Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 25, С. 37-44 опубликовано: 10 сентября 2015г.


ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи в Вел. Устюге. Фотография. XIX в. (ГИМ)
Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи в Вел. Устюге. Фотография. XIX в. (ГИМ)

Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи в Вел. Устюге. Фотография. XIX в. (ГИМ)
в г. Вел. Устюг (до XVI в. Устюг); расположен к северо-востоку от исторического центра города, вдоль верхней сухопутной дороги, связавшей Вел. Устюг с Архангельском и Красноборском, на Сокольей (Сокольничей) горе, получившей название Ивановская по храму св. Иоанна Предтечи. Один из древнейших мон-рей на Русском Севере, основан до 1-й пол. ХV в. как мужской.

XIII в.- 1917 г.

Келейный корпус мон-ря св. Иоанна Предтечи
Келейный корпус мон-ря св. Иоанна Предтечи

Келейный корпус мон-ря св. Иоанна Предтечи
Основателем первого храма на месте И. П. м. считается св. прав. Иоанн, бывш. ханский баскак татарин Багуй («Буга богатырь»). Согласно Устюжскому летописцу, в 1262 г. Багуй насильно взял себе в наложницы девицу-христианку Марию. Когда от св. блгв. кн. Александра Ярославича Невского в Устюг пришли «посланники с грамотами, чтоб татар побивать», Буга, испугавшись, попросил устюжан, «чтоб его соблюли и не убили». По настоянию устюжан Буга крестился с именем Иоанн (вероятно, в честь мч. Иоанна Воина) и венчался с Марией. Однажды во время соколиной охоты он прилег отдохнуть на горе и во сне сподобился явления св. Иоанна Предтечи, к-рый велел поставить на этом месте посвященную ему церковь. Узнав от супруги, «кто есть Иоанн Предтеча», Иоанн-Багуй «по совету устюжан посадников и жены своея» построил храм в честь Рождества св. Иоанна Предтечи (Устюжский летописец 1681 г. 1-я ред. 1982. С. 104-105; Устюжский летописец 1746 г. 2-я ред. 1982. С. 110; «Летописец о великом граде Устюге». 1982. С. 129-130). Иоанн и Мария были погребены при городской Вознесенской ц., над могилой устроена рака. До XVIII в. существовало их почитание как благоверных супругов, была составлена особая служба; они изображались на иконах вместе с Устюжскими чудотворцами Прокопием и Иоанном.

В 1438 г. напротив Предтеченского храма была построена Ивановская башня острожной крепости (Попов. 1877. № 9. С. 146; Титов. 1889. С. 29). В обители до ее закрытия хранился антиминс, освященный 24 июня 1579 г. архиеп. Ростовским, Ярославским и Великоустюжским Давидом (Попов. 1877. № 12. С. 209) для храма в честь Рождества св. Иоанна Предтечи. В 1571 г. к северу от храма, под Сокольей горой, в 7 общих могилах захоронили скончавшихся от морового поветрия. Впосл. там же погребали умерших во время эпидемий без покаяния и преступников. Хоронили усопших и наблюдали за кладбищем служители мон-ря.

Первое описание И. П. м. содержится в сотной книге Вел. Устюга 1630 г. В мон-ре проживали игум. Еремей (Иеремия) и 30 насельников; на территории находились 2 «древяные вверх» церкви - холодная во имя св. Иоанна Предтечи (1572) с 4-ярусным иконостасом, образа́ми, писанными «на золоте», и теплая ц. во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Св. врата мон-ря св. Иоанна Предтечи
Св. врата мон-ря св. Иоанна Предтечи

Св. врата мон-ря св. Иоанна Предтечи

В 1672 г. «гостем» А. Ф. Гусельниковым (строителем великоустюжского Прокопиевского собора) и его женой Феодорой Петровной «для своего здравия и спасения и родительского вечного поминания» в И. П. м. была построена и 27 июля того же года освящена новая теплая деревянная ц. во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста с приделом вмч. Феодора Стратилата (1674; в мон-ре до его закрытия хранились антиминсы из обоих приделов). А. Гусельников, а также его брат Василий (в схиме Вассиан) пожертвовали в храм облачения, ткани, медную золоченую водосвятную чашу (1673), сосуды, кирпич и белое железо. На вклад А. Гусельникова в 1676 г. монастырь приобрел деревню. Еще ранее, в 1658 г., по духовной грамоте старицы Иулитты (Босой) И. П. м. получил 500 р., а также дер. Жеребятьево и мельницу на Валге. Неск. деревень в И. П. м. «положили» великоустюжские купцы Никифор Ревякин (его отец Феодор принял в мон-ре постриг в схиму с именем Феодосий), Михаил Шатров и Сила Усов. В переписной книге 1677 и 1678 гг. упомянут монастырь в честь Рождества св. Иоанна Предтечи «под бором» (Устюг Великий. 1883. С. 40-41, 162). К 1678 г. за И. П. м. числилось 88 дворов с 277 крестьянами-«половниками», получившими землю в ссуду. В 1714 г. на Ивановской горе близ И. П. м., на монастырской беспашенной земле, жили в 10 «избенках» вкладчики и вкладчицы обители, всего 71 чел. По Генеральному освидетельствованию 1722 г. в И. П. м. проживали игумен и 9 иноков, обитель владела 484 крестьянами (или 471 крестьянином), 436 четв. пашни.

В 1695 г. на средства купца А. В. Чалбышева (впосл. экипажмейстер Адмиралтейства, коллежский асессор) был возведен 2-этажный каменный храм с нижней теплой ц. во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, с верхней ц. в честь Рождества св. Иоанна Предтечи, с трапезной и келарской. В 1716-1725 гг. в основном на средства «доброхотных дателей» к северо-западу от храмов были построены каменные настоятельские кельи. В 1740 г., при игум. Прокле (Басине; впосл. архимандрит), Л. А. Чалбышев († 1770, погребен в трапезной нижнего храма) пожертвовал средства на расширение и перестройку собора с устройством 2 новых приделов: южного - во имя мч. Иоанна Воина и северного - во имя св. Льва, еп. Катанского (освящен в 1747 игум. Мисаилом). В 1742 г., при игум. Корнилии, начато строительство каменных ограды (окончено в 1828) и колокольни (окончено в 1768; 9 колоколов, большой весил 105 пудов 10 фунтов, отлит в Москве) со св. вратами, над к-рыми предполагалось устроить ц. во имя святителей Московских Петра, Алексия и Ионы.

