Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАНН ВОИН
Т. 24, С. 8-19 опубликовано: 3 июня 2011г.


ИОАНН ВОИН

Мч. Иоанн Воин, вмч. Феодор Тирон. 2-я сторонняя икона-таблетка. 2-я пол. XVI в. (ГТГ)
Мч. Иоанн Воин, вмч. Феодор Тирон. 2-я сторонняя икона-таблетка. 2-я пол. XVI в. (ГТГ)

Мч. Иоанн Воин, вмч. Феодор Тирон. 2-я сторонняя икона-таблетка. 2-я пол. XVI в. (ГТГ)
Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. св. Иоанна Предтечи на Пресне, Москва)
Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. св. Иоанна Предтечи на Пресне, Москва)

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. св. Иоанна Предтечи на Пресне, Москва)
[греч. ᾿Ιωάννης ὁ στρατιώτης] (IV в.), мч. (пам. 30 июля). Сказание об этом святом содержится в Синаксаре К-польской ц. (кон. X в.). Согласно этому источнику, И. В. служил в войске имп. Юлиана Отступника (361-363), в т. н. полку таифалов (ἐν τῷ νουμέρῳ τῶν ΤᎠφάλων). По свидетельству визант. историка Зосима (кон. V - нач. VI в.), таифалы - «скифский народ», т. е. гот. племя (вост. гот. группа; Zosim. Hist. II 31). Когда возобновились гонения на христиан, И. В. в числе др. воинов был послан истреблять их. Делая вид, что он ревностный преследователь христиан, святой помогал им избежать смерти, иногда освобождал из-под стражи арестованных. Кроме того, он поддерживал больных и немощных независимо от их вероисповедания. Проведя в этих трудах всю жизнь, он скончался и был погребен в К-поле, в месте, называемом Пандекта, где хоронили странников. Год кончины И. В. неизвестен. Спустя нек-рое время после смерти он явился некой благочестивой женщине, указал ей место своего погребения и рассказал о своей жизни. Память И. В. в К-поле отмечалась в храме во имя ап. Иоанна Богослова близ собора Св. Софии.

Память И. В. в Александрийском Синаксаре значится под 5 мисри (29 июля), в эфиоп. версии Синаксаря - под 5 нахазе (29 июля), в палестино-груз. Синаксаре - под 4 авг., но нельзя с уверенностью сказать, что это тот же святой.

В синаксарном сказании повествуется, что И. В. почил в мире, однако в посвященном ему последовании, сохранившемся в 2 кодексах Великой Лавры (Ath. Laur. Ϫ. 17. Fol. 20; Laur. H. 96. Fol. 69), сообщается, что И. В. принял мученическую кончину от тирана (Юлиана Отступника?). Местом мученической кончины назван г. Траллы (М. Азия).

На Руси И. В. (Воинственник) стал весьма почитаемым святым. Ему посвящен храм в Москве на ул. Б. Якиманка. Первое упоминание об этой церкви относится к 1625 г. Тогда она располагалась на берегу р. Москвы, ближе к совр. Крымскому мосту. И. В. был покровителем стрельцов, живших там с 50-х гг. XVI в. по повелению царя Иоанна IV Васильевича. После подавления стрелецкого восстания храм пришел в запустение, в 1708 г. был затоплен во время наводнения. Согласно легенде, восстановить храм повелел Петр I в честь победы в Полтавской битве, считая И. В. покровителем рус. воинства. Освящение храма 12 июня 1717 г. совершил патриарший местоблюститель митр. Рязанский и Муромский Стефан (Яворский). В 1812 г. храм был осквернен французами, затем вновь освящен. В советское время храм не закрывался. В 1922 г. был убит настоятель храма о. Христофор (Надеждин), в 2000 г. причисленный к лику святых новомучеников и исповедников российских.

Ист.: ActaSS. Iul. T. 7. P. 148; PG. 117. Col. 179 [Минологий Василия II]; SynCP. Col. 855-856; SynAlex (Forget). 1963. Vol. 2. P. 251; ЖСв. Июль. С. 680.
Лит.: Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 357; Sauget J.-M. Giovanni // BiblSS. Vol. 6. P. 593-594; Aubert R. Jean // DHGE. T. 26. Col. 1190-1191; Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης).῾Αϒιολόϒιον. Σ. 237; Иванов О. А. К истории церкви Иоанна Воина // Моск. журн. 1999. № 7. C. 28.
О. Н. А.

Гимнография

Память И. В. отмечается в Типиконе Великой ц. IX-XI вв. (Mateos. Typicon. T. 1. P. 312, 352) 12 июня и 30 июля без богослужебного последования. В Студийско-Алексиевском 1034 г. и Евергетидском 2-й пол. XI в. Типиконах И. В. не упоминается. В Мессинском Типиконе 1131 г. (Arranz. Typicon. P. 172) и Георгия Мтацминдели Типиконе сер. XI в. (Кекелидзе. Литургические груз. памятники. С. 268) память И. В. отмечается 30 июля; служба подробно не описана. В ранних редакциях Иерусалимского устава (напр., Sinait. gr. 1094, XII-XIII вв.), в первопечатном греч. (Венеция, 1545) и московском (М., 1610) Типиконах, а также в совр. греч. богослужебных книгах И. В. не упоминается. Тем не менее в 1695 г. в Москве была издана кн. «Служба и житие Иоанна Воина». В совр. Минее (Минея (МП). Июль. Ч. 3. С. 311-330) под 30 июля помещено праздничное последование в честь И. В., к-рое включает: отпустительные тропари 4-го гласа «Всеблагаго Бога и Царя...» и 8-го гласа «Блаженство евангельское возлюбив...»; кондаки 3-го гласа «Великая скорбным людем радость...» и 6-го гласа «Благочестиваго воина Христова...»; канон 2-го гласа, ирмос:    нач.: «Светлое празднество твое»; канон 1-го гласа, ирмос:       нач.: «Иисусе, Спасе наш»; 4 цикла стихир-подобнов, неск. самогласнов, 5 седальнов, 2 светильна. По рукописям известен канон И. В., составленный гимнографом Иосифом, с акростихом Χριστοῦ σε μέλπω στρατιώτην, παμμάκαρ. ᾿Ιωσήφ (Христова тебя пою воина, всеблаженне. Иосифово), 4-го гласа, ирмос: Τῷ ὁδηϒήσαντι πάλαι̇ (  ), нач.: Χαρμονικῶς διοδεύσας (Радостно прошел); канон содержит 2-ю песнь (Ταμεῖον. Σ. 259).

Иконография

В восточнохрист. иконографии св. мучеников и воинов образ И. В. занимает особое место, поскольку, несмотря на к-польское происхождение почитания святого, мощи к-рого, согласно Житию, находились в столичном храме ап. Иоанна Богослова, его изображения практически неизвестны в искусстве Византии и поствизант. мира, включая календарные циклы (Евсеева. Афонская книга. С. 319). В искусстве Руси XI-XVI вв. они встречаются крайне редко и в основном имеют патрональный характер, хотя память И. В. присутствует в месяцесловах мн. рус. Евангелий и Апостолов XII-XV вв. (Лосева О. В. Русские месяцесловы XI-XIV вв. М., 2001. С. 395). За немногими исключениями, иконография И. В. представлена рус. памятниками XVII-XIX вв., чье обилие и типологическое разнообразие отражают рост почитания мученика. В отличие от большинства др. св. заступников, почитание к-рых распространилось или стало актуальным в ту же эпоху (см.: Бусева-Давыдова И. Л. «Святые молитвенники»: к вопросу о происхождении и развитии иконографического типа // Источники по истории реставрации и изучения памятников рус. худож. культуры. XX в.: (Мат-лы науч. конф. 6-10 авг. 2003). М., 2005. С. 75-93), почитание И. В. в Русской Церкви не имеет параллелей в религ. жизни др. правосл. стран, где изображения И. В. и тем более посвященные ему престолы не встречаются даже в Новое время. Показательно отсутствие сведений об И. В. в монографии К. Уолтера о почитании и об образах св. воинов в Византии (Walter Chr. The Warrior Saints in Byzantine Art and Tradition. Aldershot; Burlington, 2003; см. также: Kaster G. Johannes der Krieger // LCI. Bd. 7. Sp. 147 - приведены только рус. произведения XVII-XVIII вв.).

Мч. Иоанн Воин. Икона. XVII в., поновление - XIX в. (старообрядческий Покровский собор на Рогожском кладбище в Москве)
Мч. Иоанн Воин. Икона. XVII в., поновление - XIX в. (старообрядческий Покровский собор на Рогожском кладбище в Москве)

Мч. Иоанн Воин. Икона. XVII в., поновление - XIX в. (старообрядческий Покровский собор на Рогожском кладбище в Москве)

Подобно др. воинам-мученикам, И. В. изображали в патрицианских одеждах или в доспехах. Первый вариант, к к-рому относится ряд ранних памятников, созданных до широкого распространения почитания святого, представлен прорисью из Строгановского иконописного подлинника, где И. В. показан в плаще, надетом поверх длинного хитона (БАН. Строг. № 64. Л.   кон. XVIII в.). Подлинник, изданный С. Т. Большаковым, дополняет эти данные сведениями о внешности мученика, очевидно отразившими процесс трансформации и обновления иконографии И. В. в эпоху повышенного внимания к его образу: «…рус, аки Козма, риза киноварь, испод лазорь, в руце крест, а левая молебна, а инде пишет на Иване риза воинская, а в киевских Иоанн млад, аки Димитрий, в правой руке крест, а в левой свиток» (Большаков. Подлинник иконописный. С. 124); последний вариант, согласно тексту имевший какое-то отношение к Киеву, почти полностью совпадает с уникальным для поствизант. искусства изображением И. В. на миниатюре из греко-груз. рукописи кон. XV в., где И. В. представлен как безбородый юноша (РНБ. О.I.58. Л. 122 об.). В подлиннике из собрания Г. Д. Филимонова (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 402) И. В. описан только как воин, что совпадает с большинством сохранившихся памятников и свидетельствует о завершении формирования иконографии: И. В. «подобием рус, власы на главе просты и кратки, брада невелика, аки Козмы безсребренника, ризы воинския и в лате, верхняя киноварная, исподняя лазоревая, в руке крест, а в другой копие». Этой традиции следует и «Руководство...» В. Д. Фартусова, согласно к-рому И. В. «римского типа, средних лет, волосы коротки, борода меньше средней величины; телом мужествен, лицом худ от поста», в латах поверх «одежд римских воинов»; в хартии святого составитель рекомендует помещать текст с перечислением его заслуг (Фартусов. Руководство к писанию икон. С. 367-368).

