Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИНКЕРМАНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА КЛИМЕНТА, ПАПЫ РИМСКОГО, МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 22, С. 659-669 опубликовано: 11 декабря 2014г.


ИНКЕРМАНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА КЛИМЕНТА, ПАПЫ РИМСКОГО, МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Вид на Инкерманский мон-рь. Фтография. 2007 г.
Вид на Инкерманский мон-рь. Фтография. 2007 г.

Вид на Инкерманский мон-рь. Фтография. 2007 г.
(Симферопольской и Крымской епархии), находится на территории г. Инкермана, на правом берегу р. Чёрной (юго-запад Крыма). Монастырский комплекс включает пещерные помещения, высеченные в средневек. период в зап. части Монастырской скалы, наземные постройки (2-я пол. XIX - 1-я пол. ХХ в.), а также отдельные постройки в окрестностях (на территории г. Инкермана), не входившие в средние века в комплекс монастыря: древний мон-рь Св. Софии (ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»), Армянскую церковь (ц. вмч. Димитрия Солунского), собор во имя свт. Николая Чудотворца и др. постройки на территории крепости Каламита.

И. м. и другие средневековые комплексы Инкермана

В Инкерманской долине сконцентрировано большое количество средневековых скальных христ. памятников, научное исследование которых началось в XIX в. А. Л. Бертье-Делагард провел детальное обследование пещерных мон-рей Инкерманской долины, результаты к-рого опубликованы в фундаментальном труде «Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма» (1886). В 20-х гг. ХХ в. В. Чепелев опубликовал подробное описание Храма с крещальней (1927). В 1937 г. археологической экспедицией были расчищены и обмерены неск. инкерманских пещерных комплексов, в т. ч. мон-ри сщмч. Климента и Св. Софии, ц. мч. Евграфия, Храм с крещальней и храм Вознесения Господня. Материалы этой экспедиции, а также данные Бертье-Делагарда легли в основу инкерманского раздела «Материалов» Н. И. Репникова.

В 90-х гг. ХХ в. изучением пещерных церквей Таврики, и в т. ч. Инкерманской долины, занимались крымские историки Ю. М. Могаричев, итоговой работой которого стала монография «Пещерные церкви Таврики» с подробным описанием памятников, публикацией планов и обширной библиографией (Могаричев. 1997), и В. Ф. Филиппенко, обобщивший результаты своих многолетних исследований в кн. «Каламита-Инкерман: Крепость и монастырь» (1997). В нач. XXI в. общий обзор пещерных памятников Инкермана был сделан киевскими археологами (Бобровский. 2001; Бобровский, Чуева. 2004). В 2005 г. Т. А. Бобровский и Е. Е. Чуева открыли на Загайтанской скале уникальный пещерный комплекс XIII в. с храмом, расписанным фресками, исследование которого продолжается (Бобровский, Чуева. 2007). В этот же период московские ученые, исходя из архитектурно-литургических критериев, уточнили датировки некоторых пещерных храмов Инкермана (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 75-79).

Предназначение неск. средневек. пещерных комплексов Инкермана вызывает разногласия среди исследователей. Церковь в Каламите, предполагаемый храм в комплексе Анфилады, Церковь архимандрита, пещерный комплекс в районе железнодорожной ст. Инкерман-I, большинство пещерных комплексов Загайтанской скалы интерпретируются как храмы (Могаричев. 1997. С. 11, 13-15, 17-22, 26; Бобровский, Чуева. 2004. С. 21, 27-29), и в последнее время были приведены новые аргументы в пользу этого (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 72).

Нек-рые исследователи рассматривают совокупность всех пещерных памятников Инкерманской долины как остатки большого средневек. монастырского ансамбля по образцу монастырей долины Ыхлара и Гёреме в Каппадокии, Иваново в Болгарии, Гареджи в Закавказье (Бобровский, Чуева. 2004. С. 30). Более того, по мнению авторов, в период развитого средневековья в этом регионе складывался монашеский центр, подобный Афону, Олимпу Вифинскому, Метеорам, и лишь тур. экспансия остановила этот процесс (Герцен, Могаричев. 1995. С. 8; Могаричев. 1997. С. 29). Эти исследователи считали, что на территории Инкермана и его окрестностей существовало много храмов, в т. ч. монастырских. Но в качестве мон-рей могут рассматриваться только Георгиевский (Климентовский) и, возможно, Св. Софии, а комплексы в Троицкой и Георгиевской балке - монашеские скиты. Остальные храмы либо были основаны светскими ктиторами (ц. мч. Евграфия и Храм с крещальней), либо не связаны с ярко выраженным монастырским комплексом. Поэтому также возможно рассматривать Инкерман как большое, преимущественно сельскохозяйственное поселение с портом и крепостью. Его расцвет, судя по датировкам его построек и их декорации, пришелся на XIII-XV вв.

Все средневек. христ. пещерные сооружения Инкерманской долины условно можно разделить на 3 группы.

Монастырская скала

Пещерный монастырь вмч. Георгия (св. Климента)

Вопрос о времени и причинах появления пещерной части И. м. остается дискуссионным, что связано с недостаточностью письменных источников и отсутствием археологических артефактов. Археологические исследования памятника не проводились, за исключением расчисток нек-рых пещерных помещений перед началом реставрационных работ или архитектурных обмеров (обмеры: 1843 - Ф. Дюбуа де Монперё; 1867 - Д. М. Струков; 1886 - Бертье-Делагард; 1937 - экспедиция ГАИМК; 1993 - Филиппенко).

Церковная традиция XIX-XX вв. относит возникновение пещерного монастырского комплекса к первым векам по Р. Х. и связывает его со ссылкой в инкерманские каменоломни сщмч. Климента, еп. Римского (Струков. 1876. С. 41-43; Медведев. 1993. С. 89; Литвинова. 2007. С. 296-297; Ковалик. 2007. С. 24-26 и др.). Светские историки считают, что основание пещерной части монастыря приходится либо на иконоборческий (VIII-IX вв.), либо на постиконоборческий (X-XIII, XIV-XV вв.) период. Сторонники 1-й версии, основываясь на сообщении Стефана Нового и аналогиях в средневек. итал. и малоазийской скальной христ. архитектуре, связывают появление пещерных мон-рей в Таврике, и в т. ч. в Инкерманской долине, с переселением монахов, вызванным 3-й волной иконоборческих репрессий (Якобсон. 1964. С. 32-33; Он же. 1973. С. 51-53; Баранов. 1974. С. 154-156; Воронин, Даниленко. 1992. С. 179-180; Даниленко. 1993. С. 102; Филиппенко. 1997. С. 73-74; Тур. 1998. С. 88; Катунин. 2000. С. 43; Кулаковский. 2002. С. 151-152; Фадеева. 2004. С. 6). Тезис о постиконоборческом происхождении инкерманского пещерного комплекса, выдвинутый в XIX в. (Бертье-Делагард. 1886. С. 211-212), поддерживают большинство совр. ученых. В своих выводах исследователи опираются на различные критерии: политическую, религ. и экономическую ситуацию в Юго-Зап. Таврике (Герцен, Могаричев. 1995. С. 11-12; Могаричев. 1997. С. 11), а также на архитектурно-литургический анализ пещерных храмов. Последний дает датировку XIII-XV вв., как и анализ соседнего пещерного комплекса (сев. склон Монастырской скалы, Загайтанская скала, комплекс на левом берегу устья р. Чёрной, скиты в Троицкой и Георгиевской балках не имеют четко датируемых строений до XIII в. (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 75-79)).

Инкерман. Литография Л. Нитче. XIX в. (ГИМ)
Инкерман. Литография Л. Нитче. XIX в. (ГИМ)

Инкерман. Литография Л. Нитче. XIX в. (ГИМ)

Благодаря записям свящ. Иакова Лызлова (XVII в.), описаниям первых путешественников в Крым и изысканиям ученых XIX-XX вв. можно в общих чертах реконструировать древний план пещерной обители. Первоначально мон-рь имел 3 входа, один из к-рых, действующий и поныне, находился в нижней части Монастырской скалы. От него вперед вверх по оси «север-юг» был прорублен коридор-туннель, в правой стене к-рого - оконные и дверные проемы; в левой стене по ходу коридора располагался ряд пещерных помещений: кельи, склепы-костницы, проходная комната с лестницей, ведущей на верхний ярус и плато Монастырской скалы, архондарик (?), 2 храма и трапезная; из коридора маленькая лестница вела на 2-й ярус, где находились кельи и подсобные помещения.