В 1764 г. игум. Сергий и братия были переведены в различные штатные обители, а мон-рь стал женским; имения с 450 крестьянами передали в казну. 31 дек. того же года в И. П. м. были переведены игум. Мариамия (Мариамна?) и 16 сестер великоустюжского Преображенского мон-ря, обращенного в приход. После того как в 1768 г. в И. П. м. перевели 32 монахини из упраздненного тотемского Богородицкого монастыря во главе с игум. Марией (Анцыниных), в обители проживали штатная и заштатная игумении и 48 сестер. В 1798 г. мон-рь был оставлен в штате 3-го класса. В 70-х гг. XVIII в. сев.-вост. часть Ивановской горы была отведена под городское кладбище, на к-ром в 1774 г. построена деревянная ц. во имя свт. Стефана Пермского, в 1800 г.- каменная с главным Скорбященским приделом и боковыми во имя свт. Стефана и прп. Феодосия Тотемского.

На рубеже XVIII и XIX вв. в И. П. м. проводились ремонтные работы и перестройка собора. В 1777 г., при игум. Аполлинарии (1771-1799), придел св. Иоанна Воина был перестроен и освящен во имя свт. Димитрия Ростовского (повторно отремонтирован в 1865, при настоятельнице игум. Назарете (Курош; 1863-1875), вероятно тогда же был расписан). В 1783 г. в холодной церкви заменили иконостас. В 1804 г., при игум. Евстолии (Латмилинской; 1799-1825), в нижнем храме устроен и 17 июня освящен придел во имя вмц. Варвары (в 1828, при настоятельнице игум. Аполлинарии (Молевой; 1825-1848), придел был реконструирован «монастырской казной и пособием доброхотных дателей»). К 1877 г. собор имел верхний холодный храм Рождества св. Иоанна Предтечи с приделами в трапезе свт. Димитрия Ростовского (южным) и свт. Льва Катанского (северным) и нижний теплый Трехсвятительский с приделами в трапезе: северным - в честь Виленской иконы Божией Матери (устроен между 1840 и 1877) и южным - во имя вмц. Варвары. 25 мая 1909 г. в И. П. м. был заложен новый соборный храм, главный престол к-рого предполагалось освятить во имя св. Иоанна Предтечи, а боковые - в честь Боголюбской иконы Божией Матери и во имя прп. Серафима Саровского.

К юго-западу от колокольни находились каменный келейный корпус (1810) и 2-этажный каменный сестринский корпус (ок. 1852-1856). Во время пожара 1900 г. юго-зап. келейный корпус сгорел, в 1904 г. был отстроен по новому проекту архит. В. Н. Курицына, причем угловая часть надстроена 2-м этажом. В корпусе размещались живописная, ризная, вышивальная, золотошвейная, швейная мастерские. Сохранилась выполненная по заказу Е. Д. Булдаковой шитая икона Св. Троицы (1804; собрание Вологодского музея-заповедника). В XIX в. были известны «искусная в личном шитье мастерица» инокиня Екатерина (Воробьёва), мон. Августа (Сурначёва). Шитая золотом риза с изображением св. Иоанна Предтечи работы мон. Ангелины была представлена на Всероссийской мануфактурной выставке в 1870 г. в С.-Петербурге. Одним из известных монастырских промыслов было также вязание платков и шарфов из гагачьего пуха. В кон. XIX в. И. П. м. находились больница, богадельня, странноприимный дом, хлебопекарня, красильня, столярная, сапожная и кузнечная мастерские, 2 кирпичных завода. Территория И. П. м. была окружена оградой и корпусами (общая протяженность 235 саж.). Под горой, с зап. стороны, находилась деревянная монастырская часовня над св. источником. И. П. м. владел деревянным 2-этажным домом (ул. Красноармейская, 63) с квартирами, в т. ч. архит. Курицына, и с конторой по постройке собора.

В 1840 г. в обители проживали 12 монашествующих и 28 монастырских служителей. К 1877 г. И. П. м. владел 115 дес. 839 саж. земли на 8 участках, включая отведенную в 1840 г. лесную дачу, и 2 водяными мельницами. С 1805 по 1849 г. в монастыре служил свящ. Прокопий Васильевич Отроков. 22 июня 1870 г. И. П. м. наряду с великоустюжским во имя арх. Михаила мон-рем посетил вел. кн. Алексей Александрович, игум. Назарета вручила ему образ св. Иоанна Предтечи, 9 июня 1885 г.- вел. кн. Владимир Александрович, 31 мая 1898 г.- вел. кн. Сергей Александрович. В 1877 г. в «Вологодских ЕВ» было опубликовано единственное историческое описание обители прот. Арсения Попова (1816-1882), настоятеля великоустюжской Спасо-Всеградской ц. Последними игумениями И. П. м. были Виталия (Воронина), Флорентия, Паисия (Романова; 1829-1913) и Аркадия. В 1913 г., почти одновременно с игум. Паисией, умерла в возрасте 86 лет чтимая старица Нафанаила, которая прожила в обители 80 лет. В 1885 г. в И. П. м. насчитывалось 180, в 1918 г.- 660 сестер. Ежегодно совершалось 3 крестных хода: 24 июня, в храмовый праздник, из городского Успенского собора (учрежден не позднее рубежа XVII и XVIII вв.), 25 мая внутри монастыря (учрежден в 1802, после чудесного избавления горожан и сестер от лихорадки), вокруг горы (с 1848). Обычно их возглавлял благочинный обители - архимандрит Михаило-Архангельского мон-ря.

1917-2010 гг.