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. Успения Богородицы в Гончарах, Москва
Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. Успения Богородицы в Гончарах, Москва

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. Успения Богородицы в Гончарах, Москва

Из приведенных описаний следует, что, несмотря на различия в атрибутах, основные черты облика И. В. были устойчивы: святого изображали как средовека с короткими (в ряде случаев волнистыми) русыми волосами, с высоким лбом и небольшой бородой, иногда слегка раздваивающейся на конце. Стандартность этого типа, к к-рому близка внешность др. св. воинов, напр. великомучеников Феодора Стратилата, Феодора Тирона и Никиты, повлияла на то, что древние изображения последних при поновлении в Новое время могли надписываться именем И. В. (И. В. и Феодору Тирону молились о возвращении украденного имущества). Этот процесс, свидетельствующий о частичном вытеснении новым почитанием старых, отражают: икона вмч. Феодора Тирона из Успенского собора Московского Кремля (XIV в.?), переписанная в XVIII-XIX вв.; роспись св. ворот Кириллова Белозерского мон-ря 1585 г., в составе к-рой представлена фигура вмч. Феодора Стратилата (она соответствовала посвящению придела надвратной ц. прп. Иоанна Лествичника; ср. данные описи 1601 г. и совр. перечень композиций: Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г.: Коммент. изд. / Сост.: З. В. Дмитриева, М. Н. Шаромазов. СПб., 1998. С. 218; Никитина Т. Л. Иконография стенописи Св. ворот Кирилло-Белозерского мон-ря // Кириллов: Ист.-краевед. альм. Вологда, 2001. Вып. 4. С. 207. Рис. 1. Б-3); 2-сторонняя икона-таблетка 2-й пол. XVI в. из собрания Мараевых (ГТГ), на к-рой в соответствии с известной традицией были представлены 2 великомученика Феодора, Стратилат и Тирон, один из к-рых при поновлении в XIX в. был назван И. В. (так святой именуется и в публикациях: Антонова, Мнёва. Каталог. Т. 2. Кат. 444; Саенкова, Герасименко. 2008. с. 152). Примером смешения образов И. В. и вмч. Никиты может служить створка складня 1-й пол. XVII в. (РГИАХМЗ): поздняя надпись с именем И. В. сопровождает фигуру св. воина с характерным обликом, близким к облику Спасителя (Хохлова. 2009. Кат. 3). Возможно, вмч. Никита, а не И. В. изначально был изображен и на поновленной в XIX в. иконе XVII в. из старообрядческого Покровского собора на Рогожском кладбище в Москве (Древности и духовные святыни. 2005. Кат. 54). И. В. не всегда отличали от соименного и имеющего сходную внешность мч. Иоанна Нового Сочавского, к-рого широко почитали в XVII в. Так, на иконе избранных святых из ц. прор. Илии в Ярославле (кон. XVII в., ЯИАМЗ) мч. Иоанн Новый (по надписи Белоградский), согласно Житию бывший купцом, представлен в доспехах и имеет сходство с относящимися к тому же периоду изображениями И. В.

Древнейший известный в наст. время образ И. В. входил в состав росписи ц. Спаса Преображения на Нередице близ Вел. Новгорода (1199). Поясная фигура святого, вписанная в 3-лопастное обрамление, помещена над аркой, соединяющей юж. рукав креста с зап. нефом храма (Пивоварова. 2002. С. 144. № 270. Ил. 16). И. В., в надписи названный Воинником, изображен как средовек с короткой бородой. Атрибуты святого отражают мученический и воинский аспекты его почитания: в правой руке он держит крест, левой опирается на щит, облачен в доспехи (?) и плащ. Фигура И. В. по сравнению с соседними ростовыми образами воинов-мучеников занимает второстепенное место. Тем не менее она играет существенную роль в программе росписи нередицкого храма, т. к. находится у входа в юго-зап. компартимент, где помещено изображение строителя церкви кн. Ярослава Владимировича и где, очевидно, должно было располагаться его захоронение. Кроме того, И. В. изображен рядом с полуфигурой прп. Мартирия (небесного покровителя архиеп. Новгородского Мартирия, во время пребывания к-рого на кафедре возводился храм), чей благословляющий жест отведенной в сторону правой руки направлен к фигуре И. В. Согласно поздним летописным данным, крестильное имя Ярослава Владимировича - Иоанн. Это наряду с особенностями расположения фигуры И. В. в храмовой росписи позволяет предположить, что И. В. был тезоименитым святым ктитора ц. Спаса (см.: Лифшиц Л. И. Об одной ктиторской композиции Нередицы // Др. Новгород: История, искусство, археология: Новые исслед. М., 1983. С. 190-192; Пивоварова. 2002. С. 31, 69). Л. И. Лифшиц предполагает, что у кн. Ярослава кроме И. В. был еще один патрональный святой - Иоанн Предтеча, его имя Ярослав получил при крещении. Согласно В. Л. Янину, кн. Ярослав в крещении носил имя Михаил и ему принадлежат печати с изображениями арх. Михаила и вмч. Димитрия Солунского (Янин. 1970. С. 114-115, 204; Янин, Гайдуков. 1998. С. 46-47, 138). В таком случае включение фигуры И. В. в программу росписи нередицкого храма можно объяснить особенностями почитания святого, в т. ч. связанными с темой погребения и молитвы за усопших.

По мнению Янина, изображения И. В. есть на нек-рых новгородских печатях вел. кн. Иоанна Иоанновича Красного (1354-1359); в ряде случаев рядом с образом стоящего воина с копьем и со щитом читается надпись: «А(гиос) I(анн)» или «I(анн)» (Янин. 1970. С. 165. № 415, 416; Янин, Гайдуков. 1998. С. 168-169. № 415, 416). Атрибуция печатей кн. Иоанну Красному остается спорной: Н. П. Лихачёв приписывал их вел. кн. Тверскому Иоанну Михайловичу (1400-1425) (Янин. 1970. С. 29), а на сохранившихся аргировулах кн. Иоанна Красного (РГАДА) изображен свт. Иоанн Иерусалимский (Там же. С. 26; Соболева Н. А. Русские печати. М., 1991. С. 148. Ил. 8 на вкладке) или, что более вероятно, прп. Иоанн Лествичник (Лосева О. В. Патрональные святые рус. князей (летописи, месяцесловы, сфрагистика) // Вост. Европа в древности и средневековье: Генеалогия как форма ист. памяти: XIII Чт. памяти В. Т. Пашуто. Москва, 11-13 апр. 2001: Мат-лы конф. М., 2001. С. 130-131). Вместе с тем на надгробной фреске в Архангельском соборе Московского Кремля (1652-1666, следует программе 1564-1565) кн. Иоанн Красный представлен в молении неизвестному юному мученику со свитком в левой руке, чей облик совпадает с редким вариантом иконографии И. В., описанным в рус. иконописном подлиннике («млад, аки Димитрий»; см.: Большаков. Подлинник иконописный. С. 124). Это позволяет предположить, что печати новгородского происхождения, несмотря на использование иного варианта иконографии святого, принадлежали кн. Иоанну Красному.

В XV - 1-й пол. XVII в. почитание И. В. носило ограниченный характер и имело значение гл. обр. для соименников святого: о случаях наречения в его честь свидетельствует распространенность имени Воин (данные за кон. XV - XVII в.: Тупиков Н. М. Словарь древнерус. личных собственных имен. СПб., 1903. М., 2005р. С. 145-146; сведения о кн. Иване Воине Васильевиче из ярославского дома, жившем на рубеже XIV и XV вв.: Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у рус. князей в X-XVI вв.: Династическая история сквозь призму антропонимики. М., 2006. С. 549-550). Возможно, по этой причине образ И. В. был включен в цикл Минология, который образует основу программы росписи ц. Симеона Богоприимца Зверина мон-ря в Вел. Новгороде (рубеж 60-х и 70-х гг. XV в.), построенной на «скудельнице» в память избавления от мора 1467 г. (выбор образа И. В., к-рому молились за умерших, а не апостолов Силы и Силуана, чья память также празднуется 30 июля, мог быть обусловлен и мемориальными функциями храма). Поясная фигура святого в зеленом плаще, с крестом в деснице помещена на сев. грани сев.-вост. столба; его внешность, как и в более поздних памятниках, близка к облику св. бессребреника Космы (ср. представления о целительских функциях обоих святых). В рус. искусстве XVI в. изображения И. В.- исключение, их не всегда удается идентифицировать из-за утраты надписей и по причине сходства И. В. с др. воинами-мучениками. Считается, что И. В. в облике юного воина представлен на сев.-зап. столбе собора Спасского мон-ря в Ярославле (1563-1564; Анкудинова Е. А., Мельник А. Г. Спасо-Преображенский собор Спасского мон-ря в Ярославле. М., 2002. Табл. XII (5)); судя по фрагментам надписи, он же, но с более типичной для его изображений внешностью средовека показан (в паре с вмч. Димитрием Солунским) на поле иконы свт. Алексия, митр. Московского, из с. Остров Гаврилов-Ямского р-на Ярославской обл. (посл. треть XVI в., ЯХМ).

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая в Хамовниках, Москва)
Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая в Хамовниках, Москва)

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII - 1-я пол. XVIII в. (ц. свт. Николая в Хамовниках, Москва)

Стимулом для развития и распространения иконографии И. В. в кон. XVI - 1-й четв. XVII в. стало наречение в его честь одного из представителей рода Строгановых - Ивана Максимовича (1592-1644), отец к-рого, Максим Яковлевич (1557-1624), был активным заказчиком произведений искусства. Внимание к своим тезоименитым святым, характерное для членов этого семейства, выразилось в заказе столичным мастерам целого ряда изображений И. В. (часто в сочетании с образом прп. Максима Исповедника). Неск. уникальных монументальных изображений И. В. входит в состав убранства Благовещенского собора в Сольвычегодске. Вместе с кн. Андреем Боголюбским (?) мученик в воинских доспехах представлен на зап. грани сев. столба (роспись 1600, под поздней прописью). Между 1592 и 1597 гг. по заказу М. Я. Строганова для местного ряда соборного иконостаса Истомой Савиным был написан образ «Спас на престоле» (реплика иконы «Спас Златая Риза» из Успенского собора Московского Кремля, доска XI в., живопись XV-XVI вв., ок. 1700) с фигурами предстоящих и припадающих святых, среди к-рых наряду с чудотворцами, чтимыми Строгановыми (свт. Николаем Чудотворцем, свт. Алексием, митр. Московским, прп. Прокопием Устюжским), присутствуют небесные покровители вкладчика и его сыновей: святые Максим Исповедник, Иосиф Песнописец и И. В. (Савваитов П. И. Строгановские вклады в сольвычегодский Благовещенский собор по надписям на них. СПб., 1886. С. 26-27. (ПДПИ; Вып. 61); Логвинов Е. В. Иконы «строения именитых людей» Строгановых // Иконы строгановских вотчин XVI-XVII вв. 2003. С. 262, 277. Примеч. 48); И. В. представлен в молитвенной позе слева от Иисуса Христа, в доспехах и плаще.