Главный монастырский храм вмч. Георгия (в XIX в. освящен во имя сщмч. Климента) в плане представлял одноапсидную 3-нефную базилику с 3-частной планировкой: алтарь, наос, нартекс, т. е. коридор-туннель (10,6×6,1 м, высота 4 м). В алтарной апсиде сохранились 2-ступенчатый синтрон с горним местом, основание для престола со специальным углублением для св. мощей, ниша на горнем месте; в конхе вырезан большой рельефный 4-конечный процветший крест в круге с капельками на расширяющихся концах; у торцов верхней и боковых ветвей помещены 3 малых круга с вписанными 4-конечными крестиками. Стены покрывали фрески, описанные свящ. Иаковом. Фрагменты фресок в алтарной апсиде с изображением Спасителя, сидящего на престоле (вероятно, из композиции Деисус), в XIX в. еще видел Струков (Струков. 1876. С. 25-26). Древняя алтарная преграда проходила по линии совр. иконостаса. Наос храма был разделен на нефы 2 рядами колонн (по 3 в каждом ряду), в скальном полу вырублены костницы. Исследователи предлагали разные даты основания базилики вмч. Георгия: XIV-XV вв. (Бертье-Делагард. 1886. С. 214; Могаричев. 1997. С. 11), XIII-XIV вв. (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 75-79).

К сев. нефу базилики примыкал малый одноапсидный храм (6×1,9 м) (в XIX в. освящен во имя ап. Андрея Первозванного). Он имеет сплошную скальную алтарную преграду с вратами в центре и со сквозными нишами-окошками по сторонам; в алтарной апсиде вырублен престол, вплотную примыкавший к стене апсиды, слева - жертвенник, справа - сиденье для священнослужителя. К западу от храма над коридором - хоры. Струков приводит предание, сохранившееся у местных греков, о том, что этот «храм был устроен самим св. Климентом и он в нем совершал богослужения». Категорически возражавший ему Бертье-Делагард полагал, что храм не мог быть высечен ранее XV в. (Струков. 1876. С. 24; Бертье-Делагард. 1886. С. 214). Совр. исследователи определяют нижнюю дату малого храма XIII в. на основании устройства алтаря с протесисом в правом углу и пристенного престола, а также скального иконостаса, подобного преграде храма мч. Евграфия в Инкермане (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 75-79).

Севернее расположено еще одно помещение, которое в XIX в. было обращено в храм во имя св. Мартина, в плане прямоугольное, с полукруглым сводом. На плане Дюбуа де Монперё хорошо видно, что восточная часть, прямоугольная, с прямой скамьей вдоль вост. стены, являлась каким-то общественным помещением, напр. обычным или праздничным архондариком. В сев.-зап. части расположена площадка, от которой начинался проход с лестницей, имевшей «16 ступеней по покрытому коридору, 44 - по открытому»; лестница выводила на плато крепости Каламита недалеко от крепостных ворот (Аркас. 1879. С. 26).

На юге пещерный комплекс замыкала прямоугольная в плане древняя трапезная со скальной скамьей-выступом вдоль стен; в зап. стене была прорублена дверь, к которой от подножия скалы вела каменная лестница; по ней поднимались свящ. Иаков Лызлов (1634), П. С. Паллас (1793-1794), А. П. Сумароков (1800). З. А. Аркас видел ее уже разрушенной (1840); к 2009 г. она была утрачена.

Пещерный комплекс

Юж. часть Монастырской скалы. Фотография. 2005 г.
Юж. часть Монастырской скалы. Фотография. 2005 г.

Юж. часть Монастырской скалы. Фотография. 2005 г.
Купель баптистерия храма «Атки». Фотография. 2005 г.
Купель баптистерия храма «Атки». Фотография. 2005 г.

Купель баптистерия храма «Атки». Фотография. 2005 г.
включавший Храм с крещальней (храм «Атки»), локализован в юж. части Монастырской скалы, выходящей в Гайтанскую (Первомайскую) балку. Содержит более 30 искусственных пещерных помещений, расположенных в 4-5 ярусов. Храм описывали И. М. Муравьёв-Апостол (1823. С. 96-97), Струков (1876. С. 27), Аркас (1879. С. 25), Паллас (1881. С. 112), Бертье-Делагард (1886. С. 218-220), Могаричев (1997. С. 11-13; 2005. С. 78-79), Бобровский, Чуева (2004. С. 27-28) и др. авторы. Этот храм - самый развитый по структуре вост. части среди пещерных церквей Крыма: здесь появляется отдельный компартимент для протесиса. В плане храм одноапсидный, конха опиралась на 3 глубоко высеченные в скале ниши. Апсида имела приподнятый на 0,1 м пол с прямоугольным углублением (0,35×0,32 м) для установки престола и высокий 2-ступенчатый синтрон. Стены апсиды были расписаны фресками: «На боковой стене алтаря контуры фигур святителей в рост, по низу панель из параллельных зигзагообразных линий красного и черного цветов, образующих треугольники». В центре - деисусная композиция. В смежном боковом помещении, служившем баптистерием, сохранилась купель. Дверной проем в сев. стене вел в большую усыпальницу с низким потолком и вырубленной в скальном полу гробницей, над к-рой сохранились гнезда для крепления деревянного перекрытия. В сев.-вост. стене высечены ниша и 6-строчная греч. надпись над могилой ктиторов Авраамия и Космы.

Совр. исследователи относят основание храма к XIV в. (Могаричев. 2005. С. 78-79) или к XIV-XV вв. (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 76, 79). К 2009 г. памятник частично разрушен: сохранились апсида и сев. часть баптистерия.

Пещерный комплекс с храмом мч. Евграфия

находился на юго-вост. склоне Монастырской скалы и включал не менее 20 искусственных пещерных помещений, расположенных в 2-3 яруса. На карте И. Батурина храм ошибочно обозначен как ц. «География» (Могаричев. 1997. С. 16). ОписанСтруковым (1876. С. 28), Бертье-Делагардом (1886. С. 221-223), В. В. Латышевым (1896. С. 37-40), Филиппенко (1993. С. 115-116), Могаричевым (1997. С. 16-17; 2005. С. 81-82), Бобровским, Чуевой (2004. С. 28), А. Ю. Виноградовым, Н. Е. Гайдуковым, М. С. Желтовым (2005. С. 76, 79). Наос храма в плане прямоугольный, со скамьями вдоль боковых стен; алтарная апсида полукруглая, с приподнятым полом, скальный престол примыкал к стене, в верхней части престола сохранилось специальное углубление для вложения мощей; у сев. стены вырублен скальный протесис, у южной - сиденье; алтарная преграда скальная, с вратами в центре и 2 сквозными окошками для установки икон по сторонам. Храм датируется по посвятительной надписи Сотирика в апсиде 1272-1273 гг.

Пещерный комплекс во рву

был расположен на плато Монастырской скалы в сев.-вост. склоне крепостного рва, к северо-западу от 4-й башни; включал более 15 искусственных пещерных помещений, расположенных в один ярус (Могаричев. 1997. С. 15; Бобровский, Чуева. 2004. С. 27. № 2). Наличие здесь предполагаемого храма - Церкви в Каламите - в последних работах отвергается.

Пещерный комплекс Анфилады

с предполагаемым храмом локализован в верхнем ярусе юж. склона Монастырской скалы, связан входами с крепостью Каламита, включает не менее 25 искусственных пещерных помещений, расположенных в 2-3 яруса (Могаричев. 1997. С. 13-14; Бобровский, Чуева. 2004. С. 27. № 6).

