Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАНН
Т. 23, С. 189-204 опубликовано: 18 сентября 2013г.


ИОАНН

(Илия; † 7.09.1186, Новгород), свт. (пам. 7 сент., в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых), архиеп. Новгородский, старший брат свт. Гавриила (Григория), архиеп. Новгородского.

Биография

Согласно «Повести о построении Благовещенской церкви» (кон. 70-х гг. XV в.), святитель и его брат свт. Гавриил происходили, видимо, из боярского рода («благородну, и благочестиву, и богату родителю чада» - БЛДР. Т. 6. С. 460; Бобров. «Повести древних лет». 2003. С. 161). В соответствии с основной редакцией Жития И., составленной ок. сер. XV в. (см. ниже), отца святых звали Николаем, мать - Христиной (Крестиной). Однако, как свидетельствует запись о кормах под 6 сент. в списке Студийского устава не позднее рубежа 50-х и 60-х гг. XV в. из новгородского Благовещенского мон-ря, И. и Гавриил были не родными, а единокровными братьями: Христина была матерью Гавриила, а мать И. звали Марией: «На Созонтов день обед по архиепискупе Иване и Григории, отця их Микулу и матери их М(а)рью и Крестину поминати, их род и племя» (ГИМ. Син. № 330. Л. 70; см.: Горский, Невоструев. Описание. Отд. 3. Ч. 1. № 380. С. 248). В «Повести о построении Благовещенской церкви» рассказывается, что после смерти родителей, оставивших детям большое наследство, братья основали Благовещенский мон-рь в Людином конце Новгорода (в юж. части Софийской стороны), где приняли монашеский постриг. Однако, согласно Новгородской I летописи, Благовещенский монастырь был создан в 1170 г., когда И. (Илия) уже был архиепископом (см. ниже о монашеском постриге и об имени святого). Автор Жития И. и вслед за ним позднейшие летописцы сообщают, что Илия был священником ц. сщмч. Власия на Волосовой ул. в Людином конце (ВМЧ. Стб. 321, 328; ср.: Новгородские летописи. С. 8-9, 131, 192; ПСРЛ. Т. 30. С. 189, 197), хотя более ранние источники, в т. ч. новгородская владычная летопись, отразившаяся в Новгородской I летописи (Старшего и Младшего изводов), об этом умалчивают.

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Роспись сев. галереи Троицкого собора Ипатиевского мон-ря в Костроме. 1910-1913 гг.
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Роспись сев. галереи Троицкого собора Ипатиевского мон-ря в Костроме. 1910-1913 гг.

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Роспись сев. галереи Троицкого собора Ипатиевского мон-ря в Костроме. 1910-1913 гг.

После смерти свт. Аркадия (19 сент. 1163), еп. Новгородского, Илия, по всей видимости как и его предшественник, был избран на кафедру новгородским вечем, хотя прямое указание на это отсутствует в летописи и приводится впервые только в Житии И. (ВМЧ. Стб. 329; ср.: ПСРЛ. Т. 30. С. 69). По предположению П. П. Соколова, имена 3 Новгородских архиереев, управлявших епархией после свт. Нифонта (Аркадия, Илии и Гавриила), как кандидатов на замещение кафедры были названы свт. Нифонтом согласно нормам визант. монастырских типиконов XII в. Из названных епископов только свт. Аркадий был поставлен по жребию; жеребьевка при избрании Новгородского архиерея вновь стала обязательной в 1194 г., после кончины свт. Гавриила (Соколов. 1913. С. 323-325).

И. был хиротонисан во епископа Новгородского 28 марта 1165 г. («на верьбницу»), хиротонию возглавил Киевский митр. Иоанн IV. По Ипатьевской летописи, «постави Ярослав князь (очевидно, ошибка - вместо Ростислав или, что менее вероятно, Святослав; блгв. кн. Ростислав (Михаил) Мстиславич занимал киевский стол в 1159-1167, а его сын Святослав являлся новгородским князем в 1161-1167 (с перерывами).- М. П.) епископа Илью Новугороду Великому, то бо Илья родом бе новгородець» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 525). Период кон. 40-х - нач. 70-х гг. XII в. характеризуется временным усилением власти князя в Новгороде, причем Святослав Ростиславич «своим княжением воплощал старую идею зависимости Новгорода от Киева» (Янин В. Л. Новгородские посадники. М., 20032. С. 145, 149-150), что отмечено и в новгородской владычной летописи: И. вернулся в Новгород 11 мая 1165 г., «при князи новгородьстемь Святославе, а при посаднице Захарии» (НПЛ. С. 31, 219). В сообщении Ипатьевской летописи следует видеть утверждение киевским князем кандидатуры прибывшего из Новгорода И., возможно вопреки желанию митрополита, к-рый был прислан весной 1164 г. на митрополию из Византии при имевшемся у Ростислава своем кандидате на замещение Киевской кафедры - Клименте Смолятиче. Долгий срок между избранием и хиротонией (ок. полутора лет), вероятно, стал следствием длительного согласования кандидатуры епископа с митрополией (др. Новгородские епископы XII в.- Аркадий и Митрофан - тоже ок. 2 лет после избрания ждали хиротонии). (Следует признать необоснованной т. зр. А. Е. Мусина на обстоятельства хиротонии Илии, в соответствии с к-рой епископ не был выбран в Новгороде, являлся одним лицом с послом кн. св. Андрея Юрьевича Боголюбского в К-поль; см.: Мусин А. Е. Древнерус. общество, епископат и каноническое право в XII-XIV вв. // Miscellanea Slavica: Сб. ст. к 70-летию Б. А. Успенского. М., 2008. С. 352-356.) По мнению Г. Подскальски и А. Поппе, митрополит в 1165 г. сделал Илию «первопрестольником» (греч. πρωτόθρονος) Киевской митрополии, т. е. викарием, вместо Белгородского епископа (Подскальски. 1996. С. 310; Поппе А. В. Митрополиты и князья Киевской Руси // Там же. С. 458). Как предположил С. И. Смирнов, основываясь на свидетельстве Жития И., архиеп. Илия мог участвовать в Соборах, прошедших в Киеве в 1166-1169 гг.: «И на священнем Соборе бывшу ему всея Руси, и велика исправления показавшю, и паки возвращшуся в Великий Новгород» (ВМЧ. С. 329; Смирнов. 1912. С. 368).

Согласно новгородской владычной летописи, в 1165 г., через некоторое время после хиротонии Илии, игум. Юрьева новгородского муж. монастыря Дионисий ездил «с любовью... в Русь, и повелено бысть владыце архиепископьство митрополитомь» (НПЛ. С. 32). По Никоновскому своду 20-х гг. XVI в., Илия, послав предварительно дары митрополиту, сам ходил в Киев вместе с игум. Дионисием и посадниками и первым среди Новгородских архиереев был удостоен чести именоваться архиепископом (ПСРЛ. Т. 9. С. 233; ср.: С. 241; Т. 11. С. 143). По уникальным сведениям В. Н. Татищева (их источник неизвестен; вероятно, они являются домыслами историка), Новгородский владыка (называемый Лукой) помимо архиепископского титула просил у митрополита подчинения ему Смоленского и Полоцкого епископов, в чем ему было отказано кн. Ростиславом. При поставлении И. получил от митрополита «ризы драгие с крестами, стихарь и мантию со источники», а по возвращении в Новгород горожане «приносили ему дары многие, злато, сребро и от шелка, дабы было ему что послать по обесчанию великому князю, митрополиту и бояром, которые ему в том помогали» (Татищев. 1964. С. 80).

Принятие Илией титула архиепископа отразилось на его печатях. Первая известная его печать имеет надпись: «ИЛИА ЕП(ИСКОПЪ НОВГОРОДСЬКИИ)» (на др. стороне - образ Богоматери «Знамение» в полный рост; см.: Янин В. Л. Актовые печати Др. Руси. М., 1970. Т. 1. № 57) - и потому должна датироваться 1165 г. (менее вероятно, 1163-1165). Вторая печать, большая по размеру, содержит надпись: «ИЛИ(А) АРЬХИЕП(ИСКО)ПЪ НОВГОРОДСКЫИ» (на обороте - поясной образ Богоматери «Оранта»; см.: Там же. № 58; Белецкий С. В., Петренко В. П. Печати и пломбы из Старой Ладоги: Свод // Новые источники по археологии Северо-Запада. СПб., 1994. С. 193). Начиная с И., на печатях Новгородских иерархов появляются надписи не на греческом, а на церковнославянском языке. (В. Л. Янин, используя недавно найденную печать Ростовского еп. Леонтия II, считает дарование архиепископского титула ему и Илии взаимообусловленным и одновременным; см.: Янин В. Л. Моливдовул Ростовского еп. Леонтия // ВИД. 1994. Вып. 25. С. 17-18; Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Др. Руси. М., 1998. Т. 3. С. 36. Однако более вероятно, что Леонтий получил свой титул от следующего Киевского митрополита - Константина II - ок. 1169; см.: Назаренко А. В. Андрей Юрьевич Боголюбский // ПЭ. Т. 2. С. 394.)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святителей». 60-е гг. XIX в. (собор во имя равноап. кн. Владимира, С.-Петербург)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святителей». 60-е гг. XIX в. (собор во имя равноап. кн. Владимира, С.-Петербург)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святителей». 60-е гг. XIX в. (собор во имя равноап. кн. Владимира, С.-Петербург)

Согласно т. зр. Янина, поддержанной Я. Н. Щаповым, архиепископский титул на Руси в XII в. носил личный характер и являлся, как правило, результатом пожалования митрополитом конкретному архиерею (при этом в К-поле за Новгородскими архиереями этот титул обычно не признавали). Сан архиепископа имел предшественник И. на кафедре свт. Нифонт (управлял епархией в 1130/31-1156, в сане архиепископа со времени не позднее 1148), который получил титул не от Киевского митрополита, но, очевидно, от К-польского патриарха при не признанном К-полем митр. Клименте Смолятиче (см.: Голубинский. История РЦ. Т. 1/1. С. 443-444; Соколов. 1913. С. 326-331; Успенский. 1998. С. 282-283). Известен антиминс 1148 г., подписанный архиеп. Нифонтом (Рыбаков Б. А. Рус. датированные надписи XI-XIV вв. М., 1964. № 25. С. 28-32). Несмотря на то что свт. Нифонт, по-видимому, был первым Новгородским архиепископом (гипотезу Янина о том, что титул архиепископа имел его предшественник Иоанн Попьян (Янин В. Л. Печать Новгородского еп. Ивана Попьяна (1110-1130) // ВИД. 1978. Вып. 9. С. 47-56), следует признать необоснованной), в позднесредневек. рус. традиции 1-м Новгородским архиереем, имевшим титул архиепископа, считался И. С его имени (Илия) начинается список «А се архиепископы», находящийся среди статей, предшествующих в рукописи сер. XV в. Комиссионному списку НПЛ Младшего извода (составлен не ранее 1421; НПЛ. С. 473); 1-м Новгородским архиепископом Илия назван также в Никоновской летописи (см. выше).

Время пребывания И. на Новгородской кафедре характеризуется активным храмовым строительством. В год хиротонии епископа в Новгороде были возведены 2 церкви: купцы-«шетициницы» построили ц. Св. Троицы, а кн. Святослав Ростиславич - Никольский храм на Городище (Там же. С. 31-32). Не исключено участие архиерея в освящении этих церквей. В 1165/66 г. была заложена надвратная ц. Спасителя в Юрьевом мон-ре, в 1166/67 г., «при архиепископе Илии», Сотко Сытинич заложил в Детинце каменную ц. во имя святых Бориса и Глеба (Там же. С. 32, 219). В 1171/72 г. была заложена ц. св. Иакова в Неревском конце, в 1172/73 г. «святи церковь Новегороде Илия, архиепископ Новгородьскыи, святую мученику Бориса и Глеба, каменую, в граде, месяца октября в 14, а другую - святого Спаса на воротех святого Георгия, камяну» (Там же. С. 34, 222, 223). Кроме того, в 1176 г. бояре Михаль Степанич и Моисей Домажирич построили церкви св. Михаила и Усекновения главы св. Иоанна Предтечи (Там же. С. 35, 224). В 1181 г. был воздвигнут ряд деревянных церквей: «Сърубиша церковь святого Иякова на Добрыни улици, и святую безмездьнику Къзмы и Дамияна, и святого Савы, и святого Георгия, и святого Иоанна Ищькову» (Там же. С. 37, 227). В 1183 г. боярин Радко с братом возвели ц. св. Евпатия (Ипатия) на Рогатой ул. (Рогатице), а в следующем году была сооружена новая деревянная ц. св. Власия (Там же. С. 37). В 1185 г., «при архиепископе Илии», «лукиничи» (жители Лукиной ул. в Людином конце) заложили ц. во имя апостолов Петра и Павла на Сильнище, а Милонег (1-й новгородский некняжеский тысяцкий) начал возведение каменной ц. Вознесения (Там же. С. 38, 228).

В 1170/71 г. архиеп. Илия вместе с братом Гавриилом создал Благовещенский мон-рь на оз. Мячине, недалеко от Аркажа (Аркадиевского) в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря, основанного еп. Аркадием в 1153 г. Благовещенский мон-рь стал кончанским мон-рем Людина конца, с к-рым Илия был связан в бытность свою священником. По сведениям владычного летописания, Илия и Гавриил участвовали в возведении ряда каменных храмов в Новгороде: Благовещенского (21 мая - 25 авг. 1179) и надвратного Богоявленского (1180-1182) в Благовещенском монастыре, во имя св. Отцов Никейского Собора (1182), св. Иоанна на Торговище (заложен в 1184). Очевидно, в архиепископство Илии на Росткиной ул. (на Софийской стороне) был основан Росткин Иоанно-Предтеченский женский мон-рь, который впервые упоминается в 1179 г. в связи с кончиной игум. Елисавы (НПЛ. С. 36). В Житии И. сообщается, что Илия и Гавриил «и иныи церкви постависта... и святаго пророка Илью, и святаго Феодора, игумена студийскаго, и святых 3 отроков Анании, Азарьи, Мисаила, и Данила пророка, и святаго Лазоря, и святаго архиерея Николу» (цит. по: Дмитриев. 1973. С. 149; ср.: ВМЧ. Стб. 333). Все эти храмы упоминаются впервые во владычном летописании не ранее XIII в. По мнению А. С. Хорошева, «строительная деятельность Ильи подтверждает укрепление материальной базы Софийского дома» (Хорошев. 1980. С. 38). Однако летописные данные позволяют сделать вывод, что церковное строительство велось преимущественно на личные средства Илии и Гавриила, а также новгородских бояр и купцов.

