и кит. Мозаика амвона в соборе вмч. Пантелеимона в Ровелло, Италия. Нач. XII в.

Прор. Иона и кит. Мозаика амвона в соборе вмч. Пантелеимона в Ровелло, Италия. Нач. XII в.

Нек-рые толкователи считали Книгу прор. Ионы мидрашом, т. е. типичным для раввинистической лит-ры жанром комментария, к-рый берет за отправную точку то или иное место Писания (один или неск. стихов, даже часть стиха или слово) и, отвлекаясь от контекста, интерпретирует его, зачастую парадоксально. Мн. мидраши повествовательны, т. е. поясняют текст, рассказывая к.-н. историю. Высказывались неск. гипотез, объясняющих Книгу прор. Ионы как мидраш (см.: Bewer. 1999. P. 9; Wolff. 1986. P. 81; Salters. 1994. P. 47). Согласно одной из них, отправной точкой для мидраша служит стих 4 Цар 14. 25, где упоминается И.; согласно другой - Иона 4. 2: «...Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый...» (ср.: Исх 34. 6; Неем 9. 17; Пс 85. 15; 102. 8; 144. 8; Иоил 2. 13). Книга прор. Ионы действительно в некотором смысле комментирует этот библейский текст, возможно не без иронии, поскольку в устах И. (Иона 4. 2) эта фраза звучит упреком Богу. Согласно еще одной гипотезе, Книга прор. Ионы представляет мидраш на Иер 18. 7-8: «Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему», что и произошло с Ниневией в Книге прор. Ионы. Также сходство между Иер 18. 8, 11; 26. 3 и Иона 3. 8-10 проявляется в употреблении ряда ключевых выражений («обратиться от зла / злого пути», «передумывать делать зло»; в синодальном переводе эти идиомы передаются по-разному, из-за чего сходство текстов менее заметно). Т. о., то, что в Иер 18. 7-8 формулируется как абстрактный принцип, в Книге прор. Ионы воплощается в конкретный повествовательный сюжет.

Поскольку Книга прор. Ионы комментирует и обыгрывает мн. тексты Свящ. Писания, даже целые лит. жанры, это позволяет выдвинуть гипотезу о ее пародийном характере (Miles. 1975; Band. 1990; Эйделькинд. 1998). При рассмотрении Книги прор. Ионы как пародии следует учитывать, что пародия как жанр не исключает серьезности, а ирония не обязательно означает сарказм, поэтому между пародийностью Книги прор. Ионы и включением ее в канон книг малых пророков нет противоречия. Чаще пародия амбивалентна. Пародийный эффект возникает, напр., при неожиданном использовании цитаты, как в Иона 4. 2. Иронический взгляд на формулу «Ты Бог благий и милосердый...» совсем неравносилен отрицанию: в действительности Книга прор. Ионы как раз утверждает Божие милосердие. Обычно пародия обнажает условности пародируемого стиля, преувеличивая или «наивно» буквализируя их. Один из характерных приемов пародии - неожиданная «реализация» условного, метафорического или абстрактного (Band. 1990. P. 187). Этот прием неск. раз использован в Книге прор. Ионы. Обычно в ВЗ пророчества о чужих странах и народах (см., напр.: Ис 13-23; Иер 46-51; Иез 25-32, 35; Ам 1. 3 - 2. 3; Соф 2. 4-15; Авд) не предназначены для произнесения в той стране, о которой в них говорится, а их адресатом становятся иудеи и израильтяне (условное исключение - Иер 51. 59-64). Т. о., обращение к чужим народам в библейских пророчествах - риторическая условность, в таком случае Книга прор. Ионы представляет пример букв. истолкования или реализации этой условности. Др. таким примером повествовательной реализации служит молитва И. Во мн. псалмах отчаянное положение молящегося метафорически изображается как смерть, схождение в преисподнюю и утопание в воде (Пс 17. 5-6; 68. 2-3). Эти традиц. образы в молитве И. получают буквально-физический смысл: утопание происходит реально, а наглядным воплощением «чрева Шеола» становится брюхо рыбы (Miles. 1975. P. 173-174). Кроме того, свойственные жанру пародии преувеличения присутствуют в рассказе о размерах Ниневии и о готовности ниневитян немедленно покаяться. Самое гротескное из преувеличений содержится в царском указе: поститься вместе с людьми и одеться в рубище должен скот (Иона 3. 7-8).

Пророки Иона и Гедеон. Икона. 1-я пол. XVI в. (ЯХМ)
Пророки Иона и Гедеон. Икона. 1-я пол. XVI в. (ЯХМ)

Пророки Иона и Гедеон. Икона. 1-я пол. XVI в. (ЯХМ)

Имитируя особенности пародируемых текстов, пародия создает у читателя определенные ожидания, а потом нарушает их. Книга прор. Ионы начинается словами: «И было слово Господне...», к-рые играют роль устойчивой формулы для пророческой лит-ры. Господь говорит И.: «Встань, иди в Ниневию...», что подразумевает исполнение пророком повеления Господа. Однако из следующего стиха: «И встал Иона...» - становится ясно, что вместо послушания (см., напр.: 3 Цар 17. 2-5, 8-10) И. неожиданно бежит в Фарсис. Правда, уклонение героя от исполнения своей миссии тоже традиц. мотив, причем характерный именно для тех эпизодов, когда Бог впервые призывает его на служение. Моисей, Гедеон и Иеремия ссылаются на свою молодость, косноязычие, возможное недоверие слушателей и т. п. (Исх 4. 1, 10, 13; Суд 6. 15; Иер 1. 6). Но И. нарушает и этот стереотип: он не спорит, а молча убегает (Miles. 1975. P. 172; Band. 1990. P. 185-186). Когда И. все-таки попадает в Ниневию, можно ожидать опасного для пророка конфликта с правителями (см.: Исх 5-10; 3 Цар 19. 2; 22. 26-27; Иер 36-38 - Miles. 1975. P. 175-176; Band. 1990. P. 187), но царь Ниневии неожиданно приносит покаяние. Тем не менее И. приходит в отчаяние, словно преследуемый и отвергнутый пророк (ср.: Числ 11.10-15; Иер 20. 7-8). Более того, он повторяет слова и действия Илии, преследуемого Иезавелью (Miles. 1975. P. 177; Band. 1990. P. 187). Илия уходит в пустыню, садится под ракитой (в синодальном переводе - под можжевельником) и «просит себе смерти», говоря Богу: «Возьми душу мою» (3 Цар 19. 4). И. тоже уходит из города и произносит те же слова (Иона 4. 3, 8). Вместо куста ракиты над ним вырастает клещевина. Получается, что И. поступает как преследуемый пророк, хотя ожидаемый сценарий преследования не осуществился. Стереотипный сюжет о пророке-мученике обыгрывается также и в 1-й гл. (Эйделькинд. 1998. С. 94-98): И. свидетельствует о Боге морякам-язычникам (Иона 1. 12), и они в конце эпизода бросают его за борт. Но ирония заключается в том, что свидетельство И. выглядит странно, поскольку он «чтит Господа» и в то же время убегает от Него, а также в том, что моряки выбрасывают И. в море не по своей воле, а по его же просьбе. Можно отметить еще одну вероятную аллюзию пародийного типа: т. к. пророчество И. косвенно уподобляет Ниневию Содому и Гоморре, то можно сопоставить диалог между И. и Богом в 4-й гл. Книги прор. Ионы с диалогом между Авраамом и Богом в Быт 18. 23-32. Авраам отговаривает Бога уничтожить Содом, а И., наоборот, возражает против прощения Ниневии.

Можно сказать, что Книга прор. Ионы является прозаическим произведением, вобравшим в себя в трансформированном виде ряд других жанров. Местами она содержит элементы иронии и пародии, которые не отменяют ее серьезного содержания, а морально-философская проблематика сближает ее с литературой премудрости.

Основные темы Книги прор. Ионы

Прор. Иона. Мозаика в соборе Сан-Марко в Венеции. Нач. XIII в.
Прор. Иона. Мозаика в соборе Сан-Марко в Венеции. Нач. XIII в.

Прор. Иона. Мозаика в соборе Сан-Марко в Венеции. Нач. XIII в.
Книга прор. Ионы призывает читателя к размышлению над рядом богословских и нравственных проблем. Трудность в том, что богословие этой книги, отраженное в высказываниях И., не всегда следует считать выражением авторской позиции. Темы греха, покаяния и Божия милосердия сближают Книгу прор. Ионы, несмотря на ее жанровое своеобразие, с др. пророческими книгами, но вместе с тем совр. исследователи обнаруживают в ней и новые вопросы.

I. Стереотипы и критика ксенофобии. В Книге прор. Ионы описаны события, к-рые читатель вряд ли мог ожидать. Так, язычники (ниневитяне и моряки) оказываются восприимчивее к воле и слову Бога, чем И.- представитель избранного народа и пророк. Кроме того, в книге полностью отсутствует мотив гонений на иудеев (в отличие, напр., от Книги прор. Даниила и Книги Есфирь, также рассказывающих о жизни иудеев за пределами Палестины) и ожидаемый конфликт с язычниками; нек-рые исследователи трактуют этот факт как критику ксенофобии (Bewer. 1999. P. 7; Good. 1981. P. 39-40). Проблема ксенофобии в Книге прор. Ионы разрабатывается в зап. экзегетике начиная с Нового времени, нередко ученые приходят к односторонним, редукционистским интерпретациям и считают книгу полемическим памфлетом (Good. 1981. P. 40; Wolff. 1986. P. 85), при этом др. темы игнорируются. Кроме того, некоторые комментаторы безосновательно характеризуют И. как «ярого националиста» (Stuart. 1987. P. 431) и как «воплощение высокомерного изоляционизма» (Good. 1981. P. 53-54), полагая, что пророк был недоволен прощением Ниневии будто бы потому, что это языческий город. Встречается даже утверждение, что автор сделал главным героем воинственного пророка-националиста, упоминаемого в 4 Цар 14. 25, чтобы в его лице осмеять национализм (см., напр.: Bewer. 1999. P. 8).