Для личной молитвы И. М. Строганова и для вкладов в семейные храмы писались небольшие образы И. В. в молении Богоматери с Младенцем. Согласно надписи на обороте иконы И. В. из собрания Н. П. Лихачёва (ГРМ), она была написана Прокопием Чириным и дана в благословение И. М. Строганову его отцом. Несмотря на позднее происхождение надписи и результаты реставрационных исследований, позволившие выдвинуть гипотезу об исполнении произведения в XIX в. (Искусство строгановских мастеров. 1987. Кат. 43. С. 58, 85-90), можно предположить, что икона копирует иконографию и стиль утраченного прототипа нач. XVII в. О существовании таких прототипов свидетельствуют не только композиционно аналогичные образы патрональных святых др. Строгановых (вмч. Никиты и прп. Максима), но и сохранившийся серебряный оклад иконы И. В. из Благовещенского собора в Сольвычегодске (СИХМ) на иконе XIX в., к-рая в упрощенном виде повторяет иконографию проданного старообрядцам оригинала (Игошев В. В. Драгоценная церк. утварь XVI-XVII вв.: Вел. Новгород. Ярославль. Сольвычегодск. М., 2009. Кат. 57. С. 583-584. Прил. 1.). Несоответствие размеров подлинного оклада и иконы из ГРМ, известные в сер. XIX в. «строгановские» иконы И. В. (одна написана Прокопием Чириным; другая письма Назария Истомина (?); обе в собрании Ерофея Афанасьева - Ровинский. Обозрение иконописания. С. 31, 35), а также существовавший в роду Строгановых обычай тиражирования важных для заказчиков сюжетов позволяют думать, что подобные произведения создавались в большом количестве. Данные об авторстве Прокопия Чирина и о благословении И. М. Строганова, к-рые приведены в надписи на иконе из ГРМ, вероятно, восходят к надписи на первоначальном образе. Возможно, новая иконография И. В. была разработана Прокопием Чириным в первые годы жизни И. М. Строганова, вскоре после того как для Н. Г. Строганова был написан образ вмч. Никиты (1593, ГТГ) - самый ранний памятник из группы миниатюрных «строгановских» икон этого святого, полностью идентичных иконам И. В. При этом единоличные иконы И. В. были распространены меньше и вряд ли отличались разнообразием: в наст. время нет сведений ни о фронтальных, ни о житийных иконах святого, хотя известны такие иконы вмч. Никиты и прп. Максима.

Очевидно, единоличные образы молящегося И. В. отличались друг от друга второстепенными деталями. На иконе из ГРМ святой предстоит Богоматери на престоле, окруженной ангелами (ср. иконы вмч. Никиты письма Прокопия Чирина из собрания И. С. Остроухова, ГТГ, из Смоленского музея изобразительных искусств и икону прп. Максима Исповедника строгановских писем в старообрядческом Покровском соборе на Рогожском кладбище в Москве), в поднятой правой руке он держит крест, в опущенной левой - меч (на авторском рис. было изображено копье с вымпелом). Вероятно, писали изображения И. В. с оружием (мечом, колчаном и щитом), лежащим у ног, подобные иконам вмч. Никиты письма Прокопия Чирина: к этому варианту относится икона 2-й пол. XIX в. из собрания Н. М. Постникова (ГИМ), в к-рой можно видеть повторение утраченной древней иконы (возможно также, что иконописец ориентировался на иконы вмч. Никиты).

Кроме единоличных икон И. В. по заказу Строгановых создавались многофигурные композиции, включавшие образ святого. Как правило, это изображения прп. Максима Исповедника и И. В., предстоящих Христу или припадающих к Нему или к Богоматери, причем во всех сохранившихся произведениях покровитель И. М. Строганова представлен на менее почетном месте, чем святой его отца. Икона «Спас на престоле» из старообрядческого Покровского собора на Рогожском кладбище в Москве, ранее приписывавшаяся Прокопию Чирину (Кондаков. 1905. С. 89. Табл. 38), очевидно, представляет собой созданное в XIX в. повторение образа нач. XVII в. (Древности и духовные святыни. 2005. Кат. 100; ср. также прорись с аналогичной иконы из собрания А. Т. Михайлова: Лихачёв Н. П. Мат-лы для истории рус. иконописания: Атлас. СПб., 1906. Ч. 2. Табл. CCCXLVI. № 678), к-рый в свою очередь в упрощенном виде повторял замысел местной иконы сольвычегодского собора. Те же святые изображены на полях приписываемой Прокопию Чирину иконы «Спас Нерукотворный» из московского Никольского единоверческого мон-ря (Кондаков. 1905. С. 81. Табл. IX, 23; ее повторением является образ 1902 г. письма В. П. Гурьянова, ГРМ); этот памятник можно отождествить с иконой 1-й четв. XVII в. (Гос. музеи Берлина, Музей позднеантичного и визант. искусства; на временном хранении в Музее икон во Франкфурте-на-Майне). Характерные для «строгановских» икон композиции с Богоматерью на престоле и с избранными святыми представлены прорисью, где Богородице предстоят прп. Максим Исповедник и И. В. (см.: Овчинников А. Н. «…Письмо человека ево Истомы Гордеева» // Иконы строгановских вотчин XVI-XVII вв. 2003. С. 402. Примеч. 19. Ил. на с. 403), иконой (с поновлениями) из частного собрания (см.: Бенчев. 2007. С. 259), на к-рой кроме этих святых представлены ап. Иаков Алфеев и св. Евфимия - небесные покровители родителей М. Я. Строганова. Почитание И. В. в семействе Строгановых нашло отражение в его изображении вместе с др. воинами-мучениками на 3-створчатом складне 2-й четв.- сер. XVII в. из старообрядческого Покровского собора на Рогожском кладбище в Москве (Древности и духовные святыни. 2005. Кат. 64), а также на 4-рядной иконе нач. XVII в. (Музей икон в Рекклингхаузене; как памятник XVIII в. опубл. в кн.: Бенчев. 2007. С. 11). Вероятно, образ мученика присутствует и на принадлежавших членам этой семьи складнях с Владимирской иконой Божией Матери и со сценами праздников, а также на созданных по строгановскому заказу иконах Шестоднева (Субботы всех святых). После смерти И. М. Строганова образ И. В. в произведениях, связанных с этим семейством, уже не встречается.

В перечисленных памятниках И. В. представлен в доспехах, в плаще, иногда с оружием (на фреске Благовещенского собора в Сольвычегодске и на иконе из собрания Н. П. Лихачёва - с мечом, на иконе Богоматери на престоле с избранными святыми - с копьем), что способствовало его восприятию как воина Христова и защитника правосл. христиан. Однако в произведениях строгановского заказа встречается и иконография И. В.- мученика, одетого в хитон и плащ (складень «Богоматерь Владимирская, праздники и святые», вложенный Н. Г. Строгановым в ц. Похвалы Пресв. Богородицы Орла-городка, 1603, ПГХГ). Скорее всего И. В., а не вмч. Никита, вместе с прп. Максимом Исповедником представлен припадающим к ногам Вседержителя на троне на 2-створчатом складне раннего XVII в. (ГТГ, Музей-квартира П. Д. Корина). Судя по форме бороды и по прическе, И. В. изображен на небольшой иконе кон. XVI в. (ЦМиАР; надпись не сохр., В. М. Сорокатым атрибутирован как вмч. Никита: Иконы Москвы XIV-XVI вв. / Ред.-сост.: Л. М. Евсеева, В. М. Сорокатый. М., 2007. Кат. 99. (Кат. собр. ЦмиАР; Вып. 2)). Икона, на к-рой в молении Спасителю представлен мученик - средовек, одетый в 2 хитона разной длины и плащ, могла быть создана по заказу М. Я. Строганова вскоре после рождения сына Ивана. К этим произведениям, связанным со столичной традицией, примыкает и полуфигура И. В., помещенная на крыльце ярославской ц. свт. Николая Чудотворца (Николы Надеина) (роспись 1640, поновлена в 80-х гг. XIX в. с сохранением прежней иконографии). Ее размер и скромное место свидетельствуют о том, что почитание И. В. еще широко не распространилось. Вместе с тем следует особо отметить расположение образа И. В. у входа в храм, его соседство со сценами явления арх. Михаила Иисусу Навину и взятия Иерихона, а также с фигурами св. целителей и мучеников (напр., Лонгина Сотника); напротив находится поясная фигура мч. Иоанна Нового Сочавского, имеющего сходную внешность и почитавшегося членами царского дома (в честь его был назван один из сыновей царя Михаила Феодоровича). Т. о., включение образа И. В. в роспись крыльца Никольской ц. может восприниматься как признак растущего интереса к святому.

Мч. Иоанн Воин. Средник иконы «Мч. Иоанн Воин, с житием». 1-я треть XVIII в. (КГОИАМЗ)
Мч. Иоанн Воин. Средник иконы «Мч. Иоанн Воин, с житием». 1-я треть XVIII в. (КГОИАМЗ)

Мч. Иоанн Воин. Средник иконы «Мч. Иоанн Воин, с житием». 1-я треть XVIII в. (КГОИАМЗ)

В 1-й трети XVII в., т. е. практически одновременно с созданием строгановских изображений И. В. в доспехах и с оружием, формировалось почитание святого как заступника воинов. Его распространению, очевидно, способствовало то, что в отличие от др. св. воинов, чьи имена сопровождались эпитетами греч. происхождения (Феодора Тирона, Феодора, Саввы и Андрея Стратилатов), И. В. был известен под слав. наименованием Воин (Воинник), чаще - Воинственник. Под 1625 г. в патриарших окладных книгах впервые упоминается московская ц. во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка («у Крымского двора»). Посвящение деревянного храма, видимо выстроенного незадолго до этой даты (предположительно после 1612; Григорий (Воинов-Борзецовский). 1883. С. 1-4), не имело более ранних аналогий и было обусловлено его расположением в населенном стрельцами районе столицы. К периоду строительства 1-й церкви может относиться сохранившийся храмовый образ (под записью, в окладе XIX в.): фронтальное изображение И. В. в рост, в латах, с крестом перед грудью и с диагонально расположенным копьем, к-рое святой придерживает левой рукой. По пропорциям доски и по композиционной схеме к нему близка чтимая икона И. В., находившаяся в Серпуховском Владычном мон-ре (Рождественский В. А. Ист. описание Серпуховского Владычнего общежит. девичьего мон-ря. М., 2007п. С. 29-30, 50); предание о чудесном соединении частей этого образа, распиленного татарами, указывает на относительную древность произведения, возможно написанного в ту эпоху, когда Серпухов подвергался набегам крымских татар.