Согласно т. зр. Б. Н. Флори, древнейшая часть новгородского юридического памятника - Устава кн. Всеволода о церковных судах, людях и мерилах церковных датируется 1176-1189 гг., т. е., наиболее вероятно, временем архиепископства Илии (более узкая датировка, предлагаемая исследователем,- 1182, при посажении на новгородский стол Ярослава Владимировича - ставленника владимирского кн. Всеволода (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо). С датировкой кон. XII в. части памятника, касающейся торгового суда и мерил, согласен А. А. Гиппиус, считающий, что некоторые установления данного документа можно отнести к более ранней эпохе - времени княжения в Новгороде св. Всеволода (Гавриила) Мстиславича (1117-1136) (Гиппиус А. А. К изучению Церковного устава Всеволода // Новгород и Новгородская земля: История и археология. Вел. Новгород, 2003. Вып. 17. С. 163-173). Устав регулирует отношения княжеской власти с Новгородской епископской кафедрой и объединениями горожан - «Иванским сто» и сотнями в лице сотских: «А дом Святей Софии владыкам строити с сочьскыми, а старостам и торговьцам, докладываа владыкы, или кто будет нашего рода князе, и Новагорода, строить дом святого Ивана» (Древнерус. княжеские уставы XI-XV вв. / Изд. подгот.: Я. Н. Щапов. М., 1976. С. 155). Данное положение Устава, вероятно, связано с избранием Новгородских архиереев на вече и с ослаблением власти князя как главного покровителя Церкви: «Из рук князя и его администрации в руки сотских и владыки переходили торговый суд и надзор над мерилами (а следовательно, и доходы от их использования), а сотские, кроме того, приобрели право опеки над епископской кафедрой». Подтверждение своей версии принятия Устава Флоря видит в сообщении НПЛ под 1184 г.: «Заложи архиепископ Илия с братом церковь святого Иоанна камену на Торговищи» (НПЛ. С. 37), что расценивается исследователем как «осуществление патроната владыки над некогда княжеским храмом» (Флоря. 1999. С. 91, 93). В. А. Кучкин показал тесную связь в то время сотских (как правило, бояр) с княжеской администрацией (Кучкин В. А. Ранние свидетельства о сотнях и сотских // ДРВМ. 2006. № 1(23). С. 10-23; Горский А. А., Кучкин В. А., Лукин П. В., Стефанович П. С. Др. Русь: Очерки полит. и социального строя. М., 2008. С. 413-425).

В нач. 1170 г. в Новгородскую землю вторглись объединенные силы Владимиро-Суздальского, Смоленского, Рязанского, Муромского и Полоцкого княжеств («и вся земля просто Русьская») во главе с сыном владимиро-суздальского кн. Андрея Боголюбского Мстиславом. Владычная летопись сообщает, что штурм Новгорода состоялся 25 февр. «и к вечеру победи я князь Роман с новгородьцы силою крестьною, и святою Богородицею, и молитвами благовернаго владыкы Илие» (НПЛ. С. 33, 221). Иного рода краткий рассказ под тем же годом содержится в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, где Новгородский архиепископ не упоминается (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 361-362; Т. 2. Стб. 559-561).

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фргамент иконы «Собор русских святых». Нач. XIX в. (НКПИКЗ)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фргамент иконы «Собор русских святых». Нач. XIX в. (НКПИКЗ)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фргамент иконы «Собор русских святых». Нач. XIX в. (НКПИКЗ)

Согласно новгородскому «Слову о знамении Святыя Богородица» (памятник известен также под названием «Сказание о битве новгородцев с суздальцами»), написанному ок. сер. XIV в. (старшие списки - РНБ. F.п.I.48, 1431-1434 гг.; Соф. № 396, 2-я четв. XV в.; ГИМ. Увар. № 325-1, 1-я треть XV в.), спасение города было связано с чудотворной иконой Божией Матери «Знамение», находившейся ко времени начала осады города в алтаре Преображенской ц. на Ильине ул. (на Торговой стороне). Для «Слова...» характерен ряд анахронизмов, однако изложение основных событий, связанных с чудотворной иконой, не противоречит сведениям др. источников, отражая, видимо, позднейшее устное предание; в переработанном виде «Слово...» вошло в ряд летописей 1-й пол. XV в. и в Житие И. (см.: Дмитриев. 1973. С. 110, 130-131, 135). Архиеп. Илия, молившийся перед иконой Спасителя во 2-ю (в ряде списков в 3-ю) ночь осады Новгорода, услышал исходящий от образа голос, который повелел архиерею взять икону Божией Матери из Преображенской ц. на Ильине ул. и вынести «на острог противу супостат». После того как диакон, посланный владыкой с поручением принести икону, не смог этого сделать, потому что «не подвижеся икона с места своего», И. возглавил крестный ход новгородского духовенства и множества горожан по перенесению иконы через Волхов на Софийскую сторону. Образ поместили на стене в юго-зап. части деревянного острога, у того места, где в 1327 г. был основан Десятинный в честь Рождества Пресвятой Богородицы женский монастырь. Когда начался штурм укреплений, икона обратилась внутрь города (будучи выносной и закрепленной на шесте, икона могла повернуться из-за попадания в нее стрелы, следы чего выявлены в ходе реставрационных работ в 80-х гг. XX в.), и «виде архиепископ слезы, текуща от иконы, и приять в фелонь свой». Осаждавших покрыла «тма», они начали избивать друг друга и в панике бежали (не исключено, что среди осаждавших началась междоусобица вслед. несогласий по поводу буд. раздела города для грабежа: по сообщению «Слова...», «суздалци и улици разделиша на свои городы») (БЛДР. Т. 6. С. 446). В честь чудесного спасения Новгорода архиеп. Илия установил празднование иконе Божией Матери, получившей название «Знамение». (Среди исследователей существует неск. т. зр. на время появления данного праздника. По Янину, почитание иконы установилось в сер. XIV в., вероятнее всего в 1355 (Янин В. Л. «Знаменская легенда» в Др. Руси // Он же. Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004. С. 355-357). Этой т. зр. противоречит упоминание празднования иконе «Знамение» под 27 нояб. в месяцеслове Обиходника 1-й пол. XIV в.- РГБ. Рум. № 284. Л. 91 об. (Лосева О. В. Рус. месяцесловы XI-XIV вв. М., 2001. С. 109-110). По предположению Гиппиуса, почитание иконы, связанной происхождением с боярством Людина конца, сложилось по крайней мере к 1192 (Гиппиус А. А. О происхождении новгородских кратиров и иконы «Богоматерь Знамение» // НИС. СПб., 2003. Вып. 9(19). С. 90. Примеч. 41). Хорошев полагает, что почитание иконы сложилось раньше событий 1170 (Хорошев А. С. Знаменская икона: Древнейшая святыня Новгорода // Вел. Новгород в истории средневековой Европы: К 70-летию В. Л. Янина. М., 1999. С. 180-186).)

Единственное непосредственное участие архиеп. Илии в новгородской дипломатии отмечено в летописи под 1172/73 г., когда «на зиму ходи архиепископ Новгородьскыи Илия к Ондрееви Володимерю на всю правьду». Зимой 1171/72 г. Новгород заключил мир с кн. Андреем Боголюбским и признал его верховную власть, приняв в качестве князя его малолетнего сына Юрия. По всей видимости, поездка архиерея была связана с вопросом о посадничестве. В 1171 г. новгородцы вместе с кн. Рюриком Ростиславичем изгнали посадника Жирослава, к-рый бежал к Андрею Боголюбскому, и избрали посадником Иванку Захарьевича, но непосредственно перед вокняжением Юрия Андрей «присла Жирослава посадницит с мужи своими». Деятельность Жирослава устроила не всех новгородцев, и, очевидно, последствием поездки архиепископа стало то, что «тъгда же и даша опять посаницьство Иванъкови Захарииницю» (НПЛ. С. 34, 222).

Как показал Янин, Иванко и его сторонники ориентировались на князей Ростиславичей (Янин В. Л. Новгородские посадники. М., 20032. С. 149). Можно с уверенностью утверждать, что к числу сторонников Ростиславичей принадлежал и архиеп. Илия, хиротонисанный при Ростиславе Мстиславиче и первоначально управлявший епархией при сыне последнего Святославе. В 1179 г. кн. Мстислава Ростиславича Храброго в Новгороде встречали «епископ с кресты, и с новгородци, и игумены» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 607). Вскоре Мстислав Храбрый предпринял (видимо, по благословению архиеп. Илии, хотя в летописи об этом прямо не говорится) поход «на Чюдь, на Очелу» (НПЛ. С. 36, 225) - языческое угро-фин. племя - с целью освободить Новгородскую землю «от поганых» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 608). Скончавшийся в Новгороде в 1179 г. Мстислав Храбрый был погребен в притворе собора Св. Софии. Вероятно, Новгородский архиерей принадлежал к числу противников Владимирского вел. кн. Всеволода Большое Гнездо, с которым соперничали за власть в Суздальской земле последовательно княжившие в Новгороде в 1177-1178 гг. сыновья переяславского кн. Ростислава Юрьевича Мстислав Безокий и Ярополк. В 1177 г., после поражения в военном противостоянии с Всеволодом Большое Гнездо, Мстислав и Ярополк были ослеплены и вскоре получили исцеление в ц. святых Бориса и Глеба на Смядыни под Смоленском. Судя по характеру записи об этом в новгородской владычной летописи, следует предположить особо благожелательное отношение к Мстиславу и Ярополку архиеп. Илии. Скончавшийся в Новгороде в 1178 г. Мстислав Ростиславич Безокий был удостоен (впервые после св. кн. Владимира Ярославича) погребения в притворе собора Св. Софии. Вокняжившийся сразу после Мстислава Ярополк был изгнан из Новгорода только под нажимом со стороны кн. Всеволода Большое Гнездо. Все эти факты дают основание предполагать заинтересованное участие архиеп. Илии во внутренней политике Новгорода, хотя, как правило, владычная летопись отмечает смену князей и посадников в нейтральном тоне.

Уникальное сообщение содержится в новгородской владычной летописи под 1186 г.: незадолго до кончины архиеп. Илии «приде цесарь грьцскыи Алекса Мануиловиць в Новъгород» (НПЛ. С. 38, 228). Очевидно, имеется в виду не самозванец, как предположил еще Н. М. Карамзин (Карамзин. 1991. С. 574. Примеч. 153), а буд. основатель Трапезундской империи Алексей I Великий Комнин (ок. 1180/82 - 20 февр. 1222), которого привезли в Новгород ребенком (вероятнее всего, окольным путем вокруг Европы). После свержения в 1185 г. его деда имп. Андроника I Комнина Алексей находился в изгнании, как предполагают исследователи, в Грузии, у царицы Тамары, к-рая приходилась ему теткой. (С. П. Карпов, не учитывая сообщения НПЛ, полагает, что «реальных данных для установления местопребывания Алексея и Давида (брата Алексея.- М. П.) в 1185-1203 гг. нет»; см.: Карпов С. П. Образование Трапезундской империи (1204-1215) // ВВ. 2001. Т. 60(85). С. 13.)

При архиеп. Илии продолжалось ведение новгородской владычной летописи. В кон. 60-х гг. XII в., по гипотезе А. А. Шахматова, появилась новая редакция летописи (свод 1167 г.), в начальной части соединившая местную летописную традицию с ПВЛ (см.: Шахматов А. А. История рус. летописания. СПб., 2002. Т. 1. Кн. 1. С. 137-145; Гиппиус А. А. К истории сложения текста Новгородской I летописи // НИС. СПб., 1997. Вып. 6(16). С. 3-72; Гимон Т. В. Как велась новгородская погодная летопись в XII в.? // ДГВЕ, 2003. М., 2005. С. 339-343). Как показал Гиппиус, владычным летописцем был Герман Воята. Архиеп. Илия способствовал становлению почитания в Новгороде своего предшественника еп. Аркадия. По мнению В. О. Ключевского, ранее 1188 г. было составлено проложное Житие еп. Аркадия (Ключевский. Древнерусские жития. С. 64-65). В. И. Галко полагает, что Житие было написано до весны 1175 г. (Г[алко] В. И. Житие Аркадия, епископа Новгородского // Письменные памятники. 2003. С. 196; ср.: Лосева. 2009. С. 193-194; см. др. т. зр.: Водов В. Первые новгородские святыни и святые: До нач. XV в. // Вел. Новгород в истории средневековой Европы: К 70-летию В. Л. Янина. М., 1999. С. 383). С кон. XVI в. ко времени архиепископства И. стали относить явление мощей св. братьев бояр Алфановых (см. Алфановы Никита, Кирилл, Никифор, Климент и Исаакий, преподобные), живших в действительности во 2-й пол. XIV - 1-й пол. XV в. (Дубровин Г. Е. Легенды о братьях Алфановых // ДРВМ. 2006. № 3(25). С. 35-47).