Отношение И. к Ниневии можно понимать двояко. С одной стороны, в основе его лежит библейское предание о жестокой Ассирии, завоевавшей Израиль, и поэтому Ниневия не может не вызывать ненависть к угнетателям и страх перед ними. С др. стороны, Ниневия - огромный древний город, где царят роскошь и злодеяния, за что грешников ожидает справедливое наказание. В этом случае отношение И. к Ниневии не отражает его национальное самосознание, и неправомерно распространять это отношение на весь языческий мир. Вряд ли убедительна также попытка связать Книгу прор. Ионы с универсальной эсхатологией пророков (см.: Bewer. 1999. P. 7-8, где упом. Второисаия, а также Мих 4. 1-3 = Ис 2. 2-4 и др. места). Моряки приносят Богу жертвы, а ниневитяне каются, но ни те ни другие не перестают при этом быть язычниками. Эсхатологической перспективы в книге нет, и о всемирном торжестве веры в Единого Бога в последние времена ничего не говорится.

II. Божественная справедливость и милосердие. Согласно одному из толкований, И. оказался недоволен прощением Ниневии, поскольку считал, что всякое истинное пророчество должно сбываться, а значит, прощение ниневитян превращало его в лжепророка (Berlin. 1976. P. 230-235; Frolov. 1999. P. 90-92; Рофэ. 1997. C. 173-179; этот же мотив присутствует в раввинистической и раннехристианской экзегезе). Однако пророк (вопреки Втор 18. 21-22) должен не только предсказывать будущее, но и предостерегать от зла и вразумлять грешников (Иез 3. 17-21; 33. 2-9). Поскольку Бог может изменить Свои планы, пророк вполне может оказаться плохим предсказателем. Кроме того, проблема неисполнения пророчеств эксплицитно не ставится в тексте книги: трудно представить, что ниневитяне, которых спасли лишь покаяние и Божие милосердие, начнут преследовать И. как лжепророка.

Скорее И. хотел, чтобы ниневитяне получили достойное возмездие за свои злодеяния; т. о., ставится серьезный вопрос о совместимости Божественной справедливости и милосердия. Последовательное применение принципа милосердия сделало бы невозможным осуществление правосудия, поэтому протест И. не лишен смысла (Levine. 1996. P. 175-181, 187-190). В ответе Бога И.: «Ты сожалеешь о растении… Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?» (Иона 4. 10-11) - последняя фраза в МТ не содержит вопросительной частицы. Можно было бы понять ее и как ироническое (т. к. Бог уже простил ниневитян) утверждение: «А я, значит, не пожалею Ниневии!..» При этом Бог не упоминает о покаянии ниневитян, в беседе с И. Богу важно подчеркнуть другое: они не ведают, что творят: «не умеют отличить правой руки от левой». В Иона 4. 10-11 обыгрываются 2 значения глагола «жалеть» (Рофэ. 1997. С. 173). Бог «пожалел» Ниневию, т. е. сжалился над ней, помиловал ее. Но И. не мог сжалиться над погибшей клещевиной: он «сожалеет» о ней в том смысле, что ему неприятно ее терять. Однако в Иона 4. 10-11 эти 2 проявления жалости рассматриваются как явления одного порядка. При этом ценность потери в обоих случаях разная: И. «не трудился и не растил ( ) клещевину», а только накануне впервые увидел ее над своей головой; Ниневия же была «городом великим ( ) у Бога» (Иона 3. 3). Ответ Бога мотивирует милосердие, однако противоречие между милосердием и справедливостью остается неразрешенным, но читатель книги хорошо знает, что позднее Ниневия все-таки погибла: в др. раз Бог не пожалел, а покарал город.

III. Слабость и призвание. И. в начале книги пытается уклониться от выполнения своей миссии, в конце - недоволен ее результатами. Очевидно, что призвание И. Богом на проповедь вошло в противоречие с его личными человеческими качествами (ср.: Иер 20. 7-18). В Иона 4. 2 И. утверждает, что заранее предвидел прощение Ниневии и именно поэтому бежал в Фарсис. Др. словами, И. выступал против Божия замысла простить Ниневию и пытался уклониться от участия в его осуществлении (Stuart. 1987. P. 452). И. не похож на несгибаемого противника и борца за идею. В Иона 4. 6 он переходит от горя к радости, увидев растение (клещевину) над своей головой. Если бы И. был убежденным противником решения пощадить Ниневию, то вряд ли он мог бы с легким сердцем обрадоваться клещевине, следов., его протест в Иона 4. 1-3 носит скорее эмоциональный характер. Поскольку это эмоция, а не принцип, то она легко вытесняется другой эмоцией. Согласно Иосифу Флавию, И. не пошел в Фарсис из-за страха (Ios. Flav. Antiq. IX 10. 2), а значит, в основе бегства И. лежали человеческие слабости. Т. о., слабость делает не очень глубоким и его протест, позволяет отвлечься и порадоваться из-за пустяка (растения). Тема слабости оказывается парадоксально связана с темой призвания: Бог поручает идти в Ниневию пророку, к-рый, несмотря на свою слабость, справляется с задачей. Призвание И. парадоксально преображает его слабость в силу. Здесь раскрывается один из важнейших мотивов ВЗ, переходящий затем и в НЗ: «Немощные препоясываются силою»,- говорит св. Анна, мать прор. Самуила (1 Цар 2. 4). «Немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» - проповедует ап. Павел (1 Кор 1. 27).

Я. Д. Эйделькинд

Книга прор. Ионы в эллинистическом иудаизме

Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Инициал «S» к Пс 68 из Псалтири. 1322–1325 гг. (Brit. Lib. Stowe 12. Fol. 184v)
Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Инициал «S» к Пс 68 из Псалтири. 1322–1325 гг. (Brit. Lib. Stowe 12. Fol. 184v)

Прор. Иона, выходящий из чрева кита. Инициал «S» к Пс 68 из Псалтири. 1322–1325 гг. (Brit. Lib. Stowe 12. Fol. 184v)

Существует приписываемая Филону Александрийскому гомилия «Об Ионе» (De Jona), к-рая, вероятно, была написана эллинизированным иудеем на греч. языке во II в. до Р. Х. и сохранилась в арм. переводе VI в. (Siegert F. Drei hellenistisch-jüdische Predigten. Tüb., 1980. Bd. 1. S. 9-48; 1989. Bd. 2. S. 92-225. (WUNT; 20, 61)). В этом сочинении содержится свободное изложение истории И. в связи с темой человеколюбия Божия. Бог объясняет И., что если бы его пророчество исполнилось, то злобные помыслы ниневитян не обратились бы ко благу (Ibid. Bd. 1. S. 48); как их прежний образ жизни заслуживал суровой проповеди, так и их покаяние заслуживало божественного человеколюбия (Ibidem).

Иосиф Флавий, описывая в «Иудейских хрониках» правление израильского царя Иеровоама II, пересказывает библейскую историю И., добавляя к ней ряд подробностей: И. бежал в г. Тарс в Киликии (М. Азия) из-за страха; он был извергнут из чрева кита у берегов Понта Эвкинского (Чёрного м.- Ios. Flav. Antiq. IX 10. 1-2). Последнее предание цитируется в христ. традиции (см., напр.: Chron. Pasch. 102-103).

Книга прор. Ионы и его образ в НЗ.

И. является единственным из малых пророков, события жизни которого, а не слова его проповеди получают в НЗ истолкование в устах Спасителя. Обращение к Книге прор. Ионы и к его образу встречаются в НЗ в 3 вариантах (Мф 12. 39-41; 16. 4; Лк 11. 29-31). В ответ на вопрошания иудеев, ищущих Божественного знамения, к-рое могло бы придать авторитет проповеди Христовой (Мк 8. 11; Мф 12. 38; Лк 11. 16), Спаситель ответил им: «Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение» (Мк 8. 12). В параллельном месте из Евангелия от Матфея эта фраза дополнена словами осуждения: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Мф 16. 4). Словосочетание «знамение Ионы пророка» (τὸ σημεῖον ᾿Ιωνᾶ τοῦ προφήτου) в этом стихе можно понять как знамение, к-рое было дано в личности И. или в том, что он пережил (т. е. грамматически как греч. genetivus obiectivus), либо как знамение, к-рое И. явил ниневитянам (т. е. как genetivus subiectivus - Jeremias J. ᾿Ιωνᾶς // TDNT. Vol. 3. P. 407). При этом слово «знамение» (σημεῖον) здесь и в др. параллельных местах не несет значения «чуда», но скорее употребляется в Евангелиях в смысле символического знака или указания (ср.: Мф 26. 48; Мк 13. 4; Лк 2. 12; 21. 7 - Luz U. Matthew: A Comment. / Ed. H. Koester, transl. J. E. Crouch. Minneapolis, 2007. Vol. 3. P. 216; Smith R. H. Знамение Ионы // Иисус и Евангелия: Словарь: Пер. с англ. М., 2003. С. 250). В полной версии слов об И. у евангелиста Матфея, где дополнительно сказано: «...ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы» (Мф 12. 39-41), «знамение Ионы» включает в себя 2 аспекта: чудесное пребывание И. невредимым во чреве рыбы означает указание на дальнейшее воскресение Иисуса Христа, а также проповедь И. ниневитянам. Покаяние, совершенное жителями Ниневии благодаря проповеди И., становится в словах Спасителя реальным укором и предупреждением для иудеев, поскольку исходит оно из уст Того, Кто «больше Ионы» (Мф 12. 41). Упрек иудеям подкрепляется историей с царицей южной (Савской) (2 Цар 10. 1-13), к-рая «восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой» (Мф 12. 42).

В версии евангелиста Луки «знамение Ионы» относится скорее всего к чудесному избавлению И. из чрева кита, нежели к его проповеди: «...ибо как Иона был знамением для Ниневитян, так будет и Сын Человеческий для рода сего» (Лк 11. 30), при этом Сам Спаситель станет знамением для евр. народа в будущем (см. глагол ἔσται - будет). Использование глагола буд. времени и указание на Личность Спасителя означали, что знамение не могло относится к Его проповеди или служению в данный момент, но указывало на некое экстраординарное событие, к-рое откроется во Христе в будущем: т. е. речь идет о воскресении Сына Божия из мертвых, прообразом к-рого в ВЗ служил И. (Jeremias J. ᾿Ιωνᾶς // TDNT. Vol. 3. P. 407). Согласно др. гипотезе, этот стих может быть указанием на Христа как на грядущего Судию в последние времена (Smith R. H. Знамение Ионы // Иисус и Евангелия. 2003. С. 250; ср.: Luz U. Matthew. Minneapolis, 2007. Vol. 3. P. 218).