После 1917 г. в корпусе мастерских И. П. м. размещались ремесленная школа с общежитием для мальчиков и квартирой заведующего, с дек. 1918 по май 1919 г.- штаб Северо-Двинской военной речной флотилии, затем - казарма 55-го стрелкового полка. В 2 деревянных 2-этажных домах за оградой монастыря располагалась воинская часть. 10-13 сент. 1918 г. местные чекисты под рук. комиссара секретно-оперативного отдела Губчека А. Г. Козе произвели в И. П. м. обыск. Сестры встретили их градом камней. 11 окт. того же года постановлением Северо-Двинского губисполкома И. П. м. был официально закрыт, сестры зарегистрировали Предтеченскую производственно-потребительскую общину, 4 нояб. 1918 г.- сельскохозяйственную коммуну, в к-рую осенью 1920 г. вошли Знаменская и Троице-Гледенская коммуны. 9 окт. 1920 г. в корпусах И. П. м. был открыт Северо-Двинский ун-т с общежитием, с квартирами для преподавателей, с клубом-б-кой, со столовой. К весне 1921 г. Предтеченская община (более 300 сестер) была выселена за пределы города. Советские чиновники называли общину «религиозной ассоциацией, гнездом всех антисоветских культов, феодальным замком в социалистическом государстве». В дек. 1921 г. ун-т был закрыт (остался лишь рабочий фак-т как самостоятельное учебное заведение). 11 июля того же года сгорели леса и рухнул купол нового собора. 16 авг. 1922 г. служба в И. П. м. прекратилась. В авг. 1924 г. в помещениях И. П. м. открылась 4-я щетинная фабрика. В 1927 г., с ликвидацией рабфака, вся территория обители была передана объединенной щетинно-волосяной фабрике (с сер. 30-х гг. XX в. щетинно-щеточная) объединения «Госторг» с клубом, с 1932 г.- со школой ФЗУ. На территории И. П. м. был установлен памятник В. И. Ленину (демонтирован в нояб. 2001). К окт. 1926 г. были сняты все колокола. В марте 1927 г. начались работы по разборке нового собора (кирпичи отправлены в Архангельск для строительства лесозавода), в кон. 20-х гг. XX в.- 1932 г. были разобраны старый собор и колокольня. В 1928 г. монастырская коммуна за городом была окончательно ликвидирована. В окт. 1941 г. на Великоустюгскую щетинно-щеточную фабрику были эвакуированы Гомельская и Одесская щетинные фабрики. К 2010 г. в сохранившихся зданиях монастыря функционирует ЗАО «Великоустюгская кисте-щеточная фабрика» (ул. Красноармейская, 40).

Свящ. Александр Берташ, Л. Г. Конасова

Епархиальное женское училище

Училищный корпус с домовой ц. Покрова Пресв. Богородицы мон-ря св. Иоанна Предтечи 1902–1905 гг. Архитекторы Н. А. Лебединский, В. Н. Курицын
Училищный корпус с домовой ц. Покрова Пресв. Богородицы мон-ря св. Иоанна Предтечи 1902–1905 гг. Архитекторы Н. А. Лебединский, В. Н. Курицын

Училищный корпус с домовой ц. Покрова Пресв. Богородицы мон-ря св. Иоанна Предтечи 1902–1905 гг. Архитекторы Н. А. Лебединский, В. Н. Курицын
В 1868 г. игум. Назарета (Курош) организовала учебно-воспитательный приют-уч-ще, разместившийся в настоятельском корпусе, в сев.-зап. части мон-ря. В 1884 г. в И. П. м. была открыта школа, 1 окт. 1888 г. в особо устроенном деревянном корпусе - епархиальное жен. училище. 1 мая 1894 - 1 окт. 1896 г. на Красной горе, за стенами мон-ря (совр. адрес: ул. Кузнецова, 2), был построен 2-этажный училищный корпус с Покровской ц., который сгорел в дек. 1901 г. В 1902-1905 гг. выстроили новое здание с домовой Покровской ц., освященное 29 сент. 1905 г. Его проект был составлен в 1902 г. архит. Н. А. Лебединским и переработан архит. Курицыным. Трехэтажная Г-образная в плане постройка в 18 осей по главному фасаду была типичным учебным зданием духовного ведомства нач. ХХ в. Для него характерны сочетание открытой кладки красного кирпича с оштукатуренными декоративными деталями, богатый декор, особенно 2-го этажа, с элементами неоклассицизма, неоренессанса, рус. стиля и модерна. В юго-вост. части находилась домовая церковь с полуциркульной в плане алтарной апсидой, завершенная небольшим четвериком с шатровым верхом. В 1896 г. уч-ще было преобразовано в 6-классное. При нем открылась 3-летняя начальная образцовая школа для девочек с 3 отделениями. К 1915 г. в уч-ще обучались 342 воспитанницы. Руководил училищем Совет, к 1917 г. его председателем был свящ. Воскресенской ц. Александр Пономарёв. Начальницей уч-ща была В. П. Шляпина, выпускница с.-петербургского Александровского Смольного ин-та. Попечительницами являлись настоятельницы монастыря. После октябрьского переворота 1917 г. епархиальное уч-ще было закрыто. В сент. 1918 г. в здании уч-ща проходил I съезд Северо-Двинской губ. орг-ции РСДРП, затем в нем разместились Северо-Двинский техникум и радиотелеграфная станция, некоторое время находились технологический фак-т Северо-Двинского ун-та, школа судоводителей, с 1923 г.- сельскохозяйственный техникум (с перерывом в 1941-1945, когда в здании располагалось пехотное уч-ще), в 1969 г.- совхоз-техникум.