С именем И. ряд исследователей связывают «Гильдесгеймский (Хильдесхаймский) крест», называемый также Иерусалимским (хранится в г. Хильдесхайм в Германии (Н. Саксония)), представляющий собой крест-мощевик (энколпион) размером 10,5×10 см, к-рый датируют 2-й пол. XII - нач. XIII в. По ободу имеется надпись, ее начальная часть читается следующим образом: «Г[ОСПОД]И ПОМОЗИ РАБОУ СВОЕМОУ ИЛИ(И) СТЯЖАВЪШЕМОУ Х[РЬСТ]Ъ СИИ ВЪ СИИ ВЕКЪ И ВЪ БОУДОУЩИ». В центре оборотной стороны креста находится изображение прор. Илии, по сторонам - фигуры свт. Василия Великого и сщмч. Ипатия Гангрского, на 4 концах изображены апостолы Петр, Павел, Иоанн и Матфей. Атрибуцию креста, предложенную впервые И. А. Шляпкиным (Шляпкин И. А. Рус. крест XII в. в Гильдесгейме // ВАИ. 1914. Вып. 22. С. 36-45), поддержали Г. Лудат (Ludat H. Das «Jerusalemer Kreuz»: Ein russisches Reliquiar im Hildesheimer Domschatz // AKG. 1956. Bd. 38/1. S. 63-91) и А. В. Назаренко (Назаренко А. В. Др. Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII вв. М., 2001. С. 634-635; Он же. Крест «Иерусалимский»? «Новгородский»? «Хильдесхаймский»? // Правосл. паломник. 2003. № 6(13). С. 54-58). Через Хильдесхайм, как показал Назаренко, в XII в. проходила дорога, по которой двигались из Руси купцы и паломники. Несмотря на совпадение имени на кресте с именем святителя и большую вероятность новгородского происхождения креста, вопрос его принадлежности И. остается дискуссионным (см.: Мясоедов В. К. «Иерусалимский крест» в ризнице собора в Гильдесгейме // ЗОРСА. 1918. Т. 12. С. 7-22; Медынцева А. А. Древнерус. крест-мощевик из Хильдесгейма // Церк. археология. СПб.; Псков, 1995. Ч. 2. С. 63-66). В последних работах «Хильдесхаймский крест» датируется не ранее кон. XIII в. (Декоративно-прикладное искусство Новгорода: Худож. металл XI-XV вв. М., 1996. С. 87-88, 195-201. Кат. № 32). Определенный интерес представляет сообщение летописного сборника (XVI в.?), приобретенного в 1894 г. Имп. Публичной б-кой: «В лето 6671 [1163/64 г.] поставиша Иоана архиепископом Новугороду. При сем ходиша во Иерусалим калицы и при князе рустем Ростиславе. Се ходиша из Великаго Новагорода от Святой Софеи 40 муж калици ко граду Иерусалиму ко Гробу Господню. И Гроб Господень целоваша, и рада быша. И поидоша, вземше благословение у патриарха и святые мощи» (Отчет Имп. Публ. б-ки за 1894 г. СПб., 1897. С. 113-115). Степень достоверности этого сообщения (видимо, новгородского, составленного не ранее 2-й четв. XIV в.) остается дискуссионной.

Свт. Иоанн Новгородский. Икона. XVI в. (ГТГ)
Свт. Иоанн Новгородский. Икона. XVI в. (ГТГ)

Свт. Иоанн Новгородский. Икона. XVI в. (ГТГ)

В записи в Студийском уставе кон. XII - нач. XIII в. (не ранее 1193) сообщается, что непосредственно перед кончиной архиеп. Илия «постригъся... и бысть ему имя мнишьское Иоан» (ГИМ. Син. № 330. Л. 281 об.; Столярова Л. В. Записи исторического содержания на Студийском уставе кон. XII в. // ПСРЛ. М., 2000. Т. 3. С. 563. № 2; запись с аналогичными сведениями есть в рукописи и о брате архиеп. Илии Гаврииле, который перед смертью «постригъся... и бысть емоу имя мнишьское Григории» (ГИМ. Син. № 330. Л. 281 об.)). Согласно Житию И., перед смертью он «пострижеся во иноческый чин в скиму, и наречен бысть Иоанн» (ВМЧ. Стб. 340; ср.: Там же. Стб. 342). Поскольку для Русской (как и для Греческой) Церкви в этот период единственно возможным было поставление архиереев из монашествующих, следует считать, что Илия - это монашеское имя святителя, а Иоанн - это имя, принятое при постриге в великую схиму. Во владычной летописи святитель фигурирует только с именем Илия, он начинает упоминаться как Иоанн в источниках с сер. XV в. (см. ниже). Янин полагает, что Иоанн было мирским именем архиерея, с этим же именем он принял постриг в великую схиму (Янин В. Л. Печать Новгородского еп. Иоанна Попьяна (1110-1130 гг.) // ВИД. 1978. Т. 9. С. 50-51; ср.: Хорошев. 1980. С. 37. Примеч. 7). То же мнение высказывалось в дореволюционной агиографической лит-ре, напр. М. В. Толстым (Описание о российских святых. С. 34). Необоснованным представляется мнение Е. Е. Голубинского, повторенное др. исследователями, что свт. Илия занимал кафедру, не будучи монахом, и принял монашеский постриг только перед смертью (Голубинский. История РЦ. 1901. Т. 1/1. С. 356-359, 674; ср.: Успенский Б. А. Мена имен в России в ист. и семиотической перспективе // Он же. Избр. труды. М., 1996. Т. 2. С. 195-196. Примеч. 8; Он же. Царь и патриарх. 1998. С. 281-282. Примеч. 40; др. работы).

И. скончался 7 сент. 1186 г. «и положен бысть в притворе святыя София» (НПЛ. С. 38, 228; ср. в списке Новгородских архиереев: С. 473). Сообщение Жития о том, что И. перед смертью по просьбе новгородцев благословил на архиепископство своего брата Гавриила (ВМЧ. Стб. 339), не подтверждается более ранними источниками.

Сочинения

Несомненно связанным с И. произведением можно считать каноническое разъяснение И. и Белгородского епископа (викария Киевского митрополита, вероятно Максима) «Илья, архиепискуп Новгородьскый, исправил с Белогородьскымь епископомь» в отношении 2 особенных случаев при совершении Евхаристии: если священник или диакон забыл налить вино или воду в потир и если случится, что мышь начнет во время совершения таинства грызть Агнца (Смирнов. 1912. С. 51-54, 332-341, 367-369; ПДРКП. № 4. Стб. 75-78). Это сочинение свидетельствует о применении норм Студийского устава и было составлено, по мнению Поппе, «после смерти митр. Иоанна IV в 1166 г., когда впервые практически возник вопрос о местоблюстительстве до прибытия нового митрополита» (Поппе А. В. Митрополиты и князья Киевской Руси // Подскальски. 1996. С. 458; ср.: Творогов. 1987. С. 208).

Начиная с Голубинского, в научной лит-ре принято отождествлять И. с Илией, собеседником Новгородского архиеп. Нифонта, вопросы к-рого святителю, а также ответы последнего составляют 3-ю ч. новгородского памятника XII в. «Кирика вопрошание» («Се есть вопрошание Кюриково, еже въпраша епископа Ноугороьского Нифонта, и инех»). Третий разд. памятника имеет заголовок «Ильино» (РИБ. Т. 6. Стб. 57-62). Вопросы Илии связаны с проблемами, возникающими в повседневной пастырской практике, они касаются причащения (статьи 1, 6, 9, 21), крещения (ст. 8), исповеди (статьи 10, 13), наложения епитимии за душегубство (статьи 2, 4, 8, 17), различных аспектов семейной жизни (статьи 3, 5, 16, 21), вне- и добрачных половых связей (статьи 3, 7, 19, 23-27), магических обрядов (статьи 14, 18), печения просфор (ст. 12), обращений к католич. духовенству (ст. 16), перехода от одного духовного отца к другому (ст. 20), паломничества в Иерусалим (статьи 11, 22). По предположению Голубинского, Илия - автор вопросов был приходским священником и входил в епископский клирос (Голубинский. История РЦ. 1901. Т. 1/1. С. 354. Примеч. 3). В таком случае невозможно отождествить его с архиеп. Илией, к-рый до монашеского пострига должен был носить др. имя. Однако в «Кирика вопрошании» отсутствуют определенные свидетельства принадлежности Илии к белому духовенству, поэтому нет препятствий считать его монахом. Характер вопросов, заданных Илией, принципиально не отличается от содержания вопросов, к-рые задавал свт. Нифонту Кирик, являвшийся иеромонахом, по-видимому занимавший в то время какую-то должность при архиерейском доме и имевший духовных детей-мирян. Датировка памятника определяется следующими обстоятельствами. В 1136/37 г. Кирик был иеродиаконом Антония Римлянина в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря (как следует из его датированного текста «Учение, имже ведати человеку число всех лет»), вопросы свт. Нифонту он задавал, уже будучи иеромонахом, возможно состоявшим при архиерейском доме (в «Кирика вопрошании» не упоминаются Антониев мон-рь и прп. Антоний Римлянин († 1147)). Свт. Нифонт, носящий в «Кирика вопрошании» титул епископа, не позднее 1148 г. был возведен в сан архиепископа. Исходя из вышеизложенного, «Кирика вопрошание» можно датировать периодом после 1136/37 - ранее 1148 г. И если отождествить Илию - автора вопросов свт. Нифонту и И., то нужно признать, что к этому времени И. уже принял монашеский постриг.

Сочинения «Илья, архиепискуп Новгородьскый, исправил...» и «Кирика вопрошание» (с разд. «Ильино») были включены в Кормчую, известны в списках с кон. XIII в. (новгородская Синодальная Кормчая рус. редакции - ГИМ. Син. № 132). К. Ф. Калайдович без достаточных оснований предполагал, что И. принадлежат и входящие в Синодальную Кормчую «Правило епископам» и «Правило черноризцам», эта т. зр. отразилась в дореволюционной лит-ре об И.

А. С. Павлов атрибутировал И. анонимное Поучение Новгородского епископа, обращенное к духовенству. Поучение, имеющее введение и 31 статью, посвящено необходимости искоренения в среде духовенства пороков, к-рые его дискредитируют: пьянства (ст. 1), ростовщичества (ст. 2), невежественности (ст. 3) и т. д., также в нем затрагиваются различные сложные вопросы пастырской практики, в т. ч. связанные с языческими пережитками в народной среде. В сб. «Измарагд» XVI в. (РГБ. Троиц. № 204) памятник носит заглавие «Слово Иоанна Златоустаго к попом и к простым людем», в сборнике XV в. (РГБ. Попов. № 147) автор сочинения не указан. О новгородском происхождении памятника свидетельствуют особенности языка (мена «ц» на «ч»), упоминание Св. Софии (статьи 14, 30) и «устава блаженаго Нифонта» (ст. 10), под которым следует понимать «Кирика вопрошание». Последнее заставляет датировать памятник временем не ранее 1156 г. Автор неоднократно говорит о себе как о бывш. приходском священнике, что, по мнению Павлова, указывает на И. (хотя известны и др. случаи, когда Новгородские епископы поставлялись из приходского духовенства, напр. Василий Калика (1331-1352)). То, что Поучение, как следует из его текста, было составлено в 1-й год архиерейства автора, позволило Павлову датировать памятник 1166 г.; историк приурочил Поучение к воскресенью 1-й недели Великого поста, традиционно бывшему временем сбора епархиального духовенства. В 1166 г. этот день приходился на 13 марта. Атрибуция Павлова была принята В. Н. Бенешевичем, Щаповым и др.

Почитание

Согласно Житию И., вскоре после погребения святителя «быша тогда многа исцелениа от целбоносных его мощей всякыми недугы одержимых и беси от человеков отгнашася; но и послежде исцелениа бывают с верою приходящим к раце святаго» (ВМЧ. Стб. 340).

Традиционно местную канонизацию И. связывают с открытием его мощей, к-рое произошло в 1439 г. НПЛ Младшего извода сообщает об этом кратко: «Того же лета обретено бысть тело архиепископа Иоана, при коем быле суздалце под Новымъгородом» (НПЛ. С. 420; ср.: ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 436; Т. 30. С. 199). Согласно Слову «О проявлении мощий святаго», являющемуся 3-й ч. основной редакции Жития И., вслед. падения камня из свода в приделе св. Иоанна Предтечи в Софийском соборе открылась гробница неизвестного архиерея в нетленных ризах. Свт. Евфимию II (Вяжицкому), архиеп. Новгородскому, во сне явился И., сообщил, что мощи принадлежат ему, и повелел 4 окт. праздновать память князей и епископов, погребенных в новгородском Софийском соборе (ВМЧ. Стб. 341-345; Макарий. История РЦ. Кн. 3. С. 445-447). Характеристика свт. Евфимием явившегося ему И. как «великого святителя Божиа» говорит о том, что почитание И. уже было распространено. Так, с одной стороны, уже в «Слове о знамении Святыя Богородица» ок. сер. XIV в. И. характеризуется как «святый... архиепископ» (БЛДР. Т. 6. С. 448); с другой - к 30-м гг. XV в. точное местоположение гробницы И. в соборе было забыто, что заставляет сомневаться в сообщении Жития о многочисленных чудотворениях до открытия мощей святителя. (Янин, исследовавший некрополь Софийского собора, высказал предположение, что мощи, открытые в 1439, принадлежали не И., а его брату Гавриилу, скончавшемуся после И. (мощи находились не возле стены, где должно было быть более раннее погребение, а на некотором расстоянии от нее); см.: Янин. 1988. С. 160-161, 166, 168, 185.) С 1439 г. святитель именуется в текстах не Илией, как в современных ему источниках, а Иоанном (см. список Новгородских владык в Комиссионном списке НПЛ сер. XV в.: НПЛ. С. 163; ср.: Там же. С. 473).