Отказ Спасителя дать чудесное знамение равнозначен указанию на историю с И. Единственное знамение Христа будет заключаться в победе над смертью через Его воскресение, к-рое было предызображено в истории И. В словах Спасителя было задано значимое впосл. для христ. богословия противопоставление ниневитян-язычников иудеям. Обращение ниневитян во времена И. становится осуждением иудеев, к-рые отвергли Его благую весть.

Экзегеза Книги пророка Ионы в древней Церкви

История прор. Ионы. Фрагмент саркофага из ц. Санта-Мария Антиква в Риме. Сер. III в.
История прор. Ионы. Фрагмент саркофага из ц. Санта-Мария Антиква в Риме. Сер. III в.

История прор. Ионы. Фрагмент саркофага из ц. Санта-Мария Антиква в Риме. Сер. III в.

Книга прор. Ионы является самой распространенной из собрания малых пророков в святоотеческой экзегезе, особенно если принять во внимание ее небольшой объем (Kannengiesser C. Handbook of Patristic Exegesis: The Bible in Ancient Christianity. Leiden; Boston, 2004. Vol. 1. P. 329; Pani G. Jona // EEC. Vol. 1. P. 449). Существует по меньшей мере 200 цитат и аллюзий на нее в творениях отцов Церкви II-IV вв. (см. роспись: Biblia Patristica: Index des citations et allusions bibliques dans la littérature patristique. P., 1975-2000. 7 vol.; 1975. Vol. 1. P. 174; 1977. Vol. 2. P. 172-173; 1980. Vol. 3. P. 146-147; 1987. Vol. 4. P. 132-133; 1991. Vol. 5. P. 198-199; 1995. Vol. 6. P. 93). На это частое обращение к тексту Книги прор. Ионы повлияло прежде всего истолкование истории И. применительно к Своим смерти и воскресению Самим Господом в Евангелиях (Мф 16. 4; Лк 11. 29-32). И. оказывается единственным из малых пророков, чей образ и события жизни получают в Евангелиях прообразовательное истолкование. По словам блж. Августина: «Пророк же Иона пророчествовал о Христе не столько словами, сколько некоторым своим страданием, но гораздо яснее, чем если бы провозглашал о его смерти и воскресении словами» (Aug. De civ. Dei. XVIII 30). Основная тенденция в раннехрист. письменности заключалась в стремлении ввести в рамки прообразовательного истолкования все события из Книги прор. Ионы, а не только упомянутые в Евангелиях. Самым ранним примером использования Книги прор. Ионы в раннехрист. письменности являются слова из 1-го Послания Климента Римского к Коринфянам, где он приводит в пример историю с покаянием ниневитян, чтобы зародить в сердцах коринфских христиан надежду на прощение грехов: «Иона возвестил ниневитянам погибель, но они, раскаявшись в своих грехах, умилостивили Бога своими молитвами и получили спасение, хотя были чужие Богу» (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 7. 7).

В кон. III - нач. IV в. появляются полные комментарии на Книгу прор. Ионы в собраниях толкований на Книги 12 малых пророков, самым ранним является комментарий Феодора, еп. Мопсуестийского (Theod. Mops. In Jon.; ср.: CPG, N 3834 - см.: Pirot L. L'œuvre exégétique de Théodore de Mopsueste. R., 1913. P. 283f; Dassmann. 1998. Sp. 681). Еп. Феодор был знаком с мнениями др. комментаторов на эту книгу (Theod. Mops. In Jon. 1. 3). Возможно, речь идет о несохранившихся толкованиях как его учителя Диодора Тарсийского, так и представителей александрийской школы: Оригена (Euseb. Hist. eccl. VI 36. 2) или Дидима Александрийского (Hill R. C. Theodore of Mopsuestia, Interpreter of the Prophets // Sacris Erudiri. 2001. Vol. 40. P. 110; Dassmann. 1998. Sp. 681). Комментарий еп. Феодора предваряет наиболее подробное по сравнению с др. авторами введение, посвященное раскрытию значения И. в единой Свящ. истории 2 заветов. Согласно Феодору, причина происшедших с пророком «столь невероятных событий» лежит в замысле Бога, Который решил «в образе Ионы показать события, связанные с Владыкой Христом» (Theod. Mops. In Jon. Praef. 120).

Феодорит, еп. Кирский, использовал в своем комментарии (Theodoret. In Jon.; ср.: CPG, N 6208) труд Феодора, мнениям к-рого он придал др. формулировку. Как и у Феодора, основной текст комментария, кроме предисловия, представляет собой по большей части краткую парафразу библейского текста. При этом большее внимание уделено текстологическим трудностям. Обращаясь к истории пророческой традиции ВЗ, Феодорит считает, что в образе И. Бог прежде Своего вочеловечения показывает божественное помышление о всех народах, а не только об иудеях, тем самым утверждая родство 2 заветов в противовес мнению еретика Маркиона (Theodoret. In Jon. Praef. 43).

Наиболее подробный комментарий принадлежит блж. Иерониму Стридонскому (Hieron. In Jon.; ср.: CPL, N 589); он был, вероятно, написан ок. 396 г. специально для еп. Хромация Аквилейского (Hieron. In Jon. Praef.; Dassmann. 1998. Sp. 681). Возможно, блж. Иероним также использовал комментарий Оригена, но при этом негативно отзывался о толкованиях своих предшественников, т. к., по его мнению, они «затемнили» смысл книги и их комментарии тоже нуждаются в истолковании (Hieron. In Jon. Praef.). Блж. Иероним подчеркивает важность этой книги в богословской традиции древней Церкви свидетельством о том, что сщмч. Киприан Карфагенский стал христианином «через слово Ионы» (Hieron. In Jon. 3. 9).

Комментарий свт. Кирилла Александрийского (Cyr. Alex. In Jon.; ср.: СPG, N 5284) был составлен позднее Иеронимова, с чьим толкованием он был знаком; возможно, оба эти сочинения опирались в качестве источника на комментарий Оригена (Dassmann. 1998. Sp. 681). В предисловии свт. Кирилл предостерегает своих читателей от широкого использования аллегорического метода: несмотря на то что пророк И. «...как бы предызображает нам таинство Христа», не все события, происшедшие с ним, следует рассматривать в христологической перспективе (Сyr. Alex. In Jon. Praef. 1-3). Свт. Кирилл предлагает оригинальные, не имеющие параллелей с др. авторами примеры прообразовательного истолкования образа И. в свете евангельской истории, в к-рых нашла отражение христология святителя.

Истолкование свт. Кирилла Александрийского оказало влияние на Исихия Иерусалимского, чей комментарий сохранился во фрагментах схолий и катен др. толкователей (Hesychius Hierosolymitanus. Interpretatio in Ionam prophetam // Duval Y.-M. Le livre de Jonas dans la littérature chretienne grecque et latine. P., 1973. Vol. 2. P. 631-635; СPG, N 6558); также ему принадлежат отдельные главы, кратко излагающие содержание Книги прор. Ионы (Hesychius Hierosolymitanus. Capita Jonae prophetae // PG. 93. Col. 1353-1356; ср.: CPG, N 6557). Одно собрание схолий на книгу приписывается Ипатию Эфесскому (VI в.) (Hypatius Ephesinus. Fragmenta in prophetas minores // Diekamp F. Analecta patristica. R., 1938. P. 120-122; ср.: СPG, N 6807. 2). В катенах сохранились также фрагменты комментария Геннадия, патриарха К-польского (V в.) (Gennadius Constantinopolitanus. Fragmenta in prophetas minores // Duval Y. M. Le livre de Jonas dans la littérature chretienne grecque et latine. 1973. Vol. 2. P. 651-652), и Севира, патриарха Антиохийского (VI в.) (Sever. Antioch. Fragmenta in catenis in Ionam // Ibid. P. 653-656).

На сир. языке известен комментарий Ишодада Мервского (IX в.) (Commentaire d'Išo'dad de Merv sur l'Ancien Testament. Louvain, 1969. Vol. 4: Isaïe et les Douze. P. 93-98. (CSCO; 304. Syr.; 129)), к-рый продолжает традицию комментария еп. Феодора Мопсуестийского. Также на сир. языке сохранилась гомилия Ефрема Сирина «О покаянии ниневитян» (Ephraem Syr. Sermones / Hrsg. E. Beck. Louvain, 1970. Bd 1: [Textus]. S. 1-40; Bd. 2: [Versio]. S. 1-53. (CSCO; 311-312; Syr.; 134-135)).

Свт. Иоанн Златоуст посвятил Книге прор. Ионы ряд проповедей, связанных с темой поста и покаяния (Ioan. Chrysost. De poenit. V; Idem. Homilia in poenitentiam Ninivitarum // PG. 64. Col. 423-434). Подробное истолкование Книги прор. Ионы, состоящее из пересказа ее содержания в форме пространного диалога, содержат гомилии Василия Селевкийского. Он в своем сочинении раскрыл тему Божественного домостроительства, к-рое касается как праведников, так и грешников, и благоволения Господа ко всему творению (Basil. Seleuc. Or. XII-XIII). Богословское истолкование значение Книги прор. Ионы для христ. веры подробно изложено в одном из писем блж. Августина. Оно также содержит оригинальную прообразовательную интерпретацию основных событий книги (Aug. Ep. 32).

В целом можно отметить, что св. отцы старались избегать широких аллегорических истолкований истории И. в платоновском духе, напр. соотношения событий книги со свойствами человеческой души и т. п. Исключение представляет прп. Максим Исповедник (Maximus Conf. Quaest. ad Thalas. 64 // PG. 90. Col. 693-736), к-рый стремился придать своим аллегорическим аллюзиям нравственно-аскетическое направление.

Толкование отдельных тем и образов из Книги прор. Ионы

Сцены из жизни прор. Ионы. Роспись церкви в г. Херкеберга, Уппланд, Швеция. Ок. 1480 г.
Сцены из жизни прор. Ионы. Роспись церкви в г. Херкеберга, Уппланд, Швеция. Ок. 1480 г.

Сцены из жизни прор. Ионы. Роспись церкви в г. Херкеберга, Уппланд, Швеция. Ок. 1480 г.

I. Божественное призвание пророка и его бегство (Иона 1. 1-3). Большинство комментаторов, несмотря на осуждение самой попытки бегства пророка от своего призвания, стремились оправдать его решение, усматривая в его причинах субъективное восприятие И. своего пророческого служения.

