Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИНКОРПОРАЦИЯ
Т. 22, С. 674-679 опубликовано: 11 декабря 2014г.


ИНКОРПОРАЦИЯ

[лат. incorporatio - включение в состав], термин канонического права Римско-католической Церкви, обозначающий: 1) принятие лица в состав института посвященной жизни или общества апостольской жизни; 2) в средние века и в Новое время включение в состав мон-ря, канониката или иного церковного учреждения приходского храма или часовни с приписанным к ним имуществом.

И. в современном каноническом праве

В действующем Кодексе канонического права 1983 г. Римско-католической Церкви под И. гл. обр. подразумевается включение клирика или мирянина в состав к.-л. института посвященной жизни или об-ва апостольской жизни; при этом И. наделяет его определенными правами и обязанностями (CIC. 737). И. в институт посвященной жизни совершается после прохождения кандидатом испытательного срока (probatio), длящегося не менее 2 лет (CIC. 723. § 1), и предусматривает 2 этапа. Т. н. 1-я (prima), или временная (temporaria), И. заключается в принятии кандидатом «евангельских советов» (обетов) бедности, милосердия, послушания (CIC. 723. § 1). Она носит предварительный характер, ее срок (не менее 5 лет) устанавливается в статутах института (CIC. 723. § 2). По истечении срока временной И. член института посвященной жизни вправе его оставить или же при наличии достаточной причины может быть освобожден верховным руководителем института от возобновления обетов (CIC. 726. § 1). Также в течение срока 1-й И. член института при наличии серьезной причины может добровольно его покинуть с санкции руководителя (CIC. 726. § 2). Член института, прошедший 1-ю И., допускается к постоянной либо окончательной И. (incorporatio perpetua vel definitiva - CIC. 723. § 3-4). Постоянная И. является пожизненной и предоставляет всю полноту прав и обязанностей члену института. Окончательная И. приравнивается к постоянной, но предполагает периодическое возобновление обетов, к-рые в данном случае носят временный характер (CIC. 723. § 3-4). В зависимости от статутов института для выхода из него после прохождения постоянной И. необходим индульт Папского престола или санкция местного епископа (CIC. 727. § 1; 728). Запрещается совмещать членство в 2 или неск. институтах посвященной жизни и в об-вах апостольской жизни (CIC. 721. § 1; 643. § 1).

И. в об-ва апостольской жизни, длительность испытательного срока и условия выхода из них определяются уставами об-в (CIC. 735. § 1; 742). Для постоянных членов об-ва апостольской жизни выход из него возможен с согласия верховного руководителя или с санкции Папского престола, если таково требование устава об-ва (CIC. 743). В период временной И. с санкции руководителя возможен переход из одного об-ва апостольской жизни в другое, равно как и возвращение обратно до прохождения постоянной И. в новом об-ве (CIC. 744. § 1). Индульт Папского престола также необходим в случае перехода из общества апостольской жизни в институт посвященной жизни или наоборот (CIC. 744. § 2; ср. 685. § 2). Члены, прошедшие И. в об-во апостольской жизни на постоянной основе с разрешения верховного руководителя об-ва (а для священнослужителей и с согласия епископа) и под его надзором, могут проживать вне об-ва сроком до 3 лет (CIC. 745).

И. приходов

Несмотря на широкое распространение в средние века и в Новое время практики включения приходов в состав различных учреждений (мон-рей, каноникатов, госпиталей, ун-тов и др.), становившихся их настоятелями в качестве юридических лиц, это явление получило название И. лишь в историографии XIX в., т. к. в правовых документах и католич. каноническом праве для его обозначения, как правило, использовались описательные выражения.

В юридической позднеантичной лит-ре (в т. ч. в Кодексе Феодосия и Кодексе Юстиниана) термин «И.» обозначал передачу имущества в гос. или имп. казну (CTh. X 9; CJ. X 10). С раннего средневековья существительное «incorporatio» и глагол «incorporare» употреблялись в значении введения в состав сообщества, гл. обр. монастырской общины, а со 2-й пол. XIII в.- применительно к процессу включения приходского храма в состав мон-ря или др. церковного учреждения.