Житие И. сохранилось в неск. редакциях. Первоначальная редакция дошла в 2 вариантах, представленных старшими списками в Прологах: РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 3933 (1479 г., Новгород) и БАН. 33.12.4 (нач. XVI в.); помимо этого первоначальная редакция также вошла в ВМЧ. Житие в данной редакции содержит краткое жизнеописание И.: сведения о его происхождении, о служении в ц. сщмч. Власия, о возведении на кафедру, о строительстве церквей с братом, о принятии схимы, о кончине и о погребении. Л. А. Дмитриев полагал, что данная редакция была составлена до сер. XIV в., прежде появления «Слова о знамении Святыя Богородица».

Основная редакция Жития И. (старший список - РНБ. Солов. № 500/519, 1494 г.), в которой использована первоначальная редакция, вероятно, была составлена в кон. 70-х - нач. 80-х гг. XV в. (Ключевский) либо, по др. версии, в 1471-1472 гг. (Дмитриев). Ключевский и свящ. В. Яблонский полагали, что основная редакция Жития была написана Пахомием Логофетом; Дмитриев, усматривая в сочинении промосковскую тенденцию, считал более вероятным составление текста москвичом на основе новгородских материалов. В основу данной редакции положена особая редакция «Слова о знамении Святыя Богородица». Слово 2-е основной редакции - о путешествии И. на бесе в Иерусалим, где святитель поклонился Гробу Господню («како был в единой нощи из Новаграда во Иеросалиме граде и пакы возвратися в Великий Новъград тое же нощи»), носит книжно-легендарный характер. Согласно данному повествованию, бес, мстя святому, подстроил обвинение его горожанами в прелюбодеянии. Новгородцы изгнали святителя, посадив его на плот, который, однако, поплыл против течения Волхова к Юрьеву мон-рю, и потрясенные чудом горожане упросили И. вернуться на кафедру (в НПЛ под 1176 г. отмечено 5-дневное обратное течение Волхова: НПЛ. С. 35, 224). Слово 3-е основной редакции - «О проявлении мощей святаго» - заканчивается этикетной похвалой И. и столь же трафаретной краткой историей написания Жития. Нередко в рукописях Слово 3-е опускается или добавляется «Повесть о построении Благовещенской церкви».

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмен икны. Кон. XX - нач. XXI в.
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмен икны. Кон. XX - нач. XXI в.

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмен икны. Кон. XX - нач. XXI в.

Житие И. было включено во 2-е изд. Пролога (М., 1642). Поздние редакции Жития И. (сокращенная, проложная, косинская, Четьих-Миней свт. Димитрия Ростовского), не получившие большого распространения в рукописной традиции, представляют собой сокращения основной редакции Жития.

Ф. Г. Спасский относил составление службы И. ко времени ранее появления основной редакции Жития, датируя ее 30-ми гг. XV в. (Спасский Ф. Г. Рус. литургическое творчество. М., 20082. С. 174-176). Списки службы относятся к XVI-XVII вв. Автором канона И. в некоторых рукописях указан некий Иннокентий (Леонид (Кавелин). Св. Русь. С. 43; Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 274), вероятно прп. Иннокентий (Охлябинин) († 1491?), автор канона прп. Нилу Сорскому.

И. фигурирует и в др. новгородских памятниках XV в. Пахомий Логофет в 30-х гг. XV в. составил в Новгороде «Воспоминание знамения», а также службу и «Слово похвальное» знамению Пресв. Богородицы, в к-рых упоминается И. К XV в. исследователи относят составление в Новгороде «Повести о посаднике Щиле», где фигурирует архиеп. Иоанн (см.: Каган М. Д. Повесть о посаднике Щиле // СККДР. 1989. Вып. 2. Ч. 2. С. 263-266; Преображенский А. С. «Сказание о Щиловом монастыре» и восприятие надгробных портретов в позднесредневековом Новгороде // Искусствознание. 2006. № 2. С. 20-45). Это не может быть архиеп. Иоанн занимавший Новгородскую кафедру в 1389-1415 гг., поскольку «Повесть...» посвящена основанию Щилова Покро,вского мон-ря под Новгородом в 1310 г. (при архиеп. Давиде) «стяжанием... Олониа мнеха, нарицаемого Сшкила» (НПЛ. С. 93). В «Повести...», имеющей черты фольклорного произведения, рассказывается о том, как архиеп. Иоанн отказался освятить мон-рь, построенный Щилом «от лихвенного собрания». Во время совершения архиепископом отпевания Щила гроб провалился в преисподнюю. Владыка повелел написать в храме соответствующую фреску, а сыну Щила повелел заказать заупокойные службы в продолжение 40 дней в 40 храмах, что изменило посмертную судьбу Щила. Сближение архиеп. Иоанна из «Повести...» с И. возможно на том основании, что И., как можно думать, боролся с ростовщичеством: в Поучении Новгородского епископа, автором к-рого, вероятно, был И., обличается «резоимание». Учитывая, что святитель в источниках именуется Иоанном с 1439 г., составление «Повести...» следует отнести ко времени не ранее 1439 г. Она получила широкое распространение в рукописях XVII-XIX вв.\tab

В Софийской I летописи повествуется о том, что болезнь архиеп. Сергия, в 1483 г. присланного в Новгород из Москвы вместо лишенного кафедры Феофила, новгородцы объясняли тем, что «Иоан чудотворець, что на беси ездил, тот створи ему» (ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. Стб. 319). По всей видимости, И., почитавшийся к тому времени как 1-й Новгородский архиепископ, здесь выступает заступником новгородцев в желании сохранить ту степень церковной самостоятельности, к-рой они пользовались прежде.

Общецерковное почитание И. было установлено на Соборе в февр. 1547 г. (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 619; ААЭ. Т. 1. С. 203; Голубинский. Канонизация святых. С. 73). Вероятно, инициатором канонизации И., почитание к-рого в XV в. было связано с идеологией независимости Новгорода от Москвы, был свт. Макарий, в 1526-1542 гг. митр. Новгородский. Очевидно, с общерус. прославлением святителя связано то, что в 1547/48 г., в ходе перестройки придела во имя св. Иоанна Предтечи в Софийском соборе, где почивали мощи И., Новгородский архиеп. Феодосий «надгробие устрои над гробом Иванна, архиепископа Новгородцкаго, велми чюдно». 7 сент., в день памяти И., архиеп. Феодосий освятил придел во имя св. Иоанна Предтечи «и повеле быти вседневнои» службе (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 621). В др. летописи новое надгробие описано более подробно: архиеп. Феодосий «над гробом чюдотворцовым доспел теремци каменые (киворий.- М. П.)... двери пробил на северную страну против чюдотворцева гроба... а чюдотворца Иоанна написал, да и сребром всю икону обложил, да и позолотил, да и гривны золотые и серебрены к образу чюдотворцову приложил... У гроба чюдотворцова свещу негасимую поставил» (Новгородские летописи. 1879. С. 68; ср.: С. 77, 145). В 1559 г. по повелению Новгородского архиеп. Пимена была устроена новая деревянная рака святителя, в XIX в. хранившаяся в ризнице Софийского собора (Описание новгородского Софийского кафедрального собора // Тр. XV Археол. съезда в Новгороде, 1911 г. М., 1916. Т. 2. С. 77; Соловьёв П. Описание новгородского Софийского собора. СПб., 1858.С. 99); к мощам святителей И. и Гавриила был устроен вход, оформленный как крипта вслед. поднятия полов собора (Янин. 1988. С. 163-164).

В «Книгу степенную царского родословия» (рубеж 50-х и 60-х гг. XVI в.) вошла особая редакция «Слова о знамении Святыя Богородица» (ПСРЛ. Т. 21. С. 237-239). В 1563 г. Новгородский архиеп. Пимен написал послание царю Иоанну IV Васильевичу под Полоцк, в к-ром среди небесных покровителей государя и его семьи назвал и «новоявленных чудотворцев» Никиту и И. (Там же. Т. 13. С. 352, 353). И. был одним из святителей, заступничеством к-рых царь объяснял взятие Полоцка (Там же. С. 360, 361). Новгородские святители Никита и И. упоминаются вместе и в 1572 г., когда во время приезда в Новгород царя Иоанна Грозного в соборе Св. Софии в ночь на 16 авг. его супруга «царица православная Анна... по чюдотворцовым гробом знаменовалася» (Там же. Т. 30. С. 195; Новгородские летописи. 1879. С. 120). И. упоминался в связи с рассмотрением на Соборе в 1564 г. вопроса о белом клобуке как один из рус. архиереев, носивших этот знак святительского отличия. Инок Евфимиева суздальского в честь Преображения Господня мужского монастыря Григорий во 2-й пол. XVI в. составил Похвальное слово новым русским чудотворцам, где об И. со ссылкой на его Житие говорится как о «светильнике новгородском», чудотворце, ездившем на бесе, «аки на осляти», в Иерусалим, где святитель (эти сведения отсутствуют в Житии, вошедшем в ВМЧ) «приат от патриарха благословение и лобзание духовное, и емуже патриарх вда дары духовныя, клобук белой» (Макарий (Веретенников), архим. Эпоха новых чудотворцев: Похвальное слово новым русским святым инока Григория Суздальского // АиО. 1997. № 2(13). С. 143). В «Повести о белом клобуке», однако, эпизод с посылкой К-польским патриархом белого клобука Новгородскому архиепископу связан с именем свт. Василия Калики. В Уставе церковных обрядов московского Успенского собора (2-я четв. XVII в.) записано под 7 сент.: «Празнуют Иванну Новгородскому с предпразнеством вкупе; вечер и утро благовест в ревут, звон бывает без болшаго, а пение по уставу; патриарх у вечерни и у заутрени не бывает, потому что в Чюдове бывает у всенощнаго» (РИБ. Т. 3. Стб. 16).

Новгородский митр. Киприан, согласно рукописному Чиновнику новгородского Софийского собора (1629-1633), в 1629 г. установил празднование обретению мощей И. 1 дек. Чинопоследование совершалось в приделе св. Иоанна Предтечи с участием митрополита: «На переносе несут сион да плащаницу, образ Иоанна архиепископа, а несуть соборные да сенние попы... И бываеть того дни у святителя в Софейском дому стол властем и софейскому всему собору, а за столом хлеб Богородицын бывает и чтение от Жития и чюдес чюдотворца Иоанна» (Голубцов. Чиновник. С. 54-56). 7 сент., в день памяти И. и в предпразднство Рождества Пресв. Богородицы, «святитель празднует в пределе у Иоанна Предтечи, где лежать мощи Иоанна архиепископа, с софейским собором, а власти к тому празднику не съезжаются, а вечерню, и всенощное, и заутреню, и литургию певцы поют обиход новгородцкой распев... И по вечерни поют молебен, а на молебне канон Успению Богородицы да Иоанну архиепископу, а ко всенощному благовест за 6 часов дни... А звонят ко всенощному и к Евангелию на софейской колоколни, а зазвонную статью чтут чюдо о шествии Иоанна архиепископа на бесе в Иерусалим. И по 1-й и 2-й кафизмах чтуть о житии и о рожении Иоаннове... По кажении святитель знаменуется на налоге у празника и ходит в темницу ко гробу чюдотворцеву и знаменуется у его мощей». Затем читался канон Успению и И., выносилась плащаница с образом И. Как и 1 дек., после литургии за столом на владычном дворе читалось Житие И. (Там же. С. 20-22).

Рака с мощами свт. Иоанна, архиеп. Новгородского (Софийский собор в Новгороде)
Рака с мощами свт. Иоанна, архиеп. Новгородского (Софийский собор в Новгороде)

Рака с мощами свт. Иоанна, архиеп. Новгородского (Софийский собор в Новгороде)

В «Описании новгородской святыни» 1626-1634 гг. отмечена «темница, идеже лежат многочудесныя мощи иже во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Великаго Новаграда, в раце глубоко; поют ему службу с полиелеосом. Служба тут вседневная» (Янин. 1988. С. 219). В «Описании...», составленном протопопом Максимом в 1634 г., говорится, что мощи И. «лежат в гробнице камене, наверх земли, всеми видимы; прославлен от Бога в чудесех при животе и при смерти» (Там же. С. 221). Между 1652 и 1657 гг. Новгородский митр. Макарий по указу царя Алексея Михайловича и по благословению патриарха Никона «пренес мощи великаго в чудесех Иоанна архиепископа из темницы и положил в новей раце над старою ракою в церкви Иоанна Предтечи» (Новгородские летописи. 1879. С. 160 (ошибочно под 1663 г., с указанием на установление празднования 1 дек.); ср.: Там же. С. 159). 30 нояб. 1812 г. рака святителя была позолочена «усердствующими христоподражателями». 4 окт. 1856 г. мощи были переложены в новую, серебряную раку и поставлены под арку на помосте. В ризнице Софийского собора хранилась мантия И., «василькового цвета и материи, похожей на рытый бархат, с атласными источниками белого и красного цвета, со скрижалями красными» (Филарет (Гумилевский). РСв. 2008. С. 495).

Память святителя отмечена в «Описании о российских святых», известном в списках XVIII-XIX вв. (Описание о российских святых. С. 34). В некоторых рукописных месяцесловах память И. отмечена не 7 сент., а 4 окт., 25 авг., 1 дек. (Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 274), в Служебнике 1656 г.- 6 сент. (Голубинский. Канонизация святых. С. 238). В XIX - нач. XX в. день обретения мощей святителя отмечался в новгородских Софийском и Знаменском соборах в 1-е воскресенье после праздника в честь иконы Божией Матери «Знамение» (10 дек.). В 1824 г. во имя И. была освящена церковь в Грановитой палате Новгородского кремля, «близ келий оного святителя» (Макарий (Миролюбов). 2003. С. 106).