Примером отражения в иконографии почитания И. В. в воинской среде до формирования его общерус. почитания служат изображения на знаменах сотен Государева полка, создававшихся во 2-й пол. XVII в. (на др. стороне знамен изображался Голгофский крест). Древнейшие сведения о таких предметах относятся к 60-70-м гг. XVII в. (Яковлев. 1865. С. 48, 55. Прил. С. 6, 12, 51, 54). В 1675 г. живописец Богдан (Иван) Салтанов написал новое знамя, на к-ром И. В. был представлен на коне, с мечом и прапором; на кайме помещалось молитвенное обращение к святому с просьбой о помощи царю Алексею Михайловичу в битвах с врагами (Там же. С. 98 (2-я паг.). Прил. С. 55). Скорее всего Салтанов в целом повторил композицию старого знамени, на что указывает не только обычай воссоздания обветшавших знамен, но и более поздний памятник, в к-ром сохранена редчайшая конная иконография святого,- знамя 1698 г., в XIX в. находившееся в московской Оружейной палате: И. В. представлен с обнаженным мечом в правой руке, на кайме помещен текст кондака святому (Там же. С. 42 (2-я паг.); Висковатов А. В. Ист. описание одежды и вооружения российских войск. СПб., 1899. Ч. 1. С. 163. Примеч. 240. Рис. 129-130). Знамена с изображением И. В. были лишь частью обширной программы, включавшей аналогичные образы мн. мучеников и св. князей, в т. ч. не пользовавшихся широким почитанием (напр., св. Севастиана). Почитание И. В. в этот период было также маловыраженным. В описи Образной палаты царя Алексея Михайловича упомянуто лишь одно изображение И. В. вместе с фигурой «Василия иже в Персиде» в молении Спасителю, вырезанное на металлическом обороте резной по кости иконы праздников (Церк.-археол. древлехранилище при Моск. дворце в XVII в. / Предисл.: А. И. Успенский // ЧОИДР. 1902. Кн. 3. С. 44).

Почитание И. В. в России возросло в последние десятилетия XVII в. В 1695 г. в Москве были напечатаны Служба святому и его Житие, составленные Карионом Истоминым. На выходной гравюре Василия Андреева (Сидоров. 1951. С. 275-276. Рис. 117) И. В., облаченный в доспехи и плащ, представлен в молении Христу; у его ног - шлем, копье, меч и щит. Образ молящегося воина, положившего на землю оружие, находит аналоги в искусстве XVII в. (ср. «строгановские» иконы св. воинов и их поздние повторения), но на гравюре Василия Андреева к этой схеме добавлены мотивы зап. происхождения (венок, к-рый Христос протягивает И. В., молитвенно сложенные руки святого, шлем античного типа), а также тексты, подчеркивающие роль И. В. как заступника: из уст мученика исходят слова: «Иисусе Боже, спаси люди Твоя», рядом помещен свиток с виршами, прославляющими воина Христова, к-рый творил добро на земле, а ныне на небесах молит Господа о помощи всем людям. Как отмечает А. А. Сидоров, гравюра Василия Андреева, известная в единственном экземпляре издания «Службы и жития Иоанна Воина» из б-ки ТСЛ (РГБ), лишь отчасти повлияла на иконографию мученика и не копировалась буквально (в переизданиях XVIII в. изображения святого отсутствовали).

Активизация почитания И. В. заметна по памятникам 80-х - нач. 90-х гг. XVII в. Его образ с воинскими атрибутами занимает важное место в ряде монументальных ансамблей, созданных костромскими иконописцами во главе с Гурием Никитиным: в росписях ц. прор. Илии в Ярославле, 1-я пол. 80-х гг. XVII в. (на вост. грани сев.-зап. столба основного храма и на сев. стене придела святых Гурия, Самона и Авива), Троицкого собора Ипатиевского мон-ря в Костроме, 1684 г. (на зап. грани юго-зап. столба), Спасо-Преображенского собора Спасо-Евфимиева мон-ря в Суздале, 1689 г. (на вост. грани юго-зап. столба, вместе с мч. Прокопием, под записью 1867 г.). И. В. представлен в росписях Воскресенского (70-е гг. (?) XVII в.) и Иоанно-Богословского (1683) храмов Ростовского архиерейского дома (изображен на откосе окна и в медальоне, в молитвенной позе; в 1-м случае - как мученик, вместе со святыми Миной, Флором и Лавром, во 2-м - вместе со св. воинами), а также, по-видимому, в росписи Успенского собора Троице-Сергиевой лавры (1684) (в одном из окон юж. стены вместе с мучениками Нестором, Вонифатием и Меркурием). Кроме этих памятников, отражающих процесс включения И. В. в сонм повсеместно почитаемых мучеников, известны его датированные иконы, написанные до 1695 г.: исполненная Петром Иродионовым для кн. М. А. Волконского (1690, ГИМ); из московской ц. свт. Николая Чудотворца в Голутвине письма Тихона Иванова Филатьева (ок. 1690-1691, местонахождение неизв.); 2-рядная икона письма Сергея Бурдыгина (1692, ГИМ) (см.: Кочетков. 2009. С. 307, 729, 732). На судьбу иконографической традиции повлияло почитание И. В. в московской ц. во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка, к-рая во 2-й пол. XVII в. была выстроена в камне: в 1681 г. стольник А. И. Свиязов вложил туда серебряный напрестольный крест, на рукояти к-рого изображена фигура И. В. в воинских одеждах (Григорий (Воинов-Борзецовский). 1883. С. 5-6). Возможно, тогда же появился золотой мощевик с эмалевым изображением святого, вставленный в серебряный золоченый ковчег, к-рый в свою очередь хранился в золоченом медном ковчеге с серебряными накладками (Там же. С. 40, 44-45); очевидно, об изготовлении этих ковчегов в 1702 г. договаривались житель Новомещанской слободы Андрей Дементьев, свящ. Алексий Фёдоров и церковный староста Косма Иванов (Москва: Актовые книги XVIII ст. М., 1892. Т. 1. С. 181-182. № 1835).

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII в. (ГММК)
Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII в. (ГММК)

Мч. Иоанн Воин. Икона. Кон. XVII в. (ГММК)

Расцвет почитания И. В. в России приходится на последние годы XVII и XVIII вв. (традиции этой эпохи сохр. и в XIX в.). В этот период И. В. было посвящено большое количество престолов: в Москве в XVIII в. их было 10, в С.-Петербурге - 2, по неск. престолов существовало в Вологде, Казани и Калуге. Это посвящение нередко встречается в др. регионах России, а под влиянием рус. традиции и на Украине (существуют данные о приделах в неск. храмах Киева). Известны иконы мученика, пользовавшиеся особым почитанием (кроме иконы в храме на ул. Б. Якиманка, напр., образ, находившийся в с.-петербургской Вознесенской ц.). Иконы И. В. писались и для церквей, не имевших престолов во имя святого, для частных лиц и потеснили образы др. чтимых св. воинов. В наст. время неск. монументальных икон И. В., созданных в кон. XVII - 1-й пол. XVIII в., находятся в храмах Москвы (в церквах св. Иоанна Предтечи на Пресне, прор. Илии в Обыденском пер., Успения в Гончарах, свт. Николая в Хамовниках и свт. Николая в Кузнецах). Иногда строительство приделов и создание изображений И. В. объяснялись, как и прежде, причинами патронального характера. Так, местный образ из московского храма прор. Илии в Обыденском пер. написан в 1714 г. «по обещанию» стольника И. И. Болкунова (Святыни храма прор. Божия Илии в Обыденском пер. Москвы / Авт.-сост.: свящ. Н. Скурат, Е. С. Хохлова, Я. Э. Зеленина. М., 2008. С. 27. Ил. 53); придел ц. Покрова Пресв. Богородицы в с. Репец Задонского у. Воронежской губ. (1767) был устроен храмоздателем и владельцем усадьбы бригадиром И. О. Кожиным, впосл. похороненным в этом приделе (Димитрий (Самбикин), архим. Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. Воронеж, 1884. Вып. 1. С. 121-122; 1886. Вып. 4. С. 64-68, 121; не исключено, что среди скульптур воинов и мучеников на фасадах храма был образ И. В.).

Произведения искусства свидетельствуют о повышенном внимании разных слоев населения России к почитанию И. В. Так, в ярославской ц. прор. Илии (80-90-е гг. XVII в.) находятся 3 фресковых изображения И. В.- в главном храме и в 2 из 4 приделов (Бусева-Давыдова И. Л., Рутман Т. А. Церковь Ильи Пророка в Ярославле. М., 2002. Табл. II (А.7), VIII (60), XI (50)). Сохранились домашние иконы И. В. в драгоценных окладах: сер. XVIII в. (СПГИАХМЗ) и ок. 1784 г. (Частный музей Русской иконы; см.: Возвращенное достояние: Рус. иконы в частных собраниях: Кат. выст. / Ред.-сост.: И. А. Шалина. М., 2008. Кат. 54). Вместе с тем образ И. В. как одного из самых востребованных святых часто встречается и в массовом религ. искусстве. Так, его изображения входили в состав партии недорогих икон, привезенных в 1722 г. палешанами для продажи в С.-Петербурге (иконография др. св. воинов была представлена лишь образом вмч. Димитрия Солунского, см.: Лавров А. С. Колдовство и религия в России: 1700-1740 гг. М., 2000. С. 189). Следует отметить обилие гравюр XVIII-XIX вв. с образом И. В. (Ровинский. Народные картинки. Кат. 1475-1483. С. 613-615), частые случаи дополнения его изображений текстами песнопений и молитв, пересказ Жития И. В. в духовном стихе (Бессонов П. А. Калеки перехожие: Сб. стихов и исслед. М., 1861. Ч. 1. Вып. 3. № 210. С. 782-783), включение его имени наряду с именами др. чтимых святых в заговоры (Русские заговоры и заклинания: Мат-лы фольклорных экспедиций 1953-1993 гг. / Ред.: В. П. Аникин. М., 1998. № 2185. С. 333; Отреченное чтение в России XVII-XVIII вв. / Отв. ред.: А. Л. Топорков, А. А. Турилов. М., 2002. С. 115).

Мч. Иоанн Воин. Роспись Покровского придела собора Покрова на Рву в Москве. Кон. XVIII в.
Мч. Иоанн Воин. Роспись Покровского придела собора Покрова на Рву в Москве. Кон. XVIII в.

Мч. Иоанн Воин. Роспись Покровского придела собора Покрова на Рву в Москве. Кон. XVIII в.