Вопрос о возникновении практики И. является дискуссионным, ее появление историки связывают с эволюцией института частной (домовой, а также ктиторской) церкви (см. ст. Частной церкви право) в X-XII вв. В этот период происходило активное формирование сети приходских храмов не только за счет основания церквей, находившихся в ведении правящего епископа, но и за счет основания частных церквей мон-рями, каноникатами, благотворительными учреждениями (приютами, госпиталями), отдельными духовными лицами (епископами, аббатами, клириками и монахами из имущества их семей), светскими землевладельцами, сельскими и городскими общинами (особенно в Центр. и Вост. Европе). Для содержания клира и приходских нужд основатель закреплял за храмом земельное владение, в т. ч. с зависимыми людьми (прежде всего в областях колонизации в Центр. и Вост. Европе), или др. имущественные права, оставлял от 1/4 до 1/3 собираемой десятины, а также пожертвования прихожан и плату за совершение треб.

Правовое положение частных церквей определялось статусом их основателя и владетеля (епископские, монастырские и принадлежащие др. церковным учреждениям, частные во владении мирян (позднее патронатные), общинные). Поэтому вопросы распоряжения имуществом и замещения должностей могли решаться по нормам как церковного, так и светского права. Частные церкви, построенные владельцами на собственных землях, были объектами наследования и имущественного отчуждения. Власть правящего епископа над такими храмами была сильно ограниченной, т. к. владелец храма обладал правом распоряжения церковным имуществом и доходами, в т. ч. устанавливал содержание приходским клирикам, представлял епископу кандидатуры для рукоположения, а зачастую сам назначал их на церковные должности без к.-л. предварительного согласования с епископом (см. ст. Инвеститура). Довольно рано стала распространенной практика, когда владелец храма ставил на должность настоятеля родственников (даже мирян) с предоставлением им приходских доходов, при этом богослужения, требы и др. пастырские обязанности (cura animarum - попечение о душах) совершались и исполнялись викарием - приглашенным священником, получавшим небольшое содержание.

Права мирян на обладание частными храмами, распоряжение церковным имуществом и должностями стали объектом критики в период клюнийской реформы и григорианской реформы. В XI-XII вв. в церковное законодательство были внесены положения, лишавшие мирян этих прав, а также были выработаны нормы патроната, согласно которым светский патрон храма обладал лишь правом представлять на утверждение правящему епископу кандидатуру приходского священника. Однако в реальности данные нормы соблюдались не всегда и не в полном объеме; в результате на протяжении длительного времени правовая практика, касавшаяся частных храмов, патроната и И., сильно отличалась от предписаний церковного законодательства. С кон. XII - нач. XIII в. термин «патронат» стал применяться к разнообразным правам церковных и светских владельцев частных храмов, в т. ч. к И., фактически далеко выходившим за рамки, установленные канонами о патронате в Декрете Грациана и декретальных сводах «Liber Extra» (см. Декреталии Григория IX) и «Liber Sextus». Из-за несоответствия, а часто и прямого противоречия практики предписаниям канонов четкого понятия и правового института И. в церковном праве (в т. ч. в «Corpus iuris canonici» и ординарных глоссах к ним) так и не сложилось.

Борьба с практикой владения мирянами частными церквами в XI-XII вв. не приносила желаемого результата. Во мн. регионах Европы вплоть до Нового времени светские владельцы по-прежнему сохраняли широкие права в отношении имущества и распределения должностей подвластных им храмов. В отличие от прав мирян аналогичные права церковных владельцев частных храмов не подвергались строгим законодательным ограничениям. Начиная с XI в. прослеживается рост их количества за счет дарений светскими владельцами частных церквей мон-рям, каноникатам, церковным благотворительным учреждениям, а в позднее средневековье - ун-там. Дарения мон-рям приходских храмов, нередко приносивших значительные доходы, способствовали развитию института частной церкви в различных формах, в т. ч. церковного патроната в XII в. и И. в XIII в.