3 апр. 1919 г. гробницу И. вскрыли; по-видимому, мощи остались в Софийском соборе, в 1929 г. превращенном в антирелиг. музей. 15 авг. 1991 г. собор был возвращен Церкви. Мощи И. почивают на прежнем месте в сев.-зап. части собора. Ковчег с частицами мощей Новгородских святых, в т. ч. И., хранится в Донской иконы Божией Матери московском монастыре.

Имя И. входит в Собор Новгородских святых, празднование к-рому было возобновлено в 1981 г. (Собор известен с ок. 1831). Служба Собору была составлена ок. 1831 г., И. прославляется во 2-м тропаре 1-й песни канона (Минея (МП). Май. Ч. 3. С. 447).

Соч.: Калайдович К. Ф. Памятники российской словесности XII в. М., 1821. С. 219-224; Павлов А. С. Неизданный памятник рус. церк. права XII в. // ЖМНП. 1890. Окт. Ч. 271. С. 285-300; Памятники древнерусской церк.-учит. лит-ры. СПб., 1897. Вып. 3. С. 240-250, 321-322; ПДРКП. Стб. 57-62, 75-78; Прил. Стб. 347-376; Смирнов С. И. Мат-лы для истории древнерус. покаянной дисциплины // ЧОИДР. 1912. Кн. 3. С. 107-109, 375-380.
Ист.: ВМЧ. Сент. 1-13. Стб. 321-322, 327-348; Новгородские летописи (т. н. Новгородская 2-я и Новгородская 3-я летописи). СПб., 1879; НПЛ (То же: ПСРЛ. М., 2000. Т. 3); ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. Вып. 1; Т. 6. Вып. 1; Т. 30; Т. 43 (по указ.); Державина О. А. Лит. сборник XVII в. «Пролог». М., 1978. С. 196-197; Сказание о битве новгородцев с суздальцами. Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе. Повесть о Благовещенской церкви // ПЛДР. XIV - сер. XV в. М., 1981. С. 454-463; То же // БЛДР. Т. 6. С. 444-462; Бобров А. Г. Летописание Вел. Новгорода 2-й пол. XV в. // ТОДРЛ. 2003. Т. 53. С. 113-114 [Летописец еп. Павла]; он же. «Повести древних лет» // Там же. Т. 54. С. 161-162 [«Повесть о построении Благовещенской церкви»]; Лосева О. В. Жития рус. святых в составе древнерус. Прологов XII - 1-й трети XV в. М., 2009. С. 330-334 [«Слово о знамении Пресв. Богородицы» по Прологу 1-й трети XV в. ГИМ. Увар. № 325].
Лит.: Евгений. Словарь. 1827. Т. 1. С. 257-259; СИСПРЦ. С. 114-115; Ключевский. Древнерус. жития. С. 161-164; Никитский А. И. Очерк внутренней истории Церкви в Вел. Новгороде. СПб., 1879. С. 33-34; Леонид (Кавелин). Св. Русь. С. 42-43; Тихомиров П. И., прот. Кафедра Новгородских святителей со времени введения христианства в Новгороде (в 992 г.) до покорения его Моск. державе (в 1478 г.). Новгород, 1891. Т. 1; Димитрий (Самбикин). Месяцеслов. Сент. С. 11; Голубинский. История РЦ. 1901. Т. 1/1. С. 354, 358-663, 674, 820-821; Гусев П. Л. Новгородская икона св. Иоанна (Илии) архиепископа в деяниях и чудесах. СПб., 1903; Яблонский В., свящ. Пахомий Серб и его агиографические писания. СПб., 1908. С. 109-114; Соколов П. [П.] Рус. архиерей из Византии и право его назначения до нач. XV в. К., 1913. С. 323-331; Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1964. Т. 3. С. 79, 80, 139, 246, 247; Дмитриев Л. А. Житийные повести Рус. Севера как памятники лит-ры XIII-XVII вв. Л., 1973. С. 148-185, 284-288; он же. Житие Иоанна Новгородского // СККДР. 1989. Вып. 2. Ч. 2. Доп. С. 514-517 [Библиогр.]; он же. Повесть о построении Благовещенской ц. Иоанном и Григорием // Там же. С. 267-268 [Библиогр.]; он же. Сказание о битве новгородцев с суздальцами // Там же. С. 347-351 [Библиогр.]; Щапов Я. Н. Визант. и южнослав. правовое наследие на Руси в XI-XIII вв. М., 1978. С. 164, 180, 189-193, 207, 211, 260, 265; он же. Гос-во и Церковь Др. Руси X-XIII вв. М., 1989. С. 63-68; Хорошев А. С. Церковь в соц.-полит. системе Новгородской феодальной республики. М., 1980. С. 36-39, 91-92, 94-96, 100-102, 119-120, 138-139, 151; Творогов О. В. Иоанн (в миру Илья) // СККДР. 1987. Вып. 1. С. 208-210 [Библиогр.]; Янин В. Л. Некрополь новгородского Софийского собора: Церк. традиция и ист. критика. М., 1988. С. 48-52, 54, 158-168, 185-189; Карамзин Н. М. История гос-ва Российского. М., 1991. Т. 2/3. С. 186, 348-349, 361, 363, 516, 526, 573, 574; Мусин А. Е. 1165 г.: Архиеп. Илья-Иоанн и комплекс церк. древностей с Федоровского раскопа // Новгород и Новгородская земля: История и археология. Вел. Новгород, 1996. Вып. 10. С. 147-155; Макарий. История РЦ. Кн. 2. С. 103, 297, 299, 317, 318, 322, 325, 329-330, 333, 340, 388, 395, 399-400, 451, 498-500, 505, 518-520; Кн. 3. С. 159; Подскальски Г. Христианство и богословская лит-ра в Киевской Руси (988-1237 гг.). СПб., 19962. С. 162, 307-311, 510, 518; Где св. София, там и Новгород. СПб., 1998. С. 71-74; Успенский Б. А. Царь и патриарх: Харизма власти в России: (Визант. модель и ее рус. переосмысление). М., 1998. С. 279, 281-283, 294, 434, 436; Флоря Б. Н. К изучению Церк. устава Всеволода // Россия в Средние века и Новое время: Сб. ст. к 70-летию чл.-кор. РАН Л. В. Милова. М., 1999. С. 83-96; Lehfeldt W. Die altrussischen Inschriften des Hildesheimer Enkolpions // Nachrichten der Akademie der Wissenschaft in Goettingen. I. Philologisch-Historische Klasse. 1999. N 1. S. 1-54; Гордиенко Э. А. Новгород в XVI в. и его духовная жизнь. СПб., 2001. С. 86, 87, 116-117, 131, 144, 190, 229; Макарий (Миролюбов). Археол. описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. СПб., 2003р. Ч. 1. С. 71-72, 106, 178, 184, 286, 301-302; Письменные памятники истории Др. Руси: Летописи. Повести. Хождения. Поучения. Жития. Послания: Аннот. кат.-справ. / Ред.: Я. Н. Щапов. СПб., 2003. С. 142-143, 203; Святые Новгородской земли, X-XVIII вв. Вел. Новгород, 2006. Т. 1. С. 106-129; Филарет (Гумилевский). РСв. 2008. С. 490-495.
М. В. Печников

Иконография

В иконописных подлинниках кон. XVI - нач. XX в. под 7 сент. содержатся следующие описания облика И.: «Сед, брада Сергиева, исподь вохра» (Иконописный подлинник новгородской редакции по Софийскому списку кон. XVI в. // СбОДИ на 1873 г. Мат-лы. С. 7; Гусев. 1903. С. 3); «подобием стар, сед, брада аки Сергиева, на главе клобук белый, риза преподобническая, то есть мантия со источники, исподь дичь, рука благословенна, а в другой свиток» (Сводный иконописный подлинник XVIII в. // ВОДИ. 1876. Мат-лы. С. 53; см. также: Филимонов. Иконописный подлинник. С. 147); «сед, брада Сергиева, на главе клобук белой, риза преподобническая, а по ней полосы бели в трех местех, испод дичь, рукою благословляет, а в другой свиток» (ИРЛИ (ПД). Перетц. № 524. Л. 57; РНБ. Погод. № 1931. Л. 30, под 7 февр.; см. также: Большаков. Подлинник иконописный. С. 28), текст на свитке: «Чада, со испытанием все творите, да не прельщены будете диаволом, да некогда з добродетелию и злобу приплетену обрящете» (РНБ. Погод. № 1931. Л. 30); «брадою подобен Сергию Радонежскому, мало пошире, власы просты, ряска дымчата, мантия со источники» (БАН. Двинск. № 51. Л. 83); «подобием сед, брада Алексия митрополита покороче, на конец космачками, на главе клабук бел, ризы святительския» (БАН. Строг. № 66. Л. 152, в отдельном перечне без указания дня памяти, назван блаженным; см.: Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 123-124).

В пособии для иконописцев 1910 г. В. Д. Фартусова И. описан в соответствии с традицией академической религ. живописи: «Типа русскаго, благороднаго происхождения, седой старец с худощавым и смиренным лицом и с бородой средней величины, в фелони, омофоре и белом клобуке. Если писать его схимником, то - в черной мантии со скрижалями и струями и в схиме на голове. В руках малый образ Новгородскаго Знамения Пресвятой Богородицы; под иконой хартия с надписью: Се Ц[а]рице являеши нам известное знамение, яко со слезами молишися С[ы]ну твоему и Б[о]гу нашему о избавлении града» (Фартусов. Руководство к писанию икон. С. 9).

В нач. XX в. П. Л. Гусев отмечал, что в новгородских церквах, в т. ч. в соборе Св. Софии в Новгороде, нет древних икон И. (Гусев. 1903. С. 4). Судя по дошедшим описям новгородского Софийского собора XVIII-XIX вв. и происходящим оттуда произведениям, его следует считать местом особого почитания И. как святителя, чудотворца и покровителя храма и всего города. Из летописей известно, что по воле архиеп. Феодосия в приделе в честь Усекновения главы св. Иоанна Предтечи над деревянным гробом И. была поставлена каменная часовня-сень с «теремцами», освященная в 1547/48 г. («…архиепископ Феодосеи гроб украсил святителя Божия Иоанна архиепископа, церковь всю понови, и двери на стороне придела, иконам церков украси и основав церкви придела стороннии болшии» - Новгородские летописи. СПб., 1879. С. 144-145; Новгородская 2-я летопись // ПСРЛ. Т. 30. С. 151-152, 177; см.: Гордиенко. 2001. С. 117, 190).

В приделах, на столпах и стенах основного наоса Софийского собора находились иконы разных изводов с образом И. Икона с единоличным изображением святого в XVIII в. помещалась на «четвертом», юго-зап. столпе Софийского собора в составе пристолпного иконостаса (с 1968 - в главном иконостасе собора). Судя по указанию в описи 1833 г. (значится как «первый образ Иоанна архиепископа Новгородского»), эта икона была одним из древнейших памятников иконографии И. (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 525). Над прямоличным изображением И. в рост - полуфигура Божией Матери «Знамение»; оклад на иконе басменный позолоченный «с починкою» (кон. 50-х - нач. 60-х гг. XVII в.), 2 «подписи серебряные резные» и 3 резных венца (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 74 - опись 1749 г.; Там же. С. 143 - опись 1751 г.; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. 2008. С. 576-577. Кат. 381). Возможно, размещение иконы в храме было неслучайным: икона располагалась напротив того места, где до XVII в. существовала часовня Гроба Господня, устроенная в соборе Св. Софии усилиями владык, совершивших паломничества в Иерусалим и К-поль в XII-XIII вв. (Гордиенко. 2001. С. 87).

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Шитая пелена. Нач. XVI в. (ГММК)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Шитая пелена. Нач. XVI в. (ГММК)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Шитая пелена. Нач. XVI в. (ГММК)

Первый лицевой покров на гробницу И. был создан в 1548 г. кнг. Ксенией Шуйской, супругой новгородского наместника, но уже в сер. XIX в. о нем было известно лишь из текста синодика сер. XVI в., принадлежавшего Софийскому собору: «...покров десяти пядей образ иже во святых отца нашего Иоанна архиепископа Новгородскаго, новаго чудотворца, златом и серебром и шолки различными цветы...» (цит. по: Макарий (Миролюбов). 1860. Т. 2. С. 312). На мощах И. в XVIII-XIX вв. находился шитый покров с его образом, «подложен бархатом алым, около обшит гасом серебряным» (описание ризницы под рубрикой «От мощей святых» см.: Описи Софийского собора. 1993. Вып. 3. С. 161). В 1833 г. он располагался первым на гробнице И.: «...пунцового бархата с изображением Иоанна архиепископа, обложен кругом серебряным широким с зубчиками гасом, подложен тафтою голубою» (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 538. № 161). Лицевой покров с образом И., как и др. покровителя собора и города - свт. Никиты, еп. Новгородского, имел в соборе Св. Софии статус выносной иконы. В Софийском Чиновнике (1629-1633) он упомянут как «плащаница, образ Иоанна архиепископа»; его выносили в дни великих праздников, новолетия и памяти И. (Голубцов. Чиновник. С. 21, 56, 92, 113, 143, 170, 236; Игнашина. 2003. С. 7; Саенкова Е. М. Чиновники (типиконы) Успенского собора Моск. Кремля как источник по истории русского искусства позднего Средневековья: АКД. М., 2004. С. 17, 18).