Пещерный комплекс с Армянской церковью

(храм во имя вмч. Димитрия Солунского) расположен на выступе скалы сев. склона Монастырской балки; состоит из 5 пещерных помещений, вырубленных в 2-3 яруса, к которым ведет высеченная в скале лестница из 18 ступеней. Храм описан Струковым, Бертье-Делагардом, Репниковым, Могаричевым; расположен в 1-м ярусе (5,3×4,3×2,5 м), имел вытянутый в плане прямоугольный наос, полукруглый алтарь с примыкающим к стене престолом; в сев. стене высечены 2 ниши: рядом с апсидой - арочная ниша с дверцей, от которой сохранились следы крепления, западнее - ниша меньшего размера со стрельчатым верхом; в юж. стене - дверь, к-рая вела в небольшое помещение со стрельчатым сводом; зап. стена сложена из камня (Могаричев. 1997. С. 14-15). Вопрос о конфессиональной принадлежности и времени основания храма решается историками неоднозначно: армянская церковь не ранее XIV-XV вв. (Бертье-Делагард. 1886. С. 230), католический (возможно, армяно-католический) храм генуэзского времени (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 73).

Храмы Загайтанской скалы

Пещерный комплекс с ц. Вознесения Господня

Вид на пещерные храмы Загайтанской скалы. Фотография. 2007 г.
Вид на пещерные храмы Загайтанской скалы. Фотография. 2007 г.

Вид на пещерные храмы Загайтанской скалы. Фотография. 2007 г.
находится на юго-западном склоне скалы в устье Гайтанской балки, включает ок. 20 пещерных помещений, расположенных в 5-6 ярусов. В 1774 г. ц. Вознесения обозначил на карте Батурин; впосл. ее описывали Паллас (1881. С. 86), Бертье-Делагард (1886. С. 228), Репников (АКК. Л. 41-42), А. Л. Якобсон (1964. С. 51), Могаричев (1997. С. 17-18; 2005. С. 77), Бобровский, Чуева (2004. С. 28. № 9), Виноградов, Гайдуков, Желтов (2005. С. 75) и др. Церковь сильно пострадала в 1794 г., во время обвала, к 2009 г. разрушена.

По описанию Бертье-Делагарда, она представляла собой редкий архитектурный тип - «подражание плоскому купольному перекрытию на четырех арках, опирающемуся на углы среднего квадрата, от которого, кажется, в три стороны, восточную, северную и южную, вделаны три полукруглые апсиды, лицевая, выходная (западная), была, вероятно, прямая. Доступ к этой церкви почти невозможен, и весь низ ее обрушился, так что потолок с арками и столбами висит не поддержанный снизу… направление алтаря 40 градусов, алтарная преграда состояла из трех арок, средняя была, конечно, царской дверью, а боковые, вероятно, были сплошные, на некоторую высоту от пола» (Бертье-Делагард. 1886. С. 227-228). Основание церкви относят к XI-XIV вв. (Могаричев. 2005. С. 82-83). Явное подражание правильным формам наземной архитектуры указывает скорее на поздневизант. время.

Пещерный комплекс, включающий церковь с фресками

Ангел. Фрагмент фресковой композиции «Рождество Христово» в пещерном храме Загайтанской скалы. 2-я пол. XIII в.
Ангел. Фрагмент фресковой композиции «Рождество Христово» в пещерном храме Загайтанской скалы. 2-я пол. XIII в.

Ангел. Фрагмент фресковой композиции «Рождество Христово» в пещерном храме Загайтанской скалы. 2-я пол. XIII в.
(XIII в.), открыт в 2005 г. киевскими археологами Бобровским и Чуевой, продолжающими его исследование (Бобровский, Чуева. 2008. С. 133-146). Локализован в труднодоступном верхнем ярусе юж. обрыва Загайтанской скалы, что в большой степени определило его сохранность; пещерные помещения располагались на разных уровнях и соединялись между собой лестничными проходами, к 2009 г. обрушившимися. Небольшая церковь (5×2,5×3 м) находится в глубине большого естественного скального грота на высоте 20-25 м от «подошвы» скалы, состоит из прямоугольного наоса и подковообразной алтарной апсиды с нишей-жертвенником; сохранились пазы для установки каменного престола и деревянной алтарной преграды. Стены и свод церкви были оштукатурены и покрыты фресковыми росписями, общая площадь сохранившихся фрагментов ок. 15 кв. м. Фрески в алтарной апсиде расположены 3 регистрами, отделенными красными линиями: в конхе помещен Деисус с нетрадиц. иконографическим типом Христа Еммануила, в среднем регистре - сцена «Вознесение», в нижнем - святительский чин. На юж. стене наоса - «Рождество Христово», «Крещение», «Сретение»; на зап. стене - «Успение»; на сев. стене - «Преображение», «Распятие», «Сошествие во ад»; в сев.-зап. части наоса, непосредственно перед алтарной аркой,- медальон с изображением Христа Ветхого денми. Несмотря на то что сохранность фресок и степень их расчистки от наслоений позволяют сделать только предварительные выводы, исследователи справедливо считают открытую роспись выдающимся памятником монументального искусства визант. эпохи 2-й пол. XIII в.

Среди более чем 100 остальных пещер Загайтанской скалы есть скальное основание еще одного полупещерного храма.

Левый берег р. Чёрной

Монастырь Св. Софии

высечен в сев.-зап. стороне Каменоломной балки, вблизи железнодорожной ст. Инкерман-I. Он включал ок. 20 искусственных пещерных помещений, расположенных в 2-3 яруса, в т. ч. неск. храмов. В XVIII в. храм Св. Софии обозначил на карте «Ахтиярской гавани» Батурин (1773), в XIX-ХХI вв. его описывали Паллас, Аркас, Струков, Бертье-Делагард, Могаричев, Бобровский, Чуева и др. авторы. В древности храм имел 2 входа (сохр. один): со стороны р. Чёрной и Каменоломной балки. Главный (Большой) храм расположен во 2-м ярусе, в плане крестовидный (10,4×8,7×5,5 м), в центре плоского потолка высечен рельефный крест, в полукруглой алтарной апсиде было 3 окна, в полу наоса сохранилась гробница; в кон. XVIII в. апсида и часть сев. стены обрушились. Лучшим по сохранности является храм № 3 (5×3,2×4,3 м). Алтарная апсида храма полукруглая; примыкающий к стене престол и алтарная преграда скальные; в полу вырублено 5 гробниц; на стенах сохранились следы фресок, над гробницей - неразборчивая надпись, над престолом - окно. Нижнюю дату храма исследователи относят к XII-XIII вв. и определяют его как парекклисион (Виноградов, Гайдуков, Желтов. 2005. С. 76). Монастырь, вероятно, был основан в XIV-XV вв. (Могаричев. 1997. С. 25). К нему также примыкает пещерный комплекс в районе железнодорожной ст. Инкерман-I.

В поздневизант. период в окрестностях Инкермана появились еще 2 небольших пещерных скита - в Георгиевской и Троицкой балках, каждый из к-рых имел храм, жилые и хозяйственные помещения (Он же. 2005. С. 75. Рис. 3. С. 87-88).

Крепость Каламита

Крепость Каламита. Фотография. 2005 г.
Крепость Каламита. Фотография. 2005 г.

Крепость Каламита. Фотография. 2005 г.
И. м. теснейшим образом связан с крепостью Каламита, руины к-рой (с 1978 филиал Национального заповедника «Херсонес Таврический») сохранились на плато Монастырской скалы. Каламита была портом, связывающим Херсонес с дорогами, идущими из степной части Крыма. Напротив крепости находился каменный 3-арочный мост через р. Чёрную; его остатки еще сохранялись в кон. ХVIII - нач. XIX в.