Правовую основу для института частных церквей, принадлежавших церковным учреждениям (прежде всего мон-рям) и духовным лицам, составили постановления и послания Римских пап (напр., послание папы св. Григория I Великого к субдиак. Петру), в т. ч. заимствованные из Лжеисидоровых декреталий, а также вошедшие в Декрет Грациана каноны западноевроп. Соборов (напр., 3-й канон Cобора в Ниме, 1096), согласно которым монастыри могли владеть приходскими храмами, а рукоположенные во пресвитеров монахи - служить на приходах. Большая их часть собрана в Causa (раздел) 16 Декрета Грациана, где разбираются вопросы о монастырском владении (possessio) приходскими храмами. В этих постановлениях прослеживается стремление поставить под контроль правящих епископов принадлежавшие мон-рям приходские храмы и институт частной церкви в целом, особенно в вопросах душепастырства и назначений на церковные должности (напр., глава (capitulum) из Causa 16 questio 3 о 30- и 40-летнем праве давности, в соответствии с к-рым храмы переводились в полную юрисдикцию епископа; собранные в Causa 16 questio 7 постановления Римских пап Григория VII, Урбана II, Пасхалия II, Николая II, а также 17-й канон Латеранского I Собора (1123) (Cap. 1. Causa 16 questio 4) о запрете аббатам принимать дарения храмов от мирян-патронов и др.). На основе этих канонов декретисты сформулировали учение о церковном патронате, базирующемся на праве владельцев распоряжаться доходами и заведовать вопросами имущества принадлежавших им храмов (temporalia), а также представлять кандидатуру приходского священника на утверждение епископу (spiritualia).

В источниках XI - нач. XIII в. выделяются 2 группы частных храмов, принадлежавших духовным лицам и орг-циям. К 1-й группе относятся храмы, близкие по правовому положению к предписаниям канонов о церковном патронате, в к-рых власть владельца ограничивалась отдельными правами, прежде всего правом назначать приходского священника и пользоваться приходским имуществом (напр., приписываемое папе Урбану II постановление на Соборе в Пьяченце (1095) о приходских церквах, построенных мон-рем на собственные средства в принадлежащих ему виллах и замках - Dicta Gratiani post cap. 7 Causae 16 quaestionis 2). Во 2-ю группу входят храмы, церковный владелец к-рых обладал широкими правами на «temporalia» и «spiritualia», что делало возможным получение доходов с прихода и сводило к минимуму или даже полностью исключало вмешательство местной церковной власти в вопросы замещения приходских должностей (напр., в dicta Gratiani post cap. 7 Causae 16 quaestionis 2 к таким храмам отнесены приходские церкви, переданные епископом мон-рю со всеми правами).

В нач. XIII в. появляются грамоты, определяемые историками как инкорпорационные привилегии. В них Римские папы или правящие епископы передавали церковным владельцам приходских храмов (мон-рям, госпиталям и др.) права пользования их доходами за вычетом содержания для служивших в них викариев (pars congrua, sustentatio congrua), а также права назначать в них священников или предлагать епископу кандидатуру для рукоположения. Как правило, при этом епископы закрепляли за собой получение с церковного владельца прихода определенных ежегодных выплат (см., напр., декреталию папы Римского Иннокентия III от 1201 - Liber Extra. III 36. 6), а само предоставление этих прав обосновывалось экономическими потребностями получателей. Данные правоотношения описывались в привилегиях чаще всего словами «ecclesias concedere» или «ecclesias in proprietatem concedere» (предоставлять церкви в собственность), «in possesionem ecclesiae introire» (вступать во владение церковью), «pleno iure pertinent» (полноправно принадлежа), «ecclesiae utroque iure subiectae» (церкви, принадлежащие на основе обоих - церковного и светского - прав) и т. д. Часто речь шла об узаконении уже существовавших отношений: папа или епископ официально предоставлял мон-рю или др. церковному учреждению, владевшему частным храмом, дополнительные права, назначая его как юридическое лицо на должность настоятеля прихода. Инкорпорационные права касались только распоряжения доходами, шедшими духовенству, и формально не затрагивали средств, предназначенных на церковное строительство и ремонт приходского храма (fabrica ecclesiae). Тем самым, хотя при И. приход переставал существовать как юридическое лицо, приходской бенефиций сохранял нек-рую правовую самостоятельность.

На протяжении XIII в. количество привилегий, связанных с И., быстро росло, т. к. она давала мон-рям и др. церковным учреждениям большую свободу в приобретении новых храмов, при этом они получали взамен фиксированной патронатной ренты полное распоряжение доходами принадлежавших им приходских храмов, а также наделялись самостоятельностью в приходских делах.