Рака для мощей И. в течение столетий меняла облик. Первоначально она находилась в «темнице» в приделе в честь Усекновения главы св. Иоанна Предтечи и была деревянной. Резное изображение И. на крышке было создано по воле свт. Пимена (Чёрного) (1559, ГРМ). И. облачен в мантию «с дорогами полосатыми», в схиму, куколь на плечах, десницей благословляет, в левой руке Евангелие; у него глубокие морщины на лбу, волосы на прямой пробор и округлая борода средней длины. В древности крышка с образом святителя была позолоченной, стенки раки украшены резьбой, в т. ч. рельефами на темы чудес и деяний святого (ныне в НГОМЗ; см.: Гусев. 1903. С. 71-72; Плешанова. 1975. С. 276-278). Между 1652 и 1657 гг. мощи перенесли из «темницы», в придел; очевидно, тогда рельеф с образом И. раскрасили темперой. Возможно, еще во времена имп. Петра I вместо рельефной крышки раки И. (осталась в ризнице Софийского собора, в 1860-1861 вывезена в С.-Петербург) была создана крышка с живописным изображением святого (XVIII в.), которая не позднее 1833 г. была установлена в главном иконостасе собора за сев. дверями: «...[образ] писан красками, венец коего, поля и края вызолочены по мастике под басму» (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 519); в наст. время в Успенском иконостасе, в левой части местного ряда.

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент створки иконы «София Премудрость Божия». XIX в. (ЦАК МДА)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент створки иконы «София Премудрость Божия». XIX в. (ЦАК МДА)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент створки иконы «София Премудрость Божия». XIX в. (ЦАК МДА)

Образ И. в рост находился в возглавии его раки (Макарий (Миролюбов). 1860. Т. 2. С. 157; Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 90 - опись 1749 г.; Там же. С. 156 - опись 1751 г.). Согласно описям XIX в., над ракой И. стояла «сень резная золоченая, на коей образ Святаго Иоанна архиепископа обложен фольгою» (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 537. № 161). Возможно, к нач. XX в. в музейные собрания из Софийского собора попали иконы с изображением И., описанные Гусевым: пядница XVI в. (?) плохой сохранности и храмовый образ XVII в. (?) с молением святителей И. и Никиты Спасу Еммануилу (Гусев. 1903. С. 4).

Древнейшие произведения с образом И. представлены в лицевом шитье. Пелена небольшого размера, соответствующего пядничной иконе, происходит из костромского Ипатиевского мон-ря (нач. XVI в., ГММК; Маясова. 2004. С. 104-105. Кат. 12). Основываясь на датировке ткани, особенностях стиля и технологии, исследователи приписывают пелену мастерской боярыни Настасьи Овиновой, из числа переведенных в Москву на жительство знатных новгородцев (Маясова Н. А. Светлица новгородской боярыни в Москве // ПКНО, 1985. М., 1987. С. 330-344). И. изображен по пояс, в коричневой монашеской мантии, в синей схиме с шитыми красным крестами, куколь на плечах, седая борода округлой формы, десница перед грудью в благословении, в левой руке - свиток; подпись: «Оаг иа(н) чю(д)творец ногородъцкiй». Фрагмент с фигурой И. (нач. XVI в., НГОМЗ; см.: Игнашина. 2003. С. 40. Кат. 15) с поднятыми в молении руками входил некогда в состав сборной пелены с композицией «Положение во гроб» в центре и с фигурами святых на полях. Святитель сед, с окладистой бородой, в темной рясе и в мантии с источниками, стоит под килевидной аркой.

Святители Иоанн и Никита. Фрагмент шитой пелены «Избранные Новгородские святые». Сер. XVII в. (НГОМЗ)
Святители Иоанн и Никита. Фрагмент шитой пелены «Избранные Новгородские святые». Сер. XVII в. (НГОМЗ)

Святители Иоанн и Никита. Фрагмент шитой пелены «Избранные Новгородские святые». Сер. XVII в. (НГОМЗ)

Парные изображения Новгородских святителей И. и Никиты как наиболее чтимых святых - покровителей церкви и города служили излюбленным вариантом для создания «подносных» икон пядничного размера, писавшихся по заказу архиерейского дома уже в XVI в. Судя по описаниям в документах и сохранившимся произведениям, такие иконы имели различные изводы. Икона-пядница с образами «новгородских чудотворцов» Никиты и И. в XVIII в. находилась среди икон в алтаре собора; венцы на ней были сканые «с финифтью», на среднике - резной оклад, с серебряной басмой по полям (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 59 - опись 1749 г.; Там же. С. 122 - опись 1751 г.). Икона со святителями Никитой и И. была помещена над дверями «в придел к чудотворцу Никите» (в честь Рождества Пресв. Богородицы), на ней святые предстояли в молении образу Спасителя (над ними - 2 ангела); икона имела 5 венцов, фон и поля в басменном золоченом окладе (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 517).

Известна икона подобного извода 2-й пол. XVI в. (из собрания Г. Д. Костаки, ЦМиАР; см.: Сорокатый. 1994; Иконы Твери, Новгорода, Пскова. 2000. С. 190-196. № 44), на которой И. изображен старцем с седой окладистой бородой, в архиерейской зеленовато-коричневой мантии со светлыми источниками и с голубыми скрижалями, в серовато-голубой ризе. Он стоит справа в молении, подняв «очи горе», к образу Божией Матери «Знамение». Икона похожего извода святителей Никиты и И., но храмового размера упоминается в иконостасе придела в честь Входа Господня в Иерусалим, по левую сторону царских дверей, на 2-м месте (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 3. С. 29 - опись 1775 г.; Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 539. № 176). Подобные иконы с фигурами святителей Никиты и И. и с образом Богоматери «Знамение» в верхней части изображения вкладывались в различные мон-ри, судя по сохранившимся описям. К ним относятся, напр., пядница из Преображенского собора Варлаамиева Хутынского мон-ря («...над ними вверху Знамение Пречистые Богородицы, по полям четыре святых…» - Макарий (Миролюбов). 1856. С. 29), на к-рой расположение и количество святых на полях повторяют иконографию чудотворной иконы из храма Спаса Преображения на Ильине ул.; икона из пядничного ряда иконостаса Преображенского собора Соловецкого мон-ря: «Никита епископ да Иван архиепископ Новгородцкие под окладом золочен, а во облаце Пречистые Воплощение» (Описи Соловецкого мон-ря. 2003. С. 93 - опись 1582 г.; Там же. С. 126 - опись 1597 г.). Пядница с изображением святителей Никиты и И. среди др. икон малого формата находилась в киоте в ц. в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» на Буяне ул., подворье Варлаамиева Хутынского мон-ря в Новгороде (Там же. С. 148).

Святители Никита, Иоанн, Евфимий. Оборотная сторона 2-сторонней иконы «Св. Троица. Три новгородских святителя». 2-я пол. XVI в. (ГВСМЗ)
Святители Никита, Иоанн, Евфимий. Оборотная сторона 2-сторонней иконы «Св. Троица. Три новгородских святителя». 2-я пол. XVI в. (ГВСМЗ)

Святители Никита, Иоанн, Евфимий. Оборотная сторона 2-сторонней иконы «Св. Троица. Три новгородских святителя». 2-я пол. XVI в. (ГВСМЗ)

Еще один распространенный вариант «подносного» извода - иконы с образом Богоматери с Младенцем на престоле, у подножия к-рого стоят святители Никита и И., подняв в молении руки. Такие иконы известны в собрании ГММК, напр. в пядничном ряду ц. Ризоположения Московского Кремля, вероятно соловецкого происхождения, в басменном окладе, на боковых полях - святители Иона и Евфимий Новгородские (Овчинникова. 1975. С. 350). На образе в сканом окладе из частного собрания в Швейцарии (Les icônes dans les collections suisses / Introd. M. Chatzidakis, V. Djurič, M. Lazović. Berne, 1968. N 145) И. стоит позади свт. Никиты, на нем коричневая мантия и светлая ряса, борода округлая. Изображение И. (как и свт. Никиты) появлялось на полях икон с образом Богоматери в среднике, напр. на иконе Богоматери «Умиление» в драгоценном сканом окладе с венцами из пядничного ряда иконостаса Преображенского собора Соловецкого мон-ря (Описи Соловецкого мон-ря. 2003. С. 90 - опись 1582 г.; Там же. С. 122 - опись 1597 г.).

Фигуры молящихся святителей Никиты и И. встречаются также на панагиях Новгородских архиереев: в предстоянии Спасителю - на резной серебряной панагии, изготовленной по воле митр. Новгородского Макария и положенной на мощи свт. Никиты (1619-1627, НГОМЗ; см.: Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. 2008. С. 426. Кат. 155); в предстоянии Ангелу-хранителю - на обороте серебряной резной панагии из Софийского собора (2-я четв. XVII в., НГОМЗ; см.: Там же. С. 427. Кат. 156). На 2-стороннем образке нач. XVIII в. (ГРМ; см.: Рус. мон-ри: Искусство и традиции: Альбом / ГРМ. СПб., 1997. С. 138), написанном Григорием Семёновым на части камня прп. Антония Римлянина, с одной стороны - преподобные Антоний и Варлаам Хутынский, с другой - святители Никита и И. Сохранился 3-створчатый складень XIX в., в центральной части к-рого изображена София Премудрость Божия, на боковых створках - святители Никита и И. («Угодно в очах Божиих дело сие…»: Сокровища ЦАК МДА. Серг. П., 2004. С. 192-193).

С прославлением др. Новгородских святителей изображение И. стало включаться в состав икон, представлявших Собор Новгородских чудотворцев, напр. иконы Софии Премудрости Божией со свт. Николаем Чудотворцем и с 5 Новгородскими святыми, в т. ч. И., над сев. дверями в приделе ап. Иоанна Богослова собора Св. Софии в Новгороде (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 155 - опись 1751 г.; Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 535-536. № 142).

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Избранные святые, с образом Св. Троицы». 1-я четв. XVII в. (частное собрание)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Избранные святые, с образом Св. Троицы». 1-я четв. XVII в. (частное собрание)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Избранные святые, с образом Св. Троицы». 1-я четв. XVII в. (частное собрание)

Помимо древнейшего покрова на мощи И. в соборе Св. Софии были др. покровы и шитые предметы с образом святого. В 1673 г. мастером Михайлой Новгородцем был «назнаменован» лицевой покров на мощи И., вышитый Д. И. Дашковой (не сохр.; см.: Плешанова. 1975. С. 278; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 453), на к-ром святитель был представлен в архиерейской мантии, без клобука, правая рука в благословении, в левой - свиток. Возможно, именно его подробное описание в описи собора 1833 г. среди «больших покровов» стоит на 2-м месте: «...атласной красной, на нем вышит образ Святителя Иоанна архиепископа Новгородского золотом и серебром, около венца по обеим сторонам и около риз кругом низано жемчугом средним кафимским, по ризам низано жемчугом мелким, обложен лазоревым атласом, на нем шит тропарь и кондак серебром, в подножии летописец, подложен тафтою» (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 560. № 347). Изображение И. в темной мантии, с шитыми жемчугом источниками, в процессии Новгородских святых, молящихся за Новгород, имеется на т. н. омофоре патриарха Никона (сер. XVII в., НГОМЗ; см.: Игнашина. 2003. С. 66-67. Кат. 40). Среди образов, к-рые носили во время крестных ходов из собора Св. Софии, имелась хоругвь, шитая золотом и серебром, на одной стороне к-рой было изображение Успения Пресв. Богородицы, на другой - «писанные красками» образы святителей Никиты и И. (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 542. № 202).

Изображения И. помещались на мощевиках, напр. на серебряном чеканном ковчеге из собора Св. Софии (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 43 - опись 1749 г., с указанием, что внутри «лоскут мантии и часть мощей»; Там же. Вып. 3. С. 60 - опись 1783 г., с указанием, что внутри «2 части ризы» и 4 косточки; согласно описи 1833 г., в нем было «3 косточки и 2 частицы ризы его» - Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 592. № 672). В описях собора XVIII-XIX вв. предметы и детали облачения святителей Никиты и И. отмечены как святыни, описаны как целостный ансамбль (напр., под 1736, 1749 и 1751 гг. в составе гробницы свт. Никиты; Описи Софийского собора. 1993. Вып. 2. С. 83, 151); в описи 1775 г. указаны под рубрикой «Одеяния святых чудотворцов Новгородских» как находившиеся в алтаре ц. Входа Господня в Иерусалим (Описи Софийского собора. 1993. Вып. 3. С. 42-43). В описях 1789 и 1800 гг. одеяния святителей И. и Никиты перечислены раздельно по типам облачения. В описи 1833 г. упоминается, что на мощах И. была мантия: «...схима монашеская, сверху по схиме мантия архиепископская со скрыжалями алыми, на коих кресты вышиты золотом, и источниками атласными…» (Описи Софийского собора 1833 г. 2003. С. 537); среди вещей «святителей Новгородских» отмечен лишь посох И. (Там же. С. 599), к-рый по виду и тексту надписи совпадает с посохом митр. Геронтия, переделанным в 1710 г., при митр. Иове (НГОМЗ). В числе мн. святых И. изображен на крышке ковчега-мощевика 1894 г. (фабрика Н. В. Немирова-Колодкина, ГИМ; см.: Тысяча лет рус. паломничества: Кат. выст. / ГИМ. М., 2009. С. 281. Кат. 818).

В произведениях сер. XVI в. образ И. часто включался в состав избранных святых, в т. ч. «новых чудотворцев». Он присутствует на полях катапетасмы (1556, мон-рь Хиландар на Афоне) - вклада царицы Анастасии Романовны: святитель сед, облачен в епископскую шапку, фелонь и омофор, правой рукой благословляет, в левой держит Евангелие. По описям сев. мон-рей XVI-XVII вв., на нек-рых предметах лицевого шитья образ И. сопоставляется с чтимыми основателями этих обителей, напр. на небольшого размера пелене - прикладе иконы-пядницы с образом прп. Варлаама Хутынского из собора Варлаамиева Хутынского мон-ря, на к-рой фигура святого была облачена в литую серебряную позолоченную ризу. К этой почитаемой иконе прилагалась «пелена зелена камчата, а на ней Иван архиепископ да Варлам Хутынский в молении; во облаце Спасе… У Ивана архиепископа верхняя риза шита золотом… а около пелены шит тропарь...» (Макарий (Миролюбов). 1856. С. 29). На одном из сударей в ризнице Соловецкого мон-ря были изображены «Иван архиепископ да соловецкие чудотворцы» (Описи Соловецкого мон-ря. 2003. С. 74, 75 - опись 1570 г.; Там же. С. 114 - опись 1582 г.; Там же. С. 147 - опись 1597 г.).