Ориген первым среди раннехрист. авторов обращает внимание на непослушание и бегство И., к-рые в контексте всей истории приобретают назидательный смысл: И. является для него одним из «...нарушителей Божественных заповедей, которые поглощены были уже смертью, но по очищению душ от такого зла были спасаемы, потому что не отчаивались в возможности своего спасения» (Orig. De orat. 13. 3). В др. сочинении Ориген обращается к этой истории, чтобы предостеречь от уклонения от церковного служения и обязанностей (Idem. In Is. VI 1 // Origenes Werke. Lpz., 1925. Bd. 8. S. 269). Сщмч. Мефодий Патарский сравнивал этот поступок И. с бегством первого Адама (Method. Olymp. De resurrect. 2. 25; ср.: Maximus Conf. Quaest. ad Thalas. 64 // PG. 90. Col. 696d). Тертуллиан считал поступок И. назидательным примером, демонстрирующим бессмысленность попыток убежать от Бога, от Которого нельзя скрыться даже во чреве морского чудовища (Tertull. De Fuga. 10. 2).

Др. направление интерпретации бегства пророка было у свт. Григория Богослова, который обращался к Иона 1. 1-3, оправдывая собственное бегство перед рукоположением во епископы. По его мнению, с одной стороны, И. стыдился оказаться «лжецом, если город спасется через покаяние», но с другой - он уклонялся от проповеди, потому что «провидел падение Израиля и предчувствовал, что пророческая благодать переходит к язычникам» (Greg. Nazianz. Or. 2. 108). Свт. Иоанн Златоуст объяснял непослушание пророка человеческим страхом: он опасался, что пророчество о гибели могло не исполниться из-за человеколюбия Божия: «Пророк стыдится, предвидя будущее и полагая, что не исполнится предсказание; но Бог не стыдится, а ищет только одного - спасения человеческого, и исправляет раба своего» (Ioan. Chrysost. Ad popul. Antioch. V 6).

Еп. Феодор Мопсуестийский уточнял, что И. бежал не от Самого Господа, что было бы бессмысленно, и пророк знал об этом, но, как сказано в Свящ. Писании, «от лица Господня» (Иона 1. 3), т. е., по его мнению, из места, где Господь явил Себя (Свой лик) Своему народу,- из Иерусалима и Иудеи (Theod. Mops. In Ion. 1. 1-2). И. предвидел, что через покаяние ниневитян все народы, кроме иудеев, могут оказаться наследниками Царства Небесного, а иудеи могут быть отвержены. Решение И. бежать, связанное с желанием предотвратить отвержение своего народа, еп. Феодор объяснил словами ап. Павла: «...желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим 9. 3) (Theod. Mops. In Jon. 1. 1-2). Блж. Иероним следует этой интерпретации бегства: «...пророк через вдохновение Духа Святого знает, что покаяние язычников будет означать падение евреев. Поэтому, любя свое отечество, он не желает погибели своему народу» (Hieron. In Jon. 1. 3). Только свт. Кирилл Александрийский, критикуя мнение своих предшественников (Сyr. Alex. In Jon. 4. 1-3), видел в бегстве пророка проявление человеческой слабости: И. боялся, что в случае помилования и отвращения Богом наказания ниневитяне посчитают его «лжецом, пустословом, обманщиком и убьют его» (Ibidem). Аллегорическое истолкование, сопоставляющее бегство И. с воплощением Господа, спустившегося с небес в этот мир, приводится у блж. Иеронима и прп. Максима Исповедника (Hieron. In Jon. 1. 3; Maximus Conf. Quaest. ad Thalas. 64 // PG. 90. Col. 697d).

Извержение прор. Ионы из чрева кита. Миниатюра из Штутгардской Псалтири. Ок. 830 г. (б-ка Земли Вюртемберг. Bibl. 23. Fol. 23. Fol. 147v)
Извержение прор. Ионы из чрева кита. Миниатюра из Штутгардской Псалтири. Ок. 830 г. (б-ка Земли Вюртемберг. Bibl. 23. Fol. 23. Fol. 147v)

Извержение прор. Ионы из чрева кита. Миниатюра из Штутгардской Псалтири. Ок. 830 г. (б-ка Земли Вюртемберг. Bibl. 23. Fol. 23. Fol. 147v)

Относительно конечной цели бегства И., г. Фарсиса, у св. отцов нет единого мнения. Блж. Феодорит на основании собственной интерпретации разных переводов этого места считал, что И. бежал в Карфаген, в Африку (Theodoret. In Jon. 1. 3). Блж. Иероним либо приводил в доказательство своей т. зр., что этот город расположен в Индии, стих 2 Пар 9. 21, либо соглашался с иудейским преданием, что Фарсис иносказательно указывает на море вообще (Hieron. In Jon. 1. 3). Свт. Кирилл, как и Иосиф Флавий, называет г. Тарс в Киликии (Сyr. Alex. In Jon. 1. 3). Еп. Феодор Мопсуестийский, процитировав версию др. толкователей, считавших, что Фарсис мог находиться на о-ве Родос, замечает, что подобные изыскания не являются важными при толковании этой книги (Theod. Mops. In Jon. 1. 1-2).

II. И. в бушующем море и во чреве кита (Иона 1. 4 - 2. 1). Погружение И. в морскую бездну ради спасения моряков указывает, по мнению блж. Августина, на сошествие Христа в бездну смертную ради тех, кто мучаются в волнах мира сего (Aug. Ep. 102. 34). Начавшийся шторм и волны символизируют искушения и волнения, вызванные грехом (Hilar. Pict. In Ps. 68. 5; Method. Olymp. De resurrect. 2. 25). Сон И. внутри корабля (Иона 1. 5) предопределяет как сон Иисуса в лодке с учениками во время шторма на Галилейском м. (Mф 8. 24), так и Его пребывание во гробе (Hieron. In Matth. 9. 24-5 // PL. 26. Col. 53; Ambros. Mediol. In Ps. 43. 85. 1). При этом св. отцы специально подчеркивают, что, хотя это неясно из текста Библии, И. заснул до начала шторма (Theod. Mops. In Ion. 1. 5; Сyr. Alex. In Jon. 1. 5-6).

Еще свт. Климент Александрийский отмечал, что слова капитана корабля: «...встань, воззови к Богу твоему; может быть, Бог вспомнит о нас и мы не погибнем» (Иона 1. 6) - характеризуют его как человека, к-рый знает Бога, и свидетельствуют, что в разуме язычников уже присутствовало представление о Вседержителе и «что Господь в силах стать Богом для всех... в том числе и для тех, кому недоступно истинное знание Бога» (Clem. Alex. Strom. V 135. 2-4). Избрание И. по жребию, по мнению Беды Достопочтенного, указывает на выбор ап. Матфия вместо Иуды (Деян 1. 26) (Beda. Super Acta Apost. // PL. 92. Col. 945). Слова моряков: «...да не вменишь нам кровь невинную» (Иона 1. 14) - служат для блж. Иеронима напоминанием слов Понтия Пилата при умывании рук: «...невиновен я в крови Праведника Сего» (Мф 27. 24) - и указывают на благочестие язычников, не желающих принимать на себя невинную кровь (Hieron. In Jon. 1. 14).

Для свт. Иринея Лионского проглатывание И. китом и его чудесное избавление служат символами грехопадения человека и его спасения. В полемике с гностиками, утверждавшими, что человек может спастись самостоятельно, он приводит историю И. как доказательство, что сила Божия в немощи совершается (2 Кор 12. 9). Бог не желал погибели человека, но, предвидя победу, терпеливо попустил человеку, как и И., «быть поглощенным великим китом, который был виновник преступления», чтобы привести человека через покаяние к спасению (Iren. Adv. haer. III 20. 1). Кит, проглотивший И., также служит для Оригена образом диавола, к-рый был изображен уже в Иов 3. 8 (Orig. De orat. 13. 4); избежать его чрева можно только благодаря Спасителю, став причастником Св. Духа (Ibid. 16. 5). Погружаясь в морскую бездну, И. предобразил сошествие Христа во ад (Basil. Magn. De Spirit. Sanct. 14. 32).

III. Молитва И. и его чудесное спасение (Иона 2. 2-11). Образ И., который не отчаивался даже во чреве морского чудовища, становится в христ. лит-ре наиболее наглядным примером надежды на Бога, демонстрирующим действенность молитвы (см., напр.: Hilar. Pict. In Matth. 5. 1).

Свт. Климент Александрийский считал, что молитва И. показывает «терпение истинного гностика, в этом проявляется его знание. Даже в состоянии невыносимой скорби, подобно мужественному Иову, он произносит лишь слова благословения» (Clem. Alex. Strom. II 104. 1). В др. месте он говорит, что «Бог Сам исследует сердцевины и глубины сердечные и прислушивается к тем, кто слезно взывают к Нему во чреве китовом, и близок ко всякому верующему» (Idem. Quis div. salv. 41. 7).

Полное прообразовательное раскрытие молитвы И. происходит, по мнению свт. Кирилла Александрийского, в Гефсиманской молитве Христа накануне страданий: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия» (Сyr. Alex. In Jon. 2. 9-10). Исихий Иерусалимский сопоставляет каждый стих молитвы И. с одним из моментов Страстей Христовых, как, напр.: воззвание к Господу из чрева преисподней (Иона 2. 3) - с воплем распятого Господа на кресте (Мф 27. 46) и др. (Hesychius Hierosolymitanus. Capita Jonae prophetae // PG. 93. Col. 1353).

Прор. Иона выброшен на берег у стен Ниневии. Рельеф капители в соборе Сан-Пьер аббатства Мозак, Овернь, Франция. XII в.
Прор. Иона выброшен на берег у стен Ниневии. Рельеф капители в соборе Сан-Пьер аббатства Мозак, Овернь, Франция. XII в.

Прор. Иона выброшен на берег у стен Ниневии. Рельеф капители в соборе Сан-Пьер аббатства Мозак, Овернь, Франция. XII в.

Мефодий Олимпийский аллегорически истолковывает пребывание И. во чреве в течение 3 дней с кратковременной и тяжкой жизнью человека в этом мире, где царствует всепоглощающее и всеразрушающее время. Тем не менее «подобно тому, как Иона, проведши во чреве кита три дня и столько же ночей, вышел опять здоровым, так и все мы, прошедши на земле три расстояния настоящего века, т. е. начало, средину и конец, из которых состоит все настоящее время, воскреснем» (Method. Olymp. De resurrect. 2. 25).