В кон. XII - нач. XIV в. происходит частичная регламентация И., связанная с дальнейшим развитием мер, направленных против института светского патроната и порождаемых им злоупотреблений (обнищание приходов, пренебрежение клириками пастырской деятельностью). Борьба со светскими владельцами храмов (среди к-рых была высшая и низшая знать, позднее городской патрициат), ущемлявшими права и прерогативы епископов, продолжилась запретами мон-рям и духовным лицам принимать от мирян храмы без санкции папы или епископа (см.: De iure patronatus // Liber Extra. III 38). Так, на Латеранском III Соборе (1179) мон-рям было запрещено без санкции местного епископа принимать в дар от мирян (даже от государей) храмы и различные патронатные права, напр. на получение десятины (Liber Extra. V 33. 3; III 38. 4); впосл. это решение было подтверждено на Латеранском IV Соборе (1215) (Liber Extra. III 5. 31). Однако эти запреты не ущемляли экономических интересов мон-рей, т. к. предусматривалась возможность оставлять в их владении уже приобретенные храмы по праву давности. Одновременно с этим принимались постановления, защищавшие приходские храмы от негативных последствий их перехода к монастырям и др. церковным учреждениям (ослабление пастырской деятельности и материальное разорение). Напр., 7-м каноном III Латеранского Собора церковным патронам запрещалось использовать средства, получаемые приходом; в их распоряжении оставалась только рента с этих доходов, к-рую было запрещено повышать, равно как и вводить новые подати (Liber Extra. III 39. 7). На это же была направлена и регламентация существовавшей практики, когда частными храмами владели церковные учреждения и отдельные духовные лица. Процесс регламентации, происходивший с нач. XIII в. в декретальном праве, означал узаконение этих правоотношений.

Основной тенденцией было стремление поставить под контроль правящего епископа и капитула совершение И. и назначение на должности в частных приходских церквах. В декреталиях кон. XII - нач. XIV в. осуществление И. стало трактоваться как прерогатива папы и правящих епископов. Так, напр., декреталии Римских пап Александра III и Гонория III запретили церковным властям и патронам обещать соискателям еще невакантные бенефиции (Liber Extra. III 8. 3, 16); при этом допускалась передача епископом невакантных церквей мон-рям (см., напр.: Liber Extra. III 24. 4). Особо подчеркивалась роль папы Римского как верховного обладателя такого права и верховного судьи в спорах, связанных с И. В то же время в декреталиях была зафиксирована и легитимирована практика, когда мон-ри (особенно обладавшие папским иммунитетом) владели частными храмами на полноправной основе («pleno iure» или «utroque iure», т. е. полное распоряжение в вопросах «temporalia» и «spiritualia»), при к-ром аббат полностью распоряжался доходами прихода и осуществлял назначение на приходские должности без контроля местного епископа; пастырские обязанности в таких церквах исполнялись временными викариями из числа монахов-пресвитеров (см., напр., 61-й канон IV Латеранского Собора - Liber Extra. III 5. 31).

Со 2-й пол. XIII в. большое внимание в декреталиях стало уделяться т. н. резерватным правам папы в отношении бенефициев и пребенд (в т. ч. в частных храмах, составлявших среди них значительную долю), на к-рые претендовали обладатели соответствующих папских рескриптов (см., напр.: De concessione praebendae et ecclesiae non vacantis // Liber Sextus. III 7). В этот период канонисты обратились к изучению И., хотя интерес был и раньше (см., напр., комментарии папы Римского Иннокентия IV на «Liber Extra» (глоссы к титулам «De iure patronatus», «De donationibus», «De privilegiis» и др.), глоссу Иоанна Андреа (ок. 1338) к титулу «De iure patronatus» в его комментариях на Декреталии Григория IX). Ряд историков (П. Ландау и др.) отмечают в это время первые случаи употребления термина «И.» для обозначения новой практики. В кон. XIV в. папа Римский Бонифаций IX из финансовых соображений безуспешно пытался зарезервировать исключительное право на И. за Папским престолом.

В кон. XIV-XVI в. существовали 2 основные формы И., восходившие к 2 видам частных храмов в церковной собственности, к-рые зафиксированы с XI-XII вв.: И. в собственное пользование (in usus proprios) и И. в собственное пользование и по полному праву (in usus proprios et pleno iure). При И. в собственное пользование обладатель частной церкви имел право получать доходы с прихода (за вычетом содержания викария) и представлять на утверждение епископу кандидатуру постоянного викария для служения на приходе; при этом епископ сохранял определенный контроль за назначением на приходские должности и пастырскую деятельность клириков. И. в собственное пользование и по полному праву помимо полного распоряжения доходами разрешала обладателю частной церкви назначать и заменять временного викария на приходе без уведомления местного епископа; богослужения в таких храмах, как правило, совершали т. н. expositi (присланные, откомандированные), т. е. пресвитеры из мон-ря, посланные на приход аббатом.