Различные варианты иконографии И. среди избранных святых представлены в иконописи: на новгородской иконе «Святители Николай Чудотворец, Никита и Иоанн Новгородские, прп. Александр Свирский, с избранными святыми» из собрания П. И. Щукина (1560, ГТГ; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. С. 26-27. № 366); на 2-рядной иконе северных писем «Огненное восхождение прор. Илии», в нижнем ряду поясные образы Новгородских святителей Никиты, И., Ионы и прп. Михаила Малеина (кон. XVI - нач. XVII в., ГЭ). Сопоставление с сев. святыми встречается в деревянной резьбе, напр. в складнях XVI в. с образами Новгородских святых, в т. ч. И., предстоящих Богоматери с Младенцем (ГРМ; Плешанова. 1975. С. 277), или с изображениями Соловецких преподобных (образ И. имеет подпись: «Иванъ архиепископъ») и с сюжетом «Рождество св. Иоанна Предтечи» на др. створке (ГИМ; Николаева Т. В. Древнерус. мелкая пластика XI-XVI вв. М., 1968. № 71; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. 2008. С. 489. Кат. 241). Как «новый чудотворец» И. изображен в технике золотой наводки на одном из умбонов сев. врат Благовещенского собора Московского Кремля (сер. XVI в.).

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Новгородские чудотворцы». 1855 г. (РГИАХМЗ)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Новгородские чудотворцы». 1855 г. (РГИАХМЗ)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Новгородские чудотворцы». 1855 г. (РГИАХМЗ)

Поясное изображение И. вместе с др. святыми представлено на личной панагии свт. Пимена (1561, НГОМЗ; Гордиенко. 2001. С. 404; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. 2008. С. 420. Кат. 150). Прославление И. способствовало появлению его образа в составе Соборов святых на иконах, созданных за пределами Новгородской епархии, напр. в нижнем ряду иконы «Походная церковь» из ц. Св. Троицы («Белая Троица») в Твери (3-я четв. XVI в., ТОКГ). И. встречается также в композиции «Избранные Новгородские святые», напр. на пелене из Варлаамиева Хутынского монастыря, созданной в мастерских Строгановых (сер. XVII в., НГОМЗ; Игнашина. 2003. С. 62. Кат. 36): среди прямоличных изображений И. представлен слева, с окладистой седой бородой, в мантии с источниками, в схиме, с куколем на плечах. На иконе кон. XIX в. с врезным крестом-мощевиком нач. XVIII в. (частное собрание) он изображен вместе с Новгородскими святителями Моисеем, Ионой и Евфимием и прав. Иаковом Боровичским.

К кон. XVI в. иконография И. приобрела больше вариантов, среди которых главным остается тип «моления»: святой стоит слегка склонившись, вполоборота, как на левой створке складня в металлическом окладе (кон. XVI - нач. XVII в., Национальный музей в Стокгольме; см.: Abel U. Icons. Stockholm, 2002. P. 84-85), где И. представлен в архиерейской мантии в верхнем ряду позади свт. Никиты. В рост, в молении, вместе со св. Иоанном Предтечей и свт. Иоанном Милостивым И. изображен на прориси с иконы XVII в. (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 284-285). Ростовой образ И. (в архиерейской мантии) вводился в деисусный чин иконостаса, напр. на иконе 2-й пол. XVI в. из ц. Покрова Пресв. Богородицы Кижского погоста (МИИРК); на иконе с надписью: «ОА(г) ИВАНЪ ВЛ(д)КА» (XVI в., ГТГ).

Общерус. почитание И. и др. Новгородских святителей привело к появлению его изображений на аналойных иконах-таблетках, напр. в комплекте, созданном предположительно для собора в честь Рождества Пресв. Богородицы в Суздале: на иконе с образом Св. Троицы на лицевой стороне и 3 Новгородских святителей, в т. ч. И., на обороте (2-я пол. XVI в., ГВСМЗ). И. изображен в коричневой мантии с красно-белыми источниками и в зеленой ризе, с большой окладистой бородой, с благословляющей десницей, в левой руке - свиток. Др. пример - на новгородской таблетке 2-й четв. XVI в. (ГЭ; см.: Косцова А. С. Древнерус. живопись в собр. Эрмитажа. СПб., 1992. С. 304-305. № 3), где святитель изображен вместе с прп. Симеоном Столпником и прор. Захарией.

В кон. XVI в. ростовой образ И., близкий к образам на лицевых пеленах и покровах, появился на полях икон-списков или повторений разного формата новгородской чудотворной иконы Божией Матери «Знамение» (икона кон. XVI - нач. XVII в., НГОМЗ; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода. 2008. С. 560. Кат. 366). Изображения И. в различных изводах моления святых, как новгородских, так и иных земель, были распространены и позднее: на новгородской иконе «Избранные святые, с образом Св. Троицы» из с. Курицка Новгородской обл. (1-я четв. XVII в., частное собрание; см.: Шесть веков рус. иконы: Новые открытия: Кат. выст. / ЦМиАР. М., 2007. С. 30, 163. Кат. 14); на иконе Божией Матери «Знамение», с Деисусом и избранными святыми (кон. XVII - нач. XVIII в., ГРМ); на иконе Божией Матери «Знамение», с Новгородскими святыми и изображением новгородского Детинца (кон. XVII - нач. XVIII в. (?) с поновлениями XIX в., происходит из новгородской ц. арх. Михаила на Торговой стороне, НГОМЗ); на иконе «Избранные святые в молении перед Ростовской чудотворной Владимирской иконой Божией Матери» (2-я пол. XVII в., ГМЗРК; см.: Вахрина В. И. Иконы Ростова Великого. М., 2003. С. 328-329. Кат. 104); на иконе «Избранные святые» в московском окладе 80-х гг. XVIII в. (СПГИАХМЗ); на 9-частном образе «Избранные праздники, образы Богоматери и святые» посл. трети XVIII в. (Дом иконы на Спиридоновке в Москве; см.: Рус. икона XV-XX вв.: Russian Icons of the 15th-20th Cent.: Из коллекции И. В. Возякова. М.; СПб., 2009. С. 160, 333. Кат. 122); на образе Божией Матери «Тихвинская», с Новгородскими святыми (1-я пол. XIX в., ГРМ).

В композиции «Собор Новгородских чудотворцев» И. представлен на иконе «Новгородские святые и чудотворные иконы» кон. XVII в. (СПГИАХМЗ); на аналогичном образе 1721 г. расширенного извода из собрания Успенских (ГЭ; см.: Косцова А. С., Побединская А. Г. Рус. иконы XVI - нач. XX в. с изображением мон-рей и их основателей: Кат. выст. / ГЭ. СПб., 1996. С. 59, 136. Кат. 54); на 2 иконах «Новгородские чудотворцы» письма свящ. Григория Алексеева - 1726 и 1728 гг. (ГИМ, ГТГ); на иконе «Новгородские и избранные святые, с Ангелом-хранителем» 1-й пол. XIX в. (НГОМЗ); на иконе «Новгородские чудотворцы» 1855 г. (РГИАХМЗ; см.: Хохлова И. Л. Иконы Рыбинска. Рыбинск, 2009. С. 300-301. Кат. 126); на эмалевом образе 1866 г. в оправе мастера К. Рябкова, принадлежавшем свт. Филарету (Дроздову), митр. Московскому (СПГИАХМЗ); на нескольких иконах кон. XIX в. с поновлениями XX в. из ц. ап. Филиппа в Вел. Новгороде. Обычно И. изображался в центральной части в схиме и архиерейской мантии (иногда украшенной орнаментом), с непокрытой головой (реже в белом клобуке), с волнистыми волосами с проседью и округлой бородой, в руке Евангелие или жезл. На прориси с иконы «Новгородские чудотворцы» XVIII в., где сонм святых представлен в молении образу Софии Премудрости Божией, И.- в 1-м ряду справа позади свт. Никиты, на нимбе надпись: «иоаннъ» (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 398-399, 618-619). Один из почитаемых «старинных» образов такого извода с изображением Софии Премудрости Божией находился «в ризнице Черниговской кафедры» (Барсуков. Источники агиографии. Стб. 134; описание иконы: Филарет (Гумилевский). РСв. Май. С. 96-97).

Моление архиеп. Иоанна Новгородского перед иконой Спасителя. 3-е клеймо иконы Божией Матери «Знамение». Кон. XVII в. (ГИМ)
Моление архиеп. Иоанна Новгородского перед иконой Спасителя. 3-е клеймо иконы Божией Матери «Знамение». Кон. XVII в. (ГИМ)

Моление архиеп. Иоанна Новгородского перед иконой Спасителя. 3-е клеймо иконы Божией Матери «Знамение». Кон. XVII в. (ГИМ)

Житийная иконография И. известна по памятникам XVII в., в частности по иконе, опубликованной Гусевым в 1903 г. и утраченной во время Великой Отечественной войны, по миниатюрам сборника 1-й пол. XVII в. из собрания кн. М. А. Оболенского (РГАДА. Ф. МИД. № 91), по фрагментам деревянной раки 1663 г. Икона И. «с деяниями», находившаяся в новгородской ц. свт. Власия на Торговой стороне в приделе во имя ап. Иакова, брата Господня, была отмечена еще архим. Макарием (Миролюбовым) (Макарий (Миролюбов). 1860. Т. 2. С. 120. Примеч. 255). Местонахождение иконы в приделе, пристроенном в 1778 г., не изменилось и после 1847 г., когда он был утеплен (Гусев. 1903. С. 6). Житийные композиции располагались в 2 ряда на 2 досках, присоединенных по сторонам средника с ростовым изображением И.; размер узких створок (1 сажень × 7 вершков = ок. 2 м × 31 см) дал Гусеву повод думать, что материалом могли послужить части первоначальной раки - предшественницы раки 1559 г. (Там же. С. 7). В 28 клеймах были представлены сцены из Жития, не во всем совпадающие с текстом, вошедшим в ВМЧ (напр., пострижение И. в монашество). Отдельные циклы деяний на иконе из ц. свт. Власия посвящены чуду от иконы Божией Матери «Знамение» (9 клейм) и легендарной истории о путешествии И. в Иерусалим (11 клейм). Последние отражают городскую мифологию, связанную с И. («Иоанн что на бесе ездил»), устойчивую уже в кон. XV в. (Львовская летопись // ПСРЛ. 1913. Т. 20. С. 351) и вошедшую в ВМЧ (Сент., дни 1-13. СПб., 1868. Стб. 302). К нач. XX в. живопись иконы была скрыта масляной записью.

Миниатюры, посвященные событиям жизни и почитанию (обретению мощей) И., иллюстрируют рукописи Лицевого летописного свода 70-х гг. XVI в. (Лаптевский, Голицынский тома: РНБ. F. IV. 233; F. IV. 225). На миниатюре из сборника (РГАДА. Ф. МИД. № 91. С. 65; Гусев. 1903. С. 19. Рис. 10) представлено чудо о построении ц. Благовещения Пресв. Богородицы братьями-мирянами Илией (Иоанном) и Григорием (Гавриилом). На стенках раки 1663 г. житие И. было изображено в рельефах, заключенных в 4 круга, где подробнее всего излагался рассказ о путешествии И. в Иерусалим и о том, как он был оправдан после обвинений в «блуде» (Гусев. 1903. С. 71-72). Слепок с одной из досок раки был сделан для Исторического музея в Москве (Указатель памятников Ист. музея. М., 18932. С. 565; Гусев. 1903. С. 72). Неск. сцен из Жития И. сохранилось в т. н. келье Иоанна, занимающей сев.-зап. комнату Владычной палаты новгородского Детинца (роспись 20-х гг. XIX в.; в 2008-2009 демонтирована со стен кельи бригадой реставраторов под рук. В. Д. Сарабьянова; Сарабьянов В. Д. Росписи Владычной палаты Новгородского кремля: Келья Иоанна: Предварительные заметки по результатам реставрационных работ в 2006-2007 гг. // Новгород и Новгородская земля: Искусство и реставрация. Вел. Новгород, 2008. Вып. 3. С. 119-139).

В искусстве Нового времени единоличные изображения И. встречаются, напр., в живописном и иконописном вариантах в храмах Валаамского мон-ря и его скитов (в наст. время в Нововалаамском мон-ре в Финляндии; по описи 1942 г.- АФВМ. Bd. 15. Л. 9 об., 16-16 об. и др.). На одной из них, исполненной в 1850 г. в столичной мастерской М. С. Пешехонова (Преображенский собор монастыря), И. стоит прямолично, в архиерейской мантии, омофоре и белом клобуке, с Евангелием и жезлом в руках. Уникальный сюжет запечатлен на иконе «Видение свт. Иоанну Новгородскому иконы Богоматери» кон. XVIII в. (частное собрание). И. часто писали в составе минейных циклов, напр. на невьянской минейной иконе на сент.-окт. 1802 г. (музей «Невьянская икона»; см.: Музей «Невьянская икона». Екатеринбург, 2005. С. 90, 187. № 53), на минее на сент. иконописца Т. И. Гагаева (?) 1-й пол. XIX в. (частное собрание; см.: Возвращенное достояние: Рус. иконы в частных собраниях: Кат. М., 2008. С. 226-241. Кат. 75) - во 2-м ряду, в красной фелони, синем подризнике, епитрахили, с Евангелием. Под 7 сент. (вместе с мч. Созонтом) И. в мантии, омофоре и митре, с жезлом или с четками в руке помещен на гравированных святцах 1714 и 1722 гг. Г. П. Тепчегорского, 1734 г. А. Ф. Зубова и др. (раскрашенные экземпляры РГБ: Ермакова М. Е., Хромов О. Р. Рус. гравюра на меди 2-й пол. XVII - 1-й трети XVIII в. (Москва, С.-Петербург): Опис. коллекции отдела изоизданий РГБ. М., 2004. Кат. 33. 1, 34. 1, 35. 1).