Почитание И. В. упрочилось во время войн, к-рые Россия вела во 2-й пол. XVII-XVIII в. (напр., в правление Петра I: «Служба и житие...» были изданы во время Азовских походов, а храм во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка был заново отстроен в камне в 1709-1717 - после Полтавской битвы). Соответствующий аспект почитания И. В. отражен в гимнографии (см. тропарь И. В.); в молитве святому, помещенной на иконе 30-х гг. XVIII в. из ц. свт. Иоанна Златоуста в Коровницкой слободе Ярославля (ЯИАМЗ), он прославляется как «храбрый во бранех врагом прогонитель и обидимым заступник», «поборник крепок на вся видимыя и невидимыя враги наша» (икона составляет пару с образом арх. Михаила). Многочисленны признаки почитания мученика в военной среде - прежде всего это посвящения престолов приходских и полковых храмов. Так, с 1722 г. известен придел московской ц. свт. Николая Чудотворца в Воробине, выстроенной стрельцами; в 1713-1714 гг. устроен придел Введенской ц. в Семёновском - окраинном районе Москвы, бывш. селе, где жили солдаты Семёновского полка; с 50-х гг. XVIII в. существовал придел в Троицком соборе Измайловского полка в С.-Петербурге; в 1906-1907 гг. деревянный храм был возведен в летнем лагере лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка близ Красного Села, в окрестностях С.-Петербурга. В сер. XVIII в. был исполнен образ И. В. и прор. Илии, находящийся в Преображенском соборе С.-Петербурга - храме Преображенского полка. Однако почитание И. В. имело и др. черты. Так, житийные данные об исцелениях от мощей укрепляли его почитание как целителя и чудотворца. Кроме того, в агиографических и гимнографических текстах прославляются телесная и душевная чистота И. В., его господство над страстями и в особенности дела милосердия, к-рые святой совершал как во время гонений на христиан при имп. Юлиане Отступнике, так и в последние годы жизни, посещая больных, заключенных и скорбящих. Такая «универсальность» святого, отраженная и в тексте на гравюре 1695 г. Василия Андреева, позволяет сопоставлять его почитание с распространенным в Новое время почитанием иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Вероятно, факты Жития И. В. (в т. ч. подробно описанные сомнения святого, поставленного перед выбором между мирскими благами и верностью Христу) не только отвечали характеру религ. сознания позднего средневековья и Нового времени, но и остро воспринимались в контексте культурной ситуации в России 2-й пол. XVII-XVIII в.: образ страстотерпца, пытавшегося соединить внешнюю верность монарху - отступнику от истинной веры - с тайным исповеданием Христа и избавленного от казни вслед. чудесной гибели правителя, мог быть привлекательным для представителей консервативных кругов рус. общества (в т. ч. для старообрядцев), а отчасти и для носителей высшей власти, поскольку пропагандировал идею лояльности государю.

На распространение изображений И. В., их функции и иконографию повлияли и конкретные мотивы Жития И. В. Благодаря рассказу о погребении нищелюбивого святого возникла устойчивая связь почитания И. В. и темы поминовения усопших, к-рая нашла отражение в посвящении придела московского храма Воздвижения Креста на Божедомке (часто именовался «церковью Иоанна Воина»), т. е. в месте, где находилась общая могила для жертв эпидемий, безымянных тел (придел известен с 1722; см.: Токмаков И. Ф. Краткое ист.-археол. описание ц. св. Иоанна Воина, что на Божедомке, близ Екатерининского парка, в Москве. М., 1892. С. 11, 13-14). В дальнейшем И. В. неоднократно посвящались кладбищенские храмы или их приделы (церкви в Богучаре и Коврове, приделы Боголюбской ц. в Суздале и Вознесенской ц. в Кириллове). Житийное сообщение о положении обретенных мощей И. В. в ц. ап. Иоанна Богослова в К-поле послужило поводом для устройства престолов мученика в одноименных церквах (в ц. ап. Иоанна Богослова в Коломне и в церкви на Мишариной горе в Пскове) или для создания для таких храмов икон святого (напр., житийный образ И. В. из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе Костромы, 1-я треть XVIII в., КГОИАМЗ).

В Житии особо подчеркивается помощь И. В. в обличении воров, в обретении украденных или потерянных вещей и возвращении сбежавших «рабов», что дополнительно способствовало популярности И. В. как в дворянской, так и в купеческой среде. О довольно раннем возникновении этих представлений, доминировавших в народном почитании И. В. (ср. печатные и иконописные «лечебники» XIX в., а также роман Н. С. Лескова «Соборяне»), свидетельствует образ И. В. письма Петра Иродионова (1690, ГИМ). В надписи заказчик кн. М. А. Волконский сообщает о написании иконы «в честь и славу и обличение воров, которые коснулис скорбе моей, и в победу тоея ворам». Благодаря таким представлениям о святом его изображение было включено в роспись юж. галереи ц. св. Иоанна Предтечи в Толчковской слободе Ярославля (1703-1704) в числе фресковых икон св. заступников (ангела-хранителя, cщмч. Власия Севастийского, мц. Фомаиды и др.) с неск. житийными сценами; в случае с И. В. 2 из них посвящены помощи святого в возвращении украденного имущества. Тот же аспект почитания И. В. лежит в основе традиции устройства приделов во имя святого в колокольнях, в т. ч. надвратных, т. е. при входе в храм или на его территорию (ц. во имя святых Иоанна Воина и Феодора Стратилата в колокольне нижегородского кафедрального собора, 1716; придел Богоявленского собора в Иркутске, 1729; храм в колокольне Иоанно-Предтеченского мон-ря в Астрахани, 1737; приделы под колокольнями церквей Вознесения и Покрова (Николы Низского) в Казани и др.). Этими же причинами объясняется бытование изображений мученика в адм. учреждениях и тюрьмах: часовня во имя св. Иоанна Воина существовала при присутственных местах и тюрьме Коломны; в Покровской ц. Шуи хранился житийный образ И. В., написанный в 1747 г. по заказу воеводы И. А. Обухова и до 1867 г. находившийся в уездном суде, а ранее - в воеводской канцелярии или в тюрьме (Борисов В. А. Описание г. Шуи и его окрестностей. М., 1851. С. 53; Ист.-стат. описание церквей и приходов Владимирской епархии / Сост.: В. М. Березин, В. Г. Добронравов. Владимир, 1898. Вып. 5. С. 20); икона святого в тульском Успенском соборе, по преданию, была отобрана «начальством» у разбойников, в день памяти И. В. в губ. правлении совершалось всенощное бдение с молебном мученику (Святые храмы г. Тулы: Ист.-стат. описание / Ред.-сост.: Н. И. Троицкий, Ю. В. Арсеньев. Тула, 1888. С. 14-15).

Мч. Иоанн Воин и прп. Марон Пустынник. Икона. XVIII в. (ц. прп. Марона Пустынника на Б. Якиманке, Москва)
Мч. Иоанн Воин и прп. Марон Пустынник. Икона. XVIII в. (ц. прп. Марона Пустынника на Б. Якиманке, Москва)

Мч. Иоанн Воин и прп. Марон Пустынник. Икона. XVIII в. (ц. прп. Марона Пустынника на Б. Якиманке, Москва)

Несмотря на многочисленность изображений И. В., они довольно однообразны и находят аналогии в иконографии др. св. воинов кон. XVII - XVIII в., хотя отличаются друг от друга нюансами. Преобладают фронтальные образы мученика в красном плаще и богато декорированных доспехах сложной формы, с чертами искусства барокко; в таких произведениях часто присутствует панорамный пейзажный фон, включающий оружие, лежащее на поземе (ср. житийные иконы 1-й четв. XVIII в. вмч. Георгия из Благовещенской ц. в Ярославле (ЯИАМЗ) и вмч. Димитрия Солунского в собрании М. Е. Де Буара (Елизаветина)). Существуют неск. вариантов этой иконографии, отличающихся количеством и расположением атрибутов, жестами святого, наличием в верхней части композиции образа Спасителя или Св. Троицы. Наибольшее распространение получили изображения И. В. с крестом в воздетой деснице и с копьем с флажком в руке; иногда руки святого разведены в стороны (небольшая икона кон. XVII в., ГММК; фреска галереи ярославской ц. св. Иоанна Предтечи в Толчковской слободе; икона рубежа XVII и XVIII вв. в ц. Успения в Гончарах в Москве; средник житийной иконы 1-й трети XVIII в. из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе в Костроме (КГОИАМЗ); икона 1-й трети XVIII в. в ц. свт. Николая Чудотворца в Кузнецах в Москве (Баталов А. Л., Вайнтрауб Л. Р. Церковь свт. Николая в Кузнецах: История храма и его прихода. М., 2009. Т. 1. С. 37. Ил. 7), возможно происходящая из придела во имя св. Иоанна Воина в Георгиевской (Иверской) ц. на ул. Б. Ордынка); в ряде случаев руки изображаются перед грудью (храмовая икона в приделе ц. св. Иоанна Предтечи на Пресне в Москве, написанная на рубеже XVII и XVIII вв. или ок. 1730 Тимофеем Кирилловым; см.: Красилин М. М. Памятники искусства XVI - нач. XX в. в немузейных собраниях: (Москва: Церковь Иоанна Предтечи) // Худож. наследие: Хранение. Исслед. Реставрация. М., 1989. Вып. 12. Ил. 8; образ 1714 г. в иконостасе московской ц. прор. Илии в Обыденском пер.). Иногда значение И. В. как св. воина подчеркивается тем, что в его левую руку кроме копья вложен меч (икона кон. XVII - нач. XVIII в. в соборе муромского Благовещенского мон-ря; см.: Иконы Мурома. М., 2004. С. 27. Ил. 17; икона нач. XVIII в. (собрание В. А. Бондаренко, см.: Иконопись эпохи династии Романовых: Собр. В. Бондаренко. М., 2008. Кат. 69. С. 81. Ил. 35); икона посл. четв. XVIII в. в серебряном окладе костромской работы 1796, ГИМ) или щит (икона письма Михаила Никитина Законина, 1699, ГТГ). Более редки изображения святого без копья, с крестом в правой и с мечом в левой руке (иконы нач. XVIII в., ГМИР, и 30-х гг. XVIII в. из ц. свт. Иоанна Златоуста в Толчковской слободе Ярославля, ЯИАМЗ); без креста, с копьем и мечом (палехская икона с житийными сценами, посл. четв. XVIII в., Гос. музей палехского искусства); с копьем, мечом и хоругвью на крестообразном древке, заменяющем мученический крест (икона, написанная Петром Иродионовым для кн. М. А. Волконского, 1690, ГИМ). Щит и (или) шлем иногда изображаются за плечами И. В. (икона 1690, ГИМ; икона нач. XVIII в., собрание В. А. Бондаренко, и др.). Нек-рые памятники этой группы отличаются тщательной проработкой пейзажа и лежащих на земле атрибутов святого (шлема, щита, колчана и меча) (напр., икона кон. XVII в., ГММК, иконы из московских храмов св. Иоанна Предтечи на Пресне и свт. Николая Чудотворца в Кузнецах и др.). к ним относится икона 1762 г. из московской ц. во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка; на ней пейзаж заменен архитектурным фоном (изображены сам храм и колокольня Ивана Великого с примыкающей звонницей), дополненным 3 крупными рокайльными картушами с гимнографическими надписями. Обилие вариаций при повторении общей иконографической схемы и представительность композиций указывают на особое внимание к образу святого, чьи иконы нередко исполнялись столичными мастерами, следовавшими традициям Оружейной палаты, или иконописцами из крупнейших художественных центров Поволжья.