В XIII-XIV вв. количество инкорпорированных приходов постоянно росло, наряду с переходом патронатных прав от мирян к Церкви умножая имущество мон-рей, каноникатов, кафедральных и коллегиатных капитулов, еп-ств (особенно в части т. н. mensa - имущества, доходы с к-рого шли на содержание епископа и клира кафедрального собора), церковных и благотворительных учреждений (особенно городских госпиталей и приютов), а также ун-тов. В позднее средневековье в разных регионах Европы от 1/3 до 2/3 всех приходов были инкорпорированными или патронатными. На очень широкое распространение институтов патроната и И. указывают укоренившиеся в европ. языках обозначения приходского священника терминами «викарий» (англ. vicar, т. е. заместитель настоятеля) и «кюре» (англ. curate; франц. curé; испан. cura; итал. curato; от лат. cura animarum - попечение о душах). Большой масштаб И. и патронат имели также в Юж. Германии и Австрии. Так, к кон. XV в. в Констанцском еп-стве ок. 1/3 приходов были под светским патронатом, большая часть оставшихся была инкорпорирована в монастыри, и только немногие находились в полной юрисдикции правящего епископа. Активное формирование в XV-XVI вв. территориальных княжеств в Германии привело к складыванию княжеского патроната, при к-ром князь в принадлежавших ему приходских церквах имел все права «in temporalia et spiritualia», т. е. распоряжался приходским имуществом, решал вопросы замещения должностей и осуществления И. (напр., австр. эрцгерцоги Альбрехт VI и Сигизмунд провели И. своих патронатных приходов во Фрайбургский ун-т (основан в 1457), при этом папскую санкцию их пожалования получили лишь в кон. XV в.).

И. сыграла большую роль в становлении европ. ун-тов, особенно в Центр. Европе: значительную долю в материальной базе новых ун-тов составляли доходы с инкорпорированных в них приходов. Так, в нач. XV в. экономический фундамент Гейдельбергского ун-та (основан в 1386) образовывали 2 инкорпорированные приходские церкви, первоначально бывшие под патронатом основателя ун-та Рейнского курфюрста гр. Рупрехта I, а также 12 каноникатов; впосл. к ним прибавились и др. приходские храмы (Ritter G. Die Heidelberger Universität. Hdlb., 1936. Bd. 1: Mittelalter, 1386-1508. S. 132). В Базельский университет (основан в 1460) была инкорпорирована ц. Санкт-Петер с 10 пребендами, затем к ним прибавились еще 3 канониката кафедрального собора (Wackernagel R. Geschichte der Stadt Basel. Basel, 1916. Bd. 2. Tl. 2. S. 563). Фрайбургский ун-т получил на правах И. от Фрайбургских епископов (частично с согласия Папского престола) 17 приходских церквей в Рейнской обл. и Шварцвальде, капеллу и 7 алтарных пребенд (Stutz U. Das Münster zu Freiburg im Breisgau im Lichte rechtsgeschichtlicher Betrachtung. Tüb.; Lpz., 1901. S. 16). Тюбингенский ун-т (основан в 1477) имел 8 монастырских приходов, переданных каноникатом Зиндельфингена тюбингенской ц. св. Георгия, основатель ун-та Вюртембергский гр. Эберхард Бородатый пожаловал ун-ту 5 своих патронатных приходов (Haller J. Die Anfänge der Universität Tüb., 1477-1537: Zur Feier des 450-jährigen Bestehens der Universität. Stuttg., 1927. Bd. 1. S. 26).