В истории крепости выделяют 2 периода. Раннесредневековый (VI-VII вв.) связан с ее основанием; по мнению ряда совр. исследователей, крепость была сооружена в VI в., когда в кон. VI-VII в. визант. императоры построили на подступах к сев. форпосту Византии Херсону (Херсонесу) цепь укреплений, где затем несли службу представители местных племен - федераты империи. Стены и монументальные здания возводились силами местного населения под рук. визант. инженеров с привлечением артелей Херсона. Среди немногих памятников этого периода известно надгробие Фотина с горы Сахарная Головка (Соломоник Э. И. Некоторые новые греч. надписи Средневекового Крыма // ВВ. 1986. Т. 47. С. 215-216. Рис. 9-10). Первоначальное название крепости неизвестно. На венецианской морской карте XIII в. пункт в конце Северной бухты назван Газария, на генуэзской карте П. Весконте (1318) и портулане итальянца Бенинказы (1474) - Каламира (Каламита). В XV в., после захвата полуострова, турки переименовали Каламиту в Инкерман (пещерную крепость).

Второй период связан с активной гос. и строительной деятельностью мангупского кн. Алексея, возродившего в ХV в. древнюю крепость для защиты порта феодоритов (Романчук А. И., Быков М. Я. Рисунки средневековых кораблей из крепости Каламита // ВВ. 1981. Т. 42. С. 143-146. Рис. 2, 6). С именем князя может быть связан фрагмент надписи с типичными для феодоритской эпиграфики рельефными буквами (утрачены, фото хранится в фотоархиве ИИМК РАН (негатив № II-36780)). Однако в Национальном заповеднике «Херсонес Таврический» хранится квадр из башни № 5 с изображением кораблей и надписью: «1320-1321 гг.», что свидетельствует о функционировании крепости в нач. XIV в. Крепость имела 6 башен (высота 12 м), соединенных 4 куртинами (высота 8-10 м, толщина 1,2-4 м); в башне № 1, расположенной у западного обрыва скалы, были въездные ворота. Площадь, огражденная крепостными стенами, составляла 1500 кв. м, общая длина оборонительных сооружений - 234 м.

Поствизантийский период

Первоначально, до захвата Таврики турками, мон-рь входил в состав Готской епархии К-польского Патриархата. После соединения в 1678 г. Готской митрополии с Кафской обитель оказалась в составе объединенной Готско-Кафской епархии, в то время единственной на полуострове. В 1783 г., после присоединения Крыма к Российской империи, епархия (и соответственно И. м.) вышли из юрисдикции К-польского Патриархата, став частью РПЦ.

Инкерманский мон-рь. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)
Инкерманский мон-рь. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)

Инкерманский мон-рь. Фотография. Нач. XX в. (ГИМ)

В многовековой истории И. м. неоднократно чередовались периоды запустения и возрождения. Дату 1-го запустения называет свящ. Иаков Лызлов: «после царьградского взятья, лет с десять спустя», т. е. 1463 г. Однако источник такой датировки не исключает разорения обители османами в 1475 г. С захватом турками Крымского п-ова (1475) Каламита вошла в состав тур. кадылыка (военно-адм. округа) и переименована в Инкерман, а в кон. XVI - нач. XVII в. перестроена применительно к новым условиям - для использования огнестрельного оружия. На протяжении XIV-XVII вв. в районе Каламитского порта шла оживленная торговля. Здесь продавали пленников, захваченных во время набегов крымских ханов на Украину, Россию, Польшу.

В состоянии полного запустения застал мон-рь польск. посол к крымскому хану М. Броневский (1578); он не увидел в инкерманских пещерах ни одного храма, хотя его восхищение пещерами, высеченными «с удивительным искусством», несомненно, адресовано им, обработанным более тщательно, чем пещеры хозяйственного или оборонительного назначения. Судя по сохранившимся жалованным грамотам, в XVII в. об инкерманской ц. «Егория Страстотерпца, что в Корсуни», еще действующей, но очень бедствующей, знали рус. цари, оказывавшие нуждающимся правосл. храмам в мусульм. Крыму материальную поддержку. Историки, начиная с Бертье-Делагарда, считали, что помощь оказывалась храму на мысе Фиолент, но, согласно новым интерпретациям, которые представляются более логичными, ц. «Егория Страстотерпца», указанная в рус. жалованных грамотах и в грамоте греч. митр. Иосифа, вероятно, следует отождествить с инкерманским храмом вмч. Георгия (Тур. 1998. С. 88). Тур. путешественник Э. Челеби, описывая Инкерман (1666-1667), упоминает «200 злочастных домов греческих неверных и один их храм».

Инкерманский мон-рь. Фотография. Кон. XIX - нач. XX в. (ГИМ)
Инкерманский мон-рь. Фотография. Кон. XIX - нач. XX в. (ГИМ)

Инкерманский мон-рь. Фотография. Кон. XIX - нач. XX в. (ГИМ)

Первое подробное описание монастыря сделано в XVII в. свящ. Иаковом Лызловым, посетившим Крым в составе рус. посольства к крымскому хану от царя Михаила Феодоровича. Он застал обитель разоренной, но регулярно посещаемой местными христианами. В записях свящ. Иакова содержится уникальное описание интерьера монастырского пещерного комплекса до его переделок в процессе реставрационных работ сер. XIX в.: «Под тем же городком полу тоя горы есть древняя християнская церковь, высеченная из горского камня, как во Пскове у Пречистыя Богородицы, в церкви же писано все стенное письмо и от многих лет полиняло, а олтарь разорен; в ней четыре столпа, толстота вокруг четырех пядей, позади ж убо леваго клыроса стоит гробница камена длина двунадцети пядей, высота в пояс, как двум лечи широта, а в гробнице земля, а над гробницею выделана каруна, как у Петра Митрополита, в небе у каруны писан Саваоф, оба-полы его Пророцы, над гробницею на стене писаны два Святыя: с правую руку Святый ростом не велик, одежда на нем, как и на Дмитрее Царевиче, приволока багор на золоте, испод празелен, в руке держит меч в ножнах; с левую руку Святый написан ростом велик, одежда как на Дмитрее Мученике Селунском, верхняя риза багор с золотом, изпод празелен, верхняя пуговица застегнута, в левой руке держит выспрь крест; подписки главы оборучаны, стены стесаны, во гробнице лежат мощи наги нетленные... В тои же гробнице земля, в земле подле тех мощей другие мощи, кости наги. Подле той гробницы другая гробница в помосте церковнем, а в нем главы человечьи многие и кости наги; позади правого крылоса перила каменны в человека вышиною, промежду перил и церковныя стены гробница же в помосте церковнем рака, как трем человекам лечи, или четырем, а в ней седмь глав человеческих и кости наги. Двери у церкви чинардовые, а с паперти трое двери затворные, против церковных дверей окошко красное для ради свету, как и у Пречистой во Пскове. Во храм идучи направе трапеза, что светлица, а с левую страну храма два придела разорены ж, да по паперти многие комары, что кельи, а лествица на паперть, как у Благовещения». Упоминание трапезы и келий свидетельствует о монастырском характере Инкерманского комплекса.

В рассказе свящ. Иакова содержится ценная информация о древнем названии инкерманского храма - «церковь Св. Юрия», т. е. вмч. Георгия, о его локализации, о времени запустения, о состоянии христ. святынь в мусульм. Крыму XVII в. По свидетельству рус. священника, «во град Ин» регулярно «по пятницам и воскресеньям» приходили на поклонение мощам местные христиане - греки и армяне с семьями, принося с собой «свещи и фимиам». Т. е. даже в эпоху мусульм. владычества монастырь оставался одним из почитаемых и посещаемых св. мест Таврики. Знаменательной представляется концовка сюжета, согласно которой одному из паломников во сне явился святой и строго запретил вывозить свои останки из мусульм. Крыма.

В 1771 г. Каламиту посетили командующий рус. войсками в Крыму кн. В. М. Долгоруков, офицеры и командиры частей, расположенных в Балаклаве. В апр. 1777 г. в Инкермане впервые появились рус. войска; в крепости был установлен конный пикет. По распоряжению ген.-поручика А. В. Суворова, командовавшего войсками в Крыму, по берегам бухты разместились пехотные батальоны с артиллерией и резервами и начали строить батареи, как по берегам, так и в Инкермане. В мае 1779 г. рус. войска были выведены из Крыма, а укрепления уничтожены, чтобы ими не смогли воспользоваться турки.