Святыни и достопримечательности

Согласно писцовой книге 1630 г., в Предтеченском соборе находились житийный образ «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни», иконы «Воскресение Христово», «Страшный Суд», Божией Матери «Одигитрия», «Хвалите Господа с небес», 40 мучеников, в теплой церкви - иконы «Три святителя» (поновлена в 1726), мц. Параскевы Пятницы, свт. Николая Чудотворца, св. Иоанна Предтечи, Божией Матери «Одигитрия». В деревянном храме 1672 г. почитался образ вмч. Феодора Стратилата (с XIX в. находился в соборном приделе в честь Виленской иконы Божией Матери). К кон. XIX в. среди чтимых святынь И. П. м. упоминались древний «Нерукотворенный образ Спасителя», иконы Господа Саваофа, «Похвала Пресв. Богородицы», иконы Божией Матери «Знамение», «Всех скорбящих Радость» (список иконы московского Скорбященского храма), «Взыскание погибших», «Огневидная», «Умягчение злых сердец», Ахтырская, Боголюбская («древнего письма»), Грузинская, Тихвинская (в драгоценном окладе), арх. Михаила, свт. Николая Чудотворца, мч. Андрея Стратилата, прп. Нила Сорского, древний образ 4 святых (преподобных Петра Афонского, Григория Декаполита, мч. Христофора с конской (sic!) головой и прп. Марии Египетской), ктиторские иконы мч. Иоанна Воина и мц. Анисии (небесных покровителей сына и невестки Л. А. Чалбышева), свт. Льва Катанского и прмц. Евдокии. По свидетельству И. В. Евдокимова, в соборе И. П. м. находилось «множество икон местных иконников начала XVII [XVIII?] века», а в приделе вмц. Варвары - 2 «большие иконы (по два аршина в длину и по полтора аршина в ширину) - «Живоначальной Троицы» [с Житием прав. Авраама] и «Благовещения», несомненно XVI в.». Высокохудожественной резьбой отличалась икона «Воздвижение Креста Господня». На резных царских вратах нижнего храма изображена композиция «Уверение ап. Фомы».

В 1740 г. основатель династии устюжских живописцев К. И. Березин († до 1758) выполнил для местного ряда главного придела Предтеченского собора неск. икон, в т. ч. «Три святителя» (со свт. Львом Катанским, сщмч. Антипой и с мч. Харалампием), святых Прокопия и Иоанна Устюжских с мч. Иоанном Воином, великомучениками Георгием и Димитрием и блгв. кн. Александром Невским. В клейме под местной иконой «Три святителя» находилось необычное изображение хора, поющего по нотной партитуре 2 стиха из гл. 1 Книги Песни Песней Соломона на латыни. В Димитриевском приделе Предтеченского собора местный чин составляли золотофонные образа «превосходной Устюжской живописи» 1-й пол. XVIII в., писанные темперой. Икона «Отечество» для местного ряда иконостаса, вероятно, была написана прот. городского Успенского собора А. В. Аленевым, освящавшим в 1777 г. Димитриевский придел. На иконах 2-го яруса были изображены новопрославленные святые и небесные покровительницы устроительниц придела: свт. Иннокентий Иркутский и прп. Аполлинария, свт. Митрофан Воронежский и мц. Мария. В приделе свт. Льва в 3-ярусном иконостасе находился местный чин «очень хорошей устюжской кисти, современной построению придела». Все иконы Трехсвятительского иконостаса были написаны в XVIII в.

К нач. XX в. в Виленском приделе собора хранилась частица мощей вмц. Варвары. В ризнице находились 7 старинных холщовых антиминсов - 1579, 1642, 1672, 1674, 1682, 1690 (освящен архиеп. Великоустюжским и Тотемским Александром для Предтеченского престола), 1748 гг., 7 комплектов серебряных священных сосудов (1771 г. и 1-й пол. XIX в.), 4 серебряных ковчега для хранения Св. Даров. Высокохудожественной отделкой отличались 7 напрестольных крестов, в т. ч. 1654 г., 6 напрестольных Евангелий - 1701, 1735, 1738 гг., и два - 1745 и 1800 гг.

В б-ке И. П. м., насчитывавшей к 1877 г. 171 издание, хранились Служебники (1606 и 1693), Скрижаль (вклад устюжанина И. П. Клёстова 1656 г.), Синопсис (1680), Минея общая (1681), Требник митр. Петра (Могилы) (1693), Псалтирь (1697), Триоди постная и цветная, вложенные в 1707 г. иером. Павлом (Сереговским), Октоих (1699), Толковое Евангелие св. Феофилакта Болгарского (1703), Минеи месячные, подписанные в 1720 г. строителем мон. Проклом. В 1833 г. архим. Фотий (Спасский) через Вологодского еп. Стефана (Романовского) прислал в И. П. м. Устав новгородского Юрьева мон-ря. В б-ке обители находились также акафист вмц. Варваре - дар новоезерского игум. Феофана (Соколова) А. И. Бобыкиной, Поучения на дни воскресные и праздничные, переведенные с греч. языка в 1343 г., монастырский синодик вкладчика мон. Гавриила 1723 г., рукописный канон с Житием прп. Лонгина Коряжемского. Монастырские документы хранились в архиве с 1672 г. В 1909 г. в Вел. Устюге было основано древлехранилище, куда из И. П. м. поступили ряд книг и икон.

Особенности архитектуры

Новый собор монастыря, расположенного на одной из самых высоких точек Вел. Устюга, являлся важнейшей архитектурной доминантой города.

Собор в честь Рождества св. Иоанна Предтечи

Собор Рождества св. Иоанна Предтечи. 1695, 1740–1747 гг. Фотография. 1911 г. (РГБ)
Собор Рождества св. Иоанна Предтечи. 1695, 1740–1747 гг. Фотография. 1911 г. (РГБ)