И. и патронат часто приводили к тому, что постоянно менявшиеся и, как правило, необразованные клирики пренебрегали пастырской деятельностью на приходах, что вызывало протесты на местах. В период Соборного движения И. стала одним из предметов жесткой критики, в связи с чем папа Римский Мартин V на Констанцском Соборе (сессия 43, 23 марта 1418) отменил все «uniones et incorporationes» (объединения и И.), проведенные без достаточных оснований со времени смерти папы Римского Григория XI (1378), однако эта мера была малоэффективной. Неудовлетворительное состояние дел в инкорпорированных и патронатных приходах описывалось в ряде анонимных сочинений XV в., напр. в трактате «Reformation Kaiser Sigismunds» (Reformatio Sigismundi, 1439), где говорилось о тяжелом положении Церкви и паствы Германии и содержались предложения по реформе Церкви и империи, или в памфлете «Epistola de miseria curatorum seu plebanorum» (кон. XV в.), где сообщалось о бедственном положении приходского духовенства. На рейхстаге в Нюрнберге (1523) И. была включена имперскими сословиями в число 100 бедствий и притеснений, к-рым подверглась Германия со стороны Папского престола (Centum gravamina nationis germanicae). Закрытие монастырей и секуляризация монастырского имущества, предпринятые в ряде стран в период Реформации (особенно в Англии и в нек-рых землях Священной Римской империи), хотя и упразднили монастырские И., но в большинстве случаев заменили их светским частновладельческим или княжеским патронатом.

Проблемы обнищания приходов и пренебрежение клириками пастырской деятельностью, вызванные в т. ч. И., были затронуты на Тридентском Соборе в декрете «О реформе», который предписал епископам произвести объединения (unire) приходов или перераспределение доходов еп-ства для обеспечения достойного материального положения приходов. Декрет запрещал епископам впредь проводить И. без обязательной папской санкции, закрепив тем самым исключительное право на них за Папским престолом (Conc. Trident. Decretum de reformatione. Sess. 24. Can. 13; Sess. 25. Can. 9). Однако эти постановления не решили проблему, т. к. декрет не касался уже существовавших И., а в ряде мест его не исполняли или использовали иные способы для получения доступа к приходским доходам. Так, в Баварии мон-ри нередко облагали свои патронатные приходы особыми податями, а епископы требовали от кандидатов при назначении на определенные приходы уплаты ежегодных платежей; доходы, получаемые монастырями или епископом с таких приходов, приближались к доходам с инкорпорированных приходов монастырей или епископств.

После Тридентского Собора в католич. каноническом праве были разработаны 3 формы И. Неполная И. (minus plena, или quoad temporalia) помимо использования доходов с прихода давала право представления кандидатуры приходского священника на утверждение правящему епископу. И. «utroque iure» (иначе И. «quoad temporalia et spiritualia») предоставляла также право назначения на должность приходского священника, при этом епископ контролировал лишь осуществление пастырской деятельности в приходе. И. «plenissimo iure», ранее входившая в состав И. «pleno iure», полностью исключала влияние местного епископа на осуществление пастырской деятельности в приходе и замещение приходских должностей (как правило, ею обладали монастыри, находившиеся в прямой папской юрисдикции).

В нач. XIX в. на практике И. негативно отразилась секуляризация мон-рей и их имущества, проведенная во мн. странах Европы. Однако отдельные инкорпорированные приходы, напр. ун-тов, продолжали существовать в XIX в., как правило получив новое подтверждение своего статуса со стороны Папского престола. Менее всего отношения И. оказались затронутыми в Австрии, где они отчасти сохранились до наст. времени.

В изданном в 1917 г. Кодексе канонического права были обобщены нормы, регулировавшие И. в «Corpus iuris canonici», хотя термин «инкорпорация» использован не был, вместо него употребляются глагол «unire» (лат.- объединять; CIC (1917). 1425) или описательные выражения, напр. «in proprios usus convertere» (лат.- обращать в собственное пользование; CIC (1917). 2346). Кодекс расширял права епископа в сфере надзора за назначением на должности и за пастырской деятельностью в инкорпорированных приходах: за ним закреплялось право выбора и назначения кандидата на должность приходского священника (CIC (1917). 455. § 1), за исключением приходов в папской юрисдикции, а также случаев патронатных и инкорпорационных привилегий, дающих их обладателям право отбора кандидата и представления его епископу. И. (объединение) приходских церквей были вправе совершать папа Римский, правящие епископы (ординарии), генеральные и капитулярные викарии по специальному мандату, а также кафедральные капитулы, в случае если епископская кафедра более года оставалась вакантной (CIC (1917). 1423. § 1; 455. § 2).