К XVIII в. память о храме вмч. Георгия была еще жива, т. к. рус. штурман Батурин, составлявший карту «Ахтиярской гавани», отметил у подножия Монастырской скалы собор св. Георгия Победоносца, о к-ром он мог узнать у местных жителей. Ко времени путешествия по Крыму Екатерины II (1787) обитель вновь оказалась в забвении. Заброшенным монастырский комплекс предстает и в описаниях ученых и путешественников кон. XVIII - 1-й пол. XIX в.: Палласа (1793-1794), Сумарокова (1800), Муравьёва-Апостола (1823), Аркаса (1840), Дюбуа де Монперё (1843) и др.

Возрождение И. м.

началось в сер. XIX в. по инициативе архиеп. Херсонского и Таврического Иннокентия (Борисова), осуществлявшего идею восстановления древних св. мест Таврики и создания «Русского Афона». 9 авг. 1849 г. жители Симферополя, Бахчисарая, Алушты и др. обратились к архиеп. Иннокентию с прошением о восстановлении древних христ. храмов. В нояб. того же года святитель подал в Синод это ходатайство вместе со своей запиской о создании в Таврике «Русского Афона» (Зап. о восстановлении древних св. мест по горам крымским // Таврические ЕВ. 1861. № 11. С. 177-190). В числе первоочередных мест, подлежащих восстановлению, архиеп. Иннокентий называл и Инкерманский комплекс. По примеру афонского пустынножительства он предлагал учредить из всех св. мест Крыма единое иноческое братство с центром в Бахчисарайском в честь Успения Пресвятой Богородицы мужском монастыре, «прочие же священные места с их церквами и часовнями будут почитаться его отраслями, под названием киновий». С высочайшего соизволения (15 апр. 1850) указом Святейшего Синода Инкерманская киновия была включена в список древних святынь, подлежащих восстановлению, освящена архиеп. Иннокентием во имя сщмч. Климента и отнесена к разряду заштатных. В ней полагалось быть иеромонаху с 2 или 3 послушниками, жалованье на киновию не отпускалось, содержание предполагалось за счет пожертвований, доходов, получаемых с земли, и процентов от ценных бумаг (Ведомость. Д. 6065. Л. 454). Богослужения в мон-ре начались после освящения 15 нояб. 1852 г. главного храма (бывш. Георгиевского) во имя сщмч. Климента.

Иконостас пещерного Климентовского храма. Фотография. Кон. XIX в. (ГИМ)
Иконостас пещерного Климентовского храма. Фотография. Кон. XIX в. (ГИМ)

Иконостас пещерного Климентовского храма. Фотография. Кон. XIX в. (ГИМ)

24 окт. 1854 г., во время Крымской войны (1853-1856), в районе Инкермана произошло кровопролитное полевое сражение рус. и англо-франц. войск, вошедшее в историю как «Солдатское сражение», или «Сражение без карты». Из-за незнания местности, плохой координации действий, замедленного ввода резервов, недооценки нарезного оружия неприятеля рус. войска отступили. Потери со стороны русских составили 11,3 тыс. чел., со стороны неприятеля - 5,7 тыс. чел. (Шавшин. 2003. С. 266; Он же. 2006. С. 38; Ляшук. 2008. С. 339). После окончания войны один из участников Инкерманского сражения, унтер-офицер Н. А. Коновченко, организовал сбор средств, и над братской могилой павших воинов в устье Каменоломной балки были установлены крест и ограда, а в 1885 г. сооружена мемориальная часовня. Ежегодно в день сражения братия совершала крестный ход от обители к часовне.

В ходе Инкерманского сражения 1854 г. крепость и мон-рь были обстреляны артиллерией англичан и французов, несколько ядер попало в пещерные храмы. В мае 1856 г., после окончания Крымской кампании, архиеп. Иннокентий сообщил в Синод о разрушенных церквах Севастопольского окр. и предложил начать их восстановление с «церкви в скале Инкерманской», в которой, по его мнению, был необходим только иконостас (Крестьянников. 2005. С. 69; ГА г. Севастополя. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3. Л. 12). Так в Климентовском храме был устроен парусиновый иконостас, снятый с одного из кораблей, затопленных в Севастопольской бухте во время обороны города; мон-рь стал хранителем не только древних, но и совр. реликвий (Гермоген [Добронравин]. 1887. С. 487; Шавшин. 2003. С. 198). Разоренная киновия возрождалась. В пещерах, очищенных от пуль и ядер, поселились, согласно определению Синода, иеромонах и 2 послушника. По распоряжению начальника 11-й пехотной дивизии ген.-лейтенанта С. Г. Веселитского, в ведомстве к-рого находились Инкерманские высоты, в мон-ре был поставлен караул и заведена специальная «тетрадь для внесения пожертвований на обновление церкви» (Крестьянников. 2005. С. 69; ГА г. Севастополя. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3. Л. 2 об.). Первыми ктиторами обители стали братья А. М. и И. М. Красильниковы - почетные граждане Севастополя, занимавшие в разные годы пост головы города. Благодаря их финансовой помощи удалось быстро возобновить богослужения в Климентовской ц.

С учреждением самостоятельной Таврической епархии (16 нояб. 1859) при еп. Таврическом и Симферопольском Алексии (Ржаницыне) и настоятелях-иеромонахах Ефреме и Виссарионе, известных «усердным сбором доброхотных подаяний для поддержания киновии», на средства, изысканные московским почетным гражданином И. И. Четвериковым, и пожертвования московского купца А. Милюшина были организованы широкомасштабные работы по восстановлению и благоустройству обители. В 1863 г. архит. К. Вяткиным была составлена смета на строительство настоятельского корпуса с домовой церковью, освященной 13 авг. 1867 г. во имя Св. Троицы (Гермоген [Добронравин]. 1887. С. 487). Реставрацией пещерных храмов занимался московский художник, член Московского археологического об-ва и Об-ва любителей духовного просвещения, знаток христ. древностей Крыма Струков; им написаны иконы для нового цинкового золоченого иконостаса пещерного Климентовского храма, выполненного академиком исторической живописи В. Д. Фартусовым; 25 нояб. 1867 г. храм был освящен еп. Алексием (Ржаницыным). В том же году были расчищены и отреставрированы еще 2 древних храма, один из которых освящен еп. Алексием во имя св. Мартина, другой - 2 июня 1900 г. еп. Николаем (Зиоровым) во имя ап. Андрея Первозванного.

Главный фасад храма во имя свт. Николая Чудотворца. 1902-1905 гг. Литография. 1912 г. (ГПИБ)
Главный фасад храма во имя свт. Николая Чудотворца. 1902-1905 гг. Литография. 1912 г. (ГПИБ)

Главный фасад храма во имя свт. Николая Чудотворца. 1902-1905 гг. Литография. 1912 г. (ГПИБ)

По проекту Струкова были сооружены знаменитые инкерманские балкончики, «висящие над бездной» (один большой и 2 малых), установлены колокола весом 79 пудов 30 фунтов, 29 пудов 26 фунтов, 10 пудов, 2 пуда и малые колокола весом 30, 20 и 10 фунтов (ГА г. Севастополя. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 116. Л. 57, 58). Как утверждали современники, перезвон был слышен на кораблях, стоящих на рейде, и даже в Севастополе (Филиппенко. 1997. С. 85). Струков архитектурно оформил источник сщмч. Климента в виде невысокой стены с нишей и фронтоном, увенчанным золоченым крестом. Согласно преданию, на этом месте явился Господь в виде Агнца. Источник, почитавшийся не только христианами, но и местными мусульманами - татарами, ежесуточно давал до 1600 л воды. В кон. 60-х гг. ХХ в. при добыче известняка была перерезана питавшая его водоносная жила, в результате чего источник иссяк.