Чудесное спасение из чрева кита является для Тертуллиана одним из оснований веры в сохранение тел умерших в буд. жизни: И., к-рый «вышел из чрева рыбы без всякого вреда для... плоти и духа», оказывается «несомненным примером воскресения даже проглоченных тел, раз самим пожирателям повелевается возвратить их» (Tertull. De resurr. 32. 3).

IV. Покаяние ниневитян (Иона 3). В большинстве случаев ниневитяне в отличие от иудеев изображались не как закостенелые в своем идолопоклонстве язычники, но как прообраз народов, составивших основу Церкви. Ниневия, принеся покаяние, стала образом Церкви, украшенной добродетелями (Beda. In Matth. 4 // PL. 92. Col. 64b). Ниневитяне символизируют Собор святых и показывают, что иудеи, не обратившиеся проповедью Христовой, достойны осуждения (Ibid. Col. 64b-с). Только еп. Феодор Мопсуестийский замечает, что впосл. жители Ниневии, напав на Израиль, своим рвением причинили много зла евр. народу и понесли наказание от Бога, как написано в Книге прор. Наума (Наум 1. 8; 3. 7; Theod. Mops. In Jon. Praef. 120). Уже сщмч. Иустин Философ во II в. по Р. Х. противопоставлял ниневитян иудеям, которые, несмотря на проповедь Христа, закоренели в своем упорстве. Для сщмч. Иустина «знамение Ионы пророка» в словах Христа - это прежде всего призыв к покаянию иудеев по образу ниневитян: «Христос объявлял пред вами, что Он даст вам знамение Ионы, внушая этим, чтобы вы, по крайней мере после воскресения Его из мертвых, покаялись в своих худых делах... несмотря на это, вы... не покаялись, узнавши о воскресении Его...» (Iust. Martyr. Dial. 108. 2).

По свидетельству свт. Амвросия Медиоланского, Книга прор. Ионы читалась в Страстной четверг и иллюстрировала проповеди о великопостном покаянии, примером которого служили ниневитяне (Ambros. Mediol. Ep. 20. 25-26 // PL. 16. 1001-1002). Пост ниневитян рассматривается как пример великой силы единодушной молитвы и совместного покаяния (Ioan. Chrysost. Contr. Anom. 3. 6; Idem. In Gen. 24. 6). В основе их покаяния лежала тайна домостроительства Божия: «Приговор, угрожавший смертью, породил жизнь! …У Бога... произнести приговор - значит сделать его недействительным. Если бы приговор не был произнесен, грешники не услышали бы; а если бы не услышали, то не раскаялись бы и не получили бы чудесного спасения» (Idem. Contr. Anom. 3. 6).

Истолковывая рассказ о покаянии ниневитян, блж. Иероним, вероятно, полемизировал с Оригеном и выступал против приверженцев учения об апокатастасисе, видевших в образе покаявшегося царя Ниневии указание на раскаяние диавола в конце времен (Hieron. In Jon. 3. 9). Проповедь ниневитянам указывает на служение Спасителя, Который, по Его слову, был «послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф 15. 24; ср.: Мф 10. 5); активная проповедь среди язычников началась только после Его смерти и воскресения, на к-рые указывают пребывание И. во чреве кита и его избавление (Сyr. Alex. In Jon. 3. 1-2).

Блж. Иероним сопровождает толкование рассказа о посте скота (Иона 3. 9) словами из псалма «Человеков и скотов хранишь [LXX - σώσεις] Ты, Господи!» (Пс 35. 7), замечая при этом, что можно понимать этот стих иносказательно (Hieron. In Jon. 3. 9). Свт. Кирилл Александрийский, отвергая возможность аллегорического понимания этого стиха, замечал: «Бог не желал страдания животных», поэтому рассказ об их посте призван подчеркнуть прежде всего «необычность раскаяния ниневитян» (Сyr. Alex. In Jon. 3. 8).

V. Огорчение пророка (Иона 4). Причина огорчения И. из-за неисполнившегося предсказания о гибели ниневитян объясняется в святоотеческих комментариях в том же ключе, что и его отказ от Божественного призвания на проповедь: пророк скорбит о том, что ему было суждено «через спасение других возвестить гибель его народу» (Hieron. In Jon. 4. 1-2). По мнению блж. Иеронима, Господь также по Своей человеческой природе «плакал об Иерусалиме» (ср.: Лк 19. 41) «и не хотел взять хлеб у детей и отдать его псам» (ср.: Мк 7. 27) (Hieron. In Jon. 4. 1-2).

Свт. Кирилл Александрийский объяснял причину печали И. тем, что он в результате оказался «каким-то лжецом и пустословом, напрасно устрашавшим их [ниневитян] и говорившим от своего мышления, а совсем не от уст Божиих» (Сyr. Alex. In Jon. 4. 1-3). Блж. Феодорит в конце комментария мудро добавил, что Бог ради любви к грешникам (ниневитянам) не опасается причинить страдания праведнику: «Бог попускает иногда скорбеть святым мужам и против их желания оказывает милость» (Theodoret. In Jon. 4. 11). Недовольство И., по мнению блж. Августина, служит символом плотского народа Израиля (Aug. Ep. 102. 35).

Василий Селевкийский видит в чудом выросшем растении (Иона 4. 6) пример благости Божией, к-рую Он предвозвещал всему творению, даже «противившемуся пророку» (Basil. Seleuc. Оr. 12). По мнению блж. Августина, это растение, давшее пророку укрытие от зноя лишь на время, указывает на ВЗ, к-рый являлся лишь тенью будущего (Кол 2. 17). Червь, уничтоживший растение, символизировал, по его мнению, Христа и евангельское благовестие (Aug. Ep. 102. 35; ср.: Hieron. In Jon. 4. 6). Блж. Августин специально оговаривает, что, хотя этот образ может быть высмеян язычниками, он имеет твердое основание в Свящ. Писании: «Послушайте Меня, знающие правду, народ, у которого в сердце закон Мой! Не бойтесь поношения от людей, и злословия их не страшитесь. Ибо, как одежду, съест их моль и, как волну, съест их червь; а правда Моя пребудет вовек, и спасение Мое - в роды родов (Ис 51. 7-8)» (Aug. Ep. 102. 36). Подобная интерпретация встречается в VII в. у прп. Максима Исповедника, к-рый подкрепляет допустимость такого истолкования др. словами из Свящ. Писания, также указывающими на Христа Спасителя: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс 21. 7) (Maximus Conf. Quaest. ad Thalas. 64 // PG. 90. Col. 712d).

Книга прор. Ионы в раввинистическом иудаизме

Воскрешение прав. Лазаря. История прор. Ио-ны. Рельеф саркофага. III в. (Музеи Ватикана)
Воскрешение прав. Лазаря. История прор. Ио-ны. Рельеф саркофага. III в. (Музеи Ватикана)

Воскрешение прав. Лазаря. История прор. Ио-ны. Рельеф саркофага. III в. (Музеи Ватикана)

В Талмуде И. отождествляется с сыном вдовы из Сарепты, к-рый был воскрешен по молитве прор. Илии (Бэрешит Раба. 98. 11; Сукка. 5. 55a; Эрубин. 96a).

Непослушание пророка осуждается как бессмысленное прегрешение (Вэелле Рабба. 4. 3). В то же время отказ И. от проповеди объясняется его нежеланием, чтобы наследниками божественных обетований стали принесшие покаяние ниневитяне, к-рые могли занять место евр. народа (Mидраш Вэелле. 12, 1; Санхедрин (иерусалимский). 11. 30b). Руководствуясь любовью к своему народу, И. предложил собственную жизнь в обмен на спасениеИзраиля (Иона 1. 12) (Mидраш Вэелле. 12 1 - Billerbeck. Kommentar. Bd. 1. S. 643). И. знал, что ниневитяне покаются, но не понимал, будет ли это к добру или во зло (Санхедрин. 3. 5). В др. месте отмечается, что как во времена Иеровоама II проповедь И. спасла Израиль (4 Цар 14. 25), так и его рвение отвратило ниневитян от зла и привело к добру (Эбамот. 11. 3).

В мидраше Пирке рабби Элиезера (IX в.) содержится подробное описание путешествия И. во чреве морского чудовища к основанию мира, под фундамент Иерусалимского храма. Каждый стих псалма И. сопоставляется с основными событиями израильской истории (Friedlander G. Pirke de R. Eliezer. N. Y., 1965. P. 65-73; Ginzberg L. The Legends of the Jews. Phil., 1913. Vol. 4. P. 246-253; 1928. Vol. 6. P. 348-352). Это путешествие до прибытия в Ниневию описано в мидраше Ионы, содержащем еще более фантастические подробности: находясь в брюхе 1-й рыбы, уготованной ему от начала мира, И. был проглочен вместе с ней др. рыбой, чтобы побудить И. к молитве (Ozar midrashim: A Library of Two Hundred Minor Midrashim / Ed. J. D. Eisenstein. N. Y., 1915. P. 218-222 [на ивр.]).

В чин публичной молитвы во время продолжительной засухи включено упоминание о молитве И.: «Тот, кто ответил Ионе из чрева кита, сможет услышать твой вопль в день плача» (Таанит. 2. 9). Книга прор. Ионы читается в синагоге во время полуденной молитвы на праздник Йом-Киппур (Мегилла. 31а).

В одном из мидрашей приводятся слова Господа: «Я послал пророка в Ниневию, и он обратил ее к покаянию; и как много пророков Я посылал к этим израильтянам в Иерусалиме» (Мидраш Эйха. 31). Обычно эти слова рассматриваются в свете слов Спасителя в Евангелии: «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной» (Мф 12. 41 - Billerbeck. Kommentar. Bd. 1. S. 651).

А. Е. Петров

Книга прор. Ионы и образ И. в мусульманской традиции

И. (араб. Юнус/Юнис) - единственный из малых пророков ВЗ, упоминаемый в Коране. Библейское сказание об И. было известно слушателям Мухаммада, поскольку в Коране отражены лишь отдельные его эпизоды. В наиболее полном виде оно содержится в отрывке XXXVII 139-148. Именем И. названа 10-я сура, согласно которой народ И.- единственный, кто благодаря вере избежал Божией кары (X 98), как и сам И. (XXI 87-88). Дважды об И. говорится иносказательно: «тот, что с рыбой» (XXI 87) и «спутник кита» (LXVIII 48). В отрывке LXVIII 48-50, обращенном к Мухаммаду, И. выступает как отрицательный пример пророка, проявившего своеволие. Еще 2 раза И. упоминается при перечислении библейских пророков (IV 163; VI 86).