Второй, более редкий иконографический тип представлен изображениями И. В. в молении. Они близки к гравюре 1695 г. Василия Андреева, но в то же время напоминают о традициях строгановского искусства и сходны с гравированным образом И. В. нач. XVIII в., описанным Ровинским (Ровинский. Народные картинки. Кат. 1483. С. 615), а также с изображениями др. воинов (ср. с иконой вмч. Димитрия Солунского, ок. 1700, ГТГ). Частичную зависимость от гравюры 1695 г. обнаруживает лишь средник житийной иконы нач. XVIII в. (ЦМиАР). Здесь образ святого также сопровождается стихотворным текстом, прославляющим И. В. как заступника, однако в остальном композиция отличается от гравюры: отсутствуют иконографические мотивы зап. происхождения, вирши помещены не на свитке, а в картуше, фоном которого служит сложная композиция, состоящая из меча, копья, алебарды, булавы и др. предметов вооружения (картуш с надписью показан и на иконе раннего XVIII в. из частного собрания в Германии). К 1-й трети или ко 2-й четв. XVIII в. относится образ И. В. в молении в московской ц. свт. Николая в Хамовниках (Москва православная. 1994. С. 19); слева от фигуры святого на пейзажном фоне изображена процессия с его телом - сцена погребения или перенесения мощей. Эта икона представляет собой ранний пример иконографии И. В. с новым атрибутом - пальмовой ветвью, к-рую он держит в левой руке вместе с копьем (ср. с окладом 1-й пол. XVIII в., НКПИКЗ; см.: Киево-Печерский гос. ист.-культурный музей-заповедник: Фотоальбом. К., 1984. с. 206); этот атрибут часто использовался позднее. Наиболее сложную интерпретацию иконография молящегося И. В. получила на иконе сер. XVIII в. из Никольской ц. Сухачского погоста (ЧерМО). композиция иконы включает не только образ Христа и сцену перенесения мощей святого с приступающими к ним калеками, но и фигуру ангела, возлагающего на голову мученика венок (сцена перенесения мощей и фигура ангела также присутствуют на иконе 2-й пол. (?) XIX в. в притворе Успенской ц. московского Новодевичьего мон-ря; в композиции большую роль играют клейма с текстами тропаря, кондака святому и молитвы ему). Образ И. В. в молении также известен по среднику житийной иконы кон. XVII в. (?) (УКМ). Сохранились небольшие домашние иконы такого типа, напр. образ кон. XVIII в., принадлежавший М. Ю. Лермонтову (благословение его бабушки Е. А. Арсеньевой при отъезде на Кавказ; ИРЛИ ПД), и икона, написанная ок. 1806 г. в связи с рождением отца худож. В. И. Сурикова (Красноярский краеведческий музей).

Прп. Симеон Столпник и мч. Иоанн Воин. Икона. Нач. XVIII в. (ЯХМ)
Прп. Симеон Столпник и мч. Иоанн Воин. Икона. Нач. XVIII в. (ЯХМ)

Прп. Симеон Столпник и мч. Иоанн Воин. Икона. Нач. XVIII в. (ЯХМ)

На протяжении XVIII в. образ И. В. неоднократно включался в монументальные ансамбли, превратившись в едва ли не постоянный элемент монументальной программы. Кроме упомянутых памятников 80-х гг. XVII - нач. XVIII в. это росписи в соборе московского Сретенского мон-ря, 1707 г. (сев. столб); в Благовещенской ц. в Ярославле, 1708-1709 гг. (на откосе окна); в ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе в Костроме, 1735 г. (на вост. грани одного из столбов, под записью); в ц. Казанской иконы Божией Матери в Устюжне, 1756-1757 гг. (на сев. стене паперти; из-за отсутствия в храме столбов здесь же представлены и др. воины и св. заступники); в Покровском приделе собора Покрова на Рву в Москве, кон. XVIII в. (в нижнем ярусе, под тромпами); в Богоявленском соборе ростовского Авраамиева мон-ря, 30-е гг. XVIII в. (на сев.-зап. столбе), и в Успенском соборе в Ростове, 1777-1779 гг., с поздними поновлениями (на юго-вост. столбе).

С рубежа XVII и XVIII вв. широко распространяются образы И. В. в сочетании с образами др. святых. Подобные произведения, среди к-рых много икон небольшого размера, предназначенных для домашней молитвы или для вклада, отражают нюансы почитания мученика и индивидуальные намерения заказчиков. В качестве великого чудотворца, целителя и помощника христиан И. В. может изображаться вместе с др. св. заступниками, со святыми, чтимыми в данной местности или в храме, и с небесными покровителями владельцев (вкладчиков). Среди ранних памятников - 2-рядная икона письма Сергея Бурдыгина, на к-рой представлены Рождество Христово, Рождество Богоматери и святые в молении Еммануилу (1692, ГИМ); образ избранных святых (Иоанна Предтечи, Николая Чудотворца, Сергия Радонежского, И. В., Георгия и Димитрия) в молении Богоматери Владимирской, написан московским свящ. Димитрием Гавриловым «по обещанию» офицеров и рядовых Жилого стрелецкого полка в Курске полковника П. К. фон Буковина (1701, Государственные музеи Берлина); икона святых Николая Чудотворца, И. В., Димитрия Солунского и вмц. Екатерины, написанная в 1734 г. Димитрием Яковлевым Молчановым (частное собрание; Комашко. 2006. Кат. 29). На иконах 1692 и 1701 гг., судя по составу персонажей, отразилось восприятие святого как заступника воинов, сохранявшееся и позднее, на что указывает ряд уцелевших или упоминаемых в лит-ре обетных икон. Так, И. В. со св. воинами Георгием и Димитрием и князьями Александром Невским, Борисом и Глебом, а также с арх. Михаилом, со свт. Николаем Чудотворцем, с апостолами Петром и Павлом был представлен на иконе Св. Троицы, написанной в 1742 г. по обещанию Гренадерской роты лейб-гвардии Измайловского полка «во благополучное державство» имп. Елизаветы Петровны (находилась в Троицком Измайловском соборе С.-Петербурга; Песоцкий. 1894. С. 39-40); поясной образ И. В. занимает одно из важнейших мест в программе иконы избранных святых, написанной в дек. 1914 г. в дер. Казённая Туросна (близ посада Клинцы) по заказу жен воинов, находившихся на фронте (ГМИР). И. В. нередко изображался с др. св. заступниками: покровителями семьи и брака Гурием, Самоном и Авивом (иконы кон. XVIII в. в с.-петербургском Преображенском соборе и XIX в. из собрания И. С. Глазунова), с целителем, защитником от эпидемий и неурожая св. Харалампием Магнезийским (икона этих святых и Богоматери, согласно описи 1774 г., находилась в иконостасе придела равноап. вел. кн. Владимира Успенского собора в Ярославле; см.: Успенский собор в Ярославле / Сост.: Т. А. и А. М. Рутман. Ярославль, 2007. С. 324), с избавителем от пьянства мч. Вонифатием (литые образки XVIII-XIX вв.; см.: Гнутова С. В., Зотова Е. Я. Кресты, иконы, складни: Медное худож. литье XI - нач. XX в. из собр. ЦмиАР: Альбом. М., 2000. Кат. 166. С. 88), с ангелом-хранителем (створки литых 3-створчатых складней с варьирующимися композициями в среднике; см.: Там же. Кат. 213, 214. С. 112) и с малоизвестным в России прп. Стилианом Пафлагонским, к-рый почитался на Балканах как покровитель детей (ветковская икона раннего XIX в., старообрядческая община Самары; И. В. показан в молении образу Стилиана, стоящего на коленях перед иконой Богоматери и держащего на руках младенца; см.: Красилин М. М., Данченко Е. А. Церковные древности Самарской земли: Кат. М., 2009. Кат. 4).

Сохранились иконы, на к-рых И. В. изображен вместе с местночтимыми восточно-христ. и рус. святыми, относящимися к разным ликам. В 20-30-х гг. XVIII в., когда в московской ц. Благовещения на Бабьем городке появился придел прп. Марона, для него была написана икона этого святого, вместе с И. В. предстоящего образу «Сошествие во ад» (Москва православная. 1994. С. 292); создание подобной иконы для храма, находящегося близ ц. во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка, объясняется почитанием мученика в этой части Москвы (ср. с данными о приделе во имя св. Иоанна Воина, к-рый до 1814 существовал в Казанской ц. на той же улице «у Калужских ворот»). О почитании И. В. в Ярославле свидетельствует его изображение на 2-сторонней иконе рубежа XVII и XVIII вв. с «Распятием» на лицевой стороне (НГОМЗ): мученик вместе с 5 св. ярославскими князьями показан в молении Толгскому образу Божией Матери. Особенно оригинальна икона 1-й трети XVIII в., на к-рой И. В. вместе с кнг. Анной Кашинской представлен в молении образу «Зачатие св. Иоанна Предтечи» («Благовестие Захарии») (частное собрание; см.: MacDougall's Russian art Auctions: Icons of the Orthodox World. 2 Dec. 2009. L., 2009. N 11. P. 24-25). Образ И. В. соединялся с темой почитания рус. святых и в рамках более сложных программ: в 1740 г. Козьма Иванов Березин написал для иконостаса собора устюжского Иоанно-Предтеченского мон-ря икону мучеников И. В., Георгия и вмч. Димитрия, кн. Александра Невского и Устюжских святых - юродивых Прокопия и Иоанна (парным образом служила икона святителей, среди к-рых были представлены широко почитавшиеся Антипа Пергамский и Харалампий Магнезийский; см.: Сорокатый В. М. Иконописцы и живописцы Вел. Устюга XVIII в.: Мат-лы для словаря // Иконы Рус. Севера: Двинская земля, Онега, Каргополье, Поморье: Ст. и мат-лы / Ред.-сост.: Э. С. Смирнова. М., 2005. С. 304).

Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Нач. XVIII в. (ЦМиАР)
Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Нач. XVIII в. (ЦМиАР)

Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Нач. XVIII в. (ЦМиАР)

Не всегда ясен замысел икон, где И. В. представлен с др. святыми. Таковы его изображения вместе с прп. Симеоном Столпником (пядничная икона нач. XVIII в., ЯХМ), с прав. Симеоном Богоприимцем (икона 1-й трети XVIII в., ИАХМНИ) и с прор. Илией (икона сер. XVIII в., Преображенский собор в С.-Петербурге). Эти комбинации могут отражать посвящения престолов, близость дней памяти святых, почитание небесных покровителей заказчиков или выполнять сразу неск. функций. Примером последнего варианта служит икона И. В. и прп. Михаила Малеина в с.-петербургском Сампсониевском соборе, написанная в 1761 г. мастером Трофимом Баженовым из посада Большие Соли (святые изображены в молении ныне утраченному Владимирскому образу Божией Матери): если Михаил Малеин являлся небесным покровителем заказчика М. Я. Грязновского-Лапшина, то И. В. мог быть представлен и как патрон его дяди И. Лапшина, строителя каменного храма св. Сампсона Странноприимца (1728-1740), и как воинский святой, почитавшийся в С.-Петербурге в XVIII в.