Изображение И. входит в композиции, представляющие чудо от иконы Божией Матери «Знамение» (1170), к-рое становится самостоятельным сюжетом новгородских икон со 2-й пол. XV в. Уже в Житии И., включенном в ВМЧ, подчеркивалось общерус. значение празднования новгородской святыне (ВМЧ. 1868. Стб. 332; Гордиенко. 2001. С. 112). Известны 7 подобных икон XV-XVII вв.; они воспроизводят общую композиционную схему в 2-3 регистра, хотя и отличаются в деталях (подробнее см.: Смирнова. 2007. С. 134-147). Уже на 2 древнейших иконах, написанных в Новгороде (1-я пол. XV в., ГТГ; 2-я пол. XV в., НГОМЗ), И. представлен в верхнем ряду дважды: в числе клириков, «поднимающих» образ Богоматери в храме Спаса Преображения на Ильине ул., и в составе крестного хода, сопровождающего икону по мосту через Волхов. Образ святителя выделен нимбом, крещатой фелонью, белыми ризами; он без клобука, с русыми волосами и клиновидной бородой средней длины. Вариант имеется на иконе с 2 регистрами кон. XVI в. (?) из собрания В. М. Васнецова (позднее - Т. А. Мавриной, ГМИИ, Музей личных коллекций; см.: Смирнова. 2007. С. 139): И. изображен в составе процессии на мосту, на нем белая митра, крещатые ризы, в руках крест и кадило. Иногда изображение И. отмечено аббревиатурой IOA на нимбе, как на иконе из ц. Успения Пресв. Богородицы с. Курицка близ Новгорода (1-я пол. XV в., ГТГ). Известна прорись с иконы XVI в. (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 534-535).

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святых». Кон. XVIII — нач. XIX в. (МИИРК)
Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святых». Кон. XVIII — нач. XIX в. (МИИРК)

Свт. Иоанн, архиеп. Новгородский. Фрагмент иконы «Собор русских святых». Кон. XVIII — нач. XIX в. (МИИРК)

Эта схема встречается на иконах XVII-XVIII вв., где к атрибутам И. может быть добавлен посох, как на иконе из ц. Успения Пресв. Богородицы на Торгу в Новгороде, известной по акварели Ф. Г. Солнцева (не сохр.; см.: Смирнова. 2007. С. 141). На иконах позднего времени история чуда от иконы «Знамение» представлена большим количеством сцен. Среди них есть такие, в к-рых святитель изображен с иконой над воротами осажденного города, как в клейме на раме иконы Божией Матери «Знамение» из ц. прор. Илии в Ярославле (80-е гг. XVII в., ЯХМ). Все больше места занимают детали пейзажа, архитектуры; образ И. более типизирован, исполнен в соответствии с общими принципами святительской иконографии: святой в разных типах облачения в клеймах неск. икон Божией Матери «Знамение» с историей и чудесами (кон. XVII в., ГИМ; 1-я треть XVIII в., ГМЗК; сер. XVIII в., ГРМ). Сюжет чуда от иконы изображался и в храмовых росписях (1742-1743, ц. в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Ярославле; в наст. время фрагмент в ГТГ). Одна из икон объединяет изображение чуда от образа с панорамой Новгорода, по сторонам к-рого в клеймах - фигуры святителей И. и Никиты (2-я пол. XIX в., ГМЗК). На иконе 1902 г. из мастерской Белоусовых в Палехе (ГРМ) в среднике - образ Божией Матери «Знамение», в клеймах - акафист Пресв. Богородице и чудеса от образа.

В составе Соборов рус. святых И. изображен на поморской иконе кон. XVIII - нач. XIX в. (МИИРК), на северодвинской иконе XIX в. и на иконе письма мастера-старообрядца П. Тимофеева 1814 г. (ГРМ; см.: Образы и символы старой веры: Памятники старообр. культуры из собр. Рус. музея / ГРМ. СПб., 2008. С. 72-73, 82-85. Кат. 62, 70; прорись см.: Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 456-457); на иконе 1-й пол. XIX в. из дер. Чаженьга Каргопольского р-на Архангельской обл. (ГТГ) - в левой группе святителей (за свт. Никитой), без клобука, куколь на плечах. На иконе нач. XIX в. из Черновицкой обл. (НКПИКЗ) И.- в 6-м ряду в левой части, в архиерейской мантии, омофоре и белом клобуке. На иконе сер.- 2-й пол. XIX в. (ГТГ) он показан во 2-м ряду, в клобуке, с Евангелием в руках.

В монументальной живописи И. представлен, напр., в росписи Троицкого собора Ипатиевского мон-ря в Костроме - в рост, на юж. стене зап. галереи, слева от входа в южную галерею (1910-1913, артель Н. М. Сафонова; см.: Куколевская О. С. Стенопись Троицкого собора Ипатьевского мон-ря. М., 2008. Т. 2. С. 362. № 70); среди подвижников XII в. в росписи галереи, ведущей в пещерную ц. прп. Иова Почаевского в Почаевской Успенской лавре (живопись кон. 60-х - 70-х гг. XIX в. работы иеродиаконов Паисия и Анатолия, поновлена в 70-х гг. XX в.). Рельефное изображение И. было помещено на юж. дверях храма Христа Спасителя, а также в алтарной арке придела во имя блгв. кн. Александра Невского над иконостасом, выполнено худож. Фартусовым по эскизам акад. Н. А. Лаврова (Мостовский М. С. Храм Христа Спасителя / [Сост. заключ. ч.: Б. Споров]. М., 1996п. С. 41, 76).

В иконописи XX в. И. представлен среди Новгородских святых на иконе «Все святые, в земле Русской просиявшие», созданной в 1934 г. мон. Иулианией (Соколовой) для свт. Афанасия (Сахарова) (ризница ТСЛ), а также на ее повторениях 50-х гг. XX в. (ризница ТСЛ, СДМ; см.: Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001. С. 231-239). Ростовое изображение И. в архиерейской мантии и клобуке помещено под 7 сент. на рис. мон. Иулиании в лицевых святцах рус. святых и на ее эскизах (после 1959, частное собрание; см.: Juliania (Sokolova), nun. Russian Saints = Святые Руси / Ed. N. Aldošina. [Jyväskylä], 2000. С. 36. Обл.). Образ И. обязательно вводится в состав Собора Новгородских святых, напр. на иконе 60-х гг. XX в. из местного ряда нижнего иконостаса ц. ап. Филиппа в Вел. Новгороде, на списке кон. XX - нач. XXI в. из новгородского Софийского собора. В совр. подлинниках И. изображается также в богослужебном святительском облачении (Изображения Божией Матери и святых Правосл. Церкви. М., 2001. С. 12); существуют и единоличные иконы святителя.

Ист.: Макарий (Миролюбов), архим. Опись Спасо-Хутынского монастыря 1642 г. СПб., 1856; Описи имущества новгородского Софийского собора XVIII - нач. XIX в. / Сост.: Э. А. Гордиенко, Г. К. Маркина. Новгород, 1993. Вып. 2-3; Описи имущества Софийского собора 1833 г. / Публ.: Э. А. Гордиенко, Г. К. Маркина // НИС. 2003. Вып. 9(19). С. 507-644; Описи Соловецкого монастыря XVI в. / Сост.: З. В. Дмитриева, Е. В. Крушельницкая, М. И. Мильчик. СПб., 2003.
Лит.: Макарий (Миролюбов), архим. Археол. описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. 2 т.; Гусев П. Л. Новгородская икона св. Иоанна (Илии) архиепископа в деяниях и чудесах // ВАИ. 1903. Т. 15; Плешанова И. И. Резные фигуры «старцев» в собр. ГРМ // ПКНО, 1974. М., 1975. С. 271-284; Овчинникова Е. С. Московский вариант «Богоматери Боголюбской» // ДРИ. М., 1975. [Вып.:] Зарубежные связи. С. 343-353; Бекенева Н. Г. Об иконе «Образ новгородских святых» из собр. ГТГ // Худож. наследие: Хранение, исслед., реставрация. М., 1984. С. 91-95. № 9(39); «Пречистому образу Твоему поклоняемся…»: Образ Богоматери в произведениях из собр. Рус. музея / ГРМ. СПб., 1995. С. 138-139, 214-215, 220-221. Кат. 81, 134, 138, 139; Сорокатый В. М. Иконография Никиты и Иоанна Новгородских в XVI в. // «Охраняется государством»: 3-я науч.-практ. конф. С.-Петербургский фонд культуры: Программа «Храм»: К 150-летию со дня рожд. Н. П. Кондакова: Сб. мат-лов. СПб., 1994. Вып. 5. Ч. 2. С. 105-123; Иконы Твери, Новгорода, Пскова XV-XVI вв.: Кат. собр. М., 2000. Вып. 1; Icônes russes: Les saintes / Fondation P. Gianadda. Martigny (Suisse); Lausanne, 2000. P. 66-67, 74, 132-133, 142-147. Cat. 12, 16, 47, 52, 53; Гордиенко Э. А. Духовная жизнь Новгорода в XVI в. СПб., 2001; Игнашина Е. В. Древнерус. лицевое и орнаментальное шитье в собр. Новгородского музея: Кат. Вел. Новгород, 2003; Костромская икона XIII-XIX вв. / Сост.: Н. И. Комашко, С. С. Каткова. М., 2004. С. 555. Кат. 147. Ил. 244; Маясова Н. А. Древнерус. лицевое шитье: Кат. М., 2004. С. 104-105. Кат. 12; Шитова Л. А. Рус. иконы в драгоценных окладах: кон. XVII - нач. XX в. Серг. П., 2005. С. 130, 178, 241, 253; Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев…»: Тема почитания икон в искусстве Средневек. Руси. М., 2007; Иконы Владимира и Суздаля. М., 2006. С. 274-279, 315. Кат. 69; Полякова О. А. Архитектура России в ее иконе: Города, мон-ри и церкви в иконописи XVI-XIX вв. из собр. ГМЗК. М., 2006. С. 56-67, 243. Кат. 10, 11; Декоративно-прикладное искусство Вел. Новгорода: Худож. металл XVI-XVII вв.: Кат. / Ред.-сост.: И. А. Стерлигова. М., 2008; Новгород и Новгородская земля: искусство и реставрация: Сб. ст. Вел. Новгород, 2009.
М. А. Маханько
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Почитание православных святых Святители Русской Православной Церкви Собор Новгородских святых (3-я Неделя по Пятидесятнице) Архиепископы Русской Православной Церкви Иконография святителей Иоанн (Илия; † 1186), архиепископ Новгородский, святитель (пам. 7 сент., в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в соборе Новгородских святых)
См.также:
ЕВФИМИЙ II Вяжицкий (нач. 80-х гг. XIV в. (?)-1458), архиеп. Новгородский и Псковский, свт. (пам. 11 марта, в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых)
ВАСИЛИЙ КАЛИКА (†1352), архиеп. Вел. Новгорода, свт. (пам. 10 февр., 3 июля, 4 окт., в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых)
ГАВРИИЛ (в схиме (?) Григорий; † 1193), архиеп. Новгородский, свт. (пам. 10 февр., 4 окт. и в 3-ю неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых)
ГЕННАДИЙ (Гонзов или Гонозов, в схиме Галактион?; 1-я четв. XV в.- 1505), архиеп. Новгородский и Псковский, свт. (пам. 4 дек., в 3-ю неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых, в воскресенье перед 26 авг.- в Соборе Московских святых, 21 мая - в Соборе Карельских святых)
ДИОНИСИЙ († 15.10.1385, Киев), архиеп. Суздальский, Нижегородский и Городецкий, свт. (пам. 26 июня, 23 янв.- в Соборе Костромских святых, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, в Соборе Нижегородских святых и 6 июля - в Соборе Радонежских святых)
АЛЕКСИЙ (1304-1378), митр. всея Руси, гос. деятель, дипломат, свт. (пам. 12 февр., 20 мая - обретение мощей, 5 окт.- пяти святителей Московских, в Соборе Владимирских святых, в Соборе Московских святых и в Соборе Самарских святых)
АНТОНИЙ (Добрыня Ядрейкович; † 1232 ), архиеп. Новгородский, писатель, свт. (пам. 8 окт., 10 февр.)
АНТОНИЙ (Смирницкий; 1773-1846), архиеп. Воронежский и Задонский, свт. (пам. 10 мая, 20 дек. и в Соборе Воронежских святых)
АРКАДИЙ († 1163), еп. Новгородский, свт. (пам.18 сент. и в Соборе Новгородских святых)
АРСЕНИЙ I (кон. XII в.- 1266), архиеп. Сербский (1233-1263/64), свт. (пам. 28 окт. в Соборе Афонских преподобных и в Соборе Сербских святителей)
АРСЕНИЙ ЭЛАССОНСКИЙ (Апостолис; 1550-1625), архиеп. Суздальский и Тарусский, ученый, писатель, свт. (пам. 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
АФАНАСИЙ I ВЕЛИКИЙ (ок. 295 - 373), еп. Александрийский (с 328 г.), свт. ( пам. 18 янв., 2 мая)
ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ (329/30 - 379), еп. Кесарии Каппадокийской, отец и учитель Церкви, свт. (пам. 1 янв., 30 янв.- в Соборе 3 вселенских учителей и святителей; пам. зап. 2 янв., 14 июня)
ВАССИАН I (Рыло; † 23 марта 1481), архиеп. Ростовский, Ярославский и Белозерский, свт. (пам. 23 марта, 6 июля - в Соборе Радонежских святых, 23 мая - в Соборе Ростово-Ярославских святых)