Впосл. лаконичный рассказ в Коране был значительно расширен мусульм. авторами. К имени И. было добавлено родовое имя (насаб) Ибн Матта (ср.: евр. «сын Амиттая»). Основной задачей экзегетов было объяснить поведение И., не соответствующее традиц. ислам. представлению о пророке. Постепенно сложилось 2 основных толкования. Согласно одному из них, следующему тексту Корана, И., получив повеление от Бога, своим отказом проявил малодушие, недопустимое для пророка. По другому более распространенному толкованию, И. был избран для спасения своего народа другим пророком (Шуайбом или Исаией) и, отказавшись, поступил правильно, т. к. не получил прямого указания от Бога. Значительную проблему для мусульм. экзегезы составило упоминание «гнева» И. (XXI 87), недопустимого со стороны пророка в отношении повеления Бога. Этот эпизод получил мн. трактовок; одна из них - И. тогда еще не был пророком, а стал им уже после освобождения из чрева кита (что противоречит XXXVII 139). Чрево кита комментаторы называют тюрьмой, крепостью и даже мечетью И. Время пребывания там для мусульм. экзегетов в отличие от христианских непринципиально - оно колеблется от 1 до 40 дней. Нек-рые экзегеты, напр. аль-Кисаи (XIII в.), дополнили историю И. легендарными подробностями, ее художественная разработка имеет место и в совр. араб. лит-ре (см. рассказ егип. писателя Абд аль-Джаффара Миккави «Иона во чреве кита»; анализ и нем. пер.: Bachmann. 1974. S. 67-76).

Культ И. в мусульм. традиции тесно связан с Ниневией, к-рая считается местом его погребения. За вост. стеной Ниневии находится источник И. (Айн-Юнус), почитаемый как чудотворный; по преданию, И. велел жителям Ниневии очиститься его водами перед покаянием. Холм, на к-рый И. поднялся вместе с кающимся народом, носит название Талль-эт-Тауба (холм Покаяния). Вероятно, в древности там находились христ. церковь или мон-рь. По мнению М. Штрека, это мог быть несторианский мон-рь Мар-Йонан, возможно тождественный обители, основанной сир. мон. Йонаном (Ионой) в Адиабене, о к-ром повествует Ишоднах, еп. Басрский (IX в.), в «Книге целомудрия» (Jésusdenah, évêque de Baçrah. Le livre de la chasteté / Publ., trad. J.-B. Chabot // Mélanges d'archéologie et d'histoire de l'Ecole Française de Rome. P., 1896. Vol. 16. P. 239-240). В VII в. в этом мон-ре был погребен католикос-патриарх Церкви Востока Хенанишо (Maris, Amri et Slibae De patriarchis Nestorianorum commentaria / Ed. H. Gismondi. R., 1896. T. 1/1. P. 65; T. 2/1. P. 59-60). О почитании этих мест мусульманами свидетельствуют араб. путешественники аль-Масуди и аль-Мукаддаси (Х в.), Ибн Джубайр (XII в.), Якут (XIII в.), Ибн Баттута (XIV в.). По словам аль-Мукаддаси, 7-кратное посещение Ниневии приравнивалось к паломничеству в Мекку. Несмотря на мусульм. присутствие, христиане сохраняли за собой церковь до монг. нашествия (XIII в.), когда она была обращена в мечеть. Холм Талль-эт-Тауба, получивший, как и мечеть, название Наби-Юнус (Неби-Юнис), расположен приблизительно в 1 км к югу от холма Куюнджик и является 2-м после него по важности объектом археологических раскопок в Ниневии; в наст. время Талль-эт-Тауба входит в городскую черту Мосула. Внутри мечети, по преданию, находится гробница (кенотаф) И., над к-рой подвешена реликвия, почитаемая как зубы кита, поглотившего И. Мечеть является крупнейшим местом паломничества для мусульман Сев. Ирака, особенно суннитов; многие стремятся быть похороненными рядом с ней, что привело к образованию обширного кладбища. Недалеко от Мосула расположены руины Балада (ныне Эски-Мосул), куда, по мусульм. преданию, кит выбросил И. (др. предание локализует это событие на побережье Средиземного м. близ совр. г. Искендерун в Турции).

Лит.: Иоанн (Смирнов), архиеп. Пророк Иона. М., 1877; Соловьев И., прот. О книге прор. Ионы: Опыт исагогико-экзегет. исследования. М., 1884; Bachmann P. Das Skandalon des Propheten Yu nus und eine neue arabische Jona-Geschichte: Yu nus f ban al-hut, von (?)lsquo;Abd al-Gaffa r Mikka w // Orientalia Hispanica: Sive studia F. M. Pareja octogenario dicata / Ed. J. M. Barral. Leiden, 1974. Vol. 1. P. 54-76; Miles J. A. Laughing at the Bible: Jonah as Parody // JQR. N. S. 1975. Vol. 65. N 3. P. 168-181; Berlin A. A Rejoinder to J. A. Miles, Jr., with Some Observations on the Nature of Prophecy // Ibid. 1976. Vol. 66. N 4. P. 227-235; Good E. M. Irony in the OT. Sheffield, 19812; Holbert J. C. «Deliverance Belongs to Yahweh!»: Satire in the Book of Jonah // JSOT. 1981. Vol. 6. N 21. P. 59-81; Landes G. M. Linguistic Criteria and the Date of the Book of Jonah // Eretz-Israel. Jerushalayim, 1982. Vol. 16. P. 147-170; Castillo C. C. Jonás en la leyenda musulmana // Al-Qantara. Madrid, 1983. Vol. 4. P. 89-100; Wolff H. W. Obadiah and Jonah: A Commentary. Minneapolis, 1986; Streck M. Nïnawa  // FEI. 1987r. Vol. 9. P. 168-172; Stuart D. K. Hosea - Jonah. Waco, 1987. (WBC; 31); Band A. J. Swallowing Jonah: The Eclipse of Parody // Prooftexts. Baltimore, 1990. Vol. 10. N 2. P. 177-195; Sasson J. M. Jonah: A New Transl., Introd., Comment., Interpr. N. Y., 1990. (The Anchor Bible; 24b); Пиотровский М. Б. Коранические сказания. М., 1991. С. 130-131; Magonet J. D. Jonah // ABD. 1992. Vol. 3. P. 936-942; Limburg J. Jonah: A Comment. Louisville, 1993. (OTL); Crouch W. B. To Question an End, to End a Question: Opening the Closure of the Book of Jonah // JSOT. 1994. Vol. 19. N 62. P. 101-112; Salters R. B. Johah and Lamentations. Sheffield, 1994. (OT Guides); Bolin T. M. «Should I Not Also Pity Nineveh?»: Divine Freedom in the Book of Jonah // JSOT. 1995. Vol. 20. N 67. P. 109-120; idem. Freedom beyond Forgiveness: the Book of Jonah Re-examined. Sheffield, 1997; Hamel G. Taking the Argo to Nineveh: Jonah and Jason in a Mediterranean Context // Judaism. N. Y., 1995. Vol. 44. N 3. P. 341-359; Levine E. The Case of Jonah Versus God // Proceedings of the American Academy for Jewish Research. N. Y., 1996. Vol. 62. P. 165-198; Десницкий А. С. Книга прор. Ионы - старая сказка? // Мир Библии. 1997. Вып. 4. С. 58-61; Рофэ А. Повествования о пророках: Лит. жанры и история / Пер. с итал.: О. Боровая. М.; Иерусалим, 1997; Палладий (Пьянков), еп. Толкование на книгу св. прор. Ионы // Он же. Толкования на книги св. пророков Ионы и Михея. М., 1998р. С. 1-97 [1-е изд.: Вятка, 1874]; Пропп В. Я. Морфология (волшебной) сказки: Ист. корни волшебной сказки. М., 1998; Эйделькинд Я. Д. К интерпретации книги Ионы // Библия: Литературоведческие и лингвист. исслед. М., 1998. Вып. 1. С. 83-112; Dassmann E. Jonas // RAC. 1998. Bd. 18. Sp. 678-689; Bewer J. A. A Critical and Exegetical Commentary on Jonah // Mitchell H. G., Smith M. P., Bewer J. A. A Critical and Exegetical Commentary on Haggai, Zechariah, Malachi and Jonah. Edinb., 1999r [1-е изд.: Edinb., 1912]; Frolov S. Returning the Ticket: God and His Prophet in the Book of Jonah // JSOT. 1999. Vol. 24. N 86. P. 85-105; Fuller R. Minor Prophets // EncDSS. 2000. Vol. 1. P. 554-557; Sherwood Y. A Biblical Text and Its Afterlives: The Survival of Jonah in Western Culture. Camb., 2000; Busse H. Jonah // Encycl. of the Qur'a n / Ed. J. D. McAuliffe. Leiden, 2002. Vol. 3. P. 52-55; Heller B., [Rippin A.] Yu nu s // EI. 2002. Vol. 11. P. 347-349; Lessing R. Just Where Was Jonah Going?: The Location of Tarshish in the OT // Concordia Journal. St. Louis, 2002. Vol. 28. N 3. P. 291-293; Jonah // The Twelve Prophets / Ed. A Ferreiro, T. C. Oden. Downers Grove, 2003. P. 128-148. (Ancient Christian Comment. on Scripture. OT; 14); Moberly R. W. L. Preaching for a Response?: Jonah's Message to the Ninevites Reconsidered // VT. 2003. Vol. 53. N 2. P. 156-168; Guillaume P. The End of Jonah is The Beginning of Wisdom // Biblica. 2006. Vol. 87. Fasc. 2. P. 243-250; Zilio-Grandi I. Jonas, un prophète biblique dans l'islam // RHR. 2006. T. 223. N 3. P. 283-318; Soulen R. K.The Sign of Jonah // Theology Today. 2008. Vol. 65. P. 331-343.
С. А. Моисеева

Гимнография

Прор. Иону бросают в море. Роспись в катакомбах Присциллы. Сер. IV в.
Прор. Иону бросают в море. Роспись в катакомбах Присциллы. Сер. IV в.

Прор. Иону бросают в море. Роспись в катакомбах Присциллы. Сер. IV в.