Композиции, в к-рые в XVIII - нач. XX в. включалась фигура И. В., многочисленны и разнообразны. Среди них есть сцены на определенный, чаще всего символический сюжет («Покров Богоматери», «Богоматерь «Всех скорбящих радость»», «София Крестная») и отдельные изображения групп святых, а также изображения на полях; как и на отдельных иконах, образ И. В. может соседствовать с образами др. воинов, целителей, семейных святых и т. п. (см. примеры в изданиях: «Пречистому образу Твоему поклоняемся…»: Образ Богоматери в произв. из собр. ГРМ. СПб., 1995. Кат. 36, 152; Уральская икона. 1998. Кат. 70, 252, 267, 316, 333, 339, 343, 368, 470, 596, 615; Icone russe. 2003. Cat. 336, 340, 384; Комашко. 2006. Кат. 65, 81; Бенчев. 2007. С. 67; Комашко, Преображенский, Смирнова. 2009. Кат. 77, 78, 104, 150, 153, 155; Образы и символы старой веры. 2008. Кат. 176, 227; Русская икона XV-XX вв. 2009. Кат. 115, 170). Обилие изображений святого, относящихся к синодальному времени, свидетельствует о частых случаях наречения детей в его честь и об устойчивости почитания И. В. как заступника, в т. ч. в старообрядческих кругах. В качестве святого, к-рому молятся об обретении украденных вещей и о возвращении «рабов», он (обычно вместе с Феодором Тироном, имевшим аналогичные функции) изображался на многочисленных иконах и гравюрах XIX в., именовавшихся «Сказание киим святым какие благодати исцеления от Бога даны» (см. разные варианты этих композиций: Ровинский. Народные картинки. № 1034. С. 418-420; Сибирская икона. 1999. Кат. 8; Icone russe. 2003. Cat. 272, 339; Бенчев. 2007. С. 16, 17; Комашко, Преображенский, Смирнова. 2009. Кат. 160; Русская икона XV-XX вв. 2009. Кат. 160). К произведениям этой категории близки памятники, подобные складню с Владимирским образом Божией Матери и праздниками (кон. XIX в., Мстёра, ЯХМ), на створках к-рого изображены св. заступники; И. В. представлен на правой створке вместе с мучениками-целителями Пантелеимоном и Вонифатием («На ратный труд благословляющие». 2005. Кат. 16).

Изображения И. В. в составе минейных циклов (под 30 июля, вместе с апостолами Силой и Силуаном) изредка встречались и в 1-й пол.- сер. XVII в. (И. В. в одеждах мученика представлен на минейной иконе из комплекта этого времени, принадлежавшего Никольскому единоверческому мон-рю в Москве), но в целом характерны для более позднего времени: они получают распространение в кон. XVII - 1-й пол. XVIII в., т. е. в эпоху утверждения почитания святого. К числу ранних минейных циклов, включающих его образ, относятся роспись четверика ярославской ц. св. Иоанна Предтечи в Толчковской слободе (1694-1695), икона «Новозаветная Троица с праздниками и минеей» из ц. Феодоровской иконы Божией Матери в Ярославле (кон. XVII в., ЯИАМЗ), комплект 1701 г. (ГТГ), икона на май из комплекта 1-й пол. XVIII в., находящегося в Сампсониевском соборе в С.-Петербурге, листы из гравированных святцев Г. П. Тепчегорского (1722, впервые гравирован в 1714) и И. К. Любецкого (1730); в этих, а также в более поздних произведениях И. В. изображается как воин (на иконе из Сампсониевского собора и на листе из святцев Тепчегорского - с пальмовой ветвью). Отдельный образ И. В., написанный мстёрским иконописцем О. С. Чириковым, входил в комплект минейных икон, созданный в 80-х гг. XIX - нач. XX в. для домовой церкви с.-петербургского Мраморного дворца (местонахождение иконы неизв.; Басова М. В. Минейные и праздничные иконы М. И. Дикарёва и И. С. Чирикова из домовой церкви Мраморного дворца в С.-Петербурге: создание, бытование, судьба // Тр. ГМИР. СПб., 2001. Вып. 1. С. 72). Однако даже в XIX в. создавались минейные иконы без изображения И. В. (см.: Бенчев. 2007. С. 227; Святые образы: Рус. иконы XVIII-XX вв. из частных собраний: Прил. к изд. 2006 / Авт.-сост.: И. В. Тарноградский, авт. статей: И. Л. Бусева-Давыдова. М., 2007. Кат. 106. С. 171).

Изображения И. В. XIX - нач. XX в. продолжают традиции более раннего времени. В старообрядческой среде создавались иконы, подражавшие произведениям XVII в. (ср. икону с фронтальным изображением И. В. в рост, находящуюся в Курганской общине старообрядцев-поморцев; см.: Сибирская икона. 1999. Кат. 10). Среди них выделяются памятники, копирующие изображения мучеников на «строгановских» иконах: образ 2-й пол. XIX в. из собрания Н. М. Постникова (ГИМ), восходящий, вероятно, к иконам вмч. Никиты письма Прокопия Чирина, и икона рубежа XIX и XX вв. из частного собрания в Германии (Lebendige Zeugen. 2005. Kat. 109) - повторение образа из собрания Н. П. Лихачёва (ГРМ); известны аналогичные прориси (Искусство строгановских мастеров. 1987. С. 90. Ил. 18; Маркелов Г. В. Книга иконных образцов: 500 подлинных прорисей и переводов с рус. икон XV-XIX вв. СПб., 2006. Т. 1. С. 9). Наряду с произведениями, исполненными в традиц. манере или сохранявшими отголоски стиля барокко, существуют многочисленные образы И. В. в стиле академизма (в приделе во имя св. Иоанна Воина Троицкого Измайловского собора в С.-Петербурге кроме иконы святого, написанной в 50-х гг. XVIII в. Ф. Л. Колокольниковым, находился образ 1828-1835 гг. работы А. И. Иванова; Песоцкий. 1894. С. 17, 35, 36); в произведениях посл. трети XIX - нач. XX в. стилистика академической живописи обычно сочетается с чертами визант. традиции - прежде всего с нек-рыми особенностями средневек. иконографии св. воинов (ср. икону И. В. и cщмч. Антипы Пергамского в Троицком Измайловском соборе C.-Петербурга и образ И. В., мч. Трифона и прп. Тихона Калужского в Троицком соборе Подольска). Из иконографических новшеств этого времени следует отметить распространение образов И. В. в шлеме (были характерны для живописи южнорус. земель, ср. поясной образ в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры) и икон с полуфигурой святого, аналогичные иконам мучеников-целителей Вонифатия и Пантелеимона. Не встречавшийся в эпоху расцвета почитания И. В. поясной вариант его иконографии использовался мастерами, работавшими в разных манерах: произведения традиц. иконописи представлены невьянской иконой посл. трети XIX в. (частное собрание, Екатеринбург; см.: Уральская икона. 1998. Кат. 493), академическое иконописание - образом 1887 г., написанным в г. Крапивна Н. Ф. Турчаниновым по заказу М. Слёзкина, к-рый благословил им сына Ивана (частное собрание в Германии; см.: Lebendige Zeugen. 2005. Kat. 104). Икона 1887 г. отличается натуралистической трактовкой образа святого (он представлен в легком повороте; лик обращен ко Христу, десница прижата к груди), вниманием к его эмоциональному состоянию и тщательной проработкой фона с «восточным» пейзажем - розоватыми, словно освещенными зарей горами. Попытка передать молитвенную одухотворенность И. В. средствами академического искусства видна в гравированном изображении на обложке одного из изданий его Жития (Житие св. мч. Иоанна Воина. М., 18832): И. В. представлен в палате с арками, к-рую озаряет небесный свет; он стоит, преклонив правое колено, а на левом колене держит раскрытую книгу. Хотя рядом с И. В. показано его оружие, не исключено, что эта сцена соответствует житийному рассказу о заключении мученика в темницу, где он молитвой поборол искушения (Служба св. Иоанну Воину. Житие / Сост.: иером. Карион (Истомин). М., 1695. Л. 45-52).

Данные о нек-рых произведениях XIX в. свидетельствуют о том, что И. В. продолжали почитать не только как защитника от воров, но и как покровителя воинов и ходатая за умерших (образ святого входил в состав убранства московской часовни-памятника героям Плевны, сооруженной в 1887), заступника сирот и немощных (икона И. В. находилась в больничной церкви г. Шуи; Правдин Е. И., свящ. Описание г. Шуи и шуйских церквей с приложением Сказания о чудесах от чудотворной иконы Шуйской Смоленской иконы Божией Матери в рус. пер. Шуя, 1884. С. 167); в 1892 г. сестры Мариинского скита с.-петербургского Новодевичьего мон-ря написали икону И. В. для ц. Рождества Христова при детском приюте графов Милютиных в С.-Петербурге (Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни С.-Петербурга: Христ. ист.-церк. энцикл. СПб., 2003. С. 283).

Житийные циклы

Известные в наст. время образы И. В. с житием созданы не ранее рубежа XVII и XVIII вв. Очевидно, формирование житийной иконографии святого относится к этому же времени и является следствием издания Жития И. В. в 1695 г. Хотя И. В. был патрональным святым И. М. Строганова, сведения об аналогичных иконах мученика, связанных с этим родом, отсутствуют; житийная икона И. В. (ГТГ), упоминаемая В. И. Антоновой и Н. Е. Мнёвой как памятник кон. XVI в. (Антонова, Мнёва. Каталог. Т. 2. С. 186. Кат. 589. Примеч. 2), представляет собой образ мч. Иоанна Нового Сочавского, 30-е гг. XVII в., происходящий из одноименного придела московского храма Гребневской иконы Божией Матери (сведения Е. М. Саенковой).

Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Посл. четв. XVIII в. (РГИАХМЗ)
Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Посл. четв. XVIII в. (РГИАХМЗ)

Мч. Иоанн Воин, с житием. Икона. Посл. четв. XVIII в. (РГИАХМЗ)

Сохранилось неск. ранних житийных икон И. В. с подробными циклами, включающими более 10 сцен: икона с 18 клеймами (5 утрачены) из ц. ап. Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе Костромы (1-я треть XVIII в., КГОИАМЗ); икона с 16 клеймами из Никольской ц. Устюженского у. (кон. XVII в.?, УКМ); икона с 12 клеймами (нач. XVIII в., ЦМиАР). Судя по иконам из КГОИАМЗ и ЦМиАР, программы подобных произведений в целом соответствовали Житию, составленному Карионом Истоминым. Так, в них включены изображения И. В., посылаемого имп. Юлианом Отступником для участия в гонениях на христиан, сцены деяний И. В. и его помощи скорбящим. Вместе с тем в циклах представлены отсутствующие в тексте рождество (икона ЦМиАР) и крещение святого (обе иконы). В цикл иконы из КГОИАМЗ входят сцены преставления, посмертных чудес и обретения мощей И. В. (в частности, явление вдове, к-рой святой сообщил свое имя и указал место погребения). На иконе из ЦМиАР показано только преставление И. В., большое внимание уделено эпизодам с участием императора, к-рые не имеют лит. параллелей (И. В. изображен стоящим перед имп. Юлианом, пирующим вместе с ним и получающим от императора меч), и изображениям И. В. в походе (в 3 клеймах он представлен на коне и в шлеме). Эти сюжеты в сочетании с иконографией средника, где изображено много оружия, вероятно, отражают пожелания заказчика, к-рый почитал И. В. прежде всего как св. воина (при этом в составе цикла иконы из ЦМиАР есть 2 клейма, посвященные делам милосердия святого - утешению скорбящих и раздаче милостыни калекам). Пространные циклы, относящиеся к XIX в., иллюстрируют Житие более точно и последовательно. Среди них есть крупные храмовые образы, такие как рама с 12 сценами кон. XIX в. для храмовой иконы московской ц. во имя св. Иоанна Воина на ул. Б. Якиманка (Москва православная. 2000. С. 597), и небольшие домашние иконы (палехская икона из собрания Н. П. Лихачёва с 14 сценами, 2 из к-рых в среднике, 1-я пол. XIX в., ГРМ; икона с 12 сценами, рубеж XIX и XX вв., частное собрание). По составу клейм эти памятники почти идентичны.