В 1868 г. указом имп. Александра II монастырская киновия была наделена землей (256 дес.); в районе дер. Ай-Тодор, недалеко от дер. Шулю (ныне с. Терновка), был выделен участок леса с руинами древнего храма, где была устроена лесная дача с молитвенным домом. Между 1910 и 1912 гг. здесь был построен и освящен храм в честь Преображения Господня.

В 1875 г., при настоятеле иером. Мефодии (Насонове), завершилось строительство железной дороги Харьков-Лозовая-Севастополь, прошедшей по территории киновии, что облегчило доступ к прославленной древней обители паломникам и путешественникам, для к-рых в 1896 г. у подножия скалы была сооружена 2-этажная 24-местная гостиница.

У Монастырской скалы к 1895 г. построен и освящен полупещерный храм во имя вмч. Пантелеимона в память спасения царской семьи в железнодорожной катастрофе; алтарная апсида была высечена в скале, квадратный в плане наос наземный; иконостас работы Фартусова; на фронтоне надпись: «На память спасения Августейшей семьи у ст. Борки 17 октября 1888 г.». Храм построен в скромных формах классицизма, увенчан невысоким куполом без барабана, боковые фасады украшены фронтонами, западный - портиком; апсида устроена в скале.

Настоятельский корпус с Троицким храмом. 1863-1867 гг. Фотография. 2007 г.
Настоятельский корпус с Троицким храмом. 1863-1867 гг. Фотография. 2007 г.

Настоятельский корпус с Троицким храмом. 1863-1867 гг. Фотография. 2007 г.

В нач. XX в. насельники И. м. стали фактическими хозяевами территории крепости Каламита. С 1902-1903 гг., при настоятеле игум. Иакове (Рыкове), здесь на средства ростовского купца М. Рогожина возводили соборный храм во имя свт. Николая Чудотворца и 2 жилых корпуса. Возможный автор проекта - Г. П. Долин, архит. Севастопольского градоначальства (Гавришева. 2004. С. 65-66). Никольский собор - одноглавый, близкий к кубу, но с выраженными в верхней зоне ветвями подкупольного креста - был построен в визант. стиле. Архитектурными образцами для него послужили местные храмы - соборы св. кн. Владимира в Херсонесе (архит. Д. И. Гримм, проект 1859, построен в 1861-1879) и Севастополе (архит. А. А. Авдеев, проект 1862, построен в 1873-1888). Строительство Никольского собора было завершено в 1905 г. к 50-летнему юбилею обороны Севастополя. В 1900-1907 гг. на крепостном плато монахи построили еще один храм и 2 жилых корпуса. В то же время по инициативе Бертье-Делагарда, выступавшего от имени Императорской Археологической комиссии, была проведена реставрация башни № 1. В верхнюю часть лицевого панциря свода заложили замковый камень, на к-ром были высечены ставшие знаменитыми и глубоко символичными слова неизвестного инкерманского подвижника: «Аз хочу зде Русь учинити» (Оболенский. 1848/1850. С. 685-692). Кроме келейных корпусов на территории крепости был построен жилой дом, с наружной стороны крепости, во рву, устроены погреба.

В 1903 г. после доклада председателя Комитета по восстановлению памятников Севастопольской обороны вел. кн. Александра Михайловича имп. св. Николай II повелел восстановить древний монастырь Св. Софии как памятник воинам, павшим в Инкерманском сражении. Пожертвования деньгами и утварью, присланные со всех концов России, дали средства, необходимые для его восстановления. Автор проекта реставрации и строитель - архит. А. М. Вейзен. В храме были помещены образа войсковых частей, принимавших участие в Инкерманском сражении. 27 сент. 1905 г. в присутствии вел. кн. Александра Михайловича и ветеранов Севастополя древний пещерный храм был освящен в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», он был приписан к Никольскому Адмиралтейскому собору в Севастополе.

В 1905 г. еп. Алексий освятил во имя вмч. Димитрия Солунского пещерный храм XIV-XV вв., известный как Армянская церковь (Бертье-Делагард. 1886; Репников. Мат-лы. Л. 32, 229-230; Могаричев. 1997. С. 14).

В 1907-1910 гг. на плато было завершено строительство жилых корпусов с домовой ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы, приобретен дом в Севастополе, построен молитвенный дом на лесной даче у дер. Ай-Тодор, взята на содержание церковноприходская школа на 37 учеников. К 1917 г. в И. м. было 9 храмов: Никольский собор, пещерные церкви (Климентовская, Андреевская, Мартиновская, Вознесенская, Димитрия Солунского), а также полупещерная Пантелеимоновская ц., домовые Благовещенский и Троицкий храмы. Рядом с обителью находился некрополь, частично сохранившийся. В 1920 г. здесь был похоронен известный изобретатель в области военно-морского дела Е. В. Колбасьев.

В 1897 г., при игум. Иакове (Рыкове), в И. м. проживали 3 иеромонаха, 3 иеродиакона, 6 монахов и до 30 послушников. В 1905 г. в связи со строительством новых храмов, а также в связи с благоустройством и расширением обители, увеличением числа монахов Инкерманская киновия была переведена в разряд второклассного общежительного монастыря, а настоятель игум. Иаков возведен в сан архимандрита. В 1910 г. в штате обители числилось 16 иеромонахов, 3 иеродиакона, 15 монахов (1 рясофорный), 24 послушника, в 1912 г.- 75 насельников, в 1917 г.- 25 монахов и 122 послушника.

1917-1991 гг.

В годы гражданской войны насельники И. м. активно участвовали в деятельности духовного управления барона П. Н. Врангеля, регулярно совершали молебны о спасении России от большевизма.

Церковь во имя вмч. Пантелеимона. 1895 г. Фотография. 2007 г.
Церковь во имя вмч. Пантелеимона. 1895 г. Фотография. 2007 г.

Церковь во имя вмч. Пантелеимона. 1895 г. Фотография. 2007 г.

После установления в Крыму советской власти (1920) на национализированных монастырских землях была образована трудовая артель, членами к-рой стали оставшиеся в обители монахи. С 1920 г. все монастырские храмы становятся приходскими. В 1921 г., при архим. Венедикте (Чеботарёве), на территории И. м. еще проживали 20 священнослужителей, 10 монахов, 4 послушника, но уже с 1922 г. началось последовательное притеснение братии. Комиссия Севастопольского окрисполкома передала все постройки монастыря в бесплатное пользование верующим города (30 марта 1922), конфисковала серебряные вещи «для нужд борьбы с голодом» (23 нояб. 1922). В 1923 г. все движимое и недвижимое имущество мон-ря перешло в распоряжение окружного Земельного отдела, к-рый стал полностью контролировать деятельность общины. Ситуация осложнилась к лету 1923 г. в связи с обновленческим расколом, созданием «Живой церкви», к к-рой примкнула бывш. монастырская община. В соответствии с решением обновленческого Собора Российской православной церкви (29 апр. 1923) о закрытии мон-рей в городах и преобразовании монастырских общин, удаленных от населенных пунктов, в трудовые артели в помещениях И. м. была образована трудовая артель из монахов бывш. обители (Катунин. 2000. С. 10). С 1924 г. начались перерегистрация религ. общин, пользовавшихся монастырскими храмами, и перезаключение договоров о пользовании имуществом, также сопровождавшиеся внутренними конфликтами. Гос. решение об обязательном страховании имущества церквей (1925) поставило инкерманскую общину в еще более сложное экономическое положение, в результате к-рого в нояб. того же года был перезаключен договор с Севастопольским райисполкомом только на 2 церкви: пещерную - сщмч. Климента (с приделами св. Мартина и ап. Андрея Первозванного) и наземную - Св. Троицы.