Собор Рождества св. Иоанна Предтечи. 1695, 1740–1747 гг. Фотография. 1911 г. (РГБ)
был возведен в 1695 г., но, судя по дате освящения антиминса для Предтеченского престола (1690), его строительство могло начаться и ранее. В 1740-1747 гг. была сооружена новая паперть с 2 приделами; тогда же, по-видимому, было сделано новое завершение восьмерика основного храма с полуглавиями и главой на малом восьмерике. Иоанно-Предтеченский собор был 2-этажным, с вытянутыми по оси «запад-восток» (здание имело в длину ок. 47 м, в ширину более 23 м) притвором, трапезной, основным объемом и алтарной апсидой. Это один из первых в Вел. Устюге наряду с Никольской ц. (строительство начато в 1682) 2-этажных храмов с теплой нижней церковью. Апсида теплого этажа, что характерно для периода формирования типа 2-этажного храма, была значительно глубже и выступала за вост. стену верхней апсиды. Основной объем храма был возведен массивным 2-ярусным восьмериком от земли. В. П. Шильниковская связывает такую исключительно редкую для каменного здания форму с формой деревянных храмов (Шильниковская. 1987. С. 173). Редким было и решение трапезной части: к ней были пристроены 2 объема придельных храмов, значительно выступающие (на 5,5 м) за линию боковых фасадов центрального восьмерика; они завершались малыми восьмериками. Возможно, что строители ориентировались на устюжскую ц. во имя прп. Симеона Столпника (1725-1728), к которой в 1736-1740 гг., т. е. непосредственно перед перестройкой И. П. м., были пристроены симметричные объемы приделов, завершенных малыми восьмериками. Прием построения венчающей части в виде 2-ярусных восьмериков характерен для устюжских храмов 1-й пол.- сер. XVIII в.: Христорождественского, Предтеченского, Сретенско-Преображенского, Леонтьевского (не сохр.), Предтеченского в с. Пухове (не сохр.) и Сергиевского в Дымкове. В соборе И. П. м. центральный объем и объемы приделов также имели полуглавия, над ними располагались 2-ярусные малые декоративные восьмерики, завершенные миниатюрными луковичными главками, причем главки приделов были смещены к западу. Вместе с сильно выступающим притвором, расположенным по центральной оси, где находились ризница, помещение для молящихся и лестница на 2-й этаж, они образовывали обращенный в сторону города главный западный фасад. Храм отличался богатым, но плоскостным декором: по описанию 1877 г., «стенки» восьмерика «украшены карнизами с провесами, лопатками по граням, валиками и другими стенными орнаментами» (Попов. 1877. № 10. С. 170), «картушами»-киотами для стенной живописи, рамочными профилированными наличниками, люкарнами (в тимпанах полуглавий и на аспиде).

Предтеченский собор имеет параллели в церковном зодчестве как Вел. Устюга, так и др. городов и сел Русского Севера. В Троицкой ц. в с. Черевкове (Красноборский р-н Архангельской обл., строительство начато в 1731; Каптиков. 1990. С. 82) к четверику с запада примыкает 2 симметричных объема приделов, каждый завершен полуглавиями и малыми восьмериками. Уникальное построение восьмериком от земли было использовано в ц. во имя св. Иоанна Предтечи (1714-1723) в Хлынове (ныне Киров). Ряд форм собора И. П. м. был повторен в Иркутске, где каменное строительство вели мастера из Вел. Устюга. Вариант восьмерика от земли присутствовал в архитектуре собора иркутского в честь Вознесения Господня монастыря (1749-1767; не сохр.) и др. построек мон-ря; 2 придела в трапезной части, завершенные малыми восьмериками,- в Крестовоздвиженской ц. (1747-1758), в церквах с одним приделом: святых Прокопия и Иоанна Устюжских (40-е гг. XVIII в.- 1767; не сохр.); Тихвинской (1754-1773; не сохр.), композиция с расширенной трапезной с приделами - в Троицкой (50-е гг. XVIII в.- 1778).

Колокольня в И. П. м. была построена отдельно, а не над притвором, как в большинстве вышеперечисленных приходских храмов (отдельно стоящую колокольню (1765) имеет ц. прп. Симеона Столпника). Объемно-пространственное решение сравнительно невысокой 3-ярусной колокольни И. П. м., увенчанной шпилем, повторяло формы собора. Над четвериком 1-го яруса возвышались 3 восьмерика: звона и 2 небольших глухих декоративных.

Сохранившиеся корпуса И. П. м. представляют собой добротные строения жилой провинциальной архитектуры. От каре монастырских корпусов уцелел западный одноэтажный корпус в стилистике, переходной от барокко к классицизму, с настоятельскими кельями в северной части (1716-1725?). Здание декорировано оконными проемами с лучковыми перемычками, профилированными наличниками и лопатками. Сохранился также юго-зап. 2-этажный протяженный корпус в русско-визант. стиле (1904; архит. Курицын). Его 1-й этаж прорезан оконными проемами с лучковыми перемычками и профилированными наличниками, 2-й - большими полуциркульными окнами, заключенными в аркатурно-колончатый пояс. Карниз украшен поясами декоративных кронштейнов и поребрика, в основании аркатурно-колончатого пояса представлен пояс ширинок. На территории И. П. м. частично сохранились 2-этажные кирпичный и полукаменный келейные корпуса. Протяженный кирпичный оштукатуренный корпус в центре территории (1852) имеет прямоугольный план с 3 мощными ризалитами, оформлен в стиле классицизма (профилированные карниз и междуэтажная тяга, оригинальные наличники центрального ризалита, завершенного треугольным фронтоном, рамочные профилированные наличники). Стены имеют толщину ок. 2 м, видны фрагменты кирпичных сводов и коридорная планировка 1-го этажа. 23 деревянные кельи, упоминаемые в 1877 г., не сохранились.

Архаичные по стилю сев. св. врата (1-я пол. XVIII в.) с перспективным порталом оформлены по сторонам массивными пилонами, к-рые разделяются валиковыми тягами, поля между ними украшены профилированными ширинками. Частично сохранились их заполнения полихромными изразцами (изображения сокола, растительный орнамент). В 30-60-х гг. ХХ в. территория монастыря была хаотично застроена производственными корпусами, монастырские здания находятся в плохом состоянии.