Большее распространение получили краткие циклы из неск. сцен, помещенных в среднике иконы, по сторонам образа И. В. в рост (иногда они заключались в медальоны или фигурные картуши). Старейшие памятники подобного типа связаны с Поволжьем, и прежде всего с Ярославлем: фреска юж. галереи ц. св. Иоанна Предтечи в Толчкове (1703-1704) и икона из ц. свт. Иоанна Златоуста в Коровниках (30-е гг. XVIII в., ЯХМ). При существенных различиях в составе сюжетов оба произведения объединяет образ И. В. как защитника от воров: на фреске представлены ограбление дома и явление святого ворам, а на иконе - ограбление и возвращение украденного хозяину. Сходные сцены известны и по более поздним памятникам, среди к-рых преобладают домашние иконы, часто из категории «расхожих» (2 иконы 2-й четв.- сер. XVIII в., Галерея Академии, Флоренция; икона 1-й пол. XIX в., собрание банка «Интеза - Сан-Паоло», палаццо Леони Монтанари, Виченца; прорись XIX в., Гос. музей палехского искусства; большая икона посл. четв. XVIII в. в Георгиевской ц. Рыбинска (Хохлова. 2009. Кат. 145)), и гравюры, нередко служившие образцами для икон (Ровинский. Народные картинки. Кат. 1475-1479. С. 613-614). Массовое бытование таких памятников указывает на важность этого аспекта почитания И. В. в XVIII в. (эпизод с ворами в более лаконичном виде есть и в пространных циклах XIX в.). Хотя в надписях на нек-рых произведениях этой группы говорится о возвращении имущества «некоему господину» («человеку») или «Вельмянину», сцены с кражей не имеют лит. основы, т. к. Житие И. В. лишь в общих чертах указывает на помощь святого в подобных ситуациях. В изобразительном же искусстве этот мотив был конкретизирован как посмертное чудо И. В.

Наряду с произведениями такого типа писались иконы с краткими циклами, где эпизод с ворами отсутствует, а все сцены посвящены только деяниям и исповедническому подвигу святого. К этой группе относятся икона нач. XVIII в. в окладе 1798 г. ярославской работы, включающая 6 композиций (выставлялась на аукцион Christie's, Лондон, 12 мая 2009), и 2 иконы с 4 житийными сюжетами (1-я треть XVIII в., РИАМЗ; посл. треть XVIII в., Гос. музей палехского искусства). На основе подобных произведений возник вариант с 2 сценами, к к-рому относится икона-краснушка из собрания Х. Вилламо (Финляндия). Одну из разновидностей кратких циклов представляет гравюра XVIII в. с 3 сценами, посвященными обретению мощей И. В. (Ровинский. Народные картинки. Кат. 1481-1482. С. 615). Встречаются иконы с одной сценой Жития, сопровождающей образ молящегося И. В.: как правило, это погребение святого или перенесение его мощей (иконы в московской ц. свт. Николая в Хамовниках и в ЧерМО). Известны и др. варианты, напр. на иконе XIX в. (ГМИР) помещено изображение мученика перед императором (согласно надписи, представлен суд над И. В., однако в Житии святого такого эпизода нет; очевидно, в основе композиции лежит сцена с имп. Юлианом, отправляющим И. В. в поход).

Современные изображения

И. В., создаваемые для храмов во имя святого, ориентированы на произведения разных эпох. Так, композиция на зап. стене ц. во имя св. Иоанна Воина в Коврове (эскиз выполнен в мастерской «Владспецреставрация», см.: Скворцов А. И. Наследие земли Владимирской: Монументальная живопись. М., 2004. Ил. на с. 281) повторяет палехскую икону со сценами Жития (посл. треть XVIII в., Гос. музей палехского искусства). Мн. иконописцы подражают не рус., а визант. произведениям комниновского и палеологовского периодов, но из-за отсутствия столь ранних изображений И. В. в качестве образцов используют изображения др. св. воинов. К числу подобных произведений относится ростовой образ И. В., написанный для иконостаса одноименного придела Троицкого Измайловского собора в С.-Петербурге.

Лит.: Яковлев Л. П. Русские старинные знамена: Доп. к 3 отд. «Древности Российского гос-ва». М., 1865; Ровинский. Народные картинки. Т. 3. Кат. 1034, 1475-1483. С. 420, 613-615; Григорий (Воинов-Борзецовский), архим. Церковь св. Иоанна Воинственника в Москве, на Б. Якиманской ул. // Рус. достопамятности / Изд.: А. А. Мартынов. М., 1883. Т. 4. С. 1-76; Песоцкий А. М., свящ. Церковь Св. Живоначальныя Троицы лейб-гвардии Измайловского полка: Ист. очерк. СПб., 1894; Лицевые святцы XVII в. Никольского единоверческого мон-ря в Москве: Иконописный подлинник / Изд.: В. П. Гурьянов. М., 1904, 1997р. С. 35, 61; Кондаков Н. П. Лицевой иконописный подлинник: Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. СПб., 1905. М., 2001р. Т. 1. С. 81, 86, 89. Табл. IX, 23, 38; Сидоров А. А. Древнерусская книжная гравюра. М., 1951; Marcucci L. Gallerie Nazionali di Firenze: I dipinti toscani del sec. XIII: Scuola Bizantina e russa dal sec. XII al sec. XVIII. R., 1958. P. 110, 112. N 85, 92; Skrobucha H. Ikonen-Museum Recklinghausen. Recklinghausen, 1965. N 328; Антонова В. И. Древнерусское искусство в собр. П. Корина. М., 1966. Кат. 75. Табл. 93; Янин В. Л. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1970. Т. 1: Печати X - нач. XIII в.; Искусство строгановских мастеров в собр. ГРМ: Кат. выст. Л., 1987. Кат. 43. С. 58, 85-90; Москва православная: Церк. календарь. История города в его святынях. Благочестивые обычаи: Февр. М., 1994; То же: Июль. М., 2000. С. 583, 585, 592-601; Icon Painting: State Museum of Palekh Art. Moscow, 1994. Pl. LXXX; Православие, армия и флот России. СПб., 1996. Кат. 28, 227-228; Евсеева. Афонская книга. С. 319. № 171; Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1998. Т. 3: Печати, зарегистрированные в 1970-1996 гг.; Уральская икона: Живописная, резная и литая икона XVIII - нач. XX в. Екатеринбург, 1998; Сибирская икона. Омск, 1999; Пивоварова Н. В. Фрески ц. Спаса на Нередице в Новгороде: Иконогр. программа росписи. СПб., 2002; Реставрация музейных ценностей в России: «Триеннале IV»: Кат. выст. М., 2002. Кат. 8. С. 12, 13; Иконы строгановских вотчин XVI-XVII вв.: По мат-лам реставрационных работ ВХНРЦ: Кат.-альбом. М., 2003. Кат. 75; Русская икона XVII-XVIII вв. в собр. Гос. музея-памятника «Исаакиевский собор»: Лицевые святцы из Сампсониевского собора. СПб., 2003. С. 26-27; Icone russe: Collezione Banca Intesa: Cat. ragionato. Mil., 2003. Т. 3. Cat. 335; Ермакова М. Е., Хромов О. Р. Русская гравюра на меди 2-й пол. XVII - 1-й трети XVIII в. (Москва, С.-Петербург): Описание колл. отд. изоизданий [РГБ]. М., 2004. Кат. 33.11, 35.10; Костромская икона XIII-XIX вв.: Свод рус. иконописи / Авт.-сост.: Н. И. Комашко, С. С. Каткова. М., 2004. Кат. 164. Табл. 261; Древности и духовные святыни старообрядчества. М., 2005. Кат. 47, 54, 64, 100; «На ратный труд благословляющие»: Иконы Ярославля XVI - нач. XX в. из собр. ЯХМ: Кат. выст. М., 2005. Кат. 8; Ikonen: Ikonen-Museum Frankfurt a. M. / Hrsg. R. Zacharuk. Fr./M., 2005. Kat. 7, 41, 67; Lebendige Zeugen: Datierte und signierte Ikonen in Russland um 1900 / Hrsg. R. Zacharuk. Tüb., 2005. Kat. 81, 83, 104, 109; Комашко Н. И. Русская икона XVIII в. М., 2006. Кат. 71, 120; Бенчев И. Иконы св. покровителей. М., 2007. С. 11, 16, 17, 67, 259; Иконы Успенского собора Моск. Кремля: XI - нач. XV в.: Кат. М., 2007. Прил. 1. Кат. 5; Алитова Р. Ф., Никитина Т. Л. Церковные стенные росписи Ростова Вел. и Ростовского у. XVIII - нач. XX в.: Кат. М., 2008. С. 28, 49, 490; Образы и символы старой веры: Памятники старообрядческой культуры из собр. ГРМ. СПб., 2008. Кат. 116; Саенкова Е. М., Герасименко Н. В. Иконы св. воинов. М., 2008. С. 152-155; Иконы Ярославля XIII - сер. XVII в.: Шедевры древнерус. живописи в музеях Ярославля. М., 2009. Т. 1. Кат. 74; Комашко Н. И., Преображенский А. С., Смирнова Э. С. Русские иконы в собрании М. Де Буара (Елизаветина): Кат. выст. М., 2009. Кат. 135.11; Кочетков. Словарь иконописцев. 20092. С. 1059 (по указ.); Куликова О. В. Древние лики Рус. Севера: Из музейного собр. икон XIV-XIX вв. г. Череповца. М., 2009. Кат. 77, 112. Табл. 78, 113; Русская икона XV-XX вв. из колл. И. Возякова. М., 2009. Кат. 160; Хохлова И. Л. Иконы Рыбинска. Рыбинск, 2009.
А. С. Преображенский