Память И. отмечается 10 дек. в иерусалимском Лекционарии V-VIII вв., сохранившемся в груз. переводе (Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. T. 2. P. 55-56); назначается прокимен Пс 68. 2 со стихом, читаются целиком Книга прор. Ионы, Апостол и аллилуиарий - общие пророку (Рим 11. 1-12 или Евр 11. 32-40; Пс 50. 7; 118. 131), Евангелие Мф 12. 38-42.

В Типиконе Великой ц. IX-XI вв. (Mateos. Typicon. T. 1. P. 42) И. упоминается 22 сент. без богослужебного последования.

В Студийско-Алексиевском Типиконе 1034 г. И. не упоминается, однако в рукописных слав. Минеях студийской традиции, напр.: ГИМ. Син. № 159, XII в. (см.: Горский, Невоструев. Описание. Отд. 3. Ч. 2. С. 11; также см.: Ягич. Служебные Минеи. С. 0172, 0173, 0174-0177), 22 сент. помещено последование И., содержащее минимальный набор песнопений: канон (общий И. и прп. Ионе), цикл стихир, седален. Такое же последование назначается И. в Евергетидском Типиконе 2-й пол. XI в. (Дмитриевский. Описание. T. 1. C. 281); память И. отмечается 21 сент., совершается служба с пением «Аллилуия» на утрене.

В южноитал. Типиконах, напр. в Мессинском Типиконе 1131 г., память И. не отмечается.

В одной из ранних редакций Иерусалимского устава (Sinait. gr. 1096, XII-XIII вв.- Дмитриевский. Описание. Т. 3. С. 30) память И. отмечается 21 сент., служба подробно не описана.

В первопечатном греческом Типиконе 1545 г. память И. отмечается 22 сент., служба И. поется на повечерии. Согласно первопечатному московскому Типикону 1610 г., служба И. также совершается на повечерии; указан кондак И. 2-го гласа     такой же устав службы И. сохранился в слав. богослужебных книгах до наст. времени. В совр. греч. богослужебных книгах И. упоминается лишь в синаксаре 21 сент., служба в его честь не поется.

Последование И., содержащееся в совр. Минее (Минея (МП). Сент. С. 612-618), включает: кондак 2-го гласа «Пророк дивен показася…»; канон (тот же, что и в слав. Минеях студийской традиции; греч. оригинал известен по рукописям; см.: АНG. T. 1. P. 294-305) с акростихом Τοῦ σοῦ προφήτου, Χριστέ, μέλπω τὸ κλέος (Твоего пророка, Христе, пою славу), 2-го гласа, ирмос: ᾿Εν βυθῷ κατέστρωσε ποτὲ̇ (    ), нач.: Τῆς ψυχῆς φυλάξας (Душевное сохранив); цикл стихир-подобнов; седален. Начиная с древних иерусалимских Лекционариев V-VIII вв. (см.: Renoux. Lectionnaire arménien. P. 301; Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. T. 1. P. 111) и вплоть до совр. богослужебных книг, унаследовавших к-польскую лекционарную систему, Книга прор. Ионы целиком читается в качестве паремии на вечерне Великой субботы. В древнем иерусалимском Лекционарии V-VIII вв., сохранившемся в груз. переводе, Книга прор. Ионы также целиком читалась в день памяти пророка 10 дек. (см.: Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. T. 2. P. 56).

Е. Е. Макаров

Иконография

История прор. Ионы. Напольная мозаика базилики в Аквилее, Италия. 1-я пол. IV в.
История прор. Ионы. Напольная мозаика базилики в Аквилее, Италия. 1-я пол. IV в.

История прор. Ионы. Напольная мозаика базилики в Аквилее, Италия. 1-я пол. IV в.

Самые ранние иллюстрации к «Истории прор. Ионы», лит. источником к-рых является Книга прор. Ионы, датируются III-IV вв. Это фрески рим. катакомб (напр., св. Каллиста, ок. 230-270; «Крипты Богородицы» в катакомбах Петра и Марцеллина, нач. IV в.; Большого кладбища, ок. 320-340; Присциллы, сер. IV в.), рельефы саркофагов (из базилики Санта-Мария Антиква в Риме, кон. III в.; из Музеев Ватикана, кон. III в., и др.) и произведения декоративно-прикладного искусства (золотой медальон на фрагментарно сохранившейся стеклянной чаше, происходящей из Рима или из долины Рейна, Британский музей, Лондон, 2-я пол. IV в.; золотой стеклянный медальон из Рима, 2-я пол. IV в., Лувр; статуэтка из М. Азии, IV в., с И., к-рого сбрасывают с корабля, Метрополитен-музей, Нью-Йорк; инталия из Сирии или из М. Азии, кон. III - нач. IV в., Музей изящных искусств, Бостон; мраморные статуэтки с морским чудовищем, заглатывающим И., с И., спящим под тыквенным деревом, и с молящимся И., созданные в М. Азии, ок. 280-290, Кливлендский художественный музей, США, и т. д.). В нач. IV в. композиции с образом И. появились среди сцен рыбной ловли и жизни обитателей моря в напольной мозаике соборной базилики в Аквилее. «История прор. Ионы» представлена на пиксиде слоновой кости из Вост. Средиземноморья (VI в., ГЭ). По мнению В. Н. Залесской, этот сюжет воспринимался «как символ спасения и воскресения Иисуса Христа, что соответствовало литургическому назначению пиксиды как хранилища просфоры» (Залесская В. Н. Памятники визант. прикладного искусства IV-VII вв. / ГЭ. СПб., 2006. С. 148).

Т. о., сохранившиеся памятники свидетельствуют о раннем сложении иконографии И. Причем его облик оставался практически неизменным на протяжении веков. Темноволосым средовеком с большой плешью, с короткой округлой бородой он представлен на мозаиках кафоликона мон-ря вмц. Екатерины на Синае (550-565). Сходным образом, но со светлыми волосами, правой рукой благословляющим, а в левой держащим свернутый свиток И. изображен на миниатюре из сир. Библии кон. VI - нач. VII в. (Paris. syr. 341. Fol. 178v). Таков его образ в росписях храмов Вознесения в Милешеве, Сербия (до 1228), св. Апостолов в Фессалонике, Греция (1312-1315), праведных Иоакима и Анны (Кралевой) в мон-ре Студеница, Сербия (1314), и др. Однако есть отклонения от привычного типа изображения. Так, на мозаике Палатинской капеллы в Палермо (50-60-е гг. XII в.) И. имеет сходство с ап. Лукой: у него довольно длинная челка с завитками над центральной частью лба. Вариации в стандартных типах изображения ветхозаветных пророков, не влияющие на их идентификацию, были и в палеологовскую эпоху (напр., в росписи Введенской ц. мон-ря Ново-Павлица, Сербия, до 1389, у И. не округлая, а заостренная борода). В рус. искусстве изменения в облике И. происходят в кон. XVII в. (напр., в росписи собора костромского Ипатиевского мон-ря, 1682). И. изображается в античных одеждах - в голубом или в синем хитоне и охряном гиматии. В отдельных случаях цвета одежд могут быть другими. Так, на иконе «Пророки Иона и Гедеон» (1-я пол. XVI в., ЯХМ) на И. красно-оранжевый гиматий, на иконе «О Тебе радуется» (2-я четв. XVII в., ЯИАМЗ) - красный хитон и охряной гиматий.

Прор. Иона. Мозаика ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция. Ок. 1290 г.
Прор. Иона. Мозаика ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция. Ок. 1290 г.

Прор. Иона. Мозаика ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция. Ок. 1290 г.

Изображение И. представлено в пророческих рядах высоких иконостасов, в иллюстрациях Псалтирей и Толкований на Книги пророков, на мозаиках и фресках. В декорации храмов образ И., как и всех пророков, располагается на верхних зонах росписи: в куполе (на мозаиках ц. Панагии Паригоритиссы в Арте, Греция, ок. 1290; на мозаиках мон-ря Богоматери Паммакаристос (Фетхие-джами) в К-поле, ок. 1315; на фресках ц. прп. Ахиллия, еп. Лариссы, в Арилье, Сербия, 1296; в зап. главе ц. Богородицы Одигитрии (Афендико) в Мистре, Греция, 1366), в верхней части стен пресбитерия (на мозаиках кафедрального собора в Чефалу, Сицилия, 1148), на склонах подпружных арок (в росписях Благовещенского собора Московского Кремля, 1547-1551, и ц. Рождества Христова на кладбище (Красном поле) в Вел. Новгороде, 80-90-е гг. XIV в.) и т. д. В высоких иконостасах встречаются как полуфигурные (Троицкого собора Троице-Сергиева мон-ря, 1425-1427, СПГИАХМЗ; Кириллова Белозерского монастыря, 1497, ГРМ; ц. Преображения бывш. с. Спасского (не сохр.) в Переславском р-не Ярославской обл., XVI в., ПЗИХМЗ; Рождественского придела собора Св. Софии в Вел. Новгороде, XVI в., НГОМЗ), так и ростовые образы И. (Благовещенского (сер. XVI в.) и Успенского (1652) соборов Московского Кремля, ГММК; главного придела собора Св. Софии в Вел. Новгороде, XVI в., НГОМЗ). Редкая иконографическая особенность иконы из Успенского собора Московского Кремля - руки И. скрещены на груди. По мнению Е. Я. Осташенко, этот жест и текст на свитке прообразуют буд. Страсти Христовы и воскресение Иисуса Христа (Осташенко Е. Я. Главный иконостас Успенского собора Моск. Кремля // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 2003. Вып. 16: Худож. памятники Моск. Кремля. С. 27). Столь же редкая деталь - дерево в руке И. (напр., на иконе «Пророки Варух и Иона», посл. четв. XVI в., ЯХМ).