Свящ. Александр Берташ

Собор во имя св. Иоанна Предтечи

(1909-1917) был спроектирован по заказу настоятельницы И. П. м. игум. Паисии с.-петербургским архит. В. Н. Курицыным (1866-1917), автором проекта ц. св. Иулиана Тарсийского при Кирасирском полку в Царском Селе. Курицын спроектировал ок. 10 зданий в Вел. Устюге, куда он был выслан в авг. 1900 г. за связь с эсерами, а также 5 церквей в уезде. По первоначальному варианту 1906 г. собор предполагалось строить на месте старого, однако Имп. археологическая комиссия не поддержала мнение настоятельницы и проектировщика, что старый собор «в художественном и археологическом отношениях... не представляет интереса», а «все сооружение не выдержано в стиле и лишено разнообразия форм», и рекомендовала собор сохранить. Под новый храм отвели участок к северо-западу от старого собора. Центричное здание с многолепестковым планом должно было иметь сложный силуэт с завершением основного объема декоративной главкой на яйцевидном куполе. К трапециевидным в плане притворам с тонкими шатровыми башенками на горках кокошников, расположенным по диагональным осям по сторонам трапезной (3 зап. конхи), вели открытые крыльца ярославского типа со щипцовыми фронтонами. Идентично решенные помещения по сторонам апсиды (3 вост. конхи) не имели притворов, т. к. в них должны были располагаться читальня и б-ка. Фасадное убранство предполагалось типичным для рус. стиля XVII в., что противоречило неординарной объемно-планировочной структуре.

Новый проект был представлен 1 июня 1907 г. В соответствии с ним при сохранении объемно-плановой структуры фасады должны были быть решены в неорус. стиле. Дробность и несвязность внешних форм исчезли. Архитектор предпочел многочисленным декоративным деталям лапидарную простоту, что позволило яснее выявить во внешнем облике собора его конструктивные особенности. Силуэт здания формировала система перетекающих друг в друга куполов и полукуполов вытянутой шлемовидной формы. Специфичность этой стадии авторского замысла в том, что элементы внешней архитектуры, взятые отдельно, типичны для неорус. стиля, однако составлены в необычную композицию, своей «идеальностью» идущую вразрез с основными принципами данного стиля - живописной асимметрией и «умышленными случайностями» в обработке фасадов. При однозначности стилистического определения экстерьера оставалась проблема его соотношения с композиционной основой, характерной для поисков периода историзма. Возможно, по этой причине, а также выполняя рекомендации Синода, Курицын переработал проект еще раз. По этому, последнему, варианту, чертежи к-рого обнаружить пока не удалось, 25 мая 1908 г. начались работы, а 25 мая 1909 г. состоялся чин закладки. В строительстве участвовал молодой выпускник АХ В. П. Станицкий. К 1917 г. остались незавершенными отделка фасадов, куполов и интерьеров. Это необычное сооружение просуществовало до 1927 г. Публикаций о нем не было, лишь Б. И. Дунаев указывал, что «строителям его удалось избегнуть обычных в монастырском строительстве трафаретности и безвкусия оригинальностию плана и широтой замысла» (Дунаев. 1919. С. 34).

Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи. Фотография. 10-е гг. ХХ в.
Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи. Фотография. 10-е гг. ХХ в.

Вид на мон-рь св. Иоанна Предтечи. Фотография. 10-е гг. ХХ в.

В проекте собора Курицын воплотил идею центричности в чистом виде. В реализованном варианте Курицын отошел от явных «знаков» неорус. стиля так же, как перед этим избавился от неуместных эклектичных форм. Но в отличие от первой переработки проекта, призванной «перенести» его из устаревшей эстетики историзма в актуальную эстетику модерна, вторая переработка, как представляется, явилась исключительно следствием желания автора не останавливаться на достигнутом и полностью освободить свое произведение от сковывающих стилевых рамок. В этом отношении замысел собора обогнал архитектуру своего времени, особенно церковную, тяготеющую к традиционализму. Построенный собор при сохранении той же объемно-пространственной композиции приобрел вид монолитного здания. Купола и полукупола получили шлемовидные очертания. Двухэтажный собор (подклетный этаж и многоярусный объем собственно храма) с 4 трапециевидными выступами и заключенными между ними лепестками-конхами не имел внешних признаков функционального разделения. План нижнего яруса 2-го этажа с оговорками можно назвать многолепестковым. Средний ярус сочетал 4-лепестковый план с четвериком, образованным диагональными пилонами, над к-рыми размещались звонницы. Верхний ярус был образован широким барабаном, над ним располагался огромный купол. Композиции из конх получили ступенчатое развитие от яруса к ярусу: группы из 3 нижних конх переходили в одну, затем - к барабану. Плавность перехода от нижних конх к верхним была подчеркнута полубарабанами со шлемовидными полуглавами, «прислоненными» к верхним конхам. Подобным же образом полубарабаны верхних конх примыкали непосредственно к световому барабану, с к-рым соединялись широким параболическим проемом. Такой же принцип ступенчатой композиции с поступательным движением перетекающих друг в друга форм можно видеть и в угловых частях здания. Угловые помещения венчаются барабанами, соединенными переходами с башнями (видимо, лестничными), к-рые примыкают к пилонам. Эти башни имели граненые 3/4-ные купола, над ними, возможно, предполагались небольшие шатры. Звонницы, расположенные над пилонами, играли роль связующего звена между средним ярусом и барабаном: их фасадные части имели 3 грани в виде арок, опирающихся на круглые столбики. Невысокий широкий барабан храма словно растворен в ступенчатой композиции и поглощен огромным вытянутым шлемовидным куполом с перехватом у основания. Был установлен лишь один крест - на главном куполе, с полумесяцем и крупным яблоком в основании. При богатстве объемных форм фасадный декор был представлен лишь аркатурным поясом на барабане в основании купола и поясами дентикул на карнизах.

На месте традиционного главного входа в храм, в центре западного фасада, был размещен лишь оформленный скромным порталом вход в нижний храм; притворы, ведущие в верхний храм, располагались по сторонам трапезной. Высокие стрелы сводов, выполненные из железобетона, придавали выразительность интерьеру храма, вытянутому по вертикали. Зап. трапециевидные пристройки служили притворами-сенями. Алтарная часть занимала вост. группу из 3 конх. В вост. конхах сев. и юж. групп размещались округлые клиросы. По диагонали, в трапециевидных в плане пристройках между алтарем и клиросами, должны были находиться б-ка и читальня. В структуру этих пристроек были также включены небольшие треугольные в плане исповедальни с отдельными входами с клиросов и из алтаря. Внутреннее убранство предполагалось выполнить в традиц. формах, с 3-ярусным иконостасом.