Для папских И. в Кодексе выделяются 2 формы: И. «ad temporalia tantum quod attinet» (в том, что относится к приходским доходам и имуществу) - приход объединялся с монастырем (domus religiosa), к-рый получал его доходы, а настоятель мон-ря представлял на утверждение правящему епископу секулярного (немонашествующего) священника и выделял ему достойное содержание (congrua pars) (CIC (1917). 1425. § 1); И. «pleno iure» (по полному праву) - помимо получения доходов с прихода настоятель мон-ря имел право избрать из числа братии кандидатуру священника (викария) для пастырской деятельности (cura animarum actualis), а сам мон-рь в качестве юридического лица отвечал за ее совершение (cura animarum habitualis) и являлся настоятелем прихода. За правящим епископом оставалось право утверждения представленного кандидата и его назначения на должность, а также осуществление надзора за пастырской деятельностью на приходе (CIC (1917). 452; 471. § 1-2; 630-631; 1425. § 2; 1464-1465). При назначении на должность с клирика запрещалось взимать к.-л. подати из доходов бенефиция в пользу патрона или епископа; такие поборы приравнивались к симонии (CIC (1917). 1441). Епископ мог облагать патронатные, инкорпорированные и экзимированные храмы только сбором на содержание семинарий (CIC (1917). 1356). Самовольное присвоение и использование имущества или доходов с прихода (in proprios usus convertere et usurpare) карались отлучением от Церкви, для патрона - лишением патронатных прав, для духовного лица - лишением бенефиция и отстранением от должности (CIC (1917). 2346; 2347. § 2).

Т. о., в Кодексе канонического права 1917 г. были не только сохранены существующие отношения И., но и регламентированы условия ее совершения. Епископам по согласованию с капитулом разрешалось объединять приходы и присоединять к приходским церквам бенефиции, не связанные с исполнением пастырских обязанностей (beneficium non curatum; CIC (1917). 1423. § 1; 1428. § 1), но запрещалось объединять приходы с алтарными и др. пребендами (mensa capitularis vel episcopalis, dignitates), бенефициями, храмами мон-рей, равно как и совершать их И. в мон-ри (CIC (1917). 1423. § 2). И. (объединение) приходов допускалось только в кафедральные и коллегиатные церкви, находившиеся на территории прихода; доходы с прихода при этом поступали кафедральной или коллегиатной церкви за вычетом соответствующей части (congrua portio) приходскому священнику или его викарию (CIC (1917). 1423. § 2).

В XX в. институт И. окончательно пришел в упадок, чему во многом способствовали изменение материальной базы приходов и исчезновение прежних форм приходского имущества. Сохранившиеся единичные инкорпорационные отношения, особенно в Австрии и Юж. Германии, были существенно ограничены. В ныне действующем Кодексе канонического права 1983 г. Римско-католической Церкви И. была официально ликвидирована: юридическим лицам было запрещено занимать должность приходского настоятеля (persona iuridica ne sit parochus: CIC. 520. § 1), запрещалось присоединять (ne amplius uniantur) приходские храмы к каноникатам, епископствам предписывалось отделить уже присоединенные приходы от капитулов (CIC. 510. § 1). Однако при этом в Кодексе сохранялась возможность существования И. приходов в различные религ. орг-ции, обладающие собственным уставом, и разрешалось осуществлять новые передачи приходов таким орг-циям. Епископ по письменному соглашению с главой института монашествующих клириков или об-ва апостольской жизни имеет право присоединять (committere) приходы к этим орг-циям на временной или постоянной основе или учреждать приходы при храмах этих орг-ций; при этом должность приходского священника должно занимать не юридическое, а физическое лицо - священник или группа священников под началом ответственного священника (moderator - CIC. 520. § 1-2; 517. § 1). При наличии соответствующей нормы в статутах об-ва или в местном обычае допускается передача управления церковным имуществом не главе об-ва или религ. объединения, а др. лицам (CIC. 1279. § 1), в т. ч. мирянам (CIC. 1282). За епископом сохраняется право контроля и вмешательства в случае ненадлежащего управления имуществом (CIC. 1279. § 1). В Кодексе сохранилась также и практика представления (praesentatio) на утверждение епископу кандидатов на церковные должности (CIC. 147, 158-163).