20 янв. 1926 г. решением президиума Севастопольского райисполкома И. м. был окончательно упразднен и перешел в подчинение Местхозу города. Через 20 дней было принято решение о ликвидации Никольского собора, Благовещенской, Пантелеимоновской, Вознесенской и Димитриевской церквей. После Крымского землетрясения 1927 г. в Никольском соборе и Благовещенской ц., находившихся на плато Монастырской скалы, образовались трещины и, согласно постановлению ЦИК Крымской АССР, храмы надлежало разобрать (Там же. С. 53). В 1927 г. было проведено 2 крестных хода: 8 авг.- из Троицкой ц. к часовне у городской водокачки; 8 дек. (в храмовой праздник) - с иконой сщмч. Климента из севастопольского кафедрального Покровского собора в Инкерман и обратно. В том же году в соответствии с распоряжением ЦИК Крымской АССР религ. об-во Климентовской ц. было распущено, но 28 дек. 1930 г. по ходатайству верующих вновь зарегистрировано. Членами исполнительного органа об-ва, состоящего из 20 чел., стали: «председатель - В. М. Чеботарев, 56 лет, архимандрит; казначей - Н. Д. Кисель, 63 лет, чернорабочий; секретарь - Т. А. Попова, 35 лет, портниха».

В окт. 1927 г. решением Севастопольского райисполкома монастырская часовня, возведенная на месте захоронения воинов Инкерманского сражения, была передана детскому саду (в связи с тем что не использовалась верующими для богослужений с 1925), а 10 февр. 1928 г. решением ЦИК Крымской АССР упразднена; 3 февр. 1930 г. была ликвидирована Троицкая ц. 15 дек. 1931 г. был закрыт последний храм древнего мон-ря - Климентовский - по решению ЦИК Крымской АССР: «Ввиду отказа от дальнейшего пользования молитвенным зданием со стороны религиозного объединения православную церковь в Инкермане ликвидировать. Так как здание данной церкви имеет историческое значение - передать таковое в ведение ОХРИСа. Председатель Крым. ЦИКа Тархан» (ГА г. Севастополя. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 152. Л. 61). Последними насельниками обители были настоятель архим. Венедикт (Чеботарёв), о. Прокопий (Качан) и два 85-летних старца - о. Герман (Андриевский) и о. Митрофан (Бороздин). 8 марта 1932 г. имущество И. м. по описи было передано Севастопольскому музейному объединению: 2 мраморных престола, 68 икон, деревянная люстра, 2 дубовых престола, металлический и деревянный иконостасы и т. д. Всего 105 ценных предметов на сумму 262 р. (Там же. Ед. хр. 152. Л. 69). В том же году в пещерной ц. св. Мартина была устроена музейная выставка, которая просуществовала недолго: в 1936 г. ее закрыли, т. к. экспонаты портились от сырости. Последующие годы обитель находилась в запустении, помещения эпизодически использовались жителями поселка в качестве жилья либо по другому назначению. Так, в храме сщмч. Климента временно размещался запасной приемный радиоцентр, а в Пантелеимоновском была устроена пекарня.

Софийский мон-рь после 1922 г. стал оплотом монашества, в 1926 г. иноки во главе с игум. Феодосием (Гринёвым) организовали службу при храме и объявили о создании нового мон-ря (Катунин. 2000. С. 50). В нач. 20-х гг. монастырские гостиничные номера были заселены временными постояльцами, с 1923 г.- семьями служащих ВОХР железнодорожных мостов, 2 монашеских корпуса на плато скалы - семьями рабочих-поденщиков (ГА г. Севастополя. Ф. 79. Оп. 1. Д. 1. Л. 153, 174-177). Летом 1926 г. корпуса были юридически закреплены за служащими постов ВОХР; ходатайство сельсовета об организации в части помещений школы было отклонено из идеологических соображений. В дек. 1926 г. сотрудник Севастопольского военно-исторического музея П. П. Бабенчиков подал в Сев. РИК докладную записку о том, что пещерная церковь как памятник истории должна быть включена в экскурсионные маршруты. Предлагались расторжение договора с религ. об-вом и передача древнего пещерного храма в ведение музея. На какое-то время монахам удалось отстоять здание, но 12 июля 1928 г. церковь была окончательно закрыта и 19 июля передана Херсонесскому музею (Катунин. 2000. С. 50-51).

Во время Великой Отечественной войны при обороне (1941-1942) и освобождении (1944) Севастополя в Инкермане также проходили тяжелые бои. В пещерных помещениях И. м. размещался командный пункт 25-й Чапаевской стрелковой дивизии Приморской армии, после окончания войны при входе в пещерный монастырский комплекс была установлена мемориальная доска. Братская могила воинов 25-й стрелковой дивизии находится у подножия Монастырской скалы. На небольшом кладбище XIX-XX вв., расположенном на плато скалы, сохранилось надгробие с посвящением одному из защитников Севастополя: «Пулеметчику Дмитриченко, геройски погибшему 2 мая 1942 года, прикрывая отход раненых, женщин и детей». В ходе боев пострадали Троицкая ц., монастырская гостиница, братские корпуса на плато Монастырской скалы, Никольский собор, Пантелеимоновский храм. После окончания войны собор и храм были разобраны на камень (Филиппенко. 1997. С. 85).

1991-2009 гг.

Пещерный храм во имя ап. Андрея Первозванного. Фотография. 2009 г.
Пещерный храм во имя ап. Андрея Первозванного. Фотография. 2009 г.

Пещерный храм во имя ап. Андрея Первозванного. Фотография. 2009 г.
С 1991 г., при еп. Симферопольском и Крымском Василии (Златолинском), началось возрождение древних храмов как приходских. 4 марта 1993 г., при архиеп. Симферопольском и Крымском Лазаре (Швеце), был официально зарегистрирован мон-рь сщмч. Климента. Много труда и сил положил на его возрождение, как и ряда др. древних святынь Крыма, архим. Августин (Половецкий; † 1996). За 7 лет подвижнической деятельности он восстановил из руин 3 севастопольских храма, скит и 2 мон-ря, первым из к-рых был Климентовский. Трагически погибший архим. Августин был погребен в ограде возрожденной им обители у подножия Монастырской скалы.

В 2009 г. в И. м. действующими являются 5 храмов: пещерные Климентовский, Андреевский, Мартиновский, полупещерный Пантелеимоновский и наземный Троицкий. Готовятся к возрождению пещерный храм св. Димитрия Солунского и Никольский собор. Главная святыня обители - рака с частицей мощей сщмч. Климента Римского, переданная в 90-х гг. ХХ в. из Киево-Печерской лавры. Храм древнего мон-ря Св. Софии в 90-х гг. ХХ в. был освящен в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и передан возрожденному И. м.

К И. м. приписаны храм во имя прп. Евстратия Киево-Печерского в с. Терновка (перестроен из жилого дома архим. Августином и игум. Борисом; освящен в 1995) и Преображенский скит в окрестностях с. Терновка, в лесистом верховье глубокой Монастырской балки на бывш. монастырских землях. Восстановление было начато в 1995 г. архим. Августином. На территории скита находится древний источник св. Феодора, знаменитый своей целебной водой, и 2 действующих храма: Преображения Господня и прп. Кассиана, Учемского чудотворца.

В И. м. проживает ок. 15 насельников, настоятель - игум. Иов (Бородулин).