Система конх и полукуполов, расположенных ярусами, восходит к романским храмам (центрическим, а также крестово-купольным базиликам с венцом капелл), в интерьере можно предположить влияние внутреннего пространства к-польского собора Св. Софии (532-537). Но более всего центрическая композиция с безусловным доминированием купольного объема, окруженного апсидами-капеллами, близка к концепциям и проектам мастеров итал. Проторенессанса и Ренессанса (эскизы центрических храмов Леонардо да Винчи). Чередование апсид и пилонов вызывает также более отдаленные ассоциации с композициями алтарных частей готических соборов (в Иоанновском соборе подобная композиция «замкнута» до центричности); в таком случае звонницы и переходы с башнями, примыкающими к пилонам, уподобляются аркбутанам. Звонницы с арками, опирающимися на круглые столбы, близки по формам к крыльцам средневек. Пскова. Вытянутые купола и полукупола великоустюжского собора напоминают завершения франц. неороманских соборов архитектора П. Абади (ц. Сакре-Кёр в Париже, 1874-1919, реставрация собора Сен-Фрон в Перигё, 1852-1901). В отечественном зодчестве предшественниками Курицына в разработке темы центрического храма со строго симметричным планом были преимущественно мастера рус. стиля, работавшие в царствование Александра III: Н. А. Горностаев и В. А. Шрётер (проекты храма на месте смертельного ранения имп. Александра II, 1882), Р. Р. Марфельд (собор св. Александра Невского в Баку, 1889-1898, храм Христа Спасителя в Борках, 1889-1894), И. А. Чарушин (Михаило-Архангельский собор в Ижевске, 1897-1907). Однако если эти проекты могут быть отнесены к типу многосоставных мемориальных «храмов-градов» с сильно расчлененным внутренним пространством и галереями, то у Курицына основное пространство храма отличается целостностью. «Эффект монолита» был свойствен постройкам того же времени в стиле позднего романтизма в Скандинавских странах. Система конх, нередко многоярусная, с полукуполами на фасадах, была характерна для произведений византийского стиля русской архитектуры 2-й пол. XIX - нач. ХХ в. архит. Д. И. Гримма, Вас. А. Косякова, А. О. Томишко, А. А. Ященко и др. Однако большинство таких храмов относится к типам крестово-купольных с колокольнями над притвором или купольных базилик. Более выражена центричность в 2 работах А. О. Бернардацци - Никольском соборе в Евпатории (1893) и нереализованном проекте собора для Феодосии (1897) - с октагональными планами. Последний проект имеет ярко выраженные диагональные плановые оси, но внутреннее пространство при этом сильно расчленено. Собор в Евпатории по решению внутреннего пространства наиболее близок к великоустюжскому собору: система конх в нижнем ярусе окружает центральное пространство, перекрытое огромным куполом. Монолитность и одновременно острота форм объединяют проекты Предтеченского собора и железобетонного Покровского собора в Поти (1905) А. У. Зеленко и Марфельда. Сильно вытянутая шлемовидная форма куполов в столь же гротескном варианте встречается в ряде произведений неорусского стиля (напр., проект 1910 церкви Калязинского подворья в С.-Петербурге Н. В. Васильева и проекты с.-петербургского епархиального архит. А. П. Аплаксина, в частности ц. во имя вмч. Георгия (1910; не реализован) на Моцком погосте Гдовского у. С.-Петербургской губ. и Успенской ц. (1910; не сохр.) на Волковском кладбище). Несомненна стилистическая (но не композиционная) общность архитектуры устюжского собора с произведениями Аплаксина, к-рым свойственны, с одной стороны, лапидарность формы, строгая геометричность объемов, с другой - чрезмерная острота стилизации, использование гипертрофированно изломанных линий.

Архитектура собора, в целом соответствующая принципам модерна, с трудом вписывается в конкретные стилистические рамки ввиду смелости и сложности объемного решения и многозначности образа. В экспрессивном вплоть до гротеска облике воплотились новые направления поисков для отечественного храмостроительства. Уникальность храма осознавалась самим автором, который, по сведениям Н. М. Кудрина, в дек. 1916 г. предлагал техническо-строительному комитету Синода повторное использование своего проекта, но получил отрицательный ответ. Новый собор мог бы стать оригинальнейшим памятником русского храмостроения нач. ХХ в., не имеющим прямых аналогов ни в России, ни за рубежом.