Ист.: Corpus iuris canonici / Ed. A. Friedberg. Lipsiae, 1879-1881. 2 t.; CIC. 1917; CIC.
Лит.: Hinschius P. Zur Geschichte der Inkorporation und des Patronatsrechts // Festgaben f. A. W. Heffter. B., 1873. S. 1-28; idem. Das Kirchenrecht der Katholiken und Protestanten in Deutschland. B., 1878. Bd. 2. S. 436-455; Scherer R., von. Über das Eigenthumssubject einer incorporierten Kirche oder Pfründe // Österreichische Zschr. f. Verwaltung. W., 1887. Bd. 20. S. 81-83; Stutz U. Die Eigenkirche als Element des mittelalterlich-germanischen Kirchenrechts. B., 1895; Schueller H. Die Inkorporation von Kirchenämtern mit besonderer Berücksichtigung von Österreich. W., 1900; Bombiero-Kremanac J. Geschichte und Recht der «portio congrua» mit besonderer Berücksichtigung Österreichs // ZSRG.K. 1921. Bd. 11. S. 31-124; Wahrmund L. Das Kirchenpatronatrecht und seine Entwicklung in Österreich. W., 1894. Bd. 1. S. 92-184; Pöschl A. Die Inkorporation und ihre geschichtlichen Grundlangen // Arhiv f. Katholisches Kirchenrecht. Mainz, 1927. Bd. 107. S. 44-177, 497-560; 1928. Bd. 108. S. 24-86; Berlière U. L'exercice du ministère paroissial par les moines dans le haut Moyen Âge // RBen. 1927. Vol. 39. P. 227-250, 340-364; Ahlhaus J. Geistliches Patronat und Inkorporation in der Diözese Hildesheim im Mittelalter. Freiburg i. Br., 1928; Primetshofer B. Zur Frage der vermögensrechtlichen Vertretung vollinkorporierter Pfarren in Österreich // Speculum iuris et ecclesiarum: FS. f. W. M. Plöchl. W., 1967. S. 333-348; Schönfeld W. Das Verhältnis von Inkorporation und Patronat // Archiv des öffentlichen Rechts. N. F. Freiburg i. Br., 1929. Bd. 17. S. 161-205; Scharnagl A. Die Inkorporation mit besonderer Berücksichtigung der Baupflicht // Klerusblatt Eichstätt: Juristische Beilage. 1936. Bd. 50. S. 249-344; Sanmann von Bülow H. Die Inkorporationen Karls IV.: Ein Beitr. zur Geschichte des Staatseinheitsgedankens im späteren Mittelalter. Marburg, 1942; Lindner D. Die Inkorporation im Bistum Regensburg während des Mittelalters // ZSRG.K. 1950. Bd. 36. S. 205-327; idem. Die Inkorporation im Bistum Regensburg seit dem Konzil von Trient // Ibid. 1951. Bd. 37. S. 164-220; idem. Die Lehre von der Inkorporation in ihrer geschichtlichen Entwicklung. Münch., 1951; Wood S. English Monasteries and their Patrons in the XIIIth Cent. Oxf., 1955; Feine H. E. Kirchliche Rechtsgeschichte auf der Grundlage des Kirchenrechts von U. Stutz. Weimar, 1950. Bd. 1: Die katholische Kirche. S. 332-333, 342-343; Landau P. Jus Patronatus: Studien zur Entwicklung des Patronats im Dekretalenrecht und der Kanonistik des 12. und 13. Jh. Köln, 1975. S. 137-144; idem. Inkorporation // TRE. 1987. Bd. 16. S. 163-166; Gaudemet J. Le gouvernement de l'église à l'époque classique. P., 1979. T. 2: Le gouvernement local. P. 288-289; Каноническое право о народе Божием и о браке / Сост.: И. Юркович. М., 20002. С. 162.
Е. В. Казбекова
Ключевые слова:
Каноническое право Римско-католической Церкви Инкорпорация [лат. incorporatio - включение в состав], термин канонического права Римско-католической Церкви
См.также:
AD BENEPLACITUM NOSTRUM в католич. канонич. праве клаузула, использ. в папских рескриптах и др. церковных документах
АДВОКАТ должность, предполагающая осуществление нек-рых властных полномочий и представительство сторон в суде
АДМИНИСТРАТОР в структуре католич. Церкви общее название различных должностей управляющих: апостольский администратор, приходской администратор, управляющий церковным имуществом
АПОСТОЛЬСКАЯ ПЕНИТЕНЦИАРИЯ один из 3-х судебных органов Римской курии