Арх.: Репников Н. И. Мат-лы к археологической карте юго-западного нагорья Крыма // Арх. ИИМК РАН. Ф. 10. Д. 1; Ведомость об Инкерманской св. сщмч. Климента киновии, а также о монашествующих и указанных послушниках за 1870 г. // ГА Автономной Респ. Крым. Ф. 118. Оп. 1. Д. 6065. Л. 454 об.
Ист.: Броневский М. Описание Крыма (Tatariae Descriptio) // ЗапООИД. 1867. Т. 6. С. 333-367; Кравен Э. Путешествие в Крым и К-поль в 1786 г. М., 1795; Сумароков П. И. Путешествие по всему Крыму и Бессарабии. М., 1800; он же. Досуги Крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду. СПб., 1803. Ч. 1. С. 213-216; Муравьёв-Апостол И. М. Путешествие по Тавриде. СПб., 1823; Кеппен П. И. О древностях юж. берега Крыма и гор Таврических. СПб., 1837; Оболенский М. А. Сказание свящ. Иакова [«О мощах неведомых»] // ЗапООИД. 1848/1850. Т. 2. С. 685-692; Марков Е. Л. Очерки Крыма. СПб., 1872; Паллас П. С. Путешествие по Крыму в 1793-1794 гг. // ЗапООИД. 1881. Т. 12. С. 62-208; Челеби Э. Книга путешествия: Крым и сопредельные области / Пер.: Е. В. Бахревский. Симферополь, 20082.
Лит.: Сестренцевич-Богуш С. История о Таврии. СПб., 1806. Т. 1; Струков Д. М. Древние памятники христианства в Тавриде. М., 1876; Аркас З. А. Описание Ираклийского п-ова и древностей его. Николаев, 1879; Бертье-Делагард А. Л. Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма // ЗапООИД. 1886. Т. 14. С. 166-279; он же. Исследование нек-рых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде // Изв. Таврической УАК. Симферополь, 1920. № 57. С. 1-135; Гермоген [Добронравин], еп. Таврическая епархия. Псков, 1887; Латышев В. В. Сборник греч. надписей христианских времен из Юж. России. СПб., 1896; Затворницкий П., свящ. Поклонение в Инкерманской Св.-Климентовской обители // Таврические ЕВ. 1897. № 51-52; Инкерман и Инкерманская сщмч. Климента киновия в Крыму. Од., 19012; Протопопов М. Инкерманский мон-рь близ Севастополя. Севастополь, 1905; Кулаковский Ю. А. Прошлое Тавриды. К., 1906; Справочная книга Таврической епархии. Симферополь, 1910; Васильевский В. Г. Житие Стефана Нового // Он же. Труды. СПб., 1912. Т. 2. Вып. 2. С. 297-350; Инкерман и Инкерманский сщмч. Климента мон-рь в Крыму. Од., 1912; Веймарн Е. В. О времени возникновения средневек. крепости Каламита // История и археология средневек. Крыма. М., 1958. С. 55-62; он же. Археол. роботи в р-нi Iнкермана // Археологiчнi пам'ятки УРСР. К., 1963. Т. 13. С. 15-89; Якобсон А. Л. Средневековый Крым. М., 1964; он же. Крым в ср. века. М., 1973; Баранов И. А. О восстании Иоанна Готского // Феодальная Таврика. К., 1974. С. 151-162; Веникеев Е. В. Севастополь и его окрестности. М., 1986; Воронин Ю. С., Даниленко В. Н. Обстоятельства и время возникновения пещерных мон-рей Крыма // Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму. Симферополь, 1992. С. 169-182; Даниленко В. Н. Мон-рь Чильтер-Коба: Архитектурный аспект // История и археология Юго-Зап. Крыма. Симферополь, 1993. С. 78-108; Медведев А. Г., прот. Благословенный лик Тавриды. Симферополь, 1993. Ч. 2. С. 89-93; Могаричев Ю. М. К дискуссии о скальной архитектуре Крыма // История и археология Юго-Зап. Крыма. 1993. С. 213-224; он же. Инкерман // Он же. Пещерные церкви Таврики. Симферополь, 1997. С. 7-30; он же. «Пещерные города» в Крыму. Симферополь, 2005; Филиппенко В. Ф. К истории Инкерманского пещерного мон-ря (1-й этап существования) // История и археология Юго-Зап. Крыма. 1993. С. 108-125; он же. Каламита-Инкерман: Крепость и мон-рь. Севастополь, 1997; Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. О времени и причинах возникновения пещерных мон-рей Таврики // Крымский музей. Симферополь, 1995. № 1. С. 7-13; Катунин Ю. А. Из истории христианства в Крыму: Таврическая епархия (2-я пол. XIX - нач. XX в.). Симферополь, 1995; он же. Монастыри Крыма в XIX-XX вв.: (По мат-лам крымских архивов). Симферополь, 2000. С. 42-55; Севастопольское благочиние: Справ.-путев. / Авт.-сост.: Е. Гавришева, Е. Туэрос, Т. Яшаева. К., 1997; Тур В. Г. Крымские правосл. мон-ри XIX - нач. ХХ в.: История, правовое положение. Симферополь, 1998; Бобровский Т. А. Заметки о скальной архитектуре Юго-Зап. Крыма // Бахчисарайский ист.-археол. сб. Симферополь, 2001. Вып. 2. С. 256-278; Кулаковский Ю. А. Прошлое Тавриды: Кр. ист. очерк. К., 2002; Тункина И. В. Русская наука о классических древностях юга России (XVIII - сер. XIX в.). СПб., 2002; Шавшин В. Г. Каменная летопись Севастополя. Севастополь; К., 2003; он же. «Британский лев» под Инкерманом. Севастополь, 2006; Бобровский Т. А., Чуева Е. Е. Пещерные комплексы Инкерманской долины (Юго-Зап. Крым) // Причерноморье, Крым, Русь в истории и культуре: Мат-лы 2-й Судакской междунар. науч. конф. К.; Судак, 2004. Ч. 2. С. 26-30; они же. Пещерная церковь с фресками визант. эпохи в Юго-Зап. Крыму // Материалы междунар. церковно-исторической конф. «Духовное наследие Крыма» памяти прп. Иоанна, еп. Готфского. Симферополь, 2006; они же. Фрески новооткрытой пещерной церкви на Загайтанской скале в Инкермане // Православные мон-ри. Симферополь, 2007. С. 141-145; они же. Новое о росписях «Церкви с фресками» на Загайтанской скале в Юго-Зап. Крыму // Византия в контексте мировой культуры: К 100-летию со дня рождения А. В. Банк: Мат-лы конф. СПб., 2008. С. 133-146. (Тр. ГЭ; 42); Гавришева Е. Н. Храмы Инкерманского мон-ря - памятники обороны Севастополя 1854-1855 гг. // Героические подвиги воинов Российской армии и флота в период Крымской войны 1853-1856 гг. и обороны Севастополя 1854-1855 гг. в ист. исследованиях, экспозициях, памятниках истории и культуры города: Материалы науч.-практ. конф. Севастополь, 2004. С. 61-66; Фадеева Т. М. Пещерные города и мон-ри в окрестностях Бахчисарая: Путев. Симферополь, 2004; Виноградов А. Ю., Гайдуков Н. Е., Желтов М. С. Пещерные храмы Таврики: К проблеме типологии и хронологии // Рос. Арх. 2005. № 1. С. 72-80; Крестьянников В. В. Возрождение Севастопольского благочиния и мон-рей после Крымской войны // Sacrum et profanum: Сб. науч. тр. Севастополь, 2005. Вып. 1: Культ святых мест в древних и современных религиях. С. 69-72; Герцен А. Г., Махнева-Чернец О. А. Пещерные города Крыма: Путев. Севастополь, 2006; Ковалик О. Инкерманский мон-рь во имя сщмч. Климента, папы Римского // ЖМП. 2007. № 5. С. 22-39; Литвинова Е. М. Крым: Правосл. святыни: Путев. Симферополь, 2007. С. 294-307; Юрочкин В. Ю. Христианство в Крыму в XIV-XVIII вв. // Правосл. мон-ри / Симферопольская и Крымская епархия УПЦ МП. Симферополь, 2007. С. 73-100; Костюченко С. В. Спецкомбинат № 2 // Севастополь: Энцикл. справ. Севастополь, 2008. С. 839; Кравченко Е. А. Кизил-кобинська культура у захiдному Криму: АКД. К., 2008; Ляшук П. М. Инкерманское сражение // Севастополь: Энцикл. справ. 2008. С. 339.
Т. Ю. Яшаева
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Инкерманский во имя священномученика Климента, папы Римского, мужской монастырь (Симферопольской и Крымской епархии), находится на территории г. Инкермана
См.также:
АБАЛАКСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЗНАМЕНИЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Тобольской и Тюменской епархии), расположен в с. Абалак, на правом берегу Иртыша, в 30 км от Тобольска Тюменской обл.
АВНЕЖСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Тотемском уезде Вологодской губернии, при впадении р. Авнежи в р. Сухону
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АВРААМИЕВ НОВОЗАОЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в с. Умиление Галичского р-на Костромской обл., первый мон-рь в Галичской земле