История прор. Ионы. Миниатюра из Парижской Псалтири. Ок. сер. Х в. (Paris. gr. 139. Fol. 431v)
История прор. Ионы. Миниатюра из Парижской Псалтири. Ок. сер. Х в. (Paris. gr. 139. Fol. 431v)

История прор. Ионы. Миниатюра из Парижской Псалтири. Ок. сер. Х в. (Paris. gr. 139. Fol. 431v)

Образ И. встречается на миниатюрах, иллюстрирующих Книги пророков с комментариями (напр., на полностраничной миниатюре из ркп. 2-й пол. X в. из Ватиканской б-ки (Vat. Chigi. R VII 54); в медальоне в числе малых пророков на миниатюре из ркп. кон. Х - нач. XI в. из Национальной б-ки в Турине (Taurin. B.I.2. Fol. 11v); на миниатюре из ркп. 1489 г. (РГБ. Ф. 173/I. № 20. Л. 37 об.)); в шитье (на т. н. Малом саккосе митр. Фотия сер. XIV в., ГММК,- фигура И. наряду с фигурами Иисуса Навина, пророков Иезекииля и Елисея представлена в наугольнике у композиции «Сошествие во ад»). Отдельные сцены с И. встречаются в иллюстрациях к Псалтири, напр.: «Прор. Иона сидит под деревом» (в Киевской Псалтири 1397 г.- РНБ. F. 6. Л. 218 об.; в Угличской Псалтири 1485 г.- РНБ. F. 1. 5. Л. 355; в Успенской Псалтири 1594 г.- ГИМ. Усп. № 19. Л. 275 об.- и в др. т. н. Годуновских Псалтирях), «Кит проглатывает прор. Иону» (в греч. Псалтири, созданной до 1074 или в 80-х гг. XI в.- РНБ. Греч. № 214. Л. 313), «Песнь прор. Ионы» (Псалтирь 1084-1101 гг.- Dumbarton Oaks. Cоd. 3). В Годуновских Псалтирях в иллюстрациях истории И. появляется отдельная миниатюра с изображением города (в Троицкой Псалтири, 1594 г.- РГБ. Ф. 173. № 70. Л. 508 об.; в Кирилловской Псалтири, 1594 г.- РНБ. Кир.-Бел. № 7/12. Л. 517 об.). «История прор. Ионы» может быть проиллюстрирована неск. сценами, как, напр., на миниатюре из рукописи Гомилий Григория Назианзина (879-882) (Paris. gr. 510. Fol. 3v) и на фреске сев. галереи Благовещенского собора в Московском Кремле (1547-1551). Сцена «Кит проглатывает прор. Иону» включена в роспись 1527 г. в ц. свт. Николая Чудотворца мон-ря Анапавса в Метеорах.

Довольно редко изображение И. встречается в композициях «О Тебе радуется» (2-я четв. XVII в., ЯИАМЗ) и «Похвала Богоматери» (сер. XVII в., ЯИАМЗ) - в руке И. шаровидный предмет, упомянутый в иконописном подлиннике новгородской редакции (см. ниже).

Пророки Варух и Иона. Икона. Посл. треть XVI в. (ЯХМ)
Пророки Варух и Иона. Икона. Посл. треть XVI в. (ЯХМ)

Пророки Варух и Иона. Икона. Посл. треть XVI в. (ЯХМ)

Нередко И. изображали с развернутым свитком, на к-ром написан текст из его книги. Чаще других используется в разных вариациях цитата из Иона 2. 3 («           »), напр.: на иконе из пророческого ряда иконостаса сер. XVI в. собора Рождества Богородицы Антониева мон-ря в Вел. Новгороде; в росписях ц. св. Никиты близ Скопье (до 1316, мастера Михаил Астрапа и Евтихий, в 1483-1484 поновлена) и ц. Рождества Христова на кладбище (Красном поле) в Вел. Новгороде (90-е гг. XIV в.). На свитке также встречаются надписи из: Иона 1. 1 (на иконе «Похвала Богоматери», сер. XVII в., ЯИАМЗ; в росписях ц. Успения Богородицы мон-ря Грачаница (ок. 1320) и ц. вмч. Георгия в Старо-Нагоричино, Македония (1317-1318)); Иона 2. 2 (в росписях ц. Спаса на Нередице близ Вел. Новгорода (1199) и ц. прп. Ахиллия, еп. Лариссы, в Арилье, Сербия (1296), на иконе из пророческого ряда «Пророки Иона и Гедеон» (1-я пол. XVI в., ЯХМ)); Иона 2. 8 (на мозаике мон-ря Богоматери Паммакаристос (Фетхие-джами) в К-поле, ок. 1315). На иконе из пророческого ряда иконостаса Успенского собора Московского Кремля (1652, ГММК) на свитке помещена нетрадиционная надпись: «             », которая, по мнению Осташенко, восходит к текстам службы И. Вариант этой надписи сохранился также на иконе в иконостасе Рождественского собора Саввинова Сторожевского мон-ря (1650-1652). Изображения И. со свернутым свитком встречаются редко, а без свитка единичны. Так, по наблюдениям Л. Попович, в монументальной живописи с 1100 г. до XVII в. только на 3 из 36 обследованных ею икон И. пророк был представлен без свитка: на мозаике в соборе Св. Софии в К-поле (ок. 878, не сохр., известно по рис. Г. Фоссати и описанию В. Зальценберга; см.: Mango. 1962. Р. 59-61), в ц. Вознесения в Милешеве, Сербия (до 1228), и в росписи ц. Успения Пресв. Богородицы в с. Тимотесубани, Грузия (1-я четв. XIII в.).

В Ерминии иером. Дионисия Фурноаграфиота (ок. 1730-1733) И. упоминается дважды: в части «Как изображается Ветхий Завет» (Ерминия ДФ. Ч. 2. § 120-123) с надписью на свитке: «Иона, убежавший от лица Господня, ввергается в море» и т. д. (Там же. С. 74-75); в части о св. пророках, об их внешнем виде и о пророчествах (Там же. § 132. № 15), надпись на свитке: «Пророк Иона, старец плешивый, с круглою бородою, говорит: Возопих в скорби моей ко Господу» (Там же. С. 82). В иконописном подлиннике новгородской редакции кон. XVI в. под 22 сент. дано следующее описание И.: «Сед, плешив, брада Николина, риза вохра в пробеле». На полях приписка: «...в руце свиток, а среди их шар» (Иконописный подлинник. 1873. С. 8). В подлиннике С. Т. Большакова описание образа И. находится между описаниями изображений пророков Даниила и Иеремии: «...сед, плешив, брада Николина, риза вохра, испод лазорь, в свитке пишет. Возопих в печали моей к Господу моему» (Большаков. Подлинник иконописный. С. 12). В подлиннике Г. Д. Филимонова И. охарактеризован следующим образом: «...подобием сед, плешив, брада невелика, кругловата и курчевата, риза пророческая, вохра с пробелом, испод лазорь, в руке свиток; а в нем написано: Возопих в скорби моей ко Господу Богу моему и услыша мя из чрева адова вопль мой, и да придет к тебе молитва моя ко храму святому Твоему» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 157).

Лит.: Ерминия ДФ. С. 74-75, 82; Иконописный подлинник новгородской редакции по Софийскому списку кон. XVI в.: С вариантами из списков Забелина и Филимонова // Сб. на 1873 г. Об-ва древнерус. искусства при Моск. публ. музее. М., 1873. Отд. 2; Mango C. Materials for the Study of St. Sophia at Istanbul. Wash., 1962. (DOS; 8); Николаева Т. В. Древнерус. живопись Загорского музея. М., 1977. С. 59; Gravgaard A.-M. Inscriptions of OT Prophecies in Byzant. Churches: Cat. Copenhagen, 1977. P. 69-70; Belting H., Mango C., Mouriki D. The Mosaics and Frescoes of St. Mary Pammakaristos (Fethiye Camii) at Istanbul. Wash., 1978. (DOS; 15); Малков Ю. Г. Фрески ц. Рождества «на поле» в Новгороде и их «пророческий чин» // Древний Новгород: История, искусство, археология: Новые исслед. / Сост. С. М. Ямщиков. М., 1983. С. 271-294; Popovich L. D. Compositional and Theological Concepts in Four Prophets Cicles in Churches Selected from the Period of King Milutin (1282-1321) // Cyrillomethodianum. Thessal., 1984/1985. T. 8/9. P. 288; eadem. Hitherto Unidentified Prophets from Nova Pavlica // Zograf. 1988. Vol. 19. P. 28-29. Il. 7-8; Лазарев В. Н. История визант. живописи. М., 1986. Т. 2. С. 95, 113, 227, 242, 441, 486; Лелекова О. В. Иконостас Успенского собора Кирилло-Белозерского мон-ря 1497 г.: Исслед. и реставрация. М., 1988. С. 310. Рис. 51; Lowden J. Illuminated Prophet Books: A Study of Byzantine Manuscripts of the Major and Minor Prophets. Univ. Park (Pa.), 1988; Sinai: Treasures of the Monastery of St. Catherine. Athens, 1990; Средневек. лицевое шитье: Византия, Балканы, Русь: Кат. выст. / Авт. вступ. ст. и сост.: Н. А. Маясова. М., 1991. С. 38-40; Кузнецова О. Б., Горшкова В. В., Федорчук А. В. Ярославский худож. музей: Кат. собр. икон. Ярославль, 2002. [Т. 1:] Иконы ХIII-ХVI вв. С. 73, 127; Picturing the Bible: The Earliest Christian Art. / Ed. J. Spier. New Haven; Fort Worth, 2007.
И. А. Журавлёва, И. А. Орецкая
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Ветхозаветные персоналии Иконография пророков Гимнография пророков Малые пророки Иона, ветхозаветный пророк (пам. 22 сент.), именем которого названа книга в составе собрания книг 12 малых пророков
См.также:
АМОС ветхозаветный пророк VIII в. до Р. Х. (пам. 15 июня)
АВВАКУМ 8-й из 12 малых пророков (пам. 2 дек. в Недели святых праотец и 1-ю Великого Поста)
АВДИЙ 4-й в ряду 12 малых пророков (пам. 19 нояб., в Неделю праотец, в 1-ю неделю Великого поста)
АГГЕЙ первый послепленный пророк, 10-й в ряду малых пророков, автор названной его именем книги (пам. 16 дек. и в Неделю праотец)
ЕЛИСЕЙ ветхозаветный пророк (пам. 14 июня и в Соборе Синайских преподобных)
ЗАХАРИЯ ветхозаветный пророк (пам. 8 февр. и в Неделю праотец), предпоследний в ряду 12 малых пророков
ИОИЛЬ ветхозаветный прор. (пам. 19 окт.)
ИЕЗЕКИИЛЬ ветхозаветный прор. (пам. 21 июля)
ИЕРЕМИЯ (ок. 645 г. до Р. Х.- 1-я пол. VI в. до Р. Х.), 2-й из великих ветхозаветных пророков (пам. 1 мая)
ААРОН первый ветхозаветный первосвященник
АВДЕНАГО - см. Вавилонские отроки
АВЕЛЬ (пам. в Недели св. праотец и отец), второй сын Адама и Евы