Свящ. Александр Берташ, А. В. Слёзкин

Арх.: РГИА. Ф. 835. Оп. 1. Д. 48; ИИМК РАН. Рукописный архив. Ф. 1. Д. 94; ГАВО. Великоустюжский фил. Ф. 14. Оп. 2. Д. 514; Ф. 435. Оп. 1. Д. 500; Ф. Р-54. Оп. 1. Д. 575, 578; Ф. Р-984. Оп. 1. Д. 28. Л. 1 (фото); Ф. Р-1024. Оп. 1. Д. 48. Л. 32, 33 (фото); Устюгцентрархив. Ф. 363. Оп. 1. Д. 53; Ф. 364, [2]. Д. 7712; Ф. Р-54. Оп. 1. Д. 76; Ф. Р-54. Оп. 1. Д. 578; Ф. Р-54. Оп. 1. Д. 3066; Зенкова О. Б. Иоанно-Предтеченский мон-рь: Ист. справка // ВУИАХМЗ. Науч. арх. 1977. Ркп.; Гороховский В. Н. Курицын В. Н.: Ист.-архивные и библиогр. исслед. // Там же. 1993.
Ист.: Акты Холмогорской и Устюжской епархий. СПб., 1890. Ч. 1; 1894. Ч. 2. (РИБ; 12, 14); Устюжский летописец 1681 г. 1-я ред. // ПСРЛ. 1982. Т. 37. С. 108; Устюжский летописец 1746 г. 2-я ред. // Там же. С. 110; «Летописец о великом граде Устюге» свящ. Льва Вологдина, 1765 г. // Там же. С. 129.
Лит.: ИРИ. Т. 4. С. 315-317; Суворов Н. И. Устюг Великий в кон. XVII ст. [Вологда, 1864]. С. 11; он же. Освящение нового храма и здания Устюжского епарх. жен. уч-ща // Вологодские ЕВ. 1896. № 20. С. 341-343; Иоанно-Предтечев девичий мон-рь // Домашняя беседа. 1877. Вып. 23. С. 675-676; Попов А. М., прот. Описание Великоустюжского Иоанно-Предтечева девичья мон-ря // Вологодские ЕВ. 1877. № 9. С. 144-153; № 10. С. 169-177; № 11. С. 188-200; № 12. С. 209-218; № 13. С. 229-244; № 14. С. 249-256; № 15. С. 269-277 (отд. отт.: Вологда, 1877); Верюжский. Вологодские святые. С. 47-52; Устюг Великий: Мат-лы для истории города XVII и XVIII ст. / Публ., предисл.: Н. А. Найдёнов. М., 1883; Случевский К. К. По Северу России: Путешествие... вел. кн. Владимира Александровича и вел. кнг. Марии Павловны в 1884 и 1885 гг. СПб., 1886. Т. 1. С. 211; Открытие епарх. жен. уч-ща при Устюжском Иоанно-Предтеченском жен. мон-ре // Вологодские ЕВ. 1888. № 23. С. 475-483; Ист. записка об открытии в г. Вел. Устюге трехклассного епарх. жен. уч-ща 1 окт. 1888 г. // Там же. С. 483-491; Титов А. А. Летопись Великоустюжская. М., 1889. С. 9-11, 29, 106, 118-119, 168; [Полиевктов Н. А.?] Посещение г. Вел. Устюга... вел. кн. Сергеем Александровичем // Вологодские ЕВ. 1898. № 14. С. 340-341; Непеин А. С. Святыни и достопримечательности г. Вел. Устюга и его окрестностей // Там же. 1915. № 11. С. 299-300 (отд. отт.: Вологда, 1915); Дунаев Б. И. Северорус. гражданское и церк. зодчество: Город Вел. Устюг. М., 1915; он же. Город Устюг Великий. М., 19192. С. 33-34; Отчет о состоянии Велико-Устюжского епарх. жен. уч-ща в учебно-воспитательном отношении за 1914/15 уч. г. // Вологодские ЕВ. 1916. № 3. С. 28-32, 43-46; № 4. С. 70-72; № 5. С. 83-85; № 6. С. 117-120; № 7/8. С. 159-163; № 13. С. 247-250, 261-264; Михайлов Д. Венок на могилу В. П. Станицкого // Архит.-худож. еженедельник. Пг., 1916. № 32. С. 323-324; Описание памятников рус. архитектуры по губерниям: V. Вологодская губ.: IX. Устюжский у. // Вопр. реставрации. Пг., 1917. Вып. 18. С. 18-19. (ИИАК; 64); Томский И. И. Путеводитель по Северу России. Сольвычегодск, 1920. С. 124-125; Евдокимов И. В. Север в истории рус. искусства. Вологда, 1921; Шляпин В. П. Из истории г. Вел. Устюга // Зап. СДОИМК. 1925. Вып. 1. С. 21-22; Тельтевский П. А. Вел. Устюг. М., 1960. С. 118-120; Подъяпольский С. С. По Сухоне и Сев. Двине. М., 1969; Шильниковская В. П. Вел. Устюг: Развитие архитектуры города до сер. XIX в. М., 1973, 19872. С. 148, 155, 157-159, 173-174; Бочаров Г. Н., Выголов В. П. Сольвычегодск, Вел. Устюг, Тотьма. Л., 1983; Кудрин Н. М. Запечатленная память: Записки краеведа. Архангельск, 1986; Каптиков А. Ю. Каменное зодчество Рус. Севера, Вятки и Урала XVIII в. Свердловск, 1990; Описание Вел. Устюга в Устюжской писцовой книге «Письма и меры Микиты Вышеславцова да подъячего Агея Федорова 131 и 132 и 133 и 134 году» // Бысть на Устюзе...: Ист.-краевед. сб. Вологда, 1993. С. 231-232; Васильев С. Описание г. Устюга Великого Вологодской губ. в ист., стат. и топографическом отношениях [1840 г.] / Публ.: И. С. Велиева; коммент. и примеч.: Ю. С. Васильев // Вел. Устюг: Краевед. альм. Вологда, 1995. Вып. 1. С. 381-459; Чебыкина Г. Н. Вел. Устюг во 2-й пол. XIX - нач. XX в. // Там же. С. 58-60; она же. Вел. Устюг: Летописная книга XII - нач. XXI в. Вел. Устюг, 2007; Архитекторы-строители С.-Петербурга сер. XIX - нач. ХХ в. СПб., 1996; Анишина А. П. Шитая икона «Св. Троица Ветхозаветная» из собр. Вологодского музея-заповедника // Изв. Вологодского об-ва изучения Северного края: 2000-летию Рождества Христова посвящается. Вологда, 2000. Вып. 8: Исслед. и реставрация памятников культуры Рус. Севера; Калинина И. В. Правосл. храмы Иркутской епархии, XVII - нач. XX в. М., 2000; Вишерская Г. М. Генеалогия священников Яблонских-Вишерских-Покровских // Глагол времени: Ст. и сообщ. межрегион. науч. конф. «Прокопиевские чт.». Вологда, 2005. С. 168-171. (Правосл. святыни и подвижники Вологодского края); Cавельев Ю. Р. «Византийский стиль» в архитектуре России: 2-я пол. XIX - нач. ХХ в. СПб., 2005; Кишкинова Е. М. «Византийское возрождение» в архитектуре России: Сер. XIX - нач. XX в. СПб., 2006; Сергачева И. Б. Иоанно-Предтеченский мон-рь // Вологодская энцикл. Вологда, 2006. С. 227; Пермиловская А. Б. Торговое с. Черевково - центр традиц. культуры Подвинья // Рябининские чт.: Мат-лы V науч. конф. по изучению народной культуры Рус. Севера. Петрозаводск, 2007; Масиель Санчес Л. К. Иркутские каменные храмы сер. XVIII в. // Архит. наследство. М., 2008. Вып. 49. С. 127-144.
Свящ. Александр Берташ, Л. Г. Конасова, А. В. Слёзкин